Фантастика : Космическая фантастика : 11 : Кен Като

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  17  18  19  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  186  192  198  204  205  206

вы читаете книгу




11

Эллис Стрейкер открыл входную диафрагму здания МеТраКора и подождал, когда толпа соберется у него за спиной. Два макау-калифорнийских охранника в неряшливых куртках и с повязками на головах бросились наутек, а их шериф прикрывал отступление, держа перед собой зловещего вида десятикиловольтный излучатель.

— Двигаемся прямиком в Торговую Комиссию, и пусть нашим делом займется сама Азиза Поуп! А если та не захочет нас слушать, мы заставим Совет отстранить ее от должности!

Ответом был одобрительный рев толпы.

Клянусь пси, счастье, если мне удастся выйти сухим из воды, подумал Эллис, в душе благодаря богов, вершащих дела на этой чертовой планетке, за то, что у него в арьергарде собралась толпа человек в триста.

Те, кто последовал за ним, были в основном независимыми торговцами и их помощниками, мужчинами и женщинами, постоянно проживающими на Осуми и имеющими семьи, расквартированные в радиусе мили — двух от космопорта Канои. Некоторые из последователей, вроде братьев Соломон, разбогатели здесь, в Ямато, другие оказались менее удачливыми, но сейчас всем, как и Эллису, грозило полное разорение, и никто не питал любви ни к Контролеру, ни к МеТраКору.

Господи, Эллис, — мрачно сказал Стрейкер самому себе, — ведь все эти люди за тебя, против один только шериф… Жаль, что каньцы прекратили обстрел. Тебе потребуется все твое красноречие, чтобы Поуп и ее трусливый Совет отказались сдать Каною китайцам. Только будь осторожен, не открывай им свои карты, как в покере. Каньская пословица гласит: честность — это самая большая ценность, и тот, кто растрачивает ее по пустякам, умирает в нищете.

Толпа устремилась к зданию и ворвалась в холл, придавив шерифа к огромной входной диафрагме зала заседаний Совета МеТраКора. Шериф поднял было свое уродливое оружие, но поняв, что толпа не обращает на этот жест никакого внимания, повернулся и бросился внутрь — в поисках защиты у тех, кого призван был охранять.

Эллис стоял на пороге, разглядывая семерых сидящих по обе стороны длинного стола людей — членов Совета Анклава Осуми, на которых МеТраКор возложил все полноту власти в Квадранте Кюсю. Именно они могли принять решение либо наглухо закрыть Каноя-Сити силовыми щитами, либо сдать Анклав каньцам, и тем самым навсегда потерять его для Американо.

Эллис сразу понял, зачем они собрались. Он чувствовал запах, отлично знакомый ему по прежним временам — болезненный запах страха.

Во главе стола, в кресле с высокой спинкой восседала Контролер Азиза Поуп, и что-то писала изящным стилом. На ней было строгое черное платье и совершенно не соответствующий ему длинноволосый парик в египетском стиле. Справа от Контролера сидели ее сторонники: Эмбри Дзерник, также одетый в черное и очень похожий на черного хорька, рядом — Джей Джей Фостер с серыми впалыми от подцепленного ею во время отдыха на Яффе вируса щеками, а чуть дальше — розовощекий Фоули Бюз, держащий ароматическую палочку.

Напротив этой троицы Эллис увидел другую, которой, насколько ему было известно, контролерство Поуп нравилось меньше: Зикаиль Мередит, румяный и серьезный, страстный любитель соблюдения всяческих формальностей, но в то же время человек, глубоко презирающий Поуп и желающий ее отстранения. Рядом сидел Тунг Хай Джонсон, которого жители Осуми в шутку называли «генсюй» — Фельдмаршал — за его отрывистую резкую манеру говорить, а китайцы — Чан Чином — «Первым Коадьютором», поскольку он являлся предыдущим Контролером Канои. И он никак не мог простить Поуп, что та подсидела его.

С ним надо поосторожнее, подумал Эллис: с виду — типичный шут гороховый, однако, если потребуется, убьет кого хочешь не задумываясь. И, наконец, последним из этой троицы был самый младший из членов Совета, но в то же время обладающий самыми обширными связями юный аристократ Дерион Рейнер, который находился в Ямато всего три месяца, а за стол Совета попал лишь благодаря десяти миллионам, вложенным его отцом в МеТраКор.

Значит, раз Фостер все еще коптит небо, их по-прежнему трое на трое, подумал Эллис. А решающий голос у Поуп. Что и дает ей возможность так долго оставаться на своем посту, поскольку Совет Директоров МеТраКора очень далеко, на Либерти, совершенно не в курсе местных дрязг и не представляет, что на самом деле творится на Осуми. Более того: голову даю на отсечение, им совершенно наплевать на Осуми — до тех пор, пока Анклав продолжает приносить прибыль.

Когда Эллис появился в зале, сидящие за столом разом повернули головы и замерли, ошеломленные внезапным появлением калифорнийца-шерифа, затем Эллиса, и неожиданно донесшимся из холла шумом толпы.

Вслед за Стрейкером в зале появилось еще несколько человек. Замешательство членов Совета усиливалось. Неплохо, подумал Эллис. Сейчас, когда каньский флот находится на планете, эта шайка нервничает куда больше, чем пугливые джиггеры с Арканзаса II. Люди понимают, что ситуация критическая, и совершенно не расположены слушать бормотание заикающихся от страха мегалократов МеТраКора.

Эхо от стука распахнувшейся диафрагмы утихло. Сидящая во главе стола Поуп сунула стило в серебряную подставку и близоруко вгляделась в группу ворвавшихся в зал заседаний людей.

— Что это значит, черт побери? Не видите, у нас заседание? — Она нацепила очки с ромбовидными линзами, по цвету которых можно было судить о настроении человека, их носящего. Увидев Эллиса во главе группы, Поуп невольно привстала с кресла. Ее резкий мичиганско-мусульманский выговор был похож на скрежет.

— Во имя Пророка, благословенно будь его имя…

Эллис тут же бросился в атаку:

— Не стоит молиться за меня, Поуп! Или вы решили, что я собрался свергать вас? Впрочем, если хотите, можете назвать это переворотом, поскольку ничего лучшего вы не заслуживаете!

Сидящие за столом тут же разразились негодующими бранными, угрожающими возгласами:

— Какого!..

— Охрана, охрана!

— Нет! Клянусь Иисусом, это же Стрейкер!

— Стрейкер? Как он сюда попал?

— Отщепенец! Пират!

— Пристрелить его к чертовой матери!

— Нет, мы должны его выслушать! — Даже темный загар от лучей звезды А-типа не смог скрыть, что румяное лицо Тунг Хая потемнело от гнева. — Давайте послушаем что он скажет.

Появления в зале мускулистой, отбрасывающей на стол заседаний зловещую тень фигуры Эллиса правители ожидали меньше всего. Стрейкер решил, что с ярко-красной, напоминающей гриву род-айлендского льва катаплазмой на голове он являет собой незабываемое зрелище, и понимал, что они, скорее всего, засекли «Шанс» на орбите, в окружении каньских кораблей и решили, что корабль стала добычей каньцев, а вместе с ним пропал их последний шанс перехитрить врага. Шериф-калифорниец изо всех сил старался не пустить в зал толпу. Он включил механизм закрывания диафрагмы, тем самым наполовину перекрыв вход и не давая остальным недовольным прорваться в зал, однако брошенная кем-то металлическая мусорница заклинила ее, и теперь не менее двадцати рук отчаянно пытались снова открыть вход.

— Черт побери, Стрейкер, где амигдала? — спросил Эмбри Дзерник.

Эллис отмахнулся от Дзерника и обратился напрямик к Поуп:

— Я явился не за тем, чтобы обмениваться колкостями с вашими ручными обезьянками, а чтобы рассказать, что случилось с деньгами МеТраКора и как спасти Анклав на Осуми — спасти именно теперь, когда из-за вашей экономия на грошах стало невозможно мало-мальски эффективно оборонять планету!

Оскорбленные члены Совета снова зашумели.

— Отвечайте на вопрос! Где амигдала? — перекрывая гам, крикнула Поуп.

— Ее нет! Нету ее, видит Бог! Исчезла, как метеор! Я вас предупреждал, Поуп. Я предупреждал, чем кончится ваше пренебрежительное отношение к обороне города. Я всегда говорил, что в один прекрасный день каньцы явятся по вашу черную душу, но вы и слушать не хотели! А теперь, когда мне удалось заключить перемирие с каньцами и придти сюда…

Поуп сумела взять себя в руки и огрызнулась:

— Перемирие? Дьявол его побери, да ведь у него на голове китайский медикопласт! Пророк свидетель, он заключил с ними какую-то грязную сделку! Ясно как божий день! Он продал нас врагу за наши же собственные деньги!

— Стрейкер никогда особо жаловал каньцев! — воскликнул Тунг Хай. — Это общеизвестно.

— Денежки он любит гораздо больше, чем ненавидит каньцев!

— Будет тебе, Тунг. Нас предали и продали!

— Не верю!

За столом снова начался гомон, и толпа в холле недовольно заволновалась. Эллис презрительно отмахнулся от Контролера:

— Будет вам, Поуп, сядьте. Вы же прекрасно знаете, что амигдала была жестом отчаяния. Неужели, по-вашему, я бы добровольно расстался со своим имуществом?

— Ты пират, Стрейкер! И ты украл десять траншей у МеТраКора! Что скажешь на это?

— Вот что: вы санкционировали перевод средств, и у меня есть подписанный документ — вами подписанный и этим червяком Дзерником. — Эллис вытащил из кармана копию документа и потряс ею в воздухе. — И из этой бумажки следует, что вы отлично знали, на какой риск идете!

— Ты пират! Ты продал нас, черная твоя душонка!

Услышав такое оскорбление, Эллис потерял над собой контроль; увидев его горящие гневом глаза, советники примолкли. На фуражке Стрейкера гордо блеснули боевые награды.

— Поосторожнее, Поуп! Неужели вы не понимаете? Разработанный нами план сорвался. Ведь не я же виноват в том, что каньцы твердо решили выжить нас из Ямато. Если бы вы сделали все, как я советовал и когда я советовал, вместо того, чтоб торговаться со мной целую неделю, сейчас вам не пришлось бы переругиваться между собой, подобно своре синтетических шлюх. И я б тогда не попал в неблагоприятный нексус при индексе упавшем ниже, чем брюхо червя. И мне не пришлось бы выбрасывать белый флаг перед адмиралом Гу Цуном.

Присутствующие вновь недовольно заворчали, но Эллис ударом ладони по столу заставил их замолчать.

— Я пришел сказать вам, как следует поступить, и вы меня внимательно выслушаете! Я знаю, что Контролер сама не способна найти выход из создавшегося положения. Она готова отдать всю Осуми за жалкую горстку обещаний и шаткую гарантию возможности безопасно убраться отсюда. Да, да — можете быть уверены, так оно и есть.

Поуп взвилась в ярости:

— Сатана! Ты ограбил МеТраКор, ты оскорбляешь Совет, и у тебя еще хватает наглости указывать нам! Ну нет, Стрейкер, за свое пиратство тебя обязательно заморозят! Или, на худой конец, расстреляют. Я сегодня же вечером развею тебя на атомы, клянусь Пророком! Шериф, приказываю вам немедленно взять этого преступника под арест!

Глаза Эллиса превратились в щелочки. Он вдруг со всей определенностью понял: сейчас судьба Анклава зависит исключительно от того, что он скажет. Поэтому он взял себя в руки и обратился непосредственно к Поуп:

— Можете распылить меня, но, если у вас осталась хоть капля здравомыслия, вы сначала меня выслушаете, нравится вам это или нет. Так как, господа Советники? Будете слушать? Или, не имея представления о том, что происходит, все равно станете искать выход сами и лишитесь всего?

Тут из холла снова донеслись сердитые крики; Советники переглянулись. Все они прекрасно знали о репутации и о легендарном пси-статусе Эллиса. Через полуоткрытую диафрагму влетела астрогаторская накидка, следом — флотский кулак.

— Любой, кто осмелится ворваться в зал, будет казнен — точно так же, как наверняка будет казнен Стрейкер, — предупредил Эмбри Дзерник. — Здесь действуют законы Анклава, а не Американо. Советую не забывать.

— Слушайте, ради Бога, ну неужели мы не можем сделать исключение? — взмолился вскочивший на ноги Дерион Рейнер. Лицо его было искажено от страха — жена Рейнера со дня на день должна была родить их первенца. Сейчас она находилась среди толпящихся в холле людей, и он очень боялся, как бы у нее не случился выкидыш. — По-моему, мы обязательно позволить Стрейкеру высказаться.

— Это будет честно, клянусь Господом! — проскрипел Тунг Хай Джонсон. — Пусть говорит!

— Ну уж нет! — огрызнулась Поуп. — Здесь у нас не слушание дела. Стрейкер не является членом Совета Осуми. И тут ему делать нечего. Официально он…

— Нечего делать? — Эллис ухватился за последние слова Поуп и торжествующе повторил их толпе. — Она говорит, мол, мне нечего здесь делать! Это когда две трети всего моего треклятого имущества находится на этой планете! А что же тогда будет с вами? Неужели вы согласны вверить свою судьбу этому слабоумному куску дерьма, бабе, которую волнует только одно — как прикрыть свою задницу перед Советом Директоров? Ведь именно Поуп, а не я, готова на корню продать Осуми! Это она с радостью продаст вас каньцам! Неужели в такую трудную минуту вы положитесь на нее? Я говорю: нет! Я говорю: мы должны избавиться от нее, а потом сражаться до конца!

Из холла донеслись голоса, требующие отставки Поуп. Кто-то нараспев принялся скандировать «До конца! До конца!» С шерифа сбили фуражку-эбоси, но толпа, напуганная угрозой Дзерника, пока не решалась ворваться в зал.

— Тихо! Сохраняйте спокойствие, и Совет обсудит предложения! — крикнул Зикаиль Мередит, непереносящий любой беспорядок. Он вытащил бластер, установил его на 6, 5 и выстрелил в потолок. С потолка посыпались раскаленные куски сталекса. Выстрел отрезвил галдящую толпу. Никому в голову не приходило, что члены Совета могут явиться на заседание вооруженными.

— Тишина!

Выражение лица Эмбри Дзерника было кислым, как вино с Айовы, но Эллис знал, что там, где нужно высказаться, Дзерник всегда первый.

— Эллис Стрейкер двадцать лет только и делал, что всячески вредил МеТраКору. Конечно же, именно он сейчас пытается нас продать. Он…

— Я настаиваю, чтобы Стрейкера арестовали, — твердила Поуп. — По-моему, совершенно ясно, что он изменник.

— А я по-прежнему считаю, что нам следует его выслушать. — Потрескавшаяся кожа на щеках вскочившего Тунг Хая блестела от пота. Всю жизнь он глотал лекарства. Грубое корейское геноснадобье, принимаемое с зеленым чаем, в некоторой степени защищало организм от мощных потоков ультрафиолета, которым изобиловало излучение звезд А-типа. Мю Змееносца, горячее светило Нейтральной Зоны, сожгло бы его, не начни он буквально в утробе принимать защитное лекарство. — Контролер, разрешите ему высказаться.

— Нет. Тысячу раз — нет! Я отказываюсь!

Джонсон вытащил бластер и грохнул его на стол:

— Тогда я сдаю оружие. Если мне не позволено защищать с его помощью Анклав, он мне не нужен.

Со стороны входа, где несчастный шериф в одиночку сдерживал напирающую толпу, снова донеслись негодующие крики.

— Мы не намерены выслушивать Стрейкера, — заявил галдящим людям Дзерник, пытаясь воздействовать на них властью Поуп. — Без согласия Контролера он не имеет права говорить. Зикаиль, разве не так?

Поняв, к чему клонит Дзерник, Мередит мрачно подтвердил:

— Верно, Стрейкер, у нас заседание. И мы должны придерживаться повестки дня. В противном случае грош нам цена. Так что вам лучше удалиться и увести посторонних из холла.

Широко расставив ноги, сунув большие пальцы рук за пояс, Эллис вызывающие посмотрел на сидящих за столом: он понял, что настало время действовать.

— Вот как? А если я вам скажу, что прибыл сюда прямиком с китайского флагмана? Что вчера вечером я ужинал с Гу Цуном? Что мы с ним пришли к взаимопониманию и что прекращение огня — целиком моя заслуга?

Толпа в холле ненадолго затихла, но вскоре, заслышав топот МеТраКоровских солдат, вызванных по приказанию Контролера, опять заволновалась.

Поуп воспользовалась тем, что шерифу наконец удалось вытащить корзину, заклинившую диафрагму:

— Вот видите! Стрейкер сам сознался в своем предательстве! Шериф! Арестуйте изменника!

Эллис развернулся и бухнул обоими кулаками по столу, устремив пылающий взор на членов Совета.

— Она погубит все, и мне чертовски жаль вас, особенно учитывая, что вы с легкостью можете выиграть.

— Ради Бога, — сказал Рейнер, когда шериф попытался исполнить приказ Поуп. — Давайте все же выслушаем его. Возможно, он расскажет что-нибудь полезное для нас.

Шериф опустил руку на плечо Эллиса; Фоули Бюз, розовощекий секретарь, вздрогнул, увидев, как указательный и большой пальцы Эллиса сомкнулись на запястье шерифа в китайском захвате и медленно вывернули ему руку. Сначала поддалось запястье макау-калифорнийца, затем локтевой сустав и наконец, плечо. Оружие выскользнуло из парализованной руки и со стуком упало на пол. Шериф испустил крик боли:

— Прошу вас, не надо! Вы сломаете мне руку! Отпустите! Ооооо!

Когда шериф начал кричать, вмешался Фостер:

— Довольно! Я за то, чтобы мы выслушали Стрейкера!

— Если есть хоть малейший шанс…

Тут диафрагма поддалась, и толпа хлынула в зал. Шериф мгновенно оказался в тесном кольце людей. Эллис продолжал стоять как ни в чем не бывало.

— Тогда голосуйте! Ведь это по правилам, не так ли?

— Да, — согласился Рейнер, с облегчением обнимая наконец прорвавшуюся к нему жену. — Азиза, дайте же ему высказаться! Ведь он утверждает, что фактически является посланником китайского адмирала? Это все меняет. Мы обязаны выслушать ультиматум.

— Верно, клянусь Богом!

— Я тоже считаю, что это честно.

Контролер Поуп не смогла скрыть разочарование. Чтобы перекрыть ропот толпы, ей пришлось возвысить голос:

— Хорошо, раз вы считаете, что посланец Санаду хочет что-то предложить нам, я даю ему ровно две минуты. По истечении каковых, клянусь Пророком, я вызову охрану и прикажу ей стрелять на поражение, чтобы вся ваша шайка отправилась прямиком в адское пламя!

— Нет! — Эллис с ненавистью и презрением смотрел на Контролера. — Можете быть уверены, я не являюсь посланцем каньцев. Тем не менее, нам следует обсудить важнейший вопрос. — Он повернулся к толпе. — Он касается всех вас, и обсуждение займет гораздо больше времени, чем дала нам эта чертова контролерша. Я уже сказал, что вчера ужинал с каньским адмиралом в его каюте. Это чистая правда. А теперь выслушайте меня и будьте уверены, что это тоже чистая правда: если мы капитулируем, Гу Цун никого в живых не оставит.

Когда он сделал паузу, наступила мертвая тишина, в которой стали слышны шаги из холла — то прибывали метракоровские подкрепления. Заинтригованные тишиной, солдаты с любопытством заглядывали в зал и прислушивались.

— Да, — обратился ко всем присутствующим Эллис, уже зная, что победил. — Я действительно беседовал с Гу Цуном. Но только для того, чтобы разгадать его планы. И все оказалось достаточно просто. Адмирал смертельно боится, что, пока он беспомощно болтается на осумийской орбите, из нексуса Тет-Два-Девять вынырнут корабли коммодора Вейля. У них уже была стычка, следовательно, Вейль не в цепи Грус, как считает Совет, а где-то совсем неподалеку. И, насколько я знаю коммодора, он только и ждет удобного момента, чтобы выскочить из Тет-Два-Девять как чертик из коробки. Неужели вы не понимаете? Если Каноя-Сити сумеет продержаться всего неделю, каньцам несдобровать.

После этих слов в толпе зашушукались, и у Эллиса упало сердце. Он знал, что выложил все свои козыри, но те на поверку оказались пустышками.

Заговорил Эмбри Дзерник, и голос его был исполнен сладчайшего яда многолетней выдержки.

— Стрейкер, — сказал он. — Насколько я понимаю, вы еще не в курсе, что коммодор Вейль мертв?


Содержание:
 0  Звездные самураи : Кен Като  1  ЧАСТЬ I НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА : Кен Като
 6  1 : Кен Като  12  7 : Кен Като
 17  продолжение 17 : Кен Като  18  вы читаете: 11 : Кен Като
 19  12 : Кен Като  24  17 : Кен Като
 30  23 : Кен Като  36  29 : Кен Като
 42  ОСВОЕННЫЙ КОСМОС : Кен Като  48  3 : Кен Като
 54  9 : Кен Като  60  4 : Кен Като
 66  10 : Кен Като  72  15 : Кен Като
 78  21 : Кен Като  84  27 : Кен Като
 90  33 : Кен Като  96  14 : Кен Като
 102  20 : Кен Като  108  26 : Кен Като
 114  32 : Кен Като  120  КНИГА 1 : Кен Като
 126  7 : Кен Като  132  13 : Кен Като
 138  17 : Кен Като  144  23 : Кен Като
 150  2 : Кен Като  156  5 : Кен Като
 162  11 : Кен Като  168  5 : Кен Като
 174  11 : Кен Като  180  16 : Кен Като
 186  22 : Кен Като  192  продолжение 192
 198  19 : Кен Като  204  25 : Кен Като
 205  26 : Кен Като  206  27 : Кен Като



 




sitemap