Фантастика : Космическая фантастика : Star Wars: Дарт Бэйн - Правило двух : Дрю Карпишин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу





Дарт Бейн:

Правило двух


Darth Bane: Rule of Two




Автор

Дрю Карпишин


Перевод, редакция

Эвин Джейд


Лит-коррекция, редакция

Мара Джед Magnifique






















© 2007 Del Rey, Lucas Books

© 2010 SWBook.ru, Hungry Ewok Publishing


Моим родителям, Рону и Вив, и младшей сестренке, Дон.


Эта книга обрела законченный вид всего за шесть месяцев - невероятно короткий срок для того, чтобы преобразить идею в доведенную до конца работу, которая ляжет на прилавки магазинов. Мне хотелось бы поблагодарить всех в «Лукас Лайснзинг Лтд.» и «Дел Рей Букс», кто принимал участие в этом неслыханном свершении, и особые благодарности адресовать моей жене, Дженнифер. Не думаю, что без ее помощи и понимания, я смог бы уложиться в те предельные сроки, в рамках которых вынужден был работать. Но более всего, я признателен всем поклонникам, которые купили книгу «Дарт Бейн: Путь разрушения». Без вашей поддержки это продолжение никогда бы не состоялось. Моя вам искренняя и нижайшая благодарность.


- Дрю Карпишин



От переводчика



Перефразируя автора романа, скажу, что перевод обретал законченную форму целых два года. За этот срок случилось многое, как хорошее, так и не очень. Не вдаваясь в подробности, скажу лишь, что все случившееся было весьма занятно и не прошло для меня даром.

Итак, действие книги берет свое начало сразу по окончании событий, описанный в первом романе. Как и в «Пути разрушения», сюжет «Правила двух» лишь частично основан на других источниках, затрагивающих те же события и отдельных персонажей.

Как и прежде, что-то взято из комикса «Джедаи против ситов», немного изменено и теперь лишь частично преобладает в сюжете. Полет Бейна на Дксан, поиски им гробницы Фридона Надда и последующее столкновение с орбалисками было описано задолго до Дрю Карпишина Кевином Дж. Андерсоном в его рассказе «Бейн из ситов». История Андерсона почти целиком, но с отличимыми различиями, перенесена в данный роман. Остальная часть повествования целиком является плодом трудов Карпишина, с некоторыми заимствованиями из ранее выходивших работ, в том числе из дилогии «Рыцари Старой Республики» и справочников по ролевым карточным играм.

Как я могу лишь надеяться, перевод второй части на голову или даже две превосходит предшественника. В этот раз я попытался зайти чуть дальше, не ударяясь в законченную отсебятину. По ходу чтения вы обнаружите, что каждый персонаж обладает собственной манерой речи, построенной относительно его «легенды». Например, для Занны характерна провинциальная речь, что более заметно в ее юном возрасте и чуть менее в зрелом. Дарт Бейн предпочитает изъясняться сложными, витиеватыми предложениями, в которых изредка проскальзывают нотки говора шахтера и солдата. То же и с другими персонажами. Несколько грубовато я обошелся с ондеронскими звериными всадниками. В оригинале те звучали как типичные жители американского юга; выбор аналога был предельно логичен, не судите строго.

В целом, насколько я могу судить, перевод довольно строен и не цепляет глаз. Что до финальной оценки, то ее я хочу предоставить вам.

Я благодарю тех, кто ждал перевод, несмотря на затянутые сроки и постоянный их перенос (уж извиняйте), поддерживал и пинал меня на всем протяжении работы. Спасибо и тем, кто не брезговал кидаться гнилыми помидорами и показал свое настоящее, совсем не милое лицо... Что ж, вы добавили мне головной боли, но без вас жизнь была бы безмерно скучна. Самое большое «спасибо» адресуется Маре Джед Magnifique, грамотный подход которой помог избежать многих ляпсусов.

Что ж, для меня история о Бейне заканчивается на втором романе. В то время как третья часть уже переведена и вскоре осядет на просторах интернета, ваш покорный слуга не имеет к ней никакого отношения. Будем надеяться, она придется вам по душе. Для меня это путешествие было приятным и во многих отношениях дало полезный опыт.

Приятного чтения, и пусть роман не оставит вас равнодушными.

May the Force be with you. Always.


Пролог



Даровит заплетающимся шагом обходил тела, устилавшие поле брани, не помня себя от горя и ужаса. Многих он узнавал: одни были слугами светлой стороны, соратниками джедаев; другие - последователями темной стороны, приспешниками ситов. И даже в глубоком оцепенении Даровит не мог решить: к какой из сторон принадлежит он сам?

Несколько месяцев назад он еще носил детское прозвище - «Томкэт». Тогда он был худым, темноволосым пареньком тринадцати лет, живущим с двоюродными братом и сестрой на маленькой планете Сомов Рит. До них доходили слухи о затяжной войне джедаев и ситов, но они даже не думали, что та коснется их спокойной, обыденной жизни... пока разведчик джедаев не явился к Руту, их законному опекуну.

Генерал Хот, лидер Армии Света, отчаянно нуждается в новых джедаях, пояснил разведчик. Судьба всей Галактики висит на волоске. А дети, о которых заботится Рут, способны повелевать Силой.

Поначалу Рут отпирался. Утверждал, что его подопечные слишком малы, чтобы идти на войну. Но разведчик стоял на своем. Наконец, уяснив, что если дети не отправятся к джедаям, то ситы могут прийти и забрать их, Рут сдался. Даровит с кузенами оставили Сомов Рит и направились на Руусан. Тогда дети думали, что это начало большого приключения. Теперь Даровит видел правду.

Слишком много произошло с тех пор, как они прибыли на Руусан. Все переменилось. И юноша - ибо он пережил столько за последние недели, что не мог больше зваться мальчиком - ничего из этого не понимал.

Он летел на Руусан полный надежд и желаний, с мечтами о славе, которая падет на него, едва он поможет генералу Хоту и Армии Света одолеть ситов из Братства Тьмы Каана. Но на Руусане не сыскалось и следа славы; только не для него. И не для его кузенов.

Рейн погибла прежде, чем их корабль коснулся поверхности. Всего через секунду после входа в атмосферу они попали в засаду, устроенную эскадрильей ситских «канюков». Один из выстрелов пришелся на корму. Даровит в ужасе наблюдал, как Рейн сметает взрывной волной, и, вырывая из его рук, бросает в невидимые глубины в сотнях метров под кораблем.

Второй его кузен, Баг, ушел лишь несколько минут назад, погубленный ментальной бомбой. Дух его поглотила ужасающая мощь последнего, самоубийственного оружия повелителя Каана. Теперь он мертв. Как и джедаи с ситами. Ментальная бомба уничтожила всякое живое существо, способное касаться Силы. Но Даровит выжил. И он не знал, почему.

По сути, ничто на Руусане не имело для него смысла. Ничто! По прилету сюда он ожидал застать легендарную Армию Света, о которой был наслышан из рассказов и поэм: героических джедаев, оборонявших Галактику от темной стороны Силы. Но вместо этого увидел мужчин, женщин и инородцев, воюющих и гибнущих как рядовые солдаты, по колено в грязи и крови.

Он ощутил себя обманутым. Преданным. Все, что он слышал о джедаях, оказалось ложью. Они вовсе не герои в сияющих доспехах: их одежда испачкана грязью; их лагерь воняет потом и страхом. И они проигрывают! Джедаи, которых Даровит встретил на Руусане, были разбиты и растоптаны; они устали от нескончаемой череды сражений с ситами Каана, упорно отказывались сдаться даже когда победа, очевидно, ускользала из их рук. И вся мощь Силы не могла вернуть им облик сияющих рыцарей из его наивных фантазий.

На дальнем краю поля почудилось движение. Прищурившись против солнечного света, Даровит разглядел несколько человек, медленно обходящих горы трупов, подбирая тела друзей и врагов. Он не один - взрыв ментальной бомбы пережили и другие!

Он кинулся вперед, но похолодел, едва разобрав черты людей, обремененных тяжкой обязанностью. Волонтеры Армии Света. Не джедаи - обычные мужчины и женщины, присягнувшие на верность лорду Хоту. Ментальная бомба забрала лишь тех, кто мог касаться Силы: эти люди невосприимчивы к ее разрушительному воздействию. Но Даровит не один из них. У него есть дар. Он помнил, как в далеком детстве Силой поднимал игрушки на радость младшей кузине Рейн. Эти люди выжили лишь потому, что были обычными, рядовыми. Они не особенные, как он. Жизнь Даровита казалось загадкой - очередной вещью, которую он не понимал.

Пока Даровит шел, один из людей присел на камень, измотанный работой. Он разменял пятый десяток; лицо его вытянулось и осунулось, словно мрачный труд вкупе с физическими силами истощил и душевные. Даровит помнил мужчину по первым неделям, проведенным в лагере джедаев, хотя так и не потрудился запомнить его имя.

Внезапно осознав всю нелепость своего положения, Даровит остановился на полушаге. Если он узнал мужчину, то и мужчина может узнать его. Он может вспомнить Даровита. Может вспомнить, что юноша - предатель.

Правда о джедаях внушала Даровиту отвращение. Отталкивала его. Когда иллюзии и мечты рухнули под весом суровой реальности, он повел себя как избалованный ребенок, обернувшись против джедаев. Соблазненный посулами легкой власти темной стороны, он переметнулся к врагу и примкнул к Братству Тьмы. Только теперь он понимал, как сильно ошибался.

Понимание снизошло на него, когда он стал свидетелем смерти Бага - смерти, за которую отчасти отвечал он сам. Слишком поздно Даровит узнал истинную цену темной стороны. И благодаря ментальной бомбе понял, что всех ситов сгубило безумие повелителя Каана.

Он не следовал больше за ситами; не жаждал больше знать секреты темной стороны. Но разве ведомо это старику - преданному соратнику лорда Хота? Если он запомнил Даровита, то запомнил только как врага.

Некоторое время он раздумывал, не попытаться ли сбежать. Просто развернуться и сбежать, и усталый мужчина, еще переводящий дыхание, не сможет его остановить. Прежде он так и поступал. Но теперь все изменилось. То ли из-за чувства вины, то ли из-за скорой зрелости и желания со всем покончить, но Даровит не сделал попытки бежать. Что бы его не ждало, он останется и примет свою судьбу.

Ступая медленно, но решительно, он подошел к камню, где, погрузившись в раздумья, сидел мужчина. Даровит был всего в нескольких метрах, когда тот, наконец, поднял взгляд, чтобы рассмотреть мальчонку.

В глазах его читались пустота, отрешенность.

- Все они, - пробормотал мужчина, обращаясь то ли к Даровиту, то ли говоря с самим собой. - Все джедаи и ситы... все мертвы.

Мужчина повернул голову, вперив отсутствующий взгляд в темный проход близлежащей пещеры. Даровита пробила дрожь, когда он понял, о чем говорит старик. Проход вел вниз, через извивающиеся тоннели в глубину каверны, где Каан и ситы взорвали ментальную бомбу.

Мужчина фыркнул и покачал головой, отгоняя хандру, в которую начинал впадать. Устало вздохнув и поднявшись на ноги, он вновь вернулся к работе. Вяло кивнув Даровиту, старик позабыл про него, продолжив свое мрачное дело: оборачивать тела тканью, чтобы затем с почестями похоронить.

Даровит повернулся к пещере. И вновь ему захотелось сбежать. Но что-то тянуло его в черную утробу тоннеля. Возможно, внутри найдутся ответы. Что-то, что придаст смысл всем смертям и насилию; что-то, что поможет понять причины бесконечной войны и кровопролития. Быть может, он отыщет нечто, что поможет осознать последствия случившегося.

Чем глубже Даровит спускался, тем холоднее был воздух. В глубине живота покалывало: предвкушение сливалось с гадким чувством страха. Он не знал, что именно найдет в пещере в конце тоннеля. Еще больше трупов, возможно. Но он твердо решил не поворачивать назад.

Когда тьма окутала Даровита, он вполголоса обругал себя за то, что не взял светостержня. На поясе у него висел меч; легендарное оружие - один из соблазнов, переманивших его к ситам. Он предал джедаев во многом из-за меча, но не желал больше зажигать его и пользоваться его светом. Когда клинок горел в последний раз, погиб Баг, и воспоминания смазывали впечатление от трофея, ради которого Даровит принес столько жертв.

Он знал, что если повернет назад, то никогда больше не рискнет спуститься, и потому шагал вперед, невзирая на тьму. Он шел не торопясь, раскрыв разум, стараясь призвать Силу, чтобы миновать беспросветный тоннель. То и дело он спотыкался и подворачивал ноги. В итоге, пришлось шарить рукой по скалистой стене, руководствуясь ее поверхностью.

Даровит продвигался вперед медленно, но верно. Пол тоннеля все круче уходил вниз, заставляя почти скатываться в темноту. Через полчаса впереди замерцал тусклый свет, мягкое сияние, идущее с дальнего конца тоннеля. Даровит ускорил шаг... и запнулся за край породы, торчащий из грубой земли. Тревожно вскрикнув, он ухнул вперед, упал и покатился по крутому спуску, пока, наконец, не остановился, побитый и потрепанный, в конце тоннеля.

Тоннель открывался в широкую пещеру с высоким потолком. Тусклый свет, что манил Даровита, отражался от кристальных песчинок, вкрапленных в камень, и ясно освещал пещеру. С потолка свисало несколько сталактитов; сотни других мириадом осколков покоились на полу, сорвавшись, когда Каан взорвал бомбу.

Сама бомба - или то, что от нее осталось - висела в метре над землей в самом центре каверны - именно она была источником света. Чуть сужавшаяся к концам серебристая сфера достигала в длину четырех метров от основания до верха, и почти трех метров в ширину. Гладкая поверхность отливала светло-серым цветом, отбрасывала тусклое свечение, и поглощала весь свет, отражаемый кристаллами.

Поднявшись на ноги, Даровит поежился. Он удивился, как сильно замерз; сфера высосала все тепло из воздуха. Он подступил на шаг ближе. Хруст пыли и осколков под ногами звучал глухо, словно ментальная бомба поглощала не только тепло пещеры, но и все ее звуки.

Остановившись, Даровит прислушался к неестественной тишине. Он ничего не услышал, но явно что-то ощутил. Слабую вибрацию, проходящую по полу и карабкающуюся по телу - ровный, ритмичный пульс сферы.

Даровит неосознанно задержал дыхание, сделал еще один неуверенный шаг. Не почувствовав опасности, он облегченно выпустил воздух из легких. Собравшись с духом, он осторожно пошел вперед, вытянув руку, не отводя глаз от сферы.

Подойдя ближе, он увидел темные полосы теней, медленно изгибающихся под мерцающей оболочкой - как черный дым, заточенный глубоко внутри. Еще пара шагов и можно коснуться сферы. Рука слегка подрагивала, но он нагнулся и прижал ладонь к гладкой поверхности.

Разум взорвался воплями чистейшей боли; внутри сферы возопила пронзительная какофония голосов - в муках вскричали жертвы ментальной бомбы.

Даровит отдернул руку и, отшатнувшись, упал.

Они все еще живы! Тела джедаев и ситов поглотила ментальная бомба, обратив их в прах и пепел, но души их выжили, угодив в водоворот взрыва, чтобы провести взаперти целую вечность.

Он лишь на пару секунд коснулся сферы, но причитание душ едва не свело его с ума. В плену неприступной оболочки, они были обречены на нескончаемые, невыносимые страдания. Участь столь ужасная, что разум Даровита отказывался ее принять.

Все еще сидя на земле, Даровит беспомощно зажал голову в руках, ощущая полную бесцельность происходящего. Он пришел сюда искать ответов. А вместо них обнаружил нечто, идущее наперекор самим законам природы, нечто, к чему все его естество питало инстинктивный ужас.

- Не понимаю... Не понимаю... Не понимаю...

Он бормотал это снова и снова, сидя на корточках, и медленно раскачиваясь, по-прежнему сжимая голову в руках.

Глава 1



Покой - это ложь. Есть только страсть.

Через страсть я познаю силу.

Через силу я познаю власть.

Через власть я познаю победу.

Через победу мои оковы рвутся.


- Кодекс ситов



Дарт Бейн, единственный повелитель ситов, избежавший взрыва ментальной бомбы Каана, спешно шагал под бледно-желтым солнцем Руусана, упрямо пересекая мрачную, затронутую войной пустошь. Вокруг двухметрового великана витала угроза, которую упешно дополняли безволосая голова, тяжелый лоб и темная глубина глаз. Внушающие трепет черты, вкупе с грозным черным доспехом и крючковатым светомечом, выдавали в нем не просто могучего человека, а истинного адепта темной стороны.

Бейн поджал губы, мирясь с болью, то и дело отдававшейся в затылке. Когда взорвалась ментальная бомба, он был за много километров от эпицентра, но даже на таком расстоянии ощутил пробежавшую по Силе рябь. Последствия ударной волны беспрерывно напоминали о себе, спорадическими вспышками вонзаясь в мозг, миллионами крохотных лезвий прорезая темные альковы разума. Бейн ждал, что скоро вспышки боли ослабнут, но хотя со времени взрыва прошло уже много часов, их частота и интенсивность лишь неуклонно возрастали.

Он мог бы воззвать к Силе, отрешиться от боли, накрыться аурой целительных энергий. Но по этому пути шли джедаи, а Бейн - темный повелитель. Он ступал иными тропами, теми, что предлагали страдать, копить силы путем суровых испытаний. Он направлял боль в гнев и ненависть, распаляя пламя темной стороны, пока физическая его составляющая не разгоралась в едва сдерживаемый пожар.

Жуткий образ Бейна отстоял в резком контрасте с маленькой фигуркой, следовавшей за ситом по пятам, что есть сил стараясь поспеть. Занне было десять: беспризорная девчонка с копной коротких светлых кудряшек на крохотной голове. Ее наряд был так прост и невзрачен, что мог показаться крестьянской одежкой: просторная белая рубаха и полинявший голубой комбинезон, рваные и грязные после многих недель на Руусане. Всякий, кто увидел бы ее, стремглав несущейся за широкоплечей, черной, как ночь, фигурой Бейна, вряд ли смог бы поверить, что она - избранная ученица мастера-сита. Но внешность бывает обманчива.

В ребенке таилась сила. Бейн ясно понял это при первой их встрече - меньше часа назад. От ее руки погибли два безымянных джедая. Бейн не знал всех подробностей, окружавших их смерть; он подоспел уже после, обнаружив Занну, ревущую над телом прыгуна - местного животного-телепата, с головы до пят одетого в зеленый мех. У ног девчушки распростерлись еще теплые трупы джедаев, головы которых под нелепым углом повернулись на сломанных шеях.

Как видно, прыгун был другом и спутником ребенка. Бейн предполагал, что джедаи ненароком убили того, и, когда Занна решила поквитаться, встретили ровно ту же участь. Не подозревая о силе девчонки, бедняги даже не поняли, что происходит, когда она - ведомая слепым горем и чистой, презренной жалостью - обрушила на них ярость темной стороны.

Джедаи пали жертвой невезения: оказались не в том месте, и не в то время. Но не следовало считать их смерть напрасной. Бейну, по крайней мере, они помогли разглядеть потенциал малышки. Кому-то подобная череда событий показалась бы заранее предопределенной, словно мрачная участь была уготована незадачливым джедаям свыше и с одной только целью: свести вместе Бейна и Занну. Вне сомнения, нашлись бы и те, кто заявил, что сама судьба и темная сторона Силы условились дать учителю подходящую ученицу. Но Бейн в подобное не верил.

Он верил в величие Силы, но также он верил и в себя: он не просто слуга «пророчества», не пешка темной стороны, разыгрываемая неизбежным, неотвратимым будущим. Сила - лишь орудие, которым (не без помощи власти и коварства) он строит собственную судьбу. Из всех ситов, один Бейн по-настоящему заслуживает титула темного повелителя, и именно поэтому он все еще жив. И если Занна достойна стать его ученицей, ей тоже придется доказать свою ценность.

Бейн обернулся, услышав за спиной недовольное фырканье. Девчонка уселась на землю, не в силах угнаться за скорым шагом мастера. Гневно скривив лицо, она сверлила Бейна глазами.

- Притормози! - процедила она. - Ты слишком быстро топаешь!

Бейн стиснул зубы, борясь с очередным ударом боли, едва не расколовшим череп пополам.

- Я иду обычным шагом, - ответил он, не повышая голоса, но придав ему суровости. - Ты слишком медлительна. Умей поспевать.

Занна нехотя поднялась на ноги и похлопала по протертым коленям комбинезона, чтобы стряхнуть самые заметные пятна грязи.

- У меня ноги не такие длинные, - сердито огрызнулась она. - И как это мне поспевать, интересно?

А девчонка-то с характером. Бейн уяснил это с момента их встречи. Она сразу признала Бейна: сита, заклятого врага джедаев, служителя темной стороны. Но все же не показала страха. Бейн видел в Занне возможного преемника, в котором так нуждался, но и она, похоже, видела в нем нечто, нужное ей самой. И дав ей шанс стать его ученицей, постигать пути Тьмы, он не увидел в ней и тени сомнения.

Бейн по-прежнему не понимал, почему Занна так горячо хотела примкнуть к повелителю ситов. Девчонка могла просто отчаяться: она одинока, некому прийти ей на помощь. Или Занна увидела в силе темной стороны возможность отомстить джедаям, заставить их пожалеть о смерти дружка-прыгуна. Либо просто почуяла силу Бейна и захотела с ним сравниться.

Каковы бы ни были истинные ее мотивы, Занна с охотой присягнула на верность как ситам, так и новому учителю. Однако достойной ученицей ее делали отнюдь не характер и не готовность познавать. Темный повелитель избрал ее по одной-единственной причине.

- Сила в тебе велика, - пояснил он. Его голос по-прежнему не выдавал ни следа эмоций, ни намека на сильнейшую боль. - Ты должна научиться пользоваться ею. Взывать к ее мощи. Подчинять своей воле. Как при убийстве джедаев.

Он заметил, как по лицу девчонки пробежало сомнение.

- Я не знаю, как это сделала, - пробурчала Занна. - Я этого даже не хотела, - продолжила она, уже с некоторым сомнением. - Это просто... случилось.

Бейну привиделось, или она извинялась? Разочаровывает, но не слишком удивляет. Она молода. В замешательстве. Не может полностью осознать то, что сделала. Пока не может.

- Ничто не происходит просто так, - возразил он. - Ты призвала Силу. Вспомни, как именно ты сделала это. Вспомни, как все было.

Занна мгновение помешкала, замотала головой.

- Не хочу, - прошептала она.

Девчонка уже стерпела немало боли и страданий с момента прибытия на Руусан. Она не желала вновь вспоминать пережитой ужас. Бейн понимал; он даже сочувствовал. Он сам немало пострадал в детстве: натерпелся жестоких побоев от рук Харста - бессердечного, грубого на язык отца. Но он научился использовать воспоминания себе в угоду. И если Занне суждено перенять наследие темной стороны, ей придется посмотреть в лицо прошлому. Придется научиться взывать к самым болезненным воспоминаниям. Придется видоизменять и направлять их в нужное русло, укрощая силу темной стороны.

- Ты чувствуешь вину за смерть джедаев, - небрежно обронил Бейн. - Сожалеешь. Раскаиваешься. Может даже, испытываешь жалость. - Спокойствие быстро покидало его голос: он крепчал, становился громче. - Но эти эмоции бесполезны. Они ничто. Тебе нужен гнев!

Он неожиданно шагнул к ней, взмахнув сжатым кулаком, подчеркивая слова. Занна вздрогнула, но не отпрянула.

- Их смерть не случайна! - крикнул Бейн, сделав очередной шаг вперед. - Случившееся - не ошибка!

Третий шаг подвел его так близко к девчонке, что широкая тень сита окутала Занну мраком. Она едва заметно поежилась, но не отвернулась. Бейн застыл, борясь с болью в затылке и сдерживая ярость. Присев перед Занной на корточки, он разжал кулак. Затем медленно протянул руку, и осторожно положил ее девочке на плечо.

- Вспомни, что ты чувствовала, когда использовала против них свою силу, - произнес он; его голос стал мягким, обольстительным шепотом. - Вспомни, что почувствовала, когда джедаи убили твоего друга.

Занна опустила голову, прикрыла глаза. Несколько секунд она не двигалась и не открывала рта, заставляя себя снова пережить былое. Бейн видел эмоции, скользящие по ее лицу: горе, скорбь, утрата. Хрупкое плечико мелко подрагивало под тяжелой ладонью. Затем, понемногу, он стал замечать, как начал расти ее гнев. А вместе с ним сила темной стороны.

Когда девчонка снова подняла глаза, ее зрачки расширились; они пылали лютым огнем.

- Они убили Лаа, - процедила Занна. - Они заслужили смерть!

- Чудно. - Бейн убрал руку с плеча девчонки и отступил на шаг, довольно улыбаясь. - Ощути гнев. Прими его. Вбери в себя.

- Через страсть я познаю силу, - продолжил он, цитируя Кодекс ситов. - Через силу я познаю мощь.

- Через страсть я познаю силу, - сказала Занна, повторяя слова, отзываясь на них. - Через силу я познаю мощь.

Бейн ощутил, как темная сторона вскипает в девчонке, раскаляясь до градуса, когда он без труда мог ощутить ее жар.

- Джедаи погибли из-за собственной слабости, - сказал он, отходя. - Выживает сильнейший, и такой тебя сделает Сила. - Отвернувшись, он добавил: - Используй ее, чтобы успевать за мной. Если снова отстанешь, я оставлю тебя на планете.

- Но ты так и не сказал мне, что делать! - крикнула Занна вслед уходящему ситу.

Бейн не ответил. Он уже дал ей ответ, но она еще не поняла. Если она достойна стать его ученицей - разберется.

Через секунду Бейн ощутил волну энергии, направленную на колено левой ноги: Занна попыталась поставить подножку, чтобы остановить его. Бейн ожидал чего-то подобного, поворачиваясь к девчушке спиной. Он прижал ее к стене, и был бы сильно разочарован, опусти она руки. Но он ждал грубой, нехитрой атаки - что-то вроде прямого удара темной стороной, который мог повалить его наземь. Точный удар по колену был куда утонченнее. Он подчеркивал ум и хитрость, и, хотя Бейн был готов к нападению, сила ее «ответа» все равно удивила.

Но и с такими способностями и потенциалом, какими обладала Занна, она не могла тягаться с темным повелителем ситов. Почерпнув самую кроху собственных сил, Бейн поглотил энергию атаки, задержал ее и, увеличив, развернул обратно в свою ученицу. Перенаправленный поток ударил Занну в грудь с такой силой, что опрокинул на землю. Фыркнув от удивления, девчонка шлепнулась на мягкое место.

Она не пострадала; Бейн совсем не собирался ранить ученицу. Постоянные побои от рук отца помогли Бейну стать тем, кем он являлся, но также они заставили его презирать Харста. Если он возьмется наставлять девчонку, та должна уважать и восхищаться им. Бейн не сможет обучать ее секретам темной стороны, если она не захочет - не возжелает всем своим сердцем - учиться под его началом. Единственное, чему побои Харста и научили Бейна, так это тому, как ненавидеть, а Занне это уже известно.

Он повернулся, и вперил ледяной взгляд в девчушку, по-прежнему сидящую на твердом, сером клочке земли. Та в ответ злобно покосилась на мастера, униженная и оскорбленная.

- Сит знает, когда дать волю жару темной стороны, - сообщил Бейн, - и когда воздержаться. Терпение в правильных руках - это оружие, а твой гнев будет подпитывать темную сторону, если научишься его контролировать.

Занна по-прежнему кипела от злости, но теперь на ее лице читалось и что-то еще: настороженное любопытство. Уяснив значение его слов, она медленно кивнула, черты лица смягчились. Бейн по-прежнему ощущал внутри нее энергию темной стороны; гнев не исчез, но скрылся глубоко внутри. Она лелеяла его, храня до той поры, когда сможет дать ему волю.

Занна только что выучила свой первый урок о ситах. И теперь она будет опасаться учителя - опасаться, но не бояться. Именно так, как он того и хотел. Теперь она должна бояться подвести его.

Бейн снова отвернулся от девчонки и возобновил шаг, совладав с внезапной дрожью, когда очередная сотня лезвий вспорола ткань его мыслей. Он ощутил, как Занна за его спиной вновь накапливает Силу. На сей раз, однако, девчонка направила ее вовнутрь, использовав для подкрепления и придания сил ослабшим ногам.

Она подскочила с земли и припустила вслед за Бейном, почти без усилий перейдя на бег. Когда ученица поравнялась с ним, Бейн ускорил шаг; теперь, подталкиваемая могучей энергией Силы, Занна с легкостью поспевала за ним.

- Куда мы идем? - спросила она.

- В ситский лагерь, - ответил Бейн. - Для путешествия нам нужны припасы.

- Остальные ситы тоже там? - поинтересовалась она. - Те, с которыми дрались джедаи?

Бейн вдруг понял, что так и не сказал ей, что случилось с Кааном и Братством.

- Других ситов нет. И никогда не будет - только мы. Учитель и ученик; один воплощает могущество, другой жаждет его.

- Что случилось с другими? - не отставала девчонка.

- Я убил их, - ответил он.

Занна на секунду задумалась, затем равнодушно пожала плечами.

- Видать, они были слабыми, - сказала она с осуждением. - И заслужили смерть.

Бейн понял, что правильно подобрал ученицу.

Глава 2



Огромный военный корабль лорда Валентайна Фарфеллы - лидера Армии Света после потери генерала Хота - неспешно двигался по высокой орбите Руусана. Звездолет, внешне походивший на древнюю мореходную баржу, обладал старомодным изяществом, пышностью, которую кто-то считал признаком тщеславия, не идущего к лицу джедаю.

Джоан Отон, молодой падаван Армии Света, некогда и сам разделял это мнение. Как и многие сторонники Хота, поначалу он видел в лорде Валентайне гарцующего глупца, которого заботили лишь собственные длинные, золотые кудри, пестрые сорочки из мерцающего шелка да прочие атрибуты последней моды. Но в каждой новой битве с Братством Тьмы, Фарфелла и его последователи доказывали обратное. Медленно, почти неохотно, Джоан и другие бойцы Хота стали восхищаться, и даже чтить того, над кем некогда насмехались.

Генерал Хот погиб: сгинул вместе с ситами в последней, решающей битве, и в его отсутствии лорд Фарфелла принял командование на себя. Следуя приказам Хота, Фарфелла организовал массовую эвакуацию с Руусана перед самым взрывом ментальной бомбы. Он спас тысячи джедаев и падаванов от разрушительного воздействия зловещего оружия, приняв их на борт кораблей своего флота.

Просто чудо, что Джоан сумел поместиться на «Попутном ветре» - флагмане Валентайна. Корабль был достаточно велик, чтобы с удобством вмещать экипаж свыше трехсот человек, но сейчас, когда в трюме теснились почти пятьсот эвакуированных, юноша испытывал все что угодно, кроме комфорта. Люди жались друг к другу так плотно, что трудно было пошевелиться; мастера-джедаи, рыцари и падаваны буквально налегали друг другу на плечи.

Остальные корабли были все так же переполнены. Вдобавок к джедаям, с планеты подняли огромное число бойцов, обделенных Силой, но состоящих в рядах армии Хота. Один из кораблей забили несколькими сотнями заключенных - рядовыми сторонниками Каана. Все они сдались джедаям, когда темный вождь бросил их на произвол судьбы, приступив к исполнению последнего безумного плана. Разумеется, обычным солдатам не грозило реальной опасности; ментальная бомба поражала лишь тех, кто был чувствителен к Силе. Но в спешке эвакуации гораздо проще было забрать всех.

Здесь, на личном галеоне Валентайна, Джоан почти каждого знал в лицо. Многие месяцы он сражался с ними рука об руку, выбираясь из засад, мелких стычек и крупных баталий. Вместе они столкнулись со смертью и повидали немало крови; вкусили великолепие победы, и стойко перенесли сокрушительное поражение. Множество их врагов - и слишком много друзей - полегло в бесконечной кампании против сил темной стороны.

Теперь, когда все они сгрудились на одном корабле, война, наконец, подошла к концу. Они победили. Но все же, каждый на борту был мрачен и хмур. Погибель ситов далось страшной ценой. Уже не оставалось сомнения, не было надежды, что кто-то из джедаев на поверхности выжил. На высокой орбите над Руусаном им не грозили последствия взрыва. Но сквозь Силу все они слышали мучительные крики товарищей, чьи души растерзало и утянуло в вихрь энергий темной стороны. Многие не скрывали слез. Другие горевали в стойком молчании, размышляя о жертве, принесенной друзьями.

Джоан - как Фарфелла, как все воины Армии Света - вызвался остаться с генералом Хотом. Но генерал отказал. Понимая, что его спутники обречены, он выслал всех, кроме сотни джедаев, за пределы Руусана. Никому из падаванов не позволили остаться. И хотя Джоан всего лишь следовал приказу, в глубине души он считал, что предал генерала, сбежав с планеты.

На другом конце забитого трюма он разглядел Фарфеллу, ярко-красная блуза которого маяком горела среди моря коричневых тел. Тот собирал спасательные экспедиции, что спустятся на поверхность Руусана для разведки последствий взрыва. Джоан намеревался попасть в одну из групп.

Двигаться через толпу джедаев было непросто, но Джоан был невысок ростом и поджарист. Хотя ему исполнилось девятнадцать, он, со своей стройной фигурой, светлой кожей, и спадающими на плечи светлыми волосами (с вплетенной в них тугой косичкой, как то требовалось от молодых учеников-джедаев) выглядел, по меньшей мере, на два года младше. Неприятно, когда тебя принимают за ребенка, но, проталкиваясь сквозь толпу, волей-неволей обрадуешься своей худобе.

- Лорд Валентайн, - окликнул Джоан, подобравшись ближе. Он повысил голос, чтобы перекричать царящий вокруг гвалт. - Лорд Валентайн!

Фарфелла обернулся, стараясь выделить хозяина голоса из леса тел и лиц, затем кивнул, заприметив юношу.

- Падаван Джоан.

- Я хочу в спасательный отряд, - выпалил Джоан. - Пошлите меня на планету.

- Боюсь, что не могу, - ответил мастер-джедай, сочувственно покачав головой.

- Почему? - вопросил Джоан. - По-вашему, я слишком молод?

- Дело не в... - начал Фарфелла, но Джоан перебил его.

- Я не ребенок! Мне девятнадцать - всяко больше, чем тем двоим! - возразил он, махнув рукой в сторону ближайшего отряда: группа состояла из мужчины средних лет, носившего короткую бородку, двадцатилетней девушки и двух пареньков лет десяти.

- Остерегайся гнева, - суровым голосом предостерег Фарфелла.

Джоан едва не ответил, но вовремя прикусил язык и просто кивнул. Какой смысл выходить из себя; это не убедит лорда Валентайна.

- Твой возраст не имеет общего с моим решением, - объяснил джедай, убедившись, что Джоан обуздал эмоции. - Почти половина наших воинов моложе тебя.

Джоан знал, что это правда. Огромные потери руусанской кампании вынуждали Армию Света принимать в свои ряды все более молодых новобранцев. Его возраст не проблема; тут кроется что-то другое... Но вместо того, чтобы узнать причину, Джоан просто молчал. Терпением он добьется от преемника генерала Хота больше, чем непрерывными, необдуманными вопросами.

- Приглядись получше к тем, кого я посылаю вниз, - приказал Фарфелла. - Это отважные добровольцы, ценные сторонники в борьбе против ситов. Но никто из них не обладает Силой.

Джоан удивленно оглянулся на членов команды высадки, делавших последние приготовления. У девушки была смуглая кожа и короткие черные волосы; джедай понял, что уже встречал ее раньше.

Ее звали Иртанна, она была республиканским солдатом, и вступила в их ряды немногим больше стандартного года назад. Еще мгновение он оглядывал остальных, пока не заметил, как выделяются бородач и два парнишки. Они были родом с Руусана. Мужчина - фермер по имени Бордон - бежал от наступавших сил армии Каана в последней атаке ситов. Оба мальчика его сыновья; Джоан так и не вспомнил их имен.

- Нам неизвестны все последствия взрыва, - продолжал Фарфелла. - Можно ожидать вторичных взрывных волн, опасных для джедаев и падаванов. Потому тебе нельзя лететь.

Джоан кивнул. В словах мастера был смысл; Валентайн просто проявлял осторожность. Но иногда чрезмерная осторожность бывает лишней.

- На поверхности есть и иные угрозы, - заметил Джоан. - Мы не знаем, все ли ситы мертвы. Кто-то мог выжить.

Фарфелла покачал головой.

- Каан наводил какой-то морок на своих соратников, чтобы получить над ними власть. Они преклонялись перед ним. Когда он повел их в пещеру, все с готовностью последовали за ним. Каан убедил их, что они переживут взрыв, если объединят силы... но он ошибся.

- А как же сообщники ситов? - стоял на своем Джоан. Как и среди джедаев, в рядах ситов состояли те, кто был лишен Силы: солдаты и наемники, примкнувшие к Братству Тьмы. - Мы ведь не всех поймали, - заметил падаван. - Многие сбежали. Они еще могут быть на планете.

- Затем и нужна эта штука, - заверила его девушка из отряда, похлопав по бластеру на бедре.

Она хищно улыбнулась; ярко-белые зубы резко выделялись на смуглом лице.

- Иртанна сможет о себе позаботиться, - согласился Фарфелла. - Они повидала больше сражений, чем мы оба.

- Прошу вас, лорд Валентайн, - взмолился Джоан, упав на колено. Напрасный и глупый поступок был продиктован лишь отчаянием. Он знал, что Фарфелла прав, но это его не заботило. Не волновали его ни логика, ни доводы, ни опасности ментальной бомбы. Он просто не мог сидеть, сложа руки! - Пожалуйста! Он был моим учителем!

Фарфелла протянул руку и ласково коснулся лба Джоана.

- Хот предупреждал меня, что ты не смиришься с его решением держать тебя подальше от огня, - сказал он тихо. - Но твой учитель был мудр. Как и я, он знал, что для тебя лучше. Доверься моему суждению в этом вопросе, пусть даже не до конца его разумеешь.

Убрав руку со лба юноши, новый лидер Армии Света помог Джоану встать на ноги.

- Твой учитель принес колоссальную жертву, спасая всех нас, - сказал он. - Если мы поддадимся эмоциям, если причиним себе излишний вред, мы обесчестим все, что он сделал. Понимаешь?

Джоан кивнул: падаван сдался мудрости мастера.

- Хорошо, - сказал Фарфелла, и отвернулся, приковав внимание к другой спасательной партии. - Если хочешь быть полезным, помоги Иртанне погрузить припасы.

Джоан снова кивнул, но Фарфелла не заметил. Он уже ушел, увлеченный должностными обязанностями.

Джоан молча принялся за работу, помогая грузить в челнок последние остатки провианта: полевые ранцы, забитые едой и капсулами с водой; медпакеты, на случай, если по пути попадутся раненые; электробинокли и сенсоры для осмотра местности; светостержни для ночной разведки. И, конечно же, запасные энергоблоки для бластеров, которые Иртанна и остальные прихватили на случай встречи с выжившими солдатами ситов.

- Благодарю, - сказала Иртанна, когда они закончили.

Джоан, как бы между прочим, быстро огляделся по сторонам. Фарфеллы видно не было.

- Ты поведешь, или я? - спросил он девушку.

Джоан Силой коснулся ее разума. Осторожно, внимательно следя за тем, чтобы не причинить вреда, он заронил в сознании девушки семена внушения.

Взгляд Иртанны на мгновение застыл, а на лице отразилось неподдельное замешательство.

- Эмм... наверное, я поведу. Займешь место второго пилота.

- Летишь с нами? - спросил Бордон.

Судя по голосу, его одолевали сомнения.

- Конечно, - дружелюбно отозвался Джоан. - Вы ведь слышали, как Фарфелла попросил меня помочь вам с припасами, так? Зачем ему просить об этом, если я не с вами?

Как и при разговоре с Иртанной, он чуть надавил на разум бородача, приправляя слова щепоткой Силы. В обычных обстоятельствах ему претила бы сама мысль о манипулировании друзьями или союзниками, но Джоан знал, что разношерстной команде повезет больше, если в ней будет он.

- Ага. Верно, - через секунду согласился Бордон. - Хорошо, что ты с нами.

- Недурная это мысль - взять с собой джедая, - добавила Иртанна. - А то мало ли что.

Джоан давно заметил, что убеждать с помощью Силы всегда проще, когда пытаешься внушить человеку что-то, во что он хочет поверить. И все же, ступив на борт малого десантного челнока, он ощутил легкие угрызения совести.

Ты ослушался Фарфеллу, - уверял он себя. - Но ты все делаешь правильно.

- Всем пристегнуться, - крикнула Иртанна за шипением герметично запирающейся переходной камеры.

Сопла двигателей вспыхнули, поднимая челнок с посадочной платформы.

- Возвращаемся на Руусан. Или то, что от него осталось, - хмуро буркнул Бордон, когда они проплыли через створки трюма и нырнули в верхние слои атмосферы планеты.

Глава 3



Дарт Бейн ощутил их задолго до того, как увидел.

Невежды, мало сведущие в природе Силы, видели в ней лишь оружие, инструмент: ею можно поразить противника в битве; можно поднять в воздух предмет, направив его себе в ладонь или швырнув по комнате. Но для того, кто понимает подлинную мощь и весь потенциал Силы, все перечисленное - шалости фокусника.

Сила - часть всего живого, а все живое - часть Силы. Сила струится сквозь всякий живой организм: человек ли то, животное, дерево или растение. Ее пронизывают основополагающие энергии жизни и смерти, порождая рябь на самой глади мироздания.

И хотя Бейна отвлекали мучительные вспышки боли, неизменно пронзавшие череп, он все так же ощущал эту рябь. Она позволяла его внутреннему взору переступать границы пространства и даже времени, даруя возможность мельком глядеть в то и дело меняющиеся вероятности будущего. Именно так, с расстояния двух километров и в нескольких минутах ходьбы до места, где Каан с его армией соорудили лагерь, он понял, что его ждут чужаки.

Их было девять: все люди - шесть мужчин и две женщины. Наемники, заключившие контракт с Братством из жажды наживы и желания отомстить ненавистной Республике. Они пережили финальную битву с войсками Хота - наиболее вероятно, улизнув с поля боя в тот самый момент, когда Каан спустился в недра планеты, чтобы расставить ловушку джедаям. Этим они наглядно показали всю «верность» купленных соратников. И теперь, словно кровавые жуки, роящиеся в тухлой туше сдохшей банты, они пришли, чтобы прибрать к рукам все ценное, что еще можно было отыскать в покинутом лагере.

- Впереди кто-то есть, - прошептала Занна через минуту.

Девчонке, менее восприимчивой к едва уловимым нюансам Силы, чем ее учителю, потребовалось больше времени, чтобы заметить опасность. Принимая во внимание всю ее неопытность, факт того, что она ощутила хоть что-то, делал честь ее способностям.

- Жди здесь, - приказал Бейн, протянув руку, чтобы остановить Занну.

Показав еще и мудрость, она повиновалась.

Бейн, не оглядываясь, сорвался на бег. Земля растеклась под ногами: он превратился в размытое пятно, для скорости призвав на помощь Силу. Головная боль пропала, вытесненная предвкушением битвы и возбуждением от физической нагрузки.

Еще через минуту лагерь ситов предстал перед его взглядом и на фоне горизонта четко проступили силуэты обреченных наемников. Шестеро грабителей сбились на поляне в центре лагеря, деля между собой добычу. Два других стояли на страже: часовые, обходящие внешний периметр палаток. Впрочем, это было лишь формальностью. Часовых следовало ставить по разные стороны лагеря, чтобы защититься от нападения с обоих направлений. Эти же мужчины стояли друг от друга не далее двадцати метров, желая больше обзавестись компанией, чтобы скоротать время, чем охранять периметр.

Мчась по направлению к наемникам, Бейн презрительно мерил их взглядом; Сила позволила одним быстрым взором оценить ситуацию. Стражники даже не думали его замечать, следя во все глаза за гневной несогласной бранью шести своих подельников, дерущихся за наворованное барахло.

Слегка изменив направление, чтобы до последней секунды скрываться за большим продовольственным шатром, Бейн сделал заключительный рывок и разрушительным вихрем опустился на лагерь. Одним плавным движением он выхватил и зажег светомеч. Опередивший его монотонный гул багряного лезвия выдал его положение за несколько драгоценных секунд до его появления. Мимолетного предупреждения хватило ближайшему часовому, чтобы выхватить бластер, но это не спасло его от опасно близкого и смертоносного клинка.

Бейн возник из ниоткуда позади продовольственного шатра и налетел на первую жертву порывом темного ветра, без особых усилий разделив его тело по диагонали от плеча до бедра. На мужчине был боевой доспех из композитных пластин, уложенных на толстую плетеную подкладку, что обеспечивало необходимую гибкость. Жилет, закрывавший его грудь, способен был поглотить несколько высокоразрядных бластерных выстрелов, пущенных с расстояния тридцати метров, но клинок Бейна без труда прошел сквозь защитные слои и на роковые пять сантиметров врезался в плоть и кость под доспехом.

Когда пала первая жертва, Бейн подскочил высоко в воздух и устремился к другому противнику, в один миг преодолев разделявшие их десять метров и одновременно уклонившись от поспешного выстрела часового. Едва не запрыгнув на врага, он рубанул двумя руками по нисходящей - классический удар Джем Со, пятой, самой мощной и агрессивной формы боя на светомечах. Сильнейший удар разделил шлем бедолаги не две равные части и глубоко раскроил ему череп.

Ужасная кончина двух наемников позволила остальным осознать происходящее. Едва Бейн повернулся в их сторону, как те взялись за оружие и с другого конца лагеря открыли по нему плотный бластерный огонь. Плавно переходя от атакующего стиля Формы V к более подходящей для обороны Форме III, Бейн, без труда, и даже немного скучая, отразил близкие разряды энергии двуручным парированием светомеча.

Вращая оружие в правой руке, он помедлил с атакой, наслаждаясь отчаянием и ужасом пяти живых наемников, осознавших неминуемый факт собственной смерти. Сбившись, поначалу, в кучу на поляне промеж палаток, теперь они сделали единственное, что помогло бы им выжить - разделились и помчали прочь.

Они побежали врассыпную: одна из женщин налево, двое мужчин - направо; трое других развернулись и ринулись прямо в противоположную сторону от смертоносного чужака. По-прежнему вращая светомеч, Бейн выпрямил правую руку, раскрыл ладонь и выпустил волну взрывной энергии Силы в женщину, что побежала направо. Волна не оставила после себя камня на камне. Палатки сорвало с земли, их ткань порвало в клочья. Деревянные товарные ящики вспыхнули и взорвались, окатив все вокруг осколками битого содержимого.

Силовая волна ударила женщину в спину, повалила лицом в грязь и прижала в земле, растерев в порошок позвоночник и свернув шею. Ее тело дернулось и замерло в вечном покое.

Сжав левую руку в кулак и воздев ее к небу, Бейн развернулся к двум мужчинам справа. Дюжина разрядов голубых молний, взметнувшихся над его головой, вцепилась в вопящих солдат, заживо сжигая их голубым огнем. Корчась в агонии, они плясали и дергались, как марионетки на электрических ниточках, прежде чем дымящимися телами повалились на землю.

За те секунды, что потребовались на расправу с наемниками, три оставшихся грабителя добрались до границ ситского лагеря. В нескольких метрах от палаток брала начало полоса густых руусанских лесов. Развесистые ветви манили в свое лоно, заставляя гонимых ужасом людей двигаться еще быстрее. Бейн наблюдал за побегом с ленивым равнодушием, смакуя страх наемников.

За несколько шагов до свободы один из мужчин фатально ошибся, посмотрев через плечо, проверяя, не преследует ли их противник. Бейн небрежно метнул в него светомеч. Вращающееся лезвие резануло воздух, за долю секунду обогнув лагерь и устремившись обратно в ладонь хозяина.

Два выживших наемника скрылись в лесу, продравшись через подлесок. Третий - тот, что замешкался и оглянулся - застыл на месте. Через секунду его голова соскользнула с плеч, ударилась о землю и откатилась в сторону, отделенная от прижженного обрубка шеи алым клинком меча. И словно отпавшая голова послужила сигналом, неподвижные конечности обезглавленного трупа обмякли, и тело повалилось на бок.

Бейн погасил светомеч: лезвие, резко прошипев, исчезло. На мгновение он позволил себе насладиться победой, впитать томительные крохи эмоций жертв, вытянуть силу из их страха и страданий. И затем все пропало, сгинув подобно людишкам, избежавшим его гнева. Он мог бы броситься в погоню, но в той же мере, в какой он жаждал вкусить их паники, он понимал и цену их жизни.

- Ты их отпустил.

Он удивленно обернулся и увидел Занну, стоявшую теперь в кольце лагеря. Он так увлекся боем, что не заметил, как та подошла. Либо так, либо юная ученица сумела скрыть от него свое присутствие.

Не стоит ее недооценивать, - напомнил себе Бейн. - С ее-то силой, она однажды тебя одолеет.

- Ты дал им уйти, - повторила Занна. В ее голосе не было ни злости, ни разочарования, ни даже радости. Одно недоумение.

- Я же сказал тебе ждать меня, - напомнил Бейн. - Почему ты ослушалась?

Она ответила не сразу, тщательно подбирая слова пока не нашла те, которыми учитель будет доволен.

- Я хотела увидеть настоящую силу темной стороны, - заявила она, наконец. - Можешь научить меня...?

Она запнулась, не сумев подыскать определение увиденному, и просто махнула рукой, показывая размер учиненной мастером резни.

- Научишься, - заверил ее Бейн, возвращая на пояс крючковатую рукоять меча.

Девчонка не улыбнулась, но в ее взгляде отчетливо прочиталась жажда знаний, хорошо знакомая учителю. Он видел то же низменное стремление в глазах Гитани, своей бывшей возлюбленной и обреченного последователя Каана. Он понимал, что если Занна не научится усмирять и контролировать амбиции, они поведут ее по пути разрушения, как и Гитани.

- Отважный бой - простейшее проявление темной стороны, - предупредил ее учитель. - Беспощадный и быстрый, он хорошо делает свое дело. Но часто он менее эффективен, чем хитрость и коварство. Жизнь тех наемников, в конечном счете, может оказаться полезнее, чем их смерть.

- Но они слабаки, - запротестовала ученица, подкрепляя свои слова его собственными уроками. - Они заслужили смерть!

- Лишь немногие в Галактике получают то, что по праву заслуживают, - подметил Бейн, осторожно подбирая слова. Темную сторону не так-то просто понять; даже он сам еще пытался разобраться во всех ее хитросплетениях и противоречиях. Нужно проявить осторожность, чтобы не перегрузить знаниями юную ученицу, но особо важно, чтобы она ухватила суть того, что он сделал. - Убивать каждого, кто не достоин жить - не наша задача. Наше назначение в другом. Все, что я сделал на Руусане, и все, чем мы отныне будем заниматься - должно служить нашей подлинной цели: сохранению Ордена и выживанию ситов.

Мгновение поразмыслив над его словами, Занна покачала головой.

- Прости учитель, - уступила она, - но я не пойму, почему ты просто их не убил.

- Нам, слугам темной стороны, приносит наслаждение покорение врага. Мы тянем силу из его страданий, но мы не должны терять из виду прочие возможности. Не стоит забывать, что убийство из садистского удовольствия - убийство без причины, нужды или цели - глупость.

Девчушка даже сморщилась от замешательства.

- Так какой же смысл оставлять в живых такое отродье?

- Джедаи свято верят, что Орден ситов погиб на Руусане, - терпеливо пояснил Бейн. - На многих планетах еще остались последователи темной стороны: мародеры на Хоногре и Гоморре, убийцы-тени на Рилоте и Умбаре. Но обладатели высшей силы - те индивиды, что способны стать подлинными мастерами-ситами - сплотились в Братстве Каана. Все, как один, они пошли за ним на войну, и все, как один, погибли.

Но кто-то может усомниться в полном вымирании ситов. Люди будут шептаться, что ситы выжили, разводить слухи и домыслы, что где-то в Галактике существует темный повелитель. И если джедаи найдут доказательство нашего существования, они не успокоятся, пока не нагонят нас.

Он сделал паузу, чтобы девчонка усвоила значение последних слов, и продолжил:

- Но мы не можем жить в изоляции, вдали от Галактики, сжимаясь от страха. Мы должны наращивать силу; должны взаимодействовать с существами многих рас на многих мирах. В конце концов, кто-то из них неизбежно заметит наше истинное лицо, невзирая на маскировку. И весть о нас достигнет ушей джедаев.

Занна пристально глядела на него, впитывая каждое слово, силясь отыскать просвет в мрачной логике темной стороны.

- И так как мы не можем скрывать факт своего существования, - продолжал Бейн, - следует затенять его вымыслами. Мы станем подстрекать слухи, наплодив их так много, что наши враги ослепнут и не смогут отделить миф от реальности.

Лицо Занны озарилось пониманием.

- От кого пошел слух, такой он и есть!

Бейн удовлетворенно кивнул.

- Выжившие распустят байки, но кто им поверит? Всем известно, что они меркантильные наемники, удравшие с последней битвы и затем явившиеся разграбить лагерь бывших союзников. Их покроют презрением как предателей и воров. Всякий, кто услышит их бредни, ни капли в них не поверит, а правда разойдется слухами.

- А если нашему присутствию на Руусане найдутся другие свидетели, - добавил Бейн, затягивая последний узелок изысканного полотна обмана, - их заявлениям поверят еще меньше. Слова их породнят с «ложью», слетевшей с языков трусливых грабителей.

- В их смерти не ни смысла, ни цели, - пробормотала Занна, говоря больше с самой собой.

Больше она ничего не сказала, по-видимому, задумавшись над всем, что услышала.

Бейн перевел внимание с ученицы на добро, собранное грабителями в центре лагеря. Он последний из ситов. Если здесь и есть что-либо ценное, то оно принадлежит только ему.

Большая часть награбленного не представляла для Бейна никакого интереса. Кое-кто в Братстве Каана копил предметы непомерной цены, веря, что чужие жадность и зависть вскормят силу темной стороны. Наемники прихватили для себя кучу всяких безделушек (богато украшенных колец и ожерелий, выполненных из драгоценных металлов и инкрустированных сверкающими камнями; церемониальных кинжалов и ножей, чьи рукояти горели самоцветами; изящных резных масок и маленьких статуэток невиданного мастерства, сделанных из редких и тонких материалов) и беспорядочно свалили их в кучу.

Оглядывая бесценные сокровища, совсем не подходившие под его нужды, Бейн ощутил очередной толчок боли в затылке. В то же мгновение краем правого глаза он уловил чью-то фигуру, быстро пропавшую из поля зрения.

Он резко развернулся в направлении чужака, но увидел лишь пустоту. Это точно не Занна; незнакомец был выше. Бейн прибег к помощи Силы, но ощутил в пределах лагеря только себя и свою ученицу.

- В чем дело? - спросила девчонка, заметив его внезапное беспокойство. - Кто-то идет?

- Все нормально, - отозвался Бейн.

Но так ли оно? - задумался он. Или это очередной побочный эффект ментальной бомбы?

Занна подошла к нему, не отводя глаз от солнечных лучей, играющих на драгоценностях.

- Это что? - спросила она и остановилась, вытянув что-то, запрятанное глубоко под кучей добра.

Она поднялась, держа в руках тонкий, обтянутый кожей манускрипт. Сгорая от любопытства, девчонка повертела его в руках, изучая со всех сторон, пока Бейн не протянул руку. Занна подошла и почтительно вручила ему свою находку.

Стиль манускрипта был Бейну знаком. В Академии Братства на Коррибане было несколько похожих томов, но этой работы Бейн прежде не видел. Том был тонкий, всего в пару десятков страниц, а на обложке были начертаны мистические слова, выписанные кроваво-красными чернилами. Бейн узнал язык. Он успел неплохо ознакомиться с манерой письма древних ситов за время учебы в Академии, внимая мудрости давно почивших мастеров, вместо тех дураков, что пытались обучить его позорной «новоситской» философии Братства.

Он открыл том и обнаружил, что теми же кровавыми чернилами исписаны страницы с вычурным текстом и детальными иллюстрациями. Как и слова на обложке, язык книги принадлежал древним ситам. Но поля страниц покрывали рукописные пометки на галактическом Основном. Бейн сразу узнал почерк Кордиса, бывшего главы Академии Коррибана и одного из «темных повелителей», прислуживавших при Каане. Однако, в отличие от остальных членов Братства Тьмы, Кордис погиб не от ментальной бомбы. Вообще говоря, умер бывший учитель за несколько часов до взрыва, когда Бейн задушил его с помощью Силы.

Но зачем Кордис приволок манускрипт на Коррибан? - думал Бейн. Кордиса любил копить материальные блага и штудировать древних текстов. Он носил тончайшие шелка и самые дорогие драгоценности; каждый из его длинных, жутких пальцев украшали кольца неслыханной цены. Даже его палатка на Коррибане была завешана редкими ткаными гобеленами и дорогими коврами. Бейн понял: если Кордис привез манускрипт из самой Академии, то тот точно содержит ценные знания.

- Чего там написано? - спросила Занна, но Бейн не ответил.

Он быстро пролистал манускрипт, пробежавшись глазами по оригиналу и по заметкам Кордиса. Похоже, он держал в руках биографию и собрание учений Фридона Надда, великого мастера-сита, жившего три тысячи стандартных лет тому назад. Бейн читал кое-что о Надде, но в этой книге было то, чего не доставало другим: местонахождение его гробницы!

Миновало уже много веков, как гробница Фридона Надда была потеряна, скрыта джедаями, чтобы последователи темной стороны оставили все попытки заполучить знания и могущество захороненных внутри ситских артефактов. Но на одной из последних страниц манускрипта Кордис сделал единственную финальную пометку, подчеркнув ее для выразительности: «Гробницу искать на Дксане».

Как именно Кордис понял это, Бейна мало интересовало; значение имело лишь, как он узнал точное место. Война на Руусане не позволила Кордису предпринять попытку отыскать гробницу Надда. Теперь, когда война окончена, ничто не мешает Бейну отправиться в путь и завладеть наследием древнего сита. Но для начала надо улететь с Руусана.

До боли знакомый удар пронзил череп, и Бейн вновь уловил край чьей-то фигуры. На сей раз, образ продержался в поле зрения почти секунду. Высокий, широкоплечий, одетый в ситскую рясу - этого человека Бейн знал слишком хорошо - повелитель Каан! А затем, как и прежде, фигура пропала.

Неужели, он настоящий? Возможно ли, чтобы лидер Братства Тьмы смог, каким-то неведомым образом, пережить взрыв ментальной бомбы? Или его дух теперь скитался по миру живых?

Бейн прикрыл том и опустил взгляд на Занну. Не похоже, что она увидела или почувствовала что-то необычное. Просто воображение разыгралось, решил Бейн. Это единственное разумное объяснение. Занна ощутила бы появление призрака темной стороны... если только не была занята чем-то другим.

Осознание этого принесло Бейну странную смесь облегчения и беспокойства. Увидев Каана, Бейн на мгновение подумал (только на мгновение), что учиненная им чистка Братства пошла прахом. Но успех его миссии подкрепляла уверенность в том, что ментальная бомба принесла еще больше ущерба, чем он ожидал поначалу. Хорошо бы, чтоб галлюцинации и жуткая головная боль скоро прошли.

Занна все еще глазела на него, едва сдерживая поток вопросов о найденном ею сокровище. Выжидательное любопытство сменилось разочарованием, когда Бейн безо всяких объяснений скрыл манускрипт в полах одежды. Со временем, Бейн поделится с ней всеми знаниями, настоящими и будущими. Но пока он сам не обыщет гробницу Надда, он вынужден будет скрывать ее существование ото всех - даже от своей ученицы.

- Ты готова покинуть планету? - спросил он.

- Меня от этого места воротит, - сплюнула девчонка. - Как я сюда попала, так все пошло наперекосяк.

- Твои кузены, - спросил Бейн, вспомнив недавние слова Занны о двух мальчишках, с которыми та прилетела. - Тебе их не хватает?

- Да какая разница? - ответила Занна, подернув плечами. - Томкет и Баг мертвы. Зачем зря время терять, думая о них?

Несмотря на безразличие в голосе, Бейн разглядел в ее бесчувственности защитный механизм. Он ощущал, как кипят в глубине ее души эмоции: смерть братьев злила и возмущала ее; она винит в случившемся джедаев, и никогда не простит их. Гнев навсегда останется с ней, кипя под поверхностью. В ближайшие годы он должен сослужить ей хорошую службу.

- Идем со мной, - сказал Бейн, приняв решение.

Он подвел ее к брошенному свупу, стоящему у одной из палаток. Взобрался на сиденье; Занна села сзади. Тонкие ручки девчонки крепко обхватили Бейна за пояс, двигатель свупа взревел и поднял их в воздух.

- Почему мы берем свуп? - прокричала Занна Бейну на ухо, перекрывая рев двигателя.

- Так быстрее. Время дорого, - бросил Бейн через плечо. - Скоро вернутся джедаи, чтобы подобрать мертвых и отыскать выживших солдат Каана. Прежде чем мы улетим, ты выучишь еще один урок.

Больше он ничего не сказал; некоторые вещи невозможно объяснить словами, чтобы понять их, надо увидеть их собственными глазами. Занне нужно показать остатки ментальной бомбы. Нужно, чтобы она поняла истинные границы безумия Каана. Нужно, чтобы узнала суть свершенного Бейном действа. А сам Бейн хотел убедить себя, что образ, увиденный им, был только его реакцией на взрыв ментальной бомбы. Он хотел неоспоримого доказательства того, что Каан на самом деле мертв.

Глава 4



Даровит съежился на холодном каменном полу, купаясь в мрачном свете серебристой сферы в центре подземной пещеры. Он не мог пошевелиться почти два часа, впав в ступор от изумления и ужаса. Казалось, что в эпицентре взрыва бомбы время не играет роли; как будто сам Даровит стоял теперь на перепутье между жизнью и смертью, был загнан в ловушку, точно мечущиеся души последователей Каана и джедаев, рискнувших с ними сразиться.

Но по прошествии времени он начал приходить в себя. Здравомыслие понемногу возвращалось, принося явь физического мира. Воздух в пещере был влажным и холодным; тело Даровита почти бесконтрольно дрожало. Из носа текло, и он трясущейся рукой отер его; отмороженные пальцы едва шевелились.

- Ну же, Томкэт, - пробормотал он. - Подъем. Вперед и с песней.

Неимоверным усилием он заставил себя подняться, и тут же с криком упал, когда ноги подогнулись от спазма. Боль помогла разорвать последние путы окутавших его чар, пробудив его ото сна и вернув разум в настоящий момент.

Даровит принялся исступленно массировать обе ноги, стремясь восстановить кровообращение. Теперь он страстно желал покинуть пещеру, избежать затаившейся злобы беззвучно пульсирующей гробницы. При одном взгляде на сферу по коже бежали мурашки, но, несмотря на всю отвратную суть, та манила и привлекала к себе.

- Не смотри на нее, - прошептал он, еще активнее пытаясь облегчить боль и снять напряжение в ногах.

Еще через минуту Даровит вновь осмелился подняться. Острая боль пронзила ступни, колени чуть подогнулись, но он устоял.

Он поглядел по сторонам, осматривая освещенную сферой пещеру. Наружу вело, по меньшей мере, пять выходов, и Даровит тихо выругался, осознав, что не имеет ни малейшего представления, который из тоннелей ведет на поверхность.

- Нельзя тебе тут оставаться, - буркнул он.

Выбрав тоннель наугад, он медленным, неуверенным шагом побрел к выходу. Ступив внутрь, он ощутил на себе липкие пальцы тьмы; пришлось вытащить меч, подаренный ситами. Пользуясь тусклым сиянием рубинового клинка, он прокладывал путь вдоль шероховатой стены.

Не потребовалось много времени, чтобы понять: путь выбран неверно. Он помнил крутой уклон, с которого кубарем слетел на входе, но камень под ногами был относительно ровным. Можно было просто вернуться и сменить тоннель. Но мысль о пещере - и сфере с запертыми внутри нее духами - не позволяла даже обернуться.

- Этот тоннель должен куда-то вести, - проговорил он. - Просто иди по нему и выйдешь наружу.

План был весьма хорош и предельно прост, но внезапно осложнился, когда Даровит добрался до развилки. Он помедлил, изучая ответвление, уходящее влево, и обратил взор к правому. Ни один из тоннелей не позволял понять, ведет ли он на свободу. Покорно вздохнув и покачав головой, он выбрал левый.

Сорок минут и три развилки спустя Даровит пожалел о принятом решении. Теперь он не мог вернуться в пещеру, даже если бы захотел; он безнадежно заплутал в подземном лабиринте. В животе заурчало, и в голову понемногу стали закрадываться мысли о том, что он может никогда не увидеть дневного света.

Чем больше росла паника, тем сильнее ускорял он шаг. Теперь он почти бежал, стреляя глазами из стороны в сторону в надежде обнаружить что-то в тусклом свете клинка - что угодно - что укажет дорогу. Он ринулся в очередной боковой тоннель, спешно передвигая заплетающимися ногами, и мчался по нему, пока не запнулся.

Выставив вперед руки, чтобы смягчить падение, Даровит нечаянно выронил светомеч. Тот прочертил отметину вдоль стены и откатился по неровному полу, затем погас, погрузив тоннель в непроглядную тьму.

Даровит изможденно повалился на землю, и так и остался лежать в потемках, сдавшись на милость накатившему беспросветному отчаянию. Дальше идти бессмысленно; выход уже не найти. Лучше умереть здесь, в забытье и одиночестве.

Он перевернулся на спину, невидящим взором уставившись в потолок. И что-то услышал. Звук слабый, но ему не почудилось. Чей-то голос шел издалека, пронзая гнетущую тишину.

Вот теперь тебе голоса мерещатся, Томкэт, - решил он. Но секундой позже снова услышал голос, эхом прокатившийся по тоннелю. Здесь есть кто-то еще!

Он не знал, был ли это джедай, решивший выяснить участь павших товарищей, солдат ситов, сбежавший с последней битвы, или кто-то другой. Он понятия не имел, поприветствуют ли его, возьмут в заложники или прикончат. Ему было все равно. Даже страх возвращения в пещеру к необычной, жуткой сфере уже его не пугал. Всяко лучше, чем умереть от одиночества или голода в темных тоннелях в недрах планеты.

Даровит пополз во мраке, шаря перед собой руками, пока пальцы не нащупали рукоять меча. Он зажег его и триумфально поднял перед собой. Теперь он снова видел.

Узнать, где именно хозяин голоса, не представлялось возможным. Акустика в тоннеле вела себя странно и непривычно. Звуки и эхо неестественно искажались, отражаясь от неровных каменных стен подземного лабиринта. Но Даровит был уверен, что голос шел откуда-то сверху, в направлении его пути.

Сжимая в руке пылающий клинок, он уверенно зашагал вперед. Каждую минуту до ушей доносился очередной обрывок разговора. Теперь он понял, что говорили двое и голоса их сильно разнились: один обладал глубоким басом, другой вторил ему на высоких тонах. Каждый раз, как он слышал голоса, те становились чуточку громче, и он понимал, что идет в правильном направлении.

Даровит заметил, что в тоннеле светлеет; светомеч был уже ни к чему. Но то был не янтарный солнечный свет, бивший в спину при спуске в тоннель, а холодное серебристое свечение. С ужасом он понял, что каким-то образом описал круг и снова шел к пещере с бомбой. Кому бы не принадлежали голоса - друзьям или врагам - он найдет их у сферы.

Пещера была уже близко, так близко, что когда голоса зазвучали вновь, он смог разобрать слова.

- Теперь ситов только двое - учитель и ученик, - донесся бас. - Других не будет.

- А если я подведу тебя? - спросил другой голос.

Похоже на девушку, - подумал Даровит, уделяя внимание выбору нужного направления, и не вникая в отдельные слова. Нет, не девушка, - поправился он через секунду. - Девочка.

- Меня ты тоже убьешь? - спросила та.

Даровит с изумлением понял, что знает голос! Он не верил, что это возможно, но ни на секунду не усомнился в догадке.

- Рейн! - крикнул он, сорвавшись на бег, чтобы увидеть сестренку. - Рейн, ты жива!


* * *


Путь к пещере занял мало времени и не был богат на события. Бейну встретились пара-тройка контуженых человек, переживших руусанскую битву, которые очумело вытаращились на промчавшийся мимо свуп. Он не стал уделять им внимания. Сомнительно, чтобы кто-то его опознал. А если и так, то байка о целехоньком повелителе ситов, гоняющем по полям с девчонкой на заднем сидении, прозвучала бы столь же нелепо и вычурно, как россказни наемников из лагеря Каана.

Он остановил свуп у входа в темный и неприветливый тоннель, ведущий в пещеру ментальной бомбы. Спешился; под твердой подошвой тяжелых черных сапог громко хрустнули мелкие камушки. Занна была слишком мала, чтобы просто сойти со свупа, но без малейшего страха спрыгнула с сиденья, мягко приземлившись на землю.

Спускаясь по тоннелю, оба молчали, освещая дорогу одним из светостержней, обнаруженных Бейном в лагере ситов. Воздух вокруг понемногу холодел и Занна начала дрожать, хотя не стала жаловаться. Быстрым шагом они двигались вниз по неровному проходу; путешествие по тоннелю, от входа до пещеры, заняло почти двадцать минут. И Дарт Бейн впервые удостоился шанса увидеть то, к чему привели его манипуляции с Братством Тьмы.

Бледная, мерцающая сфера, зависшая в центре пещеры, достигала почти четырех метров в высоту. Сфера переливалась энергией; она заставила шею Бейна покрыться мурашками, подняла волоски на руках. На блестящей, отливавшей металлом поверхности, в медленном, почти гипнотическом ритме, кружились темные прожилки теней. Что-то гротескное, неотразимое было в сфере, нечто пленительное и одновременно отталкивающее.

Спрятавшаяся за Бейном Занна вздохнула, от удивления резко втянув носом воздух и медленно выдохнув. Бейн опустил на девчонку взгляд, но та не ответила - широко распахнутые глаза Занны были прикованы к останкам ментальной бомбы. Вернув внимание сфере, Бейн ступил глубже в пещеру. Занна шагнула следом, но тут же отошла назад.

Подойдя вплотную к бомбе, Бейн снял перчатку и прижал ладонь к гладкой поверхности. Руку обожгло холодным огнем, но он забыл о боли, порабощенный чарующим зовом сферы. От его прикосновения темные тени, кружащиеся внутри, сплотились в единую массу. Мысли запертых внутри душ поднялись к поверхности навстречу Бейну: тихий шепот зазвучал в альковах его разума, послышались невнятные, но полные гнева и отчаяния слова.

Повинуясь инстинкту, сознание Бейна попробовало дать отпор. Он поборол порыв отнять руку от сферы, и протянул восприятие глубже, проникая внутрь сферы, окунаясь в бездонные глубины ее черного сердца. Гневный шепот обернулся мучительным криком. Но кричали далеко не разумные создания: он слышал животный вой первобытной, слепой ярости. Все те, кого поглотила ментальная бомба (повелитель Каан, генерал Хот, джедайские и ситские солдаты), были стерты из действительности, разорваны в клочья взрывной волной. Остались лишь обрывки, редкие частицы того, что некогда звалось душой, не способные больше на сознательное мышление, страдающие, вопящие в вечном безумии.

Они кружили над сознанием Бейна, пробивая путь к его цельной личности, словно паразиты, льнущие к жертве. Голосящие призраки обступили его, цепляясь за мысли и стараясь завлечь в свою темную бездну.

Бейн оторвал их от себя и отшвырнул с почти надменной легкостью, растерзав и так уже хрупкие души, и позволив разуму всплыть на поверхность. Через секунду он был свободен, оставил позади темницу, из которой другим никогда не сбежать.

Он убрал руку с поверхности сферы, и отступил на шаг, удовлетворенный тем, что узнал. Призраки за ним не охотились; Каана больше нет. Ни в одной из известных действительностей. Образ, увиденный в лагере ситов, всего лишь иллюзия, порожденная контуженым разумом.

- Они там заперты? - спросила Занна. Она во все глаза глядела на Бейна с выражением трепета и ужаса одновременно.

- Заперты. Мертвы. Разницы никакой, - ответил Бейн, подернув плечами. - Каан и Братство уже в прошлом. Поделом им.

- Они были слабыми?

Прежде чем ответить, Бейн призадумался. Кем только Каан ни был: амбициозным, харизматичным, упрямым, а под конец - бесконечно глупым, но он точно был не слабак.

- Каан был предателем, - сказал, наконец, Бейн. - Он увел Братство от учений древних ситов. Повернулся спиной к самому естеству темной стороны.

Занна не сказала ни слова, и лишь выжидательно смотрела на учителя. Роль наставника была для Бейна в новинку; он привык действовать, а не болтать. И уж точно не привык делиться мудростью с другими. Но он хорошо понимал, что эти уроки принесут куда больше пользы, если Занна сама разберется в отдельных вопросах.

- Почему ты стала моей ученицей? - спросил он, проверяя ее. - Почему выбрала темную сторону?

- Власть, - быстро отозвалась девчонка.

- Власть - лишь верный способ достижения цели, - напомнил Бейн. - Это не самоцель. Для чего тебе власть?

Девчонка наморщила лоб. Учитель уже знал выражение: она подыскивала ответ.

- Через власть я познаю победу, - наконец сказала Занна, цитируя строки Кодекса ситов, выученного всего несколько часов назад.

Судя по тону, она пыталась руководствоваться ограниченным пониманием темной стороны, чтобы польстить ответом Бейну.

- Через победу мои оковы рвутся…, - продолжила она, мало-помалу находя нужный ответ. Секундой позже она воскликнула: - Свобода! Темная сторона нас освобождает!

Бейн одобрительно кивнул.

- Джедаи сковали себя покорностью: верностью Совету джедаев; своим мастерам; Республике. Идущие по пути Света верят даже в то, что должны подчиняться Силе. Они только инструменты в ее руках, рабы высших сил.

Следующие по тропе Тьмы видят свое рабство. Мы понимаем, что наши оковы не дают нам развиваться. Верим, что сила личности способна их разорвать. Таков путь к величию. Только будучи свободным, можно достичь высот.

- Отдельно взятый человек не должен преклоняться перед кем-либо или чем-либо - это основа темной стороны, - продолжал Бейн. - Но это также величайшая слабость. Взять верх над другими не просто без насилия, и в прошлом ситы часто грызли друг другу глотки.

- А чего тут плохого? - вмешалась Занна. - Сильный выживет, а слабый помрет.

- Слабость - не значит глупость, - отрезал Бейн. - Есть те, у кого меньше силы, но больше коварства. Группа учеников может сбросить сильного учителя, в надежде подняться на ступень выше в иерархии ситов. Затем они обернутся друг против друга, заключая и разрывая союзы, пока не останется только один - новый учитель, но уже более слабый, чем прежний. А затем и этот выживший в свою очередь будет смещен более слабыми ситами, что пойдет в ущерб Ордену.

Каан это понимал. Но его решение было хуже самой проблемы. Каан сделал всех последователей темной стороны - всех членов Ордена ситов - равными в Братстве Тьмы. Поступив так, он предал нас.

- И тебя тоже?

- Равенство - ложь, - сказал Бейн. - Миф, ублажающий массы. Погляди по сторонам, и ты увидишь этот обман! У одних есть власть, сила и качества лидера. Другие способны лишь плестись позади; вести рабское, никчемное существование.

- Равенство - извращение закона природы! - продолжал он, повысив голос. Теперь он делился с ученицей аксиомой, составлявшей саму суть его веры. - Она привязывает сильных к слабым. Как якорь, тянущий исключительность на дно к посредственности.

Равенство - это оковы, как покорность. Как страх, неуверенность, сомнение. Темная сторона сбрасывает оковы. Но Каан не понимал. Он так и не постиг реальной силы темной стороны. Братство Тьмы было искаженным отражением Ордена джедаев, темной сатирой на все то, с чем мы боремся. Под началом Каана ситы обратились в мерзость.

- И потому ты его убил, - протянула Занна, решив, что урок закончен.

- Потому я заставил Каана убить самого себя, - поправил Бейн. - Запомни: одной власти недостаточно. Терпение. Хитрость. Скрытность. Вот орудия, которые нужны нам, чтобы одолеть джедаев. Теперь ситов двое: учитель и ученик. Других не будет.

Занна кивнула, но что-то по-прежнему ее тревожило.

- А если я тебя подведу? - спросила она, бросив взгляд на ментальную бомбу. - Меня ты тоже убьешь?

Ответ Бейна прервал крик из соседнего тоннеля:

- Рейн! Рейн, ты жива!

Из тени пещеры выскочил мальчишка, с виду старше Занны на год или два. Темные волосы и черное обмундирование ситов. Рукоятка светомеча, крепко стиснутая в правой руке. Несмотря на все воинские атрибуты, Бейн сразу понял, что угрозы от ребенка ждать не придется. Сила в нем едва дышала. Пламя, что так ярко пылало в груди Занны, внутри него поднималось лишь серым дымком тлеющих углей.

- Томкэт! - просияла Занна.

Она шагнула к брату, распахнув руки, словно желая обнять. Затем, будто вспомнив о наставнике-сите, одернула себя и скрестила руки на груди.

Мальчишка не сделал и попытки остановиться. Он не обнаружил внезапную перемену в Занне; не заметил двухметровую фигуру, выступавшую из тени позади сестры. От жалостливого, безнадежного одиночества в голосе и глазах парнишки, все внутри у Бейна передернулось.

- Как я рад, Рейн, - на одном дыхании произнес мальчишка, подбежав к Занне, и протянув руки в объятиях. - Так рад, что ты...

Она сделала шаг назад и покачала головой, от чего слова застряли у мальчонки в горле. Счастье на его лице испарилось, сменившись недоумением.

- Я... я не Рейн, - произнесла ученица Бейна, отрекаясь от детства, прошлого, и всего, что с ними связано. - Я Занна.

- Занна? - на лице мальчишки отразилось неподдельное замешательство. - Твое настоящее имя. Но почему?

Не дождавшись ответа, он, наконец, отвел взгляд от девочки и обнаружил позади нее неподвижного Бейна. Недоумение сменилось пониманием и столь же быстро обратилось в праведный гнев.

- Ты! - прорычал он, обвиняющее ткнув в Бейна пальцем. И будто вспомнив о зажатом в руке оружии, зажег светомеч. - Отойди от нее! - крикнул он. - Дерись со мной!

Мальчишка знал о неравных шансах. Он знал, что не сможет одолеть темного повелителя ситов. И все же, решил стоять и сражаться - поступил как полный дурак.

Дарт Бейн наблюдал за обреченным противником с презрительным безразличием. Мальчонка для него пустое место - неуместная соринка, которую можно стряхнуть с плеча. Если малыш желает показной и пустой славы (или «благородной» смерти), Бейн сделает ему такой подарок.

Он небрежно опустил руку к светомечу, но прежде чем зажег его, в дело вступила Занна. Как и при убийстве невезучих джедаев, девчонка выпустила на свободу волну энергии темной стороны. Она поступила согласно инстинкту, не думая, без подготовки и тренировки.

Все произошло так быстро, что Бейн не успел поднять защиту... но сила атаки была направлена не на него. Правую руку мальчишки, которого Занна назвала Томкэтом - ее кузена и друга детства - разорвало на части. Силой мысли она разворотила все, что было выше запястья: плоть, кость и сухожилия растворились в кровавом взрыве, оставив после себя рваный обрубок.

Потеряв опору, рукоять меча парнишки ударилась о землю, клинок погас. Взвыв от боли, тот упал на колени, прижав к груди искалеченный обрубок. Тоненькие струйки крови били из раны, брызгали на пол пещеры.

Учитель опустил взгляд на ученицу.

- Зачем? - потребовал он.

- Нет ни смысла, ни цели в его смерти, - ответила та, вторя его же недавнему объяснению.

Бейн не был глуп: он понял, что произошло. Занна пыталась спасти брату жизнь. Он понимал, что направлявшие ее эмоции - сентиментальность, сострадание, жалость - это слабости, от которых ей придется освободиться. Само собой, ученица не могла познать темную сторону всего за один день.

Он взглянул на паренька, скорчившегося на земле. Кровавые струйки из обрубка приостановились; взрыв, лишивший его кисти, частично прижег рану. Пока он катался взад-вперед у ног Занны, кровотечение замедлялось еще больше от пыли и грязи с пола пещеры. Из глаз его хлестали слезы, из носа текла мокрота, забивая нос и глотку и превращая его вопли в еле слышное, утробное хныканье. Занна смотрела на брата холодным и расчетливым взором, притворяясь безразличной к его страданиям.

Бейн решил, что риск оставить жалкое создание в живых ничтожно мал. Как и в случае с наемниками, никто не поверит его рассказам о мастере-сите. Совершенно очевидно, что Занна не хотела убивать мальчишку. Но она не вымаливала его жизнь и не торговалась за нее. Вместо этого она взяла ситуацию в свои руки, применила темную сторону и объяснила свои действия уроками самого Бейна. Она показала не только силу, но интеллект и хитрость. Очень важно вознаграждать такие поступки - чтобы приободрять ее, поощрять способности и талант, которые однажды позволят ей снять с плеч учителя мантию темной стороны. Это гораздо важнее, чем обрывать жизнь убогого, ничтожного существа.

- Оставь его, - сказал Бейн, развернувшись на каблуках. - Он нам не интересен.

Занна немедля пристроилась сбоку и вместе они вышли из пещеры, начав долгий, медленный подъем по тоннелям на поверхность Руусана. Бейн удовлетворенно отметил, что хотя жалостливые рыдания Томкэта и доносились до них отголосками эхо, его ученица ни разу не обернулась.

Глава 5



- Входим в атмосферу. Приготовьтесь к турбулентности, - предупредила Иртанна с кресла пилота.

Экипаж насчитывал только пять человек, и не было нужды прибегать к интеркому.

Хотя челнок типа «Посол» нес на себе лишь горстку пассажиров, он мог с комфортом перевозить в четыре раза больше. Корабль поступил в распоряжение джедайского флота в последние недели руусанской кампании: его отдал в дар анонимный благодетель с Корусанта, плененный настойчивыми мольбами Фарфеллы о ресурсах для поддержки военных усилий. Судно, окрещенное «Звездным следом», сошло со стапелей «Таллаанских верфей», и являлось, по сути, обыкновенным транспортником, способным как на суборбитальный полет, так и на межзвездные путешествия - спасибо гиперприводу класса двенадцать.

Сам факт того, что в дело пустили подобный такой корабль, явно свидетельствовал об отчаянии Армии Света... Челноки типа «Посол» славились практичностью и доступностью, что делало их излюбленным транспортом независимых торговцев и состоятельных авантюристов. Наиболее характерные черты челнока - простые в использовании навигация и автопилот, позволяли экипажу бороздить гиперпространственные маршруты к сотням известных миров по всей Республике простым нажатием кнопки. К сожалению, кораблю недоставало тяжелой защиты или хоть сколько-нибудь существенного вооружения. Плюс ко всему, челнок не отличался ни скоростью, ни маневренностью.

Джоан предпочел бы что-нибудь более «военное»; он сильно сомневался, что автопилот спасет их, если на горизонте появится ситский «канюк». Хотя понимал, чисто логически, что такое маловероятно. Все «канюки» во флоте Каана слали большой привет: одни были подбиты, другие попали в руки Армии Света, или скрылись из системы под аккорд финальной битвы. Но полные опасностей полеты через контролируемое врагом воздушное пространство, в месяцы, предшествовавшие окончательной победе джедаев, научили Джоана быть настороже. Судя по тому, как сильно Иртанна сжимала штурвальную колонку, он не был одинок в своих страхах.

Миновав холодный вакуум космоса, и войдя в верхние слои атмосферы Руусана, краем уха он уловил едва различимый глухой удар. Иртанна уверенно управлялась с кораблем, внося легкие коррективы в курс, пока Джоан изучал показания сканеров в поисках признаков жизни. На корабельных мониторах обрисовались еще четыре судна. Как и «Звездный след», каждый из них нес спасательный отряд из четырех-шести человек, посланных Фарфеллой разведать последствия войны.

- Вижу движение на земле, - подал голос Джоан, заметив показания на своем экране. - Передаю координаты.

- Конкретнее, - попросила Иртанна, разворачивая челнок по широкой дуге, чтобы поравняться с людьми на земле.

- Два человека, - сообщил Джоан. - С такой высоты не скажешь, дружелюбны они или нет.

- Я сажусь, - ответила Иртанна.

В основные задачи группы входили поиск и помощь раненым; вторым по важности пунктом была доставка командованию флота разведданных, и где-то вдалеке от первых двух отстоял прием на борт челнока вражеских солдат, добровольно решивших сдаться.

Челнок опустил нос, нырнув к земле, и ускорение вдавило Джоана в сиденье. Иртанна вела судно невысоко и на предельной скорости: военный маневр выжимал из корабля все соки.

- Я их вижу, - доложил Джоан, когда две крохотных, расплывчатых фигурки на земле стали различимы через иллюминатор кокпита.

Бордон приподнялся и облокотился на спинку сиденья Джоана, чтобы лучше видеть растущие на глазах фигуры. Когда «Звездный след» подлетел ближе, силуэты людей стали четче: мужчина и женщина, на каждом легкая броня и оба бегут что есть мочи.

Рев двигателей стремительно снижающегося челнока заставил двоих остановиться и уставиться в небо. Мгновением позже парочка упала лицом в грязь, когда челнок пронесся почти над самыми их головами и окатил их волной громогласного гула.

Бурча под нос проклятия и сражаясь с неповоротливыми рычагами управления, Иртанна круто развернула челнок и посадила его в пятидесяти метрах от преследуемых людей. Сквозь обзорное окно Джоан видел, как пара медленно поднялась, едва пилот заглушил двигатель. Женщина что-то сказала мужчине, и тот согласно кивнул. Они подняли руки и медленно поплелись к судну.

Оба были в обмундировании Братства. Но Джоан не ощутил в них и следа темной стороны.

- Друзья ситов, - сказал он. - Похоже, наемники.

- Это может быть ловушкой, - предостерег Бордон. - У треклятых наемников ни капли чести.

- Я так не думаю, - ответил Джоан. В случае опасности, он бы почувствовал волнение в Силе. - Кажется, они просто хотят сдаться.

- Дерьмососы вонючие, - прошипел Бордон. - Врубай движок и поджарь их!

- Нет! - воскликнул Джоан, увидев, как Иртанна потянулась к кнопке зажигания. - Надо их допросить, - напомнил он. - Узнать, что им известно.

- А потом чего? - хмуро пробурчал Бордон.

- Потом мы доставим их к Фарфелле и посадим под замок к другим пленным.

Бордон хлопнул рукой по стенке кокпита.

- Эти говнюки явились на мою планету - ко мне домой - чтобы гнобить нас ради собственной наживы!

- При удобной возможности они нам глотки перережут, не задумываясь, - согласилась Иртанна.

- Мы не такие, как они, - сказал Джоан. - Мы не убиваем пленных.

- Моя жена погибла от рук этих сучьих потрохов! - вскричал Бордон. - А теперь ты их щадить вздумал?

- Ненависть ведет на темную сторону, - отозвался Джоан, внимая мудрости джедаев. Но словам, прозвучавшим из уст девятнадцатилетнего падавана, явно не доставало силы. Произнося их, Джоан уже знал, насколько те пусты.

Бордон раздраженно всплеснул руками и сердито опустился на сиденье.

- Так ты тут за этим? - с отвращением буркнул он. - Держать нас на поводке? Не хочешь, чтоб сошли с твоих драгоценных «светлых» путей? Тебя для этого Фарфелла послал?

Не посылал он меня. Я сам по себе, - подумал Джоан. Он развернулся лицом к Бордону, который сосредоточенно разглядывал пол, не желая встречаться с ним взглядом. Двое его сыновей впились в молодого джедая ядовитыми взглядами. Он понимал их гнев. Ситы поселили войну на Руусане, войну, забравшую все, что они знали, и что их заботило: их дом, средства к существованию... и, конечно же, мать.

Бордон с сыновьями не понимали только одного: безымянные солдаты не могут отвечать за все ужасы и трагедии, что раскололи их мир. Каково бы ни было их преступление, эти двое не заслуживают груза ответственности за действия Каана и Братства. Кого действительно следует винить, так это мастеров-ситов, адептов темной стороны. Но стоило Джоану взглянуть в полные ненависти глаза парнишек, он осознал, что им не понять. Только не сейчас, пока все выстраданное до сих пор свежо в их памяти.

Джоан прилетел на Руусан, чтобы поймать тех членов Братства, что пережили взрыв ментальной бомбы. Он хотел продолжить дело генерала Хота - учителя и духовного наставника - и искоренить повелителей ситов, навсегда покончив с угрозой темной стороны. Но теперь в его сознании родилась цель, гораздо более высокая: нужно спасти Бордона и его сыновей от самих себя.

Они честные, порядочные люди. Но, пойдя на поводу у гнева и ненависти, они безжалостно и хладнокровно убьют беззащитных врагов - только если им не помешает Джоан. Когда спадет гнев, воспоминания о кровавой расправе истерзают их разум, - падаван это знал. Вина и самобичевание будут снедать Бордона и его сыновей до тех пор, пока, в конечном счете, не сведут в могилу. Джоан не мог это позволить.

Повернувшись к Иртанне, он вновь увидел гнев. Но взгляд девушки был холодным и осмысленным - таким образцовый солдат награждает врага. Джоан понял, что сама она не убьет пленных, но не помешает сделать это другим. Он уже знал, как поступит.

- Фарфелла не для того тебя посыслал, - напомнил он пилоту. - Ты должна помогать выжившим.

Иртанна подозрительно покосилась на падавана, но ничего не ответила. Джоан едва сдержался, чтобы вновь не использовать Силу для подчинения ее разума. На уровне подсознания она может заподозрить его вмешательство, и, вероятно, будет сопротивляться. Важно, чтобы она сама поверила в его слова. Решение подчинить ее своей воле было принято сгоряча; оно, в итоге, могло обесчестить в ее глазах как Джоана, так прочих джедаев.

- Дай мне выйти, и я присмотрю за наемниками, - предложил Джоан выход из положения. - Свяжись с флотом, и они пошлют корабль, чтобы забрать нас троих.

Сказать это было нелегко. Он ослушался Фарфеллу, - мастера-джедая, - полетел на планету. Совсем не хотелось покидать Руусан сейчас, так скоро после прибытия. Но он готов был принести эту жертву, только бы не дать Бордону и его отпрыскам пойти на поводу у безрассудных эмоций. Его долг, как джедая, оберечь им жизнь, даже если придется оставить собственный крестовый поход.

- Вы останетесь в челноке и направитесь на юг, - продолжил он. - Поможете раненым. Вы тут за этим.

Мгновение помедлив, Иртанна признательно кивнула. Джоан едва вышел из мальчишеского возраста; длинная тонкая косичка в его волосах явно намекала на то, что он еще падаван, не закончивший обучение. Но он по-прежнему принадлежал к Ордену джедаев. А это имело большой вес среди республиканских войск. Возможно, это поможет донести до девушки мудрость его слов.

Убедившись в том, что Иртанна оградит Бордона и его сыновей от неприятностей, Джоан поднялся с сиденья и направился на корму «Звездного следа». Пока открывался шлюз, он, как мог, старался не обращать внимания на обвиняющие взгляды двоих обозленных парнишек. Когда створки, наконец, распахнулись, падаван спрыгнул на землю, твердо приземлившись на ноги. Быстрым шагом он направился к паре человек, неподвижно стоящих вдалеке, по-прежнему держащих руки высоко над головой. Как только джедай отошел на достаточное расстояние, двигатели корабля ожили, он поднялся в небо и улетел... немало испугав двоих наемников.

- Куда они свалили? - потребовала женщина надрывающимся от паники голосом. - Твою мать! Они не могут нас тут бросить!

Сперва она, а потом и ее товарищ, опустили руки. Джоан опасался, что они потянутся к оружию, но понял, что их настолько смутил побег «Звездного следа», что они и думать забыли о нападении.

- Останови их! - крикнул мужчина, отвернувшись от Джоана и следя взглядом за уходящем из вида кораблем. Через секунду мольбы возобновились: - Заставь их развернуться! Скажи, чтоб вернулись!

В его голосе читалось то же отчаяние, та же настойчивость, что и в голосе его спутницы.

- Не тревожьтесь, - заверил их падаван. - Другой корабль уже в пути.

- Не можем мы тут торчать, - возразила женщина. - Времени нет. Он нас отыщет. Он найдет нас!

- Все в порядке, - сказал Джоан, успокаивающе вытянув руку. - Я не дам вас в обиду. Я джедай.

Женщина вздернула бровь и окинула Джоана скептическим взглядом. Худощавый юноша приосанился, упер руки в бока и выпятил грудь, понадеявшись, что так произведет большее впечатление. Он попробовал воспроизвести тот образ незамутненной уверенности, что часто восхищал его в Хоте и других мастерах.

Мужчина схватил Джоана за руку, и принялся дергать ее как ребенок, вцепившийся в материнский передник.

- Надо рвать с планеты, - шептал он в ужасе. - Живее!

Легким движением Джоан высвободился из хватки. Что-то в этой встрече его сильно тревожило. Судя по тому, как эти двое одеты, они бывалые контрактники. Джоан подозревал, что они дезертировали с недавней битвы - ситские фавориты, унесшие ноги, едва Армия Света пригрозила поражением. Но неудавшийся побег был продиктован скорее беспринципностью, нежели страхом или трусостью. Однако эти люди - боевые ветераны, привычные к смерти и крови - вели себя как перепуганные крестьяне после набега работорговцев.

- Будь ты хоть трижды джедаем, тебе нас не спасти, - пробурчала женщина, качая головой. - От него ты нас не избавишь.

- От кого? - потребовал Джоан. - О ком вы?

Мужчина быстро огляделся, словно боялся, что кто-то может подслушивать.

- Темный повелитель ситов, - прошипел он.

- Из Братства? - спросил Джоан, едва сдерживая пыл. - То есть, мастер-сит пережил взрыв ментальной бомбы?

Мужчина кивнул.

- Он прикончил Леграна и Хенша. Поджарил их молниями из пальцев.

Так я и знал! - мысленно возликовал Джоан. - Так и знал!

- У него тоже был меч, - вставила женщина. - Разрубил Пада и Деррина надвое. - Она секунду помолчала, содрогнувшись от неприятных воспоминаний. - Рилу подчистую башку снес.

Джоан уже собирался допытаться подробностей, но внимание привлек звук быстро спускающегося корабля. Он поднял взгляд к небу и увидел заходящий на посадку военный транспортник. Через несколько секунд тот коснулся земли, и наружу высыпали три республиканских солдата с оружием наготове. Джоан узнал старшего офицера: майор Ортен Лидс, один из самых влиятельных не-джедаев во Втором легионе Армии Света.

- Это и есть пленные? - прохрипел майор, ткнув бластерным ружьем в наемников.

Джоан кивнул. Лидс качнул головой, и подчиненные с наручниками в руках направились к вражеским солдатам. Ни один из пленных не пытался оказать сопротивление. Захлопнув наручники на запястьях парочки, их обыскали и лишили оружия, после чего проводили к судну. Вся операция была проведена четко, эффективно и со знанием дела, что всегда отличало бойцов, служащих под командованием майора Лидса.

- Вы приняли послание Иртанны? - спросил Джоан, наблюдая за тем, как уводят пленных.

- Мы были неподалеку, - ответил офицер. - Фарфелла прислал за тобой.

Тон его голоса насторожил падавана.

- Мне влетит?

Офицер подернул плечами.

- Как знать. Вы, джедаи, строго следите за своими эмоциями. Но, бьюсь о заклад, генерал не шибко радовался, когда обнаружил, что ты ослушался прямого приказа и отчалил сюда.

- Не волнуйтесь, - уверенно отозвался Джоан. - Он заговорит по-другому, когда услышит, что скажут пленные.


* * *


Бейн заглушил двигатель свупа и встал на поляне, где ждал «Валцин». Этот корабль, однажды подаренный повелителю Кордису, Бейн «одолжил», когда покидал Академию в поисках тайн древних ситов. Кордис так и не посмел возвратить корабль, и трусость его лишь подкрепила решение Бейна отказаться от учебы и отвернуться от Братства.

Он остановил свуп в двадцати метрах от звездолета. Занна сняла руки с пояса учителя и спрыгнула на землю, немедленно приковав внимание к «Валцину».

Бейн не обращал на нее внимания; последние десять минут он едва ли мог сосредоточиться на чем-то ином, кроме боли, разламывающей череп. Он надеялся, что погружение в глубины мерцающей сферы, оставленной ментальной бомбой, хоть как-то облегчит его мигрень. Но после визита в пещеру голова заболела только сильнее.

Радовало одно: Каан все-таки мертв. Зная это, проще было отмахнуться от призрачной фигуры, появившейся из ниоткуда на дальнем краю поляны. Фигура, едва заметная под поздним дневным солнцем, определенно принадлежала человеку, основавшему Братство Тьмы.

Бейн знал, что страдает галлюцинациями, но в образе, все же, имелось правдоподобие. Призрак пересек поляну и остановился в метре от корабля. Повернул голову и, пригвоздив Бейна немигающим взглядом, поманил его рукой.

- Какой красивый, - выдохнула Занна.

Дарт Бейн удивленно дернул головой. Но ученица, как оказалось, имела в виду «Валцин». Когда Бейн вновь посмотрел в сторону Каана, призрак уже пропал.

- Не думала, что улечу с Руусана на таком корабле, - протянула Занна.

- Ты на нем не полетишь, - ответил Бейн, спустив ноги со свупа. Единственное, что можно сделать с галлюцинациями - это притворится, то тех нет.

Девчушка обернулась к нему, сбитая с толку.

- Мы не возьмем твой корабль?

- На нем лечу я, - ответил учитель. - А ты выберешься с планеты сама.

На то, чтобы смысл слов дошел до девчонки, ушло несколько секунд. Когда она поняла, на ее лице застыл неподдельный ужас.

- Я… мне с тобой нельзя?

Здоровяк покачал головой. В голове его уже созрел план - спасибо Занне и ее необычной находке. Он полетит на Дксан, самую большую из лун Ондерона, чтобы разыскать потерянную гробницу Фридона Надда. А для своей ученицы он подготовил нечто иное.

- Но… почему? Что я сделала? - всхлипнула девчонка, уже готовая разрыдаться. - Почему ты меня бросаешь?

- Это часть твоего обучения, - пояснил Бейн. - Чтобы понять темную сторону, ты должна пройти через испытания и борьбу.

- Незачем бросать меня, чтоб я страдала, - возразила Занна. - Возьми меня с собой.

- Сила темной стороны неотделима от силы личности, - напомнил Бейн. - Сила исходит изнутри. Ты должна научиться черпать ее. Я не всегда буду рядом, чтобы учить тебя.

- Но ты же говорил, что нас всегда будет двое, - не унималась Занна. - Один воплощает силу, другой ее жаждет!

Она быстро училась, и Бейн с удовлетворением отметил, что она усвоила в памяти большую часть его наставлений. Но простое повторение пустых слов не много будет значить, пока девчонка не поймет стоящую за ними суть.

- Почему ты со мной? - спросил он, самим вопросом пытаясь указать ей верное направление.

Занна думала несколько секунд, тщательно взвешивая все, что уже знала.

- Чтобы развить потенциал, - сказала она, наконец. - Чтобы узнать секреты темной стороны.

Бейн кивнул.

- А когда мне уже нечему будет учить тебя? Что будет тогда?

Занна сосредоточено сморщила лоб, но на сей раз не нашла ответа.

- Не знаю, - в конце концов, призналась она.

- Тогда твоей учебе настанет конец, - сказал Бейн. - Придет миг, когда ты усвоишь все уроки, когда все мое знание темной стороны будет твоим. И тогда ты вызовешь меня на поединок за титул мастера, и только один из нас переживет схватку.

Девчонка широко распахнула глаза. Затем сузила, тщательно обдумывая слова.

- Ты можешь превзойти меня, - продолжил Бейн. - Если разовьешь свой потенциал, я перестану быть для тебя полезен. Тебе потребуется найти новые источники знаний. Придется отыскать нового ученика, которому ты сможешь передать все секреты Ордена ситов.

Когда твоя сила затмит мою, во мне уже не будет нужды. Таково Правило двух: учитель и ученик. Когда будешь готова присвоить себе титул темного повелителя, ты должна будешь убить меня.

- Схватка неизбежна, - подытожил он. - Лишь так ситы способны выжить. Таков путь темной стороны.

Занна промолчала. По выражению ее лица Бейн понял, что она не может взять в толк, почему мастер будет учить ее, зная о том, что она в итоге его предаст. Но ей и не нужно понимать. Не сейчас. Пока ей требуется лишь подчиняться.

- Доберись до Ондерона, - приказал Бейн. - Я встречу тебя через десять стандартных дней. После того, как отыщу гробница Надда на Дксане.

- И как прикажешь мне туда попасть? - вспылила Занна.

- Ты - избранная, законный наследник нашего Ордена. Найдешь способ.

- А если нет?

- Тогда ты покажешь, что недостойна быть моим преемником, и я найду другого.

Больше сказать было нечего. Бейн повернулся к Занне спиной и направился к кораблю. Девчонка смотрела ему вслед, не проронив ни слова. Уходя, он ощущал закипающий в ней гнев, обратившийся в ненависть, когда он зашел в кокпит. Когда Бейн заводил двигатель, жар ее ярости заставил его мрачно улыбнуться.

«Валцин» взмыл в воздух, покидая Занну - крошечную фигурку на поверхности планеты, стоящую неподвижно, словно холодная каменная статуя и глядящую вслед кораблю.

Глава 6



- Это недоразумение, - настаивал из-за решетки мужчина.

- Вы ошибаетесь, - вторила женщина рядом.

Джоан глубоко вдохнул, и длинно, устало выдохнул. С возвращения на «Попутный ветер» с двумя пленными минул уже час. Запрос на срочную встречу с Фарфеллой отклонили, поскольку генерал был слишком занят попытками расчистить Руусан. Так что Джоан спустился с заключенными на нижнюю палубу флагмана и запер их на время в камере. Не располагая более никакими делами, он решил присесть и подождать вместе с ними.

Юный джедай теперь крепко сожалел о своем решении.

- Да не служили мы у Каана в армии, - бросила женщина из-за прутьев камеры. - Мы фермеры.

- Фермеры не носят броню и оружие, - ответил Джоан, ткнув пальцем в угол, где на маленьком столике бесформенной кучей лежало добро, конфискованное у наемников.

- Барахло не наше, - пояснил мужчина. - Мы это... нашли его. Вышли погулять утречком... набрели на брошенный лагерь. Глядим, всюду одежка валяется, и это... ну решили: а весело будет в солдат обрядиться!

Республиканские стражники, вместе с Джоаном приглядывающие за пленными, услышав столь жалкую ложь, разразились смехом. Джоан же просто прикрыл глаза и потер виски. На Руусане пленников прямо-таки распирало от желания покаяться во всех грехах. Тогда они еще не отошли от страха после столкновения с безымянным повелителем ситов. Теперь же, на безопасном расстоянии от поверхности планеты, маячащая перед людьми реальная перспектива провести пять-десять лет на республиканской тюремной планете заставляла их отречься от всех прежних показаний.

- А что с остальными? - спросил Джоан, надеясь поймать их на собственной лжи. - Ваши друзья, погибшие при нападении. Они тоже были фермерами?

- Ага, - ответил мужчина одновременно с женщиной, которая выпалила: - Да мы их вообще едва знали.

- Ну, - дерзко поинтересовался падаван, - так кому из вас мне стоит верить?

Пленники обменялись долгими, безрадостными взглядами, и, наконец, женщина ответила:

- Мы их этим утром встретили. В ситском лагере. Они сказали, что они фермеры, прям как мы, но негодяи, как пить дать, наврали.

- Наврали? Да неужели? - насмешливо спросил Джоан. - Трудно представить, что кто-то стал бы вам врать.

Охранники снова хихикнули.

- Вы двое можете давать концерты, - сказал Джоан. - Ну... если тюрьму переживете.

Мужчина, кажется, хотел огрызнуться, но прикусил язык, когда спутница заехала ему локтем под ребра. В этот самый момент в карцер заглянула одна из помощниц Фарфеллы.

- Генерал готов с тобой встретиться, - сказала она Джоану.

Юноша вскочил со стула и последовал за ней.

- Эй, скажи ему, пусть нас выпустит, - бросил вслед мужчина. - Не забывай о нас!

Размечтались, - подумал Джоан. Стражникам он сказал:

- Приглядывайте за ними. И не верьте ни чему, что они скажут.

Посланница повела его длинным и извилистым путем через весь «Попутный ветер». Карцер располагался на самой нижней палубе огромного корабля; Фарфелла ждал его в командной рубке наверху. По пути они встречали многих знакомых Джоана, товарищей-джедаев и солдат, сражавшихся бок о бок с ним во время войны. Когда они проходили мимо, большинство коротко кивало или быстро махало руками, слишком поглощенные делами, чтобы предаваться пусть даже кратким беседам.

Многих Джоан не знал: руусанских беженцев. Их эвакуировали, свезя на корабль в дикой спешке, чтобы спасти от взрыва ментальной бомбы. Одни готовились вернуться на поверхность, чтобы попытаться начать новую жизнь. Дома или семьи других унесла в цепких объятиях война; для них вернуться назад значило лишь оживить болезненные воспоминаня о том, что они потеряли. Для людей, что не желали возвращаться на Руусан, Фарфелла подготовил транспорт в Миры Ядра и в Республику, где те смогут начать все с чистого листа, вдали от руусанских кошмаров.

Так много людей, - подумал Джоан, молчаливо следуя за девушкой. - Так много страданий. И все они будут напрасны, если хоть одному ситу удалось бежать.

Когда они добрались до командной рубки, посланница провела его к личным покоям Фарфеллы. Она постучала в закрытую дверь, и по другую сторону ответили:

- Войдите.

Девушка положила руку на консоль и кивнула Джоану, когда дверь скользнула в сторону. Тот шагнул в комнату, дверь за ним закрылась.

Каюта оказалась больше, чем юноша ожидал, и обставлена она была в том расточительном стиле, коим так славился Валентайн Фарфелла. По полу стлались малиновые и золотые ковры яркой расцветки, стены украшали дорогие полотна, которые смотрелись бы актуально даже в лучших галереях Олдераана. На дальнем конце каюты стояла огромная кровать с пологом на четырех столбиках, сделанная из древесины дерева врошир - подарок вождей племени вуки с Кашиика. Одеяла и подушки были сотканы из желтых и красных мерцающих шелков, а каждый из четырех массивных столбиков кровати украшала резьба ручной работы, изображавшая важные события в жизни Фарфеллы: его царственное происхождение, принятие в Орден джедаев, посвящение в ранг мастера и знаменитый триумф над ситами на Кашиике. Генерал сидел за огромным рабочим столом в углу комнаты, просматривая донесения на мониторе, встроенном в лакированную поверхность.

- Ты разочаровал меня, юный падаван, - произнес он, отключив экран и повернувшись к Джоану.

- Простите, что ослушался вас, мастер Валентайн, - ответил тот.

Фарфелла встал и пересек комнату, мягко ступая по роскошному ковру.

- Это меня беспокоит меньше всего, - сказал он, решительно положив руку на плечо юноши.

Под глазами его залегли синяки, а обычно веселое выражение лица скрывалось под маской тревоги и усталости.

- Иртанна, - сказал Джоан, стыдливо свесив голову. Мысли жгло воспоминание о том, как он использовал Силу, обманом заставив пилота взять его в экипаж.

- Джедай не использует свои способности для подчинения друзей. Пусть даже твои мотивы были чисты, это оскорбляет твое положение и предает доверие тех, кто в нас верит.

- Я знаю, что поступил плохо, - признал Джоан. - И я приму любое наказание, какое вы посчитаете нужным применить. Но я хотел бы обсудить с вами кое-что поважнее.

Фарфелла посмотрел Джоану в глаза и убрал руку с его плеча. Падавану показалось, что он заметил на лице мастера легкое разочарование.

- Да, непременно, - сказал Фарфелла, отвернувшись и вновь подойдя к столу. Он протянул руку и включил монитор. - Допрос пленников, что ты поймал.

- Вы их видели? - удивленно спросил Джоан.

- Я читаю все донесения, - ответил джедай. - Ответственность лидера в том, чтобы знать, чем заняты его подчиненные. И, что более важно, он должен ограждать их от принятия поспешных или неверных решений.

- Вы не верите, что кто-то из ситов пережил взрыв бомбы, - догадался Джоан.

- Твои источники не вызывают у меня большого доверия, - отозвался Валентайн. - Эти наемники, скажем прямо, отбросы Галактики. Откуда тебе знать, что они не сказали то, что ты хотел услышать?

- Зачем им это?

Фарфелла пожал плечами.

- Может они думали, что ты заступишься за них. Обеспечишь лучшее обращение под стражей. Снизишь обвинения за содеянное. Они оппортунисты. Ищут выгоду везде, где только можно. Ложь для них - обычное дело.

- Не думаю, что они лгали, мастер, - сказал Джоан, качая головой. - Видели бы вы их на планете... они были в ужасе! С ними случилось что-то страшное.

- Такова война. Страх неизбежен.

- А детали их рассказа? - не отставал Джоан. - Светомеч с красным клинком? Молнии Силы? Тут же налицо темная сторона!

- Если они служили в армии Каана, то хорошо осведомлены о том, какое оружие ситы используют против врага. Не так уж сложно добавить эти подробности в любую выдуманную историю.

С досадой стиснув зубы, Джоан решил поступиться тактом:

- Вы хотите верить, что ситы навсегда исчезли! Именно поэтому вы отказываетесь посмотреть в глаза правде, что висит перед вашим носом.

- А ты хочешь верить, что ситы еще живы, - парировал Фарфелла; голос его не выдавал и намека на гнев от слов падавана. - Ты жаждешь наказать тех, кто убил твоего учителя. Желание отомстить за него ослепляет твой взгляд на факты. Если бы ход твоих мыслей был яснее, ты бы увидел, что в этой истории есть одна деталь, которая ставит всю ее под вопрос.

Джоан изумленно моргнул.

- У вас есть доказательство их лжи?

- Оно здесь, в твоем отчете, - сообщил Фарфелла. - Наемники утверждают, что темный повелитель ситов с особой жестокостью убил их друзей. Но им самим удалось пережить столкновение. Разве это возможно?

- Они... они скрылись в лесу, - пробормотал Джоан, зная, как глупо это звучит.

- Ты - джедай, - напомнил Фарфелла. - Тебе знакомо могущество Силы. Ты правда веришь, что они могли избежать гнева мастера-сита, попросту скрывшись в подлеске?

Сит нагнал бы их, и прирезал, как зуккских свиней, - мысленно признал Джоан.

- Может, он отпустил их специально? - предположил он, по-прежнему не желая сдаваться.

- С какой целью? - спросил Фарфелла. - Если повелитель ситов выжил при взрыве ментальной бомбы, зачем ему оставлять за собой свидетелей, которые могли бы его раскрыть?

На это у Джоана не нашлось ответа. Никакого смысла. Но каким-то образом он знал, знал, что наемники не лгали.

- Джоан, - сказал генерал, ощутив назревший в юноше конфликт. - Будь с собой предельно честен. Ты действительно полагаешь, что мы можем доверять этим наемникам?

Джоан вызвал в памяти образ пленников и бесконечный поток лжи, льющийся с их языков. Вспомнил о собственном напутствии охранникам, присматривающим за ними: «Не верьте ничему, что они скажут». И Джоан вдруг понял, какой он дурак.

- Нет, мастер Валентайн. Вы правы. Они не заслуживают доверия. - Через мгновение он добавил: - Я... я хочу поговорить с Иртанной и Бордоном, когда они вернутся. Извиниться за то, что сделал.

- Рад слышать это, Джоан, - сказал Фарфелла, чуть улыбнувшись. - Мы, джедаи, не безгрешны. Очень важно не терять способности признавать свои ошибки.

- К сожалению, извиниться лично пока невозможно, - продолжил он. - Меня вызывают на Корусант для встречи с канцлером Валорумом. Как я вижу, ты не способен следовать моим указаниям в мое отсутствие. Будешь сопровождать меня в качестве помощника.

Все сказанное было подано как «наказание», но сердце Джоана подскочило до небес. По сути, мастер Валентайн предлагал взять его к себе на обучение.

- Я... благодарю вас, мастер, - только и смог сказать он. Затем коротко поклонился.

- Этого хотел бы Хот, - тихо произнес Фарфелла. Затем, громче: - Мы отбудем, как только я делегирую полномочия тем, кто примет на себя командование флотом.

- Почему канцлер так срочно хочет вас видеть? - спросил Джоан с проснувшимся любопытством.

- Братство Тьмы повержено и Галактический Сенат желает официально положить конец войне. На рассмотрении важный закон, который может навсегда изменить Республику. Валорум хочет обсудить его со мной прежде, чем Сенат проголосует.

- А этот закон скажется и на джедаях?

- Скажется, - хмуро ответил Фарфелла. - Ты даже не представляешь, насколько.


* * *


У Занны отваливались ноги. Голени ныли. Бедра горели от каждого шага. И все же, каким-то образом, она игнорировала боль и заставляла себя идти вперед.

Она шла, не останавливаясь, с тех самых пор, как корабль Дарта Бейна скрылся за горизонтом, вновь оставив ее одну. Перед Занной стояла четкая цель: попасть на Ондерон. И чтобы сделать это, придется найти корабль, который сможет увезти ее с Руусана. Стало быть, нужно найти людей. Правда, Занна не имела и малейшего понятия, где их искать, и потому, выбрав направление наугад, отправилась в дорогу.

Она была слишком мала, чтобы ехать на свупе, оставленном Бейном на поляне. По началу, все было просто: Занна использовала новые способности по подчинению Силы, чтобы не дать себе остановиться. Она бежала так быстро, что мир вокруг проносился мимо размытыми красками и гулким свистом ветра. Но если Сила и была безгранична, то способность Занны черпать ее энергию себя истощала. Талант ее еще развивался, и утомление быстро взяло свое. По мере того, как силы шли на убыль, девочка чувствовала, насколько замедляется ее темп. И хотя она пыталась вновь воззвать к темной стороне, погружаясь в глубокую чашу гнева и ненависти, истощенный разум лишь слабо шептал в ответ.

Она превратилась в обычную девочку, уставшую, тихо бредущую по перекошенным войной равнинам Руусана. Но Занна не желала предаваться отчаянию; все свои силы она направила на то, чтобы просто упрямо переставлять ноги. Нельзя с уверенностью сказать, как долго она продолжала свой вынужденный путь - сколько часов или километров стойко стерпела - прежде чем была вознаграждена желанной картиной: вдалеке проступили контуры челнока.

Надежда придала второе дыхание, уставшие ноги ожили, и Занна, неуклюже прихрамывая, сумела перейти на бег по направлению к кораблю. Она видела людей, снующих около судна: девушка, мужчина средних лет, и два паренька-подростка. Когда она приблизилась, девушка заметила ее и окликнула одного из спутников.

- Бордон! Скажи мальчикам, что мы нашли пострадавшего.

Через несколько минут, когда Занна окончательно пришла в себя, она уже сидела верхом на грузовом контейнере в трюме корабля, и с жадностью уплетала плитки из пищевого пайка, запивая их чашкой обжигающе горячего кава. Один из мальчишек накинул ей на плечи худенькое шерстяное одеяльце, а остальной экипаж окружил ее защитным кольцом.

- Никогда не видела, чтобы такая кроха столько ела, - усмехнулась девушка.

Похоже, она была не с Руусана. Кожа девушки была смуглой, а волосы - короткими и темными; под курткой она носила объемистый жилет. А увидев закрепленный на бедре незнакомки бластер, Занна ясно поняла, что та солдат.

- А как иначе, Иртанна? - бросил мужчина. В отличие от девушки, он сильно походил на местного. Широкие плечи, загрубевшая кожа и короткая бурая бородка. Он напомнил Занне Рута, который растил ее на Сомов Рит. - Глянь на бедняжку: кожа да кости. Ты когда в последний раз нормально питалась, девочка?

Занна покачала головой.

- Не знаю, - пробурчала она с набитым ртом.

Она приняла предложение перекусить лишь из вежливости. С самого прибытия на Руусан, она жила на одних корешках да ягодах, постоянно находясь на грани полного истощения. Подобным образом она питалась так долго, что начала привыкать к постоянной рези в почти пустом животе, едва замечала голод. Но в миг, когда первый кусочек настоящей еды коснулся ее языка, она вспомнила об некогда позабытом аппетите, и тело ее попыталось наверстать прожитые впроголодь недели.

- Где твои родители? - спросила девушка по имени Иртанна.

- Умерли, - сказала Занна, отложив в сторону остатки пайка.

Еда оказалась невероятно вкусной; простое физическое удовольствие от приема пищи все же было ни с чем не сравнимо. Но Занна не могла позволить себе отвлечься. Общаясь со спасителями, придется тщательно подбирать слова.

Мужчина склонился над ней, посмотрев глаза в глаза. Мягким и полным сочувствия голосом спросил:

- А другие родственники? Братья, сестры? Хоть кто-то?

Занна в ответ покачала головой.

- Сирота, - уныло протянула Иртанна.

- Меня зовут Бордон, - сказал мужчина. - Это Иртанна, а вот мои сынишки - Тэлло и Венд. Тебя как зовут?

Занна замешкалась, не желая открывать настоящего имени.

- Я.. Рейн, - сообщила она, наконец, назвав детское прозвище.

- Рейн? Смешное имя. Никогда не слыхал такого, - сказал старший мальчик, Тэлло. На вид ему было около шестнадцати.

- В мире много имен, которых ты не слышал, - резко одернул сына Бордон. Уже помягче, он спросил у Занны: - Ты не ранена, Рейн? Не больна? Если надо, у нас тут аптечка.

- Со мной нормально все. Просто проголодалась.

- Может, возьмем ее с собой? - спросила Иртанна.

Не спуская глаз с Занны, Бордон ответил:

- А может ее сначала спросим? Рейн, хочешь лететь с нами?

- Мне нужно на Ондерон, - не задумываясь, ответила Занна. Едва слова слетели с губ, как она пожалела об этом.

- Ондерон? Да на той каменной глыбе только чудища и звериные всадники, - встрял Тэлло. - Ты верно дура, раз туда захотела.

- Утихни, пацан, - рявкнул Бордон. - Ты ж никогда носа не высовывал с Руусана, так откуда тебе знать?

- Слыхал, что люди говорят, - ответил Тэлло. - В лагерях и там-сям.

- Не верь всякой байке, услышанной ночью у костра, - напомнил ему отец. - Бери брата и ступай наверх.

- Идем, - проворчал Тэлло, схватив под руку братишку.

- Так не честно! - запротестовал Венд, когда его потянули к выходу. - Я ничего не сделал!

- Зачем тебе на Ондерон? - спросила Иртанна, когда мальчики вышли. - Это очень опасная планета. Не место для маленьких девочек.

- Я не одна буду. Я.. у меня родные там, - солгала Занна. - Мне нужно их найти.

Бордон почесал подбородок, подергал за бородку.

- Будет не просто отыскать их в таком месте, как Ондерон, - сказал он. - У тебя есть знакомые, с которыми можно связаться? Может, друг семьи на Руусане?

- Мне нужно на Ондерон, - упрямо повторила Занна.

- Понятно, - буркнул мужчина, затем встал и повернулся к Иртанне. - Нашей маленькой гостье, похоже, очень не терпится унести ноги с планеты.

- Мы не сможем отвезти тебя на Ондерон, - сказала Иртанна, - но можем взять с нами, когда полетим с Руусана.

- И это куда же? - с подозрением спросила Занна.

- У нас целый флот на орбите планеты, Рейн. Там ты будешь в безопасности. Мы отыщем кого-нибудь, кто отмоет тебя и присмотрит за тобой.

- Я сама могу о себе позаботиться, - с вызовом бросила Занна.

- Да, поняли уже, - сказал Бордон. - Но зуб даю: одной будет не просто. - Так и не дождавшись ответа от Занны, он продолжил: - Скажу тебе вот что: снаружи темнеет. Может, полетишь с нами? А уж завтра решим, как быть дальше.

- Если хочешь на Ондерон, мы решим, как тебе помочь. Но если передумаешь, можешь остаться со мной и мальчиками здесь, на Руусане. По крайней мере, пока не найдется твоя семья.

Услышав предложение, Занна удивленно разинула рот.

Бордон протянул руку и нежно потрепал ее по плечу.

- Все в порядке, - сказал он. - Можешь пока не отвечать. Просто подумай об этом.

Выдавив слабый кивок, Занна вернулась к недоеденному пайку, пытаясь побороть творящуюся в голове сумятицу.

- Пойду, подготовлю корабль к взлету, - сказала Иртанна. Она пошла в рубку.

Бордон что-то согласно пробурчал и снова обратился к Занне:

- Я схожу наверх, помогу Иртанне. Ты побудь пока тут и покушай, ладно?

Занна снова кивнула. Бордон говорил с ней по-особенному: голос его утешал. Он позволял ей чувствовать себя в безопасности и ощущать свою важность. Она проследила за тем, как тот исчез в дверях, отделяющих трюм от кокпита.

- Кричи, если что понадобится, - донесся до нее голос Бордона.

Когда минутой позже взревели двигатели, и челнок взмыл в воздух, Занна едва обратила на это внимание. Ее обуревали противоречивые чувства. Где-то на поверхности сознания звучал безмолвный крик, твердящий о том, что она не может сидеть сложа руки - нужно что-то сделать, и быстро! Нельзя позволить им отвезти ее на флот. Там слишком много народу. Слишком много джедаев. Кто-нибудь из них непременно раскроет ее и начнет задавать вопросы. Они выяснят правду о Дарте Бейне, и все, что он обещал - все знания и сила темной стороны - будет потеряно.

В глубине души она желала полететь на флот. Бейн предупреждал, что учеба под его началом будет долгим и непростым испытанием. Она устала бороться. Да и Бейн ее бросил. А Бордон предложил ей жить в его доме; предложил стать частью его семьи. Что плохого в том, чтобы просто принять предложение? Бейн сказал, что она - наследник древних ситов, но этого ли она хочет на самом деле?

Так и не найдя ответа, Занна услышала шум и подняла голову. Венд, младший сын Бордона, спускался из кокпита. Видимо, решил поговорить. На вид мальчику было тринадцать - всего на пару лет старше ее.

- Папа говорит, что у тебя нет семьи, - сказал он вместо приветствия.

Занна не знала что ответить, и просто кивнула.

- Они на войне погибли? - спросил Венд. - Ситы убили?

Девочка пожала плечами, не желая вдаваться в подробности, которые могли выдать ее с головой.

- Моя мать была солдатом, - сказал Венд. - Очень храбрая. Она пошла воевать с ситами, когда те прилетели на Руусан.

- Что с ней стало? - Занна задала вопрос лишь потому, что его ждали, и было бы странно не спросить. Не хотелось привлекать ненужное внимание к собственной персоне.

- Она погибла в Четвертой битве при Руусане. Ситы убили. Папа говорит...

- Венд! - донесся из кокпита голос Бордона. - А ну живо наверх. Дай Рейн немного тишины и покоя.

Мальчик робко улыбнулся, развернулся и вновь оставил Занну наедине с ее мыслями. Во многом благодаря его словам, она приняла решение.

Бордон предложил взять ее к себе. Предложил стать частью семьи. Он соблазнял ее простой, но счастливой жизнью. Но его слова - пустые обещания. Покой - это ложь.

Какой прок от семьи и друзей, если у тебя не хватит сил, чтобы их защитить? Бордон потерял жену, а Тэлло и Венд - мать. Когда явились ситы, они оказались беспомощны и не сумели сберечь любимого человека.

Занна знала, каково быть беспомощной. Она знала, каково обладать чем-то, что ценишь больше всего на свете, и потерять это. И она поклялась никогда больше не допускать подобного.

Бордон и его семья - жертвы. Рабы, скованные цепями собственной слабости. Занна не желала и дальше быть жертвой. Бейн обещал обучить ее секретам темной стороны. Он покажет ей, как раскрыть внутреннюю силу и освободить себя от мирских оков.

Через власть я познаю победу. Через победу мои оковы рвутся!

Осознание того, кто она - принятие своей судьбы - побудило Занну к действию. Она попробовала призвать на помощь Силу, но, измотанная недавним походом, не сумела собраться. Не теряя надежды, Занна принялась обшарив


Содержание:
 0  вы читаете: Star Wars: Дарт Бэйн - Правило двух : Дрю Карпишин    



 




sitemap