Фантастика : Космическая фантастика : Глава восьмая К звёздам! : Юрий Иванович

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу




Глава восьмая

К звёздам!

Всю оставшуюся часть ночи и начавшееся утро мы провели в стремительном преодолении океана и попытках вернуть к жизни трофейный автомобиль. Когда земля показалась на горизонте, Малышу удалось добиться кое-каких результатов. Но они явно не прибавили нам оптимизма. Антиграв, и так раньше дышавший на ладан, совершенно вышел из строя. И теперь аппарат не мог передвигаться над поверхностью. Вдобавок его внутренности подмочились морской водой основательно, и некоторые программы компьютера тоже включить не удалось. Хорошо хоть открыли сейф с оружием. Благодаря отдельной консоли салонного распределения электричества. В конечном итоге, когда начали заходить в один из древних морских портов Токио, автомобиль стал готов передвигаться как обычное наземное средство. Оставался ещё шанс использовать его в подводном передвижении, но проверить это пока не представлялось возможности. Да и времени тоже.

Ведь Хаос мог снарядить и погоню. То, что сбежала пара-тройка рабов – ерунда. Но вот то, что они захватили насильно судно – это уже серьёзное преступление. И неизвестно было, как на него отреагируют власти острова.

Ещё одна проблема у нас возникла по поводу экипажа корабля. Уничтожать их даже не приходило в наши головы. Отпустить тоже нельзя. Сразу могут сообщить про нас. Где-то спрятать? А где? У кого? Держать на корабле? Так он сам притягивает к себе не только равнодушные, но и заинтересованные взгляды. Да и приметы корабля власти Хаоса могли сообщить по всем каналам своей скрытой связи. Помощников у них хватало: и на островах, и на материке.

Обнадёживало лишь несметное количество водного транспорта, буквально закупорившее движение к гавани и на близлежащем рейде. Капитан поверил в наши уверения оставить в живых всех членов команды и старался сотрудничать в полной мере. По его подсказкам мы сумели протиснуться по мелководью к одному из пирсов и благополучно ошвартоваться между двумя темными махинами нефтеналивных танкеров. Пришлось, правда, всучить насколько крупных банкнот смотрителю пирса. Но зато мы обошлись даже без обязательной регистрации. Деньги для этого мы взяли в займы у капитана. Вернее выменяли на имеющиеся у нас пары: Ведь Малыш и не подумывал расплатиться перед уходом из бара. И обзавелись весьма порядочной суммой для жизнеустройства, вернее проезда через местные железобетонные джунгли.

Столица островного государства, в котором волею судеб мы оказались, являла собой просто немыслимое смешение стилей. Среди которых прочно преобладали стремящиеся к тёмному небу колонны древних небоскрёбов. Большинство из них было построено слишком давно и являли собой различные сплавы, упрятанные в сердцевину зданий и налепленными на них сотен параллельных площадок с этажными помещениями. Эти здания выглядели полным анахронизмов в сравнении с современными углеводородными материалами, используемых в строительстве сейчас. Но каково же было наше удивление, когда капитан указал на несколько хмурых, приземистых колонн и заверил нас, что тем чуть ли не полторы тысячи лет. И они до сих пор предоставляют приют своим обитателям.

Была ещё одна причина, по которой мы высадились именно здесь. В непосредственной близости, на отвоёванной когда-то у океана территории, находился гражданский космопорт. По задаваемым нами вопросам, мы пытались создать мнение, что стремимся покинуть Землю именно через него. А сами на автомобиле намеревались пересечь всё Токио, переплыть небольшой залив и внедриться на соседний остров, половину которого занимали местные космические силы министерства обороны. И ещё какого-то частного военного формирования. По мнению ребят оттуда у нас было больше шансов вырваться к звёздам. Оставалась совсем ерунда: добраться туда, пройти на космодром, захватить подходящий корабль и удачно оторваться от погони.

Ещё на рейде мы занялись самым важным, а точнее самым опостылевшим предметом нашей связи с островом. Нашими буннерами. Рабские ошейники порядочно натёрли шеи не столько своей поверхностью, как толстым слоем мази. Малыш её создавал из таких противных, едких и абразивных элементов, что терпеть дальше мешавшее раздражение кожи было сверх наших сил. Тем более по утверждениям акустика корабля (оказавшимся весьма неплохим и компанейским парнем) парализующие и прочие команды с острова уже не могли нас достать из-за внушительного расстояния. Акустик даже лично показал, как разрезать металл кольца специальными кусачками с огромными ручками. Этими кусачками можно было даже перекусить и более мощные прутья из легированной стали. Первое кольцо по жребию сняли с Арматы. Затем с меня по требованию командира. А уж потом половинки буннеров летели за борт как невозвращающиеся бумеранги. Под наш облегчённый смех и разудалое улюлюканье.

После швартовки Николя, Роберт и Цой Тан, не мешкая, отправились на разведку. Малыш с Арматой продолжали копаться в накрытой брезентом машине, пытаясь хоть от бортового оружия добиться надлежащего послушания. А я следил за пленными и выпытывал из капитана как можно больше сведений об окружающих условиях жизни.

Из услышанных рассказов делались вполне логические выводы: жизнь здесь просто кошмарна и отличается от жизни на Хаосе только в худшую сторону. В столице царит полное безвластие, эдакая давно установившаяся анархия. Где каждый действовал только с позиции силы или устаревших норм и обычаев. А самый главный обычай здесь был один: не согласен с кем-то, имеешь право отрубить ему голову в честном поединке. Но многие не гнушались и нечестными поединками. Во всех районах города верховодили или подмявшие под себя всех и вся корпорации, или непобедимые семейные кланы. Силу которых составляли личные армии хорошо вышколенных самураев. Гражданский космопорт как раз и являлся собственностью одного из таких кланов. Право на распоряжение им несколько раз оспаривалась более наглыми соседями и врагами, но клан космопорта не уступал. Все их враги отправлялись на тот свет с завидной скоростью и жестокостью. Надолго отбивая желание повторить подобное у своих последователей или кровных мстителей. Ещё бы! Такой пирог глупо выпускать из рук! Во всей стране не было иного космопорта и прибыли он приносил баснословные. Скупиться на армию – совсем нет смысла. Мало того, клан мог фильтровать прибывающих и улетающих по своему усмотрению и руководствуясь интересами тех, кто больше заплатит. Так что каждый пассажир был под контролем.

Даже капитан качал свой круглой головой с заплывшими жиром глазками и причитал:

– Зря! Зря вы с острова сбежали! Не вырваться вам в космос! Плохие люди на космодроме командуют, очень плохие. Не знаю, послушаются ли они монахов ордена моря, но если те хорошо заплатят, вас обязательно поймают.

– Не говори «приехали», пока не ступил не твёрдую землю! – усмехнулся я, – так ведь кажется, говорят среди вашего брата?

– Надо же! – удивился азиат. – Откуда знаешь, чужестранец?

– Да твой акустик высказался, а мне и понравилось.

В это время на пирсе показался Николя, спешащий к кораблю и догоняющий его Роберт. С его манерой быстрого передвижения ему не составило труда, чуть ли не обогнать более тихоходного товарища на трапе. Я встретил их вопросом:

– Каковы впечатления от столичной жизни?

– Много суматохи, сплошные столпотворения, везде какие-то очереди, – стал перечислять Николя. – Но магазины работают, офисы зовут рекламой, на торговом аукционе порта рыба продается просто в невероятных количествах.

– Очень весело, оживлённо и организовано! – подытожил Роберт. – По сравнению с прежним местом нашего длительного проживания здесь жизнь плещется как протуберанцы сверхновой. А уж движение на дорогах! Кошмар какой-то! И заторов хватает. Машины самых разнообразных типов и наша совсем не привлечёт к себе лишнего внимания.

– Значит, всё-таки подъедем до космодрома на колёсах?

– Конечно! – Роберт махнул рукой вылезшему из под брезента Малышу. – Готов выгружать нашу бибику?

– Готов! Только вот топливо почти на полном нуле. Есть тут заправка поблизости?

– Есть, прямо на территории порта. – Роберт прекрасно понимал, что не в заправке дело: рядом были нежелательные свидетели разговора. – А может, дотянем и так до космопорта? Он ведь совсем рядом!

– А вдруг не дотянем? Или тебе покажется солидным делом – доходить пешком? – Малыш нагнулся к трюму и скомандовал сидящему внизу члену экипажа: – Выводи стрелу крана! Да пошевеливайся!

Стоящий рядом капитан тяжело вздохнул. Он явно надеялся, что мы бросим или оставим машину ему. И такое сожаление было написано на его лице, что у меня мгновенно появилась идея, как обезопасить себя от оставшихся в тылу членов его команды и его самого.

– Слышь, капитан! А хочешь, мы тебе машину отдадим? Только вначале в космопорт доедем. Выберем транспорт, купим билеты и улетим. У тебя водитель есть?

– Мой моторист на любом тракторе ездить умеет! – с загоревшимися глазами выпалил капитан.

– Ну тогда пусть едет с нами и когда мы уйдём на посадку пригонит авто сюда обратно. Только…, – я сделал вид, что запнулся и засомневался, – вы уж сидите тогда тихо! Не светитесь! А то ничего не получите. Нам то всё равно её оставлять, а вам такая вещь пригодится.

– Какие могут быть сомнения! – воскликнул капитан, и глаза его стали такие честные, что мне захотелось сплюнуть: ну надо же так любить деньги! А капитан подобострастно кивал головой и тараторил: – Будем сидеть как мышки! Если кто и спросит, то мы вас даже не видели! Я ведь всегда сам выбираю маршрут, и ваше вмешательство мне особо не доставило хлопот. И так шёл примерно в этом направлении…

Я переглянулся с товарищами, которые тоже прекрасно поняли алчность капитана. Ещё бы! Стоимость такого транспортного средства могла с лихвой перекрыть все потери связанные с изменением планов по нашей вине. И по всему стало ясно: капитан будет сидеть здесь хоть неделю, лишь бы получить желаемое.

Тут же достали из трюма моториста, с довольно-таки странным для нас именем Керсундо, и объяснили ему задачу. Хоть его согласия и не требовалось, но он даже обрадовался небольшой прогулке. Конечно, мы и словом не намекнули новому попутчику, что прогулка предстоит весьма внушительной.

Мы уже и машину сгрузили, и даже опробовали ее, гоняя по пирсу. И солнце перевалило свой зенит, нагоняя непомерную жару, духоту и напряжение. А Цой Тана всё не было! Мысли в голову лезли самые разнообразные, но думать о предательстве не хотелось. Ведь в таком городе могло случиться. Что угодно. Уговаривались мы на определённое время разведки. А так как все сроки истекли, я с тяжёлым сердцем дал команду на выезд. Немного расстроенные таким поворотом событий ребята уселись по местам, просигналили прощально стоящему на пирсе экипажу судна и помчались к выезду из порта. Возле огромных ворот нас никто не задерживал: пошлина оплачивалась только при въезде в порт. Что нас немного утешило: средства ведь надо беречь в любом случае.

Остановились сразу за воротами, на огромной площади. Малыш вывел на экран план города, а я обратился к мотористу:

– Керсундо! У нас несколько другие планы, о которых ты, естественно не мог знать. До этого момента мы только делали вид, что направляемся в гражданский космопорт. На самом деле наша цель – военный. Так что тебе придется возвращаться к кораблю довольно таки из далека.

– А я не против! – легко согласился моторист. – Да и город я знаю неплохо, могу что-нибудь и подсказать в пути.

– Даже так? Тогда отлично! Смотри на план и советуй: как лучше добраться вот к этому проливу?

– Самый главный мой совет: доехать туда до темноты. Ночью на улицах ну совсем небезопасно! Чуть ли не целые сражения случаются.

– Тогда вперёд! – скомандовал я, и Малыш стал топтать педали. Но сидящий сзади меня Николя скомандовал совсем другое:

– Тормози! – и тут же пояснил своё вмешательство: – Цой Тан справа по борту! Смотри на пол третьего! Бежит как сумасшедший!

Наш переводчик действительно летел как угорелый. Целеустремлённо держа курс на портовые ворота. И совсем не обращая внимания на обильно припаркованные, по всей площади, средства передвижения. Он бы так и промчался мимо, если бы не Армата, выскочивший из машины, метнувшийся наперерез и гаркнувший чуть ли не в лицо бегущему:

– Куда бежишь в такой жара?!

Цой Тан вначале шарахнулся в сторону и пробежал по инерции ещё с пяток метров. Головой при этом вращая во все стороны. Оценив обстановку, счастливо заулыбался и побежал уже более спокойно к машине.

– Ух! – еле дыша, выпалил он, вваливаясь на свободное место переднего сиденья. – Думал, вас уже нет!

– Естественно! – Малыш тронул машину посмеиваясь. – Мы были уверены, что ты уже поджидаешь нас возле залива! – видя, как паренёк оглядывается на всех удивлённо, пояснил: – С твоей скоростью бега – это вполне естественно!

Цой Тану не терпелось выговориться, но он обратил внимания на сидящего между ним и Малышом моториста:

– А он что здесь делает?

– Отгонит потом машину на судно, – пояснил я. – В счет компенсации убытков. Лучше расскажи, где тебя носило?

– Оказался рядом со своим прежним местом жительства…, – в глазах Цой Тана появилась грусть. – И очень удивился. Почти всё там отстроили заново. Университет выглядит как новенький. Не удержался и бросился туда. А вдруг отец вернулся?! Но никого из знакомых не нашёл. Совершенно чужие и странные люди. Мало того меня заволокли в помещение охраны и стали выяснять, что я там «вынюхиваю». Еле вырвался от тех идиотов! Мне кажется, в здании учёными и не пахнет: устроили там что-то вроде конторы или концерна. А ведь какое здание науки угробили!!!

– Не переживай так! – утешил его Малыш. – Если нам повезёт, то свой университет откроешь. В других мирах науку ценят не в пример здешним жителям!

– Да я согласен просто путешествовать по мирам! – признался Цой Тан. – А уж мечтать о том, что бы заниматься тем же, что и мой отец, даже боюсь.

– Бояться надо совсем другого! – назидательно вмешался в разговор Николя и принялся подробно описывать большинство страхов, которые свалились на его голову за прошедшую жизнь. Страхов накопилось много и самых разнообразных. Даже я заслушался, хоть о большинстве знал не понаслышке.

А наше авто, тем временем, нагло и ловко протискивалось между тысяч себе подобных, дергаясь с места и резко клюя носом при торможениях. Иногда попадая в пробки и застывая на месте продолжительное время. Солнце все реже и реже появлялось между просветами небоскребов, а мы не преодолели даже половины расстояния. Частые остановки внесли в наши монологи нервное напряжение. Но ускорить продвижение никак не удавалось. Цой Тан вместе с Керсундо ожесточённо спорили по поводу маршрута, но старались прийти к единому мнению, когда давали Малышу подсказку о новом курсе. Пользы это не приносило. Наоборот, посреди одной из узких дорог, нас так заблокировало потоком, что простояли полчаса совершенно без движения. И лишь когда стало темнеть, движение транспорта стало ощутимо прореживаться, дав нам возможность ощутимо увеличить скорость. И чем быстрей мы мчались, тем пустыннее становилось на улицах. Автомобили поспешно ныряли в подземные гаражи, опуская за собой внушительные жалюзи и решётки. А когда стемнело полностью, и зажглись довольно-таки редкие фонари, движущийся транспорт в районе видимости можно было сосчитать на пальцах одной руки.

И тогда мы явно убедились в своих подозрениях: за нами следили. Уже давно по нашему следу шла машина очень похожая на нашу. До мельчайших деталей. Даже не совещаясь, мы единогласно решили, что это такая же пиклийская машина. Связь между ними налажена отлично, значит, нас уже высчитали, отметили наше молчание и сделали соответствующие выводы. Вот только не ясно было: сколько времени пройдёт до начала их атаки. Или они ждут удобного места? Или помощь? И мы решили упредить удар. Малыш дал круг по одному из мрачных кварталов. Выбирая место для засады. Мы шли на порядочной скорости, поэтому нападение на нас произошло хаотичное и неожиданное. И совсем не со стороны преследующего нас авто.

На одном из поворотов мы чуть не налетели на вполне компактный и современный броневик. Торчащая пушка выглядела очень неприветливо, но выстрелить не успела. Зато скороговоркой заговорил пулемёт. Высекая пулями целый фонтан брызг с нашей брони. Но большая часть зарядов пришлась по дороге. Не снижая скорости, мы нырнули в первый же проулок и развернулись в лихорадочной поспешности. Явные повреждения отсутствовали, и мы были готовы ударить со всех стволов по тому, кто только сунется в наш проулок. Хоть засада бандитов, хоть пиклийцы.

А вот преследующему нас авто повезло гораздо меньше. Пушка броневика успела открыть стрельбу первой. К тому же она оказалась скорострельной и зачастила лишь чуть реже, чем пулемёт. И пиклийскому транспорту досталось изрядно. Но бандитам такая добыча оказалась не по зубам. Хоть обстрелянный автомобиль и покрылся вмятинами и трещинами, даже дым взвился над крышей, но совсем не выглядел сломленным. Развернувшись юзом, и остановившись прямо напротив нашего переулка, автомобиль пиклийцев нанёс несколько залпов из всего своего оружия, и стрельба прекратилась. И тут же ухнул мощный взрыв, своими отблесками осветив внутренности даже нашего тёмного проулка. Не стали и мы мешкать с залпом. Тем более что враги были как на ладони. Наше оружие изрешетило их как дуршлаг. Взрыва не последовало, но огонь внутри салона гудел славно. Осторожно выехав из переулка, мы набрали скорость и продолжили прежний маршрут. Лишь разок оглянувшись на развороченный взрывом броневик, и ярко горящую машину пиклийцев.

К сожалению до цели оставалось слишком далеко. И Керсундо настоятельно стал советовать:

– Нельзя сейчас передвигаться по городу! В следующий раз так легко не отделаемся. Хоть в любую дыру, но надо залечь! И до утра затаиться!

– Есть предложение куда именно?

– Да хоть сюда! – моторист указал рукой в темнеющий переулок. Малыш без раздумий свернул туда. Промчались по нескольким узким улочкам, протиснулись по ещё более грязному переулку и сдали задом в какой-то прикрытый сверху мостом тупичок. Я сразу раздал оружие, пояснил задачи и секторы охраны и мы разбежались от машины в стороны. Внутри остались только Малыш с Керсундо.

После случившегося сражения с броневиком мы откинули последние сомнения по поводу агрессивности ночных улиц. Если уж такие монстры выползают на улицы, лишь только стемнело, то, что будет твориться на магистралях в полночь? Хорошо хоть засада больше внимания уделила нашим врагам.

Осознавали и то, что пока мы прятались в переулках десятки глаз и ушей проследили за нашим направлением, а возможно даже наблюдали, как развернулись и затихли. Наоборот: привлечём к себе излишнее внимание. Вряд ли нам дадут просто спокойно отоспаться. Весь вопрос заключался только в одном: какие силы обратят на нас внимание. Справиться мы сможем со многими, но разворачивать крупные боевые действия не имело смысла. Большие надежды мы возлагали на трофейное оружие: при нашем умении его использовать мы становились на уровень полной боевой готовности. А уж конкретные задачи каждому были известны.

Лишь только глаза привыкли к темноте, я занял удобную позицию в дверной нише, в глубине наглухо забитой досками. Ниша находилась в конце переулка выходящего на узкую улочку, по которой мы сюда приехали. И сразу через минуту услышал топот нескольких ног, а потом и рассмотрел силуэты трёх тел на фоне более светлой противоположной стены дома. Добежав до уровня переулка тени застыли и тревожно прислушались. Несколько гортанных вопросов и ответов на местном языке, позволили мне догадаться, что они слушают шум двигателя нашей машины. Ага! Значит, бегут по следу! И точно! Один из них вошёл в переулок и шумно втянул воздух как собака. И тут же издал утвердительное рычание. Двое отставших плавно устремились за ним и так же плавно все трое повалились на проезжую часть. Парализатор в моих руках действовал строго ограниченным лучом и самой минимальной мощностью. Ведь ночь длинна, а гостей может быть много. Я прошипел условным сигналом и выскочивший из тылов Николя за пять минут оттащил троицу нюхачей подальше в темень. Там тех сразу приняли Цой Тан с Арматой: обезоружили, связали и сложили аккуратно в одном из заброшенных подъездов нашего проулка. Роберт же засел на нависающем козырьке, возле самой машины и страховал от тех, кто мог жить по-соседству. Ведь не все этой ночью собирались спать как добропорядочные граждане.

Минут десять никто не нарушал спокойствия. Но потом вновь появились не желаемые посетители. Теперь уже с противоположной стороны. Так как я смотрел по улочке в сторону, откуда мы прибыли то не мог видеть новых гостей. Только по слуху определил, что их больше двух и они весьма опытны и осторожны. Тоже видимо захотелось посмотреть на нашу машину. Они то ли заметили предыдущих визитёров, то ли опасались чего другого, но пару минут стояли не двигаясь. Затем один из них выставил из-за угла часть головы и замер. Так как она выглядела слишком несуразно, то я понял, что у него прибор ночного видения. И полностью скрылся в нише, полагаясь только на слух. Всё равно ведь пойдут вперёд!

Но новые гости оказались весьма искусны в стратегии, явно ощущался большой опыт в ведении ночных боёв в городских условиях.

Из глубины ниши я прекрасно рассмотрел, как один из них переметнулся к тротуару, противоположному от выхода с нашего переулка и улёгся на землю с громоздким пулемётом. Сразу после этого ещё двое выскочило на середину проёзжей части и медленно стали продвигаться по направлению к машине. При таком расположении они находились в очень выгодной позиции. А если ещё и пулемётчик имел прибор ночного видения?

Я вжался в темень ниши, держа двоих на середине под дулом парализатора. А вдруг как посветят фонарём в мою сторону? Но те лишь водили короткими стволами своих автоматов и спешно двигались дальше. Дойдя до середины проулка, они прижались к стенам и присели на колени. Тут же, по шороху я догадался, что вперёд двинулся тот, что скрывался за углом. И едва его тело показалось в моём поле видимости, как парализатор его успокоил надолго. Ещё тело не коснулось плиток тротуара, как я прошёлся лучом по пулеметчику. Впоследствии осмотр подтвердил мои способности: тот тоже отошёл от боя. К сожалению падающий возле меня посетитель с прибором ночного видения умудрился упасть с сильным звуком: автомат проскрежетал по тротуару как ворона, предупреждающая о трупе. Ушедшие вперёд автоматчики бросились обратно, лишь выкрикнул какое-то слово-вопрос. Тот, что справа, мне виден не был, но левого я успокоил моментально. И в тот же момент раздался тихий одиночный выстрел из пистолета; это Армата показал завидную точность в такой темноте. Две минуты не раздалось единого шороха. Мы действовали по всем правилам подобного боя и, как оказалось не зря: опять за невидимым углом раздался осторожный шорох, предупредивший меня об ещё одном враге. А через мгновение он окликнул голосом, видимо пулемётчика. Тот, естественно, отвечать и не собирался. Тогда послышался следующий оклик. Осторожно выглянув, я не увидел по срезу стены ничьей части лица и бесшумно двинулся навстречу. Перед самым углом замер и услышал приближающееся дыхание. Противник видимо как раз собирался осторожно выглянуть за угол. Но в этот момент ко мне на помощь по другой стороне переулка бросился Николя. И его топот нарочито громко разнёсся по переулку. Затаившийся за углом враг шагнул вперёд и стал опускать ствол автомата. На голове у него тоже топорщился прибор ночного видения. Мой кулак дёрнулся ему навстречу со всей возможной для меня ловкостью. Хруст костей засвидетельствовал как минимум сломанную челюсть и преддверие долгого госпитального режима. Но гадёныш всё-таки успел нажать на курок. На наше счастье из ствола полыхнуло лишь два раза и две пули впились где-то на уровне второго этажа. Не попал – и хорошо! Но вот шуму наделал!

Тут же я шагнул вперёд и осмотрел всю улочку в две стороны: никого! Трупы мы оттаскивали уже намного дольше: пулемётчик оказался величиной с медведя! И соответствующей тяжести. Пришлось даже мне помочь Николя перетащить его ближе в темень.

Дальнейшее наше ночное бодрствование прошло в более спокойной обстановке. По улице ещё пытались напроситься в гости: вначале один велосипедист, а потом ещё парочка отчаянно вооружённых парней. С ними уже получилось без шума и пыли. Связанные они заняли места на грязном полу вспомогательного подъезда.

Роберта тоже немного побеспокоили. Вначале одна тень стала спускаться с крыши по тросу. Внимания он на нашу Молнию не обратил, приняв за некое сборище мусора. А в середине ночи двое взобрались по лестнице сзади, может, вообще преследуя иную цель, чем осмотр прелестей нашего автомобиля. Тем не менее, все трое попадали возле колёс транспорта как мешки с картофелем. Роберт действовал тихо, но не так гуманно как мой парализатор. Просто метал нарушителям спокойствия кинжалы прямо в горло.

И только под самое утро наша линия обороны оказалась перед лицом самой большой опасности. Видимо в домах, окнами выходящими в переулок, спали далеко не все. И кто-то даже имел связь с весьма нехорошими дядьками. Возможно даже с маленькой армией какого-нибудь клана, занимающегося ночной охотой. Потому как слишком уж организованно с двух сторон улицы подъехало по мощной бронемашине. Пушек на них не было, но по два мощнейших крупнокалиберных пулемёта вызывали весьма небеспочвенные опасения. Видимо сердобольные стукачи обстоятельно обрисовали сложившуюся обстановку и пояснили как лихо мы справляемся с незваными гостями. И это наложило определённую осторожность на действия вновь прибывших. Они съехались одновременно, осветили проулок всеми своими фарами и попытались с нами поговорить.

К тому времени я занял позицию в подъезде с телами. Мне ассистировал Цой Тан, с натугой двигавший в тени стволом трофейного пулемёта. Армата и Николя удобно расположились на крышах домов, прекрасно держа весь переулок под прицелом нескольких автоматов. Нам повезло: удалось захватить даже несколько гранат. Так что обе бронемашины могли и не дойти до намеченной цели. Тем более что и цель заждалась в томительном ожидании: Малыш так и бегал своими пальцами по гашеткам бортового оружия.

– Эй! Там! Кто такие?! – гнусавый голос вонзился через репродуктор в ярко освещённый переулок. На нормальное галакто, знания языка не тянули явно, но понять было можно.

– Такие же, как все! – выкрикнул я как можно громче. – Имеем здесь временный интерес! А вы кто будете?!

– Хозяева этого района! – последовал высокомерный ответ. – И без нашего разрешения, чужим здесь не место!

– Не такие мы и чужие! – я ободряюще кивнул головой Цой Тану. – Приехали по делу к местным компаньонам!

– К кому! Если не секрет!

– Секрета нет! Едем к Сандаки! Он сидит на Перешейке. Есть к нему дело! – пол минуты возле бронемашин о чём-то оживлённо переговаривались:

– Знаем его! Но почему здесь застряли?

– Не успели до темноты добраться! С вашим то движением!

– И от кого вы к нему посланы? – видимо хотели всё выяснить досконально. Или нападать не решались?

– От его родного брата!

– Могу вам поверить, если вы этого брата опишите! Я его полгода назад встречал и прекрасно помню!

Я вспомнил срубленную голову, отлетающую от толстого тела после мастерского удара Гарольда. И без труда несколькими предложениями, описал покойника. Со стороны «хозяев» района снова послышались переговоры. То ли брали нас на пушку, то ли действительно знали покойного самурая, но последовал следующий вопрос:

– И когда вы явитесь к Сандаки?!

– Как только рассветёт, – пообещал я, – так сразу поспешим под его крылышко! Помощь нам обещана, да и важные дела ждать не будут.

Со стороны слепящих фар послышалось неожиданное предложение:

– Может вам оставить проводника? А то можем и сейчас провести?

– Спасибо! Но мы и сами не детки! Доберёмся!

Видимо мой ответ прозвучал достаточно убедительно, так как вопросов нам больше не задавали, развернули свои бронемашины в одну сторону и скрылись под недовольное урчание моторов.

– Вот так! – обратился к осторожно выглядывающему наружу Цой Тану. – Сказанное один раз имя, может основательно помочь при определённых трудностях!

– Значит этот Сандаки действительно крупная жердь на здешнем огороде! Мне всё время казалось, что покойный атаман Киросаво лишь хвастался да преувеличивал. – Цой Тан осторожно упёр пулемёт прикладом об пол и с облегчением вздохнул.

С крыши раздался условный тихий свист, что всё чисто, нежелательных гостей не видно. И последний предрассветный час нас никто не беспокоил. День здесь наступал очень медленно и как бы нехотя. Доступ солнцу на затаившиеся улицы перекрывали громады небоскрёбов, да так и не рассосавшийся за ночь смог. Но лишь только стало возможно различить хоть что-нибудь в белесой дымке дальше, чем за двадцать метров, как мёртвые дома проснулись. Будто по общему сигналу загудели сервомоторы поднимаемых бронированных дверей гаражей, подъездов и некоторых магазинов. Им вторил гул тысяч заработавших двигателей и шелест раскрываемых ставен. Буквально за десять минут на улочке образовалось небольшое движение.

По одному мы поспешно вернулись к автомобилю, бросив приходящих в сознание ночных бандитов в подъезде. Оказалось, что ниша, которую мы заняли нашим транспортом, служила в дневное время небольшим магазинчиком. Его собирали из легких модулей. Владельцы уже прислонили несколько к прилегающей стене и недоумённо почёсывали затылки, ожидая пока освободится их законное место. Нам и самим здесь приелось после бессонной ночи. Поэтому мы даже не потрудились оттащить трёх бандитов остывших после знакомства с кинжалами Роберта.

А когда и мы влились в движение, то на узкой улочке уже начинали создаваться небольшие пробки. Доехав до более широкой магистрали, мы намного ускорили своё продвижение. И за полчаса покрыли отличное расстояние. Затем заторы нас буквально доконали: и лишь к обеду мы вырвались к нужному заливу.

– Кошмар! – сокрушался Керсундо. – За такое короткое время количество транспорта почти удвоилось!

– Это всё из-за последних ваших геологических находок. – Николя высказал свою осведомлённость.

За перипетиями событий последней недели, мне как-то совсем не удавалось послушать последние новости и почитать свежую прессу. Поэтому мой вопрос выглядел вполне естественно:

– Разве на Земле ещё что-нибудь находят?

– Ещё как! – Керсундо первому хотелось удовлетворить моё любопытство. – В районе Северного полюса, под дном океана нашли такие запасы нефтяных месторождений, каких не было за всю историю планеты!

– Так ведь там – я наморщил лоб, вспоминая, – огромные и толстые льдины! И постоянно двигаются!

– А буровые агрегаты и насосные станции расположены на дне! И качают по трубам нефть на берег. Во все стороны света!

– То-то я вздохнуть не могу полной грудью! – возмутился я. – Мне до сих пор казалось, что большинство транспорта у вас работает на спиртовом топливе.

– Уже нет! И обещают, что как минимум на лет двести запасов хватит!

– Так вы же задохнётесь от переизбытка углекислоты!

– Вряд ли. – Николя кивнул в сторону окна: – Здесь то этого не видно, но по всей поверхности жителям планеты удалось полностью восстановить лесной покров континентов. Даже традиционные пустыни озеленили. Так что с помощью фотосинтеза здесь вполне справятся с угрозой загрязнения атмосферы.

– Смотри-ка! – моему удивлению не было предела. – Не всё здесь так мрачно!

– А наш остров? – похоже, Керсундо даже обиделся. – Разве там плохо живётся?

– Как в сказке! – пришлось согласиться. – Вот только смертельные поединки убрать!

– А зачем? Ведь они сами хотят сражаться!

– Сами? Как сказать, как сказать…

На набережной мы стали осматриваться, подыскивая место с удобным спуском на воду. Если вдруг не получится движение под водой, то хоть выедем обратно колёсным ходом. Когда нашли, сразу стали пробовать. Не обращая внимания на десяток любопытных, собравшихся поглазеть. К большому сожалению погружаться наша бибика отказалась, но зато мы выяснили другое, немаловажное свойство. При всей её тяжести она имела положительную плавучесть и с небольшой скоростью могла двигаться на плаву. Над водой правда оставались только крыша да стёкла до середины. Но большего и не требовалось. До нужного нам острова было рукой подать и за час, два мы спокойно до него доберёмся. Другое дело, что днём это делать не с руки. Хотя бы по той причине, что на том берегу может не оказаться удобного выхода.

Решили ждать вечера. Но тут опять Керсундо подсказал приемлемую идею. Ведь космодром занимал на острове лишь половину территории. Остальное место заселено было местными жителями, интендантскими складами, публичными домами и массой других развлекательных заведений. И в полу гражданской части острова жизнь не затихала даже ночью. Ведь надо военным отдохнуть в увольнительных. Многочисленные патрули имели только одну задачу: не допустить на острове ночных сражений и выпроваживать заездных хулиганов. А так как у военных потенциал был намного выше, а разговоры намного короче, то и любителей разбоя возле космодрома практически не было. Даже наоборот, привлеченные спокойствием и безопасностью на остров тянулись многие обыватели, желающие отдохнуть под хорошую музыку и спустить некоторую сумму своей наличности в нескольких казино.

Ночью паромы не ходили, но днём их курсировало целых восемь единиц. И в потоке переправляющихся, даже наш автомобиль не должен привлечь слишком пристального внимания. Так как времени хватало, то Роберт с Николя даже смотались туда и обратно. Послонявшись на том берегу и высмотрев всё для нас необходимое. Цой Тан тем временем основательно поработал поставщиком провианта, которого вдоволь продавалось в близлежащих лавочках и магазинчиках. Сытно подкрепившись, мы даже подремали по два часа в салоне бибики, по очереди сменяя друг друга на наружных постах. Ведь следующая ночь тоже предстояла бессонная, и силы надо экономить.

К концу дня наши товарищи вернулись, и мы погрузилась на очередной паром. До конца дня ещё планировалось шесть рейсов, но мы не стали ждать последних, что бы добраться к месту назначения засветло. Тем более что все паромы ночевали на том берегу под надёжным прикрытием военных. В этом случае Керсундо мог даже спокойно приплыть обратно на первом же рейсе, и за день успеть пересечь город. А если мы справимся раньше и без проблем проникнем на территорию порта, то он может и рискнуть, проплыв по морю своим ходом. Хотя экономии во времени не получалось: первый паром прибывал в Токио с рассветом.

Плавание прошло без приключений. Мы помнили вчерашнее преследование пиклийской машиной, и понимали: враги предупреждены и будут продолжать поиск пропавшего авто. Поэтому на пароме мы все находились отдельно, делая вид, что незнакомы и внимательно присматривались к попутчикам. Хвоста вроде заметно не было, да и к машине, в которой находился Малыш и Керсундо, никто сильно не присматривался. Тем не менее, мы продолжали соблюдать повышенную бдительность. Не хватало ещё только военных переполошить раньше времени.

И наше настороженное состояние нам помогло. Пешеходные пассажиры первыми покинули паром и рассосались по пирсу. Но когда стали спускаться по трапу автомобили, Роберт сразу обратил внимание на одного неожиданно заметушившегося мужичка. Тот чуть ли не оббежал вокруг нашей бибики и бросился в сторону. Благо что в мою, и благо что Роберт мне на него указал жестами. Человечек нырнул в проход между штабелями поддонов, а я тут же последовал за ним по параллельному. Тот не стал углубляться далеко, сразу достал обычный телефон, набрал номер, с кем-то поздоровался и попросил позвать к телефону какого-то Слимке Дло. И самое главное он говорил по пиклийски! Моусовец! Я даже не стал дожидаться дальнейших слов: выстрелил из парализатора между щелей поддонов в виднеющуюся голову. Портовый наблюдатель (везде гады успели натыкать!) свалился как подрубленный. Через десять секунд я уже держал в руках его телефон и слушал возмущенный голос неизвестного Слимке Дло. Тот ругался такими витиеватыми выражениями, что я даже восхищенно прикрыл глаза. Обозвав напоследок своего информатора безмозглым идиотом абонент отключился и в трубке затихло.

Ну что ж! Нам опять повезло! Сумели заметить опасность вовремя. Подошедший Роберт пнул ногой бесчувственное тело и посмотрел на меня вопросительно.

– Моусовец! – процедил я раздражённо и протянул ему телефон. – Если кто позвонит, придумаешь, что ответить.

– Конечно! – у нас имелась куча заготовленных вариантов на такие случаи. Невезучего наблюдателя мы затолкали в щель между стеллажами поддоном и заставили несколькими одиночными. После заряда такой силы, да ещё на таком маленьком расстоянии, вряд ли он очнётся раньше, чем через сутки. Если вообще очнётся.

Всё так же порознь, мы добрались до разведанного ранее ребятами комплекса увеселительной индустрии. Чего там только не было! Даже несколько весьма шумных аттракционов, пытавшихся пощекотать нервы посетителей резкими влётами и падениями. Был там и ресторан, и бары, и некий клуб с нарисованным женским силуэтом. Вернее даже два клуба. Только на рекламе другого высвечивался огромный фаллос. А господствующее среди всего казино, поражало своими размерами и многочисленностью залов.

Автомобиль мы припрятали в платный подземный гараж, оставив для подстраховки в салоне Керсундо. Даже вооружили его пистолетом. Естественно, Малыш предварительно заблокировал всё управление. Хотя моторист и вызывал полное доверие. Потом решили внимательно осмотреться наверху. Может, удастся выведать что-нибудь у слишком подвыпившей войсковой братии. Тем более что создавалось впечатления непрекращающейся гулянки. Ни днём, ни ночью. Ни утром, ни вечером.

Вокруг так всё сияло и великолепно блистало, что нам даже пришлось поистратиться на смену кое-каких деталей гардероба. Купить продающиеся в нескольких ближних магазинах военное обмундирование мы не решились. Хотя в казино чуть ли не половина посетителей находилась именно в таких одеждах. После раздачи наличных, ребята разбрелись во все стороны. Договорились встретиться через полтора часа в одном из небольших баров.

У каждого из нас были свои специализации в подобных местах и сейчас они весьма пригодились. Роберт и Николя чудесно ориентировались в многочисленных тонкостях самых различных игровых автоматов. И отправились вытрясать их внутренности.

Армата славился непревзойдённым умением танцевать, и он сразу потянулся в сторону звучащей музыки. Цой Тану досталась самая прозаическая задача: обследовать объекты именуемые: «кухня, склад, продукты» и попытаться найти некие связи со столовыми на территории космопорта.

Малыш, всегда кичившийся в шутку своим аристократическим происхождением, умел просто невероятно артистически играть в карты. И не просто играть, а всегда изящно выигрывать. Ещё в пору нашего обучения в специальном восьмом корпусе, он обучил меня игре «на соперника». За карточным столом мне отводилась роль этакого простоватого парня, не всегда сдерживающего эмоции и часто лезущего на рожон. При наших отработанных системах жестов и тайных сообщений, играть с Малышом становилось истинным удовольствием. Достаточно было только намекнуть какие у меня карты. А дальше только тщательно выполнять все его инструкции. Мы уселись за один стол, где кроме нас сидело ещё двое гражданских и двое изрядно подвыпивших военных. Сильно нагло выигрывать мы опасались, но к моменту назначенной встречи уже утроили наше небольшое состояние. А вот военные проигрались вдрызг. Разыграв напоследок между собой комбинацию «ва-банк», я тоже «проиграл» свои денежки Малышу. И сделал вид, что завожусь.

– Везёт же тебе, длинный! – с сердитой улыбкой обратился я к своему другу. – Всё у меня забрал! Даже на выпивку не осталось! А ведь я хорошо выигрывал!

– Ладно! – миролюбиво отвечал он. – Сегодня мне повезло, завтра тебе. Между прочим, я не жадный, и сам люблю выпить! Так что ставлю проигравшему! Пошли в бар!

– А ведь они тоже проиграли…, – я с сомнением показал на унылых вояк, которые уже встали и собирались уходить.

– Нет проблем! Я и вас приглашаю!

И вояки, и я осветили свои лица добродушными, хоть и немного стеснительными улыбками и потянулись за пригласившим нас счастливчиком. На ходу знакомясь и обсуждая перипетии прошедшей игры.

Небольшое помещение бара оказалось заполненным полностью. И опять-таки благодаря нам. Мы с Малышом привели двоих военных. Роберт с Николя сидели в шумной компании из пяти мужчин в какой-то непонятной не то форме, не то спецовке. Армата сидел в обществе двух старших дам и важного, но худого джентльмена. Цой Тан о чём-то оживлённо беседовал с двумя весьма упитанными парнями. Они что-то доказывали ему и даже чертили некие линии фломастером на старой газете.

Из-за малого количества столов, всего четыре, мы их и оккупировали все. Так получилось, что нам даже не надо было уединяться для переговоров. Все говорили громко, не стесняясь соседей за соседними столиками, и слышимость была прекрасной. Никто даже и не подозревал, что всё мы из одной компании и только делаем вид, что незнакомы.

Языки помогали развязывать и разносимые официантом горячительные напитки, которые мы щедро заказывали для новых знакомых. Хоть сами старались пить как можно меньше. И через час такого застолья, уже можно было намечать предстоящие варианты проникновения в космопорт и даже предварительно выбирать тип корабля. Потому как их там находилось весьма внушительное количество. Очень обнадёжили нас сведения о многочисленных войсковых формированиях. Они как бы не были взаимосвязаны между собой и лишь подчинялись единому командованию страны самураев. Наши собеседники жаловались на полный бардак и отсутствие элементарной дисциплины. Хоть сами нарушали её с удивляющей настойчивостью: опрокидывая в себя стакан за стаканом. Ну что ж: неразбериха и несогласованность нам только на руку! А по выболтанным сведениям, внутренняя охрана почти полностью отсутствовала. Лишь дежурные вахтенные спали на постах или развлекались виртуальными играми. Да по территории неспешно прогуливались патрули.

Внешний же контур космодрома охраняли ой как внушительно. Доты с пулемётами, ряды колючей проволоки, сторожевые вышки, автоматические парализаторы, хитрейшие сигнальные устройства и масса других самых нужных и устрашающих объектов. Видимо здесь всегда готовились к самой крупной атаке с любой стороны и любыми силами. Но когда мы узнали о главном, то еле сдерживались от смеха. Оказывается, все охранные ухищрения являлись полным абсурдом! Ведь не территорию космопорта пропускали по самым обычным пропускам. Хоть их и нельзя подделать, но ведь можно просто одолжить! И никаких проверок на сетчатку глаза! Ни на отпечатки пальцев! Даже сканеры на проверку наличия пластических операций отсутствовали. Чего на уважающих себя перекрёстках космических перевозок, совершенно не допускали. Во всех мирах эти сканеры устанавливались в обязательном порядке, дабы находить скрывающихся преступников.

Дело оставалось только за малым: раздобыть пропуска, переодеться в нужную форму и пробраться на выбранный корабль. Ещё через час наши с Малышом военные так накачались спиртным, что говорить уже не могли, идти тоже и головы на плечах держали только последними крохами силы воли. Мы их по очереди отвели в ближайший мотель, оплатили им комнату, уложили раздетых под тёпленькие одеяла и спокойно удалились с двумя комплектами одежды и новенькими пропусками. Оружия у них отсутствовало, так как в город выпускали без оного. Что немного усложняло нам задачу: трудно захватывать корабль только голыми руками.

Вернувшись в бар, мы застали обе мужские компании в крайне невменяемом состоянии. Если двое из техников, которыми оказались собутыльники Роберта и Николя ещё о чём-то порывались рассказать, то все остальные, включая в себя и собеседников Цой Тана, почти спали. Кто, склонившись на стол, а кто, откинувшись на стуле. Лишь в компании Арматы соблюдалось какое-то приличие. Хотя визгливый женский смех и потерявшее всю солидность раскрасневшееся лицо джентльмена, давно вызывали презрительные взгляды обслуживающего официанта. Но выручка его росла, посуду не били, столы не ломали, и он привычно старался сдерживать своё раздражение.

Все пять техников повторили дорогу военных в мотель, правда в иной, и остались почивать до утра. Вот только двоих особо освежившихся всё-таки пришлось успокоить небольшим ударом парализатора. Слишком уж они хотели вернуться на свой корабль. Ещё пять комплектов одежды вкупе с пропусками пополнили наши запасы.

Цой Тан за это время сам помог своим новым товарищам приблизиться к своему месту работы: ближайшему ресторану. Он даже не стал их заводить в служебный вход, а просто усадил рядышком, прислонив к стенке. Среди трофеев у него тоже оказался один из служебных пропусков обслуживающего персонала.

В баре я попытался забрать Армату, но он дал условный сигнал и выскочил за мной в туалет.

– Если у вас всё готово, немедленно переодевайтесь и идите за нами! – скороговоркой заговорил он, не дав мне даже рта открыть. – Меня пригласили на борт стоящей здесь космояхты! Посмеялись над проблемой прохода! Сказали, что это меня не касается! Шарик у тебя?! Он мне может пригодиться! По тем характеристикам, что я услышал: яхта просто супер! То, что нам надо! Готовьтесь и пытайтесь пройти за нами на шестнадцатый участок, яхта там. Если отстанете, подожду на борту. Постараюсь ещё полчаса высидеть в этом баре!

Он выхватил у меня из рук пакет с дайенским шариком, и тут же вернулся к своей компании. Обстановка становилась прозрачнее. Оставалось только не наделать шума при входе на территорию порта. Вернувшись к нашему авто, мы стали лихорадочно переодеваться и спешно гримироваться под самые похожие на нас фотографии на пропусках. Вот тут то и пригодилась захваченная Малышом сумка с косметикой. Когда посланный нами Керсундо прибежал с сообщением, что Армата с компанией вышли из бара, то даже запаниковал:

– А где…? – и лишь потом узнал меня по голосу:

– Дружище! Спасибо тебе за помощь! Желаю без проблем добраться до корабля. Может ещё и свидимся! Если будут спрашивать о нас, скажи: срочные дела заставили покинуть любимый остров. Но помнить о нём мы будем всегда!

Подгоняя Малыша, который разблокировал панель управления автомобилем, мы бросились догонять наших товарищей. Армату я уже увидел, когда тот проходил через арку металлоискателя вместе с одной из женщин. Они смеялись, полу обнявшись, и совсем не обращали внимания на разозлённого джентльмена, который вычитывал что-то проверяющему за стойкой сержанту. Тот недовольно кривил физиономию и окаменелым взглядом смотрел в сторону. Видимо они что-то не поделили. Вторая женщина давно призывно махала руками, призывая разгоряченного джентльмена следовать за ней. Тот её услышал и, расплываясь в улыбке, поспешил через дугу метало детектора. Следом за ним к сержанту подскочил Цой Тан и протянул пропуск. Тот только опустил его в сканирующее устройство, дождался сигнала и скомандовал «Проходи!». Глазами продолжая со злостью буравить спину удаляющегося джентльмена. Тут же протянули свои пропуска и Роберт с Николя. Им вначале уделили столько же внимания, как и нашему переводчику. Одеты они были в костюмы техников и всем видом показывали крайнюю степень опьянения. Роберт уже прошёл контроль, а рука сержанта так и замерла на пол пути. Глядя на пропуск, он что-то пытался вспомнить, переводя взгляд на Николя и обратно. В тот же момент в дежурную комнаты вышел заспанный офицер и с раздражением посмотрел на проходящих контроль техников. Не теряя времени и мы с Малышом ввалились на пропускной пункт, поддерживая друг друга и подвывая что-то непонятное. Малыш грубо оттолкнул Николя и стал рыться в своих карманах. Я швырнул пропуск так, что он скользнул по столу и упал на пол. Сержант неосознанно тыкнул пропуск Николя и нагнулся за моим.

– Кто здесь орал как недорезанный?! – воскликнул офицер, подходя ближе. Выпрямившийся сержант доложил:

– Старпом с яхты миледи! Грозил что всех нас поувольняет!

– Что б он …! – офицер явно недолюбливал вышеупомянутого старпома. И в выражениях даже не подумал стесняться. – Разбудил шакал! Я мог ещё час целый отдыхать!

Во время этой перепалки Николя благополучно ретировался вслед за остальными. Мой пропуск тоже проверили на сканере, может даже отметили время прибытия. А Малыш с большим трудом «отыскал», свой кусок расцвеченного пластика. Чуть при этом не падая и давя в себе притворные попытки к рвоте. Оба охранника с омерзением смотрели на нас, и со страхом на дёргающийся кадык моего товарища. Сержант молниеносно вернул пропуск, но Малыш надумал с ними побеседовать:

– Р-ребята! Т-там т-такие т-тёлы! – и даже наклонился нал столом.

– Пшёл вон!!! – громовым голосом рявкнул начальник караула. Да так неожиданно, что мы даже вздрогнули. И, словно очнувшись, поспешили на территорию космопорта. – Скоты! Свиньи! Вам только навоз жрать! Совсем распустились! – продолжал выкрикивать нам вдогонку разбушевавшийся офицер. Но меня больше обеспокоил сержант: когда я мельком оглянулся, он почёсывал ожесточённо висок, явно пытаясь что-то вспомнить. И смотрел вслед Николя, который, отлично имитируя пьяного, пошёл немного левее. Роберт его поддерживал одной рукой, а другой что-то говорил в телефон. О чём и с кем: расскажет позже. Если будет важно – сообщит немедленно.

Как только мы скрылись за ближайшим ангаром, тоже сразу повернули влево и через минуту догнали наших товарищей. Вернее не догнали, а просто пристроились за ними невдалеке. Не теряя из виду.

Так и продвигались на шестнадцатый участок. Перед нами слегка петляли Николя и Роберт. Ещё чуть впереди Цой Тан толкал перед собой пустую тележку. Где только он её прихватил? Но выглядел зато, как истинный сотрудник обслуживающего персонала. А самыми первыми, скрываясь порой из моего поля зрения, шествовало четверо гражданских лиц. Немного не вяжущихся своим видом с мрачными исполинами армейских звездолётов. Армата всё крепче прижимал к себе извивающуюся от удовольствия даму и веселил всю свою компанию. Те отвечали на его шутки взрывами смеха, далеко разносящимися по затихшей территории. Что лично для меня являлось весьма необычным. Лишь кое-где велись редкие авральные работы. Да и то, в большинстве своём в ангарах или внутренностях кораблей. Одной из нелепейших местных традиций являлось полное запрещение взлётов и посадок в ночное время. Об этом нам хорошо было известно из-за существовавшего анекдота про землян:

Путешественник удивляется запрету о посадке в ночное время и спрашивает пояснения у сидящего рядом землянина:

– Странно это – не правда ли?

– Нисколько! – попутчик гордо вскидывает голову. – Это – наша традиция!

– А-а…, понятно…, – но ничего не понявший путешественник пытается всё-таки уточнить: – Но ведь наверняка существует какое-то основание или предыстория возникновения такой традиции?

– Конечно! Это проистекает из ещё более древнеё традиции!

– Какой именно?

– По самой древней традиции, – с напыщенным видом разъясняет землянин, – ночью все должны спать!

Усмехнувшись воспоминаниям, я несильно двинул локтем Малыша под рёбра. Мой товарищ слишком уж разошёлся и стал петь непозволительно громко.

– Переигрываешь! Или совсем развезло?

– Да нет…, – он шумно вздохнул. – Просто давно не пел от всей души! Всё время прячемся, убегаем, притворяемся…

– После взлёта разрешаю тебе петь, пока не охрипнешь!

– Ловлю на слове! – обрадовался он.

– Но вначале взлети! – осадил я его. – И лишь потом услаждай наш слух бессмертными творениями.

– Договорились, командир!

Ещё через десять минут мы добрались до шестнадцатого участка. На нём тоже стояло восемь космических кораблей, и он тоже находился в кольце ангаров и вспомогательным помещений. Только здесь все семь кораблей были одеты в леса ремонтных конструкций. Они явно надолго прилипли в поверхности планеты. Возле них даже наружных вахтенных не наблюдалось. И экипажи наверняка предавались пьянству в городских кварталах. И лишь один покоритель пространства красовался, чуть ли не в самом центре участка. Высокий восьмигранник, с выступающими наростами двигателей внизу, чернел тускло отсвечивающим корпусом. При виде такого огромного и величественного средства передвижения, у меня сердце сжалось от страха и переживания. Малыш тоже изрядно заволновался:

– Если это – яхта, то я – инфузория-туфелька!

Действительно, подобного типа яхт мы никогда не встречали в своей жизни. А уж разбирались мы в подобном прекрасно. По всем внешним показателям такого корабля не могло оказаться даже среди флагманов космических флотов. Да что там! Не каждый император мог себе позволить нечто подобное. Вернее позволить то мог, вскладчину с соседями, но кто такие корабли строит?! Кажется даже у Доставки, самого богатейшего консорциума Галактики, нет чего-то подобного. А здесь, на Земле?! Кто б мог подумать?! И кто тогда эта таинственная миледи?

Панические мысли заметались в моей черепушке, и я даже хотел давать команду на отбой. Пытаться захватить такой космолёт, да ещё без подготовки, с наскока – верх безрассудства и авантюризма. Но у Арматы сомнений видимо не возникло: всё также хохоча, компания скрылась во внутренностях гигантского восьмигранника. Пришлось взглянуть на часы и начать отсчёт времени. По нашим правилам захват объекта надо производить ровно через двадцать минут после того, как первый лазутчик оказался внутри. Или если он подаст сигнал раньше. Сработанность нашей команды в данной ситуации являлась огромнейшим плюсом и давала неплохие шансы в любом задуманном деле.

Возле закрытого люка стояло на внешней охране трое вахтенных. Экипированы они были оружием самым дорогим и редкостным. Просто на зависть даже элитным соединениям космопехоты. На поясах у них висели игломёты, пара гранат, наручники и пистолеты ближнего боя. А вот в руках у них блестели своим изяществом не что иное, как гелематы. Последнее достижение оружейников Доставки. Гелематы изобрели всего два года назад, и они всё ещё находились в стадии разработок и испытаний. Даже мне не приходилось держать в руках это оружие. Лишь видеть конструкции на голограмме, да изучить там же устройство и внешний вид. Гелематы стреляли ничем иным, как продуктами термоядерной реакции, которая происходить в звёздах. Специальное поле, которое оружейники держали в страшнейшей тайне, соединяло водород и гелий в мельчайшие капельки и отправляло их за добрый десяток километров. Далее капельки просто выгорали изнутри, прекращая своё существование. По дошедшим к нам два года назад сведениям, главная проблема и заключалась с том, что бы увеличить размер капель и дальность стрельбы. Неужели они успели довести оружие до совершенства и даже вооружить некоторые боевые единицы космофлота? А ведь, по словам Арматы, – это рядовая частная яхта! Как же такое оружие досталось простым наружным охранникам? Ну ладно, пусть и непростым. Слишком уж они выглядят устрашающе. Игломёты и гелематы на одном человеке смотрятся, мягко говоря, даже абсурдно.

Первым к охранникам подкатил свою тележку Цой Тан. И стал громко что-то расспрашивать. Подошедшие Роберт с Николя стали перебивать охранников, объясняющих нечто, и высказывать своё мнение. Через минуту и мы присоединились к диспуту, но совсем в другом качестве. Находясь в военной форме, мы стали отчитывать техников за слишком нетрезвый вид и отсутствие их в положенное время на корабле. Мол, вас там давно заждались, а мы вас ищем. Николя с Робертом взъелись на нас и со словами «Сам такой!», стали с нами весело переругиваясь. Призывая в свидетели охранников невиданной яхты. Один из них в ответ требовал не морочить ему голову своими разборками и свалить от него подальше. Второй откровенно ржал, веселясь от одного вида нескольких пьяниц, доказывающих друг другу, что другой ещё более невменяем, чем он. А третий мрачно курил сигарету, время от времени выразительно крутя пальцами возле своих висков. Он уже докуривал вторую сигарету, когда пошла девятнадцатая минута отведённого на подготовку времени. Знаками мы уже распределили свои роли. Только ждали сигнала от меня, или от скрывшегося внутри Арматы. Раньше сигнал поступил от него. Он приоткрыл дверь и выкрикнул одно короткое слово:

– Сюда!

Это нам дало небольшую фору в действиях: охранники все трое повернули головы на выкрик. Чем мы, не мешкая, и воспользовались. Стараясь устранить помеху на нашем пути. Не убивали, о чём я предупредил заранее, но отключали надолго. Цой Тан тут же заходился убирать тела из поля видимости случайных патрулей или прохожих. Никто из троих применить оружие не успел. Мы выхватили только игломёты, которыми умели пользоваться, да пистолеты. Гелематы применять в закрытых помещениях – слишком неразумно. И то ещё вопрос: сможем ли мы ими пользоваться?

Сразу на входе, в шлюзовом отделении лежало ещё двое охранников. Отдыхая так сказать от несения караульной службы. Армата на подобные уговоры всегда считался мастером. Следующий служащий лежал в коридоре рядом с картонной коробкой. Споткнулся бедный видимо о шикарный ковёр и тоже не захотел вставать. Ещё один отдыхал сразу за первым поворотом. И нам повезло оказаться там вовремя. Над ним хлопотало двое его товарищей. Пытаясь привести в чувство, и не понимая происходящего. Я успел выкрикнуть первую цифру, что означало необходимость взятия пленного в сознании. Ведь Армата не оставил никаких указаний кроме неподвижных тел. Поэтому ребята живо скрутили обоих потенциальных информаторов, а мы с Малышом замахнулись на них с самым свирепым видом. Один стойко встретил опасность, даже глаз не опустил, а вот второй задёргался от страха. Его и оставили при сознании, лишь для острастки врезали по плечу.

– Веди в рубку! – скомандовал я, и тот стал указывать направление, почти не касаясь пола ногами. Мы с Малышом держали его на весу. Впереди тенями неслись Роберт и Николя. Обездвиживая любого, кто попадался нам по дороге. Невзирая на ночь, людей встречалось порядочно, и нам невероятно повезло: добрались до рубки за пять минут. За это время никто с тылов не поднял тревоги и не доставил лишних хлопот.

В рубку мы ввалились, словно кошмар катящихся тел, и угрожающих оружием. Но в середине оказался только один оператор связи. Он вынырнул из блаженного сна, пытаясь проморгаться и ошеломлённо уставился на направленные в его голову стволы. А ещё через секунду оказался прижатым лицом к полу. Который тоже красовался ещё более пышным ковром, чем в коридоре.

– Через сколько можем произвести взлёт по штатному расписанию?! – я кричал ему прямо в ухо. Затем резко повернул лицом к себе: – Быстро отвечай!

– Пятнадцать минут…, – пролепетал оператор.

– Прекрасно! – я переглянулся с Малышом, который вместе с Николя уже хлопотали над пультом управления. Роберт занял позицию возле входной двери. Поставив оператора на ноги, подвёл ближе к пульту: – Учти: мы никого не хотим убивать! Нам только надо срочно покинуть эту планету.

– А кто вы такие?! – успел воскликнуть оператор.

– Позже расскажем! – пообещал я, встряхивая его тело. – Сейчас ты отвечаешь! Есть пароль для запуска?

– Нет, можно проводить старт без ключей и пароля.

– Мои друзья справятся без твоей помощи?

Оператор посмотрел на мелькающие над клавишами пальцы Малыша и попытался усмехнуться:

– Они без меня даже быстрей справятся….

В тот же момент корабль еле уловимо задрожал от включения бортовых генераторов.

– А как вы попали на корабль? – оператор уже полностью пришел в себя.

– Просто нам попался ваш старпом и пригласил на коктейль…

– Так вы даже не знаете, чья это яхта?! – изумился он.

– Слышали что какой-то миледи…, – я обвёл рубку свободной рукой. – Но даже не подозревали, что судно похоже скорей на межгалактический разведчик.

– Оно даже лучше, чем вам кажется! – похвастался оператор. – Но и экипаж немаленький. Вряд ли вы удержите его в руках долгое время.

– Так ведь и нас немало! – порадовал я его. – Остальные бойцы сейчас занимаются пленением хваленного, но сонного экипажа. Насколько я слышу, проблем у них не возникает.

– Но вы же обещали никого не убивать?!

– Конечно, наших сил и так хватит. Главное пусть все ведут себя разумно.

– Хотите, я призову своих товарищей к сдаче оружия? – неожиданно предложил оператор. – Тогда уж точно обойдётся без жертв.

– Не стоит, дружище! – я снисходительно потыкал кулаком ему под дых. – Инициатива не всегда приветствуется!

Я хотел ещё что-то добавить, но меня перебил голос из динамика:

– Борт номер 132 А 16! Немедленно отвечайте!

– Кто это?! – мы все замерли.

– Оператор космопорта…

– А что хочет?!

– Откуда я знаю! – оператор указал на зелёную кнопку. – Надо ответить, тогда узнаем.

– Отвечай! – приказал я и встряхнул его как тряпичную куклу. – Но учти: шею сверну после первого же подозрительного слова!

Тот принял мою угрозу к сведению и закивал головой. Опять повторился запрос на ответ. Зелёную кнопку нажали, и оператор корабля лениво ответил:

– Борт 132 А 16 слушает! Чего орать? Уже и секунды подождать не можете?

– Дрыхнешь, небось?! – понёсся голос из динамика. – Влетит тебе от миледи! Но дело не в этом. Как там твоя внешняя охрана? Всё спокойно?

– Недавно проверял, сейчас опять спрошу. Эй, Вахта! – оператор кричал немного в сторону и выразительно смотрел на нас. – Как дела внизу?!

– Всё в порядке! Отрапортовал я, немного направляя голос в сторону и приглушивая. – Никого и ничего.

– Понял! – оператор вновь повернулся к динамикам. – А в чём дело!

– Тут на КПП неувязка получается. Ведутся авральные работы на одном из космолетов. А механики ещё не вернулись из города. Командир явился на КПП и ждёт их. Назвал фамилии. А сержант и вспомнил одного. Проверили: точно, прибыл. А вот где его носит – неизвестно. Поэтому просьба ко всем кораблям вытурить посторонних людей со своих бортов и отправить на службу.

– Нет у нас никого! Только старпом с каким-то штатским другом заявился. Но он явно на вашего техника не похож, – оператор умел успокаивать. – Но я вахте дам команду: коль кого заметят, что бы гнали в шею.

– Добро! Конец связи!

Мы все с облегчением вздохнули. Возможно, что тревогу и не поднимут раньше времени. Выглядывающий в приоткрытую дверь Роберт резко её открыл и крикнул в коридор:

– Армата! Сюда!

Через полминуты тот втащил в рубку вяло упирающегося джентльмена с дайенским шариком на плечах. И заговорил с порога:

– Это не яхта, а лабиринты сокровищ! Я такого даже представить себе не мог! Экипаж малочисленный, но найти каждого просто невероятно трудно! Роберт! Вяжем этих троих, и бежим выискивать остальных. Может и ты поможешь? – обратился он ко мне, помогая спешно связывать приведшего нас сюда информатора, оператора и старпома.

– Малыш! Ты справишься сам? – тот лишь молча кивнул головой. – Тогда я с вами! Николя! А ты следи за дверью в рубку, и не давай к ней даже приблизиться посторонним.

Втроём мы стали прочёсывать яхту везде, где удалось пройти. Первым делом я помог Цой Тану. Который уже втащил тела трёх наружных охранников вовнутрь шлюза. Туда же мы отволокли и три тела из близко расположенных коридоров. Потом ещё два по наводке Арматы. Ещё четыре найденных ребятами, и одного, что подвернулся мне по дороге. Двери шлюза Малыш блокировал с пульта рубки управления. И вряд ли оглушенные и связанные жертвы нападения, могли оттуда вырваться. Общая цифра членов экипажа найденных или встреченных до старта составили восемнадцать мужчин и две женщины. Тех Армата в первую же минуту закрыл в ванной комнате одного из роскошнейших апартаментов.

Стартовали на самом полном форсаже. Антигравы надёжно защитили весь корабль от перегрузок, а то бы он попросту рассыпался на части и сгорел в атмосфере. Наш взлёт наверняка переполошил весь военный космопорт и нарушил самые древние традиции землян. Потому как из близлежащего космического пространства к нам мгновенно устремилось с десяток боевых звездолётов. Мы даже успели удивиться их бессоннице. Опять противно загремели динамики:

– Что у вас там происходит?! Кто разрешил взлёт?!!!

Мы уже все, кроме Николя находились в рубке. Отвязанный оператор давно получил инструкции, включил обмен изображениями и сразу ответил:

– На связи борт 132 А 16! А вы кто будете?

– С вами говорит командующий объёдинённых космических сил правительства всех наций и народов!!! Адмирал Хавви Корзилон!!! – напыщенный лысый толстячок говорил чётко, отделяя каждое слово от предыдущего, упиваясь своим громким и бессмысленным для нас званием. Но время надо было потянуть: три минуты и мы сможем сделать лунманский прыжок. Тогда нас уже никто не остановит. Оператор с сарказмом ответил:

– А с вами говорит старший оператор личной яхты самой миледи Кассиопейской!

Видимо это имя что-то значило для адмирала, так как он заговорил более мягко и покладисто:

– Ну и что?! Взлетать ночью?! Да ещё без разрешения?! С военного космодрома?! Вы что надо мной издеваетесь?! И с какой целью вы взлетели?!

– Миледи решила срочно встретиться с президентами американского континента. И дала нам команду немедленного старта.

– Я хотел бы её видеть и лично от неё услышать подтверждение ваших слов. – Неожиданно потребовал адмирал. И добавил с подозрением: – Или она спит?

– Нет, она здесь! – оператор врал со знанием дела. – Просто вышла на минутку, – он стал говорить тише, – по маленькому. Через минуту вернётся. У женщин всегда при взлётах подобная реакция.

– Если она сейчас не появится…! – с угрозой начал адмирал, но Армата его перебил. И довольно-таки бесцеремонно:

– Миледи не обязана перед вами отчитываться при каждой своей необходимости!

Генерал даже перестал дышать от возмущения, пытаясь разглядеть в полу тёмной рубке высказавшегося нахала. Но виден ему был только хорошо освещённый оператор, да мелькающие над клавиатурой руки Малыша. Тот как раз закончил запуск плазмо-кремниевого реактора и вдавил кнопку инициирующую лунманский прыжок. Корабль дернулся, и мерцающие звёзды расплылись в контрастных вспышках света за бортом. Неритмично перемежающихся полной темнотой. Экраны тут же автоматически погасли, оберегая наше зрение.

– Всё! – Малыш обессилено откинулся на спинку кресла. – Можем отдыхать восемь часов!

После его слов дверь в рубку со стуком открылась и к нам ворвалась очень рассерженная молодая девушка. Мало того, она была невменяемо пьяна. Тем не менее, она хоть и заплетающимся языком, стала орать на нас:

– Какой мудак решил взлетать без моего распоряжения?!!!!

Мы недоумённо переглянулись, явно не понимая: к кому она обращается. Но вот движение оператора я понял превосходно: он явно хотел броситься навстречу девушке. Увы! Весьма неловко, как могло показаться со стороны. Лишь только он приподнялся в кресле, как ребро моей ладони опустилось на его шею. И оператор растянулся нелепо возле моих ног.

Зато ворвавшаяся девушка, что-то стала понимать и неуклюже попыталась выдёрнуть некую трубку из-за пояса. Что она могла ею натворить мы так и не узнали, в тот момент: Роберт остановил её намерения точнейшим броском ножа прямо в правый бицепс. Трубка тут же выпала из конвульсивно разжавшейся ладони. Девушка лишь неосознанно перевела на вонзившийся нож свой взгляд, закричала, скорей всего от страха, а не от боли и упала в обморок.


Содержание:
 0  На древней земле : Юрий Иванович  1  Глава вторая Плен : Юрий Иванович
 2  Глава третья Хаос : Юрий Иванович  3  Глава четвёртая Эх! Житиё моё! : Юрий Иванович
 4  Глава пятая Подготовка : Юрий Иванович  5  Глава шестая Неудача и женское коварство : Юрий Иванович
 6  Глава седьмая Побег в просторы океана : Юрий Иванович  7  вы читаете: Глава восьмая К звёздам! : Юрий Иванович
 8  Глава девятая Контракт с наследницей : Юрий Иванович    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.