Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 18 : Дрю Карпишин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




ГЛАВА 18

С того момента, как Кали и ее спутники бежали со склада на Омеге, прошло уже шесть часов. За это время Лемм успел подключиться к сети и установить текущее местоположение домашних кораблей квариан. Сейчас Кочующий Флот проходил через контролируемую волюсами систему на краю Пространства Совета. В новостных сводках мелькала информация, что несколько местных дипломатов отправили в Цитадель петицию с требованием ускорить депортацию чужаков.

Кали крайне сомневалась, что обращение политиков произведет хоть сколько-нибудь заметный эффект. Цитадель до сих пор не оправилась от последствий столкновения с армией Сэрена. Сейчас все усилия направлялись на подавление последних, разбросанных по всей галактике очагов сопротивления гетов. Это стало главной целью объединенной армии, возглавляемой Альянсом и человечеством. К тому же, как догадывалась Кали, изгнав гетов обратно за пределы Вуали Персея, галактическое сообщество первым делом принялось бы восстанавливать Совет, что тоже дело не быстрое и связанное с серьезными политическими процессами. Последнее, о чем сейчас думали в Цитадели, так это о Кочующем Флоте.

К тому же, насколько помнила Кали, даже во времена стабильности и мира, установившиеся задолго до появления человечества на межзвездной арене, подавляющее большинство народов галактики рассматривало квариан как крайне малозначительную неприятность — конечно, до тех пор, пока те не появлялись в одной из их систем. Проще всего было избавиться от непрошеных гостей, предложив им какие-нибудь ненужные ресурсы: списанные космические корабли, бракованные материалы или запасные части.

Адмиралтейство квариан было легко подкупить подобными подарками, поскольку кочевники и сами понимали, насколько быстро их флотилия превращается в занозу в заднице невольных хозяев. А Кали, хоть и не любила навешивать ярлыки, видела в поведении этого народа банальное попрошайничество, раздутое до космических масштабов.

И вот через каких-то сорок часов она сама должна была примкнуть к Кочующему Флоту. Доктор Сандерс покачала головой, понимая, что, случись события последних дней не с ней, а с кем-нибудь другим, она сама бы не поверила, что такое возможно.

Задав курс на навигационной панели, Лемм отправился в спальный отсек, чтобы отдохнуть во время полета. У Кали было к нему полно вопросов — например, откуда чужак мог ее знать, — но, учитывая все то, что кварианин уже сделал для них, Кали была готова проявить терпение. Прежде чем бомбить юношу вопросами, надо было дать ему отдохнуть хотя бы несколько часов и убедиться, что его раны начали заживать. К тому же у доктора сейчас и без того хватало дел, поскольку проснулась Джиллиан.

Первыми же словами пришедшей в себя девочки были:

— Кушать хочу.

Гендель быстро решил эту проблему, приготовив для ребенка обильный обед из корабельных запасов.

Поскольку курс уже был задан, корабль не нуждался в присутствии пилота. Поэтому все трое — Кали, Джиллиан и Гендель — собрались в пассажирском отсеке, и двое взрослых, усевшись по бокам от девочки, наблюдали за тем, как она поглощает пищу с пластикового подноса, стоящего у нее на коленях.

Джиллиан быстро разделалась с обедом. Как и прежде, в Академии, она сосредоточенно пережевывала еду в каком-то странном, ровном ритме. Но Кали обратила внимание, что девочка больше не чередует лежащие перед ней блюда. Более того, она даже не притронулась к яблочному десерту, пока не съела все остальное.

Закончив, Джиллиан осторожно поставила поднос на соседнее кресло и произнесла вторую фразу с момента своего пробуждения:

— А где папа?

Голос ее по-прежнему был лишен эмоций; он звучал ровно и монотонно, будто его воспроизводил какой-нибудь примитивный синтезатор речи, изготовленный еще в двадцатом веке.

На этот вопрос ответить было непросто. К счастью, доктор и Гендель успели обсудить стоящую перед ними проблему, пока девочка еще не очнулась от наркотического сна.

— У него возникли кое-какие дела, — солгала Кали, понимая, что истина может оказаться слишком тяжелой для ее воспитанницы. — Он постарается нас догнать, но пока здесь только ты, я и Гендель.

— А как он нас найдет, если мы забрали его корабль?

— Он сядет на другой, — заверила доктор Сандерс.

Джиллиан посмотрела на нее, чуть щуря глаза, словно ощутила какую-то фальшь и пыталась докопаться до истины. Наконец по прошествии нескольких секунд она кивнула, принимая сложившуюся ситуацию.

— Мы возвращаемся в школу?

— Еще нет, — сказал Гендель. — Мы собираемся посетить другие корабли. Кварианские. Ты помнишь, мы изучали их историю в прошлом году?

— Они создали гетов, — непринужденно проинформировала девочка.

— Именно, — подтвердила Кали, надеясь, что для Джиллиан это не единственная ассоциация, связанная с племенем их спасителя. — А что еще ты помнишь о них?

— Изгнанные гетами из родной системы почти три века тому назад, квариане в основном живут в Кочующем Флоте, состоящем примерно из пятидесяти тысяч кораблей, чьи размеры варьируются от пассажирских яхт до подвижных космических баз, — ответила Джиллиан, и Кали поняла, что та только что дословно процитировала целый абзац из электронного учебника по истории. — Служащая домом для семнадцати миллионов квариан, флотилия постоянно испытывает суровую нехватку ресурсов, — продолжала девочка. — По этой причине каждый представитель их народа, достигая определенного возраста, обязан пройти через ритуал взросления, известный нам под названием Паломничество. В это время они покидают Флот и возвращаются, лишь найдя что-либо ценное для…

— Спасибо, Джиллиан. Этого достаточно, — мягко остановил ее Гендель, чтобы она не процитировала разом всю главу.

— А как мы попадем на их корабль?

Кали не была уверена, что Джиллиан сумела запомнить то, насколько негостеприимно их встретили на Омеге, поэтому ее ответ был достаточно уклончивым:

— Пока ты спала, мы познакомились с одним кварианином. Его зовут Лемм. И он согласился помочь нам спрятаться от плохих людей.

— От «Цербера», — кивнула девочка, и взрослые нервно переглянулись, не слишком понимая, когда она успела услышать это слово.

— Все верно, — подтвердил Гендель спустя мгновение. — Они хотели причинить тебе боль, но мы этого не допустим.

Джиллиан нахмурилась и прикусила губку. В течение нескольких долгих секунд она сохраняла молчание, прежде чем озвучить тот самый вопрос, который волновал Кали:

— Почему Лемм нам помогает?

На это ответить не мог никто.

— Думаю, об этом мы спросим, когда он проснется, — наконец призналась доктор Сандерс.

Долго ждать не пришлось. Менее чем через полчаса в коридоре раздались медленные шаркающие шаги Лемма. Его травмированная нога была закрыта герметичным и жестким медицинским сапогом, защищавшим и поддерживавшим все, от кончиков пальцев до коленного сустава. При этом ни шлема, ни комбинезона кварианин, конечно же, не снимал; Кали догадывалась, что эти существа вообще не раздеваются, пока не вернутся в родную флотилию.

— Лемм, — сказала доктор, когда их спаситель вошел в пассажирский отсек и остановился в дверях, — познакомься с Джиллиан. Джиллиан, это Лемм.

Кварианин шагнул вперед и едва заметно поклонился, протягивая ладонь в общем для обоих видов приветственном жесте. К изумлению Кали, девочка ответила ему рукопожатием.

— Приятно познакомиться, — сказала она.

— Взаимно. Рад, что ты пришла в себя, — произнес Лемм, выпуская ее ладошку и осторожно опускаясь в соседнее кресло, напротив Кали и Генделя.

— Почему ты нам помогаешь? — спросила Джиллиан.

Доктор Сандерс поморщилась. Они не успели предупредить чужака о болезни ребенка, и тот мог счесть ее отсутствие такта оскорбительным. Но, к счастью, кварианин воспринял ее слова с юмором.

— Не любишь откладывать дела в долгий ящик, да? — послышался из-под шлема смех.

— Я — аутист, — ответила Джиллиан лишенным эмоций голосом.

Трудно было сказать, знаком ли Лемм с этим определением, впрочем, он все-таки оказался достаточно умен, чтобы уловить общую суть, и смех оборвался. Но прежде чем кварианин успел хоть что-то сказать, Джиллиан повторила свой вопрос:

— Почему ты нам помогаешь?

— Признаться, это несколько пробуждает и мое любопытство, — добавил Гендель, откидываясь на спинку кресла и закидывая ногу на ногу.

— Я сейчас в Паломничестве, — начал рассказывать кварианин. — На планете Кену к я встретил двух сородичей из экипажа «Бавеи», разведывательного корабля, приписанного к крейсеру «Иденна». Они рассказали мне, что еще одно такое же малое судно, «Циниад», отправилось к Омеге для заключения какой-то сделки, но так и не вернулось. Вот я и отправился сюда, — продолжал он, — на поиски в надежде спасти пропавший экипаж или хотя бы выяснить постигшую их судьбу. На Омеге мне довелось познакомиться еще с одним кварианином. Его звали Гоуло. И именно от него я узнал, что «Циниад» связывался с той группой людей. Вот я и пролез на склад, собираясь вытащить своих, но вместо этого нашел вас.

— Но зачем рисковать, чтобы помочь чужакам? — спросил Гендель.

— У меня были основания подозревать, что вас удерживала банда работорговцев. А ни одно разумное существо не заслуживает того, чтобы его продавали и обращались с ним как со скотом. Ваше спасение стало моим моральным долгом.

Несмотря на явную искренность молодого кварианина, Кали была уверена, что тот рассказал далеко не все.

— Но ты узнал меня, — напомнила она. — Тебе даже известно мое имя.

— О, имя Кали Сандерс в последние месяцы часто звучит в коридорах наших кораблей, — поведал Лемм. — А твой облик мне известен по старой фотографии, найденной в Экстранете. За восемнадцать лет ты практически не изменилась.

Наконец-то кусочки мозаики в сознании Кали начали складываться в целостную картину. Как раз восемнадцать лет тому назад она была вовлечена в проводимый Альянсом нелегальный проект по изучению искусственного интеллекта. Возглавлял исследования человек по имени Шу Киан. Но ученый оказался предателем, и Кали пришлось спасаться бегством. Тогда она и познакомилась с капитаном Андерсоном, а заодно и с турианским Спектром — Сэреном Артериусом.

— Это из-за моей связи с Сэреном, — сказала она, надеясь, что все дело только в этом.

— Из-за нее… а еще из-за его связи с гетами, — кивнул Лемм. — Восстание гетов стало самым значительным событием в истории моего народа. Из-за них мы отправились в изгнание… из-за армии машин — безжалостных, неутомимых, не способных на переговоры. И все же, — продолжал кварианин, — Сэрен каким-то образом сумел возглавить их и отправить в крестовый поход против Цитадели. Ему удалось заставить гетов повиноваться. Он знал, как управлять ими, как подчинить их своей воле. Так что удивительного в том, что нас настолько интересует и он сам, и все те, кто хоть как-то был с ним связан?

— Кали, — Гендель неожиданно распрямился и напряг мускулы, — к чему это он ведет?

— В те времена, когда я еще служила в Альянсе, Сэрен был Спектром, расследовавшим деятельность моего института.

Прежде она делилась этими воспоминаниями только с Андерсоном и не испытывала особого желания что-то менять сейчас.

— Но откуда это знать кварианам? — требовательным тоном спросила Кали, повышая голос. Направление, которое принимал разговор, начинало ее пугать. А это, в свою очередь, пробуждало в ней гнев. — Данная информация была засекречена.

— Любые сведения можно получить, если предложить подходящую цену, — напомнил Лемм. Маска не позволяла увидеть выражение его лица, но голос был спокоен. — Как я уже говорил, у нас имеются все основания не любить гетов. Так что когда мы узнали, что Сэрен стал их вожаком, мы принялись собирать о нем всю возможную информацию: личное дело, послужной список и так далее. И когда были получены сведения, что этот турианин контактировал с человеком, работавшим над нелегальным проектом по изучению искусственного интеллекта, мы, что вполне естественно, решили изучить и его досье тоже.

— Нелегальный искин? — пробормотал Гендель, покачивая головой так, словно не мог поверить собственным ушам.

— Я порвала с этим очень давно, — сказа Кали, обращаясь к кварианину.

— Но капитан «Иденны» был бы счастлив поговорить с тобой.

— Ничем не могу помочь, — отрезала доктор Сандерс. — Я не имею ничего общего ни с Сэреном, ни с гетами.

— Полагаю, ты можешь знать куда больше, чем тебе кажется, — ответил Лемм.

— Звучит так, будто у нас нет права выбора, — мрачнея, произнес Гендель.

— Вы ни в коем случае не мои пленники, — заверил кварианин. — Кочующий Флот встретит вас как почетных гостей. Но если вы откажетесь от нашего приглашения, я готов хоть сейчас задать новый курс. Доставлю туда, куда пожелаете. Однако, — признал он, — если вы отправитесь со мной, вполне вероятно, что вас уже не отпустят. Мой народ очень осторожен, когда речь заходит о безопасности кораблей.

Бывший начальник службы безопасности оглянулся на Кали:

— Тебе решать. Ты же у нас сегодня звезда.

— Буду ли я права, если предположу, что на этом твое Паломничество завершится? — спросила доктор. — Мы станем твоим подарком капитану.

Кварианин кивнул, но ничего не сказал.

— А если мы откажемся, то ты не сможешь вернуться?

— Мне просто придется продолжить свое путешествие, чтобы найти нечто действительно ценное для моего народа. Но принуждать вас я не стану. Приношение не может быть добыто за счет насилия или причинения кому бы то ни было страданий… к какой бы расе он ни принадлежал.

— Хорошо, — произнесла Кали, немного подумав. — Я поговорю с капитаном. В конце концов, мы обязаны тебе жизнями, а ты просишь не так уж и многого. К тому же, — добавила она, — у вас нам, скорее всего, будет безопаснее.


Сорок часов спустя их сверхсветовое путешествие завершилось менее чем в пятистах тысячах километров от Кочующего Флота. Лемм вновь занял кресло пилота, а Кали села рядом. Гендель же, как обычно, стоял, подпирая дверную раму на входе в пассажирский отсек. Но в этот раз к ним в тесную кабину забралась и Джиллиан, вставшая сразу за креслом кварианина.

Похоже, Лемм понравился девочке. Она то ходила за ним повсюду, то просто разглядывала, когда он присаживался отдохнуть или ложился спать. Первой разговора она никогда не начинала, зато тут же откликалась на любой его вопрос. Подобное поведение было для нее необычным, но остальных настолько воодушевила эта перемена, что ни Кали, ни Гендель даже и не пытались ей помешать, когда Джиллиан решила присоединиться к их компании.

Кочующий Флот, состоящий из многих и многих тысяч кораблей, идущих плотным строем, на навигационном дисплее выглядел сплошным красным пятном.

Лемм включил обычные ускорители и направил челнок к армаде квариан.

Когда расстояние сократилось до ста пятидесяти тысяч километров, от основного скопления отделились несколько малых кораблей и направились на перехват.

— Патрули обязательно проверяют любое судно, приближающееся к Флоту, — сообщил Лемм. — Они хорошо вооружены и откроют огонь по любому, кто откажется представиться или не подчинится требованию повернуть назад.

Если учесть все то, что было известно Кали о социуме квариан, подобное поведение было вполне оправданно. В глубине Кочующего Флота плыли три неимоверно огромных Корабля Жизни — гигантские космические фермы, служившие основным источником пищи для семнадцати миллионов обитателей флотилии. Гибель или хотя бы серьезные повреждения любой из этих махин стали бы катастрофой, грозящей голодной смертью нескольким миллионам квариан.

Лемм поспешил принять сигнал, поступавший от стремительно приближавшегося патруля, нажав на одну из кнопок панели управления. Минуту спустя в динамиках раздался голос, говоривший на кварианском, но крошечный автоматический переводчик, выглядевший будто драгоценный камень, встроенный в ожерелье Кали, преобразовал все сказанное в слова ее родного языка.

— Вы входите в запретную зону. Идентифицируйте себя.

— На связи Лемм'Шал нар-Теслея. Прошу разрешения присоединиться к Флоту.

— Подтвердите свою личность.

Лемм уже успел объяснить своим спутникам, что квариане, покинувшие Кочующий Флот, достаточно часто возвращаются на новых кораблях и что единственным способом установить личность того, кто находится на борту, является использование особого вербального шифра. Прежде чем позволить ему улететь, капитан «Теслеи», родного корабля Лемма, заставил его запомнить две фразы. Одна из них должна была предупредить Флот в критической ситуации, например, если кто-то попытается проникнуть к ним, взяв пилота в плен. Вторая использовалась только в том случае, если все было чисто, и позволяла спокойно миновать патруль и присоединиться к плотному скоплению боевых кораблей, яхт и крейсеров.

— В поисках знаний народ свой покинул, но, мудрость постигши, назад возвращаюсь.

На несколько долгих мгновений воцарилось молчание. Патруль запрашивал подтверждения у «Теслеи», идущей сейчас где-то в глубине общего построения. Кали вдруг поняла, что у нее вспотели ладони, а во рту пересохло. Она тяжело сглотнула и затаила дыхание. Яхта Грейсона была быстрой и предназначалась для дальних путешествий, но на ней не было ни оружия, ни защитной системы «Страж», ни даже сколько-нибудь серьезной брони. Если бы Лемм вместо нормального пароля подал сигнал тревоги или еще что-нибудь пошло не так, патруль в доли секунды разнес бы их на куски.

— «Теслея» рада твоему возвращению домой, Лемм, — пришел ответ, и Кали испустила протяжный вздох облегчения.

— Передайте, что мне и самому приятно вернуться, — ответил молодой кварианин, а после добавил: — Мне надо связаться с «Идейной».

На некоторое время вновь воцарилась тишина, но Кали больше не испытывала того невыносимого напряжения.

— Высылаем координаты и код частоты для переговоров с «Идейной», — наконец передал патруль.

Лемм подтвердил получение данных и прервал разговор. Челнок продолжил сближаться с флотилией, и огромное красное пятно на навигационном дисплее распалось на бесчисленное множество красных точек, настолько близко жавшихся друг к другу, что доктор Сандере поневоле задумалась: как же кораблям квариан удается избегать столкновений?

Но действия их кварианского пилота были уверенными и четкими, когда яхта нырнула в общую толчею и медленно полетела по направлению к «Иденне». Еще минут двадцать спустя он вновь включил переговорное устройство и отправил сигнал вызова.

— Лемм'Шал нар-Теслея запрашивает разрешения пристыковаться к «Иденне».

— Говорит «Идейна». Ваша просьба удовлетворена. Направляйтесь к третьему стыковочному отсеку.

Трехпалые руки кварианина заплясали над панелью управления, внося необходимые изменения в курс полета. Спустя две минуты пассажиры ощутили легкий толчок, когда стыковочные зажимы обхватили челнок, а после послышался металлический лязг — универсальные воздушные шлюзы двух звездолетов соединились.

— Запрашиваю группу безопасности и карантинную бригаду, — сказал Лемм. — Пусть не забудут гермокостюмы. Корабль нестерилен.

— Вас поняли. Высылаем.

Об этом кварианин тоже предупреждал заранее. Осмотр карантинной бригадой являлся обязательным условием включения нового судна в состав флотилии. Нельзя было допустить, чтобы на крейсер попали бактерии, вирусы или еще какие-нибудь неприятные сюрпризы, оставленные прежними владельцами.

Просьба же о том, чтобы твой корабль досмотрела охрана, была простым знаком вежливости при первой встрече. Демонстрацией того, что тебе нечего скрывать. Как правило, отряд службы безопасности просто поднимался на борт, обменивался с пилотом приветствиями и даже не помышлял о каком бы то ни было обыске.

Но на сей раз ситуация была далеко не обычной. За все три столетия, проведенных этим народом в изгнании, ни один чужак не ступал на палубу входившего в состав флотилии корабля. Каким бы сильным ни было желание Лемма сразу представить Кали капитану «Идейны», это было попросту не в его власти. То, что люди смогли незамеченными проскользнуть на крейсер, пройдя мимо патрулей, могло и шокировать, и напугать местных обитателей.

Для столь беспрецедентной ситуации не существовало стандартного протокола, но, как уже объяснял Лемм, определенная линия поведения могла снизить до минимума риск как для людей, так и для экипажа «Иденны».

— Пойдем встретим гостей, — произнес молодой кварианин, неуклюже ступая на поврежденную ногу.

Вчетвером они прошли в пассажирский отсек, и люди уселись в кресла. Лемм же направился к шлюзу, чтобы поприветствовать охрану и медиков.

И вновь ожидание показалось Кали невыносимым. Что, если Лемм ошибался насчет того, как другие квариане отреагируют на появление чужаков? Что, если кто-то поддастся панике, увидев людей? Сейчас жизни беглецов оказались в руках того, кто формально не был даже взрослым в глазах своего народа.

«Вообще-то, после всего, что Лемм уже сделал для нас, он заслуживает большего доверия».

С этим безупречно логичным доводом собственного разума Кали поспорить не могла, но это нисколько не притупляло чувства тревоги. Со стороны шлюза донеслись голоса, но с такого расстояния Кали не удалось ничего разобрать. Один из говорящих повышал тон — то ли в гневе, то ли от страха. Спустя некоторое время раздались приближающиеся шаги.

Еще пару секунд спустя в пассажирский отсек вошли четверо вооруженных штурмовыми винтовками квариан — трое мужчин и женщина. Последняя, идущая впереди, чуть не отпрыгнула назад, увидев людей. Смерив их взглядом, она через плечо посмотрела на Лемма.

— Я думала, ты шутишь, — сказала кварианка. — Я и в самом деле полагала, что это только розыгрыш.

— Немыслимо, — пробормотал один из мужчин.

— О чем ты вообще думал? — требовательно спросила женщина, явно выступавшая здесь за главного. — Они могут оказаться шпионами!

— Это не шпионы, — хладнокровно ответил Лемм. — Разве ты не узнаешь ее? Посмотри же.

Трое людей сидели неподвижно и молча, когда квариан ка подошла ближе, чтобы внимательно их разглядеть.

— Нет… этого не может быть. Как зовут тебя, человек?

— Кали Сандерс.

Со стороны остального отряда, оставшегося в дверях, донеслись непроизвольные вздохи, и доктору показалось, что она услышала тихий смешок Лемма.

— Я — Айли'Фейа вас-Иденна, — представилась кварианка, склоняя голову в знак почтения. — Для меня честь познакомиться с вами. А это мои сослуживцы: Уго'Кваар вас-Иденна, Эрдра'Зендо вас-Иденна и Сеето'Ходда нар-Иденна.

Кали тоже склонила голову.

— Позвольте тогда представить и моих друзей. Это Гендель Митра и Джиллиан Грейсон. Для нас честь оказаться здесь.

— Я привез Кали, чтобы она могла поговорить с капитаном, — прервал Лемм их обмен любезностями. — Это мой дар «Иденне».

Айли оглянулась на него, но потом вновь повернулась к доктору:

— Прошу простить меня, Кали Сандерс, но я не смогу допустить вас на борт «Иденны». Подобное решение может принять только капитан, и он наверняка захочет прежде собрать гражданский совет.

— И что теперь делать? — спросил Гендель, решив, что все достаточно успокоились, чтобы можно было включиться в диалог. — Нам придется улететь?

— Боюсь, отпустить мы вас также не сможем, — немного подумав, ответила Айли. — Без разрешения капитана. Ваша яхта останется в доке, а вам придется посидеть на борту, пока мы не разрешим сложившуюся ситуацию.

— И как много времени это займет? — спросила Кали.

— Думаю, пару дней, — ответила Айли.

— Но нам кое-что понадобится, — произнес Гендель. — В первую очередь — еда. Человеческая.

— И еще надо раздобыть для них подходящие гермокостюмы, чтобы поговорить с капитаном, когда тот пропустит их на «Иденну», — решил добавить оптимизма Лемм.

— Я посмотрю, что мы можем сделать, — сказала Айли. — На борту нашего крейсера нет запасов некварианской пищи, но мы свяжемся с другими кораблями и постараемся что-нибудь найти.

Она посмотрела на Лемма:

— А тебе придется пройти со мной. Думаю, капитан захочет поговорить с тобой лично. — Айли повернулась к людям спиной. — И запомните, вам запрещено покидать пределы этого судна. Снаружи у люка будет постоянно дежурить Уго или Сеето. Если что-нибудь понадобится, просто обратитесь к ним.

С этими словами все квариане, включая Лемма, покинули людей. Минуту спустя раздался лязг захлопнувшегося внешнего люка «Иденны».

— Хм… — произнес Гендель. — Ну разве так обращаются со знаменитостью?


Содержание:
 0  Восхождение Ascension : Дрю Карпишин  1  ПРОЛОГ : Дрю Карпишин
 2  ГЛАВА 1 : Дрю Карпишин  3  ГЛАВА 2 : Дрю Карпишин
 4  ГЛАВА 3 : Дрю Карпишин  5  ГЛАВА 4 : Дрю Карпишин
 6  ГЛАВА 5 : Дрю Карпишин  7  ГЛАВА 6 : Дрю Карпишин
 8  ГЛАВА 7 : Дрю Карпишин  9  ГЛАВА 8 : Дрю Карпишин
 10  ГЛАВА 9 : Дрю Карпишин  11  ГЛАВА 10 : Дрю Карпишин
 12  ГЛАВА 11 : Дрю Карпишин  13  ГЛАВА 12 : Дрю Карпишин
 14  ГЛАВА 13 : Дрю Карпишин  15  ГЛАВА 14 : Дрю Карпишин
 16  ГЛАВА 15 : Дрю Карпишин  17  ГЛАВА 16 : Дрю Карпишин
 18  ГЛАВА 17 : Дрю Карпишин  19  вы читаете: ГЛАВА 18 : Дрю Карпишин
 20  ГЛАВА 19 : Дрю Карпишин  21  ГЛАВА 20 : Дрю Карпишин
 22  ГЛАВА 21 : Дрю Карпишин  23  ГЛАВА 22 : Дрю Карпишин
 24  ГЛАВА 23 : Дрю Карпишин  25  ГЛАВА 24 : Дрю Карпишин
 26  ГЛАВА 25 : Дрю Карпишин  27  ЭПИЛОГ : Дрю Карпишин



 




sitemap