Фантастика : Космическая фантастика : 22 : Кен Като

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  185  186  187  192  198  204  205  206

вы читаете книгу




22

Наконец кровь была смыта, трупы сожжены, а пожары потушены.

Хайден Стрейкер спотыкаясь поднимался по ступенькам. Деревянное колесо, тяжело давило на запястья и шею. Вчера ночью он прислушивался к звукам боя сквозь прутья которыми было забрано окошко его темного и сырого подземелья, отчаянно пытаясь понять, на чью же сторону склоняется чаша весов. Это была ночь напряженно ожидаемая всеми силами, которым предстояло формировать будущее Ямато, все последние годы славного правления угасающего Сакумы Хиденаги.

Всю ночь Хайден провел в камере, проклиная свою несчастную судьбу, собственную глупость и перебирая в уме возможные варианты того как змея могла оказаться в шкатулке, где, по клятвенному заверению Ясуко, находилась амигдала.

Остается только молиться, что она не покинет меня, думал он, в сопровождении стражников направляясь в сумрак зала для аудиенций. Дай Бог чтобы победил Сакума Киохиде, в противном случае надежды нет и мы все покойники, а американским интересам в целой четверти Освоенного Космоса по крайней мере на ближайшее поколение — а может и навсегда — пришел конец.

Отец был прав. Человечество распадается. Освоенный Космос является пространством заселенным людьми, по большей части цивилизованными, но при этом обладающими совершенно различным образом мышления. Все обстоит совсем не так как в свое время на Древней Земле, где с течением времени жизненного пространства становилось все меньше. Мы больше не интегрируемся, наоборот, мы дифференцируемся. И связать нас воедино способна только торговля. Американцам никак нельзя уходить из Ямато. И ни в коем случае нельзя позволять каньцам превращать его в свою вотчину.

Просторный зал дворца сёгуна в утреннем свете казался очень чистым и прохладным, воздух в нем благоухал. Стража подталкивала закованного в колодки и в косо нахлобученной на голову фуражке Хайдена вперед. Он стоически нес свое деревянное бремя. Вдоль стен зала для аудиенций стояли неподвижные шеренги вооруженных стражников. Все они были в полных боевых доспехах. В открытые окна врывался легкий ветерок, несущий с собой первый жар надвигающегося солнечного полудня. Дойдя до возвышения на котором восседал новый сёгун, Хайден Стрейкер насчитал семь окружающих его придворных. Двое из них видимо были особенно важными персонами, поскольку позади них неподвижно стояло на коленях по двое их собственных слуг. Но при виде восьмого — массивного человека в расшитом богатыми узорами халате, он в отчаянии воскликнул:

— О Боже! Как же я раньше не догадался!

Когда он предстал перед Сакумой Киохиде, тот наконец пошевелился. От его внимательного взора не ускользало ничего. На нем был расшитый золотом дзинбаори — генеральский кафтан, который следовало носить поверх доспехов, и сейчас почти скрывавший нагрудную пластину.

И тут Хайден увидел то, что врезалось ему в память на всю оставшуюся жизнь. В рукояти невероятно богато изукрашенного меча Сакумы Киохиде красовался сверкающий менуки — прозрачный камень, формой напоминающий миндалевидный бриллиант, в котором казалось пылало само адское пламя. Камень власти. Это зрелище заставило его остановиться и замереть.

На возвышении слева от Сакумы Киохиде почти столь же пышно одетый и в таких же доспехах сидел на корточках его помощник и пятеро генералов. У всех у них были столь же богато украшенные мечи и наводящие страх маски пришнурованные на груди. Они переглянулись, по-видимому ничуть не удивленные реакцией американца. Потом каньский генерал улыбнулся и оцепенение с Хайдена спало.

Вид у китайца был крайне величественный, на лице красовалась ухоженная редкая бородка, а на обеих руках по три пальца было защищено серебряными колпачками. Одеяние отличалось роскошью и прекрасным покроем. С теми кто сидел по обе стороны от него он похоже находился в прекрасных отношениях и полностью контролировал ситуацию.

Секретарь-переводчик представил его:

— Звездный маршал Чинь, член совета директоров компании «Чайна Продактс», секретарь ассамблеи Сацумы личный посланник Вдовствующей Императрицы при дворе Верховного Главнокомандующего Его Императорского Величества.

Сказав это он сложил руки на коленях и отвесил иронический поклон.

Сакума Киохиде наконец отвел испытующий взгляд от каньца и что-то прошептал. Хайден Стрейкер, продолжающий взирать на разумный кристалл, сверкающий в рукояти меча, со своего места не расслышал что именно. За его спиной слышалось журчание воды в искусно украшенном драконами фонтане. Этот звук казался какой-то завораживающей музыкой.

— Итак?

Колесо больно давило на плечи. При малейшем движении звенели цепи. Все тело было искусано паразитами и невыносимо зудело. Пропахшая потом одежда была в грязных пятнах. Хайден постарался взять себя в руки. Похоже сёгун хочет, чтобы я поклонился маршалу Чиню, подумал он. Поклонился каньцу. Но я не сделаю этого!

В горле после времени проведенного в камере страшно пересохло, в животе все сжалось от страха, но голос оставался твердым.

— Негоже этому подметальщику сидеть рядом с вами, ваше превосходительство. Я отказываюсь приветствовать его.

Голос Сакумы Киохиде прозвучал неожиданно громко и резко.

— Делай что положено!

Новый сёгун коротко кивнул стражникам, окружавшим пленника. Один из них тут же сбил с него фуражку. Другой сделал шаг вперед и Хайден почувствовал резкий удар в живот. Он невольно упал на одно колено и тут же на плечи ему легли руки, удерживая в таком положении. К горлу тут же приставили меч и когда кончик меча процарапал ему адамово яблоко, а по деревянному кругу потекла тоненькая струйка крови, Хайден задрожал от страха.

Но страх этот был смешан с чувством вины. Ужасная горечь из-за того, что он провалил свою миссию, не сумел выполнить своих обещаний, оказался недостойным своего отца охватила его. Он сердито поднял голову и устремил взгляд на каньца, которого, как он прекрасно знал, вполне устраивало именно такое его положение.

— А вы сообщили истинную причину своего пребывания здесь, маршал? — с вызовом спросил он. — Вы рассказали о своих контактах с Хондой Юкио? О том, что сёгуном вы планировали сделать именно его? А затем назначить префектом квадранта Кюсю Сибату Юнкея?

Маршал задумчиво выпятил губы, очевидно ничуть не задетый словами американца и явно не собираясь даровать ему ничего кроме, разве что, куска веревки достаточно длинного для того, чтобы на нем можно было повеситься.

— У сёгуна несомненно есть свои достаточно веские причины, чтобы столь радушно принимать китайское посольство, — насмешливо сказал он. — Что же до нас, то господин Ю желает лишь одного — чтобы квадрант Кюсю управлялся законным наследником. Только в этом случае можно ожидать нормализации наших торговых отношений.

— Каньская торговля! Исключительно каньская, потому что конкурировать с вами будет некому. Разве не так? Стоит вам только избавиться от американцев и очень скоро у вас под пятой окажется весь Ямато. А вы случаем не рассказывали сёгуну, что намерен сделать Ю Сюйень с ним и ему подобными после того, как из сектора будет изгнан последний американец?

Он взглянул на Сакуму Киохиде. Он терялся в догадках, пытаясь определить насколько полно новый сёгун осведомлен о намерениях каньцев и о том, кого они намерены посадить префектом в Мияконодзё. Сибата Юнкей стремился к власти над квадрантом Кюсю еще со времени имевшего место восемь лет назад корейского вторжения. Хотя Сибата и не был рожден самураем, еще ребенком его продали в семью дворянина пятого ранга. Со временем он женился на младшей дочери Тёсо Ёсинобу, тогдашнего префекта квадранта Кюсю. Затем Сибата сделал карьеру в армии Ёсинобу. Но тут в систему вторглись корейцы и все изменилось. В битве при Кокубу погиб Ёсинобу. В результате единственный сын старого префекта Тёсо Ёсисабуро был вынужден вступить в соперничество за престол со своим зятем и первым кузеном.

Сибата принял сторону Тёсо и за поддержку был вознагражден постом даймё Кирисимы, но корейцы захватили самую мощную крепость планеты и взяли его в плен. В надежде получить выкуп, они перевезли его в свою крепость на Ульсан, где он и томился в заключении, мало-помалу начиная сознавать, что мечта стать префектом постепенно становится все более и более призрачной.

Да, вспоминал Хайден, глядя на отправившего его в тюрьму человека, в то время как Сибата Юнкей томился в заключении на Ульсане, пост префекта квадранта Кюсю по приказанию Сакумы Хиденаги был отдан Хидеки Рюдзи. Сёгун воспользовался своим неотъемлемым правом самому решать, кто из его вассалов достоин править квадрантом Кюсю, тем более что Сакума Хиденага никогда не любил своевольных представителей клана Тёсо. Поэтому меня ничуть не удивляет тот факт, что Хидеки Рюдзи даже и не думал выкупать Сибату Юнкея из плена. Тому пришлось провести в тюрьме семь лет, пока кто-то не заплатил корейцам требуемый ими выкуп. Кто же это? Кто вызволил тебя? Кто же еще, как не Ю Сюйень?

— С каким наверное удовольствием вы с Хондой Юкио-саном разрабатывали планы избавления от Сакумы Киохиде-самы, — заметил он маршалу Чиню. — Но ваш заговор провалился. Вы неверно рассчитали. Проиграли, а теперь пытаетесь укрепить свои позиции при дворе нового сёгуна!

Он с вызовом взглянул на Сакуму Киохиде.

— Ваше превосходительство, я всегда придерживался мнения, что у вас есть несомненное право властвовать здесь, на Эдо. Квадрант Кюсю в вашем полном распоряжении, правда лишь в том случае, если у вас хватит сил удержать его. Но сближаясь с Ю Сюйенем вы восстановите против себя Американо. И это с вашей стороны будет более чем неосмотрительно.

Сакума Киохиде на мгновение полуприкрыл глаза, затем ответил:

— Это мой сектор, американец. А не ваш. И не каньский. И ошибку совершили как раз американцы, сделав Хидеки Рюдзи-сана своим вассалом и заставив его выступить против своего законного господина.

— У нас нет вассалов. И мы не стремимся из приобрести. Хидеки Рюдзи-сан был избран в качестве префекта вашим высокочтимым отцом. С нашей точки зрения квадрант Кюсю — это неотъемлемая часть Ямато, а вовсе не независимое владение. И у Американо никаких амбиций по отношению к нему нет. Наше единственное желание иметь возможность спокойно существовать и мирно торговать там, как мы это и делали с тех пор как МеТраКор более десяти лет назад впервые обосновался в Анклаве Осуми.

Он заметил, что равнодушное выражение постепенно сходит с лица Сакумы Киохиде.

— Хиденага-сама мертв. И кто теперь возьмется утверждать, что Сибата Юнкей-сан не может править квадрантом Кюсю?

— Этого я и не утверждал, — осторожно возразил он. — Если конечно вам угодно сделать именно такой выбор. Единственное о чем я хотел бы предупредить вас, так это чтобы выбор префекта Кюсю, или даже даймё Осуми, Сацумы или любого другого из провинциальных миров не явился выбором каньцев.

Услышав такое Сакума Киохиде вдруг выпрямился, лицо его исказилось от ярости.

— Отец завещал сёгунат мне. И поэтому все решения принимаю только я. А не каньцы, и не какой-то там американец!

Дьявольщина, сказал он себе. Один неверный шаг и они вырежут тебе сердце. Хайден решил помолчать, дожидаясь, пока не уляжется гнев Сакумы Киохиде, и все же неожиданная вспышка гнева сёгуна удивила его. Он вдруг понял, что должен поставить на нее свою жизнь. Очень отчетливо на своем лучшем японском, тщательно выговаривая каждое слово, он произнес:

— Сакума Хиденага не имел права завещать кому-либо сёгунат. Только император на Киото может…

Тут же вскочил старший помощник Сакумы Киохиде.

— Придержи язык, ты, грязный гайдзин! Ты просто наемный убийца! Ты пытался убить нашего господина. Это как раз ты хотел привести к власти презренный клан Хонды. Но ничего, скоро мы найдем Хонду Юкио и его голова скатится в пыль! Таков удел всех узурпаторов и убийц!

Для Хайдена Стрейкера это было подобно тому, как если бы ранним утром вдруг рассеялся туман, застилающий протянувшуюся внизу долину, или как если бы вдруг поднялось скрывающее ее облако. Он больше не испытывал страха перед внезапно распахнувшейся у его ног бездны. Он лишь почувствовал, что выступивший на спине пот вдруг будто превратился в лед, а в голове возникло ощущение необычайной ясности мысли.

Он усилием воли заставил себя отвести взгляд от маршала Чиня. Ему вдруг с ужасающей ясностью открылся стратегический замысел каньцев. Целью Ю Сюйеня было захватить контроль не только над квадрантом Кюсю, но и над всеми владениями сёгуна. Господи! Ю Сюйень хочет завладеть всем Ямато. Владения Санаду и так уже простираются от границы Триста Тридцатого Градуса примерно до маяков обозначающих Двести Восемьдесят пятый градус. К западу Санаду фактически контролирует пространство далеко за пределами Южного Креста. Уже и сейчас чиновники вдовы указывают как вести дела Малайской Федерации, Верхней и Нижней Бирмам и Кхмерско-Шаньскому Протекторату. Усадив своего ставленника на Эдо вдова получит возможность контролировать едва ли не четверть всего Освоенного Космоса и начнет угрожать Американо. Если маршал Чинь преуспеет в своих намерениях и завоюет доверие сёгуна, американскому присутствию в Ямато в самом ближайшем будущем придет конец. Каньцы уже располагают сингулярной пушкой. Вскоре они начнут активно выходить в Зону. И у нас просто не будет возможности остановить их.

Он постарался сохранить бесстрастное выражение лица и тут с облегчением понял, что острый как бритва катана приставленный к его горлу просто не позволяет ему хоть как-то выразить свои чувства.

Он посмотрел Сакуме Киохиде прямо в глаза. Сверкающий камень вделанный в рукоять меча сёгуна теперь находился где-то на краю поля его зрения как будто скрываясь в зоне радиомолчания.

— Ваше высочество, мы, американцы — нация торговцев. И нас совершенно не интересуют ваши династические раздоры. Единственное чего мы хотим, так это мирно торговать, платить положенные налоги законному правителю и в свою очередь пользоваться всеми преимуществами защиты законов Ямато. Помните, ведь это именно каньцы предательски напали на наш Анклав Осуми. Это они агрессоры. Мы попросили Хидеки Рюдзи-саму о помощи не потому, что оказываем ему какое-то предпочтение, а потому, что именно его сёгун своим приказом назначил префектом квадранта Кюсю — назначил данной ему императором властью, благодаря которой и вы сейчас стали повелителем Эдо. Для нас первостепенное значение имеет закон. И мы не сделали ничего противоречащего вашему закону.

— Вы пытались меня убить.

— Ваше превосходительство, как я уже много раз повторял, все это было ловким трюком каньцев. Шкатулка была заперта. И я не видел ее содержимого. Неужели вы и вправду думаете, что если бы я и в самом деле собирался вас убить, то воспользовался бы какой-то змеей?

— Змея, пожирающая сама себя, является эмблемой клана Сакума. И вам это отлично известно.

— Вы же сами говорили, что мы, американцы, очень прямые и практичные люди. Уверяю вас, вряд ли какой-нибудь американец готовя покушение стал бы задумываться над подобной символикой. Это скорее характерно для каньского образа мышления.

— Он лжет чтобы спасти свою шкуру! — заявил маршал Чинь. — Но его абсурдные измышления шиты белыми нитками. Если маловероятно, что змею подложил он, то еще маловероятнее что она подложена нами.

Сакума Киохиде немного подумал, затем снова повернулся к пленнику и спросил:

— Так значит вы утверждаете, что американцы на Осуми признают мою власть?

— Это не подлежит ни малейшему сомнению. Что касается меня, то я лишь хочу открыть вам глаза на амбиции каньцев, которые определенно стараются завладеть всем Ямато и вышвырнуть из него нас.

Сакума Киохиде заметно расслабился.

— И поэтому вы явились на Эдо? Чтобы предупредить меня?

— Да. И помочь вам. И еще…

— Он шпион, — с горечью перебил его маршал Чинь. — Он самый обыкновенный собиратель информации, посланный сюда, чтобы раскрыть секрет того, что произошло в Нагое — и решить как вас лучше всего уничтожить.

— Я прибыл сюда, чтобы просить сёгуна об одолжении.

Сакума Киохиде вопросительно наклонил голову.

— О каком таком одолжении?

— Я прибыл сюда просить вас отправить в квадрант Кюсю войска и заставить каньцев уйти с Осуми. Чтобы вернуть нам наш Анклав. Если потребуется силой оружия. Восстановить положение, существовавшее до того, как ваши системы затронула санаду-американская война. Именно силой, ваше превосходительство, поскольку это единственное, что способно заставить каньского змея уползти из вашего наиболее стратегически важного квадранта.

Маршал Чинь слушал его с растущим беспокойством. Еще час назад когда Сакума Киохиде велел привести американца, он думал, что всему этому делу будет положен быстрый и решительный конец. Он обвинил Хайдена Стрейкера в шпионаже, считая, что сможет убедить сёгуна казнить его, но до сих пор этот юнец действовал исключительно умело. Кроме того, Сакума Киохиде был известен как в высшей степени порядочный и благородный — для самурая конечно — человек, а это было опасно, поскольку делало его менее предсказуемым. Ведь именно он являлся нитью на которой было подвешено все будущее.

Клянусь всеми судьями ада, думал маршал Чинь. Американец слишком уж хорошо осведомлен о наших делах. Ну конечно. Мне надо было сообразить гораздо раньше, что сейчас мое влияние на Сакуму Киохиде слабее всего. Сейчас когда он наконец воцарился на Эдо его амбиции полностью удовлетворены. Отныне он все меньше и меньше склонен будет принимать мои предложения, и до тех пор пока нам не удастся сделать сёгуном Хонду Юкио — чего пока мы сделать не в состоянии — мы полностью зависим от Сакумы Киохиде. Наступил критический момент, поскольку стоит сёгуном стать Хонде Юкио, как мы выиграем. И сейчас для меня жизненно важно удержать этого блудливого пса на поводу и заставить его избавиться от этого причиняющего столько беспокойства американца.

Он снова вспомнил о Сибате Юнкее. Тот уже в долгу перед Хондой Юкио, выкупившим его у корейцев. А ведь Хонда Юкио смог перекрыть сумму, которую был готов заплатить ульсанским корейцам Хидеки Рюдзи, чтобы те продолжали и дальше держать бедолагу у себя, только заняв семь траншей ауриума у нас. Если Сибата окажется человеком чести и будет и дальше придерживаться условий заключенной между нами сделки, то мы выиграли. Остается молить Судей, что этот союз не распадется.

О чем же думали боги, позволив придти к власти Сакуме Киохиде? Да еще этот агент правительства Американо пытается все испортить своими смехотворными обвинениями. Конечно же он просто бьет наугад. А может он действительно знает, как недалеки его обвинения от правды? Как же я презираю этих груболицых людей и их непрекращающееся вмешательство в дела, которые вершатся исключительно по воле Небес. Конечно же он агент правительства. Должно быть именно поэтому он и оказался здесь — чтобы вывести Сакуму Киохиде из-под нашего влияния пока не стало слишком поздно.

— Значит вы прибыли сюда, чтобы просить военной помощи? — спросил пленника Сакума Киохиде явно заинтригованный его ответом.

— Именно так. Чтобы вернуть Осуми — мир, столь предательски и без каких-либо видимых причин захваченный каньцами — вами же назначенному человеку.

Маршал Чинь с досадой воскликнул:

— Нападение спровоцировано американскими кораблями. Американские пираты постоянно мешали каньской торговле. Вы превратили Осуми в самую настоящую пиратскую базу! И вас следовало примерно наказать!

Сакума Киохиде подняв руку, остановил его и жестом велел Хайдену Стрейкеру продолжать.

Хайден решил зайти с самого сильного козыря.

— После аварийной посадки в отдаленном районе планеты, я направился в Мияконодзё. Я обещал Хидеки Рюдзи-саме, что отдам ему амигдалу если он освободит Каноя-Сити. Он дал мне обещание, что попытается.

— И вы отправились с его армией? — быстро спросил Сакума Киохиде. В его глазах мелькали отблески пси-активного кристалла находящегося у его пояса.

— Именно так. С его сыном. В его сора-сенша.

— То есть вы хотите сказать, что участвовали в сражении где был ранен Хидеки Синго-сан? И находились вместе с ним в его боевой машине? Как воин? И своими глазами видели как была уничтожена армия его отца?

— Да. — Стрейкер утвердительно кивнул. — Все произошло на моих глазах. И я видел каким образом каньцам удалось одержать победу. Они применили сингулярную пушку. Запрещенное оружие! Оружие объявленное вне закона параграфом 259 Конвенции Центральной Власти Древней Земли!

— Нет, вы только посмотрите на него! — воскликнул маршал Чинь. — Да ведь любому ясно, что он лжет! Нет у нас такого оружия. Он просто шпион, посланный предводителем американских партизан полковником Лоутоном.

— Достаточно! — Сакума Киохиде довольно долго смотрел на своего пленника, затем сказал: — Тогда объясните, почему я должен верить именно вам? Почему я должен отдать предпочтение американской, а не каньской точке зрения? Почему мне попросту не казнить вас, как того желает маршал Чинь?

По спине Хайдена струйками побежал холодный пот, но он стиснул кулаки и обратился к Сакуме Киохиде призвав на помощь всю доступную ему силу убеждения.

— Потому, ваше превосходительство, что у американцев колоссальный военный флот. И очень скоро в Кюсю появится американская эскадра под командованием адмирала Эддисона Маскулла. Я не знаю когда именно она туда прибудет, но что она туда отправлена — это точно. А прибыв на Осуми она высадит на планету могучую армию. Силы, которые наверняка уничтожат каньцев. И… — он с жалостью посмотрел на Сакуму Киохиде, в душе и сам ужасаясь тому, что собирается сказать, — …и если вы окажете им поддержку, то тем хуже для вас.

Сакума Киохиде по-прежнему молчал. Затем он сложил руки и когда маршал Чинь наклонился вперед и резко нанес свой сокрушительный удар, лицо сёгуна озарила довольная полуулыбка.

— Как я уже информировал сёгуна, некоторое время тому назад на Сацуме высадилось около сорока тысяч американских солдат. И с тех пор эти сорок тысяч никак не могут одолеть восемнадцать тысяч защитников планеты. Они не сумели вернуть Осуми. Они не сумели, как собирались, захватить Сацуму. Метракоровский командующий американскими силами на Осуми полковник Лоутон захвачен в плен, а его заместитель, единственный, кроме полковника, старший офицер — убит.

Хайден Стрейкер почувствовал как кровь отхлынула от его лица и начал было что-то говорить, но Сакума Киохиде жестом велел ему помолчать, а маршал Чинь тем временем продолжал:

— Если позволите, ваше превосходительство, то есть и другая информация. Около шестидесяти дней назад в системе Осуми произошла квадратура. Из нексуса, который американцы называют Тет-Два-Девять вырвался мощный пси-шторм, уничтоживший большую часть американских кораблей, в том числе и флагман адмирала Маскулла — кажется он назывался «Эдвард Пребл» — в тот момент когда они пытались вырваться из системы. Поскольку остатки эскадры сумели вернуться обратно в Нейтральную Зону, становится совершенно очевидно, что спасение, которое, как надеялись американцы, находящиеся в квадранте Кюсю, принесет им родной флот, на обозримое будущее стало несбыточной мечтой. Более того, в настоящее время их положение стало куда тяжелее, чем до прибытия великого адмирала Маскулла. Мой начальник, его превосходительство Ю, приказал направить в систему Осуми солидные подкрепления, чтобы как можно быстрее сломить сопротивление горстки упрямцев, засевших на Форт-Бейкере. Учитывая все это, мистер Стрейкер, позвольте задать вам вопрос: зачем в такой ситуации сёгуну приходить на помощь вашим — столь могущественным, как вы утверждаете — соотечественникам?

Хайден Стрейкер открыл глаза. То что выложил маршал Чинь буквально ослепило его как вспышка яркого света. Все его надежды теперь рухнули, и у него не осталось даже мало-мальски веских доводов в свою пользу. До чего же глупо в свете всего этого выглядела теперь его бравада. Он сознавал какое огромное значение имеет то, что сообщила ему Ясуко и знал, что должен как можно скорее доставить эту информацию на Форт-Бейкер.

— Я прошу вас отпустить меня на Осуми, — твердо заявил он.

Сакума Киохиде наклонил голову и перед тем как ответить искоса взглянул на маршала Чиня.

— Снять с него колесо, — просто сказал он.

— Но ваше превосходительство…!

— Маршал Чинь, я принял решение. Пребывание посольства Хидеки Рюдзи-самы на Эдо закончено. Хидеки Синго-сан сегодня же отправится обратно в Мияконодзё с моим благословением: его отец пока останется префектом квадранта Кюсю, но мой двор рассмотрит ходатайство претендента Сибаты Юнкей-сана.

Маршал был явно раздосадован проволочкой.

— Вы даруете свободу человеку, который пытался вас убить, ваше превосходительство?

— Я считаю, что это никак не доказано. Завтра он получит разрешение покинуть Эдо. Он получит право на свободное перемещение и сможет вернуться на Форт-Бейкер, как он того желает. Возможно к тому времени ваши доблестные каньские войска уже захватят станцию. А может быть на помощь ей прибудет еще один могучий американский флот. Кто кроме богов может знать, что произойдет? А посему я вверяю его жизнь этим самым богам. Разрешение будет дано утром.

С него сняли колодки и цепи и из аудиенц-зала он вышел уже без конвоя. Они все наблюдали за ним: Сакума Киохиде, его советники, придворные из клана Сакума, проклятый канец и зловещий глаз безумного кристалла.

Он постарался идти поувереннее, зная что должен покинуть зал с достоинством и молясь про себя, чтобы хватило времени успеть на космодром и проститься с Ясуко.

Он знал, что если она уже улетела, то он никогда больше с ней не увидится. Никогда, во всяком случае по эту сторону рая. Интересно, попадают ли когда-нибудь души умерших японцев на наши небеса, или мы — на их? пришла ему в голову абсурдная мысль. Возвращаемся ли мы оттуда? И представится ли нам с ней возможность свидеться в загробной жизни? Если нет, то пусть в своем следующем воплощении я буду кем угодно — хоть навозной мухой…

Спустившись по ступеням и натягивая сапоги, он с трудом боролся с охватившей его паникой. Затем добрался до парапета и заглянув вниз увидел следующую картину.

По дороге ведущей к космодрому двигалась процессия крошечных фигурок. Они покидали цитадель, направляясь к сверкающим на солнце серебристым иголкам шаттлов: пять или шесть челноков и церемониальные проводы. Всего покидало Эдо двести человек, включая охрану с развевающимися на их дзинбаори монами Хидеки и слуг в желтых и белых одеждах. Во главе колонны в своем характерном увенчанном гребнем шлеме шествовал сам Хидеки Синго невидящим взором уставившись вперед. За ним окруженные идущими по обеим сторонам от них женщинами плыло с полдюжины закрытых паланкинов.

Хайден невольно ахнул взглянув на колышущиеся на ветру кисточки украшающие предпоследний паланкин с белыми затянутыми бумагой окнами, в котором он сразу узнал до боли знакомый ему каго Ясуко.

Это зрелище оглушило его подобно грому, обрушившемуся на голову из грозового облака и мгновенно развеявшему как карточный домик все его надежды и планы, все его «если» и «но».

И только тут до него окончательно дошла вся ужасная правда: он потерял ее. Она ушла и ее больше никогда не будет. Никогда.

Он бросился бежать и стража у ворот увидев его мгновенно насторожилась, преградив дорогу скрещенными нагинатами. Он пытался прорваться, но его схватили, а потом на помощь подоспели другие стражники, находившиеся в караульном помещении, и сразу же скрутили ему руки умелыми борцовскими приемами.

Космодром находился за пределами крепости сёгуна. И никто не мог выйти за ворота без личного разрешения сёгуна. Это было попросту невозможно. А значит невозможно было и догнать ее. Невозможно было уговорить ее остаться. Когда эта ужасная мысль пронзила все его существо, он в отчаянии закричал.

Хидеки Синго мечтал отомстить своей жене. Стоит им улететь с Эдо и вернуться в квадрант Кюсю, как она тут же окажется в полной его власти. Ее тут же обвинят в измене мужу. То есть сейчас она направлялась прямо навстречу собственной гибели. Ее казнят точно так же, как ту бедную молодую женщину, за мучительной казнью которой они с Ясуко как-то наблюдали. И он ничем не мог помочь любимой.

Наконец его отпустили и он снова побежал на стену, беспомощно уставился вслед паланкину почти достигшему первого из шаттлов. Хайден закричал и его крик эхом отозвался в высоких стенах въездной рампы. И тут он увидел как занавеска паланкина немного отодвинулась, изящная фигурка в светло-голубом кимоно повернулась и прикоснулась кончиками пальцев к губам, а потом ее скрыли от него фигуры идущих рядом с паланкином служанок.



Содержание:
 0  Звездные самураи : Кен Като  1  ЧАСТЬ I НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА : Кен Като
 6  1 : Кен Като  12  7 : Кен Като
 18  11 : Кен Като  24  17 : Кен Като
 30  23 : Кен Като  36  29 : Кен Като
 42  ОСВОЕННЫЙ КОСМОС : Кен Като  48  3 : Кен Като
 54  9 : Кен Като  60  4 : Кен Като
 66  10 : Кен Като  72  15 : Кен Като
 78  21 : Кен Като  84  27 : Кен Като
 90  33 : Кен Като  96  14 : Кен Като
 102  20 : Кен Като  108  26 : Кен Като
 114  32 : Кен Като  120  КНИГА 1 : Кен Като
 126  7 : Кен Като  132  13 : Кен Като
 138  17 : Кен Като  144  23 : Кен Като
 150  2 : Кен Като  156  5 : Кен Като
 162  11 : Кен Като  168  5 : Кен Като
 174  11 : Кен Като  180  16 : Кен Като
 185  21 : Кен Като  186  вы читаете: 22 : Кен Като
 187  23 : Кен Като  192  продолжение 192
 198  19 : Кен Като  204  25 : Кен Като
 205  26 : Кен Като  206  27 : Кен Като



 




sitemap