Фантастика : Космическая фантастика : Песнь Ухуры : Дженет Каган

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу

Глава 1

Бортовой журнал капитана.

Звездное время 2950.3

«Энтерпрайз» продолжает кружить на орбите вокруг Йауо на самых окраинах космического пространства Федерации. По рекомендации Маккоя Звездный Флот ввел карантинную зону вокруг этой населенной планеты. «Энтерпрайз» останется здесь для обеспечения карантинного режима вплоть до прибытия сил Федерации, специализирующихся на борьбе с эпидемиями и имеющих соответствующую подготовку, чтобы обеспечить карантин.

Доктор Маккой и медсестра Чэпел возглавили медицинскую группу, которую мы высадили на планету с целью оказания помощи йауанцам в их отчаянной борьбе с болезнью, которую они называют «Долгой Смертью», неумолимо опустошающей их мир".

Личный дневник Джеймса Т. Кирка.

Звездное время 2950.3

"Боунз, по крайней мере, имеет возможность делать что-то полезное, остальным из команды остается только сидеть и слушать, как все больше и больше йауанцев выходят из строя.

Свыше четверти населения планеты на данный момент имеют синдром АДФ. Если бы только йауанцы попросили о помощи раньше! Я рассказал Боунзу о наших чувствах. Его реакция была достаточно предсказуемой…"

– Ваши чувства! Бог ты мой, Джим! – на какой-то момент раздражение Боунза повисло в воздухе, затем он неожиданно сделал шаг в сторону.

– Боже мой! – вырвалось по-русски у Павла Чехова, когда его взгляду предстала необычная картина на экране компьютера. Лейтенант Ухура, стоявшая справа от Кирка, открыла рот от изумления.

Несмотря на свой прошлый опыт клинических исследований синдрома АДФ, Джеймс Кирк оказался не подготовлен к тому, что увидел. Осознавая, что от всего этого его отделяют тысячи миль, он все же едва удержался, чтобы невольно не сделать шаг назад.

Он видел бесконечные ряды больничных коек, каждая из которых была занята. В жертвах АДФ уже нельзя было узнать йауанцев: они лежали, словно мертвецы, их лишившиеся меха тела были покрыты свежими, сочившимися кровью ранами. Из краткого отчета Боунза Джеймс Кирк знал, что если их постоянно подпитывать внутривенно и обеспечивать соответствующий уход, они смогли бы находиться в этом состоянии годами. «Если это можно назвать выживанием», подумал он; глядя на них, Кирк бы не осмелился так выразиться.

Те, кто находился на ранней амбулаторной стадии заболевания, согнувшись от боли и постоянно смахивая выпадающий мех, продолжали работу по уходу за остальными.

Йауанцы не просили Федерацию о помощи до тех пор, пока не стало очевидно, что они не в состоянии сами поддержать себя в такой ситуации.

Маккой снова заслонил экран – Извини, Боунз, – сказал Кирк, когда, наконец, обрел дар речи. – Это было глупо с моей стороны.

Маккой покачал головой, – Йауанские врачи раньше сами боролись с двумя предыдущими вспышками синдрома и даже не побеспокоились попросить помощи у федерации. Они сказали мне, что все было не так плохо. Не так плохо!

Джим, за последнее время они потеряли десять тысяч жизней. – Похоже, он сам был на грани срыва, но Кирк с облегчением заметил, что у Маккоя все же достаточно сил для праведного негодования.

– У вас есть какой-нибудь прогресс, Боунз?

Маккой фыркнул.

– Прогресс… Это, наверно, твоя попытка быть вежливым. Нашли ли мы способ лечения? Нет. В отпущенный нам срок мы даже не создали вакцину.

Дайте мне все время в мире и самых великих ученых и медиков в истории и даже тогда я не смогу обещать тебе результатов, будь все проклято. Я не могу приказать сделать научное открытие. – Он тяжело вздохнул, плечи его опустились. – Если бы я только мог, черт побери. Они – хорошие «люди». – И с неожиданной вспышкой юмора добавил:

– Для котов-переростков, конечно.

– Могли бы мы хоть чем-нибудь помочь?

– Предполагалось, что вы будете обеспечивать карантин и не нарушать его. Нет, мне никто больше здесь не нужен. Самое лучшее, что вы могли бы делать, это таскать кровати, но роботы делают это не хуже. И у них, по крайней мере, есть иммунитет к синдрому АДФ.

– Боунз, когда ты последний раз видел болезнь, которая бы поражала представителей двух настолько различных видов, как мы и йауанцы?

– Бешенство, – не задумываясь, проговорил Маккой и, отвечая на вопрошающий взгляд Кирка, добавил:

– Древнее заболевание на Земле, оно действительно поражало представителей двух настолько разных видов, как…

– Он махнул рукой. – Планета на карантине. Я больше не хочу об этом говорить.

Высокая йауанка осторожно тронула плечо доктора когтистой лапой.

Маккой оглянулся.

– Да, Быстроножка?

Быстроножка, йауанский врач, с которой Мак-кой работал со дня их прибытия, очевидно, сама была на первой стадии синдрома АДФ. Каждое движение давалось ей с болью. Ее серый в полоску мех уже стал тоньше и потускнел. Глаза, бесцветные и опухшие, говорили о начавшемся заболевании.

Хотя она еще не очень горбилась от боли, Кирк предположил, что Быстро ножка держится в строю с помощью одной лишь воли Маккой взял у нее стопку бумаг.

– Проклятье! Да отдохни ты, Быстроножка, – с раздражением заявил он.

– Закончишь это позже Она с усилием покачала головой – Сслишшком сскорро, сслишком мноого отдыхать, Маккой. Работать ссейчас, нет позже – Она похромала прочь.

Маккой провел рукой по лицу.

– Проклятый кошачий волос, – выругался он. – Лезет везде, где попало.

Принимая отговорку, Кирк понимающе кивнул. После некоторой паузы Маккой сосредоточился и продолжил:

– У меня есть еще информация для мистера Спока.

Быстро бросив недоуменный взгляд на своего старшего офицера по науке, Кирк сказал:

– Я считал, что мы переправили вам контейнер, полностью загруженный медицинскими компьютерами?

Маккой пробурчал в ответ:

– Какие компьютеры, Боунз? – Джеймс Кирк был совершенно уверен, что правильно расслышал Маккоя, но подкалывать доктора уже вошло у него в привычку, а в таких гротескных обстоятельствах, как теперь, это придавало разговору оттенок обычной дружеской беседы.

Маккой нахмурился.

– Я сказал, – и в этот раз он выделил каждое слово – я скорее положусь на Спока.

Заметив удивленный взгляд Спока, Маккой нахмурился снова. Затем, чтобы снять напряжение, он попытался сменить тему разговора.

– Как там Зулу?

Надо отметить, что вынужденное бездействие в последние несколько дней привело к появлению массы незаполненного времени у экипажа, которое его члены использовали для возобновления давно забытых хобби или даже для увлечения новыми. За неимением Маккоя мистер Зулу нашел себе нового партнера для занятий фехтованием – доктора Эван Вилсон, по классу равную Маккою или даже лучше. Во время недавнего поединка, будучи атакован своим новым противником, Зулу споткнулся и нелепо сломал себе лодыжку.

Упоминание о Вилсон щекотало нервы. В частности сам Кирк недоумевал по поводу ее присутствия в медицинской команде на «Энтерпрайзе» Однако это был не первый случай, когда Командование Звездного Флота показывало ограниченность в суждениях, и Кирк не желал выносить свое мнение на всеобщее обсуждение. Моральные устои на борту были и так уже подорваны, и не годится, если команда поставит под сомнение нравственность исполняющего обязанности главного офицера по медицине.

Он ответил:

– Зулу в порядке, доктор Вилсон говорит, что она поставит его на ноги в мгновение ока.

– Поставит его на ноги? Как, интересно, она умудрилась заставить его лежать?

Джеймс Кирк вдруг сообразил, что до вопроса Боунза ему не пришло в голову самому поинтересоваться этим. Он развел руками и вопросительно посмотрел на своего главного офицера по науке.

– Я думаю, она позаимствовала свои манеры обращения с больными у вас, доктор Маккой, – ответил Спок.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я хочу сказать, доктор, что она использовала чисто эмоциональный подход, – выражение лица Спока было совершенно невинным Явно начавший подозревать подвох Маккой, не сдержавшись, прорычал:

– Я жду, мистер Спок.

От такой открытой демонстрации нетерпения брови Спока поползли вверх, и он проговорил.

– Слышали, как доктор Вилсон категорически заявила мистеру Зулу, что, если он попытается воспользоваться своей больной ногой до окончания лечения, она (и я в это верю) сломает ему вторую.

Джеймс Кирк мысленно отметил про себя, что он не смог бы рассказать историю и вполовину так же хорошо, как Спок. За все время, проведенное рядом со Споком, он так и не смог решить для себя, дар ли это свыше, или же Спок прилагает какие-то усилия, чтобы это так выглядело.

Специально или нет, история в изложении Спока, действительно вызвала неожиданный смешок у Маккоя. Он осторожно взглянул на Спока и затем, снова обращаясь к Кирку, сказал:

– Горячая малышка, не правда ли? Ты присмотри за ней, Джеймс.

Недостаток в росте она компенсирует непомерным нахальством. Заставь ее рассказать тебе, как мы со Скотти познакомились с ней. Может, хоть посмеешься, и, будь я проклят, если нам всем не помешало бы немного разрядиться.

Тут же его мимолетная улыбка увяла, и наступило продолжительное молчание. Кирк видел, как мысли Маккоя возвращались к безысходности сегодняшнего положения. Молчащий Маккой на экране монитора говорил о гораздо большем, чем любая из его эмоциональных вспышек.

– Я подключу тебя к Споку, Боунз. Дальше продолжишь с ним.

– Нет, Джим. Сначала я должен поговорить с Ухурой.

Кирк посмотрел на своего офицера по связи. – Лейтенант?

– Я здесь, доктор Маккой. – Лейтенант Ухура напряглась всем телом, как будто готовясь принять удар. – Вам удалось связаться с Закатом Энниена?

Маккой кивнул.

– Быстроножка определила ее местонахождение, Она жива, Ухура, но.. доктор помедлил, – мне очень жаль: она заражена.

Ухура помрачнела. Кирк знал, что она долго готовила себя морально, чтобы достойно принять подобное известие, но, как ему показалось, все же не избежала шока после услышанного.

Прервав затянувшееся молчание, она спросила:

– Насколько серьезно?

– Она в первой стадии комы, Ухура. Мне очень жаль, – повторил Маккой.

– Мы сделаем все, что в наших силах.

Ухура снова кивнула.

– Я не сомневаюсь в этом, доктор Маккой. Спасибо вам.

Она быстро отвернулась к своей панели связи, но ее спина красноречиво свидетельствовала, и каком состоянии духа она находится.

Спок повернулся к своим компьютерам.

– Готов принять информацию, доктор Маккой. Маккой, обращаясь к Кирку, многозначительно кивнул в сторону Ухуры.

– Да, – сказал Кирк, – мы поговорим об этом позже.

Он сделал шаг в направлении панели связи и, наклонившись к лейтенанту, как можно более мягким голосом сказал:

– Лейтенант Ухура, я хотел бы переговорить с вами.

Ухура без выражения подняла на него глаза.

– Капитан?

– Конфиденциально, – добавил он. Затем знаком приказал ближайшему из мичманов занять ее место, и сказал – Мистер Спок, примите командование на себя.

Спок кивнул, не отрываясь от экрана монитора, и Кирк в сопровождении Ухуры направился к лифту.

Как только двери лифта закрылись, Ухура распрямила свои плечи.

Странно, но казалось, что это движение сделало ее более открытой – Да, капитан. О чем вы хотели со мной поговорить?

– А вы не хотели бы поговорить со мной, Ухура? – мягко сказал он. Это скорее просьба, а не приказ.

– Спасибо, капитан. Да, я думаю. – Но она хранила молчание, пока он сопровождал ее в каюту.

Она подвинула ему стул, и он сел Ухура налила себе стакан воды и предложила капитану что-нибудь покрепче, но он вежливо отказался Кирк решил, что в данной ситуации правильнее всего будет дождаться, пока она сама начнет разговор. После паузы девушка подошла к стене и сняла с нее небольшую фотографию в позолоченной рамке Целую минуту она стояла и смотрела на нее, затем подала Кирку.

– Это Закат, – сказала она.

Фотография была старого стиля с двухмерным изображением, но в изображении Заката Энниена не было ничего застывшего. Джеймс Кирк смотрел на йауанскую танцовщицу, черную, как бархат, запечатленную в момент прыжка. Ее длинное, гибкое тело и хвост изогнулись в экстазе, большие остроконечные уши были подняты, как бы ловя каждый звук музыки, которую Кирк почти слышал, рассматривая фото… Он вдруг осознал, что задержал дыхание от восхищения и сделал вдох полной грудью.

– Прекрасно, – сказал он.

– Да, – слезинки дрожали на щеках Ухуры – И такой же она была внутри.

Вся эта энергия, красота, капитан. Мне невыносима мысль, что она. Она.

– Врачи сделают все, что в их силах. – Он сам знал, что это слабое утешение Йауанский госпиталь со всеми его ужасами вдруг снова отчетливо возник в его сознании, и он представил Закат в таком же состоянии. Кирк тут же отбросил эту мысль как невыносимую. Ему вдруг стало понятно, что если он может так переживать, всего лишь посмотрев на фото, то, что же должна чувствовать лейтенант.

Ухура взяла в руки чередианский джойеуз, легкий миниатюрный струнный инструмент, на котором она недавно научилась играть, и покачала им, как будто хотела получить успокоение от зазвучавшей музыки.

– Доктор Маккой – хороший человек, капитан, – сказала она. – Я знаю, он делает все, что может, и даже больше, Я просто не знаю, будет ли этого достаточно.

Он ничего не мог ответить, и слова утешения не приходили в голову.

– Как вы встретились? – спросил Кирк. Ухура вытерла глаза.

– Давным-давно. Это было мое первое назначение на Планету Двойного Рассвета. Она была там младшим дипломатом в йауанской миссии.

– Дипломат? – изумился он. – Не танцовщица? На ее лице почти появилась тень улыбки.

– Танцовщица, певица, дипломат, – сказала Ухура, – Закат Энниена вся была в этом. Она считала, что все дипломаты должны быть такими. Она говорила.. она говорила, что это позволяет ей быть более гибкой.

– Так и есть, – подтвердил Кирк тоном знатока. Он подумал о тех напыщенных дипломатах, с которыми сталкивался, и о бесконечных дипломатических церемониях, в которых его обязывали принимать участие. Что бы он тогда не отдал за присутствие такой, как Закат Энниена. Ухура продолжила.

– Мы обменивались песнями. В течение двух лет, которые провели вместе, мы вспомнили все песни, какие когда-либо знали. Она даже обучила меня некоторым из старых баллад Йауо.

– Слышал я что-нибудь из этого? Ухура часто пела для себя и чтобы развлечь команду, Кирк пытался вспомнить какую-нибудь из песен, в которой он мог бы распознать йауанские корни.

– «Баллада об Облакоподобной в-Энниен»? – предположила лейтенант.

Название подхлестнуло его память. Когда он, вспомнив, улыбнулся, Ухура тоже понимающе ответила ему улыбкой.

– Да, я вижу, вы помните:

– Устное творчество, – подтвердил он. – Йауанская версия «Харри Мад»!

Внезапно одна мысль задела его.

– Почему «в-Энниен»? – спросил он. – Все имена, которые я здесь когда-либо слышал, были – «… Энниена» или других мест.

– Это трудно объяснить, капитан. У йауанцев есть более ста песен. Об Облакоподобной, и некоторые из них называют – «Облакоподобная Энниена», а некоторые – «Облакоподобная в-Энниен». Это была одна из немногих, которую мне удалось перевести наиболее близко к тексту. Большинство из них впитало в себя настолько разнообразные культуры, что они бессмысленны для человека, если он не владеет йауанским. Я иногда пою некоторые из них на йауанском, так как их мелодии прекрасны.

Она напела отрывок из песни, и Кирк понимающе кивнул, он уже слышал ее раньше, и лейтенант не преувеличивала красоту мелодии.

– Вы говорите на нем? Я имею в виду йауанский?

– Закат научила меня, и я сохранила его знание, чтобы мы могли общаться без проблем при следующей встрече. Ухура беспомощно развела руками. – Мы время от времени поддерживали связь, и я так обрадовалась, когда пришел приказ взять курс на Йауо. Я хотела… я хотела…

– Так же, как и я.

– Капитан, нельзя ли сделать хотя бы одно исключение в карантине? Я хотела бы быть там, с ней.

В ее глазах появилась надежда. Кирк ненавидел себя за то, что ему придется отказать, но приказ есть приказ к тому же не будет ничего хорошего, если лейтенант Ухура увидит свою подругу в том состоянии, в котором она сейчас.

Кирк покачал головой.

– Если бы я мог что-то сделать… – сказал он.

– Если бы хоть кто-то мог что-нибудь сделать… – ее голос поник. Она снова вытерла свои глаза – Я должна возвращаться на мостик.

– Мичман Ацуэла может сейчас позаботиться об этом, – заверил ее Кирк, – Спасибо, капитан. Мне хотелось бы побыть одной.

Кирк понял это как намек на окончание разговора. Он, молча с сочувствием, пожал ей руку и вышел. За собой он услышал первый хрустальный звук черелианского инструмента, и затем полились слова чужой песни, возможно, это был йауанский, это могла быть молитва к богу о спасении жизни Закату Энниена.

Двери лифта закрылись… Мысленно присоединяясь в молитве к лейтенанту, Кирк вернулся на мостик.


Содержание:
 0  вы читаете: Песнь Ухуры : Дженет Каган  1  Глава 2 : Дженет Каган
 2  Глава 3 : Дженет Каган  3  Глава 4 : Дженет Каган
 4  Глава 5 : Дженет Каган  5  Глава 6 : Дженет Каган
 6  Глава 7 : Дженет Каган  7  Глава 8 : Дженет Каган
 8  Глава 9 : Дженет Каган  9  Глава 10 : Дженет Каган
 10  Глава 11 : Дженет Каган  11  Глава 12 : Дженет Каган
 12  Глава 13 : Дженет Каган  13  Глава 14 : Дженет Каган
 14  Глава 15 : Дженет Каган  15  Глава 16 : Дженет Каган
 16  Глава 17 : Дженет Каган    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap