Фантастика : Космическая фантастика : 26 : Кен Като

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  107  108  109  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  186  192  198  204  205  206

вы читаете книгу




26

Ты просто неуклюжий идиот, не сомневайся, Барб Истман, сердито выругал он себя, убирая фляжку с глаз Аркали. Ты никогда не можешь нормально думать в присутствии женщин и именно поэтому они считают тебя неотесанным и грубым. А неотесан ты потому, что не знаешь как правильно себя вести.

Впрочем это и неудивительно, учитывая откуда я родом, и что за воспитание я получил. Но до сих пор я никогда не позволял себе считать это оправданием, так что не стоит начинать теперь!

До сих пор он навещал ее каждое утро, но она почти не говорила с ним. Сегодня он принес с собой серебряную фляжку с пятизвездочным европанским бренди для нее, думая что это поможет ей хоть немного расслабиться, но запах спиртного лишь вызвал у нее ужасные воспоминания о той страшной ночи и она снова едва не разрыдалась.

— Нет, прошу вас, не плачьте. Я принес его только для того, чтобы вы могли хоть немного успокоиться. Правда.

Он неловко протянул ей носовой платок.

— Прошу вас, мистер Истам, оставьте меня.

— Послушайте, ну согласитесь, что за радость сидеть одной? — мягко как мог сказал он. Он думал, что понимает причины ее меланхолии.

— Я бы предпочла чтобы вы ушли.

— Не говорите так, миз Хавкен. Ваш отец разрешил мне навещать вас, в надежде, что я смогу вас хоть немного утешить. Может не стоит его разочаровывать, а?

Она уронила его платок на колени.

— Может быть выпьем вместе зеленого чая?

— Он просто омерзителен.

— А вы попробуйте.

— Я слышала, что от зеленого чая у людей начинается рак желудка. Я его просто ненавижу.

— Не стоит вам так говорить, миз Хавкен. Может все-таки попробуем?

Она отрицательно покачала головой. По ее медного цвета кудрявым волосам побежала легкая рябь. Она была очень красива, но лицо ее сейчас было бледным и несчастным, а глаза устремленные куда-то вдаль казалось ничего не видели.

Может быть я надоедаю ей, подумал он. Ведь кроме всего прочего я застал ее обнаженной и совершенно беспомощной в крайне унизительном положении, но уж она могла бы по крайней мере выразить мне хоть какую-то благодарность за то что я предотвратил куда худший исход.

Тут его пронзила неожиданная мысль, от которой он едва не впал в панику. Может быть она знает кто я такой? Нет. Не может быть. А что если да? Что если она догадалась, что я всего-навсего… НЕ ДУМАЙ ОБ ЭТОМ, СЛЫШИШЬ! Но ведь если бы не я…

— Я хочу умереть.

Он уставился на нее не веря тому что она могла произнести эти тихие но оглушительные слова.

— Что вы сказали? — глупо улыбаясь переспросил он.

— Я сказала, что хочу умереть. Теперь, когда Хайден мертв, у меня больше нет никаких причин…

— О, нет, миз Хавкен! Разве можно говорить такие ужасные вещи! Выбросьте это из головы. Прошу вас.

Лицо ее вдруг сморщилось и она содрогаясь всем телом разразилась рыданиями. Он пришел в ужас, растерялся и наконец обняв ее за плечи прижал к себе и принялся ласково гладить по спине. Она казалась ему призраком, хрупким и бесплотным. Ее беззащитность вдруг пробудила в нем яростное инстинктивное желание оберегать ее, наделить ее хоть какой-то частицей своего здорового духа и он понял, что ради этого ему придется нарушить данное Эллису Стрейкеру слово. Он должен рассказать ей про Хайдена.


Черт бы их побрал, подумал он, когда в памяти у него всплыло его мучительное прошлое. Здорово они надо мной потрудились. И впрямь здорово. Видит пси, я надеюсь, что когда меня отлили, форму уничтожили. НЕ СМЕЙ ОБ ЭТОМ ДУМАТЬ!

Он заставил себя вернуться в свой прежний человеческий образ. Ведь сегодня мой чертов двадцать первый день рождения, день в который человек в Американо становится взрослым! Просто смешно. Взгляни на эту женщину: будь я проклят, но даже в первый раз когда мы с ней остались наедине, единственное о чем она говорит, так это о том, что хочет покончить с собой из-за Хайдена Стрейкера. Нет, я должен сказать ей, что он жив. Должен и все. Настоящий человек поступил бы именно так.

Но ведь если ты ей это скажешь, раздался внутренний дьявольский голос, она никогда больше на тебя и не взглянет. К тому же ты не можешь нарушить обещание, данное Эллису Стрейкеру. Настоящие люди так не поступают.

Он сглотнул. Но когда я смотрю на нее и чувствую как это рыдания сотрясают ее тело и знаю, что она сломалась и утратила волю к жизни я понимаю, что должен ей все рассказать.

— Аркали, — сказал он, отодвигая ее от себя на длину вытянутой руки и вынуждая ее посмотреть на себя. — Я пришел, чтобы сказать вам что-то необыкновенно хорошее. Настолько хорошее, что я даже не знаю с чего начать и мне видно придется для храбрости сделать добрый глоток пятизвездочного.

Он отхлебнул из фляжки и рассказал ей как привел к Эллису здешнего крестьянина, который сообщил, что гайдзин благополучно приземлился и сейчас находится где-то во владениях даймё к югу от Каноя-Сити.

По мере того как он говорил, ее глаза начали бегать по его лицу, пытаясь определить правду ли он говорит, потом она взяла из его руки фляжку и начала пить из нее до тех пор пока не закашлялась от обжигающего бренди.

Истман смотрел на нее с удивлением. Она мгновенно вышла из своей болезненной апатии и впала в какую-то лихорадочную бессмысленную активность, почти панику. Она забегала по комнате, запустив пальцы в волосы, задавая вопросы, на которые не было ответов и приходя к совершенно диким выводам.

— Где он? — спросила она.

— Не знаю. Все что нам известно, так это что его видели где-то южнее Каноя-Сити.

— Значит мы должны узнать поточнее. Мы должны попытаться найти его!

— Аркали, по заключенной с каньцами договоренности мы не можем покидать пределов города, не говоря уже об Анклаве. К тому же это всего лишь слух.

— Нет, это правда. Я знаю, что это правда! — Она вдруг обняла его и крепко поцеловала прямо в губы. — О, мистер Истман… то есть лейтенант Истман, ведь вы теперь лейтенант, не правда ли? Вы даже не представляете, что вы для меня сделали. Спасибо. Огромное вам спасибо. Я должна найти Хайдена.

— Нет. Это невозможно! — Но не успел он ее остановить, как она вихрем вылетела из комнаты. Он остался, растерянно глядя на фляжку в руке и качая головой, понимая, что выдал секрет Эллиса Стрейкера даром.

Она выбежала на Плаза и побежала через нее провожаемая взглядами сотен каньских солдат под палящими лучами солнца, делавшими жару под продырявленным куполом просто невыносимой. Сначала солдаты смотрели на нее — это были далеко не оборванные калифорнийцы в кожаных куртках как в ту ужасную ночь, а прекрасно обмундированные китайцы, построенные в идеальные шеренги. Когда к ним обратился с носилок в виде дракона офицер, они тут же снова уставились на него и замерли по стойке смирно. Эти солдаты были прекрасно вышколены и обучены, аккуратны и почти идентичны — как роботы — поэтому она не ощущала с их стороны угрозы для себя. Они решительно отличались от грязных негодяев, которые при первых же признаках надвигающейся войны напились и ворвались в бункер…

Она побежала по главной улице. Сердце ее готово было вырваться из груди, а тесное платье не давало дышать. А что если я ему больше не нужна, думала она. Что если Хайден решит, что я теперь грязна и больше не подхожу ему? При этой мысли она побежала к зданию Хавкена еще быстрее.

Нет, мы обязательно поженимся! Он увезет меня отсюда. Он обещал. Он обещал! Где же отец? Он должен быть где-то в городе. Нужно ему все рассказать.

— Папа!

Местные жители-японцы начали мало-помалу возвращаться в город. После обстрелов и опасностей войны, они возвращались как ни в чем не бывало. Как будто совершенно не имело значения кто владеет городом. И каньцы не препятствовали им в этом, возможно с тем, чтобы поскорее начать работы по очистке и восстановлению города.

Она вбежала в пострадавшее от лучей и изрядно обгоревшее здание, пересекла отделанный черным и белым мрамором холл и бросилась к огромной подъемной площадке, которая доставляла служащих на верхние этажи. Лифт все еще работал и она сразу же без проблем поднялась наверх. Большой коридор казался немного странным из-за отсутствия людей. Ее шаги разносились по нему эхом. Пол был засыпан мусором, обвалившейся облицовкой потолков и стен, который освещали солнечные лучи, пробивающиеся сквозь ставшие навсегда прозрачными окна. И тут она налетела на Эллиса Стрейкера.

— Что случилось, милая? — спросил он, схватив ее за руку.

— Мистер Стрейкер! А отец здесь?

— Ты торопишься, когда спешить как будто некуда.

— Я ищу отца. Хочу рассказать ему про Хайдена. Барб Истман сказал…

— Ах вот как? Значит, все-таки сказал?

Его неожиданная резкость заставила ее усомниться в себе.

— Скажите, мистер Стрейкер, так это действительно правда? Пожалуйста!

— Пока это только слух.

— Мы должны найти его.

— Подожди-ка, девочка. — Стрейкер сильнее сжал ее руку. Она замерла. — Расскажи мне, что именно он тебе рассказал.

Она сбивчиво пересказала ему услышанное.

— Так вот, послушай. Никуда ты отправиться не сможешь. Город контролируют каньцы и часовые если поймают тебя возле укреплений прожгут в тебе несколько аккуратных дырочек.

— Но…

— Никаких но быть не может.

Ее вдруг охватила неожиданная ярость и она вырвала руку.

— Пустите меня. Где мой отец? Вы же отказались от Хайдена. Да, вы настоящий дьявол. Вы просто не хотите помочь ему. Или помогите мне его найти. Что, скажете не так? Где мой отец?

От ее крика у него зазвенело в ушах. Он схватил ее за подбородок и она замолчала.

— Прости, малышка, но тебе лучше помолчать, а то я не могу сосредоточиться. Ну…

— Где отец? — сердито прошептала она, впившись ногтями в его руку. Он отпустил ее.

— Здесь твоего отца нет. Он сейчас на встрече с теми членами Совета, которых удалось разыскать.. Они там пытаются составить какую-то глупую петицию к Гу Цуну, чтобы он распорядился вывезти весь американский персонал, как метракоровский, так и сотрудников независимых компаний на Сеул.

Она вытаращила глаза.

— На Сеул? А как же Хайден? Что с ним случилось?

Она снова почти кричала и он потянулся, чтобы успокоить ее.

— Ну-ка… Послушай меня! Я скажу тебе где Хайден скорее всего приземлился и куда он скорее всего стремится попасть, но только в том случае, если ты пообещаешь не рассказывать об этом ни единой живой душе и не будешь вмешиваться.

— А почему я должна это обещать?

— Потому что если каньцы узнают где он и что собирается сделать, он считай мертв. А тебе ведь не хочется, чтобы его убили, верно?

Она недоуменно заморгала.

— Почему вы так думаете?

Он постарался изобразить на лице терпение.

— Ну потому, что в силах Хайдена привести в Анклав армию Ямато, которая вынудит каньцев убраться отсюда, а это им совсем не по вкусу.

— Я вам не девочка, мистер Стрейкер! Где он!

— Ладно, ладно. Так даешь слово?

— Даю. Рассказывайте.

Эллис уже мысленно взвесил и отверг возможность сказать ей правду. Он был рассержен предательством Истмана, но винил в этом в основном самого себя, поскольку доверился явно по уши влюбленному человеку. Ничего удивительного, стоит на нее посмотреть, есть в ней что-то несмотря на неуравновешенность и Истман знает, что она обязана ему жизнью.

Да, он втюрился, переполнен гормонами, а в таком плачевном состоянии человек расскажет что угодно, сделает что угодно и отдаст что угодно — что мне то уж следовало бы знать по собственному опыту двадцатилетней давности, когда я был поражен таким же безумием. Но может быть у него еще есть шанс оправиться, поскольку она испытывает точно такие же чувства по отношению к Хайдену…

Он сказал:

— Судя по метеорологическим данным, шаттл приземлился где-то в двухстах пятидесяти милях к югу отсюда. То есть в собственном хане Хидеки Синго.

— Значит он пытается пробраться сюда? Вы это хотите сказать?

— Нет. Скорее всего он заметил обстрел еще миль за сто от города. А мог узнать об этом и раньше, если повстречал беженцев. — Он помолчал, зная что не может доверить ей правду, и гладко продолжал: — Нет. Я склоняюсь к мысли, что он переждал ненастье и снова взлетел. Ведь вокруг планеты обращается метракоровская орбитальная станция. Форт-Бейкер хорошо вооружен, это действительно крепкий орешек, небольшой, но такой же крепкий как и любая другая космическая крепость. Ее повесили на случай если правительство Ямато вдруг нарушит свои обязательства — этакое космическое укрытие, где можно переждать время кризиса, куда в случае надобности можно переправить документацию и эвакуировать людей. Вооружение не очень мощное. Законсервированное. Экипаж частично в заморозке, частично на вахте. Одна большая красная рукоять. Один большой двигатель, который может забросить крепость в Тет-Два-Девять и дальше в случае необходимости.

— А у них там есть астрогаторы?

— Нет. Никаких астрогаторов, только компьютеры, а там уж как получится.

Она явно была поражена.

— Значит в случае чего им придется лететь через нексус без человека-астрогатора?

— Угу.

— Но ведь это чистое самоубийство.

— Если индекс в порядке, то возможно шансов двадцать за успех.

— И кто же дернет большую красную рукоять при таких ничтожных шансах?

— Я же сказал — в случае крайней нужды.

— И вы думаете Хайден попробует попасть туда?

— Почему бы и нет? Каньцы — то есть китайцы — вряд ли будут пытаться захватить крепость до тех пор пока не убедятся что прочно обосновались в Каное. Да, он точно полетел на Форт-Бейкер. Сто процентов.

— Вы должны помочь мне добраться до него.

Он недоверчиво уставился на нее, а потом расхохотался.

— Нет, милая. Это просто невозможно. Лучше всего, если ты успокоишься и будешь терпеливо ждать. Делай все как велит отец.

На лице ее появилось решимость. Внезапно она стала очень серьезной и Стрейкер сразу заметил в ней материнские черты.

— Я уже ждала терпеливо и делала как мне было сказано. Но если вы мне не поможете, — сказала она очень медленно, — я больше никогда не увижу Хайдена. Но я его обязательно увижу, и значит вы, мистер Стрейкер мне все-таки поможете.

Он удивленно приподнял бровь.

— Вот как?

— У вас нет денег, — сказала она. — Мне это известно. И мне точно известно, что вы влезли в большие долги. Отец мне все рассказал. Но я знаю где можно взять целое состояние в ауриуме. Там его пятнадцать траншей.

Стрейкер почувствовал как все его планы рушатся. Это были те самые пятнадцать траншей, которые он оставил Хавкену, тот ауриум, который как клялся и божился Хавкен попал в руки китайцам когда они пробрались в Каноя-Сити накануне обстрела.

— Твой отец рассказал мне, что с ним произошло, — осторожно сказал он.

— Да, рассказал. Но он солгал.

— А мне кажется это ты сейчас лжешь.

— Нет. Он перепрятал его. И мне известно куда. Я видела его. — Она вскинула голову. — И теперь вы поможете мне. Что, скажете нет?

Он сложил руки на груди и задумчиво поцыкал зубом, страшно жалея, что у него нет сигары. Ему страшно хотелось отделаться от девчонки, но следовало узнать где ауриум, а в душе его кипел праведный гнев на Хавкена, который сознательно подставил его.

— Ладно, миз Хавкен, — наконец сказал он. — Если вы и впрямь настроены так решительно, я конечно помогу вам чем смогу. Но только ни слова об этом никому, слышите? Особенности отцу.

— Договорились, мистер Стрейкер. — Она взглянула на него в упор и добавила. — Я имею в виду что в моем лице вы можете рассчитывать на полную конфиденциальность — хотя судя по всему вы не очень хорошо разбираетесь в людях в этом смысле.



Содержание:
 0  Звездные самураи : Кен Като  1  ЧАСТЬ I НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА : Кен Като
 6  1 : Кен Като  12  7 : Кен Като
 18  11 : Кен Като  24  17 : Кен Като
 30  23 : Кен Като  36  29 : Кен Като
 42  ОСВОЕННЫЙ КОСМОС : Кен Като  48  3 : Кен Като
 54  9 : Кен Като  60  4 : Кен Като
 66  10 : Кен Като  72  15 : Кен Като
 78  21 : Кен Като  84  27 : Кен Като
 90  33 : Кен Като  96  14 : Кен Като
 102  20 : Кен Като  107  25 : Кен Като
 108  вы читаете: 26 : Кен Като  109  27 : Кен Като
 114  32 : Кен Като  120  КНИГА 1 : Кен Като
 126  7 : Кен Като  132  13 : Кен Като
 138  17 : Кен Като  144  23 : Кен Като
 150  2 : Кен Като  156  5 : Кен Като
 162  11 : Кен Като  168  5 : Кен Като
 174  11 : Кен Като  180  16 : Кен Като
 186  22 : Кен Като  192  продолжение 192
 198  19 : Кен Като  204  25 : Кен Като
 205  26 : Кен Като  206  27 : Кен Като



 




sitemap