Фантастика : Космическая фантастика : 32 : Кен Като

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  113  114  115  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  186  192  198  204  205  206

вы читаете книгу




32

Ее предупреждали, что это будет одним из самых сложных заданий в ее карьере Ей придется нарушать все правила которые она твердо усвоила за то долгое время, что училась быть гейшей. Уже с семи лет когда она была еще сикоми-ко до подросткового возраста, когда она начала помогать разливать саке другим гейшам, во время своего дебюта и церемонии дефлорации и с каждым клиентом, которые у нее были с тех пор, всегда имела место продолжительная прелюдия целью которой было заставить мужчину чувствовать себя мужчиной настолько, насколько это возможно. Наслаждение, получаемое самураями, учили ее, было на три части духовным, на семь частей умственным и на две части физическим. Ее учили понимать, что сам секс был только последним актом любовной связи, иногда и вообще не достигаемым и что самое острое удовольствие доставляет предвкушение. И так оно всегда и было. Но на этот раз ей было велено забыть обо всем этом.

— Он любит делать это вот так, — объясняла госпожа Исако, подробно описывая каким образом ее сын предпочитает получать удовольствие. Затем она спросила: — Вы хорошо меня поняли, Миобу-сан?

— Абсолютно, госпожа. Но прошу вас, поймите, что и цена должна быть особой.

В глазах госпожи Исако появился стальной блеск.

— Я слышала, что шесть лет назад вы родили ублюдка-сына. Приблизительно в то время, когда по вашим словам вы улетали на полгода на Сендай.

— У вас необыкновенно информированные источники, госпожа.

Исако-сан молчаливо согласилась с этим утверждением.

— Говорят еще и что отец мальчика был довольно важной персоной — человеком из довольно чистокровной семьи — но что отец не захотел или не смог должным образом обеспечить его. Думаю вы согласитесь с тем, что поскольку ваш сын потомок самураев, для него будет просто трагедией так и не получить собственного имения?

— Если только такое было бы возможно, госпожа.

— Это не невозможно. Интересно, можете ли вы представить какой-либо из миров в этом квадранте, который вы сочли бы подходящим для своего сына? Конечно же, ничего слишком обременительного, вы понимаете, в противном случае вся идея может оказаться неосуществимой. Прошу вас, как следует обдумайте это предложение, а я тем временем буду ждать вашего ответа.

Поэтому сейчас внешне Миобу была податливым страстным сосудом желания. Каждая ее конечность действовала под определенным углом, чтобы как можно сильнее возбудить Синго-сана, каждый вздох, каждое движение тела должны были загипнотизировать и полностью захватить его. Но в душе она буквально танцевала от радости.

Все ее движения были хорошо заученными — у нее был врожденный талант отточенный и доведенный до чувственного совершенства долгими годами учебы и практики под руководством одной великой наставницы и множества отдельных клиентов. Она знала, что может исполнять эту роль совершенно, была полностью уверена, что ее лицо и тело находятся под полным контролем и самое главное, что ее тайные мысли абсолютно недоступны человеку, лежащему на ней.

Она чувствовала как он приближается к ней, кладет на нее руки и ее интуитивная реакция была именно той, в которой он больше всего нуждался. Она почувствовала на себе тяжесть его бычьего тела, мысленно измерила степень его желания, раздвинула пальцами губы и направила его. Он был полностью захвачен ее страстью. Голова ее моталась из стороны в сторону а дыхание было прерывистым. Она ахнула, на сей раз совершенно ненамеренно. К ее ужасу его плоть все еще хранила в себе холод бассейна, волосы слиплись и его прикосновение походило на прикосновение мертвеца, утопленника, но в бедрах его и в бицепсах по-прежнему сохранялась сила воина, прижимавшая ее к подушкам. Это пройдет, подумала она. Девушки разотрут его спину и ягодицы и массажем вотрут жизнь обратно в него. Она подала им незаметный знак и они начали растирать его как раз в тот момент когда он выгнувшись дугой занимал наиболее удобное положение. Затем она еще шире раздвинула ноги, чтобы впустить его и он вошел, глубоко ворча с каждым очередным движением мускулистой спины.

Ее крики по мере того как она подстраивалась под ритм его движений, становились все выше и пронзительней. Двигаясь внутри нее он рычал, но тут, как это ни невероятно, сила его инкея вдруг стала убывать. Она удвоила темп движений, подключив к ним свои внутренние ощущения, применяя все известные ей трюки, делая себя еще более влажной усилием воли, как в свое время научила ее гейша-генро.

Так вот оно что…

Она предчувствовала это. Она начала подозревать это еще когда госпожа Исако говорила с ней. О его необычных пристрастиях. Старая сука так и выразилась. Какие еще пристрастия, подумала она тогда, зная, что в чем бы они не заключались, она все равно вполне могла удовлетворить их. Людей с особыми пристрастиями обычно удовлетворить было легче всего, и благодарность их всегда была самой щедрой. Он кажется неистовым, но неистовость его какая-то странная. Своего рода отчаяние. Чего он ищет? Как трудно понять мужчин, даже после стольких лет общения с ними. Они совершенно отличаются от женщин.

Она инстинктивно поняла, что должна полностью сконцентрироваться на самых сокровенных мышцах своего тела. В глубине ее оманко он снова начал твердеть, теперь его плоть горела, его безволосая грудь стала скользкой от пота, скользя взад и вперед по ее возбужденным соскам. Она внутренне улыбнулась, про себя благодаря мать за то, что та отправила ее учиться именно этой благословеннейшей из профессий.

— Но мама, я не думаю, что мне когда-нибудь удастся понять мужчин, — сказала она через год после церемонии дефлорации, приехав к матери в гости.

— А ты понимаешь лошадей? — вкрадчиво спросила мать.

— Нет?

— Так в чем же проблема? Седлай. И зарабатывай себе на жизнь.

Так оно и было. Если смотреть на дело под таким углом, то ничего сложного не было. Мужчин было очень просто седлать, а потом управлять ими — гораздо легче чем лошадей и притом куда более выгодно. Какая еще профессия позволила бы ей войти в такой близкий контакт с таким множеством богатых и могущественных людей? Какая еще профессия научила бы ее развить свой собственный ум и позволила бы ему вращаться на самых высоких орбитах амбиций, причем со всеми шансами за то, что эти амбиции достижимы? Если только она сумеет правильно сыграть.

Очень жаль, что ей пришлось покинуть Эдо. Против нее обратилось все окружение сёгуна. Его жены и жены других вельмож не спускали с нее пристальных взоров, затем пошли скандалы и они решили избавиться от нее.

Потому-то она и оказалась здесь — до того, как они успели предпринять что-либо конкретное. А Осуми показалась ей вполне приемлемой временной альтернативой и госпожа Исако убедила ее, что здесь заваривается нечто большое. Важные события…

Он продолжал трудиться чтобы получить удовольствие, доходя до самых ее глубин, но дыхание его было хриплым, а сердце бешено стучало. Чего же он ищет?

Как бы стремясь поймать что-то ускользающее, он снова яростно задвигался и она снова отозвалась на его усилия. Ее профессиональный ум как мог старался помочь ему, собственный же ум терялся в догадках. Зачем она здесь? Какие возможности открываются для нее с Синго-самой?

Почему мысль о Кирисиме — личном уделе Хидеки Синго-самы — так настойчиво билась у нее в мозгу? Какая польза от Кирисимы могла быть для нее или для него? Неприступная полярная крепость на планете совершенно бесплодной из-за близости трех вечно сходящих с ума нексусов. Система была крупной транспортной развязкой и жизненно важным звеном по крайней мере шести нексус-цепей Кюсю, но ее никак нельзя было назвать миром роскоши и покоя — возможно она и стоила чего-то в качестве последнего прибежища, места, где можно укрыться в случае войны, но уж никак не столичным миром, где можно было бы править утопая в роскоши.

Неужели это действительно то, чего я хочу? спросила она себя. Сейчас Кирисима находится на окраине Кюсю. Но в грядущих столетиях, когда в результате дальнейшей экспансии этот мир окажется в самом центре квадранта, он станет крупнейшим транспортным центром. В настоящее время Кирисима находится на задворках политической жизни, и представляет собой место выделенное префектом своему второму сыну как кусок, который должен был ограничить его амбиции, но она может стать вполне достойной платой за мои услуги если Синго-сама когда-нибудь добьется успеха и станет даймё чего-нибудь.

Да, подумала она. Таков и будет мой ответ госпоже Исако. Кирисима. На вечные времена. Для моего внебрачного сына, настоящее имя которого никто никогда не узнает — даже он сам.

Синго снова начал слабеть.

Да, его луна похоже начинает идти на убыль еще до полнолуния. Похоже, у него ничего не выйдет! Ее вдруг охватила тревога. В чем же дело? Уж конечно же не во мне. Она засомневалась. Только бы это была не я. Еще рано. У меня впереди еще долгие годы. Сейчас я на вершине карьеры. Да, должно быть это он. Только он…

Та часть ее мозга, которая никогда не переставала думать, отогнала страхи. Сейчас она была полностью поглощена обдумыванием возможностей имеющихся в Мияконодзё одновременно поощряя его продолжать и изображая экстаз.

— О, о, о, о… — стонала она, пытаясь добиться того, чтобы он пролил в нее свое семя, впиваясь ему в спину ногтями, напрягая внутренние мышцы что усилить испытываемое им при каждом очередном движении удовольствие.

Он снова вонзился в нее и тяжело опустился на ее умащенное благовонными маслами тело. Она закусила губу как будто отдаваясь на волю захлестывающих ее волн удовольствия, приносящих ей полное забвение. Он еще раз вошел в нее — в последний раз — совершенно выбившись из сил и уже совершенно мокрый от пота и вдруг вытащил свой инкей — теперь совершенно вялый — хотя так и не разрядился в нее.

Миобу лежала под ним вздрагивая, тяжело хватая ртом воздух, изо всех сил восхваляя его мужскую силу, восхищаясь размером его органа и его несравненной способностью удовлетворить женщину. Служанки с ужасом уставились на свою госпожу. Но под этой маской своего безупречного профессионализма, Миобу продолжала удивляться ему. Ее беспокоило то, что в первые в жизни она не смогла довести мужчину — любого мужчину — до Момента Небытия.

Может быть именно поэтому так велики его амбиции, с раздражением думала она, но затем в голову ей пришла другая, более практичная мысль: я должна посоветоваться со своей аптекаршей — ее волшебные снадобья могут излечить любой недуг. Она пропишет порошок голубого лотоса смешанный с медом или возможно уксус, в котором было сварено яйцо барана или козла. Стоит ему только выпить это и потенция обязательно вернется. Это поможет избавить его от этой ярости и тогда он полностью окажется во власти моих чар.

Он сел как очень занятой деловой человек не глядя на нее и так ничего ей не сказав, но она видела, что все мышцы его конечностей, спины и шеи находятся в страшном напряжении. Он оделся, отказавшись от помощи служанок, быстро обмотался оби и все это время она томно пожирала его глазами как женщина настолько измотанная любовным пылом мужчины, что у нее даже не осталось сил улыбаться или сдвинуть ноги.

Может это и к лучшему, подумала она когда Синго-сан удалился. Лучше чем если бы я как бык рванулась с места в карьер. Ведь никто ничего не знает кроме него и меня, а поскольку на карту поставлена моя репутация, равно как и его мужское достоинство, я естественно не собираюсь подвергать опасности свои планы давая ему понять, что я знаю о его неудаче. Пусть это станет мостом соединяющим нас и рычагом, которым я всегда смогу воспользоваться при необходимости.

Музыка смолкла и она принялась приводить в порядок грим и прическу. Ей хотелось вымыться, но с этим придется подождать. Холодная вода в бассейне была просто отвратительна. Такой ни в коем случае нельзя мыть нежную кожу. Тем не менее обещанная ей плата была неплохой компенсацией за все это, к тому же, как сказала госпожа Исако, возможны разные варианты.

Итак, что же такое с Хидеки Синго-самой — мужчиной с Вялым Корнем? задумалась она. Вот как важно знать историю и не забывать уроков прошлого.

Часть ее сознания отвечающая за политические расчеты уже снова начинала брать контроль над ситуацией, давая ей надежду.

Несколько лет назад, когда в Мияконодзё правил клан Тёсо, Кирисимой владел другой второй сын. Когда Тёсо Ясумото умер и префекство перешло к его сыну Тёсо Ёсинобу, его брат отказался платить дань и Ёсинобу послал своего зятя Сибата Юнкея чтобы тот собрал все причитающиеся налоги. Юнкей низложил сына и сам стал даймё Кирисимы, но потом когда в Нейтральной Зоне начали появляться американцы и корейцы впереди замаячили новые возможности. Пиратские корабли Свободной Кореи в первых же стычках покончили с Ёсинобу и осадили систему Кирисимы, удерживаемую Сибата Юнкеем.

Строенный нексус был жизненно важен из-за того, что он был одним из немногих непосредственно связанных с нексусами в Зоне и как горный проход находящийся в руках неприятеля в случае падения позволил бы вражеским кораблям проникать прямо во внутренние цепи.

Через три месяца корейцы были вынуждены убраться, но их заложником оказался никто иной как сам Сибата Юнкей собственной персоной, и они доставили его в свою крепость Ульсан где, насколько было известно он и оставался по сию пору.

Так что же получится, если Синго-сан вскоре покончит со своим отцом и братьями? спросила она себя. Ему все равно еще придется убеждать сёгуна поддержать его заявку на власть, а это может оказаться делом нелегким. Возможных препятствий тут два. Из членов прежнего клана Тёсо начавшегося с Ёсинобу, Ёосисабуро пал от руки своего зятя, Неной Кая. Пятилетний сын Ёсисабуро был очень кстати убран еще много лет назад Хидеки Рюдзи — во всяком случае так утверждает госпожа Исако. Но ведь все еще остается сам Неной Кай, на которого Рюдзи-сама возложил вину за гибель ребенка, тем самым дискредитировав его. Со стороны Рюдзи-самы было очень умным ходом обвинить в убийстве Кай-сана, но сам факт, что он до сих пор жив и находится непосредственно за границей квадранта в Хонсю Хидеки Синго следует иметь в виду.

Самой серьезной угрозой Синго-сану является второй зять Тёсо Ёсинобу — Сибата Юнкей, подумала она. Мои служанки выяснили, что он до сих пор томится на корейской тюремной планете — ужасной луне газового гиганта с очень низкой гравитацией в системе Ульсана. В этом смысле Рюдзи-сама дал маху. Госпожа Исако говорит, что когда корейцы захватили Юнкей-сана они поначалу пытались получить за него выкуп. Затем они поняли, что за никому не нужного претендента они ничего не получат — с чего это Рюдзи сама будет платить за освобождение человека, который сам собирался стать префектом в Мияконодзё? Возможно для того, чтобы убить его, но ведь Сибата Юнкей сидящий в застенке на темной луне в Ульсане все равно что мертв, не так ли?

Из слов госпожи Исако следует, что Рюдзи-сама всегда был очень склонен к игре в выжидание. Он много раз одерживал политические победы просто ничего не предпринимая, поскольку своим ничегонеделанием он обрекал человека на настоящую пытку. Каждый год проведенный Сибата Юнкеем в плену еще больше отдаляет его от возврата к власти, а на холодном спутнике с притяжением всего лишь в одну десятую стандартного его мышцы и кровообращение за долгие годы изменятся так, что он вообще окажется не в состоянии его покинуть. Первый же корабль с компенсаторами в одно «же» на борту которого он окажется просто убьет его.

Когда стало ясно, что выкупа не дождаться, корейский генерал Че Вон Рох поступил наоборот. Он больше уже не говорил:«Заплатите мне столько-то или я никогда не выпущу Сибата Юнкея», а говорил совсем другое:» Заплатите мне столько-то, а не то я завтра же отпущу Сибата Юнкея».

Рано или поздно, Синго-сама, с твоей стороны будет мудро если ты все же выкупишь Сибата Юнкея, мысленно обратилась к нему Миобу. Да, а потом убьешь его, или мои и твои и госпожи Исако планы никогда не сработают.

Она перекатилась и приникла глазом к экрану-сёдзи. Хидеки Синго шагал по посыпанной гравием дорожке формального парка. Он направлялся в свои покои и она видела, что его буквально трясет от несфокусированной ярости. Садовники и старухи, которые как всегда толпились у ступенек в ожидании каких-нибудь новых сплетен низко поклонились ему и он исчез вместе со своей яростью, чтобы отправиться на поиски своей единственной жены.



Содержание:
 0  Звездные самураи : Кен Като  1  ЧАСТЬ I НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА : Кен Като
 6  1 : Кен Като  12  7 : Кен Като
 18  11 : Кен Като  24  17 : Кен Като
 30  23 : Кен Като  36  29 : Кен Като
 42  ОСВОЕННЫЙ КОСМОС : Кен Като  48  3 : Кен Като
 54  9 : Кен Като  60  4 : Кен Като
 66  10 : Кен Като  72  15 : Кен Като
 78  21 : Кен Като  84  27 : Кен Като
 90  33 : Кен Като  96  14 : Кен Като
 102  20 : Кен Като  108  26 : Кен Като
 113  31 : Кен Като  114  вы читаете: 32 : Кен Като
 115  33 : Кен Като  120  КНИГА 1 : Кен Като
 126  7 : Кен Като  132  13 : Кен Като
 138  17 : Кен Като  144  23 : Кен Като
 150  2 : Кен Като  156  5 : Кен Като
 162  11 : Кен Като  168  5 : Кен Като
 174  11 : Кен Като  180  16 : Кен Като
 186  22 : Кен Като  192  продолжение 192
 198  19 : Кен Като  204  25 : Кен Като
 205  26 : Кен Като  206  27 : Кен Като



 




sitemap