Фантастика : Космическая фантастика : Star Wars: Дарт Бейн - Династия зла : Дрю Карпишин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ

ДАРТ БЕЙН, КНИГА ТРЕТЬЯ: ДИНАСТИЯ ЗЛА

автор: Дрю Карпишин


Перевод с английского: Гильдия Архивистов http://jcouncil.net в составе:

SNDP (главы 0-3), Завулон (гл. 4-6), Алекс Маклауд (гл. 7-10), Раймус Айсбридж (гл. 11-14), TK-430 (гл. 15-16), Gilad (гл. 17-22), Basilews (гл. 23-27)

Редакция: Праздный, Джена Орс

Корректор: zavron_lb

Ответственные редакторы: Gilad, Basilews

Оформление обложки: Queller (художник – Джон Джуд Паленкар)

Издание на русском языке: Hungryewok Publishing Ltd, апрель 2010

http :// sweu . ru / DB 3. rar



Ситы сгинули – все, кроме Дарта Бейна, автора Правила Двух, которое гласит, что новый Орден ситов должен состоять всего из двух адептов: учителя и ученика. Но как можно обучить воспитанника, чья главная цель – и доказательство успеха – убийство собственного наставника?

Дарт Бейн начинает ощущать пагубные последствия многолетнего использования темной стороны Силы. В то же время он испытывает первые сомнения в своей ученице Занне, поскольку та все еще не попыталась убить его и захватить власть. Что, если она слаба? Что, если она недостойна быть новым темным владыкой? Узнав о древнем ситском артефакте, который, возможно, хранит секрет бессмертия, Бейн направляется на его поиски в одиночку. Но Занна отнюдь не так слаба, как он думает: видя сомнения наставника, она понимает, что настало время покончить с ним. Силы зла столкнутся в яростной битве, и на кону – будущее Ордена ситов!

ПРОЛОГ


Дарт Бейн, действующий повелитель ситов, сбросил покрывало и свесил ноги с кровати на холодный мраморный пол. Он поводил головой из стороны в сторону, растягивая связки мощной шеи и мускулистых плеч.

Наконец он с кряхтением поднялся. Набрав в легкие побольше воздуха, сит медленно выдохнул, поднимая руки высоко над головой и выпрямляясь во весь свой двухметровый рост. Чувствуя, как с хрустом движется каждый спинной позвонок, он потянул руки вверх, пока кончики пальцев не коснулись потолка.

Удовлетворенный, он опустил руки и взял световой меч с богато украшенной стойки, стоявшей рядом с кроватью. Зажатая в правой ладони рукоятка действовала успокаивающе. Прочная хватка. Знакомое чувство. Но даже это чувство не смогло полностью остановить дрожь в свободной руке. Нахмурившись, Бейн сжал пальцы в кулак с такой силой, что ногти впились глубоко в ладонь – грубый, но эффективный способ прекратить подергивание.

Неслышной походкой он вышел из спальни в коридор особняка, который с определенного времени стал его домом. Минуя одну комнату за другой, Дарт Бейн двигался по коридорам, украшенным яркими гобеленами и разноцветными коврами. Каждая из комнат была обставлена изготовленной на заказ мебелью, редкими произведениями искусства и другими безошибочными признаками богатства. Понадобилась почти минута, чтобы пересечь здание и добраться до задней двери, которая вела на открытую площадку около особняка.

Босой и раздетый по пояс, владыка ситов вздрогнул от холода и посмотрел вниз, на абстрактные фигуры из каменной мозаики, озаренные светом двух лун-близнецов Сьютрика 4. Кожа покрылась мурашками, но Бейн не обратил внимания на ночную прохладу и активировал лезвие светового меча. Отработка энергичных движений Джем Со началась.

Мышцы сита протестующе стонали, суставы хрустели, но он продолжал тщательно выполнять комбинации. Режущий удар. Ложный замах. Выпад. Ступни едва слышно стучали по каменной поверхности заднего двора – спонтанный ритм, отмечавший каждый выпад и отступление в поединке с воображаемым противником.

Его тело все еще не пробудилось до конца. Последние признаки сна и усталости превратились в едва различимый внутренний голос, который нашептывал: брось тренировку, вернись в уютную кровать. Бейн справился с ним, мысленно повторяя первую строчку кодекса ситов: покой – это ложь; есть только страсть.

Десять стандартных лет прошло с тех пор, как он лишился орбалисковой брони. Десять лет с тех пор, как тело Бейна было выжжено до неузнаваемости разрушительной силой молнии, выпущенной из его собственной руки. Десять лет с тех пор, как целитель Калеб вытащил его с того света, а Занна, ученица Бейна, убила Калеба и обрекла на смерть джедая, который прилетел вместе с ними.

Благодаря хитрости Занны джедаи решили, что ситов больше нет. Все десять лет учитель и ученица поддерживали этот миф: скрывались в тени, копили ресурсы и собирались с силами для ответного удара. Когда-нибудь этот великий день настанет. Ситы раскроют свое существование и уничтожат Орден джедаев.

Бейн понимал, что может не дожить до этого момента. Ему было за сорок, и первые признаки старения уже коснулись тела. Тем не менее он был уверен: даже если на это уйдут столетия, однажды ситы – его ситы – будут править галактикой.

Продолжая игнорировать боли, неизменно сопровождавшие первую половину его ночной тренировки, Бейн стал повышать скорость движений. Кроваво-красный клинок, ставший продолжением его несокрушимой воли, вновь и вновь рассекал воздух.

Несмотря на возраст, его телосложение по-прежнему внушало уважение. Накачанные еще в шахтах Апатроса мускулы перекатывались под кожей с каждым взмахом меча. Однако крохотная часть той грубой силы, которой он владел в юности, уже исчезла.

Бейн высоко подпрыгнул, описал мечом в воздухе дугу и обрушил клинок вниз – ударом, способным разрубить противника пополам. С резким стуком его ноги опустились на твердый камень. Бейн передвигался грациозно и изящно, его выпады были отточены, а клинок меча мелькал с ослепительной скоростью… но все же чуточку медленней, чем прежде.

Процессы старения были едва различимыми, но неизбежными. Бейна это не страшило; потерянные силу и скорость он легко мог компенсировать мудростью, опытом и знаниями. Но не возраст был повинен в том, что порой его левая рука начинала дрожать.

Одну из лун закрыла тень: в ночном небе появилось темное облако, грозившее обернуться свирепым штормом. Бейн замер и на секунду задумался о том, чтобы прекратить традиционную тренировку – и тем самым избежать надвигающегося ливня. Но его мышцы были разогреты, а кровь яростно струилась по венам. Незначительная боль исчезла, испарилась под воздействием адреналина от напряженных физических упражнений. Не время отступать.

Почуяв порыв холодного ветра, Бейн припал к земле и открылся Силе, позволив ей свободно течь сквозь тело. Его внимание обострилось; он мог различить и отследить каждую капельку дождя. Ни одна из них не коснется открытого тела владыки ситов.

Бейн чувствовал, как в нем растет мощь темной стороны. Как и всегда, она пришла в виде едва различимой искорки, крошечной вспышки света и тепла. Мышцы напряглись в предвкушении, и он разжег эту искру своей страстью, дал волю гневу и ярости и превратил ее в адское пламя – огненную бурю, которая жаждала освобождения.

Как только первая крупная капля шлепнулась о каменный пол, Бейн сорвался с места. Сокрушительная сила Джем Со сменилась быстрыми и ловкими движениями Соресу. Владыка ситов завращал мечом над головой, переключившись на технику, предназначенную для защиты от бластерного огня.

Ветер усилился и перешел в воющий ураган, а моросящий дождик быстро превратился в настоящий ливень. Тело и разум Бейна слились в единое целое, выставив против проливного дождя бесконечную мощь Силы. Световой меч превращал брызги воды в крошечные облачка пара, а Бейн крутился, вертелся и изгибался, уклоняясь от немногочисленных капель, преодолевших защиту.

Десять минут он сражался со стихией, наслаждаясь силой темной стороны. Затем черную тучу унесло ветром, и буря закончилась – так же внезапно, как и началась. Тяжело дыша, Бейн выключил клинок. Его кожа блестела от пота, но ни единая капля дождя не коснулась голого тела.

Неожиданные бури случались на Сьютрике почти каждую ночь, особенно здесь, в густом лесу на окраинах столичной Даплоны. Но многочисленные преимущества планеты легко перевешивали это мелкое неудобство.

Расположенный во Внешнем Кольце, вдалеке от галактического правительства и зорких глаз Совета джедаев, Сьютрик занимал удачное место на пересечении нескольких гиперпространственных путей. Корабли с других планет были здесь частыми гостями. Местное небольшое, но процветающее индустриальное общество успешно развивалось, зарабатывая на торговле и грузоперевозках.

Постоянный приток посетителей со всех уголков галактики позволял Бейну легко получать нужные сведения. Он организовал свою сеть информаторов и агентов, которой мог лично руководить.

Конечно, это было бы невозможно, если бы тело Бейна все еще покрывали орбалиски – паразиты с прочным хитиновым панцирем, которые питались его плотью, взамен обеспечивая силу и защиту. Органические доспехи делали его практически неуязвимым в бою, однако жуткий внешний вид вынуждал владыку ситов избегать посторонних глаз.

В те дни он тоже старался укрепиться материально и упрочить свое политическое влияние, однако обезображенная наружность ограничивала его возможности. Скрываясь от джедаев и пребывая в постоянном уединении, Бейн был вынужден работать через шпионов и посредников. Его глазами и ушами служила Занна: все потоки информации проходили сквозь нее, каждая задача выполнялась при ее участии. Из-за этого Бейну приходилось действовать осторожно, не спешить с комбинациями и откладывать рискованные планы.

Теперь все было иначе. Он по-прежнему выглядел устрашающе, однако вполне мог сойти за наемника, охотника за головами или отставного солдата. Он носил типичную местную одежду и выделялся лишь ростом – в общем и целом, был человеком заметным, но едва ли необычным. Это позволяло сливаться с толпой, встречаться с информаторами и заводить знакомства с ценными политическими союзниками.

Бейну больше не приходилось прятаться, ведь теперь он мог просто прикрыться фальшивым именем. С этой целью он приобрел небольшой особняк неподалеку от Даплоны. Под видом богатых торговцев – брата и сестры Сеппа и Аллии Омек – они с Занной осторожно проникли во влиятельные общественные, политические и экономические круги планеты.

Их особняк был расположен достаточно близко к столице, чтобы пользоваться всеми преимуществами Сьютрика, но достаточно далеко, чтобы Занна могла продолжать обучение и постигать искусство ситов. Но если застой и самоуверенность – это яд, который когда-нибудь уничтожит джедаев, то Бейн должен оставаться бдительным и не допустить, чтобы его собственный Орден угодил в такую же ловушку. Поэтому важно не только тренировать ученицу, но и развиваться самому, оттачивая навыки и познавая новые секреты.

Во внутреннем дворе снова поднялся прохладный ветерок, остудив мокрое от пота тело Бейна. Физические упражнения были окончены – настало время приступить к действительно важной работе.

Пара десятков шагов – и Бейн оказался перед небольшой пристройкой у задней части особняка. Проход был закрыт на кодовый замок. Сит набрал комбинацию, мягко толкнул дверь и вошел в здание, которое служило его личной библиотекой.

Она представляла собой квадратную комнату пяти метров в длину, освещаемую тусклой лампой на потолке. Стены были уставлены полками, доверху забитыми книгами, свитками и рукописями – знаниями древних ситов, которые он собирал годами. В центре комнаты на высоком пьедестале располагалось главное сокровище Дарта Бейна – его голокрон.

Кристаллическая четырехгранная пирамида, которая могла уместиться на ладони, содержала все его знания и достижения. Учения, понятия, открытия – все аспекты темной стороны, постигнутые Бейном, – были записаны в голокрон для вечного хранения. Это было его наследие, оставленное потомкам; единственный способ передать накопленную мудрость тем, кто последует его примеру и станет повелителем ситов.

После смерти Бейна голокрон перейдет к Занне… если она окажется достаточно сильна, чтобы забрать у него титул темного владыки. Но Бейн уже не был уверен в том, что это случится.

В той или иной форме ситы существовали тысячи лет. Все это время они вели бесконечную войну с джедаями… а также друг с другом. Планы последователей темной стороны снова и снова рушились из-за внутренних раздоров и борьбы за власть.

Этот фатальный недостаток сопровождал Орден ситов на протяжении всей его истории. Любого выдающегося лидера рано или поздно уничтожал союз его собственных последователей. Потеряв сильного вождя, слабые ситы вскоре начинали грызню друг с другом, еще больше ослабляя Орден.

Из всех ситских мастеров лишь Бейн осознал гибельность этого порочного круга. И лишь он оказался достаточно силен, чтобы из него вырваться. Под его руководством ситы переродились. Теперь их было двое, не больше и не меньше: один воплощал могущество, второй к нему стремился.

Отныне титул повелителя принадлежал только сильнейшему, достойнейшему ситу. Благодаря Правилу Двух силы учителей и учеников будут расти от поколения к поколению, пока ситы не уничтожат джедаев и не приведут галактику в новый век.

Поэтому Бейн и взял Занну в ученицы: она обладала нужным потенциалом, чтобы превзойти учителя. Однажды она свергнет его с пьедестала, провозгласит себя темной владычицей ситов и выберет собственного ученика. Бейн умрет, но ситы будут жить.

Так он думал раньше. Но теперь его терзали сомнения.

Прошло уже двадцать лет с тех пор, как Дарт Бейн подобрал ее десятилетней девочкой на поле Руусанской битвы, но Занна по-прежнему довольствовалась ролью подчиненной. Она усвоила все уроки и демонстрировала поразительную связь с Силой. Все эти годы Бейн внимательно следил за ее успехами и сейчас уже не мог сказать, кто выйдет победителем из их дуэли. Однако нежелание вызвать учителя на поединок заставляло его усомниться: есть ли у Занны амбиции, чтобы стать повелительницей ситов?

Войдя в библиотеку, Бейн протянул левую руку, чтобы закрыть за собой дверь и сразу же почувствовал знакомую дрожь в ладони. Непроизвольно отдернув руку, сит снова сжал пальцы в кулак и захлопнул дверь ногой.

Да, он начал стареть, однако влияние возраста было несравнимо с тем уроном, который уже нанесла его телу темная сторона Силы. Бейн мог лишь бессильно улыбаться иронии ситуации: тьма давала ему неиссякаемую мощь, но брала за нее ужасную цену. Человеческие кости и плоть просто не выдерживали столь сокрушительной энергии. Огонь темной стороны поглощал его, пожирал по маленьким кусочкам. Десятки лет его тело фокусировало в себе мощь Силы. Теперь оно стало разрушаться.

Проведенные в орбалисковой броне годы лишь усугубили ситуацию. Паразиты убивали Бейна, хоть и дарили взамен поразительную силу. Его организм работал далеко за пределами естественных возможностей, что усиливало отрицательный эффект темной стороны и приводило к преждевременному старению. И хотя орбалиски давно были сняты, нанесенный ими урон был необратим.

Первые признаки слабеющего здоровья были малозаметными: глаза запали, кожа побледнела и покрылась пятнами – чуть сильнее, чем обычно бывает в этом возрасте. За последний год, однако, ухудшения становились все более явными, пока не вылились в дрожь, которая все чаще и чаще охватывала его левую руку.

И Бейн ничего не мог поделать. Джедаи умели исцелять раны и болезни с помощью светлой стороны. Но темная сторона – это не лекарство, а оружие. Больные и слабые не заслуживают помощи; лишь сильные достойны жить.

Он пытался скрыть дрожь от своей ученицы, но Занна была слишком сообразительной, чтобы не заметить столь очевидную слабость учителя.

Бейн ожидал, что эта слабость побудит ее наконец-то бросить ему вызов. Но даже сейчас, при столь очевидной уязвимости учителя, Занна явно не собиралась нарушать стасус кво. Почему – из-за страха, нерешительности или даже жалости к учителю – Бейн не знал, но его избранник и наследник не должен был испытывать ни одного из этих чувств.

Конечно, существовало еще одно объяснение, причем самое тревожное. Занна заметила ухудшение его здоровья – и просто решила подождать. За пять лет тело учителя превратится в труху, и тогда она избавится от него без всякого риска.

В большинстве случаев Бейн похвалил бы подобную стратегию, однако здесь она противоречила основополагающему принципу Правила Двух. Ученик должен заслужить титул темного повелителя, сразив учителя в битве, где оба покажут максимум своих возможностей. Если Занна собирается биться с ним, когда он станет дряхлым и немощным стариком, то она недостойна быть его наследницей. Но и начинать схватку первым Бейн не желал. Если победит Занна, то владычицей ситов станет особа, которая не приняла или не поняла основную идею нового Ордена. Если верх одержит Бейн, то его тело ослабеет задолго до того, как он успеет найти и обучить нового наследника.

Существовало лишь одно решение: Бейн должен придумать, как продлить свою жизнь. Он должен восстановить и омолодить тело… либо заменить его на новое. Год назад он думал, что это невозможно. Теперь все изменилось.

С одной из полок Бейн достал толстый том с шершавой кожаной обложкой и пожелтевшими от времени страницами. Положив книгу на возвышение, он аккуратно открыл ее на отмеченном прошлой ночью месте.

Как и большинство книг своей личной библиотеки, этот том Бейн приобрел у частного коллекционера. Хотя вся галактика считала ситов вымершими, темная сторона по-прежнему будоражила умы представителей всех рас. Процветал черный рынок ситских артефактов, которые пользовались спросом у богатых и власть имущих.

Джедаи пытались найти и конфисковать все, что было связано с ситами, но лишь взвинтили цены и заставили коллекционеров работать через посредников и сохранять анонимность.

Бейну это было только на руку. Он мог расширять и пополнять библиотеку без страха привлечь чье-либо внимание: его считали всего лишь очередным коллекционером ситских фетишей, анонимным богатеем, одержимым темной стороной и готовым потратить состояние на запрещенные рукописи и артефакты.

Большая часть приобретений не представляла ценности: не слишком мощные амулеты и прочие безделушки; подержанные копии исторических трудов, которые Бейн выучил наизусть еще на Коррибане; незавершенные манускрипты на мертвых и не поддающихся расшифровке языках. Но бывало, ему попадались настоящие сокровища.

К таковым относилась рваная и потрепанная книга, лежавшая сейчас перед Бейном. Один из агентов владыки ситов приобрел ее несколько месяцев назад – событие настолько удачное, что его не назовешь простой случайностью. Пути Силы таинственны и непостижимы, и Бейн верил, что ему было предназначено получить этот том – а вместе с ним и ответ на свой вопрос.

Как и почти все книги из его коллекции, том представлял собой исторические записи одного из древних ситов. Большинство страниц пестрели именами, датами и другой информацией, не несущей практической ценности для Бейна. Но в одной небольшой главе вкратце рассказывалось о человеке по имени Дарт Андедду. Этот сит, как утверждал автор, прожил сотни лет, используя темную сторону Силы, чтобы продлевать жизнь и поддерживать существование тела гораздо дольше отпущенного природой срока.

По древней традиции всех ситов, предшествовавших Бейну, правление Андедду завершилось предательством со стороны его собственных последователей. Но голокрон древнего владыки – хранилище его величайших секретов, в том числе и тайны почти бесконечной жизни – так и не был обнаружен.

Вот и вся история – в сумме меньше двух страниц. Краткое описание не касалось ни времени и места его жительства, ни судьбы предавших его последователей. Но именно отсутствие информации делало этот фрагмент таким привлекательным.

Почему так мало подробностей? Почему Бейн ни разу за годы исследований не встречал других упоминаний о Дарте Андедду?

Этому могло быть лишь одно разумное объяснение: джедаям удалось вычеркнуть Андедду из галактической истории. За прошедшие века они собрали все инфопланшеты, голодиски и рукописные работы с упоминаниями Андедду и перенесли в свои архивы – скрыли навечно, чтобы посторонние не узнали его секреты.

Но, несмотря на все их усилия, одна старая, забытая и в остальном бесполезная рукопись все-таки добралась до Бейна. Два месяца – с тех пор как том попал к нему в руки – темный повелитель приходил после ночных тренировок в библиотеку и размышлял над тайной пропавшего голокрона. Соотнося лежавшую перед ним книгу с тысячами других работ из своей коллекции, он пытался сложить куски мозаики, но раз за разом терпел неудачу.

Тем не менее владыка ситов не сдавался. От этого зависели все его достижения, вся проделанная работа. Он узнает, где искать голокрон Андедду. Он откроет тайну вечной жизни и получит время, чтобы найти и подготовить другого ученика.

Без этой тайны он ослабеет и умрет, а Занна без борьбы унаследует титул повелителя. Правило Двух будет посрамлено, а судьба Ордена – оставлена в руках недостойной.

Бейн должен найти голокрон Дарта Андедду. Иначе ситы обречены.


Глава 1


– …в соответствии с правилами, установленными предыдущей, а также всеми последующими статьями. Требование шестое: орган...

Медд Тандар поднес длинные пальцы к высокой конусообразной голове. Надеясь прогнать боль, которая мучила его последние двадцать минут, цереанин стал массировать свой выступающий лоб.

Гельба – женщина, ради переговоров с которой он прилетел на планету Доан – оторвала глаза от петиции и спросила:

– Что-то не так, мастер-джедай?

– Я не мастер, – напомнил он самопровозглашенной предводительнице повстанцев. – Просто рыцарь. – Со вздохом Медд опустил голову. Еще через секунду он пересилил себя и добавил: – Все в порядке. Пожалуйста, продолжайте.

Отрывисто кивнув, Гельба вернулась к своему бесконечному списку ультиматумов:

– Требование шестое: орган избранных представителей шахтерской касты должен получить в свою полную юрисдикцию решение 11 следующих вопросов. Первый: определение размера зарплаты в соответствии с галактическими стандартами. Второй: установление количества часов в неделю, которые работник должен отработать. Третий: утверждение списка одежды, обеспечивающей безопасность и предоставляемой…

Невысокая мускулистая дама бубнила монотонно и без остановки, а ее голос отражался от неровных стен подземной пещеры и превращался в причудливое эхо. Другие присутствующие шахтеры – две женщины и трое мужчин – столпились вокруг Гельбы, как будто завороженные ее речью. Медд не мог отделаться от мысли, что старателям не стоит горевать, если рабочие инструменты вдруг сломаются – голос их лидера пробьет любой камень.

Официально Тандар прибыл сюда, чтобы прекратить вражду между мятежниками и королевской семьей. Как и все цереане, он обладал сдвоенным мозгом, что позволяло одновременно смотреть на конфликт с обеих точек зрения. Теоретически это делало его идеальным кандидатом для разрешения сложных политических ситуаций – вроде той, что возникла на этой маленькой шахтерской планете. Однако на практике Медд понял: роль дипломата куда более утомительна, чем он представлял.

Уродливый коричневый кусок камня под названием Доан располагался во Внешнем Кольце. Более 80% территории планеты служило площадкой для горнодобывающих работ, и нанесенный поверхности урон был заметен даже из космоса. Борозды в пять километров шириной и в несколько сотен длиной рассекали изувеченный ландшафт, словно неизгладимые шрамы. Карьеры глубиной в сотни метров казались оспинами на лице планеты.

Спустившись в забитую смогом атмосферу, можно было разглядеть и огромные, беспрестанно работающие машины. Экскаваторы сновали туда-сюда, как насекомые-переростки, роя землю и копаясь в грязи. Буровые вышки на механических ногах доводили туннели до новых глубин. Гигантские грузовые корабли загораживали тусклый свет солнца, терпеливо ожидая, пока их трюмы и отсеки заполнят почвой, пылью и измельченным камнем.

Над поверхностью планеты возвышалось несколько колонн из неровного темно-коричневого камня. Пятикилометровой высоты и диаметром в несколько сотен метров каждая, они были похожи на пальцы, тянущиеся к небу. На плоских верхушках этих естественных столпов располагались особняки, замки и дворцы, обитатели которых наблюдали за творящимся внизу хаосом.

Редкие залежи минералов и неистовые темпы их добычи превратили маленький Доан в очень богатый мир. Это богатство, впрочем, оседало в закромах знати, живущей в своих особняках на вершинах каменных столпов. Большая же часть населения – низшие касты – были обречены на постоянный физический труд либо занимали положение мелких слуг, не имея ни единого шанса на карьерный рост.

Эту социальную группу и представляла Гельба. В отличие от элиты, они жили на поверхности планеты и обитали в хилых лачугах, наскоро сооруженных среди ям и карьеров, либо в небольших пещерах, вырытых в скальной поверхности. На что похожа их жизнь, Медд почувствовал на себе, едва выйдя из своего челнока с климат-контролем. Его окутала волна невыносимого жара, поднимавшегося от бесплодной, выжженной солнцем земли. Цереанин быстро прикрыл голову куском ткани, пряча нос и рот от клубов пыли, которые могли проникнуть в легкие.

Человек, присланный Гельбой в качестве встречающего, также был закутан в тряпки, из-за чего общение под аккомпанемент грохота машин сделалось еще более затруднительным. К счастью, говорить и не потребовалось: проводник молча повел гостя по территории карьера, и джедай лишь изумленно таращил глаза на окружающую разруху.

Вскоре они добрались до небольшого, грубо высеченного в толще камня туннеля. Медду пришлось согнуться, чтобы не задеть головой острые выступы на потолке. Джедай и его проводник прошли несколько сотен метров, постепенно спускаясь вниз, пока не оказались в большой естественной пещере, освещенной лампами накаливания.

Стены и пол подземной камеры покрывали следы, оставленные инструментами. Очевидно, все залежи ценных минералов отсюда уже давно извлекли. Осталось лишь несколько неровных скальных образований, возвышавшихся над неровным полом – где на метр, а где и на все десять, почти до самого потолка. Их можно было бы назвать красивыми, не будь они все того же тускло-коричневого оттенка, который доминировал на Доане.

Мебели в этой импровизированной штаб-квартире мятежников не было, но высокий потолок наконец позволил цереанину распрямиться в полный рост. Но главное – жар, пыль и шум поверхности почти не доходили до подземного зала, так что джедай мог открыть свое лицо. Впрочем, наслушавшись пронзительного голоса Гельбы, Медд стал сомневаться, хорошо ли это.

– Следующее требование: королевская семья должна быть лишена власти, а все ее особняки – переданы в распоряжение избранных представителей, упомянутых в пункте 3 подраздела В раздела 5. Кроме того, с них следует взыскать штраф и пеню в размере…

– Пожалуйста, остановитесь, – сказал Медд, подняв руку. Гельба смилостивилась и замолчала. – Как я уже говорил, Совет джедаев не в состоянии удовлетворить ваши требования. Я прибыл не для того, чтобы отобрать власть у королевской семьи. Я могу лишь выступить посредником в переговорах между вами и знатью Доана.

– Они отказываются вести с нами переговоры! – крикнул один из шахтеров.

– Их можно понять, – возразил Медд. – Вы убили кронпринца.

– Это было недоразумение, – сказала Гельба. – Мы не собирались взрывать его спидер. Мы просто хотели, чтобы он приземлился. Пытались захватить его живым.

– Ваши намерения уже не играют роли, – пояснил Медд спокойным и ровным голосом. – Убив наследника престола, вы обрушили на свои головы гнев королевской семьи.

– Вы что, их оправдываете? – возмутилась Гельба. – Они охотятся на моих людей, как на диких животных! Сажают за решетку без суда и следствия! Пытками выжимают информацию, а если не выходит, то казнят! Но даже джедаи закрывают глаза на наши страдания. Вы ничем не лучше Галактического Сената!

Медд понимал расстройство шахтеров. Доан уже несколько веков был членом Республики, но ни Сенат, ни другие правительственные органы не обращали внимания на несправедливость его общественного строя. Имея в составе миллионы миров, каждый из которых обладал своими традициями, Республика следовала политике невмешательства и делала исключение лишь для самых тяжелых случаев.

Формально идеалисты порицали Доан и его антидемократические принципы. В то же время базовые потребности жителей – еда, крыша над головой, свобода от рабства и даже право подавать в суд на превысивших полномочия аристократов – всегда удовлетворялись. Безусловно, элита Доана эксплуатировала бедных, но на многих планетах ситуация была гораздо, гораздо хуже.

Тем не менее бездействие Сената не останавливало тех, кто надеялся изменить ситуацию к лучшему. В последние десять лет группы, требующие политического и социального равенства, возникали в нижних кастах как грибы после дождя. Естественно, знать была недовольна. Растущее напряжение вылилось в насилие, кульминацией которого стало убийство наследника престола. Это произошло три стандартных месяца назад.

В ответ король ввел военное положение. С тех пор вести о преступлениях знати превратились в нескончаемый поток, лишь подтверждавший слова Гельбы. Но галактика не спешила проявлять к мятежникам симпатию. Многие сенаторы считали их террористами. И хотя сам Медд сочувствовал им, он не мог действовать без разрешения Сената.

Галактический закон гласил, что джедаи должны сохранять нейтралитет во всех гражданских войнах и внутренних конфликтах, если насилие не угрожает распространиться на другие миры Республики. А все эксперты сошлись во мнении, что в данном случае это маловероятно.

– То, как с вами обращаются, неправильно, – согласился Медд, аккуратно подбирая слова. – Я поговорю с королем и попробую убедить его прекратить гонения. Но ничего обещать не могу.

– Тогда зачем вы вообще прилетели? – вопросила Гельба.

Медд замялся, но в конце концов решил, что единственный выход – рассказать всю правду.

– Пару недель назад ваша бригада вырыла небольшую гробницу.

– На Доане много гробниц, – ответила Гельба. – Раньше мы хоронили в них мертвых… до того, как знать решила перекопать всю планету.

– В этой гробнице были найдены артефакты, – продолжал Медд. – Амулет, кольцо и несколько старых свитков.

– Все, что мы нашли, – наше! – сердито выкрикнул один из шахтеров.

– Так гласит один из древнейших законов, – подтвердила Гельба. – Даже королевская семья не смеет его нарушать.

– Мой учитель считает, что это артефакты темной стороны, – сказал Медд. – Я должен привезти их в Храм на Корусканте на хранение.

Прищурившись, Гельба окинула его взглядом, но промолчала.

– Конечно, мы заплатим, – добавил джедай.

– Вы, джедаи, называете себя защитниками, – сказала Гельба. – Помощниками слабых и угнетенных. Но кучка золотых безделушек вас занимает больше, чем жизни и страдания живых существ.

– Я постараюсь вам помочь, – уверил ее Медд. – И поговорю с королем от вашего имени. Но сначала я должен получить эти…

Внезапно он замолчал; эхо слов повисло в воздухе. Что-то не так. У джедая закололо в животе – верный признак надвигающейся опасности.

– Что? – спросила Гельба. – В чем дело?

«Возмущение в Силе», – подумал Медд и потянулся к световому мечу на поясе.

– Кто-то идет.

– Невозможно. Часовые в туннеле нас бы предупре… агх!

Характерный звук бластерного разряда оборвал Гельбу на полуслове. Она пошатнулась и рухнула на землю с дымящейся дырой в груди. Остальные шахтеры с криками бросились врассыпную, пытаясь укрыться за многочисленными каменными выступами. Двое из них не успели и упали, сраженные смертоносно точными выстрелами промеж лопаток.

Медд остался на месте, активировал меч и стал вглядываться в темные стены пещеры. Ничего не видя в темноте подземелья, он открылся Силе – и отшатнулся, будто от удара в живот.

Обычно Сила окутывала его, словно теплая волна белого света, придавала сил и помогала сосредоточиться. В этот раз она была похожа на холодный кулак, ударивший его в солнечное сплетение.

Еще один луч бластера просвистел у Медда над ухом. Упав на колени, озадаченный и сбитый с толку джедай пополз к ближайшему камню. Всю жизнь он учился служить Силе. Ему говорили, что светлая сторона должна течь сквозь него, расширять возможности и обострять чувства, направлять мысли и движения. Теперь же Медда, казалось, предала сама первооснова его способностей.

Джедай слышал, как рикошетят о стены ответные разряды, выпущенные шахтерами в сторону невидимого противника, но не обращал внимания на звуки битвы. Медд не понимал, что с ним случилось, но знал, что должен найти способ справиться с напастью.

Тяжело дыша, он мысленно повторил первые строки кодекса джедаев и попытался успокоиться. Нет эмоций; есть покой. Мантра Ордена помогла восстановить дыхание, и несколько секунд спустя джедай решился еще раз прикоснуться к Силе.

Но вместо покоя и ясности ума он почувствовал лишь гнев и ненависть. Медд инстинктивно закрылся – и понял, что происходит. Каким-то непостижимым образом источник его сил оказался заражен и отравлен темной стороной.

Как это получилось, он объяснить не мог, но по крайней мере был готов сопротивляться. Заблокировав страх, джедай слегка приоткрыл сознание и превратил поток Силы в тонкую струйку. Одновременно он сосредоточился на том, чтобы очистить ее от загрязнения. Постепенно Медд все-таки почувствовал прилив энергии светлой стороны… хотя эта энергия была гораздо слабее, чем обычно.

Выйдя из-за каменного укрытия, он громко крикнул:

– Покажись!

Из темноты в Медда полетел бластерный разряд. В последнюю секунду он отразил его мечом – этот прием Тандар освоил еще падаваном – и смертельный сгусток энергии улетел в угол пещеры.

«Слишком близко, – сказал себе джедай. – Ты действуешь медленно и неуверенно. Доверься Силе».

Светлая сторона окутала его, но что-то по-прежнему было не так. Ее мощь дрожала и гасла, как голограмма от статических помех. Что-то – или кто-то – мешал ему сосредоточиться. Пелена тьмы закрывала сознание, ограничивая возможность обращаться к Силе. Для джедая не было ничего более ужасного, но Медд не собирался отступать.

– Оставь шахтеров в покое! – крикнул он твердым, не выдающим ни капли неуверенности голосом. – Выйди и сражайся!

Из дальнего угла пещеры вышла молодая иктотчи с бластерами в обеих руках. На ней был простой черный плащ с откинутым капюшоном; ее изогнутые заостренные рога, выступающие из висков, спускались к плечам. На фоне красной кожи резко выделялась черная татуировка на подбородке: четыре острых, тонких линии, выходящие из нижней губы словно клыки.

– Шахтеры мертвы, – сказала иктотчи. В ее голосе было что-то жестокое, как будто она насмехалась над джедаем.

Осторожно расширив сферу восприятия, Медд понял, что это правда. Будто сквозь дымку он увидел разбросанные по залу тела старателей: каждый из них был убит смертельным выстрелом в голову или грудь. За те несколько секунд, пока Медд приходил в себя, она перебила их всех.

– Ты – убийца, – предположил он. – Королевская семья поручила тебе расправиться с лидерами восстания.

Иктотчи наклонила голову в знак подтверждения и приоткрыла рот, будто собираясь что-то сказать… Затем внезапно выстрелила еще раз.

Уловка почти сработала. В нормальных условиях Медд почувствовал бы обман задолго до того, как убийца начала действовать, но неведомая сила, блокировавшая светлую сторону, сделала его уязвимым.

Не пытаясь отразить выстрел, Медд отпрыгнул в сторону и тяжело приземлился на каменный пол.

«Ты неуклюж, как маленький мальчик», – упрекнул он себя, поднимаясь на ноги.

Не давая убийце шанса выстрелить в третий раз, джедай вытянул свободную руку ладонью вперед и с помощью Силы вырвал у нее оружие. Проведенный прием обернулся приступом обжигающей боли, которая прошла по всей длине его головы, заставив вздрогнуть и отступить на полшага. Однако бластеры успешно взлетели в воздух и приземлились неподалеку от ног Тандара.

К его удивлению, убийцу это не смутило. Может, она чувствовала его страх и неуверенность? Было известно, что иктотчи обладают ограниченными способностями предвидения; по слухам, они могли с помощью Силы заглядывать в будущее. Кое-кто даже утверждал, что они владеют телепатией. Что, если эта иктотчи и блокирует светлую сторону?

– Сдавайся, и я обещаю, что тебя будут судить по справедливости, – произнес Медд, стараясь выглядеть убедительным и абсолютно уверенным в себе.

Убийца улыбнулась, обнажив острые зубы:

– Суда не будет.

Она сделала кувырок назад, так что плащ затрепетал в воздухе, и скрылась за толстым выходом каменного пласта. В ту же секунду один из бластеров у ног Медда громко запищал.

Джедай думал, что обезоружил соперницу, но вместо этого попал в ее хитрую ловушку. Только за миг до взрыва он заметил, что блок питания запрограммирован на перегрузку. Последней его мыслью было попробовать оградиться от взрыва при помощи Силы, но джедай не мог пробить затуманившую сознание пелену. Он чувствовал только страх, гнев и ненависть.

И за мгновенье до того, как взрыв оборвал его жизнь, Медд осознал весь ужас темной стороны.


Глава 2


Кошмар был знакомым, но все равно жутким.

Ей снова восемь лет: маленькая девочка съежилась в углу крошечной хижины, где она живет вместе с папой. Снаружи, за изодранной в клочья занавеской, которая заменяет дверь, ее отец сидит у огня и неспешно помешивает ложкой в котле.

Он велел дочке оставаться внутри и не высовываться, пока не уйдет посетитель. Она видит незваного гостя сквозь дыры в занавеске: огромная фигура, нависшая над их лагерем. Он большой. Выше и толще, чем отец. С гладко выбритой головой, в черной одежде и доспехах. Она знает, что это сит. И видит, что он умирает.

Поэтому он и пришел. Калеб – великий целитель, и он может спасти этого человека. Может… но не хочет.

Сит ничего не говорит. У него не получается – язык распух от яда. Но и без слов понятно, зачем он здесь.

«Я знаю, кто ты, – говорит человеку ее отец. – Я не стану тебе помогать».

Великан опускает свою ручищу на рукоять светового меча и делает полшага вперед.

«Я не боюсь смерти, – произносит Калеб. – Можешь пытать меня, если хочешь».

Без предупреждения отец опускает ладонь в котел. Не меняя выражения лица, он ждет, когда плоть покроется волдырями, а затем убирает руку.

«Боль ничего для меня не значит».

Сит в замешательстве – девочка это видит. Он жестокий человек, привыкший добиваться цели насилием и устрашением. С ее отцом этот трюк не сработает.

Здоровяк медленно поворачивает голову в ее сторону. Девочку охватывает ужас; она чувствует, как сильно бьется ее сердце. Она зажмуривается и старается не дышать.

Жуткая неведомая сила сбивает ее с ног, поднимает в воздух и тащит наружу. Дочь Калеба снова открывает глаза. Она висит вниз головой; невидимая рука держит ее прямо над котлом. Беспомощно дрожа, она чувствует, как горячий пар обжигает ее щеки.

«Папочка, – всхлипывает она. – Помоги».

Впервые в жизни она видит в глазах отца страх.

«Хорошо, – тихо говорит Калеб побежденным голосом. – Твоя взяла. Я тебя вылечу».

Вздрогнув, Серра проснулась, открыла глаза и стала вытирать слезы, которые текли по щекам. Даже сейчас, двадцать лет спустя, этот сон по-прежнему наполнял ее ужасом. Но плакала она не от страха.

В окно дворца уже проникали первые лучи утреннего солнца. Зная, что теперь ей не заснуть, Серра сбросила блестящее шелковое покрывало и поднялась на ноги.

Воспоминания о встрече с ситом всегда вызывали в ней стыд. Ее отец был сильным человеком – человеком несокрушимой воли и поразительной смелости. Она же оказалась слабым звеном. Если бы не она, отцу бы не пришлось помогать темному человеку.

Будь она сильнее, ему не пришлось бы отсылать ее с планеты.

«Однажды темный человек вернется, – сказал отец в день ее шестнадцатилетия. – Он не должен тебя найти. Уходи. Покинь это место. Смени имя. Начни новую жизнь. Не вспоминай обо мне».

Конечно же, это было невозможно. Калеб стал для нее целым миром. Все, что Серра знала об искусстве исцеления – а также о заболеваниях и ядах – она выучила у него на коленях.

Подойдя к шкафу у другой стены комнаты, молодая женщина стала просматривать свою богатую коллекцию одежды, выбирая подходящий наряд. В детстве она носила только простые и практичные платья – причем до тех пор, пока те не изнашивались и не рвались настолько, что зашить их становилось невозможно. Сегодня гардероб Серры позволял ей менять платья ежедневно, ни разу в течение месяца не надев один наряд дважды.

Конечно, темный человек не снился ей каждую ночь. В первый год замужества она едва о нем вспоминала. За последние пару месяцев, однако, этот сон приходил к Серре все чаще и чаще… а вместе с ним и желание узнать о судьбе отца.

Калеб велел дочери улетать ради ее же блага – она это понимала. Отец любил свою девочку и всегда желал ей самого лучшего. Она отнеслась к просьбе Калеба с пониманием и ни разу не возвращалась. Но Серра скучала. Скучала по сильным, мозолистым рукам, которые трепали ее волосы. По тихому, но твердому голосу, который учил ее мастерству лекаря. По душистому запаху целебных растений, который исходил от рубахи отца, когда он обнимал ее.

Но больше всего она скучала по чувству безопасности и защищенности, которое всегда ощущала рядом с ним. Сильнее, чем когда-либо, Серра хотела, чтобы отец сказал ей: «Все будет хорошо». Но это было невозможно. Оставалось только снова и снова вспоминать последние слова, которые Калеб произнес на прощанье:

«Ужасно, когда отцу приходится расставаться со своим ребенком. Мне очень жаль. Но другого выхода нет. Пожалуйста, помни, что я всегда буду любить тебя. Ты моя дочь. Что бы ни случилось».

«Я дочь Калеба, – сказала себе Серра, продолжая лениво перебирать вешалки. – Я сильная. Как мой отец».

Наконец она выбрала темные брюки и голубой топ, украшенный эмблемой королевской семьи Доана… подарок от мужа. Его Серре тоже не хватало, хотя это было совсем иное чувство. Отец расстался с ней по собственному желанию. Геррана отняли у нее мятежники.

Одеваясь, Серра старалась не думать о своем принце. Боль недавней утраты была еще слишком острой. Виновные в нападении шахтеры все еще где-то скрывались… но гулять им осталась недолго. По крайней мере, принцесса на это надеялась.

Тихий стук в дверь прервал поток ее мыслей.

– Заходи, – ответила она, зная, что в столь ранний час у дверей ее спальни может быть только один человек.

Вошла Люсия – личная охранница принцессы. На первый взгляд она едва ли походила на солдата: это была стройная темнокожая женщина сорока с небольшим лет с короткими и кудрявыми черными волосами. Однако под тканью мундира королевской стражи можно было разглядеть сильные, выпуклые мускулы, а энергичный взгляд как бы говорил, что шутить с ней не стоит.

Серра знала, что Люсия участвовала в Войнах Новых ситов, бушевавших в галактике двадцать лет назад. Будучи снайпером в знаменитом отряде «Мракоходов», она воевала на стороне Братства Тьмы – армии, которая сражалась против Республики. Но, как часто говорил своей дочери Калеб, между солдатами и их командирами-ситами было мало общего.

Два Ордена вели бесконечную войну ради философских идеалов – войну, в которой ее отец участвовать не желал. Однако обычные солдаты, составлявшие большую часть противоборствующих армий, имели совсем иные цели. Сторонники ситов – в том числе и Люсия – считали, что Республика отвернулась от них. Не в силах повлиять на Галактический Сенат, они ушли на войну, надеясь освободиться от «республиканской тирании».

Это были обычные жители галактики – жертвы обстоятельств, которым они не могли противиться; пешки в партии игроков, считавших себя великими, могущественными и способными вершить чужие судьбы.

– Как прошла ночь? – спросила Люсия, заходя в комнату и закрывая за собой дверь, чтобы посторонние не услышали их разговора.

– Не очень, – призналась Серра.

Врать старой подруге не было смысла – Люсия прожила с ней бок о бок почти семь лет и научилась видеть принцессу насквозь.

– Опять кошмары?

Серра кивнула, но не стала ничего говорить. Она никогда не рассказывала Люсии ни о своем сне, ни о том, кто она на самом деле, а сама Люсия слишком уважала ее, чтобы расспрашивать о подобных вещах. Темное прошлое, о котором лучше не упоминать, было одной из общих черт, которые сблизили двух подруг.

– Король хочет с тобой поговорить, – сообщила принцессе Люсия.

Если король прислал за ней в столь ранний час, то разговор должен быть важным.

– О чем?

– Вероятно, это как-то связано с террористами, которые убили твоего мужа, – ответила охранница, взяв со стойки в углу комнаты изысканную темную вуаль.

Сердце Серры вздрогнуло, а пальцы непроизвольно схватились за верхнюю пуговицу топа. Впрочем, принцессе быстро удалось успокоиться, и она застыла, дав Люсии возможность закрепить вуаль на ее голове. Согласно доанскому обычаю, Серра была обязана носить траурный головной убор ровно год после смерти мужа… либо до тех пор, пока ее любимый не будет отмщен.

Движения Люсии были четкими и уверенными. Она быстро собрала в пучок длинные черные волосы принцессы и спрятала их под вуалью. Охранница была среднего роста – чуть ниже, чем ее госпожа – и Серра наклонилась, чтобы ей было удобнее.

– Ты же принцесса, – проворчала Люсия. – Встань прямо.

В ответ Серра лишь улыбнулась. За семь лет Люсия заменила ей мать, которой она не знала – конечно, если допустить, что мать служила снайпером в легендарных «Мракоходах» во время Войн ситов.

Люсия закончила работу и отошла на шаг, чтобы еще раз окинуть взглядом свою подругу.

– Очаровательна, как и всегда, – объявила она.

И в сопровождении своей телохранительницы Серра отправилась в тронный зал, где ее ожидал король.


***


Проходя по коридорам замка, Люсия заняла свое привычное положение: слева от принцессы, на шаг позади. Поскольку большинство жителей галактики – правши, эта позиция давала ей лучший шанс заслонить Серру от меча или выстрела убийцы, атакующего спереди. Конечно, едва ли кто-то решился бы напасть на них прямо в королевском дворце, но Люсия всегда держалась начеку и была готова пожертвовать жизнью по долгу службы.

Двадцать лет назад, когда распалось Братство Тьмы, Люсия, как и многие ее товарищи по оружию, оказалась в плену. Шесть месяцев девушка-снайпер провела на планете-колонии, занимаясь сваркой и ремонтом кораблей, пока Сенат не амнистировал весь рядовой состав бывшей армии ситов.

За следующие тринадцать лет Люсия успела побывать телохранителем, независимым наемником и, наконец, охотником за головами. Именно в последней ипостаси она впервые встретилась с Серрой… а также заработала длинный и страшный шрам, протянувшийся от пупка вверх до самой грудной клетки.

В те дни Люсия охотилась за Салто Зендаром – одним из четырех братьев-мирианцев, по глупости задумавших похитить высокопоставленного служащего-мууна прямо из головного офиса Межгалактического Банковского Клана, а затем потребовать за него выкуп. Бестолковая и обреченная на провал авантюра завершилась смертью двух преступников: охрана застрелила их, когда они попытались ворваться в здание МБК на Муунилинсте. Третьего брата удалось схватить живым, но последний – Салто – сумел убежать, хоть и был серьезно ранен.

МБК сразу же назначил за его голову награду – достаточно крупную, чтобы привлечь даже охотников из Среднего Кольца. Люсия не стала исключением. Благодаря связям, сохранившимся со времен «Мракоходов», она выследила добычу. Салто скрывался в госпитале на соседней планете Бендомир, где залечивал свою рану.

Люсия попыталась захватить преступника, но остановилась, когда путь ей преградила высокая молодая работница госпиталя. На спине у Люсии был целый арсенал, однако темноволосая девушка-врач не желала отступать. Она утверждала, что пациент пребывает в критическом состоянии и не может покинуть больницу.

Девушка не испугалась, даже когда Люсия навела на нее бластер и приказала уйти с дороги. Она лишь мотнула головой и не сдвинулась с места.

На этом все могло и кончиться: Люсия не горела желанием убивать ни в чем не повинную женщину ради награды за преступника. К несчастью, она оказалась не единственным охотником за головами, посетившим в тот день госпиталь. Салто заметал следы не лучше, чем похищал муунов.

Пока они с Серрой спорили из-за пациента, в палату ворвался тви’лек с бластерами в руках. Обернувшись, Люсия получила выстрел прямо в живот, выронила оружие и упала на пол.

Серра попыталась остановить нового гостя, однако тот ударил ее по голове рукояткой бластера и отбросил в сторону, а затем схватил стонущего Салто и потащил его прочь из палаты.

Несмотря на рану, Люсия поползла вслед за ними. Она видела, как еще один охотник за головами выстрелил тви’леку в спину, и тот упал посередине коридора... а затем потеряла сознание.

Согласно официальным источникам, в тот день в госпиталь проникло от шести до десяти охотников. В отличие от Люсии, большинство из них не сильно беспокоились о жизнях невинных граждан и своих конкурентов. Когда мясорубка закончилась, Салто был мертв, как и еще два пациента, одна медсестра, три охранника и четыре охотника.

Сама Люсия не попала в список погибших лишь благодаря Серре. Девушка оттащила ее обратно в комнату и оказала первую помощь, пока в коридоре свистели бластерные лучи. Серра спасла ее, хоть и сама пострадала от охотников… Спасла ту, которая несколько минут назад приставил к ее лицу оружие.

Люсия была обязана Серре жизнью и с тех пор поклялась, что будет защищать девушку, куда бы та ни отправилась и чем бы ни занималась. Это оказалось не так просто. Перед тем как выйти замуж за Геррана, будущая принцесса постоянно куда-то переезжала. Она перемещалась с планеты на планету, не желая оставаться на одном месте дольше нескольких недель. Серра как будто искала что-то, чего невозможно найти, или скрывалась от того, чего не могла не избежать.

Поначалу ее смущало постоянное присутствие Люсии, но та продолжала следовать за ней по пятам, и молодая целительница ничего не могла поделать. В конце концов она решила, что опытная охранница ей не помешает. Серра стремилась лечить кого угодно и где угодно, в том числе и во Внешнем Кольце; а Внешнее Кольцо – опасное и непредсказуемое место.

С годами, однако, Люсия из простой охранницы превратилась в настоящего друга. И когда Герран сделал Серре предложение, та согласилась при условии, что Люсия останется при ней.

Король не был в восторге от такого требования, но в конце концов уступил и сделал бывшую охотницу за головами полноценным членом королевской стражи Доана. Однако, хотя Люсия поклялась охранять и защищать всю правящую семью, по-настоящему преданной она оставалась только Серре.

Потому-то она и нервничала, подходя к тронному залу. Люсия догадывалась, зачем король позвал принцессу, хоть и не стала говорить об этом Серре.

На входе в зал охранницу попросили отдать бластер: по традиции только личным телохранителям короля позволялось носить оружие в его присутствии. Люсия повиновалась молча и без возражений, хотя отсутствие под рукой оружия всегда вызывало у нее дискомфорт.

Охранница не раз сопровождала принцессу на аудиенции к королю, поэтому уже привыкла к прекрасному лазурно-золотому убранству тронного зала. Этим утром, однако, он выглядел иначе, казался просторней и внушительней. Привычная толпа слуг, приближенных особ и почетных гостей исчезла. В зале не было никого, кроме самого короля и четверых стражников. Очевидно, разговор не должен выйти за пределы этих стен.

Если огромное пространство неожиданно опустевшего зала и взволновало Серру, то она не подала виду. Принцесса уверенно направилась к возвышению, где на троне восседал ее тесть. Люсия следовала за ней, почтительно держась на три шага позади.

При взгляде на короля было видно, как сильно походил на него погибший сын: он был высоким и широкоплечим, с мужественными чертами лица, золотистыми волосами до плеч и коротко подстриженной, чуть более темной бородой. Но если с Герраном Люсия успела немного познакомиться, то характер короля оставался для нее загадкой. Она видела правителя лишь на официальных приемах, где тот всегда вел себя спокойно и сдержанно.

Серра остановилась перед ступеньками, украшенными голубым ковром, и опустилась на одно колено, склонив голову. Люсия застыла позади по стойке «смирно».

– Вы желали меня видеть, ваше величество?

– Террористы, взорвавшие спидер моего сына, убиты прошлой ночью.

– Вы уверены? – спросила Серра, бросив взгляд на сидящего на троне короля.

– Этим утром патруль стражи получил анонимное сообщение и обнаружил тела повстанцев в старой пещере, которая служила им штаб-квартирой.

– Восхитительная новость! – воскликнула Серра и с сияющим лицом поднялась на ноги.

Она на полшага приблизилась к трону, как будто собираясь обнять тестя. Король, однако, продолжал сидеть. В смущении Серра отпрянула, ощущая на себе подозрительные взгляды королевской стражи.

При виде реакции короля у Люсии внутри все сжалось. Она надеялась, что никто не заметил ее беспокойства.

– Это не все новости, не так ли, сир? – спросила принцесса. – Что-то не так? Ваши люди уверены, что Гельба мертва?

– Да, уверены. Они опознали тело. А также тела двух ее телохранителей, трех главных помощников… и цереанина по имени Медд Тандар.

– Цереанина?

Джедая-цереанина.

Серра непонимающе покачала головой:

– Как на Доане оказался джедай?

– Со мной связался один из членов Совета и попросил разрешить рыцарю Ордена встретился с мятежниками, – сообщил король. – Я удовлетворил его просьбу.

Принцесса удивленно моргнула. Люсия не шелохнулась, но была поражена не меньше своей госпожи.

– Но ведь мы всегда добивались, чтобы джедаи и Сенат не вмешивались в дела Доана, – запротестовала Серра.

– Политический курс нашей планеты под угрозой, – объяснил правитель. – Галактическое сообщество все активнее поддерживает повстанцев. Если мы хотим сохранить доанский образ жизни, нам нужны союзники. А если джедаи будут сотрудничать с королевской семьей, то ни они, ни Сенат не захотят выступать против нас.

– И зачем сюда прилетел этот цереанин? – холодно спросила Серра.

Король нахмурился. Очевидно, правителю не нравилось, что его допрашивают в его собственном тронном зале. Однако – может быть, из уважения к погибшему сыну – он не стал отчитывать принцессу.

– До джедаев дошли слухи, что мятежники обнаружили тайник с древними талисманами, насыщенными энергией темной стороны. Цереанина отправили проверить эту информацию и, если она окажется правдой, забрать артефакты в Храм джедаев на Корусканте, где они никому не смогут причинить вреда.

Теперь Люсия видела логику в решении короля. Оружие с разрушительным потенциалом в руках врагов – это последнее, что было нужно знати Доана. Если слухи имели под собой реальную основу, то пригласить джедая – лучший способ нейтрализовать угрозу. Однако смерть цереанина в планы не входила.

– И вы думаете, что джедаи обвинят вас в смерти Медда, – отметила принцесса. Ее острый ум быстро собрал все куски мозаики воедино. – Вы знали, что он собирался на встречу с мятежниками – Орден может решить, что вы наняли убийцу, дабы он проследил за джедаем и обнаружил их укрытие.

Король грустно кивнул, подтверждая догадку Серры.

– Смерть Гельбы подкосила наших врагов, но вскоре ее место займут другие. Террористы плодятся как насекомые, и война с ними далека от завершения. До сих пор Сенат не вмешивался в наши попытки очистить планету от преступников. Но если Республика решит, что я использовал джедая, чтобы отомстить за личные обиды, то не оставит это без внимания.

Король поднялся с трона и встал, возвысившись над Серрой.

– Но я не отдавал убийце никаких приказов! – громко произнес король, так что по тронному залу разнеслось эхо. – Это деяние, совершенное без моего ведома и разрешения, грубо нарушило закон Доана… и может стоить всем нам жизни!

– За этим вы меня и позвали, ваше высочество? – спросила Серра, ничуть не испугавшись гнева короля. – Чтобы обвинить в предательстве?

Последовала длинная пауза. Принцесса и ее тесть буравили друг друга взглядами. Наконец король ответил:

– Когда мой сын впервые сообщил, что желает на тебе жениться, я был против, – сказал он уже спокойным голосом, словно они непринужденно беседовали за ужином. Но Люсия видела, что король смотрит на принцессу пристальным взглядом.

– Да, сир, – ответила Серра совершенно безразличным тоном. – Он рассказывал.

– Ты скрываешь какой-то секрет, – продолжал король. – Все мои попытки разузнать о твоих родителях или других родственниках закончились ничем. Твое прошлое покрыто тайной.

– Мое прошлое не играет роли, сир. Ваш сын с этим согласился.

– Я наблюдал за тобой три года, – признался король. – И вижу, что ты любила Геррана. Вижу, каким ударом для тебя стала его смерть.

Принцесса не ответила, но Люсия видела, как в глазах Серры проступили слезы, вызванные воспоминаниями о муже.

– За это время я научился ценить те качества, за которые тебя полюбил мой сын. Сила. Ум. Верность королевскому дому. Но теперь мой сын мертв, и я не могу не задуматься о том, кому ты верна на самом деле.

– Выходя замуж за Геррана, я поклялась служить короне. – Несмотря на слезы, голос Серры оставался твердым. – И хотя он погиб, я никогда не посмею нарушить эту клятву и опорочить его память.

– Я тебе верю, – протянул после короткой паузы король неожиданно усталым голосом. – Но это никак не приближает меня к разгадке личности убийцы.

Люсия, незаметно для самой себя затаившая дыхание, облегченно выдохнула – так, чтобы никто не слышал.

Король снова сел на трон. Лицо его было омрачено сомнением и неутихающей скорбью по сыну. Серра прошла вперед и преклонила перед тестем колени, оказавшись достаточно близко, чтобы утешительно коснуться ладонью его руки. Стражники угрожающе шагнули в ее направлении, но принцесса не обратила на них внимания.

– Вашего сына любила и уважала вся знать Доана, – сказала она. – Бунтовщиков же ненавидят все. Убийцу мог нанять кто угодно, не зная о появлении джедая. Смерть цереанина – несчастный случай, а не чей-то злой умысел.

– Боюсь, Орден не удастся убедить так просто, – ответил король.

– Тогда позвольте мне поговорить с ними, – предложила Серра. – Отправьте меня на Корускант. Я сумею убедить джедаев, что вы здесь ни при чем.

– В последние несколько месяцев я не раз видел, как ты ходишь по коридорам одна, – сказал король. – И знаю, какую боль ты чувствуешь после смерти моего сына. Я не могу просить о подобном, пока ты оплакиваешь его гибель.

– Именно поэтому я и должна лететь, – возразила Серра. – Джедаи проявят сострадание к горюющей вдове. Отпустите меня, сир. Этого хотел бы и Герран.

Король еще раз обдумал ее предложение и кивнул.

Серра поднялась, поклонилась и направилась к выходу. Люсия двинулась следом, задержавшись только в дверях, чтобы забрать оружие.

Лишь когда они оказались наедине в покоях принцессы и дверь была плотно закрыта, обе прервали молчание.

– Отнеси это куда-нибудь подальше и сожги, – выпалила Серра, сорвав с головы траурную вуаль и швырнув ее на пол. – Я больше не желаю ее видеть.

– Я должна кое в чем признаться, – сказала Люсия, поднимая сброшенный головной убор.

Серра обернулась к ней, но охранница не могла понять выражения ее лица.

– Это я наняла убийцу, которая прикончила Гельбу, – произнесла она скороговоркой, спеша рассказать все.

Она хотела сказать гораздо больше. Хотела объяснить, что ничего не знала о джедае. Хотела, чтобы Серра поняла: она сделала это только ради ее блага.

Охранница постоянно чувствовала в принцессе тьму, которая лежала у нее на сердце, словно камень. Со смертью Геррана эта тьма стала разрастаться, превращаясь в беспросветную печаль. Дни превращались в недели, недели – в месяцы, а лучшая подруга Люсии все так же бесцельно бродила в черной вуали по коридорам замка, будто неприкаянный призрак.

Люсия хотела лишь облегчить страдания принцессы. Она надеялась, что, если убить ответственных за гибель принца, ее госпожа справится с горем и найдет в себе силы жить дальше.

Люсия хотела сказать все это и даже больше, но не могла. Она была простым солдатом и не умела красиво говорить.

Серра шагнула вперед и заключила подругу в нежные и крепкие объятия.

– Когда король сказал о том, что кто-то нанял убийцу и отомстил за смерть Геррана, я подумала про тебя, – прошептала она. – Спасибо.

И Люсия поняла, что не нужно ничего объяснять. Подруга поняла все без слов.

– Наверное, тебе стоит сообщить королю, – сказала Люсия, когда принцесса, наконец, ее отпустила.

– Тогда он тебя арестует, – возразила Серра, мотнув головой. – Или, как минимум, уволит. Я этого не допущу. Без тебя я на Корусканте не справлюсь.

– Ты все-таки собираешься лететь к джедаям? – удивилась Люсия. – И что же ты им скажешь?

– Что смерть Медда – несчастный случай. Что король ни при чем. Это все, что нужно знать Ордену.

Люсия по-прежнему сомневалась, но она слишком хорошо знала принцессу и понимала, что спорить бесполезно. Серра не выдаст ее ни королю, ни джедаям. Но и просто промолчать охранница не могла.

– Я не хотела навредить ни тебе, ни королю. Прости.

– Даже не думай извиняться! – оборвала ее Серра. – Гельба и ее прихвостни получили то, что заслужили. Жаль, я собственными глазами не увидела, как они умирают.

Ярость, злость и яд в словах принцессы застали Люсию врасплох. Инстинктивно она отшатнулась от подруги. Но через мгновение Серра улыбнулась, и неловкий момент миновал.

– Нужно лететь как можно скорее, – заметила принцесса. – Не стоит заставлять Совет ждать.

– Займусь сейчас же, – ответила Люсия, хоть и знала, что на подготовку потребуется, по меньшей мере, пара дней. Серра, как принцесса, не могла так просто покинуть Доан: приходилось считаться с дипломатическим протоколом и бюрократическими процедурами.

– Все будет в порядке, – заверила подругу Серра, взяв ее за руку. – Гельба мертва. Мой муж отмщен. Одна недолгая беседа с кем-то из мастеров-джедаев – и инцидент исчерпан.

Люсия кивнула, прекрасно понимая, что все будет отнюдь не так просто. Легко им не отделаться. Смерть джедая запустила цепную реакцию… и охранница опасалась, что закончится все это для них очень скверно.


Глава 3


В это время суток кантина была практически пустой: основная масса посетителей должна была появиться лишь к позднему вечеру. Именно поэтому Дарт Бейн и назначил встречу на раннее утро.

Его собеседник – лысеющий полноватый человек лет пятидесяти по имени Арджел Тенн – уже ждал сита в уединенной нише у задней стены заведения. На идущего через зал темного повелителя никто не обратил внимания: все, в том числе и Арджел, считали его Сеппом Омеком – одним из многочисленных богатых торговцев Сьютрика.

Бейн сел за столик напротив Тенна и взмахом руки подозвал официантку. Та приняла заказ и сразу исчезла, оставив посетителей наедине. На Сьютрике торговцы нередко заключали сделки в недрах кантин и клубов, и обслуживающий персонал уважал желание клиентов сохранять конфиденциальность.

– Почему мы ни разу не встретились у тебя в особняке? – произнес Арджел вместо приветствия. – Я слышал, твой винный погреб – один из лучших на планете.

– Не хотелось бы, чтобы сестра узнала о наших операциях, – ответил Бейн.

Арджел усмехнулся:

– Всецело тебя понимаю.

Официантка вернулась и стала расставлять напитки. Арджел подождал и, когда она ушла, и продолжил, понизив голос:

– Многие из моих клиентов не желают признаваться друзьям и родственникам, что их интересует темная сторона.

Переговоры с Арджелом всегда оставляли у Бейна неприятный привкус, однако больше ни к кому обратиться он не мог. Дородный торговец был самым крупным поставщиком ситских рукописей в секторе. Аккуратно выискивая и приобретая запрещенные тексты, он лично доставлял их клиентам. Арджел сохранял полную секретность – и заработал на этом целое состояние.

Конечно, почти все его покупатели были всего лишь коллекционерами или любителями фетишей, желавшими заполучить вещи, официально запрещенные Советом джедаев. Никто из них не понимал истинной сущности и силы темной стороны. В блаженном неведении они обменивались манускриптами, даже не подозревая, с чем действительно имеют дело.

Именно этот факт сильнее всего раздражал Бейна каждый раз, когда он встречался с Арджелом. Маленький человечек изображал из себя специалиста по темной стороне. Он продавал и обменивал секреты древних ситов, как дешевые тряпки на уличной барахолке. Бейн неистовствовал при мысли о том, сколько сокровищ прошло мимо него и осело в руках других клиентов – существ слишком слабых и обыденных, чтобы когда-либо извлечь из приобретений пользу.

Иногда он подумывал о том, чтобы раскрыть Арджелу свою настоящую личность – просто чтобы поглядеть на его реакцию и ужас. Бейн хотел увидеть, как это ничтожество будет умолять о пощаде и пресмыкаться у ног истинного сита. Но, конечно, глупая месть маленькому человеку была недостойна темного повелителя. Арджел был полезен, а потому Бейн намеревался и дальше играть роль торговца, увлеченного ситами.

– Надеюсь, ты сумел найти то, что я просил, – пробурчал он. – Описание было весьма расплывчатым.

– Обещаю, Сепп, – хитро улыбнулся собеседник. – Ты не останешься разочарованным.

– Но ты и представить себе не можешь, как тяжело это было, – прибавил Арджел с преувеличенным вздохом. – Артефакт, который ты заказал – нелегален. Запрещен Советом джедаев.

– Как и все, чем ты торгуешь.

– Это особенный случай. Ни я, ни мои поставщики никогда не слышали о Дарте Андедду. Пришлось выйти за пределы обычных каналов поставки. Но я справился, как и всегда.

Бейн нахмурился:

– Надеюсь, ты действовал аккуратно? Джедаи не должны об этом узнать.

Арджел засмеялся:

– А что, Сепп? Может, ты не в ладах с законом? Боишься, что Совет накажет за неуплату налогов?

– Что-то вроде того.

– Не беспокойся, о твоем участии не узнает ни одна живая душа. Я завел этот разговор только потому, что хочу пересмотреть цену сделки.

– У нас уговор.

– Эй, эй, ты же знаешь, первая цена очень приблизительна, – напомнил ему Арджел. – Твой заказ обошелся мне втрое дороже обычного. Впрочем, я сделаю выгодное предложение и попрошу лишь вдвое больше.

Бейн заскрипел зубами, понимая, что надежды побыстрей закончить разговор не оправдались. Конечно, ему хватит денег, чтобы просто заплатить. Но это показалось бы подозрительным. Бейн играл роль опытного торговца и должен был ее придерживаться. А торговец, который не сражается до последнего кредита, выглядит как минимум странно.

– Плюс десять процентов. И ни кредитом выше.

Следующие двадцать минут они спорили о стоимости артефакта, пока не сошлись на 40 процентах сверх первоначальной суммы.

– Всегда приятно иметь с тобой дело, – сказал Арджел, когда они договорились о цене.

После этого продавец сунул руку в карман жилета и извлек длинный узкий цилиндр сантиметров тридцати в длину. С одной стороны этот цилиндр был запечатан, с другой – закрыт плотно завинченной крышкой.

– Если качество товара покажется тебе неудовлетворительным, – объявил Арджел, передавая Бейну его покупку, – то я с радостью заберу его назад и возмещу всю стоимость… за исключением небольших комиссионных.

– Крайне сомневаюсь, что в этом появится необходимость, – ответил сит, крепко обхватив цилиндр пальцами.

Сделка состоялась, и теперь Бейн мог покинуть кантину. Ему не терпелось открыть приобретенный приз, однако он сдерживал себя до тех пор, пока не оказался один внутри библиотечной пристройки особняка. Там, под бледным освещением единственной лампы, сит аккуратно отвинтил крышку. Затем он слегка стукнул по цилиндру, и наружу высунулся краешек свернутого пергамента.

Указания, данные Арджелу, были простыми: отлавливать любую книгу, любую рукопись и любой свиток, где упоминается владыка ситов Дарт Андедду. Бейн не мог сказать больше, поскольку боялся ненужных подозрений и лишних вопросов, однако надеялся, что этого окажется достаточно.

Два месяца его поставщик молчал, и Бейн уже начал бояться, что джедаям действительно удалось уничтожить все следы Андедду и его секретов. Но в конце концов Арджел что-то обнаружил.

Свиток пожелтел от времени. Темный повелитель аккуратно развернул сухой, потрескавшийся пергамент, думая о той удивительно длинной и непостижимой цепочке событий, благодаря которым это сокровище не потерялось за тысячелетия и в конце концов попало к нему в руки. Бейн сам решил разыскать этот свиток, и в то же время ему казалось, что решение было предопределено свыше. Клочок пожелтевшего пергамента был частью наследия ситов – наследия, которое по праву принадлежало ему. Искателя и находку свела вместе судьба, и встреча эта была столь же неизбежной, как триумф тьмы над светом.

Свиток оказался изготовлен из высушенной кожи неизвестного Бейну животного. С одной стороны он был шершав и покрыт темными пятнами, но на другой – выбеленной и выровненной – были рукописные строчки, язык которых Бейн мгновенно распознал.

Стиль начертания острых и косых букв казался агрессивным, даже свирепым. Это был алфавит исконных ситов – давно вымершей расы, которая правила Коррибаном почти сто тысячелетий назад.

Конечно, это не означало, что сам свиток столь же древний. Однако автор текста явно уважал и почитал ситскую культуру настолько, что использовал их язык.

Бейн стал читать, с трудом разбирая архаичную речь. Как и обещал Арджел, он не разочаровался в содержимом. Свиток оказался религиозным текстом, который провозглашал Дарта Андедду бессмертным и вечным царем планеты Пракит. В честь сего эпохального события, как говорилось в свитке, будет возведен великий храм.

Удовлетворенный, Бейн осторожно свернул пергамент и задвинул его обратно в цилиндр. Свежая информация занимала всего несколько абзацев на единственном куске пергамента, но он узнал, что хотел.

Последователи Андедду построили в его честь храм на Праките – одной из планет Глубокого Ядра. Бейн не сомневался, что именно там он найдет голокрон древнего владыки. К сожалению, ему придется придумать способ, как добыть артефакт, не вызывая подозрений у Занны.

Сокровище Андедду могло содержать секрет бессмертия: благодаря ему Бейн смог бы прожить достаточно долго, чтобы найти и подготовить нового наследника. Его нынешняя ученица едва ли поймет значимость голокрона, однако сит не собирался рисковать. Хотя до сих пор Занна не решалась вызвать учителя на открытый бой, она наверняка сделает это, когда узнает, что он планирует ее заменить.

Но Бейн не хотел, чтобы причиной долгожданного сражения стал ее страх оказаться ненужной. Если она окажет сопротивление, зная, что ее собираются отвергнуть, это будет всего лишь инстинкт самосохранения. Но для того, чтобы ситы смогли уничтожить джедаев, последователи Бейна должны будут не просто выживать. Вызов, брошенный Занной, должен стать следствием ее собственной инициативы, а не реакцией на поступки Бейна. Иначе он не будет иметь смысла.

Это сложный парадокс отношений между учителем и учеником завел темного повелителя в тупик. Отправлять за голокроном Занну нельзя, а если он сам отправится на Пракит, то ученица наверняка что-то заподозрит. В последнее время Бейн редко покидал Сьютрик; любое его путешествие обязательно привлечет ее внимание. Она может тайно последовать за учителем или приготовить какую-нибудь ловушку, которая будет ждать его по возвращении.

Хотя Занна и разочаровала Бейна своей нерешительностью, она оставалась сильным и опасным противником. Схватка могла завершиться ее победой, и тогда ситов возглавит повелительница, лишенная амбиций и мотивации. Ее удовлетворенность текущим положением дел заразит Орден, словно болезнь, и со временем он зачахнет и умрет.

Бейн не мог этого допустить – а значит, должен был отвлечь Занну на время своего длинного и непростого путешествия в Глубокое Ядро.

К счастью, темный повелитель уже придумал возможное решение.


***


Рабочий кабинет Бейна, в отличие от его уединенной и скрытой в дальнем углу особняка библиотеки, представлял собой жужжащий улей бесчисленных электронных приборов. Даже когда хозяина не было на месте, комнату освещали мерцающие изображения с множества мониторов. На одних крутились новостные репортажи ГолоСети, другие выводили котировки ценных бумаг на фондовых биржах десятка различных планет, третьи отображали донесения от информаторов, сеть которых Бейн и Занна создавали долгие годы.

При всей роскоши и экстравагантности особняка ни на одну комнату не было потрачено столько кредитов, сколько на эту. Из-за плотных рядов терминалов, голопроекторов и экранов она скорее походила на диспетчерскую загруженного космопорта, чем на кабинет в частном поместье. При этом помещение не служило для демонстрации благосостояния – напротив, оно свидетельствовало о практичности и эффективности владельца. Каждый прибор был тщательно выбран для того, чтобы обрабатывать гигантские объемы информации, проходившей через эту комнату – тысячи единиц данных в час, которые записывались и сохранялись для дальнейшего просмотра и анализа.

Кабинет также помогал поддерживать иллюзию того, что Бейн и Занна – богатые предприниматели, которые самозабвенно прочесывают новостные ленты со всех уголков галактики, выискивая выгодные возможности для бизнеса. В некотором смысле это даже было правдой, ведь каждый вложенный сюда кредит со временем должен был окупиться сторицей. За последнее десятилетие Бейн, используя собранную информацию, заметно увеличил свой капитал… хотя, конечно, для темного владыки деньги служили лишь средством для достижения настоящей цели.

Бейн понимал, что сила – в знании, и вложил финансы в бесценную коллекцию древних ситских документов, которые теперь хранил в личной библиотеке. Но интересы владыки не ограничивались одними секретами темной стороны. Кровью любой власти – от просторных залов Республиканского Сената до советов старейшин племен на самих задворках Внешнего Кольца – остается информация. Историю пишут личности, которые понимают: используй информацию, грамотно ею управляй – и ты победишь любую армию.

Доказательства тому Бейн видел собственными глазами. Братство Тьмы уничтожили не джедаи и не Армия Света, а тщательно продуманный план одного человека. Древние свитки и рукописи раскрывали тайны темной стороны, но чтобы уничтожить джедаев и Республику, сит должен всесторонне изучить врага. Сеть агентов и посредников была ключевой, но не достаточной частью его плана. Индивиды ненадежны; их доклады субъективны и неполны.

Там, где это возможно, Бейн предпочитал полагаться на данные «из первых рук» – информационную сеть, которая связывала все планеты Республики. Он должен быть в курсе каждой детали, каждого плана, задуманного Сенатом и Советом джедаев. Чтобы уметь манипулировать событиями галактического масштаба и уничтожить Республику, Бейн должен был знать, чем они занимаются сейчас и что предпримут в будущем.

Запутанность махинаций требовала постоянного внимания. Бейну приходилось оперативно реагировать на неожиданные изменения, корректируя свои долгосрочные планы. И, что еще важнее, хвататься за все неожиданные возможности, использовать их максимально эффективно. Например, не упустить случая с Доаном.

До сих пор Бейн не обращал внимания на этот маленький шахтерский мирок Внешнего Кольца. Но три дня назад ему попалась заявка на возмещение расходов, переданная в Сенат представителем доанской королевской семьи.

Бейну нередко приходилось изучать бюджетные документы Сената. По закону весь официальный финансовый документооборот Республики доступен гражданам для ознакомления… разумеется, не бесплатно. Цена была высокой, а типичным результатом – скучный список таможенных правил, налогов, собранных в соответствии с экономическими соглашениями, либо запросов на финансирование для различных проектов и групп по интересам. Впрочем, изредка в этом хаосе удавалось выловить нечто действительно важное. Как, например, один из пунктов упомянутой заявки, где королевская семья просила возместить затраты на перевозку тела джедая-цереанина по имени Медд Тандар на Корускант.

Дополнительных деталей не приводилось: в бюджетных отчетах редко пояснялись причины. Бейн, однако, крайне заинтересовался. Что рыцарь-джедай делал на Доане? А главное – как он умер?

С тех пор как темный владыка наткнулся на заявку, он пытался найти ответы на эти вопросы с помощью своих источников. Когда в деле замешаны джедаи, действовать следует крайне осторожно, ведь ситы должны скрываться в тени. Длинная цепочка из бюрократов, слуг в домах знати и подкупленных осведомителей предоставила Бейну достаточно фактов, чтобы понять: ситуация достойна более пристального изучения.

И теперь он позвал Занну.

Сидя за столом в окружении экранов и голопроекторов, Бейн слышал, как она идет по коридору. Тяжелые подошвы ботинок громко стучали при каждом шаге. На левом краю стола лежал диск с информацией о Медде Тандаре и его визите на Доан, которую удалось собрать. Не задумываясь, повелитель ситов потянулся за ним, но вдруг застыл. На мгновение его непроизвольно задрожавшая ладонь повисла в воздухе. Затем он быстро отдернул руку и спрятал под столом. В тот же момент в кабинет вошла Занна.

– Вы звали меня, владыка Бейн?

Она никак не отреагировала на дрожь, но сит был уверен, что приступ не прошел незамеченным. Так что же, Занна держит его за дурака? Притворяется, что не видит его слабости? Надеется, что Бейн допустит ошибку и потеряет бдительность? Или просто молча злорадствует и выжидает, пока его тело не сгниет под действием темной стороны?

Их разница в возрасте была меньше двадцати лет, но даже если тьма оказывала на Занну столь же отрицательный эффект, внешне это еще не проявлялось. Кроме того, в отличие от Бейна, она никогда не носила орбалисковой брони. Пройдут десятки лет, прежде чем Сила начнет разрушать ее тело.

Кудрявые золотые волосы Занны по-прежнему оставались красивыми и длинными, а кожа – идеально гладкой и чистой. Женщина среднего роста, она была сильной, быстрой и стройной, словно гимнастка. Подогнанные по размеру черные брюки и красная, вышитая серебром жилетка Занны были не только модными по современным стандартам Сьютрика, но и практичными. Они не сковывали движений.

С бедра ученицы свисал двусторонний световой меч; за последние несколько лет она никогда не являлась к учителю безоружной. Не терял бдительности и Бейн – знакомая изогнутая рукоять всегда виднелась на ремне его брюк… было бы глупо представать уязвимым перед той, кто однажды поклялся его убить.

«Я по-прежнему жду, когда это случится», – подумал темный повелитель. Вслух же он произнес:

– Я хочу, чтобы ты отправилась во Внешнее Кольцо. Три стандартных дня назад на планете Доан убили джедая.

– Любой, кто способен справиться с джедаем, достоин нашего внимания, – отреагировала Занна. – Кто же убийца?

– Это тебе и предстоит узнать.

Ученица кивнула, прищурившись и обдумывая информацию.

– А что забыл джедай на такой незначительной отдаленной планете?

– Это также необходимо выяснить.

– Орден отправит собственных агентов, чтобы провести расследование, – заметила Занна.

– Но не сразу, – заверил ее Бейн. – Доанская королевская семья попросила оказать им политическую услугу и отложить разбирательство. Они послали своего представителя на Корускант на встречу с Советом джедаев.

– Должно быть, это состоятельная семья. Такие услуги недешевы. Маленький и слабо известный мир, но богатые правители. Ценные ресурсы? Добыча полезных ископаемых? – предположила Занна.

Ученица всегда умела составлять картину из разрозненных кусочков информации. Из нее бы получился достойный наследник… если бы она обладала амбициями и хотела захватить ситский «трон».

– Планету раскопали почти до самого ядра. На поверхности осталось лишь несколько пригодных для обитания участков. Всю еду привозят извне. Большая часть населения живет и работает в карьерах.

– Звучит очаровательно, – пробормотала Занна и тут же поспешила добавить: – Я отправляюсь сегодня же вечером.

Бейн кивнул, и ученица направилась к выходу. Лишь оставшись в одиночестве, владыка ситов решился положить свою все еще трясущуюся руку обратно на стол.

Смерть джедая – всегда интересное событие, однако исход путешествия Занны волновал его куда меньше, чем голокрон Андедду.

К счастью, инцидент на Доане стал идеальным отвлекающим маневром. Расследование на планете Внешнего Кольца займет ученицу, пока сам он по опасным гиперпространственным путям отправится в Ядро за голокроном. Если все пойдет так, как он задумал, то Бейн вернется гораздо раньше Занны, которая отчитается о задании и ни о чем не заподозрит.

Уверенный в своем плане, сит сфокусировал внимание на ладони и попытался успокоить дрожь. Но, несмотря на всю его силу, на всю выдержку и волю, мышцы продолжали трястись. В гневе Бейн сжал пальцы в кулак и обрушил его на поверхность стола, оставив в древесине вмятину.


Глава 4


Две луны Сьютрика IV ярко освещали спидер Занны, летящий в ночном небе. Вечерние тучи только начинали собираться. Сейчас они были всего лишь тонкими вуалями, которые легко рвала стремительно мчащаяся машина. В нескольких километрах впереди на земле различались огни космопорта Даплоны.

На навигационной панели мигнул огонек, предупреждая о приближении к двухкилометровой зоне ограниченного воздушного пространства, окружавшей космопорт. Ловко манипулируя ручками управления, Занна подвела спидер к парковочной площадке, предназначенной для тех, кто был достаточно богат, чтобы арендовать персональный ангар для своих кораблей.

Когда спидер мягко коснулся земли, из здания вышли трое мужчин. Парковщик отвел спидер на стоянку, где машина будет ждать ее возвращения; носильщик погрузил багаж на маленькую репульсорную тележку и остановился, дожидаясь третьего.

– Добрый вечер, госпожа Омек, – поздоровался тот, приблизившись.

Едва прибыв на Сьютрик, Бейн и Занна взяли себе псевдонимы Аллии и Сеппа Омеков. За почти десять лет она так освоилась в роли богатой бизнес-леди, занимающейся импортно-экспортными операциями, что могла входить в нее на автомате.

– Чет. – Занна кивнула молодому человеку в форме таможенного служащего, который протянул ей нечто похожее на официальный бланк.

Для основной массы путешественников прибытие в Даплону и вылет из нее были долгим и трудным процессом. Поскольку вся местная экономика была завязана на торговле, по распоряжению правительства администрация космопорта, прежде чем дать добро на вылет корабля с заявленным грузом и пассажирами, требовала предоставить копию маршрута путешествия, подтверждение кода регистрации, а также множество разных форм и деклараций. При этом таможенный персонал частенько проводил обыски кораблей, официально объясняя это повышенными мерами безопасности, а фактически отваживая торговцев от идеи провезти нелегальный товар в обход налогов и пошлин.

К счастью, Занне не нужно было об этом волноваться. Она просто заполнила анкету и отдала ее Чету. Одним из преимуществ владения частным ангаром была возможность въезжать и выезжать по своему желанию. В обмен на солидный ежемесячный взнос правительственные чиновники не лезли в дела Бейна и Занны. За это она готова была выложить практически любую сумму.

– Я полагаю, вы возьмете ваш личный челнок?

– Именно так, – ответила Занна. – «Победа» в тринадцатом ангаре.

– Я предупрежу диспетчерскую.

Чет кивнул носильщику, который двинулся с тележкой в сторону ангара.

– Одну минуту, – негромко окликнул он Занну, вынудив ее остановиться. – Я слышал кое-что такое, что вам будет интересно, – продолжил таможенник, когда носильщик исчез за углом. – Несколько дней назад здесь был Арджел Тенн. Он встречался с вашим братом.

Занна никогда не видела этого Арджела, но знала, кто он и чем занимается. Все последние годы она мало-помалу собирала сведения обо всех, с кем общался Бейн: когда она возглавит Орден, его связные могут ей пригодиться. Она не знала, был ли приезд Арджела запланирован: Бейн с готовностью приобретал любые редкие манускрипты ситов. Все это могло быть просто совпадением. Однако она взяла слова Чета на заметку – просто так, на всякий случай.

– Спасибо за новость, – поблагодарила Занна, дала Чету пятьдесят кредитов и направилась в свой ангар.

Носильщик уже ждал ее с багажом возле челнока. Занна набрала код безопасности, и трап опустился.

– Оставьте все в багажном отсеке, – сказала она с улыбкой и положила в ладонь носильщику десять кредитов.

– Слушаюсь, госпожа. – Кредиты мгновенно исчезли в одном из карманов его униформы. Работник поспешил разместить ее вещи по местам.

Не переставая улыбаться, Занна наблюдала за его работой. Она поставила себе задачу подружиться со всеми в порту. Девушка видела в этом свой вклад в будущее, подготовку потенциального ресурса. Члены Сената и другие могущественные персоны могли решать судьбу галактики, но, кроме них были бюрократы, служащие и им подобные работники низшего звена, благодаря которым крутились шестеренки государственной машины. Договориться с ними было гораздо легче, чем с политической элитой. За несколько добрых слов и мелких взяток Занна могла, не привлекая лишнего внимания, получить все что нужно. Примерно так, как она поступила с Четом.

В этом заключалось одно из ее преимуществ над Бейном. Занна была привлекательной и знала об этом. Мужчин притягивала ее внешность, и они были готовы удовлетворить любые ее потребности. Занна никогда не скупилась на милую улыбку или легкое прикосновение, стараясь поощрить таких людей. Это было до смешного малой ценой за установление отношений, которые в будущем могли принести пользу. Появление ее учителя, с другой стороны, вызывало у тех, кто не знал его, исключительно страх.

Только когда носильщик ушел и она осталась в кабине в одиночестве, Занна расслабила мышцы лица. Усевшись в кресло пилота, она ввела в навикомпьютер нужные координаты. Через иллюминатор кабины был виден «Триумф» – личная яхта Бейна, размещенная в соседнем ангаре.

Как и ее собственный, этот корабль принадлежал к классу Тета «Т-1» и был последней, самой дорогой моделью личного межпланетного транспорта из доступных в свободной продаже. Все в их жизни на Сьютрике – особняк, одежда, даже распорядок дня – было частью маскировки. Они окружили себя роскошью и комфортом – разительный контраст с аскетическим образом жизни, который они вели на Амбрии.

Порой Занна скучала по старым временам. Жизнь на Амбрии была трудна, но она заставляла девушку быть сильной. Занна боялась, что роскошь Сьютрика слишком расслабит и размягчит их с Бейном.

Двигатели «Победы» взревели, пробуждаясь от сна, и яхта взмыла на несколько метров над землей. Занна машинально двигала ручки управления, продолжая размышлять.

Жизнь – это борьба. Сильный выживает, слабый гибнет. Это естественный порядок, путь развития вселенной. Эту философию поддерживал и Кодекс ситов. Но здесь, на Сьютрике, слишком легко было привыкнуть к покою.

Покой – это ложь; есть только страсть. Страсть придает силы. Сила дарует власть. Власть приносит победу. Победа сорвет с меня оковы.

Занна поняла, что оковы не всегда сделаны из железа и дюрастали; иногда они вытканы из дорогого шелка. Беспечная жизнь, которую они вели на Сьютрике, была ловушкой – куда более опасной, чем та, которую могли расставить джедаи.

Занна продолжала обучение и тренировки даже после переезда в их великолепное загородное имение, но напряжение и бдительность, которые сопровождали ее жизнь в юности, сменились нестерпимой скукой, какую только могло породить ощущение безопасности и удовлетворенности собственным жизненным уделом.

Пришло время заявить права на титул темного повелителя ситов. Она бы уже давно вызвала Бейна на поединок, если бы не два «но».

Во-первых, дрожь его левой руки, которую она заметила несколько месяцев назад. Бейн пытался скрыть дрожь от Занны, но с каждым разом ему это удавалось все хуже и хуже. Она не знала точную причину, но это был очевидный признак ухудшения здоровья.

Возможно, слишком очевидный. Бейн был мастером манипуляций. Занна не была до конца уверена, что учитель не обманывает ее. Дрожь могла быть всего лишь поводом, чтобы втянуть ее в бой до того, как она будет действительно готова. Последний тест на терпеливость, которую он так долго и старательно ей прививал.

«Я нанесу удар, когда будет нужно мне, – пообещала себе Занна. – Мне, не ему».

Но прежде ей следовало самой завести ученика. Двое их должно быть, не больше и не меньше. Один воплощает могущество, второй к нему стремится. Правило Двух не допускало исключений. Если она собиралась вырвать у Бейна титул темного повелителя, ей нужно было найти ученика. И на данный момент, несмотря на все свои усилия, Занна так и не смогла отыскать ни одного подходящего кандидата.

Бейн увидел ее потенциал, когда еще ребенком Занна убила двух джедаев, по ошибке подстреливших ее друга. Сейчас она расследует таинственную смерть другого джедая. Возможно, она найдет преемника тем же способом, каким Бейн нашел ее?

Но если об этом задумалась она, значит, можно с уверенностью сказать, что о том же подумал и Бейн. Он все просчитывал на несколько шагов вперед. Итак: зачем Бейну посылать ее на задание, где она может найти ученика? Учитель хочет, чтобы она бросила ему вызов? Хочет помочь ей? Или ищет ей замену? Может быть, он считает ее недостойной титула? Может, он надеется, что она приведет к нему нового последователя, которого он сможет обучить искусству темной стороны, а от нее избавиться?

Если это правда, учитель, ты очень сильно удивишься. Попробуй-ка недооценить меня – на свой страх и риск.

Сигнал с навигационной панели известил ее о том, что яхта вышла за пределы атмосферы Сьютрика. Через несколько секунд девушка почувствовала рывок, и «Победа» прыгнула в гиперпространство.

Занна откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Было бессмысленно рассуждать, о чем мог думать или не думать Бейн, посылая ее на это задание. Паутина его планов была слишком запутанной для ее понимания.

Но в одном она была уверена абсолютно: что-то вот-вот изменится. Двадцать лет она была верной ученицей и постигала искусство ситов. Время ее ученичества подходило к концу. Она уже решила: чем бы ни окончилось это задание, она выполняет повеление Дарта Бейна в последний раз.


Глава 5


Серра никогда не видела мира, похожего на Корускант. В детстве она не знала ничего, кроме одинокого лагеря на Амбрии. С тех пор как отец отослал ее, она побывала на нескольких десятках планет, прежде чем осесть на Доане, но все они были малонаселенными мирами Внешнего Кольца. Вся ее жизнь прошла на задворках цивилизации. Здесь же, в столице Республики, суматошная жизнь планеты-города накрыла ее с головой.

Калеб позаботился о хорошем образовании для своей дочери: она читала статьи о Корусканте, помнила значимые даты и личностей, но знать о существовании мира с почти триллионным населением и увидеть его воочию – совсем не одно и то же.

Молчаливая и растерянная, Серра смотрела в окно спидера, который лавировал по загруженной воздушной трассе. Внизу расстилался до горизонта бесконечный океан дюрастали и пермакрита, сияя миллионами огней. Эффект просто ошеломлял: толпы разномастных существ, корабли, беспорядочная какофония звуков, перекрывавшая гул двигателей, – от всего этого голова шла кругом. Принцесса ощущала себя крошечной в этом мире. Незначительной.

– Вот он, – указала Люсия, кивая в окно.

Вдалеке Серра увидела здание, которое возвышалось над основной массой городского ландшафта – Храм джедаев. С каждой секундой они подлетали все ближе, так что вскоре Серра смогла различить детали конструкции Храма.

Основанием служила ступенчатая пирамида, похожая на зиккурат; на верхушке высился шпиль, окруженный с четырех сторон башнями поменьше. Между ними виднелись открытые площадки, живые сады, широкие аллеи и несколько строений, служивших административными и жилыми центрами.

Когда спидер сошел с главной трассы, приближаясь к месту назначения, им открылся истинный масштаб постройки. На Корусканте все было большим и величественным, но Храм давал фору всему, что его окружало. Серра вспомнила, что Храм был построен на горе. Не на вершине горы, как поселения аристократов на плато Доана, а поверх нее. Ступенчатая пирамида закрывала всю ее поверхность, так что самой горы просто не было видно.

Заложив вираж вокруг Шпиля Спокойствия – центральной башни Храма – машина приземлилась в тени меньшей башни в северо-западном углу комплекса.

– Покончим с этим скорее, – пробормотала Люсия, быстро поднявшись и подавая руку Серре.

Принцесса поняла, что охранница ощущает себя еще более скверно, чем она сама – не столько из-за обилия света и шума, сколько из-за воспоминаний о тех днях, когда она воевала против Армии Света. Даже по прошествии двадцати лет Люсия не избавилась от неприязни к джедаям и Республике.

К тому же сейчас она чувствовала вину за наем убийцы, которая прикончила эмиссара джедаев. Серра, в свою очередь, испытывала к подруге только благодарность. И она не позволит королю и джедаям узнать, что Люсия причастна к убийству.

– Помни, что я говорила, – сказала Серра, успокаивающим жестом положив ладонь на плечо подруги. – Я уже имела дело с джедаями. Я знаю, как манипулировать ими. Знаю их слабости. Прорвемся.

Люсия кивнула с глубоким вдохом. Серра сделала то же самое, готовясь к тяжелому разговору.


***


Люсия была поражена тем, насколько спокойной и уверенной выглядела принцесса, когда они вышли из корабля.

Серра всегда держалась спокойно, но твердо. Это создавало вокруг нее ауру уверенности, которая привлекала к принцессе других. Даже такие люди, как король Доана, воспринимали ее слова с уважением. Но сейчас все было иначе. Сейчас они готовились встретиться с мастером-джедаем, и Серра намеревалась лгать ему в глаза.

Люсия не собиралась втравливать подругу в неприятности. Если джедаи поймут, что Серра врет, она признается во всем, невзирая на последствия.

Успокоив себя этим решением, охранница сумела сохранить видимость самообладания, когда они вышли из транспорта. Трое джедаев уже поджидали их: два человека – мужчина и женщина – и одна тви’лекка. Все трое были облачены в простые коричневые плащи с откинутыми назад капюшонами, что резко контрастировало с яркими официальными одеждами Серры и Люсии.

Принцесса была в длинном свободном платье из голубого шелка без рукавов; затейливо вытканная золотом меховая накидка покрывала ее плечи. На длинных черных волосах лежала искусно сделанная золотая тиара, а на груди покоилась элегантная золотая цепочка с сапфировым кулоном, символизирующим ее принадлежность к королевскому дому Доана.

Люсия тоже носила синие и золотые цвета королевской семьи, но была одета в форму вооруженных сил Доана: темно-синие брюки с золотыми лампасами и плотную светло-голубую рубашку под коротким голубым пиджаком с золотыми пуговицами. Голова охранницы, как и у джедаев, была непокрытой.

Тви’лекка сделала шаг вперед и поклонилась:

– Приветствую, ваше высочество. Меня зовут Ма’йя, моих спутников – Пендо и Уинноа.

– Это моя спутница Люсия, – сказала Сера, ответив сдержанным кивком на ее поклон.

Взгляд Ма’йи остановился на бластере, висевшем на бедре у Люсии, но ее голос не дрогнул:

– Следуйте за нами. Мастер Обба вас ожидает.

За время путешествия до Корусканта Люсия узнала, что Обба – член Совета Первого Знания. Он входил в число хранителей древних знаний джедаев и временами консультировал Высший Совет Ордена. Также он являлся учителем Медда Тандара – джедая, погибшего на Доане.

Джедаи повели их через ухоженный сад, украшенный несколькими памятниками и обелисками. Мимо со смехом промчалась стайка детей.

– Младшие ученики, – объяснила Ма’йя. – Днем их ненадолго освобождают от занятий.

Серра промолчала, но Люсия заметила в ее глазах тень печали. Молодая чета обсуждала идею завести ребенка всего за несколько недель до гибели Геррана. Вид детей, без сомнения, всколыхнул болезненные воспоминания о тех днях.

Они беззвучно проследовали за джедаями к северной башне, а затем и внутрь. Когда они преодолели несколько лестничных пролетов, Люсия обратила внимание, что принцесса запыхалась. Сама она, как и джедаи, ни капельки не устала.

Пройдя примерно четверть башни, Ма’йя остановилась перед большой дверью и постучала. «Войдите», – отозвался низкий голос изнутри.

Тви’лекка открыла дверь и, поклонившись, отступила в сторону. Серра вошла внутрь, Люсия остановилась на шаг позади нее. Проводники остались снаружи.

На первый взгляд комната напоминала оранжерею. Огромное окно в дальней стене пропускало в зал невероятное количество света и тепла. Перед стенами выстроилось больше десятка горшков с различными растениями. Другие вазоны росли в контейнерах на подоконнике, и еще больше растений свешивалось из горшков, прикрепленных к потолку. Не было ни стульев, ни стола, ни кровати: лишь соломенная циновка, свернутая в углу. Только по ней Люсия определила, что в этой комнате живет мастер-джедай.

– Приветствую, ваше высочество. Ваш визит – большая честь для нас.

Мастер Обба был иторианцем. Когда они вошли, джедай стоял спиной к ним с лейкой в руках и смотрел в окно. Развернувшись к посетителям, он поставил лейку на пол и внимательно оглядел вошедших.

Как и все иторианцы, Обба был очень высок – больше двух метров ростом. Его грубая серая кожа была похожа на древесную кору, а длинная шея изгибалась так, будто он склонялся навстречу посетителям. Глядя в глаза, расположенные по краям его высокой плоской головы, было несложно понять, почему иторианцев называют млатоглавыми.

– Это моя советница Люсия, – пояснила Серра, придерживаясь заранее заготовленной легенды. – Спасибо, что согласились принять нас.

– Это наименьшее, что я мог для вас сделать, учитывая обстоятельства, – голос иторианца был низким и звучным. – Примите мои соболезнования по поводу кончины вашего мужа. Ужасная трагедия.

Люсия плохо разбиралась в тонкостях политики и не могла определить, на самом ли деле Обба соболезнует принцессе или упоминанием о Герране пытается вывести ее из равновесия.

– Горе объединяет нас с вами, – ответила Серра тоном опытного дипломата. Каких бы целей ни добивался джедай, его слова никак не повлияли на ее настрой. – Позвольте от имени королевской семьи Доана принести официальные извинения за гибель Медда Тандара.

Иторианец понимающе качнул головой:

– Я скорблю о его смерти. Для нас крайне важно выяснить личность убийцы или убийц.

Сердце Люсии замерло, но она ничем не выдала свою тревогу.

– Я понимаю, – заверила его Серра. – Правительство Доана делает все возможное для того, чтобы правосудие свершилось.

– Я хочу вам верить, – ответил джедай, – но поймите и вы меня. Медд был убит во время нападения на ваших врагов. Кое-кто полагает, что за покушением стоял ваш свекор.

– Но это абсурдно, – запротестовала Серра. – Король хочет укрепить отношения с Орденом. В первую очередь, поэтому он и согласился впустить Медда на нашу планету.

– Некоторые считают, что король использовал Медда, чтобы выйти на своих врагов, – возразил Обба. – Они утверждают, что в этом и состоял его замысел.

– Смерть Медда была трагической случайностью. Он просто оказался не в том месте и не в то время, – заявила принцесса. – Что же касается короля, то он ничего не знал об убийстве. Мое вам слово.

– К несчастью, вашего слова недостаточно, чтобы развеять опасения Ордена.

– Хорошо, давайте прибегнем к логике, – не сдавалась Серра. – Мой свекор не глупец. Если бы он хотел использовать джедая, чтобы свершить возмездие, он мог бы легко замести следы. Он дождался бы, когда Медд уйдет, и лишь потом нанес удар.

– Иногда, ослепленные горем, мы не видим ничего, кроме собственных желаний, – заметил Обба.

– Вы действительно верите в это, Мастер Обба? Или просто пытаетесь найти того, на кого было бы удобно возложить вину за смерть вашего бывшего падавана?

Иторианец вздохнул.

– Признаю, чувство личной утраты омрачает мои суждения. Поэтому я должен довериться Силе и позволить ей направлять мои чувства и мысли.

– Нет эмоций, только покой, – вставила принцесса.

– Вы изучали наш кодекс?

– Очень поверхностно.

– Мне стоило бы догадаться, – сказал джедай. – Я чувствую в вас Силу.

Глаза Люсии округлились от изумления. Серра, в свою очередь, отреагировала на редкость спокойно.

– Боюсь, я слишком стара для обучения, Мастер Обба, – сказала она с легкой улыбкой.

– Несмотря на это, слова нашего кодекса могут вам помочь, – указал джедай. – Остерегайтесь искушений темной стороны.

– Таких, как талисманы, за которыми вы послали Медда? – уточнила Серра. – Ведь он прибыл на Доан именно за ними, не правда ли?

Иторианец мрачно кивнул.

– Как бы я ни скорбел о его смерти, я должен отринуть чувства и сосредоточиться на цели его поездки.

Люсия была поражена: пока что разговор протекал в точности, как предсказывала Серра. Готовясь к встрече, принцесса не раз упоминала, что джедаи больше озабочены идеологией и борьбой света и тьмы, нежели жизнями людей. Она планировала использовать эту их особенность, чтобы увести разговор подальше от исходной темы, то есть от поисков нанимателя убийцы. И сделать это с небольшой помощью Люсии.

«Джедаи обожают чувствовать свое превосходство, – объяснила Серра во время перелета. – Они считают своим долгом просвещать и наставлять невежественные массы. Если задать им вопрос, они не смогут отказать себе в удовольствии ответить. И мы можем использовать это к своей выгоде».

– Простите за вмешательство, мастер Обба, – встряла Люсия, использовав заминку в его речи. – Но неужели эти талисманы действительно настолько важны?

– Думаю, что да, – ответил джедай.

– Но… откуда такая уверенность?

– Я – член Совета Первого Знания, – объяснил иторианец, непроизвольно переходя на менторский тон, как и предсказывала Серра. – Мы – хранители мудрости джедаев. Мы содержим Великую Библиотеку, наблюдаем за обучением юных адептов, ищем древние легенды и голокроны, которые принесут нам большее понимание светлой стороны Силы. Но мы не только смотрители, но и стражи. Не всякое знание является чистым: есть и те, что запятнаны тьмой. Такое знание должно оставаться скрытым от чужих глаз. Запрещенное учение должно быть похоронено навеки. Это темная сторона Силы, она несет лишь смерть и разрушение.

Люсия кивала, как будто впитывая в себя каждое слово, но на самом деле она не испытывала ничего, кроме презрения. Высокомерие джедаев не знало границ. За время службы в Братстве Тьмы она усвоила совсем иное представление о темной стороне. Ситы учили, что эмоции – страх, злость и даже ненависть – нужно принимать такими, каковы они есть. Люсия научилась черпать силу из так называемого «зла» темной стороны, и это помогло ей пережить войну и годы лишений.

Джедаи никогда не поймут этого. Они живут в изоляции, медитируют в огромных башнях в центре галактики и понятия не имеют, что значит быть изгнанником, бесправным и всеми брошенным человеком, вынужденным прозябать на дне общества.

– Совет Первого Знания поклялся удержать это зло от распространения, – продолжал мастер Обба, не догадываясь о ее истинных мыслях, – но влияние темной стороны все равно остается в галактике, как и инструменты, его распространяющие: древние колдовские тексты ситов, заряженные энергией амулеты, кристаллы, несущие дух разложения и способные подчинить разум неподготовленного. Иногда такие артефакты обнаруживаются случайно и попадают в руки ничего не подозревающих жертв. Эти жертвы становятся проводниками темной стороны и сеют хаос в галактике – если мы не успеваем их вовремя остановить. Мы обучены обращению с темными артефактами. Некоторые из них могут быть уничтожены, другие оказываются слишком мощными и должны охраняться.

– Как такие вещи могли попасть на столь отдаленную планету, как Доан? – спросила Люсия, продолжая играть свою роль.

– Люди живут на вашей планете по меньшей мере десять тысяч лет, – с готовностью пустился в объяснения Обба. – Несколько сотен лет назад, когда началась добыча полезных ископаемых, шахтеры стали откапывать останки древних селений, могил и склепов. Или – в редких случаях – городов, погибших тысячи лет назад в междоусобицах или от извержений вулканов. Некоторые из древних народов поклонялись ситам и следовали путями темной стороны. Умирая, они оставляли после себя артефакты.

– Как вы узнали об этих артефактах? – внезапно спросила принцесса, подхватывая нить разговора.

– Из обычных слухов, – ответил Обба. – Мы получили известие, что команда взрывников нашла в пещере несколько странных предметов и попыталась продать их коллекционерам. Судя по описанию, это могли быть артефакты ситов, поэтому я и послал Медда на расследование.

– Если об этом услышали вы, значит, мог узнать и кто-то другой, – мгновенно отреагировала Серра. – Значит, Медда убил не киллер, посланный отомстить за смерть моего мужа, а некто, искавший талисманы.

– Я предполагал такую возможность, – признался джедай. – Хоть и надеялся, что это не так.

Иторианец повернулся к ним спиной и начал расхаживать по комнате в явном расстройстве. Люсия в очередной раз изумилась тому, насколько легко принцесса управляла разговором.

Обба упомянул, что Серра могущественна в Силе, и это могло многое объяснить. Но все же Люсия сомневалась, что могущество Серры настолько велико, чтобы манипулировать мастером-джедаем.

– Те, кто обучен искусствам джедаев, живут по правилам и принципам нашего Ордена, – продолжил, наконец, Обба. – Мы верим в самопожертвование… в то, что могущество Силы можно использовать только для служения высшему благу. К сожалению, несмотря на все наши усилия, некоторые из учеников не желают следовать нашему учению. Они дают слабину, уступают амбициям и жадности. Они используют Силу для удовлетворения собственных желаний и прихотей. Такие личности отвергают нашу философию и уходят на темную сторону Силы.

– Вы имеете в виду ситов? – прошептала Серра. Люсия могла поклясться, что услышала в ее голосе страх, хотя и не могла определить, искренний он или наигранный.

– Не ситов, – поправил Обба. – Темных джедаев.

– Какая разница между ситом и темным джедаем? – осведомилась Люсия.

Иторианец остановился и инстинктивно повернулся к женщинам, словно лектор к аудитории.

– Ситы были заклятыми врагами Республики и джедаев. Они стремились уничтожить весь наш Орден и править галактикой. Они объединились в Братство Тьмы, лживыми обещаниями привлекая на свою сторону тысячи последователей. Собрав армию солдат, достаточно глупых, чтобы поверить в их обещания, они ввергли галактику в войну, грозившую уничтожить нас всех.

Люсия с трудом сдержала язык за зубами, услышав такую нелестную характеристику себя самой и своих братьев и сестер по оружию.

– Темные джедаи, с другой стороны, гораздо менее амбициозны. Они думают только о себе и действуют в одиночку. Их цель – не господство над галактикой, а только личное обогащение и влияние. Они ведут себя подобно рядовым преступникам: унижают слабых, сеют несчастье и страдания везде, где появляются.

– И вы думаете, что один из них замешан в этом деле, – промолвила Серра. – Вы знаете, кто это может быть?

Обба наклонил голову, как будто стыдясь.

– Сет Харт, мой бывший ученик. Еще падаваном он потерял учителя на Руусане. Я взял его под свою опеку, затем рекомендовал другим членам Совета Первого Знания. Как и Медд, он стал нашим агентом и очищал галактику от ситских артефактов. Но для Сета искушение темной стороны оказалось слишком сильным. Он отверг учение джедаев ради личной выгоды и богатства, которое он мог обрести за чужой счет. Мы слишком поздно узнали, сколь много артефактов он оставлял себе. Когда мы поняли, во что он превратился, Сет уже исчез, растворился в толпе преступников, охотников за головами и работорговцев.

– Так вы думаете, что этот темный джедай, Сет Харт, мог убить Медда Тандара на Доане?

– Если это был не убийца, нанятый кем-то на Доане, то Сет – наиболее вероятная кандидатура. Если Сет каким-то образом узнал о находке на Доане, он непременно должен был полететь туда. И, чтобы завладеть находкой, не остановился бы ни перед чем – включая убийство.

– Похоже, он – опасный человек, – заметила Серра.

– Теперь, когда ситы уничтожены, – провозгласил Обба, – Сет Харт, без сомнения, является самым опасным человеком в галактике.

Серра пристально посмотрела на него. Она вспомнила человека в черных доспехах, который вот уже двадцать лет являлся ей в ночных кошмарах, и на память пришли слова отца:

«Джедаи и ситы всегда будут вести войну. Они слишком бескомпромиссны. Их принципы не оставляют возможности для мирного сосуществования. Но они не понимают, что являются, по сути, двумя сторонами одной медали – светлой и темной. Одна не может существовать без другой».

– Как вы можете быть уверены, что ситы уничтожены? – спросила принцесса. – Ходят слухи, что несколько повелителей пережили Руусан.

– Действительно, один из них уцелел, – подтвердил Обба. – Но он уже давно мертв, хоть мы и дорого за это заплатили.

– Я не понимаю…

Иторианец издал страдальческий вздох.

– Идемте. Я вам покажу.

Очень медленными шагами он пересек комнату и вышел в холл. Трое джедаев, которые привели их сюда, все так же сидели на полу, медитируя. Завидев иторианца, они вскочили на ноги.

– Можете вернуться к своим обязанностям, – сообщил им Обба.

– Да, мастер Обба, – в унисон ответили все трое и поспешили на верхние этажи башни.

Обба повел гостей вниз по лестнице: он двигался настолько медленно, что даже принцесса стала испытывать нетерпение. Спустившись к основанию башни, он прошел через сад и, наконец, остановился.

Они стояли перед одним из множества обелисков, возведенных в саду. Это была большая плита из белого камня примерно полутора метров в высоту и трех в ширину. Пять рукоятей световых мечей выступали из камня. Под каждой был высечен портрет – по всей видимости, обладателя меча. Ниже большими буквами было выгравировано:


Памяти погибших от клинка

последнего владыки ситов.

Да послужит сей мемориал вечным

напоминанием о том, что мы утратили.

Нет эмоций – только покой;

Нет смерти – есть только Сила.

Мастер-джедай Валентайн Фарфалла

Мастер-джедай Ракста Лсу

Мастер-джедай Уоррор Доумат

Рыцарь-джедай Джохан Отон

Рыцарь-джедай Сарро Заж

Калеб с Амбрии


Дойдя до последнего имени, Серра почувствовала, как ее колени подкашиваются. Она не могла вымолвить ни слова, просто стояла и смотрела на памятник: ее разум был не в состоянии до конца осознать то, что она видела.

– Что это? – спросила Люсия, заметив замешательство госпожи. – Зачем вы привели нас сюда?

– Десять лет назад мастер Валентайн Фарфалла узнал, что один из повелителей ситов каким-то образом пережил взрыв ментальной бомбы. Он решил действовать быстро: собрал отряд джедаев – тех самых, которым и посвящен этот памятник, – и отправился за темным повелителем в Глубокое Ядро. Они настигли сита на планете Тайтон. Никто из джедаев не выжил.

– Вы хорошо их знали? – поинтересовалась Люсия, все еще следуя инструкциям Серры – задавать вопросы при каждом удобном случае.

– Я знал мастера Уоррора и мастера Валентайна еще с тех времен, когда мы были падаванами. Мы вместе служили в Армии Света во время войны с Братством Тьмы владыки Каана.

В саду повисла тишина. Обба молчал, поглощенный воспоминаниями, а Серра была слишком подавлена, чтобы говорить. Несколько секунд спустя Люсия, наконец, развеяла чары безмолвия, задав следующий вопрос:

– Последнее имя – Калеб с Амбрии… кажется, я его припоминаю. Во время войны он был целителем, не так ли?

– Именно так. В бою с джедаями темный повелитель был тяжело ранен. Он отправился на Амбрию, чтобы отыскать человека, который смог бы излечить его раны. Но Калеб отказался помогать.

Теперь Серра все поняла. Черный человек вернулся, как и предвидел отец. Как и в тот раз, он пытался заставить отца излечить его. Как и раньше, отец отказался, но теперь Серра была далеко, и сит не смог ничем надавить на Калеба.

– Что произошло потом? – еле слышно прошептала Серра, не отрывая глаз от имени, выгравированного в основании памятника.

– Никто точно не знает. Нам известно лишь, что вскоре после прибытия сита на Амбрию Калеб отправил сообщение Совету джедаев. Он предупредил, что последний темный повелитель находится в его лагере, что он ранен и совершенно беспомощен. Калеб хотел, чтобы джедаи приехали и забрали его.

– Зачем он это сделал? – удивилась Люсия. – Насколько я помню слухи о Калебе, он не желал принимать участия в войне. С чего бы ему помогать джедаям или ситам?

– Он не всегда соглашался с принципами нашего Ордена, – признал Обба. – Но он был хорошим, честным человеком. Война шла слишком долго: он не мог и дальше оставаться в стороне. Он знал, что, если сит выживет, смертей будет еще больше. Как только мы получили сообщение, группа джедаев, в которую входил и я, во главе с мастером То’нату отправилась на Амбрию. К несчастью, когда мы прибыли, Калеб был уже мертв.

– Как? – голос Серры был глухим и полностью лишенным эмоций.

– Темный владыка каким-то образом узнал о сообщении. Обезумев от предательства, ран и порочности темной стороны, он изрубил Калеба на куски. К тому времени, когда мы прибыли, сит окончательно сошел с ума. Он все еще прятался в лагере и, едва завидев нас, бросился в атаку – один против отряда джедаев. В целях самозащиты мастер То’нату был вынужден убить его.

Отец Серры был прав. Он знал, что человек в черном вернется – знал и отослал дочь подальше. Он спас ей жизнь ценой своей собственной и помог уничтожить человека, при воспоминании о котором принцессу пробирала дрожь.

Серру наводнили эмоции: облегчение, боль, стыд, чувство вины. Но через миг все затмила дикая первобытная ненависть. Больше всего на свете она мечтала о мести. Хотела уничтожить монстра, который мучил ее в детстве, а спустя годы убил ее отца. Увы, сейчас это было невозможно. Джедаи украли у нее шанс.

– Как он выглядел? – спросила Люсия. – Я имею в виду, последний из ситов.

– Он представлял жалкое, прискорбное зрелище, – ответил Обба. – Худой, бледный. Волосы растрепаны. В глазах черное безумие.

«Нет. Все не так, – подумала Серра. – Человек в черной броне был брит наголо».

– У него были волосы?

– Да. Как у животного. Длинные, грязные. Все в крови.

В голове у Серры стало формироваться неясное подозрение.

– Он был большим? – спросила она, старательно пытаясь сохранить нейтральный тон. – Я имею в виду, высоким?

– Нет, – качнул головой иторианец. – Среднего для человека роста.

Черный человек был гигантом, мастер Обба. Почти таким же высоким, как вы.

– В лагере мы нашли световые мечи погибших, – продолжал рассказ Обба, не догадываясь о терзаниях принцессы. – Сит решил сохранить их как трофеи. Мастер То’нату привез их сюда вместе с останками целителя, чтобы с почетом похоронить. Этот памятник символизирует одну из величайших побед Ордена джедаев и, вместе с тем, одну из самых печальных страниц нашей истории. Ситы повержены, но мы потеряли множество наших братьев. Это жестокая цена, которую нам пришлось заплатить, чтобы освободить галактику от ситов.

Серра лихорадочно пыталась осмыслить услышанное. Ей нужно было время, чтобы успокоиться и подумать. Но здесь, глядя на могилу отца, она не могла рассуждать и действовать адекватно. Нужно было как можно быстрее уйти, чтобы ненароком не выдать свой секрет.

– Вы дали нам много пищи для размышлений, мастер Обба, – твердо сказала принцесса. – Я обязательно передам все королю.

Джедай сконфуженно прочистил горло.

– Я вам полностью доверяю, но все же хотел бы направить одного из своих подчиненных для расследования. Возможно, талисманы все еще на планете.

Серра смешалась, не зная, что ответить. На ее счастье, Люсия пришла на выручку:

– Но какой в этом смысл? Если убийцей действительно был Сет Харт, он наверняка уже скрылся в неизвестном направлении. Зачем ему оставаться на планете, если талисманы – уже в его руках?

– Вы, скорее всего, правы, – смущенно признал джедай.

– В таком случае я не вижу причин джедаям отправляться на Доан, – сказала Серра, достаточно овладев собой, чтобы воспользоваться возможностью, открывшейся благодаря сообразительности Люсии. – Учитывая сложную политическую ситуацию на планете, лучше всего будет доверить расследование местным органам власти.

На лице Оббы отразилось недовольство подобным решением, но у него уже не было выхода. Попавшись в паутину галактической политики, он не мог ничего предпринять без придания делу статуса дипломатического инцидента, что, в свою очередь, было бы негативно воспринято в Сенате.

– Если мы узнаем хоть что-то о Сете или талисманах, – пообещала принцесса, – даю слово, мы тотчас же вас известим.

– Благодарю вас, ваше высочество. – Обба чопорно поклонился, только сейчас поняв, как его переиграли.

Серра сдержанно кивнула иторианцу на прощание и, развернувшись, поспешила к своему кораблю, стремясь найти там уединение. Люсия, не отставая ни на шаг, последовала за ней. Возвращаясь через сады Храма к ожидавшему их транспорту, обе молчали. Тишина сопровождала их и после, когда спидер взмыл в небо и здания под ними превратились в размытые пятна. Все это время Серра думала о черном человеке из ночных кошмаров. Она понимала, что ее сны – не просто воспоминания или подсознательный страх. Калеб не был ни джедаем, ни ситом; тем не менее он верил в силу природы и жизни, учил дочь прислушиваться к силе, таившейся внутри нее самой, и черпать ее, когда не хватает мудрости, мужества или крепости духа. Но самое главное – он учил всегда доверять инстинктам.

Черный человек выжил. Принцесса знала это так же определенно, как сам Калеб знал, что черный человек вернется. И он каким-то образом причастен к убийству ее отца, – Серра в этом не сомневалась. Джедаев, прибывших на Амбрию, обманули. Это было несложно: люди всегда легко верят в то, во что хотят верить. А джедаи очень сильно хотели думать, что ситы уничтожены.

В голове у Серры уже начал формироваться план. Слишком долго ее терзали детские кошмары. И теперь смерть Калеба стала последней каплей: пришла пора что-то предпринять. Она отомстит за отца – найдет того человека в черных доспехах и убьет его.

Она не проронила ни слова до тех пор, пока они с Люсией не оказались на борту яхты, которая должна была отвезти их на Доан. Здесь она могла говорить свободно, зная, что сказанное останется только между ними. Но даже несмотря на это, она не была готова признаться во всем. Она будет беречь секреты своего прошлого – об отце и ночных кошмарах – до тех пор, пока не придет время.

– Свяжись с киллершей, к


Содержание:
 0  вы читаете: Star Wars: Дарт Бейн - Династия зла : Дрю Карпишин  1  Использовалась литература : Star Wars: Дарт Бейн - Династия зла
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap