Фантастика : Космическая фантастика : Глава третья Система Датарга : Юрий Иванович

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу




Глава третья

Система Датарга

На обзорных экранах ночная сторона планеты приближалась неотвратимо и величественно. Вот её края глубокой тарелкой закрыли весь горизонт, а на поверхности крупными россыпями засверкали огни громадных мегаполисов. Своими чуть тусклыми краями соприкасаясь друг с другом. И даже на такой большой высоте явственно различалось немыслимое разноцветье освещения, реклам и мельтешения движущегося транспорта. А кое-где бросались в глаза и всполохи увеселительных салютов.

Столица системы, такая же, как и все планеты, входящие в её состав, не отличалась величиной среди себе подобных. Её размер лишь немного превосходил половину Земли. Но по известности система уже давно обогнала древнюю планету. А уж по количеству посетителей твёрдо входила в десятку самых посещаемых мест Галактики.

И вовсе не из-за уникального строения системы: пятнадцать планет по овальным орбитам вращались между трёх голубых звёзд гигантов, которые в свою очередь образовывали идеальный треугольник. По пять планет двигалось друг за дружкой вокруг невидимого центра, каждой из сторон этого треугольника и с невероятной очерёдностью проносились в его центре. Естественно, в тот момент на данной планете всегда был разгар лета. В комплекте с непрекращающимся днём. И орбита в данном месте весьма походила на плавный полукруг. На другом конце (апогее?) своей орбиты планеты входили в вытянутый эллипс, немного уходя от согревающих светил в холодный космос. Тогда планету сковывала тихая, и не слишком суровая зима. Что только увеличивало приток туристов – любителей снежных развлечений. Очень многие учёные с пеной у рта страстно доказывали, что такое расположение планет природным, естественным путём – просто невозможно. Настаивая на том, что её явно создали разумные существа для неведомо какой цели. Только вот ни одного факта, подтверждающего их предположения и логические выкладки, так до сих пор и не было найдено.

Второй достопримечательностью Датарга являлись местные жители. Высокие, в среднем два метра высоты. С ярко выражено желтой кожей тела, скорей даже оранжевого цвета. И со светлой окраской курчавых волос, среди которых доминировали блондины и огненно рыжие. Жили датаргане только в своей системе и крайне неохотно, лишь в исключительных случаях, выезжали за её пределы.

Но самое главное, почему сюда стремились со всех концов Галактики – это невероятно свободный и льготный режим торговли. Почти совсем не облагаемый налогом. Эдакий вольный рынок вселенского масштаба. Датаргане объявили свою зону свободной для любой торговли давно, пятьсот лет назад. И никто сразу и не понял, зачем они себе доставили такие ненужные и не окупаемые хлопоты. А уже через пару десятков лет многие обители разумных существ попытались повторить невероятный успех системы Датарга. Но местные жители так к тому времени развили и укрепили сой успех, стянув просто невероятные капиталы на свои планеты, что чуть ли не вообще отменили налоги. Оставив лишь чисто символические. Навечно закрепив для себя второе название: «Рай для торговли». А уж банков настроили! Некоторые кварталы в городах только из банков и состояли. Исключительно!

Вот уровень жизни возрос. Да так, что стал самым высоким в…, во Вселенной! Именно так говорили статистики. Подразумевая, что такие абсурдные цены на землю, жильё и развлечение вряд ли когда-либо найдут в других Галактиках. Именно на этом и развили своё благополучие датаргане. Если приезжал продавец или покупатель, то проблем у них не было: для них даже гостиница предоставлялись почти бесплатно. А вот уже за пребывание семьи или помощников надо было раскошелиться. А если ещё и совместить дела с отдыхом, то и весьма ощутимо. Но если совершаются ежесекундные операции на сумму нескольких миллиардов каждая, то кто там будет считаться с расходами на поход привередливой жены или капризной любовницы по местным магазинам? Или совместным с ними отдыхом на лучшем горнолыжном курорте? Или кто станет рассматривать цены в ресторанных меню? Да никто! А ведь есть ещё и такие нувориши, которые не могут отказать себе в удовольствии купить домик или замок в самом центре Галактики! Да ещё и в системе Датарга. Да ещё и на Столице.

Именно так называлась центральная планета системы: Столица. Легко, просто, звучно и запоминающееся. И именно на её ночную сторону мы и совершали посадку в опробованном ранее челноке. Стояла зимняя пора, и мы постарались одеться соответственно. Благо выбор на яхте миледи оказался скорей чрезмерным, чем недостаточным. На мне красовались кожаные куртка, шапка и штаны. Подбитые изнутри пухом каких-то полярных птиц. Армата солидно восседал в отменном пальто, отороченном серым каракулем и в высокой шапке того же материала. А Роберт выделялся демократичным и удобным костюмом, который без натяжки можно было считать горнолыжным. Мои друзья скороговоркой переговаривались на тему предстоящих покупок в Столице. Оба уже посещали её со мной в прошлые годы, поэтому о других сопровождающих и речи быть не могло. Хотя Малыш перед нашим отлётом высказался однозначно:

– Как хочется хоть на день окунуться в нормальную цивилизованную жизнь! Сходить в театр! Посетить концерт….

– Можешь устроить концерт здесь! – милостиво разрешил я и напомнил: – Ещё недавно тебе так хотелось спеть!

Малыш скорбно возвёл очи в потолок и тяжел вздохнул:

– Ну почему я не закончил третий класс начальной школы?!

На его провокации я не поддался, но присутствующая в ангаре миледи заинтересовалась:

– А что бы тебе это дало? – про себя я отметил, что она обращается к нему уже на «ты».

– Тогда я бы стал командиром, а его оставил на борту! – при этом мой товарищ обижено вздёрнул подбородок, показывая как судьба к нему несправедлива.

– Охранять меня? – продолжала вопросы пленённая хозяйка яхты.

– Ни в коем случае! – патетически воскликнул Малыш. – Вас, миледи, я бы взял с собой и сразу повёл на самое веселое и знаменитое представление!

Как по мне, то он слишком переигрывал. Пытаясь скрыть рвущийся смех, я скомандовал:

– Роберт, Армата! Занять места и пристегнуться! А ты, раз не хочешь петь, загляни ещё раз в мою каюту: как бы этот Булька там чего не сжёг!

– Довели животное до такого состояния! – воскликнула на это Синява.

– Он сам себя довёл, – возразил я, и потёр правой рукой до сих пор зудящую шею. – Ведь он явно успел мне внушить: «Не трогай меня!» И только потом не сдержался и ударил небольшим разрядом. Цой Тан тоже считает, что животное элементарно перезарядилось и теперь просто рвёт лишней пищей.

Не желая дальше высказываться по поводу подарка электромугов, я забрался в модуль и уже через две минуты нёсся в сторону Столицы. Хотя странное поведение Бульки не выходило у меня из головы. Как по мне: животное долго не протянет. Уж слишком болезненно оно выглядело при нашем последнем расставании. Явно наша атмосфера не способствует его хорошему самочувствию. Хоть вначале Булька совсем не менялся. Когда я проснулся, оно так и сидело на проводах, словно спало. Дела повели меня в рубку, потом подготовка челнока, примерка одежды и только в самый последний момент я заглянул в свою каюту. И обомлел: животное поменяло свой цвет на ярко красный и от него отчетливо исходила волна жара. При этом оно оставалось на том же месте. По все видимости, продолжая питаться электроэнергией. Недолго думая, я отключил подвод тока к проводам и в тот же момент Булька стал подпрыгивать и стрелять во все стороны молниями. Прибежавший на мой крик Цой Тан только развёл руками при виде такой картины:

– Может действительно биоробот? А мы его чем-то не тем накормили?

Постепенно шар перестал подпрыгивать, и сияние молний уменьшилось. Тогда я решил попробовать взять его руками. Булька сразу затих. Я убрал руки – застрелял с большей силой. Опять потрогал: замер. Убрал – стал разряжаться. Тогда я его быстро поднял и приложил к шее. Только и успел услышать мысленный приказ-просьбу: «не трогай меня» и шею тут же обожгло ощутимым разрядом. Рука непроизвольно дернулась, откидывая шар со всей силы. Тот врезался в стену и отбился опять на стол. Растекшись по нему толстым, искрящимся блином. Тут же опять скатался в шар и стал с трёх секундным интервалом странно рычать. При этом из одного места на его поверхности стал вылетать сноп искр, словно при коротком замыкании. Минут пять мы за ним наблюдали молча. После чего мне пришла в голову догадка:

– Такое впечатление, что он рвёт после излишней пищи. И такое впечатление, что искрит он через рот.

– Весьма вероятно…, – тем же тоном поддержал меня наш знаток животных. – Вот только, мне кажется, искры он выпускает из противоположной части тела….

Рассмеявшись от такого чёрного юмора, я похлопал его по плечу и умчался в ангар. Хотя в душе остались странные переживания за навязанный мне и совсем неисследованный подарок.


Главная планета системы Датарга встретила нас ослепляющей рекламой, бодрящим холодком и редкими, но огромными снежинками. Которые так и норовили залететь за воротник или залепить глаз своей совершенной красотой. Зарегистрировавшись под вымышленными именами, мы сняли скромные апартаменты в одной из гостиниц средней руки. Ради экономии следовало ещё больше беречь последние деньги, но и переусердствовать не хотелось. Пусть лучше нас посчитают скупердяями, чем потом удивятся после покупки нами весьма дорогостоящего космического транспорта. Да ещё и с полным комплектом разнообразного оборудования, оружия и товаров. Конечно при условии, что кому-то удастся проследить за нами от начала до конца. А уж где, что и как покупать – проблемы чисто временного характера.

Процедура подобного мне была хорошо знакома, так как пять лет назад мне уже приходилось использовать Датарг в несколько иной, но тоже весьма критической ситуации. Проблемы возникнуть не должны. И мы сразу же, хоть было и далеко за полночь, отправились к нужному мне банку. Здесь они работали круглосуточно и без перерывов на обед. Ибо следовало вначале удостовериться: есть ли у меня средства. А уже потом приступать к их разбазариванию. Хотя отчитываться мне теперь не перед кем. Лишь два человека знали об этом банковском счёте. Император и Серджио. Теперь их нет в живых…. Принцесса тоже знала многое. По крайней мере, догадывалась об этом счёте…. Но и только! Значит…. Значит любой другой, на моём месте мог спокойно воспользоваться возможностью сказочно обогатиться и обеспечить себе безбедную старость. Да и не только себе, а внукам и правнукам. И не только своим, а всем правнукам моих верных друзей. Такие мысли мелькали в моей голове, но вызывали у меня только злобную усмешку в ответ. Любой! Другой! Но я то не такой! Наоборот: своей жизни не пожалею! Лишь бы отомстить за смерть дорогих мне людей и за поруганную и исковерканную мою любовь!

Не сдержавшись от нахлынувших эмоций, я сорвал свой порыв ярости на мелькнувшем сбоку столбе: со всей силы саданув его внутренней частью ладони. Тот зазвенел и качнулся от удара. Идущие нам навстречу прохожие резко приняли в сторону, обходя от греха подальше. Армата их попытался успокоить:

– Игровой мой друг! А сегодня такую сумму прошляпил: никак не успокоится! – а затем свистящим шёпотом, только для моих ушей: – Ты что, командир?! Спятил?!

– Да так, – я покрутил головой в стороны, расслабляясь и приходя в себя. – Накатило что-то…. Как представлю, что дорвался до того гада, который нам такие заботы доставил, так руки и чешутся….

– Вот когда дорвёмся, тогда и чеши свои руки! – продолжал шипеть мой товарищ. – А возле банка веди себя солидно! Он уже рядом, а тут камер понатыкано, словно травы в поле! Вдруг какой дурак и засмотрится на твоё поведение….

– Знаю, знаю! Мои ведь слова повторяешь…, – смутился я немного. И постарался успокоить не только их, но и себя: – Теперь всё под контролем! Заходим сразу! Всё трое!

Банк встретил нас поразительным, современным совершенством и супер чистотой. Само собой: и не одним десятком камер наблюдения. Хотя все они действовали только с одной целью: обезопасить тайну вкладов. Так как к самим вкладам добраться было невозможно. Грабителям, по крайней мере.

На всякий случай мы сильно изменили свою внешность. Особенно лица. Тут уж Малыш постарался и проявил недюжинную фантазию. У меня на разжиревшем лице холмом высился нос-картошка. А при улыбке открывалось пяток зубов из модного, но очень редкого светло-голубого золота.

Армата смотрелся словно знаменитый художник авангардист: заросшее неухоженной шерстью лицо и нелепые громадные очки в золотой оправе.

Ну а Роберт, похоже, и сам в себе сомневался. Пытаясь, каждый раз кивнуть в знак приветствия незнакомому человеку, когда оказывался перед зеркалом. Его худое мальчишеское лицо стало круглым как луна, а черные блестящие глаза превратились в две узенькие, но до ушей длинные, щёлочки.

Как ни странно, наши одежды вполне хорошо на нас смотрелись, гармонируя с непривычными лицами и не вызывали до сих пор удивлённых взглядов. По крайней мере, неприкрытых.

Первым делом робот-клерк нас провёл в гостиную. В которой при желании можно было и пообедать. Не усаживаясь даже в кресла, подошёл к знакомой консоли и набрал код доступа. По моим воспоминаниям эти коды делились на двадцать групп. В зависимости от суммы вклада. Да и сама группа подразделялась на виды вкладов: на код, на личность вкладчика, когда надо было сличать все жизненно важные параметры тела. Или на то и другое вместе взятое.

Определив наш ранг, следующий робот провёл уже в иное помещение. По весьма длинному, делающему несколько поворотов коридору. Вернее, стальному тоннелю. Затем в цельнолитой комнате нас заперли, не оставив единой щёлочки. Хотя недостатка воздуха не ощущалось. Здесь я, с особой тщательностью по пять раз, набрал три сложных слова. После мучительно тянущейся паузы мы вместе с полом опустились метров на двадцать вниз, и одна из стенок отъехала в сторону.

И только тогда перед нами предстал первый человек. Вернее местный, датарганец. Хоть представители другой расы часто кажутся на одно лицо, но моя память отметила, что этого банкира я вижу впервые. Хоть и сам здесь всего второй раз. Подобная личная встреча могла произойти лишь в случае, когда клиент находился в группе выше десятой. Лишь тогда на встречу выходил лично один из владельцев банка, или его главный заместитель.

Встретивший нас датарганец излучал величественное спокойствие и немыслимую вежливость. Когда мы уселись после приветствий по обе стороны длинного стола, он придвинул мне очередную консоль. После набора десятизначного числа, которые банкир не видел, он набрал свой, скрытый от меня набор цифр. Через минуту, из стоящего на столе динамика, раздался приятный женский голос:

– По вашему допуску разрешается присутствие двух сопровождающих! Все три посетителя могут пройти в отдельный офис для произведения банковских операций!

– Какой номер офиса вы предпочитаете? – банкир при этом встал и провёл ладонью в направлении пяти пронумерованных дверей. Если бы я не наблюдал за ним со всей тщательностью, то возможно и пропустил немного охрипший на момент голос и капельки пота, выступившие на желтых висках. А так я внутренне напрягся ещё больше. Но внешне попытался казаться балагуром:

– А всё равно! Какой угодно!

– Тогда добро пожаловать в офис номер один!

Мы уже подходили к двери, когда я резко повернулся и воскликнул:

– Вспомнил! Первый номер мне не приносит удачу! В казино на него поставил – и проиграл! Лучше пройдём …, в четвёртый!

– Милости прошу! – без малейшего хрипа ответил датарганец елейным голосом. Но его зрачки чуть-чуть расширились. И явно от злости. Чем-то я не оправдал его надежды. Тем хуже для нас: придётся немного изменить задуманные заранее операции с наличностью.

Оказавшись в изолированном офисе, вход в который теоретически позволялся лишь клиентам, я вновь стал нажимать кнопки на стоящей на столе клавиатуре. Поочерёдно набирая коды и словесные пароли. И только минут через десять спокойно вздохнул: допуск к тайному вкладу дали! И долгожданная, невероятно огромная наличность присутствовала!

– Опять этот старый боров не перевёл мне вовремя сумму за последнюю партию! – заорал я с деланной злостью. Лишь бы хоть как-то выплеснуть накопившиеся эмоции. Прекрасно понявший меня Роберт поддержал с не меньшим энтузиазмом:

– Сколько раз моя говорить: не имей дела с этим безрогим оленем!!!

От дикого, свалившегося на сознание хохота меня сдержали лишь толчок локтем под рёбра и восклицание Арматы:

– Подадим завтра же на него в суд! А сейчас я уже спать хочу: пора и по номерам расходиться! Давай, шевелись!

Пришлось подчиниться его выкрику. Первой операцией мы перевели солидную сумму на счёт миледи. Не то что бы она казалось слишком маленькой, но значительно меньше той суммы, которую мы ожидали услышать на совещании перед отлётом. Синява Кассиопейская проявила вполне разумную сдержанность и не стала излишне мстить экономическим давлением на наши карманы. Затем перевели крупную сумму на оффшорный счет, заблаговременно открытый в банке другой гостиницы. Денег вполне должно было хватить и на покупку космического транспорта и на всё оборудование, которое мы собрались выбирать с раннего утра. Затем мы плотно набили наши карманы самыми крупными купюрами в Галактике, каждая по три тысячи галактов. Страшно конечно ходить с такими деньгами по улицам, но что поделаешь: обстоятельства!

Но и после этого на счету осталось две трети капиталовложений. Если бы не странное поведение банкира, я бы оставил их здесь же. Но после замеченных мною, пусть даже мелких признаков волнения датарганца, следовало перестраховаться. Для этого у меня тоже имелись заготовки. А проще: два новых номерных счета в других банках. Пусть не в таких солидных, но тоже надёжных. То-то там обрадуются от таких щедрых финансовых вложений. Лежала мелочь, а выросла до акулы.

– Это старого борова мы прижмём! – многозначительно произнёс я вставая. – Только не завтра, а когда продадим товар.

– Обязательно! – с пониманием кивнул Армата. И добавил для Роберта: – Твоя всегда стрелять готов?

– Готов, однако! Потом сушить его голова и вставлять туда рога!

Вздрагивая от нервного смеха, мы намного быстрей проделали обратную дорогу и вновь оказались на морозном воздухе. Тут же прыгнули в разные такси-флайеры и понеслись в противоположные концы города. После многочисленных пересадок, посещений общественных туалетов и пеших прогулок через здания с двумя выходами, встретились через два часа в совершенно другой гостинице. Где номера нам забронировались с борта яхты миледи. Как совсем незнакомые люди, и в других обличьях. Теперь конечно мы не смотрелись так натурально и жизненно как после работы Малыша. Но главное было сбить со следа возможную слежку. Уж я то знал на что способны и моусовская разведка и куча разведок с родного Оилтона. Если принцесса поставит всё дело в правильном направлении, то возможные варианты поиска моего следа через секретный счёт – могут принести нежелательные для меня и моих друзей результаты. И не стоило нам слишком пренебрежительно относиться к тому, что трудно отыскать нужный банк в таком огромном планетарном скоплении, как система Датарга. Где банков, по хвастливым заявлениям местных жителей, больше чем во всей остальной Галактике.

Возле регистратуры, обсуждая с администратором достоинства местной кухни, я сделал вид, что случайно узнал проходящего мимо толстяка.

– Какая встреча! Не узнаёте? Мы у вас заказывали обтекатели для подводных тракторов в прошлом году!

– А-а! – силился вспомнить Армата, смешно шевеля большим носом-картошкой. От того, что он всеми силами сдерживался от готового вырваться чиха, получалось недоумённое моргание. Словно на него напал нервный тик. – Да-да! Вспомнил! Господин….

– Антошевич! – подсказал я услужливо.

– Точно! Рад встрече, рад!

– Не хотите ли тогда опрокинуть со мной по рюмочке? За встречу?

– С удовольствием! – согласие Армады явственно подтверждал и крутящийся во все стороны нос.

– Тогда я жду вас в своём номере! – вставки, расширяющие скулы, жутко мешали мне улыбаться, но радость на моём лице получилась. – Мой номер двадцать второй.

– Ха! Как удачно! А у меня двадцатый! Буду у вас минут через пятнадцать. Только позвоню жене: она меня замещает на заводе.

– Пожелайте от меня ей доброго здоровья! – и я довольный стал подниматься на второй этаж. Вполне естественно проигнорировав разъехавшиеся створки лифта. А вот в конце лестницы на меня чуть не наткнулась очаровательная, хоть и скромно одетая женщина. Она так поспешно убегала от преследовавшего её коротконогого урода, что могла и упасть с верхней ступеньки, не подхвати я вовремя её под мышки.

– Постой, красавица! – кричал коротышка ей вслед противным, пропитым голосом. – С моими деньгами я тебе через полчаса красавцем казаться буду!

Повисшая на мне женщина успела шепнуть в самое ухо:

– Избавьте меня от него! – а затем громко и радостно воскликнула: – Ганс! Наконец-то! Ты только посмотри, что здесь творится: пройти по коридору спокойно не дают! Говорила: мне эта гостиница не нравится!

Ну почему бы не подыграть и не выручить несчастную женщину? Тем более что мне это ничего не стоит?

– Безобразие! Давай спустимся вниз и напишем жалобу на этого хама!

– Э-э…, – поравнявшийся с нами коротышка выглядел покаянным и смиренным. – Того…, извините! Я только и предложил даме рюмочку коньяка! Да…. Без всякой задней мысли…. А она сразу в крик….

И дыхнув в нашу сторону такой тучей перегара, что мы затаили дыхание, скатился по лестнице вниз. Словно косолапый колобок. Мы одновременно вздохнули с облегчением, а женщина неожиданно, но мило покраснела, отстраняясь:

– Спасибо…! Что выручили…! Я и представить себе не могла, что простая прогулка по коридору так некрасиво закончится. Стояла у окна, любовалась на город, а этот урод….

Она оправдывалась так, словно перед ней стоял хорошо знакомый, чуть ли не близкий человек. А голос! Какой у неё был голос! Словно освежающий водопад мёда, разбавленный тихим шумом морской волны и приправленный задорным ветром цветочных полей. Его хотелось просто стоять и слушать, наслаждаться беспрерывно, долго и без помех. Даже не вслушиваясь в смысл слов. Она тараторила без умолку, рассказывая о мелочной цели приезда, экскурсии по городу, своём восхищении театром. А я стоял и просто слушал. И лишь минут через пять опомнился и стал поддерживать её монолог своими вопросами и ответами. Уже более пристально присматриваясь к её внешности. Происхождение – сразу и не разберёшь. Но очень похожа на землянку. По возрасту, она выглядела на год, два старше меня. А если сделать скидку на плохое освещение коридора, то и на все три. Ростом чуть выше среднего. Фигурой, не сразу различимой под неброскими одеждами, вполне соответствовала требованиям подавляющего большинства мужчин. Вот грудь выделялась, несомненно! Высокая, объёмная, аппетитно упругая и неудержимо манящая своими видимыми частями. Лицо весьма симпатичное, искреннее и открытое. Хотя все детали по отдельности и не вызывали должного восхищения. Носик, ротик, глаза, щёчки – ничего особенного! А вот всё вместе! Да в сопровождении волшебного голоса!

Не знаю, что со мною стало. Но когда в коридоре показалась недоумевающая физиономия Арматы, я его тут же отправил спать со словами:

– Уважаемый! Давайте завтра продолжим наши дела! Всё равно до утра ваши стабилизаторы никто кроме меня не перекупит. Я тут встретил свою кузину, и мы немного посидим за столиком, поболтаем. Как-никак восемь лет не виделись!

Армата покрутил уже чуть ли не отвалившимся носом и вернулся в свой номер. А мы с женщиной, которая не переставала весело мне рассказывать полную ерунду, неспешно пошли в сторону ближайшего кафе. При этом она вполне естественно взяла меня под руку и прижала её к своей великолепной груди. А я впервые в жизни осознал и прочувствовал очень известные строчки стихотворения: «Что с ним случилось, он не понял! В тот миг и смерть бы целовал! Лишь бы медовый, сладкий голос в ушах его всегда звучал!»

Дальше события развивались не под моим контролем. Память услужливо подсовывала любую картинку прошедшей ночи, но не чётко, словно всё происходило в сладком и густом тумане. Вот мы сидим в кафе, вот мы идём по гостиничному коридору, а вот мы уже в её номере и я страстно припадаю к обнажившимся соскам. Вдыхая ароматный, возбуждающий запах женского тела и впадая в нирвану сладострастия и блаженства. И всё это – под непрекращающийся шёпот. То почти замолкающий при поцелуях, то чувственно возвышающийся в моменты наивысшего удовольствия.

Опомнился я только под утро. После короткого, час не больше сна. Место на кровати рядом со мной пустовало, но из ванной комнаты слышался шум бегущей воды. С минуту я лежал, блаженно улыбаясь и прислушиваясь к внутренним ощущениям.

А потом меня словно током ударило: «А как её зовут?! Мы ведь даже не представились!!!» Подобной несуразицы со мной не случалось ни разу в жизни. Не то что бы я вёл себя как монах, скорей наоборот. Но провести такую ночь и не познакомиться?! Осознание этого привело меня в состояние крайнеё паники и неуверенности. Я заметался по номеру на цыпочках, собирая свою одежду и чуть ли не на лету натягивая брюки. А когда стих шум воды в ванной комнате, опрометью выскочил в коридор. Босиком, с голым торсом, с ворохом одежды и обуви в руках. Хорошо хоть ни с кем не столкнулся! И хорошо, что бурное окончание ночи я провёл в двадцать четвёртом номере. Поэтому уже через пять секунд я на трясущихся почему-то ногах, вскочил в свою комнату. И замер: на моей кровати кто-то лежал! Подперев голову рукой и дёргая ступнёй ноги в такт тихо звучащей музыки.

Моя рука метнулась к выключателю и яркий свет озарил номер. А у меня вырвался вздох облегчения. Армата щурился от смены освещения:

– Ну что, ловелас, наговорился с кузиной?

– Ага, – буркнул я. – Так наговорился….

– …Что даже губы опухли? – закончил за меня друг.

– А где Роберт?

– Роберт! – позвал Армата. – Вставай, тебя командир вызывает!

В тот же момент с другой стороны кровати поднялся невидимый мне раньше «Молния» и с сонным видом попытался встать по стойке смирно:

– С-с…сушаюсь! Прибыл э…, вернее проснулся, а потом прибыл….

– Кончайте дурачиться! – попросил я и стал раскладывать помятую одежду на спинках кресел.

– Конечно! Ты веселился всю ночь, а мы тут деньги охраняй! И что это ты так на неё набросился? – Армата явно был удивлён. – Или действительно старая знакомая?

– Впервые вижу! – признался я.

– Значит, она тебя пленила? Сразила взглядом наповал??

– Вообще-то она довольно приятная с виду, – поддержал его и Роберт, – Но явно не секс символ! Я наблюдал за вами в кафе полчаса, а ты сидел, словно прикладом пришибленный. Наверное, и меня не заметил?

– Кажется…, – я напряг память, – Даже и по сторонам не смотрел….

– Вот именно! Только на неё глаза и пялил!

– Да мне самому это странным кажется…. Вы не поверите, но мы даже не представились….

Некоторое время мои товарищи переглядывались, а я вынул вставки и с ожесточением массажировал отёкшие от них скулы.

– Ну-ка вспомни, – Армата резко сел на кровати, – Ты ничего не пил в номере или после него?

– Да нет, только собирался с тобой горло промочить.

– А может в облако каких-то запахов попадал? Или пара?

Мои мозги заработали с максимальной самоотдачей:

– Да нет! По крайней мере – явно!

– А в самый момент вашего знакомства? – продолжал допытываться товарищ.

– Тоже нет. На лестнице это было. Решил лифтом не пользоваться. Её какой-то недоросток преследовал. Приставал с ухаживаниями. Тут ведь каждую одинокую женщину за проститутку принимают. Да и пьяный он был в стельку. Пил не меньше недели, видимо.

– Что, так его шатало?

– Нет, двигался ловко. А вот перегарище от него! С ног могло свалить!

– И сильно неприятный от него перегар шёл?

– Да как обычно…, – я замер, прогоняя в памяти последовательность событий. И засмеялся: – Ты хочешь сказать, что меня окатили волной дурманящего газа? И я после этого стал глупым самцом?

– А почему бы и нет?! Таких препаратов множество!

– Знаю! Но все они малоэффективны из-за своего быстрого распада!

– Могли изобрести новые препараты, – не унимался Армата, – Долгоиграющие!

– Ну и как они могли всё это подстроить? – я стал раздражаться от этого разговора. – И самое главное: чего она добилась? Меня не обокрали, не пытали, не выспрашивали, не сканировали, не воспользовались моментом, когда я уснул. Никакого смысла! Нормальная женщина. Понравились друг другу. Приятно провели время. И сразу расстались. Навсегда! И никогда больше не свидятся! Ещё будут вопросы?

– Ну, если так….

– Именно так! Принимаю ванну и отправляемся на комиссионный космодром!

– Так мы только этого и ждём! – донёсся мне вслед голос моих товарищей.

Казалось бы, на этом моё ночное приключение и закончилось, но судьба иногда просто потрясает своими совпадениями. В холле гостиницы мы прямо таки столкнулись с моей новой знакомой.

– Вот ты где! – она, не стесняясь, прильнула ко мне и заглянула в глаза. – Ты так неожиданно сбежал! Я уже и не чаяла с тобой встретиться!

– Да я вот тут…, – в моём мозгу металось два желания: поскорей вырваться на улицу и подольше оставаться в женских объятиях. – Надо по работе….

– Конечно, я себе представляю. Это только я бездельничать привыкла. Да по театрам ходить. Но с другой стороны здесь дают представления самые знаменитые труппы. И где на них ещё можно попасть, как не в Столице?! Если у тебя представится свободное время….

– Извините, мадам, но господин Антошевич просто невероятно занят! – Появление рядом Арматы произвело на меня отрезвляющее действие. К тому же он с усилием потянул меня за локоть. – Особо важные дела вряд ли дадут ему возможность посетить здешние достопримечательности!

– Всё равно! – воскликнула она. – А вдруг у тебя появится время и желание! – при этих словах она выхватила из своей сумочки стандартную визитку и всунула мне в руку. – Здесь номера моего личного крабера и вспомогательных телефонов. Звони, как только освободишься! Я буду очень ждать!

– Конечно…! Обязательно…! – я двигался за Арматой, который тащил меня за руку, словно провинившегося ребёнка. А в голове только и звучала её последняя фраза: «Я буду очень ждать!»

– Господин, Антошевич! – в голосе моего товарища сквозило столько обеспокоенности и тревоги, что я почти опомнился. И уже вполне самостоятельно уселся в такси, на котором подъехал вышедший немного раньше Роберт. Но укоры в мой адрес не прекращались; – Весьма, весьма странно! Ваши конкуренты только и мечтают, что бы скупить все стабилизаторы, а вы ведёте себя как самый ветреный повеса!

– Ну что вы, уважаемый! Вполне милая и невинная встреча….

– Да?! – Армата вырвал у меня из руки визитку и прочитал вслух: – Арманда Кристи Монтанелли! Ха! Она ещё и Арманда!

– А чем тебе не нравится это имя? – возразил я чисто из желания поспорить.

– Имя прекрасное! Вот только хозяйка липкая как мёд! Попробуй после такой отмойся!

– А может и отмываться не стоит! – пошутил я.

– Уж слишком сладко у вас получается…, – Армата рассмотрел визитку на свет, потом согнул несколько раз руками. – Подозрительно….

– Ну сам посуди: она шла со стороны выхода. То есть действительно: мы столкнулись случайно. Конечно, она обрадовалась! Такие как я, не часто встречаются.

– Заметно: красавицы за тобой табунами гоняются!

– Остальным я просто не даю шансов.

Армата на мои слова только громко хмыкнул и хитро мне подмигнул. Достав из внутреннего кармана специальный бумажник с экранировкой, он бережно вложил во внутрь визитку от Арманды.

– Правильно! Давать шансы малоизученным объектам – не стоит!

После этого мы покинули первое такси. И вновь разбежались в разные стороны. Продолжая игры в конспирацию. И только к обеду выбрали то, в чём нуждались первоочерёдно. Средний транспортный корабль, который был оснащён почти всем оборудованием. И мог запросто использоваться для дальней разведки. Манёвренность и вооружение, конечно, оставляли желать лучшего, но для наших целей вполне хватало. Орбитальная база для операции «Месть» обошлась в приличную денежку, но зато в окрестностях Оилтона не будет привлекать излишнего внимания.

До поздней ночи я проверял все системы жизнедеятельности, вооружения и защиты корабля. А Роберт и Армата без устали скупали недостающее оборудование, запасы пищи и прочую мелочь. Начиная от краберов, обуви и ножниц и кончая игломётами, параллизаторами и мечами. Особенно поистратился Армата на новейших роботов последнего поколения. Всей нашей наличности не хватило. Пришлось в полночь коротким визитом навестить один из новых банков. Сделал я это быстро, без задержек. А когда вернулся, то вдобавок успел к собственному удивлению даже выспаться.

Поэтому когда ребята утром доложили о полной комплектации корабля, встретил их свежий, побритый и с улыбкой.

– Раз всё готово – взлетаем!

– Осталось только подать заявку на регистрацию бортового номера и названия корабля! – напомнил Роберт.

– Точно! – и Армата стал перечислять пришедшие ему на память возвышенные слова и даже словосочетания. Пока мы дошли в рубку ребята предложили до ста наименований. Только я все отрицал покачиванием головы. А кода уселся в кресло, сказал:

– Естественно, когда всё закончится, корабль будем назван именем или императора или…. Всё-таки куплен он на деньги империи и сражаться будет за её благо. А пока давайте назовём его так, что бы подчеркнуть наше отношение к важному делу, которое нам предстоит. И то, что нам помогает. И назовём мы его….

– «Верность»! – неожиданно перебил меня Роберт.

– Хм! Вообще то неплохо! Но я думаю «Дружба» звучит лучше….

– И затасканней! – не согласился со мной Армата. – «Верность» – само то, что надо! И верность нашей дружбе, и лояльность Оилтону, Империи, и принцессе….

С минуту мы посидели, примеряя это название к нашему транспортнику и прислушиваясь к внутренним ощущениям. Покатав предложенное название на языке, я вынужден был согласиться с товарищами. Звучало оно лучше мной предложенного. Хотя при воспоминании о верности принцессе как-то неприятно всё сжалось внутри. С давящим чувством вины я хлопнул уходящего Роберта по ладони и повернулся к пульту. После тяжёлого вздоха недрогнувшей рукой вписал новое имя корабля в формуляр регистра и нажал кнопку отправления. А через пять минут, после прогрева двигателей, мы получили разрешение от диспетчера комиссионного космодрома:

– Корабль «Верность»! Взлёт разрешён! Коридор номер восемь! Гипербола стандартная! Счастливого полёта!

– Спасибо! Счастливо оставаться!

На внешних экранах мы проследили за удаляющимся от корабля Робертом и устремились на орбиту. К самой прекрасной яхте в Галактике. Только теперь мы уже имели свой собственный дом, а захваченный ранее надо было со всеми извинениями возвращать законной владелице. Нашему же Молнии предстояло забрать оставленный на гостевом космодроме челнок, на котором мы сюда прибыли.


После состыковочной операции, наш специалист по самым сложным и современный вооружениям, решил остаться на новом корабле. Ещё в пути Армата устроил тщательную проверку боевых систем, а сейчас занимался любимыми игрушками: роботами вспомогательного состава.

Мне же окончательно надо было решить: кто полетит на Землю. Предложение Малыша, после того как оно просидело в моей голове более суток, мне стало определённо нравиться. Чем быстрей я лично попаду на Оилтон, тем быстрей вся наша группа добьётся определённых успехов. А со спасением Гарольда Малыш справится не менее качественно. Да и с миледи у него стали налаживаться вполне дружеские и доверительные отношения. При всей своей целеустремлённости к Оилтону, я прекрасно понимал насколько важно не потерять хороших отношений с Синявой Кассиопейской.

Поэтому, лишь только мы расселись в одной из кают-кампаний, сразу рассыпался в изъявлении благодарностей в её сторону:

– Даже представить себе не можете: как вы нас выручили!

– Ещё бы! – воскликнула она с сарказмом. – Я ведь так к этому стремилась!

– Доброе дело, которое вы совершили во имя попранной справедливости, заслуженно вознесло вас на вершину нашего дружеского почитания и уважения! Которые мы с гордостью пронесём до конца нашей жизни!

– Да! Шрам на моём бицепсе тоже не даст мне забыть о вашем почитании и искреннем уважении! – при этом она картинно повела плечом и страдальчески поморщилась.

– А небольшие расходы, которые вы понесли по нашей вине, мы с благодарностью возместили в требуемом вами размере. Надеюсь, мы и в дальнейшем сможем рассчитывать на помощь друг друга и взаимовыгодно сотрудничать!

– Подобное сотрудничество показало мне только одно: моя охрана никуда не годится! – продолжала кипятиться миледи. – Придётся всех рассчитать!

– Сделайте для них снисхождение! – вмешался Малыш. Им всё-таки противостояла самая лучшая боевая группа в Галактике!

– Так уж и самая лучшая? – позволила девушка себе улыбнуться.

– Несомненно! – Малыш при этом так пылко и страстно посмотрел ей в глаза, что мою фразу кажется, никто и не заметил:

– Как минимум: одна из самых лучших! – и в тот же момент окончательно решил: пусть к Земле летит Малыш. У него даже лучше получится совместить оба дела. – Кстати, пойду, проверю всё ли в порядке, заберу ребят и свои личные вещи. Как только дождёмся Роберта, сразу покинем вашу гостеприимную яхту.

– Спасибо, что заглянули! – уже мне вслед кричала Синява. – Но в следующий раз предупредите о своём визите заранее!

Ребят я застал в моей каюте. Николя подробно инструктировал Цой Тана как пользоваться крабером.

– …А на задней стенке вмонтировано табло. Нажимаешь эту кнопку, оно загорается, а потом обычным способом набираешь любое число до девятисот девяносто девяти. Наши краберы куплены оптом. Номера у нас все идут подряд, так что первые шесть цифр – наши. Командир – номер один. Малыш два. Армата – три. Роберт – четыре. Я – пять, а ты – шесть. Вот смотри: набираем единицу, жмём вызов и ….

В тот же момент мой крабер завибрировал в выбранном мною ранее режиме. Я, улыбаясь, сунул его под нос восхищённому Цой Тану. Демонстрируя шестёрку на переднем табло.

– Понятно! – Просиял тот. – Здесь и ребёнок справится!

– Собирайте вещички! Переходим на другой борт!

После этих слов я заскочил в туалет по малой нужде. И только начал облегчаться, как мой крабер вновь завибрировал. Что меня рассердило и я закричал в сторону двери:

– Вам что, делать нечего?! У меня же руки заняты!

– Что, что?! – переспросил не понявший Николя.

– Опять по краберу вызываете?! – гаркнул я во весь голос.

– Да нет! Это не мы!

Сердце забилось сильней и чуть не обмочившись, я поспешно достал вибрирующий крабер. На табло светилась четвёрка Роберта. Вот те на! Включил и заговорил как можно тише. Ведь неизвестно было, на какой громкости он установил динамик.

– Алло! Говори!

– Командир! Как вы там поживаете? – голос Роберта прерывался непонятным шумом ветра и глухим эхом.

– У нас всё в норме. Ждём только тебя! Когда будешь здесь?

– Теперь это от вас зависит. Спрятался я хорошо, но без посторонней помощи не выберусь….

– Что случилось?! – последние слова я выкрикивал, вбегая в каюту и делая сигналы Цой Тану оставаться на месте, а Николя следовать за мной.

– Возле челнока миледи меня ждала засада! – Роберт старался говорить не слишком громко. – Еле вырвался! Хорошо хоть оружие с собой было. Крупные звери. Но вроде не наши, и скорей всего не моусовцы….

– Мы бежим в новый корабль! – крикнул я на бегу. – Седлаем разведбот и сразу вылетаем! А ты не прекращай говорить!

– …Немного меня поцарапали, но ничего опасного….

– Почему сразу не связался?!

– Долго уходил от погони! Да и сейчас они где-то рядом рыскают! Так что долго говорить не буду.

– Сколько их?!

– Порядочно! Человек двадцать… осталось! И учтите: многие одеты в форму охранников космопорта!

– Где ты?!

– На верхней части здания гостиницы «Жемчуг». Она рядом с гостевым космодромом. Этажей на сорок. Я в верхней части. Там водосток ведёт с крыши. Начинает возле правого угла с лицевой части. Заледенел весь! Я с помощью ножей продвинулся вглубь метров на пятнадцать и закрепился на сгибе. Сейчас сижу как мышка. Наверх вернуться вряд ли смогу. Вниз – расшибусь! Пока за мной гонялись – шума наделали на пол Столицы. Так что вся полиция на ногах. Но мне показалось, что моих противников прикрывало две, а то и три полицейские машины. Так что не доверяйте никому!

– Добро! Мы уже в «Верности»! Скоро тебе поможем!

– Я пока выключаюсь. Перестрахуюсь полным молчанием.

– Правильно! Когда мы будем рядом – включим короткие и частые сирены!

– И ещё….

– Говори!

– Командир, на льду лежу. Замерзать, однако, моя не хочет. Поторопитесь!

– Вот тут уж терпи! Какой с тебя охотник без терпения!

– Хи-хи-хи! – но слова означающие смех раздались слишком слабо и грустно. Я представил то положение, в котором находился наш товарищ и чуть не выломал ручку не сразу поддавшейся мне кремальеры. Бегущий сзади меня Николя тоже не терял времени даром. Ориентируясь по моему разговору, тут же связался с Арматой и направил его тоже в разведбот. Так что туда мы влезли почти одновременно. Да ещё Армата успел захватить с собой два робота, выполняющих функции зонда разведчика.

– Что там стряслось?!

– Засада ждала его возле челнока!

– Где-то мы врага проворонили!

– Скорей всего! – я дёрнул на себя рычаг аварийной катапульты и разведбот швырнуло в сторону планеты, словно из пращи. Задействовав двигатели и придав дополнительное ускорение нашему полёту, я дал товарищам пару минут более спокойного полёта.

– И скорей всего твоя ночная пассия тоже в этом замешана! – возобновляя дыхание, высказался Армата.

– Разберёмся! – я со злости заскрипел зубами.

– Тогда придётся надолго засесть в Столице! – мрачно процедил мой товарищ. – И не забывай о банкире. Похоже он из того же клубка паутины.

– Возможно. Жаль, нет возможностей их раскрутить до полного. Некогда здесь торчать, а когда вернемся, они уже все следы подметут.

– Оставить бы здесь два подразделения наших ребят! – мечтательно протянул Армата.

– К сожалению! Наш Дивизион теперь не в моём подчинении. Так ни разу и не спросил: кто сейчас командует ребятами?

– Хайнек! Другой кандидатуры просто и не было. Он то нас всех сразу и вышвырнул.

– Да…, – я скорбно покачал головой. – От такого типа мы и малейшей помощи не получим!

– Скорей наоборот: он лично тебя на Треунтор потащит!

Упоминание о казни, к которой меня приговорили, вызвало у меня чуть ли не рвотный рефлекс, и Армата понял как мне неприятно:

– Извини! Случайно вырвалось.

– Ладно, Роберту хуже – он на льду лежит! Включи волну космопорта!

И лишь только он это сделал, мы поняли, что у нас новые проблемы. На всех каналах вещали о временном закрытии порта и направляли прибывающие корабли на соседние места посадки. Даже сообщали открытым текстом о террористической акции и большой опасности для всех находящихся в этот момент внизу. Рекомендовалось находиться в помещениях, при закрытых дверях и окнах. И ждать дополнительных сообщений.

– Вот это шуму наделали! – воскликнул я. – Только не хватало нам ещё привлечь к себе внимание правительства Датарга.

– Думаешь такое возможно? – засомневался мой друг. – Датаргане в чужую политику не лезут. Самим накладно будет.

– Всё зависит от того, что им преподнесут. Грамотная провокация, и нас будут судить как расхитителей банков. А это для местных – самое кощунственное преступление.

– Так что будем делать?

– Совершать аварийную посадку! – я тут же включил систему внутреннего оповещения, выждал пять секунд, и фактически убрал нормальное управление нашим ботом. Тут же нас закрутило словно в центрифуге. Полёт стал хаотичным до невероятности. Включив радио, я заорал в него с почти непритворной икотой:

– Поверхность! У нас на борту пожар! Два пассажира бота погибли! Пытаюсь произвести аварийную посадку! Срочно окажите любую посильную помощь!

А затем, после двух растянувшихся минут игры с приборами связи, выкрикнул ещё несколько, якобы последних фраз:

– Не знаю, справлюсь ли я с управлением! Дым уже проник в рубку! Нет возможности одеть скафандр! Как жаль…! Помогите!!!

Слушая, как с поверхности несутся вопросы, проклятия, советы и ругательства мы все силы сосредоточили на точность приземления.

– А давай прямо на крышу здания! – предложил Армата с энтузиазмом, когда искомый объект появился на наших экранах. – Тогда уж точно справимся быстро!

– Тяжелый бот! – засомневался я. – А мы не знаем, как тут верхний этаж сконструирован. Да и Роберта при посадке «стряхнуть» можем.

– Тогда садись на противоположный край! Бот крепкий – выдержит! Перед этим можешь на момент зависнуть над серединой, и мы с Николя десантируемся. За короткое время справимся вдвоём, а ты страхуй бот.

– А если на крыше много охотников?

– Вряд ли!

– Тогда пробуем! – решил я. Выровнял и замедлил падение и дал команду «Отбой». Тут же в рубку вломился Николя:

– Ну, вы даёте! Меня чуть по стенкам не размазало!

При этом он швырнул нам по комплекту скафандров наивысшей защиты. Которые почти не уступали тем, которыми мы пользовались у миледи.

– Десантируемся вдвоём! Прямо на крышу! – кратко инструктировал его Армата, облачаясь в средство защиты и выхватывая из настенных шкафов оружие. Николя от него не отставал и уже через минуту цеплял к поясу трос, тянущийся от десантной лебедки над люком. Я же сосредоточил всё внимание на управлении немного громоздким для таких посадок ботом. К тому же продолжал действовать так, что со стороны казалось: наша смерть неминуема. Когда расстояние до крыши стало минимальным, на предельных перегрузках аннулировал скорость падения и завис в пяти метрах от крыши. Тут же включив импульсные звуки краткой сирены. Тот час мой крабер отозвался и голос Роберта затараторил:

– На крыше кто-то есть! Минимум двое! Недавно они проверяли сток: кинули вовнутрь ведро или ящик с кирпичами. Чудом удержался!

– Сам ухватишься за трос?!

– Вряд ли! Окоченел сильно!

– Понял! Кого-то спустим! – и уже в сторону ребят:

– Он сам не удержится! На крыше враги! Валите любого! Внимание: пошли! – и открыл крышку люка. Две тени скользнули в ночной холод. А через пять секунд раздались выстрелы. По звукам: с обеих сторон. Действуя по ситуации, я отлетел задом немного ближе к фронтону здания, но садиться не стал, а просто завис в метре от крыши. Направив стволы двух крупнокалиберных наружных пулемётов на дверь лестничной и лифтовой пристройки. Если к врагам поспешит помощь, у меня будут все шансы их остановить. И точно: когда выстрелы стихли, дверь открылась словно пинком ноги, и на крышу выкатился боец весьма внушительного и грозного вида. Под короткий рёв вылетевшего града пуль он молниеносно превратился в растрёпанный кисель из крови и лохмотьев бронированной защиты. Тут же дверь распахнулась повторно и в сторону бота полетело две мощные гранаты. Вреда нашему транспорту они причинили ровно столько, сколько две детские хлопушки. Но ведь осколки могли задеть и моих ребят. Поэтому я не стал беспокоиться о случайных жертвах, которые вряд ли здесь «прогуливаются» и просто включил безостановочный огонь, наведя прицелы на пристройку. Сорока секунд хватило, что бы глобально уничтожить невинное строении. И не просто сровнять его с уровнем крыши, но даже сделать в ней солидное углубление. В котором нельзя было разобрать: есть ли там враги или спешно ушли по другим неотложным делам.

Николя первым нарушил эфирное молчание из своего переговорного устройства:

– Четвёртого достал, несу к люку! Цепляю к тросу! Принимай! Я возвращаюсь за третьим! Он ранен в ногу!

Я заругался нехорошими словами, поднял бот на третий метр и поставил автопилот на удержание места. Сам же бросился к люку и вытянул бледного как мел Роберта в рубку.

– Ты чего такой?!

– З-за-дубел от холода! – еле вымолвил товарищ и с блаженством вытянулся на полу. Смотреть на него было страшно: рваная рана на голове, неестественно вывернутый в сторону нос, опухший глаз, разорванная одежда на рукаве, груди, обеих ногах. И всё это в запёкшихся пятнах чёрной крови.

– Терпи! Сейчас тебя приведём в порядок!

Оттащил его к стене и принайтовил специальными зажимами.

– Перегрузки старта выдержишь?

– Без проблем, командир! – он слабо улыбнулся. – Спасибо, что замёрзнуть не дали!

– Хватит молоть чепуху! – выкрикнул я. Но, похоже, он меня уже не слышал: потерял сознание. Зато я услышал снизу голос Николя:

– Мы уже здесь!

Я тут же бросился к люку и включил лебёдку. Лишь только они оказался в шлюзе, Николя крикнул:

– Здесь, прямо под нами лежит раненый, мы его сразу подсекли! Возьмём для выяснения?!

– Давай! – хоть и каждая секунда была дорога, а языка взять хотелось. Николя, не отцепляя трос от пояса, спрыгнул вниз, и через короткое время ещё одно окровавленное тело заняло место в специальных зажимах.

А через минуту мы уже перевалили через край крыши и понеслись над самыми зданиями, набирая скорость. Теперь главное было оторваться от сил космической защиты. Если таковые задействовались в нашей травле. К невероятному удивлению нас вообще приняли за других. После нескольких зигзагов и смены направления над поверхностью, нам кто-то вежливо напомнил, что космопорт закрыт и отправил на другое место посадки. Куда мы и последовали. Якобы! А там передумали и отправились на орбиту.

В этот момент ко мне прибежал запыхавшийся Николя:

– Ребятам первую помощь оказал! А вот пленный – не жилец! Но вроде в сознании. Хочешь с ним пообщаться?

– Уже бегу! – я передал управление в руки товарища и бросился в шлюз. Действительно, даже беглый осмотр подтвердил прогноз Николя. Неизвестный нам враг имел страшное ранение в грудь и даже в лучшей и современной клинике его вряд ли бы спасли. Кровь слабеющими толчками выходила из рваной раны, а бледное до синевы лицо уже казалось смертной маской. Но неожиданно умирающий боевик открыл глаза и тихо заговорил:

– Вы меня спасёте?

– Конечно! – я постарался врать как можно убедительнее. – Мы уже подлетаем к госпиталю. А там всё готово к операции.

– Спасите меня….

– Обязательно спасём! Но ты хоть в двух словах скажи: из-за чего все эти гонки с перестрелками?

– Я знаю…. Это из-за стахокапуса…. Вы знаете…. Стахокапус….

– Как, как?! Стахокапус?!

– Да….

Увы! Это было последнее слово, которое смертельно раненый пленный сказал перед тем, как глаза его остекленели.

Весьма странно! Перед смертью люди, как правило, не пытаются врать. Или что-то выдумывать! Но кто такой этот Стахокапус? Или что? Опять новая загадка! Так как, сколько я не напрягал память, ничего путного в голову не приходило.


Тем временем мы поднялись на орбиту. По пути, подробно пообщавшись с Малышом. Так что к моменту шлюзования операционные столы были готовы, а на обоих кораблях вовсю командовала … миледи! Развив такую бурную деятельность, что сомнения закрадывались по поводу её недавнего ранения. Чуть не силком затащив на «Верность» двух своих врачей для первого осмотра раненых. Мало того она категорически потребовала освобождения всех остальных членов экипажа из заточения.

– Из под временного домашнего ареста! – мягко поправил её я.

– Нет! Именно из Заточения! – воскликнула она. – А мой старпом вообще находится в непереносимой и варварской изоляции!

Тут уже и я не выдержал:

– Малыш! Цой Тан! Немедленно переходите на наш борт! И делаем лунманский прыжок!

– А я на свой корабль не уйду! – не сдавалась Синява. И без всякого перехода перешла на плаксивый тон: – Вам не жалко своих товарищей? У меня же лучшие врачи! Мы вам поможем, и тогда решите, как быть дальше!

– От помощи мы не отказываемся! – немного смягчился я. Но и рисковать у меня нет возможности….

– Вы мне не доверяете?! – вспылила миледи.

– Доверяю! Иначе я бы вам не оставил своего друга! После того как мы расстанемся, его жизнь будет целиком в ваших руках. И уж поверьте: за него я переживаю так же, как и за остальных!

– Хорошо! Но за каждый дополнительный час «домашнего ареста» моих людей, вы оплатите по дополнительному прейскуранту! Я за них тоже переживаю!

– Хорошо! Заплатим! – буркнул я и добавил тихо, но так что бы она слышала: – За свои деньги она тоже переживает не меньше!

– Да вы сударь наглец! Самый бесстыжий наглец, которого я встретила в моей жизни! – возмутилась Синява.

Эта перепалка проходила в постоянном движении. Мы перенесли раненных в санчасть и медики тут же приступили к их врачеванию. При всех видимых ужасах, здоровье Роберта оказалось в относительной безопасности. Большая потеря крови, переохлаждение, сильное истощение, да несколько свежих швов на разодранных и порезанных местах тела. На него потратили только час, да так и оставили отдыхать в бессознательном состоянии. Под капельницами с кровью и питательными растворами.

А вот с Арматой дела оказались гораздо хуже. Пуля одного из врагов пробила защиту скафандра и жутко раздробила кость бедра. При этом пострадали важные артерии, мышцы и нервные окончания. Операция по извлечению осколков продлилась шесть часов и её необходимо было повторить через несколько дней в более идеальных для этого условиях. Иначе врачи не давали гарантии, что Армата сможет даже ходить. А если доставить его в одну из лучших клиник, то там ему вырастят новую кость, поменяют порванные мышцы и сухожилия. Но делать это надо срочно. Ещё лучше – сразу.

Вот такой дорогой ценой обошлась для нас покупка транспорта и всего, что к нему полагается. Один тяжело раненный и один чудом избежавший смерти. Операция в медчасти ещё продолжалась, когда мы собрались на последний совместный военный совет.

– Не хочется это признавать – но факт налицо: враги нас здорово прижали, а мы даже не знаем кто они такие! Тщательный обыск пленного, который умер по пути на орбиту, тоже ничего не дал: стандартное обмундирование, используемое доброй сотней империй, королевств и республик. Карманы чисты, словно после химчистки.

– А я вам предлагала лично закупить всё необходимое! – стала укорять меня Синява. – Только и стоило нам вдвоём сходить в ваш банк!

– Ага! И теперь сидеть и мучиться сомнениями! – возразил Малыш. – А так командир уверен: на борту вашей яхты сообщников наших врагов нет! Пока, по крайней мере….

– И ты туда же?! – миледи капризно надула губки. – Я вам доверяю, а вы мне – нет!

– Если вы нам доверяли, то почему не предложили сделать покупки на Датарге за свои деньги? – нашёлся я укором. – Мы бы вам вернули! Чуть позже. Что, деньги кончились?

– Может и кончились! Вам то, какое дело?!

– Что же будем делать? – Малыш явно уводил разговор от ненужных пререканий в сторону.

– Надо, прежде всего, доставить Армату в лучшую клинику! – категорично заявила Синява.

– Миледи, это мы и хотим сделать в первую очередь….

Но владелица яхты меня вроде, как и не слышала:

– По пути на Землю есть одна чудесная планета: Губка. Столица одной очень небедной империи. Там есть всё для лучшего и качественного лечения! И всего через двое суток мы будем на месте! И любопытства лишнего к себе не привлечём!

– Но там ведь правит император…, как его? – стал припоминать Малыш. – А он жуткий затворник и мизантроп!

– Не для всех! – хитро улыбнулась Синява Кассиопейская. – Я на него имею определённое влияние!

– Ну ещё бы! – не сдержался я. – Вы даже на моём корабле умудряетесь командовать, находясь под домашним арестом!

– И если бы мои команды выполнялись – жертв мы могли избежать!

– А у вас были жертвы? – искренне удивился Николя.

– Не подыгрывайте своему командиру! Вы прекрасно понимаете, что я говорю о наших с вами совместных действиях. Хоть вы мне в них отводите весьма неприятную роль!

– Хорошо! – неожиданно я решился и предложил: – Тогда докажите свою к нам лояльность! Доставьте Армату на Губку, обеспечьте ему нужное лечение и приложите все усилия для спасения Земли. Вернее: её обитателей! А наша команда займётся своим делом. – Заметив, как она ненароком посмотрела Малышу прямо в глаза, я добавил: – Он полетит с нами!

– Даже не знаю….. А если ваш Гарольд мне не поверит?

– Я дам вам условный сигнал и пароль.

– А если он вдруг откажется от нашей помощи и не захочет улетать?

– Это даже смешно! Он вас ещё и просить об этом будет!

– А если….

– А сели боитесь, то так сразу и скажите!

– Я не боюсь! Просто переступать законы так же легко как вам, мне трудно! Не хочу попасть в список преступников. А для этого мне нужен всегда грамотный советник.

Я с ожесточением почесал свою скулу. Всё-таки в сообразительности и логике ей не откажешь. Умеет настоять на своём. И без приказов! Когда захочет…. Но мне не хотелось так просто сдаться, пусть хоть кто-нибудь станет меня уговаривать ещё.

– А и вправду, вполне можем без Малыша обойтись. – Николя поднял ладонь у себя над головой. – С его ростом он только привлечёт к нам ненужное внимание. Без него свои дела уладим даже быстрее. А миледи девушка молодая, неуравновешенная, за ней присмотр нужен….

– Это кто: неуравновешенная?! – стала закипать Синява.

– Тот, кто поддаётся на простые фразы и заводится с пол оборота! – остановил я её властным жестом руки. Я ведь тоже умею быть убедительным, когда надоедает неразбериха. – А ты что думаешь?

Малыш сидел с таким спокойным и отрешённым видом, словно придумывал рифму к несуществующему слову. Но ответил сразу:

– Ты командир! Тебе видней! С высоты глобального полёта неподвластного праздным раздумьям разума.

– Повторяешься, – скривился я, словно от лимона. – Одну и ту же фразу…. – Но давняя мечта разведки тоже сделала своё дело. – Ладно, летишь на Землю. Как только появится возможность, мы вышлем деньги за новые хлопоты госпоже Синяве Кассиопейской.

– Хоть вы и ведёте себя порой несносно, но я уже убедилась в вашей платёжеспособности и честном слове! – жеманно произнесла миледи. – Поэтому открываю вам кредит!

– Неограниченный?! – не удержался я от колкости.

– Нет! – возразила она и улыбнулась: – Во вполне разумных пределах!

– Придётся Малышу всю дорогу питаться сухарями…, – сочувствующе пробормотал я. Николя мне тут же подыграл:

– Давайте оставим ему пару ящиков тушёнки?

– Не думала, что он у вас такой обжора! – не осталась в долгу и миледи. – Ведь самая лучшая пища для интеллектуалов – вода и приятные беседы!

– Да, он такой! – согласился я вставая. – Могу вас обрадовать: иногда ему и вода не нужна! Так что вы на нас ещё и неплохо заработаете!

Нелестное восклицание в мою сторону из уст девушки, потонуло в общем дружном хохоте.


Содержание:
 0  Дорога между звезд : Юрий Иванович  1  Глава вторая Инструктаж : Юрий Иванович
 2  вы читаете: Глава третья Система Датарга : Юрий Иванович  3  Глава четвёртая Хлопотное возвращение на Оилтон : Юрий Иванович
 4  Глава пятая Разработка новых планов : Юрий Иванович  5  Глава шестая В мозгу империи : Юрий Иванович
 6  Глава седьмая Горгона : Юрий Иванович  7  Глава восьмая Подмена : Юрий Иванович
 8  Глава девятая Дорога к аудиенции : Юрий Иванович    



 




sitemap