Фантастика : Космическая фантастика : Убирайтесь вон из моих снов! : Алексей Калугин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Беггера посетил сонинспектор Сотиков и обвинил его в незаконном использовании программы имитатора сна. Но Беггер – законопослушный гражданин и покупает только лицензионную продукцию… Хотя у него и возникло сомнение относительного распространенного убеждения, что без браслета с пи-компом нельзя видеть сны… А вдруг возможно видеть сны самому, баз специальной программы и, к тому же, бесплатно?

Три шага – Беггер уперся в каменную стену. Поворот, три шага назад – снова стена. Ровные каменные блоки длиной в локоть и высотой с ладонь, скрепленные цементным раствором. Беггер приложил ладонь к стене. Ощущение прикосновения к холодному, неровному, как будто вытесанному вручную камню было до неправдоподобия реальным. Едва не крича от ужаса, Беггер обхватил голову руками, прижался спиной к стене и медленно сполз по ней на пол. Он находился внутри каменного куба. При желании можно было вообразить, что ходишь по стене. Или по потолку – без разницы. От одной только мысли о том, как легко мир переворачивается с ног на голову, можно было сойти с ума. Беггер не знал, как долго он здесь находился, – время утратило привычный смысл, превратилось в ничего не значащее слово, звучавшее как шуршание старой газеты. И он понятия не имел, выберется ли отсюда когда-нибудь.

Услышав звук за спиной – тихий, как будто коготок по стене скребет, – Беггер обернулся. На стене появилась дверь с изогнутой, подобно знаку интеграла, ручкой. Беггер протянул руку, но прежде, чем он успел ухватиться за ручку, дверь отворилась сама. В узком дверном проеме стоял незнакомый Беггеру мужчина. На вид – лет сорок или, может быть, чуть больше. Невысокого роста, с узкими плечами и впалой грудью – типичный городской житель, ни разу в жизни не выбиравшийся за пределы мегаполиса. Черные, лоснящиеся, словно набриолиненные, волосы гладко зачесаны назад. Одет в модные широкие брюки болотного цвета, выглядевшие так, будто их часа два старательно топтали, и коричневую рубашку с короткими рукавами. Беггер вдруг вспомнил, что сам он голый, и, стыдливо поджав плечи, сложил руки внизу живота. Стоявший в дверях человек сделал вид, что не заметил смущения Беггера. Или ему это действительно было безразлично.

– Максим Беггер? – Негромкий голос уверенного в себе человека.

Вопрос прозвучал глупо – можно было подумать, что в каменном узилище томятся человек десять. Беггер молча протянул вперед руку с контрольным пи-компом. Незнакомец провел сверху своей рукой – на запястье шикарный пи-комп серии «Спирит» с иридиевым браслетом. Взглянув на табло, незнакомец удовлетворенно кивнул.

– Сонинспектор Виктор Сотиков. Я буду вести ваше дело, гражданин Беггер.

Сонинспектор сделал шаг назад, что следовало расценивать как предложение выйти из камеры.

Никогда еще Беггер не видел такого невыразительного лица, как у явившегося по его душу сонинспектора.

– Я голый. – Беггер развел руки в стороны, дабы сонинспектор мог убедиться в том, что так оно и есть.

– Выходите, Беггер, ваш сон контролируется с моего пи-компа.

Едва сонинспектор произнес это, как узкий, неудобный воротничок сдавил Беггеру горло. Беггер поднял руки и, насколько это было возможно, окинул себя взглядом. На нем был узкий серый комбинезон без карманов, без каких-либо застежек, без швов. На ногах – пластиковые шлепанцы. Стандартная униформа, предусмотренная для задержанных, – Беггер видел такое в кино.

Из-за неудобной одежды и сваливающихся с ног шлепанцев шаги получались до смешного маленькими. По сути, Беггер не шел, а семенил, точно спешащая на свидание гейша. Когда он переступил порог, сонинспектор уже сидел за столом.

Это была та же самая комната, в которой Беггера допрашивали, перед тем как голым кинуть в каменный склеп. Только стены ее, прежде темно-синие, приобрели салатовый оттенок – должно быть, этот цвет нравился Сотикову. Беггер посмотрел назад – дверь, через которую он покинул едва не лишившую его рассудка камеру, исчезла. Комната, в которой он сейчас находился, если и была похожа на тюремное помещение, то самую малость. А если не обращать внимания на отсутствие окон и дверей, так и вовсе комната как комната.

Просеменив к столу, Беггер присел на краешек стула с узкой металлической спинкой.

Сонинспектор раскрыл электронный блокнот и включил запись. Каждое движение Сотикова было неторопливо и обстоятельно.

– Итак, гражданин Беггер, вам предъявлено обвинение в незаконном использовании программы имитатора сна, разработанной компанией «Макросон».

– Это чудовищная ошибка! – протестующе взмахнул рукой Беггер. Но голос его при этом звучал так, будто он оправдывался. – Я приобрел лицензионную программу в салоне «Макросон». Обычно я вообще не пользуюсь имитаторами. Видите ли, моя работа…

– Стоп! – поднял руку сонинспектор.

Беггер и сам почувствовал, что его понесло, – после нескольких часов, проведенных в камере наедине с собственными мыслями, ему необходимо было выговориться.

Сотиков аккуратно сложил руки на столе и слегка подался вперед.

– Я хочу понять ваши мотивы, Беггер.

– Для начала вам придется поверить в то, что я невиновен! – выпалил Беггер, прежде чем успел подумать, что ссориться с сонинспектором не в его интересах.

Сотиков даже глазом не моргнул – поди пойми, что у него на уме.

– Хорошо, допустим, вы невиновны. Расскажите, что произошло на самом деле.

* * *

Все в этой жизни имеет в основе своей глупейшее стечение обстоятельств, только понимаешь это чаще всего, когда изменить что-либо уже невозможно. Почему именно в этот день Беггер решил зайти в салон «Макросон», на который прежде внимания не обращал? Быть может, потому, что на улице было темно и сыро, небеса уже который день с бессмысленным упорством кропили городской асфальт, легкий китайский зонтик сломался, когда Беггер выходил из такси, и настроение у него от этого было пресквернейшее, а за дверями салона горел яркий свет, отражавшийся в стеклах, и зеленели оранжерейные олеандры? Или потому, что уже третью ночь Беггеру приходилось в качестве консультанта обслуживать во сне переговоры представителя родной корпорации «Хаммер» с хитрым японцем Такеши, упорно не желавшим продавать свой более чем скромный заводик на Курилах, штамповавший хард-диски, не уступавшие по качеству хаммеровским? Сегодня по просьбе Такеши переговоры были отложены на два дня. Персональный пи-комп Беггера был забит гигабайтами информации, которую ему необходимо было изучить к началу следующего раунда переговоров с японцем. Но этим можно было заняться и завтра, а сегодня Беггер хотел отдохнуть. И в кои-то веки по-настоящему выспаться.

Зонтик, не спасший его от дождя, Беггер сунул в круглую корзину, которая тут же тихо заурчала, переключившись в режим сушки. Расстегнув короткий темно-синий плащ, Беггер как следует его встряхнул. Стеклянная дверь у него за спиной покрылась мелкими капельками дождевой влаги.

– Мерзкая погодка, – сказал вместо приветствия стоявший за прилавком паренек лет девятнадцати в желтой форменной жилетке, под которой больше ничего не было.

Вид у парня был не более странный, чем у любого из его сверстников, – три кольца в мочке левого уха и одно в правой ноздре, волосы, подстриженные ежиком и выкрашенные в три цвета – желтый, зеленый и темно-пурпурный, – жиденькая козлиная бородка, оплетенные причудливыми узорами татуировок запястья. Одним словом, обычный парень, озабоченный трудноразрешимой в его возрасте проблемой самоидентификации. Беггер еще раз встряхнул плащ, провел ладонью по влажным волосам и подошел к прилавку.

– Готов предложить вам все, что у нас есть. – Парень лениво махнул рукой в сторону высокого застекленного стенда. Полки были заставлены маленькими квадратными коробочками с плавающими над ними яркими голографическими картинками. – Показать каталог с демоверсиями?

– Я хочу отдохнуть, – устало улыбнулся Беггер.

– На работе выматываетесь, – с пониманием прищурился парень.

– Да, вроде того, – согласился Беггер.

– Тогда это для вас. – Парень, не глядя, снял с полки коробочку и со стуком припечатал ее к прилавку.

Над коробкой, всколыхнув воздух, воспарило перекошенное ужасом лицо в синеватой дымке.

– Что это? – неприязненно поморщился Беггер.

– Отличный сон! – Продавец щелкнул ногтем по пластиковому кубику. – Я сам им пользуюсь, когда нужно расслабиться. Всю ночь будете измываться над своим начальником. Утречком проснетесь счастливым, как младенец.

– Мне это не подходит, – натянуто улыбнулся Беггер.

– Взгляните на демку, – предложил продавец.

– Мой непосредственный начальник – компьютерный узел «Хаммер-202».

– Ну и что! – продолжал гнуть свое парень. – Вы только представьте себя, как заискрятся его контакты, когда вы опрокинете на него ведро воды! Он будет молить вас о пощаде, а вы…

– Нет! – Беггер тихонько стукнул ладонью по прилавку.

Этого оказалось достаточно для того, чтобы парень убрал имитатор сна, которым собирался порадовать клиента.

– Что же вы хотите? Корриду, восхождение на Эверест, сражение с космическими пришельцами? Или, может быть, – продавец положил локоть на прилавок, подался вперед и перешел на доверительный полутон, – вы любитель пикантных снов? Могу предложить такое, чего вам никогда прежде видеть не доводилось. От порно до стафф. Качество гарантировано.

– Мне нужен красивый, спокойный сон, – объяснил продавцу Беггер.

Продавец посмотрел сначала на ладонь Беггера, лежавшую на прилавке, затем перевел взгляд на его лицо. Судя по всему, парень не сомневался, что клиент что-то от него скрывает.

– Вы уверены, что именно это вам нужно?

– Да, – ответил Беггер.

– Хорошо, – сказал парень и нырнул под прилавок.

Через минуту он выложил перед покупателем пять коробок, выглядевших крайне невзрачно – голографические этикетки сели настолько, что превратились в тусклые, плоские картинки.

– Предупреждаю сразу, это неликвид. – Продавец поднял указательный палец и строго посмотрел на Беггера. – Зато отдам со скидкой.

– Что здесь? – Двумя пальцами Беггер взял со стола одну из коробок.

– «Пустыня ночью», «Морской прибой», «Крики чаек», «Утро в сосновом бору» и «Лесное озеро».

– Можно взглянуть?

– Что именно?

– «Лесное озеро».

– Увы, демоверсия не предусмотрена. Но в анонсе сказано, что в ясный солнечный день вы посетите чудесное лесное озеро, на берегу которого сможете сполна насладиться купанием, рыбалкой и одиночеством. Клев гарантируется.

– Я беру это, – уверенно кивнул Беггер.

– Да? – с сомнением посмотрел на него продавец.

– Какие-то проблемы? – поднял бровь Беггер.

– Никаких, – качнул головой парень. – Мне нужен только идентификационный код вашего пи-компа.

Беггер дернул вверх рукав плаща и протянул продавцу левую руку с узким серебряным браслетом на запястье. Парень, не глядя, провел ручкой-сканером над пи-компом Беггер. На кассовом аппарате загорелась контрольная ячейка.

– Поздравляю, – равнодушным голосом произнес продавец. – За вами не числится никаких правонарушений, и вы имеете право приобретать лицензионную продукцию компании «Макросон».

– Я в этом ни секунды не сомневался, – так же невыразительно улыбнулся в ответ Беггер.

– Минимальный срок проката семь дней. – Парень надавил несколько клавиш на кассовом аппарате и пропустил коробку имитатора через регистрационное окошко. – Готово! – Он снова положил пластиковый кубик на прилавок. – Здесь, – палец продавца ткнулся в голографическую марку, – указаны дата и время окончания срока договора. Если захотите продлить договор, сделайте это до истечения указанного срока. Ваш счет. – Парень указал на цифру, горевшую в контрольной ячейке кассового аппарата.

Сумма, предъявленная к оплате, приятно удивила Беггера, и он с готовностью положил на прилавок руку с браслетом пи-компа.

Продавец ловко взмахнул сканером, и требуемая сумма тут же перетекла с банковского счета Максима Беггера на счет компании «Макросон».

– Спасибо за покупку. – Продавец улыбнулся, на этот раз вполне искренне, и протянул Беггеру коробочку с имитатором сна. – Честно говоря, я был уверен, что никогда не продам это старье. Заходите еще.

* * *

– Прежде вы никогда не пользовались имитаторами сна «Макросон»?

– Нет, обычно я пользуюсь стандартным стимулятором.

– Сон без сновидений, – с пониманием наклонил голову сонинспектор.

– Не совсем так, – поправил его Беггер. – Нередко во сне мне приходится участвовать в конференциях и совещаниях, проводимых руководством «Хаммера».

– Вы не думаете, что вам продали пиратскую копию программы?

– Меня трудно обмануть, – невольно улыбнулся Беггер. – Я консультант по лицензированию продукции.

* * *

На вечер у Беггера было запланировано с десяток дел из персонального списка рабочих заданий с грифом первостепенной важности. Но, не справившись и с половиной, Беггер понял, что остальное придется оставить на завтра. Назначенный врачом корпорации стимулятор эффективно боролся со сном, но накопившаяся усталость все равно делала голову тяжелой, а мысли – вялыми и до безобразия примитивными. Отключив стационарный комп, Беггер взял лежавший на углу стола пластиковый кубик с имитатором сна «Лесное озеро». Сорвав контрольный ярлык, Беггер открыл коробку. В неглубокой ячейке под крышкой лежал чип, по форме похожий на рисовое зерно. Беггер поднес чип к приемному окошку персонального пи-компа. Мигнул зеленый световой код опознания. Чип выскользнул из ячейки и исчез внутри пи-компа.

– Программа имитатора сна «Лесное озеро» активирована, – сообщил бархатистый женский голос. Беггер сам выбрал голос для персонального пи-компа, похожий на голос главной героини мемори-сериала «Если».

Инъекция тан-блокатора – иначе после стимулятора не уснешь. Двойная доза – в пределах предписаний врача. Беггер гордился тем, что никогда, ни разу в жизни не пользовался запрещенными препаратами – ни для того, чтобы расслабиться, ни для того, чтоб повысить работоспособность. Всем, что ему удалось добиться – место консультанта в корпорации «Хаммер», квартира в престижном районе Санта-Москвы, счет в банке, – Беггер был обязан только себе самому, собственному характеру, воле и целеустремленности. Даже имплантат у него был всего один – митральный клапан со встроенным водителем сердечных ритмов. Но этим мог похвастаться едва ли не каждый второй житель любого мегаполиса. Что поделаешь, жизнь такая: все время на нервах, каждую секунду на пределе. Врач сказал, что либо имплантат ставить, либо через год-другой сердце менять. Уже на сегодняшний день Беггер не просто обеспечил себе безбедную старость, но и в случае необходимости мог оплатить операцию по трансплантации органов – у жителей мегаполисов частенько отказывает не только сердце, но и печень, реже – легкие.

Тан-блокатор начал действовать раньше обычного – сказывалась многодневная усталость. Беггер едва успел раздеться и добраться до постели. Как он забрался под одеяло, Беггер уже не помнил.

* * *

– Вы часто принимаете стимуляторы?

– Не чаще других.

– Препараты, которые вы используете, вам выдает врач корпорации?

– Врач мне их назначает. Покупаю препараты я сам.

– Где именно?

– В автоматическом аптечном киоске на сорок седьмом этаже административного корпуса «Хаммер».

– Надеюсь, рецептурная карточка у вас в порядке?

– У меня нет рецептурной карточки. Я не принимаю сильнодействующие препараты.

– Хорошо, – кивнул сонинспектор. – Продолжайте.

* * *

Было тепло, но не жарко. Легкий ветерок приятно обдувал кожу. Беггер с наслаждением сделал глубокий вдох. Немного странно было не чувствовать застоявшуюся вонь автомобильных выхлопов и дезинфекционной смеси, которой в мегаполисе обрабатывали мостовые. Быть может, именно потому запах хвои показался Беггеру слишком резким.

– Комп, – позвал он негромко.

– Простите, геноссе Беггер, но в данный момент вы можете общаться только с программой имитатора сна «Лесное озеро», разработанной корпорацией «Макросон».

Голос был незнакомый, но не раздражающий, можно даже сказать, приятный. Легко было представить себе человека, которому он мог принадлежать, – мужчина лет тридцати пяти, высокий, сухощавый, непременно светловолосый, с едва заметной доброй улыбкой на губах.

– Как мне к тебе обращаться? – спросил Беггер.

– Как вам будет угодно, геноссе Беггер. Можете называть меня просто «программа». Или, если хотите, придумайте мне имя.

Э, нет! На такую простую уловку Беггера не поймать! Дежурный трюк распространителей комп-программ – заставить клиента поверить в то, что он имеет дело не просто с упорядоченным набором электрических импульсов, а с личностью, такой же, как он сам, только лишенной телесной оболочки. С программой-другом расстаться куда труднее, чем с программой-слугой. Беггеру доводилось слышать истории о людях, которые настолько привязывались к своим комп-программам, что, когда те в конце концов выходили из строя, оплакивали их, точно близких родственников. А как-то раз он самолично видел в ночном выпуске ньюсов какого-то богатого чудака, устроившего пышные похороны своей комп-программе, в течение двенадцати лет исправно выполнявшей обязанности его секретаря. Или, может быть, секретарши? А впрочем, какая разница.

– Послушай, программа, мне кажется, запах хвои в воздухе слишком резкий.

– А сейчас?

Беггер потянул носом воздух. Запах хвои сделался едва различим. Теперь в воздухе преобладал запах нагретой солнцем травы.

– Теперь то, что надо, – одобрительно кивнул Беггер.

– Как я понимаю, вы впервые воспользовались программой имитатора сна «Лесное озеро»?

– Верно.

– В таком случае позвольте поблагодарить вас за то, что вы выбрали имитатор сна именно нашей марки. Мы уверены, вы не окажетесь разочарованы. Продукция компании «Макросон» отвечает самым высоким требованиям, предъявляемым к имитаторам сна. Вот уже без малого полвека…

– Хватит, – недовольно поморщился Беггер. – Рекламные тексты я и сам могу сочинять.

– Хорошо, – на удивление легко согласилась программа. – Будем считать, что вы уже ознакомлены с вводным разделом. Перейдем к делу. Вы хотите сразу оказаться на берегу озера или же для начала прогуляетесь по лесу?

– Хочу на берег.

– Выполнено.

И Беггер оказался на берегу.

Прозрачная, чуть зеленоватая гладь озера простиралась до горизонта. Ветерок нагонял на песчаный берег легкую волну, заставлявшую шуршать камыши. Ослепительную голубизну неба оттеняли белые облачка, похожие на легкие полупрозрачные мазки акварели. Чуть в стороне от пустынного пляжа стояли купы высокого кустарника с длинными, пригибающимися к земле ветвями и узкими стреловидными листьями, имевшими с оборотной стороны едва заметный серебристый оттенок. А за кустами поднималась стена леса. Беггер был не силен в ботанике, а потому не смог вспомнить название хвойных деревьев с высокими прямыми стволами и развесистыми кронами.

– Показать другие варианты пейзажа? – спросила программа.

– Не нужно, – сделал отрицательный жест рукой Беггер и невольно улыбнулся.

Он уже не жалел о том, что зашел в салон «Макросон» и купил именно этот имитатор. Беггер не помнил, когда в последний раз, будь то в реальной жизни или во сне, он испытывал такой же покой и умиротворение, что и сейчас. Никаких забот и волнений. Никакой спешки. Никого рядом. Только он один. И лесное озеро. Его озеро.

– Быть может, немного оживить пейзаж? – предложила программа.

– В каком смысле? – не понял Беггер.

– Ну, например, птицы над озером или люди где-то вдали на берегу.

– К черту людей и птиц!

– Понятно. Погода вас устраивает?

– Вполне.

– Сохранить данный вариант сна?

– Да.

– Выполнено. Вы, часом, не нудист?

– А тебе что за дело? – осадил не в меру любопытную программу Беггер.

– Одежда вам нужна?

Беггеру показалось или в голосе виртуального менеджера и в самом деле прозвучали нотки обиды?

– Шорты, майка и плавки.

– Выполнено. Как насчет корзинки для пикника?

– Не нужно.

– Холодные напитки?

– Нет.

– Рыбачить будете?

– Не сейчас.

– Какие-нибудь особые пожелания?

– Меня все устраивает, – сказал Беггер и улыбнулся.

– В таком случае я перехожу в режим ожидания. Если понадоблюсь, позовите. Приятного отдыха, геноссе Беггер.

– Спасибо, – машинально ответил Беггер, с запоздалой досадой подумав о том, что поблагодарил не человека, а программу, которая всего лишь выполняла заложенные в ней функции.

Стянув майку через голову, Беггер кинул ее на песок. Туда же полетели шорты. Подумав, Беггер снял и плавки – в конце концов, это был его сон, в котором никого, кроме него, нет. Так чего же стесняться? Сделав два шага вперед, Беггер осторожно потрогал воду ногой. Вода была что надо – не холодная, а в меру прохладная. Для того чтобы зайти в воду по пояс, Беггеру пришлось пройти метра три. Опустив в воду руки, Беггер прищурился, посмотрел на сияющее в небе солнце и счастливо улыбнулся. А потом нырнул.

Беггер не помнил точно, когда в последний раз был в бассейне, – года полтора назад, а то и больше. Но он знал, что умеет плавать, и, вынырнув, действительно поплыл – сначала брассом, затем перешел на кроль. Не менее получаса Беггер плыл вперед, не чувствуя ни усталости, ни даже легкой одышки. Он не знал, как далеко заплыл, – противоположный берег озера по-прежнему сливался с линией горизонта, а оглядываться назад Беггер не хотел. Когда же ему надоело плыть, он перевернулся на спину и, раскинув руки в стороны, лег на воду. Беггер лежал, зажмурив глаза, и улыбался. В голове не было ни единой мысли, и это приводило Беггера в полнейший восторг.

Обратный путь показался Беггеру чуть длиннее. Должно быть, имитатор сна уловил его скрытое желание и создал иллюзию усталости. Почувствовав дно, Беггер встал на ноги. Вода доходила ему до груди. Откинув назад мокрые волосы, Беггер провел ладонями по лицу. Когда же он убрал руки, то увидел сидевшего на берегу человека. И мало того, незнакомец приветливо помахал ему рукой.

– Программа, – позвал Беггер.

– Слушаю вас, геноссе Беггер, – тут же отозвался знакомый голос.

– Я же сказал, никаких людей.

– Ваше желание выполнено.

– Да? А кто же тогда машет мне с берега рукой?

– На берегу никого нет.

Голос программы был настолько уверенный, что Беггер не сразу нашел, что ответить.

– На берегу сидит человек. – Вот и все, что смог он сказать.

– На берегу никого нет, – с прежней непоколебимой уверенностью в своей правоте повторила программа.

– Но я вижу его!

– На берегу никого нет.

Человек на берегу поднялся на ноги и снова махнул Беггеру рукой.

– Эй! – крикнул он. – Кончайте этот пустой разговор! Вы ничего не добьетесь от своей программы! Для нее меня не существует!

– Кто вы такой? – не двигаясь с места, спросил у незнакомца Беггер.

– Вам удобно так разговаривать? – Человек на берегу картинно развел руками. – Выходите из воды!

– Я могу перейти в режим ожидания? – спросила программа.

В принципе, можно было прямо сейчас дать отбой и покинуть сон, в котором происходило что-то непонятное. Но что могло случиться с человеком во сне? Скорее всего, обосновавшийся на берегу незнакомец был следствием сбоя программы – видно, не зря продавец отдал Беггеру имитатор сна со скидкой, знал, что товар с брачком.

– Да, – ответил на вопрос программы Беггер и зашагал к берегу.

Незнакомец на берегу был невысокого роста и тщедушного телосложения. Узкое лицо, наверное, неплохо бы смотрелось в профиль, но анфас оно было похоже на недоделанную африканскую маску. Одет он был в полуспортивный костюм цвета хаки – брюки и рубашка с короткими рукавами.

Когда уровень воды опустился до пояса, Беггер остановился, вспомнив, что на нем нет плавок. Чувствовал он себя при этом ужасно глупо. Человек, смотревший на него с берега, был всего лишь иллюзией. Стесняться его присутствия было просто глупо. Беггер прекрасно это понимал, но все равно ничего не мог с собой поделать. Незнакомец быстро смекнул, в чем проблема. Подцепив пальцем плавки Беггера, он широко размахнулся и с криком:

– Держите! – кинул их в воду.

Выловив плавки из воды, Беггер натянул их и только после этого вышел на берег.

– Добрый день, – улыбнулся незнакомец.

Беггер машинально кивнул и сел на песок. На руке незнакомца не было браслета с персональным пи-компом, что лишний раз подтверждало тот факт, что он не был человеком.

– У вас хороший сон, – сказал незнакомец, присаживаясь рядом. – Я давно искал что-то подобное.

Беггер недовольно поморщился.

– Как вас зовут?

– Слушай, – в упор посмотрел на незнакомца Беггер. – Ты что, запрограммирован на дружескую беседу?

– Запрограммирован? – Незнакомец удивленно приподнял бровь.

Беггер обреченно вздохнул и растянулся на песке. Сначала он раскинул руки в стороны, затем положил их под голову. И закрыл глаза. Но даже так он чувствовал присутствие чужака, вносившее резкий диссонанс в его замечательный сон. А незнакомец к тому же не собирался молчать.

– Вы знаете, в последнее время я все чаще встречаю очень агрессивные сны. Насилие во сне становится обычным явлением. – Беггер услышал, как незнакомец негромко хмыкнул. – Как будто в жизни его недостает.

Это было уже просто смешно!

– В жизни, говоришь? – Повернувшись в сторону собеседника, не имевшего представления о том, что такое деликатность, Беггер приподнялся на локте. – А знаешь ли ты, что такое жизнь?

Лицо незнакомца приобрело озадаченное выражение.

– Мне кажется, я не совсем вас понимаю.

– Вот и прекрасно, – снова раскинулся на теплом песке Беггер. – Поверь мне на слово, лучшее, что ты можешь сделать, – это убраться из моего сна.

– Но мне здесь нравится, – как будто даже с обидой произнес незнакомец. – Что вам, жалко, если я посижу рядом?

– Лучше, если ты посидишь на другом берегу озера, – буркнул недовольно Беггер.

– Другого берега у озера нет, – с упреком произнес незнакомец. – Это ведь сон.

– Мой сон, – уточнил Беггер.

На это незнакомец ничего не ответил.

Выждав какое-то время, Беггер приоткрыл один глаз.

Надежда на то, что незваный гость убрался восвояси, или что там происходит с программами, когда они переходят в режим ожидания, – не оправдалась. Незнакомец по-прежнему сидел на песке неподалеку от Беггера, обхватив колени руками, и пристально смотрел вдаль, туда, где воды иллюзорного озера стекали за линию горизонта.

– Глупо покупать сны, вам не кажется? – спросил он, не глядя на того, к кому обращался.

Беггер насторожился: подобное заявление можно было расценить как антирекламу. Даже для «кривой» программы это было слишком, а Беггер между тем был уверен, что купил доброкачественный лицензионный товар.

Словно угадав мысли Беггера, незнакомец посмотрел на него и улыбнулся.

– Я не компонент программы, созданный для того, чтобы скрасить ваше одиночество на берегу этого живописного озера. Я такой же человек, как и вы, который в данный момент спит и видит сон. Можете называть меня Игорем, хотя, предупреждаю, это не мое настоящее имя. А как вас зовут?

– У тебя нет пи-компа, – сказал Беггер, проигнорировав вопрос.

Игорь вроде как удивленно посмотрел на свои запястья.

– В самом деле нет. А зачем он мне?

– Чтобы увидеть сон, необходим пи-комп и имитатор сна, – уверенно заявил Беггер.

– Вы ошибаетесь, – возразил Игорь. – Достаточно просто уснуть.

– Не морочь мне голову, – недовольно поморщился Беггер.

– Даже и не думал. – Лицо Игоря обиженно вытянулось. – Вы же видите, я перед вами и у меня нет пи-компа.

– Это какой-то трюк? – недоверчиво прищурился Беггер.

– Вовсе нет, – качнул головой Игорь. – Вы сами можете сделать то же самое. Попробуйте, снимите браслет.

– И что тогда?

– Вы сможете видеть сны без имитаторов.

– Какой в этом смысл? – пренебрежительно дернул плечом Беггер. – Меня и так все устраивает в этом сне. – После паузы он добавил: – Все, кроме незваных гостей.

Игорь как будто не услышал едкое замечание.

– А какой смысл платить за то, что и без того ваше? – спросил он.

– Что значит мое? – Разговор захватил Беггера помимо воли, и он сел на песке, сложив ноги крест-накрест. – Этот сон разработан корпорацией «Макросон».

– А вы уверены, что этот сон не был у вас украден? – Игорь прищурился лукаво, точно опытный искуситель. – Прежде людям не нужны были имитаторы для того, чтобы совершать путешествия во сне. А теперь без имитатора никто заснуть не может.

– Прежде жизнь была куда как спокойнее, – усмехнулся Беггер. – А теперь мы все на стимуляторах сидим.

– И кто же нас на них посадил?

Это уже называлось провокацией. Беггер понял, что если ответит на вопрос, то выдаст такую крамолу, о которой и думать не хотелось.

– Слушай, шел бы ты отсюда, – сказал он примирительным тоном. – Нравится тебе это или нет, но это мой сон, я за него деньги заплатил.

– А как насчет того, чтобы поделиться с ближним? – задал еще один коварный вопрос Игорь.

– А как насчет того, чтобы оставить ближнего в покое? – парировал Беггер, уже не пытаясь скрыть раздражение.

– Можно я хотя бы окунусь разок? – попросил Игорь.

– Если ты такой умный, так создай себе такое же озеро и купайся в нем, сколько влезет, – ответил не без ехидства Беггер.

– Это не так просто, как может показаться, – с серьезным видом покачал головой Игорь.

– Тренируйся, – с усмешкой посоветовал Беггер. – Или купи имитатор сна.

– Нет, – покачал головой Игорь. – Я уж лучше так как-нибудь.

– Ну, как знаешь. – Беггер зажмурил глаза и запрокинул голову, подставляя солнцу лицо. Конечно, во сне не загоришь, но все равно приятно.

Игорь вздохнул и поднялся на ноги.

– Ну, так я пошел, – сказал он, посмотрев сверху вниз на Беггера.

– Ступай, – ответил тот.

Человек, назвавшийся Игорем, зашагал в сторону кустов. Пару раз он обернулся, как будто надеялся, что Беггер передумает и позовет его назад. Не дойдя трех-четырех шагов до ближайшей купы, человек растаял в воздухе.

* * *

– Вы встречали его в реальной жизни? – спросил сонинспектор Сотиков.

– Никогда, – уверенно качнул головой Беггер.

– И у вас нет никаких предположений?..

Сонинспектор помахал в воздухе пальцами – мол, давай выкладывай все, что у тебя на уме.

– Нет, – снова качнул головой Беггер.

– Ну, хорошо, – улыбнулся одними губами Сотиков. – Что было дальше?

– На следующую ночь этот тип снова появился в моем сне. Я сидел с удочкой на берегу, а он неслышно сзади подкрался. Черт! Я от неожиданности чуть в воду не свалился.

– Как он объяснил свой новый визит?

– Так же, как и накануне. Мол, я давно уже странствую по снам, но не видел прежде такой красоты, как у вас здесь. Позвольте-де, я тут на бережку посижу, мешать не стану. Я, само собой, возмутился. – Мимикой в сопровождении короткого взмаха кистей рук Беггер попытался изобразить свое возмущение.

И умолк.

– Ну? – выжидающе посмотрел на него сонинспектор.

Беггер, как пристыженный школьник, опустил взгляд.

– И он остался, – произнес он едва слышно.

– То есть вы пытались выгнать незнакомца из своего сна, но у вас ничего не получилось – он остался вопреки вашему желанию, – по-своему описал ситуацию Сотиков.

– Да! – с готовностью согласился с предложенной формулировкой Беггер. – Да, именно так все и произошло!

– Что было потом?

– Я продолжал удить рыбу, а он сидел у меня за спиной.

– О чем вы говорили?

– Да в общем-то ни о чем, – снова замялся Беггер.

– Гражданин Беггер, – строго постучал пальцем по столу Сотиков. – Я жду от вас ясных ответов.

– Игорь рассказывал о снах, в которых ему довелось побывать, – глядя в пол, угрюмо произнес Беггер. – Говорил, что лицензионные имитаторы сна – это барахло. А мой сон уникальный, не похожий на то, что обычно выпускает «Макросон». Говорил, что видел пару самодельных снов: один был совершенно омерзительный, а другой ему понравился. Тот, что понравился, был похож на игру, в которой сновидец перевоплощается в средневекового поэта, чтобы принять участие к турнире лириков.

– Он не говорил о координатах самодельных снов? – перебил Беггера сонинспектор.

– Нет, – качнул головой Беггер. – А разве у снов есть координаты?

– Но ведь как-то ваш приятель их находит.

Сотиков едва заметно улыбнулся.

Беггеру улыбка сонинспектора не понравилась – она определенно свидетельствовала о том, что Сотиков не верил тому, что рассказывал задержанный.

Беггер тяжело вздохнул.

– Каким образом человек, назвавшийся Игорем, попадает в чужие сны? – задал новый вопрос Сотиков.

– Не знаю, – пожал плечами Беггер. – Он уверял, что достаточно снять браслет с пи-компом, чтобы оказаться, где пожелаешь.

– И вы попробовали сделать это? – Вопрос был задан таким тоном, будто сонинспектор не сомневался в том, что получит утвердительный ответ.

– Нет! – протестующе взмахнул руками Беггер. – Я никогда не снимаю браслет!

– Так. – Сонинспектор откинулся на спинку стула и в задумчивости приложил палец к подбородку. – Вы можете припомнить еще какие-то подробности вашего разговора с неизвестным?

Беггер отрицательно качнул головой.

– Он рассказывал что-нибудь о себе? О том, где он работает, где живет? Может быть, упоминал кого-то из членов семьи? Или говорил о болезнях? Вы понимаете, гражданин Беггер, что если мы не найдем этого человека, то отвечать за совершенные им преступления придется вам?

– Нет, он ничего не говорил о себе. – Беггер с сожалением развел руками. – Все его разговоры сводились к тому, что компании, торгующие снами, крадут у человека его законное право спать и видеть сны. А для того чтобы стать свободными, нам достаточно всего лишь снять браслеты с пи-компами.

Сонинспектор с сомнением прикусил губу.

– Трудно представить себе человека без пи-компа.

– У Игоря браслета не было.

– Да, но виделись-то вы с ним только во сне. Если этот тип умеет контролировать сновидения, то он мог заставить вас видеть то, чего нет, или не видеть то, что существует в действительности.

– Ну, я не знаю, – неуверенно протянул Беггер.

– Хорошо, переходим к третьему дню. Точнее, к третьей ночи.

– Когда на третью ночь я вновь оказался на берегу озера, Игорь уже ждал меня там.

– Он именно вас ждал? – уточнил Сотиков.

– Да нет, наверное. Он просто сидел на берегу и кидал в воду камни.

– Зачем?

– Не знаю. Просто так…

Инспектор хмыкнул как-то очень уж подозрительно и сделал пометку в блокноте.

– Я слушаю вас, Беггер.

– Я купался, а Игорь сидел на берегу, – неуверенно промямлил Беггер.

– Вы уже не пытались его прогнать?

– Я сказал, что хочу побыть один. Игорь ответил, что скоро мне представится такая возможность.

Сонинспектор удивленно приподнял бровь.

– Что он имел в виду?

– Не знаю, – качнул головой Беггер. – Когда я вышел из воды, он снова начал уговаривать меня попробовать снять браслет и самому скомпоновать пространство сна. Он говорил, что это страшно интересно. Потом он вдруг сказал: «Смотрите-ка, за вами пришли». Я обернулся и увидел сонполицейских. Когда я снова посмотрел на то место, где сидел Игорь, его там уже не было. Сонполицейские заявили, что я нарушил лицензионное право корпорации «Макросон», сняли у меня с руки браслет с пи-компом и нацепили это. – Беггер продемонстрировал Сотикову запястье с надетым на него контрольным браслетом. – Меня доставили в эту комнату, сняли показания и засунули в камеру. Вот и вся история.

– Ой ли, гражданин Беггер? – с сомнением прищурился сонинспектор.

– Я рассказал вам все, – развел руками Беггер.

– А как насчет трупа в кустах?

* * *

Это было все то же лесное озеро. Только теперь все вокруг казалось неживым – замершим, застывшим, мертвым. Небо было затянуто серыми тучами, из которых того и гляди хлынет дождь. Вода в озере, отражавшая помрачневшее небо, казалась темно-коричневой. Трава полегла, как будто ее ветром прибило к земле. Холодно не было, но Беггер все равно зябко поежился.

– Сюда, гражданин Беггер. – Сотиков щелкнул пальцами, подзывая арестованного, точно дрессированного шпица.

Рядом с сонинспектором стояли трое сонполицейских. В отличие от Сотикова сонполицейские были одеты по полной форме – малиново-алые, в сверкающих заклепках, галунах и позументах, как на рекламных экранах. Узкие полузабрала из дымчатого пластика скрывали лица стражей порядка зоны сна.

Сотиков сделал знак рукой, и один из сонполицейских развел в стороны гибкие, достающие до земли ветви кустарника, рядом с которым все они стояли. Беггер провел языком по пересохшим губам.

Казалось, лежавший в кустах человек уснул, уткнувшись лицом в землю. В позе его не было ничего противоестественного, следов крови на одежде Беггер тоже не увидел.

– Посмотрите внимательно, гражданин Беггер. – Сонинспектор сделал приглашающий жест рукой. – Вам знаком этот человек?

– Он одет, как Игорь, – едва слышно ответил Беггер.

– Но это не он?

– Я не вижу лица.

– Подойдите ближе.

Починяясь приказу, Беггер сделал шаг вперед. Тело, лежавшее в кустах, внушало ему страх. Он боялся, что это действительно тот самый тип, по вине которого он попал в передрягу.

– Ближе.

Беггер еще на полшага приблизился к просвету в кустах.

Сонполицейский присел на корточки и схватил мертвеца за волосы.

Беггер отшатнулся назад – ему показалось, что мертвец смотрит на него остекленевшими глазами.

– Это он?

– Да, – судорожно дернул головой Беггер.

По знаку Сотикова сонполицейский опустил голову Игоря и, убрав руку, позволил веткам кустарника сомкнуться над мертвым телом. Заложив руки за спину, Сотиков задумчиво прошелся вдоль берега. Он шел медленно, внимательно глядя под ноги, словно надеялся найти неопровержимые улики, подтверждающие причастность Беггера к преступлению. Отойдя шагов на десять, сонинспектор обернулся.

– Вы понимаете, что это значит? – спросил он, обращаясь к арестованному.

Беггер растерянно развел руками.

– Это значит, гражданин Беггер, – сонинспектор сделал три шага вперед, снова остановился и грустно вздохнул, – это значит, что теперь вы обвиняетесь еще и в убийстве.

На какое-то время Беггер потерял дар речи. Он не мог поверить в то, что сонинспектор Сотиков говорит серьезно. Обвинение в незаконном использовании продукции «Макросна» было, мягко говоря, весьма сомнительным. Беггер только в первый момент растерялся – а кто бы не растерялся, оказавшись голым в каменном склепе? – теперь же он не сомневался в том, что адвокаты «Хаммера» без труда докажут его невиновность, а то еще и потребуют компенсацию, подсчитав, сколько денег потеряла корпорация из-за того, что одному из ее ведущих сотрудников не дали выспаться. Но обвинение в убийстве во сне – это же полный абсурд! Собравшись с мыслями, Беггер кашлянул в кулак.

– Если я правильно понял, меня обвиняют в том, что в моем сне оказался мертвый человек? – спросил он у сонинспектора, стараясь, чтобы в голосе была слышна легкая насмешка.

Сотиков сделал еще два шага вперед и снова остановился.

– Вы знаете, что такое психоанализ, гражданин Беггер?

– Не настолько хорошо, чтобы зарабатывать этим себе на жизнь, – попытался пошутить Беггер.

– Суть в том, что любой предмет или образ, рождающийся во сне, является отражением либо реальных событий, либо мыслей, терзающих сновидца. То есть, – шаг вперед, – если в вашем сне появился труп, – шаг, – значит, вы либо на самом деле кого-то убили, – два шага вперед, и сонинспектор Сотиков оказался рядом с Беггером, – либо замышляете убийство.

Пауза.

– Чушь! – возмущенно взмахнул руками Беггер. – Я не собираюсь никого убивать! И уж точно пока еще никого не прикончил!

Впервые на лице сонинспектора появилось выражение, похожее на сожаление.

– Как бы там ни было, гражданин Беггер, я должен задержать вас до полного выяснения всех обстоятельств дела.

– И как долго это продлится?

– Трудно так сразу сказать, – пожал плечами сонинспектор. – Мы пока не знаем ни личности убитого, ни мотивов преступления. А вот подозреваемый у нас есть.

Уточнять, о ком идет речь, Сотиков не счел нужным. Беггер не поднял возмущенный крик только потому, что сонинспектор все же казался ему разумным человеком. А два разумных человека, понятное дело, всегда могут договориться.

– Послушайте, господин Сотиков…

– Называйте меня сонинспектором.

– Хорошо, сонинспектор, вы ведь понимаете, что я не могу остаться в зоне сна на все то время, что будет продолжаться расследование. Да и какой в этом смысл? Вам известен идентификационный код моего пи-компа. Полагаете, я могу скрыться? – Беггер усмехнулся, дабы показать, насколько абсурдно подобное предположение.

– Сожалею, гражданин Беггер. – Вопреки заявлению на лице сонинспектора не отразилось даже намека на сожаление или хотя бы сочувствие. – Но вам придется остаться.

* * *

Все происходившее казалось Беггеру абсурдистской пьесой, в которой только он один не знал своей роли. Сон-радость, сон-мечта превратился в ночной кошмар. Отдых у живописного лесного озера обернулся тюремной камерой. Каменный куб размером три на три шага, в котором нет ни окон, ни дверей, нет ни верха, ни низа, нет цветов, нет звуков, нет запахов, нет времени – есть только ограниченный объем пространства. Да и тот иллюзорный. Чтобы удостовериться в том, что он сам пока еще не превратился в чей-то сон – в навязчивое видение, от которого невозможно избавиться, в мерзкого призрака, что является из тьмы, – Беггер время от времени проводил ладонью по камням. Камни были прохладные и шершавые на ощупь.

Иллюзия реальности избавляла от желания отдаться во власть безумия – в условиях, когда истина растекалась, подобно пролитому на ковер киселю, лишь тотальный бред мог предложить свой извращенный вариант свободы. В зоне сна время не имело значения. Его здесь попросту не существовало. Сон мог растягивать секунды, как полоску латекса, превращая их в часы, но мог и годы спрессовать в минуты. Без пи-компа Беггер не мог определить, что происходит с реальным временем. Сонинспектор Сотиков заверил Беггера, что следствие бедует закончено прежде, чем в реальности наступит рассвет. В ответ Беггер только усмехнулся – в Санта-Москве рассвет – условное понятие. Гигантский мегаполис круглые сутки погружен в серый полумрак. Солнце жителям Санта-Москвы заменяет сияние рекламных щитов, а огни подвесных магистралей при желании можно ночью принимать за звезды. Беггер каждый день просыпался в семь утра, но не оттого, что за окном становилось светло, а потому, что запрограммированный на год вперед пи-комп делал ему инъекцию стимулятора, чтобы, проснувшись, человек чувствовал себя бодрым и веселым. День – это отрезок времени между утренней инъекцией стимулятора и вечерней инъекцией тан-блокатора. Ночь – это либо еще одна сонконференция, либо черный провал беспамятства.

Альтернативный вариант – имитация сна, иллюзия сновидения, созданная группой сценаристов, художников и программистов. Сон-обман, сон-ловушка, из которого порой совсем не просто выбраться.

Беггер в отчаянии ударил кулаком по каменному полу. Он и сам не помнил, как забился в угол, где и сидел теперь, скрестив ноги. Чтобы покончить со всем этим наваждением, необходимо вернуться в реальность. Нужно во что бы то ни стало проснуться! Беггера всего трясло, когда он представлял себя лежащим на кровати с закрытыми глазами, похожим на труп, что видел он в кустах на береге лесного озера. Он спит, не зная, что происходит. А время идет. Время идет, черт возьми, что бы ни говорил сонинспектор Сотиков! В половине девятого Беггеру необходимо быть на рабочем месте. На десять утра назначен новый раунд переговоров с Такеши, и страшно даже представить, что произойдет, если в нужное время он не подключится к своему рабочему компу. Который сейчас час? Беггер готов был отдать все, что угодно – хоть полцарства, которого у него не было, хоть пять лет жизни из тех, что у него еще остались, – лишь за то, чтобы узнать, что сейчас показывают часы там, в реальном мире.

По каменной стене, на которую тупо пялился Беггер, пробежала мелкая рябь. Тонкие полоски раствора, разделявшие камни в кладке, утратили четкость, поплыли, изменяя углы пересечения горизонтальных и вертикальных линий. Прежде, когда сонинспектор открывал дверь в камеру, ничего подобного не происходило. Беггер уперся ладонями в пол и поджал ноги, готовясь вскочить. Вот только бежать все равно было некуда, поэтому он продолжал сидеть на полу, плотно прижав к камням босые ступни. Стена изогнулась, вздулась огромным сюрреалистическим пузырем, который едва не расплющил Беггера о другую стену. Беггер не мог понять, почему он до сих пор не кричит, не зовет на помощь. И вдруг все разом стало на свои места. Камера снова превратилась в правильный куб, сложенный из каменных блоков. Только теперь в камере находились двое. Беггер сидел на полу, а у противоположной стены стоял человек, которого он знал под именем Игорь. И одет он был так же, как во время их встреч у озера. Или когда Беггер видел его лежащим мертвым в кустах. Дернув подбородком, Беггер судорожно сглотнул. Он не знал, прилично ли первым обращаться с вопросом к ожившему мертвецу? Игорь окинул быстрым взглядом узилище и недовольно цокнул языком.

– Да уж, приятным это место не назовешь, – изрек он многозначительно. – И блокировка здесь хорошая, – добавил он, обращаясь на этот раз непосредственно к Беггеру. – Потребовалось время, чтобы отыскать вас.

– Я видел твой труп, – невпопад ляпнул Беггер.

– Ага, – с безразличным видом кивнул Игорь. – Вы больше смотрите, вам здесь еще и не такое покажут.

Беггер озадаченно сдвинул брови. Конечно, он понимал, что имел в виду Игорь, но согласиться с тем, что тебя дурачат, точно подопытного гамадрила, оказалось не так-то просто.

– Геноссе Беггер…

По всей видимости, Игорь хотел что-то объяснить, но Беггер перебил его:

– Откуда ты знаешь мое имя?

– А как, по-вашему, я вас нашел? Заглянул в досье сонполиции.

– Вот так просто, взял и заглянул? – недоверчиво прищурился Беггер.

– Вот так просто, – улыбнулся Игорь и исчез. – Что вы теперь скажете? – прозвучал из пустоты его голос.

Беггер медленно поднялся на ноги и растерянно посмотрел по сторонам.

– Не старайтесь, геноссе Беггер, вам меня не отыскать.

Беггер резко повернулся в ту сторону, откуда прозвучал насмешливый голос его добровольного сокамерника, и снова ничего не увидел.

– Весь фокус в том, что я стал невидимым, – сказал Игорь и материализовался прямо из воздуха слева от Беггера.

– Значит, ты и трупом прикинуться можешь, – сделал вывод Беггер.

А про себя подумал: «Черт возьми, как же жаль, что в камере нет двери! Сейчас бы позвать сонинспектора Сотикова, пусть бы разобрался с этим типом!»

– Нет, – покачал головой Игорь. – Тело создали вы сами.

Беггер озадаченно сдвинул брови.

– Все очень просто, – объяснил Игорь. – Вам сказали, что на берегу озера в кустах лежит труп. Кого вы видели в своем сне на озере? Только меня. Вот вы и представили, что это я лежу мертвый в кустах. Сонполицейским был нужен мой портрет, и вы его точнехонько воспроизвели.

– Ты пришел, чтобы сдаться?

– Сдаться? – Брови Игоря изумленно взлетели едва ли не к середине лба. – Вы полагаете, мне следует добровольно согласиться на это? – Игорь обвел рукой стены камеры.

– Рано или поздно тебя все равно поймают, – уверенно заявил Беггер.

– Никогда, – не менее уверенно возразил Игорь.

– У сонполицейских есть твой портрет.

– Ну и что? – беспечно дернул плечом Игорь. – Они ни за что не смогут схватить меня во сне, потому что мои возможности на порядок превосходят имеющийся в их распоряжении набор технических уловок. Я могу сделаться невидимым, могу взлететь в воздух, могу пройти сквозь стену, могу нырнуть под воду и оставаться там, сколько пожелаю, могу… Во сне я могу все! Потому что это мой сон! А в реальности меня не найдут, потому что я никогда не беру с собой в зону сна пи-комп.

– Как же ты потом находишь дорогу домой?

Игорь наклонил голову к плечу и посмотрел на Беггера так, будто пытался понять, шутит он или говорит серьезно.

– Для того чтобы попасть домой, мне достаточно проснуться, – Игорь усмехнулся – совсем не обидно, по-доброму – и качнул головой. – Геноссе Беггер, вы все время забываете о том, что мой сон не контролирует никто, кроме меня самого.

– А сюда ты явился в поисках острых ощущений? – саркастически усмехнулся Беггер.

– Да вроде бы нет. – Игорь окинул быстрым взглядом стены каземата, словно хотел убедиться, что не пропустил ничего достойного внимания. – Здесь нет ничего интересного. Вот ваш сон…

– В моем сне ты уже успел напакостить! – резко перебил Игоря Беггер.

– Ну зачем вы так? – обиделся Игорь. – Я не сделал ничего плохого, но все же чувствую себя немного виноватым перед вами. Поэтому я и пришел сюда, чтобы помочь вам выбраться из этого склепа. – Игорь наморщил нос и смешно почесал его кончик ногтем. – Если вы, конечно, хотите отсюда выбраться.

Беггер сделал шаг в сторону, уперся в стену и положил на нее руки.

– Который сейчас час? – спросил он. – Там, в реальности?

– Собственно, я потому и пришел к вам, геноссе Беггер, что время на исходе. Сейчас без четверти семь…

– Дьявол! – Беггер в сердцах ударил кулаком по стене, но даже боли не почувствовал.

– Ровно в семь вы получите утреннюю инъекцию стимулятора, – продолжал, не обращая внимания на его возглас, Игорь. – Но проснуться не сможете, потому что контрольный браслет, который у вас на руке, удерживает ваше сознание в зоне сна. После этого ваш пи-комп передаст вызов на станцию «Скорой помощи». Поскольку вы человек не бедный, ваше тело поместят в криогенное хранилище, где оно будет находиться до тех пор, пока вы не вернетесь либо, – Игорь развел руками, – пока не закончатся деньги на вашем банковском счете. А разбирательство с сонполицией – вы уж поверьте моему опыту, геноссе Беггер, – может затянуться ой как надолго.

– К черту сонполицию! – Беггер так энергично взмахнул руками, что Игорь сделал шаг назад.

Спина Игоря коснулась стены. Очертания стены вновь поплыли, точно подтаявший на солнце воск, и тело Игоря начало медленно уходить в каменную кладку, как в зыбучий песок. Испугавшись, что Игорь совсем исчезнет, Беггер схватил его за руку и потянул на себя. Игорь качнулся вперед и, чтобы не упасть, уперся другой рукой Беггеру в грудь.

– Не вздумай снова исчезнуть! – прикрикнул на него Беггер.

– Все в порядке, – сделал успокаивающий жест рукой Игорь. – Иногда это происходит само собой.

– Что «это»? – не понял Беггер.

– Изменение структуры сна. Тот, кто пользуется имитатором, никогда с этим не сталкивается – программа удерживает структуру сна в стабильном состоянии.

– К дьяволу структуру сна! – Беггер схватил Игоря за грудки и как следует встряхнул. – Если я сегодня не приду на переговоры с Такеши, меня вышибут с работы! Мой банковский счет будет закрыт! Что тогда будет с моим телом?

– В течение двух суток его будут держать на системе искусственного жизнеобеспечения, – глядя в глаза Беггеру, с убийственным спокойствием ответил Игорь. – Если по истечении этого срока никто не предъявит своих прав на тело, оно будет утилизировано.

– То есть как? – Беггер растерялся настолько, что выпустил рубашку Игоря из рук.

Прежде чем ответить, Игорь одернул рубашку и постарался ладонью разгладить смятую ткань.

– Очень просто, – сказал он. – Утилизируют, как мусор. Если вас интересуют детали, могу устроить вам во сне экскурсию на мусороперерабатывающий завод, что за южной окраиной Санта-Москвы. Кстати, он принадлежит корпорации «Хаммер», на которую вы работаете.

Беггер дернулся в одну сторону, в другую. Отчаяние, охватившее его, не имело выхода. Стены, куда ни глянь, глухие каменные стены, о которые невозможно даже голову разбить!

Игорь!

Беггер развернулся на пятках и вновь оказался лицом к лицу со своим загадочным гостем.

– Ты говорил, что знаешь, как отсюда выбраться!

– Знаю, – подтвердил Игорь.

– Куда?

– Куда? – не понял Игорь.

– Куда ты можешь меня вывести?

– Да, в принципе, куда пожелаете.

– Мне нужно домой.

– Так нет ничего проще. Снимите контрольный браслет.

Беггер посмотрел на запястье левой руки, перетянутое черной пластиковой полоской. Известное всем и каждому правило гласит: в зоне сна ни в коем случае нельзя снимать с руки пи-комп. Неделю назад Беггер ходил с подругой на премьеру кинобоевика: так там герой, потерявший персональный пи-комп, без малого два часа экранного времени пытался выбраться из жутких галлюциногенных дебрей сна. С другой стороны, Игорь ведь свободно перемещается по зоне сна без пи-компа. И, судя по тому, что даже сонполиция не может его поймать, получается это у него неплохо. Подцепив контрольный браслет пальцем, Беггер содрал его с запястья.

– Бросьте его.

Пластиковый ремешок полетел на пол.

Беггер ждал, что произойдет – стены каземата рассыплются или в камеру вбежит разъяренный сонинспектор Сотиков, – что-то ведь непременно должно было произойти вслед за тем, как он снял контрольный браслет. Но не произошло ровным счетом ничего. Прошла минута, за ней потянулась другая, а Беггер с Игорем, как и прежде, находились внутри каменного куба.

– И что теперь? – Голос у Беггера от волнения сделался чуть хрипловатым.

– Теперь вы должны проснуться, – улыбнулся Игорь и быстро провел перед лицом Беггера раскрытой ладонью – словно повисшую в воздухе паутину снял.

* * *

Беггер сел на кровати и медленно провел ладонью по лицу. Налитое усталостью, точно ртутью, тело отказывалось повиноваться. Да и разум был не на высоте – голова тяжелая и гудит, как чугунный котел, по которому палкой колотят, – Беггер где-то встречал такое сравнение, но прежде представления не имел, что оно означает.

Опершись руками о край кровати, Беггер попытался подняться на ноги, но пошатнулся и, чтобы не упасть, снова сел. Беггер почувствовал холод и дрожь в груди – никогда еще он не чувствовал себя так паршиво. Беггер посмотрел по сторонам, втайне надеясь, что привычная обстановка придаст ему силы. Но что-то случилось и со зрением – ясно и четко Беггер видел только тот предмет, на котором останавливался взгляд. Остальной интерьер комнаты при этом выглядел так, словно Беггер смотрел на него сквозь мутное, поцарапанное стекло. Контуры предметов изламывались и оплывали, подобно каменной кладке камеры в сонполиции перед тем, как появился Игорь. Беггер тяжело поднял руку и посмотрел на табло пи-компа. Без одной минуты семь. Так, теперь по крайней мере была ясна причина ужасного самочувствия – Беггер не помнил, когда в последний раз просыпался без предписанной врачом инъекции стимулятора. Нужно просто подождать – всего-то сорок секунд осталось.

Беггер ничего не почувствовал, когда ровно в семь-ноль-ноль встроенный в пи-комп пневмошприц впрыснул под кожу пять промилле концентрированного стимулятора. Но спустя несколько секунд, когда кровь начала разносить молекулы стимулятора по организму, он ощутил прилив бодрости и оптимизма. Быть может, он и нарушил закон, самовольно сняв в зоне контрольный браслет, но сейчас он находился в реальном мире. И здесь адвокаты «Хаммера» как дважды два растолкуют сонполицейским, что задержание сотрудника корпорации Максима Беггера в зоне сна было незаконным.

Беггер легко поднялся на ноги. Из ванной уже доносился звук льющейся воды – включился душ, настроенный на температуру, которую предпочитал по утрам Беггер. На кухне негромко пофыркивала автоматическая кофеварка. Беггер счастливо улыбнулся – он слышал знакомые звуки привычного мира.

Первым делом Беггер достал из стола квадратную коробку и вытряхнул в нее рисовое зернышко имитатора сна. Коробку Беггер сунул в карман куртки, которую собирался надеть, – после совещания нужно будет зайти в юридический отдел «Хаммера», рассказать о том, что произошло.

Завтракать Беггер не стал – не было аппетита. Приняв душ, он стоя выпил большую чашку крепкого кофе с таблеткой подсластителя – Беггер считал, что чашка правильно приготовленного кофе задает тон всему дню, – и начал одеваться.

Неприятность поджидала на лифтовой площадке. Световое информационное табло извещало, что в связи с проведением ремонтных работ сегодня до полудня все шесть пассажирских лифтов опускаются вниз только до двенадцатого этажа. Беггер усмехнулся: по сравнению с тем, что произошло во сне, это было сущей ерундой. Пассажирские лифты выходили из строя с поразительной регулярностью – недели не проходило без ограничения движения на том или ином отрезке пути с первого этажа до сто тринадцатого. Можно было перейти на вторую лифтовую площадку, но за пользование грузовым лифтом придется доплачивать отдельно. Или воспользоваться расположенным на пятьдесят втором этаже переходом в соседний корпус. Но Беггер решил спуститься на лифте до двенадцатого этажа, а потом пройти пешком по лестнице: время у него в запасе имелось.

Выйдя на двенадцатом этаже из лифта, Беггер прошел через небольшой холл, декорированный странного вида конструкциями, похожими на конусообразные решетчатые башенки. Точно такие же стояли на каждом этаже. Что они символизировали, не знал никто. Но поговаривали, что это антенны, служащие для приема и передачи кодированных нейронных сигналов. Это были всего лишь слухи, на которые Беггер старался не обращать внимания. Но всякий раз, проходя мимо странных башенок в холле, он посматривал на них с опаской.

Свернув налево, Беггер вышел на лестницу.

Высокие каменные ступени были на редкость неудобными: можно подумать, проектировщик был уверен в том, что по ним никто никогда не станет ходить. Чтобы не оступиться ненароком, приходилось все время придерживаться рукой за узкие перила. Спустившись до восьмого этажа, Беггер услышал шаги внизу, частые, как будто человек, поднимавшийся по лестнице, торопился. Беггер подумал, что бедолаге приходится куда трудней, чем ему, и даже приготовил пару добрых слов, чтобы ободрить незнакомца, которому предстояло преодолеть еще четыре лестничных пролета. Но слова прилипли к языку, когда Беггер увидел того, кто шел ему навстречу.

Персонифицированное зло, укравшее у Беггера сон, и в реальности не желало оставить его в покое.

– Я боялся, что опоздал. – Игорь тяжело вздохнул и ухватился рукой за перила.

Беггер почувствовал, как в груди закипает бешенство, которое он не в состоянии контролировать. Для того чтобы привести гормоны в порядок, нужно было задействовать пи-комп и сделать инъекцию релаксанта. Но с некоторым удивлением Беггер понял, что не хочет этого делать.

– Что тебе нужно?

Беггер расставил ноги пошире, словно собирался защищать лестничную площадку от вторжения.

– У нас проблемы. – Игорь начал подниматься по лестнице.

– У нас? – саркастически усмехнулся Беггер. – Проблемы у тебя, приятель!

– Вы не понимаете! – протестующе взмахнул рукой Игорь. – Вам не удалось выбраться из зоны сна!

– Да? – изображая клинического идиота, Беггер покрутил головой по сторонам. – Неужели я все еще на берегу лесного озера? Или это камера предварительного заключения сонполиции?

– Это сон, воспроизводящий знакомые вам образы реальности. – Игорь остановился на три ступени ниже Беггера. – И выбраться из него будет куда сложнее, чем из сонполиции.

Беггер с тоской посмотрел на Игоря сверху вниз и сказал лишь одно слово.

– Убирайся, – сказал без злобы, неагрессивно – просто попросил.

Беггер и в самом деле хотел сейчас только одного: чтобы этот тип, на протяжении трех ночей не дававший ему покоя, исчез без следа и больше никогда не появлялся в его жизни. Но Игорь исчезать не собирался. Он смотрел на Беггера умоляющим взглядом, как пес, что не может понять, за что хозяин выгнал его из дома. Кипящая ярость ударила Беггеру в голову. Сознание заволокло красноватым туманом. В глазах помутилось: Беггер видел перед собой уже не человека, а существо, не имеющее имени, лживое, а потому опасное, от которого следует избавиться любой ценой. Беггер шагнул на ступеньку вниз.

– Постойте! – Игорь прижал руку ладонью к стене, не давая ему пройти. – Поймите же, геноссе Беггер, вашими эмоциями манипулируют! Сейчас вы делаете не то, что сами хотите, а то, что от вас требуют!

– Пропусти. – Беггер произнес это слово негромко, но уже с явной угрозой.

– Снимите пи-комп, геноссе Беггер! Вы убедитесь, что все это только дурной сон!

– С дороги!

Беггер толкнул Игоря плечом, рассчитывая оттеснить его к перилам и пройти мимо. Но то ли толчок получился слишком сильным, то ли Игорь неудачно выбрал точку опоры, только нога его съехала со ступени. Пытаясь сохранить равновесие, Игорь взмахнул руками. Левая ладонь его скользнула по перилам, не успев зафиксироваться. Пальцы правой руки царапнули по куртке на груди Беггера. Понимая, что сейчас произойдет, Беггер попытался схватить Игоря за руку, но только воздух поймал в пригоршню. Словно в замедленном кино, он видел, как тело Игоря все сильнее отклоняется назад. Он видел, как округлились его глаза, как раскрылся перекошенный безмолвным криком рот. Беггер с ужасом глядел на то, как человек падает на спину, переворачивается через голову и катится вниз по ступеням, складываясь и выворачиваясь, словно внутри у него не было костей.

На площадке меж двух этажей тело Игоря безжизненно замерло, ткнувшись в угол, точно куль с тряпьем.

Беггер почувствовал внезапную слабость. Голова закружилась, и, чтобы не упасть, он ухватился рукой за перила. Перед глазами все поплыло: Беггеру вновь начало казаться, что стены деформируются, а проход между ними то сжимается, то становится шире. Потом – Беггер понял, что сходит с ума, – из стен начали выходить люди. Двое человек в форме сонполицейских побежали вниз по лестнице, туда, где лежал Игорь. Двое других подхватили Беггера под руки и осторожно отвели его от края лестницы. Но Беггер еще успел увидеть, как те двое, что были внизу, перевернули тело Игоря на спину и защелкнули у него на запястьях наручники. Или же это были контрольные браслеты?

На сцене появился знакомый персонаж – сонинспектор Сотиков.

– Геноссе Беггер! – Сотиков по-дружески обнял его за плечи. – Мои поздравления!

– Я не хотел, – едва слышно проговорил Беггер.

– Разумеется, не хотели, – уверенно подтвердил сонинспектор. – Этот человек напал на вас, когда вы спускались по лестнице. Вы действовали строго в рамках допустимой самообороны. У нас множество свидетелей. – Широким жестом руки сонинспектор обвел свои подчиненных.

– Это он, – взглядом указал на Игоря Беггер.

– Я знаю, – снова кивнул сонинспектор. – Признаться, я до последнего не верил, что нам удастся его взять.

– Нам? – Через плечо Сотикова Беггер глянул на лестницу, где двое сонполицейских укладывали на носилки безжизненное тело Игоря. – Он жив?

– Конечно, жив, – даже не посмотрев назад, ответил сонинспектор. – Но от нас ему уже не уйти. Теперь мы контролируем его сон.

– Сон? – изумленно уставился на сонинспектора Беггер. – Все это только сон?

– Снимите браслет, геноссе Беггер.

Беггер смотрел на Сотикова так, будто сонинспектор предлагал ему сделать харакири.

– Смелее, геноссе, – видя нерешительность Беггера, подбодрил его Сотиков. – Вы сразу получите ответ на все свои вопросы.

Не отводя взгляда от лица Сотикова – он все еще пытался понять, не шутит ли сонинспектор, – Беггер медленно поднял руку, расстегнул замок браслета и стянул его с руки. Серебристый браслет повис на указательном пальце. Беггер протянул его сонинспектору. Сотиков качнул головой из стороны в сторону. Беггер так и не успел понять, что означает сей жест.

* * *

Беггер находился в своей квартире. Он полулежал в кресле с откинутой назад спинкой, а напротив него, на стуле, загораживая спиной две трети настенного скрина, сидел сонинспектор Сотиков.

– Как самочувствие, геноссе Беггер? – участливо поинтересовался Сотиков.

Сонинспектор уже не был похож на оживший манекен.

Беггер выпрямился в кресле и провел пальцами по лбу. На запястье блеснул серебряный браслет пи-компа. Беггер вспомнил все.

Он действительно работал в корпорации «Хаммер», но не консультантом по лицензиям, а инспектором службы безопасности. В течение двух месяцев он пытался выследить чужака, то и дело мелькавшего среди приглашенных лиц на сонконференциях корпорации. Руководство подозревало, что это шпион конкурентов, а что еще было думать, если таинственному незнакомцу с удивительной легкостью удавалось обходить все секретные системы допуска, обеспечивающие безопасность сонконференций? Схватить чужака не удавалось – он исчезал так же внезапно, как и появлялся.

– Он не шпион, – сказал Беггер. – Просто чудак, путешествующий по снам.

Сотиков усмехнулся.

– Я с ходу могу назвать с десяток статей Правового уложения о корпоративной деятельности, которые он нарушил.

Беггер работал под прикрытием. Легенду ему придумали коллеги из сонполиции. Вместе они разработали план, который должен был вывести их на чужака. «Хаммер» хотел избавиться от потенциального шпиона, а сонполиция давно уже охотилась за наглецом, решившим, что ему дозволено видеть сны. Просто видеть, а не покупать их.

– Кто он на самом деле? – спросил Беггер.

– Этого мы пока не знаем, – пожал плечами Сотиков. – Теперь, когда его сознание заблокировано в зоне сна, нам остается только ждать.

– Ждать чего? – не понял Беггер.

– Когда его персональный пи-комп пошлет вызов на станцию «Скорой помощи».

– Могу я с ним поговорить?

Сотиков удивленно приподнял бровь.

– Зачем?

Беггер ответил не сразу. И не то, что хотел сказать вначале.

– Может быть, он сознается, кто он такой. Какой смысл хитрить, если через несколько часов все и так станет ясно?

– Он не отвечает на вопросы.

Беггер встал и прошелся по комнате. Взял со стола коробку из-под имитатора сна, покрутил ее в руках и кинул на место.

– Я был уверен, что все происходит в реальности.

– На том и был построен расчет, – кивнул Сотиков. – Ты получил новейший имитатор сна, пока еще не поступивший в продажу, поэтому твой сон непременно должен был заинтересовать этого Игорька.

– А может быть, и сейчас мы всего лишь видим сон? – задумчиво произнес Беггер.

Решив, что приятель шутит, Сотиков усмехнулся.

– Мне этот сон нравится. Я всю жизнь мечтал стать сонинспектором.

– Серьезно? – удивленно посмотрел на него Беггер.

– Абсолютно, – подтвердил Сотиков.

– А что, если на самом деле ты всего лишь мойщик окон?

– Что значит «на самом деле»? – непонимающе наморщил лоб сонинспектор.

– В том сне, который кто-то другой считает реальностью.

Сотиков озадаченно почесал за ухом.

– Не пойму, куда ты клонишь?

– Ты когда-нибудь снимал браслет с пи-компом?

Сотиков машинально глянул на запястье, украшенное широким, с едва уловимым зеленоватым оттенком браслетом.

– Нет. А зачем?

– Ну, хотя бы для того, чтобы убедиться в том, что твоя жизнь – это не сон, сработанный в «Макросне».

Сотиков криво усмехнулся.

– Можно подумать, ты свой браслет снимал.

– Нет, но собираюсь это сделать.

– Когда?

– Сейчас.

Беггер подцепил ногтем замок браслета на руке.

– Не делай этого, Максим.

Беггеру только показалось или в голосе сонинспектора Сотикова в самом деле прозвучала угроза?

Замок не желал открываться. Беггер выдернул ящик письменного стола, но там лежали только бумаги и информационные диски. Взгляд скользнул по столу. Найдя то, что требовалось, Беггер схватил коробку из-под имитатора сна и снял с нее крышку. Подцепив углом крышки замок, Беггер рванул его вверх. Сухо хрустнул треснувший пластик, но замок все же раскрылся. Беггер снял браслет и аккуратно положил его на угол стола. Последним, что увидел Беггер, было выражение благоговейного ужаса, застывшее на лице сонинспектора Сотикова.

* * *

Беггер сидел на берегу лесного озера с удочкой в руках. Клевало плохо, но Беггер не столько рыбачил, сколько любовался игрой солнечных бликов, скользящих по поверхности воды. А еще он ждал, когда придет Игорь. Для себя Беггер решил, что, если в течение трех дней Игорь не объявится, он сам отправится на его поиски.

Тишина стояла такая, что казалось, будто в ушах звенит. Только тихо плескалась волна, набегавшая на песчаный берег. Вокруг не было ни души, и Беггер был этому безмерно рад. Пару раз к нему уже наведывались сонполицейские, но избавиться от них оказалось на удивление просто. Достаточно было прикрикнуть строгим голосом:

– Убирайтесь вон из моих снов!

И все.


Содержание:
 0  вы читаете: Убирайтесь вон из моих снов! : Алексей Калугин    



 




sitemap