Фантастика : Космическая фантастика : 29 : Кен Като

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  35  36  37  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  186  192  198  204  205  206

вы читаете книгу




29

На резиденцией префекта Мияконодзе постепенно угасала Дзета Южной Короны — раскаленный диск постепенно теряющийся в высоких облаках. Госпожа Исако сидела со своими служанками на матах-татами среди шелковых подушек и китайских парчовых покрывал. Рядом с ней сидел расстроенный Хидеки Синго.

— С женщинами всегда так, сын мой, — сказала госпожа Исако, которой было очень жаль сына. А про себя она подумала: женщинам трудно, но мужчинам еще труднее. Беспокойные, земные, честолюбивые мужчины, которые никогда не взрослеют, всегда неблагодарны, никогда не перестающие перечислять многочисленные благословения Будды — не останавливающиеся до тех пор, пока эти благословения не опадают подобно лепесткам хризантем, которые набухают, расцветают, а затем опадают в садах императора.

Бирманская кошка зевнула и потянулась перед тем как изящно скользнуть с высоко задранным хвостом в высокой траве. Простирающиеся вокруг них сады были чрезвычайно обширны и тщательно ухожены. Их формальные участки прорезали посыпанные гравием дорожки и заросли мха и темными прудами, впитывающими опаловое свечение неба. В павильоне было тенисто и прохладно. Этот уголок уединения скрывали узловатые ветви деревьев, ветви которых направляли и формировали целые поколения садовников. Здесь были только Синго, его мать и две ее самые доверенные служанки.

— Сын мой, что так печалит тебя? Ну-ка придвигайся ближе и положи голову мне на колени.

Он взглянул на нее.

— Это из-за Ясуко-сан, мама. Мне нужен твой совет.

Она взяла его голову в руки и сразу почувствовала невероятное напряжение в шее и плечах и стала успокаивать его так, как всегда успокаивала его.

— Сколько раз я тебе говорила, что твой брак был чисто политическим, Синго-сан? Этот брак устроил твой отец и был его собственной идеей. Я бы никогда на это не согласилась. Он знает, что ты человек во всех отношениях гораздо более способный чем Садамаса-сан. Ты лучше владеешь мечом. Лучше играешь в го. Лучше разбираешься в стратегии. Ты лучший предводитель. И именно поэтому Садамаса-сан так завидует тебе. Твой отец назвал Садамаса-сана своим наследником не потому что он перворожденный, а потому, что отец боится тебя.

Его лицо исказилось и она погладила его по голове.

Да, подумала она, твой брак с Ясуко-сан был больше чем просто браком по политическому расчету, но разве я еще два года назад не говорила тебе, что делать?

— Неужели ты думаешь, что отец и вправду боится меня?

Она тут же ответила, ласково, но твердо:

— А как ты думаешь, почему Рюдзи-сама послал за амигдалой тебя, а не Садамаса-сана? Он сказал тебе, что только тебе может доверить столь ответственное дипломатическое поручение. И ты поверил ему, сынок. Ты поверил ему! — Она усмехнулась. — Это была ложная гордость. Ты можешь быть кем угодно, только не дипломатом. Нет, Рюдзи-сама просто хотел убрать тебя из Мияконодзё.

Он непонимающе смотрел на нее, явно не желая слушать, но она настойчиво продолжала:

— И как ты думаешь, зачем вместе с тобой в космическое путешествие была послана Ясуко-сан?

— Потому что она знает американский.

— Сын мой, как же эта женщина умеет вводить тебя в заблуждение.

Он устроился на подушках поудобнее. Уютная мягкость материнских колен успокаивала, но в душе его пылали безжалостные страсти, которые не давали ему успокоиться. И вот теперь слова матери как будто отперли какую-то темницу его души и ужасы до сих пор запертые в ней вдруг вырвались на волю. Его не волновало то, что каждое воспоминание о Ясуко-сан которое он подбрасывал в пылающий в душе костер только делало пламя еще выше: блестящие черные как вороново крыло волосы, наполовину прикрытые алым полураскрытым веером. Алый цвет, цвет праздников, счастливых времен. О, безупречное золото ее кожи, ее тонкие черты, как будто изваянные богами, ее губы, ее совершенные глаза… и этот чужеземец, глядящий на нее, впитывающий ее взглядом.

Госпожа Исако величественно переменила позу.

— У тебя две совершенно очаровательные наложницы и я воспользовалась возможностью перекупить контракт…

Он перебил ее.

— Красивых женщин множество, но красота Ясуко-сан принадлежит ей одной. Она проявляется при каждом ее движении. Что же это за сила? Неприужденная грация. Насмешливое самообладание. Спокойное высокомерие. Весь ее вид сводит меня с ума! Я страстно хочу обладать ею, но она всегда избегает меня. Она не хочет меня. И никогда не хотела.

В один прекрасный день я закрою ей глаза навсегда. Те самые глаза. Всегда такие холодные и настороженные. Она не хочет меня. И это мучает меня, потому что мне хочется быть для нее желанным.

Мать коснулась его виска и он всхлипнул.

Разве Синго-сан всегда не получал того, чего хотел? подумала она. Я всегда заботилась о нем. С детства у него было все самое лучшее. Я всегда следила за тем, чтобы у него было все лучшее и чтобы он ни в чем не знал отказа. Но вот я никак не могла предотвратить того, что он воспылал такой страстью к Ясуко-сан или этого несчастного брака.

— Скажи мне, — мягко спросила она, пытаясь поглубже проникнуть в его переживания. — Чем она так огорчила тебя?

Он уставился в сплошную белизну неба и представил себя безупречную кожу, простирающуюся от горизонта до горизонта и всю в небольших кровоточащих ранках. Он представил себе кровавый дождь, каждая капелька которого ранила его душу.

— На американском нексус-корабле, — начал он, еще не вполне уверенный как все это рассказать. — Каждый раз когда мы оказывались вместе с гайдзином, она не желала удаляться, как ей подобает. А когда я приказал ей уйти, она все равно наблюдала за нами издали. Даже когда я встречался с ней взглядом, она просто отворачивалась вот так — надменно.

— Да, я замечала в ней эту непокорность, сын мой. Она своенравна и испорченна.

Огонь, пылающий в крови окончательно поглотил его.

— Я видел. Я понял, что она делала. Она сравнивала нас. Как мужчин. Как любовников. И я знаю, что она думала при этом о нем.

— Как любовников?

Синго услышал в голосе матери придыхание. О, да, Ясуко-сан без сомнения сравнивала нас, подумал он. Но почему? Только я могу знать ответ на этот вопрос. Это потому что я никогда не удовлетворял ее. Он сказал:

— Что бы я ни делал, ее ничто никогда не трогало, по-настоящему не трогало. Но в этом нет моей вины. С самого начала, когда мы оказывались вместе, она отдавала мне свое тело, но не свою душу. Она ни разу не отдалась мне — не отдалась целиком.

Сначала она терпела меня из преданности отцу, с горечью подумал он, затем поняла что я пытаюсь достучаться до ее души. Это ее только забавляло. Неважно как яростно я стучался в ворота ее души, она ни разу мне их не приоткрыла. Ни разу. И хотя я обладал ей столько раз и столькими способами, каждый раз это происходило как будто насильно. И каждый раз после этого, когда я высыпал жемчужины моей страсти, ее поведение всегда было слишком понимающим, всегда этакой сводящей с ума смесью оскорбленной скромности и бесстыдной дерзости.

— Сейчас любое вежливое слово она произносит сквозь зубы. Но на гайдзина она никогда так не смотрит. О, нет.

Из небесных ран сочилась кровь и капли расцветали алыми цветками, как будто смеющимися над его бессилием с веток окружающих кустов.

— Ты и в самом деле считаешь, что она возлежала с ним?

Он не ответил на ее вопрос. Ему показалось, что на него просто невозможно ответить.

— Синго-сан! Ответь мне. Ты и вправду так думаешь?

Он по-прежнему смотрел куда-то в бесконечность, но потом опустил глаза.

— Нет.

— Жаль.

Госпожа Исако сказала это очень тихо и он едва расслышал ее, но это слово насторожило его.

— Что?

— Я сказала жаль.

Он вытаращил на нее глаза.

— Почему, почему ты так говоришь?

— Потому Синго-сан, что если бы ты ответил да, то у тебя появилась бы возможность расстаться с ней.

— Что ты говоришь?

— Неужели ты сам не понимаешь? Ты мог бы отречься от нее. Уничтожить ее прежде чем она уничтожит тебя!

— Уничтожить ее? Нет, я не могу!

— Ты должен!

Он попытался встать, но она взяла его за подбородок и заставила его взглянуть себе в лицо.

— Сын мой, она мучает тебя. Если ты сможешь доказать, что она возлежала с гайдзином, ты сможешь уничтожить ее. Совершенно законным образом. Наверняка. И никто не будет в силах этому помешать, даже наш повелитель! Обещай мне, что ты так и сделаешь! Обещай!

Он закрыл глаза. На лбу его выступил пот.

— Но ведь я знаю, что они не любовники, — сказал он. — Хотя я и знаю, что ей хотелось бы этого… и тем не менее, нет.

Она выпустила его и он тут же вскочил так резко, что служанки отшатнулись.

— Прошу прощения, но ведь ты сам сказал, что тебе известны ее мысли, — негромко сказала ему Исако. — Ведь об этом говорили ее глаза, разве нет? Не говорили?

— Да!

— Со десу ка! И ведь ей хочется побольше узнать о гайдзинах? Она говорила с ним на его языке? При этом она могла сказать что угодно. Они могли обмениваться любезностями прямо при тебе. Неужели ты не понимаешь как нравится ей измываться над тобой?

Он повернулся, уставившись на пышные цветы страсти, обвивающие деревянный столб — удивительное переплетение пурпурного и кремового, настолько странное, что даже и представить себе невозможно. Их нежная совершенная красота вдруг привела его в ярость.

— Нет!

— О, Синго-сан — таким женщинам как она это всегда доставляет удовольствие!

— Нет!

— Мне очень жаль, но я все же думаю, что тебе это известно! В глубине души, ты наверное все же понимаешь что я говорю правду.

Он выбежал из павильона, скатился по ступенькам, буквально дергаясь от снедающей его ярости как марионетка на бегу. Затем в его руке появился меч и вот он уже среди массы цветов, бешено топча их, рубя до тех пор пока пространство вокруг него не превратилось в вытоптанную площадку усыпанную цветочными лепестками. Даже карп испугавшись взрыва его ярости опасливо перебрался в дальний конец пруда.

Через некоторое время госпожа Исако подошла к стоящему на коленях Синго.

— Вот видишь, Синго-сан? Теперь ты понимаешь почему ее нужно уничтожить?

— Да! — Он выкрикнул это прямо в небо.

Она погладила его по голове помогла подняться и отвела обратно в павильон. Там она уложила его на татами возле себя, уселась и взяв свой кото начала наигрывать на нем колыбельную песенку, как частенько делала в детстве.

Двадцать лет назад… Неужели прошло столько лет с тех пор как мой маленький Синго-тян был наказан отцом за то, что до смерти загнал его любимую лошадь в имперских конюшнях на Эдо?

Хоси — Звезда — вот, кажется, как звали ту лошадь. Странно, что я запомнила такие подробности. Но ведь и лошади тоже очень упрямые животные.

Она взглянула на лоб своего сына, такой же выпуклый как и лоб барона Харуми. Он был ее любовником в славные дни на Эдо еще до того как она вышла замуж за Синго-сана и некоторое время после этого. Да, славные деньки! Как ей хотелось бы снова оказаться там на Эдо, в те времена, снова прекрасной и молодой и такой полной жизни. Как тогда все танцевали под звуки ее кото!

Ее пальцы в последний раз коснувшись струн извлекли завершающие бесконечно печальные ноты. Она отпустила служанок, которые поклонились и попятившись исчезли за окружающими павильон благоухающими кустами. Настало время приободрить Синго-сана, вырвать его из объятий меланхолии. После вспышек ярости он всегда впадал в меланхолию. Она подумала о подарке, который приготовила для него, о контракте. Это был контракт Миобу, самой роскошной куртизанки на Эдо. Обошелся он в немалую сумму — она сама, ее парикмахерша и прочие слуги, всего пять человек — вместе со странной пожилой женщиной, которую она называла своей обасан — что-то вроде бабушки или тетки.

Миобу — ее имя означало Госпожа Высокого Ранга — вполне заслуживала своего имени. Она согласилась лишь потому, что Сёгу, человек, который удостоил ее пятого ранга, сейчас был слишком стар, чтобы наслаждаться ее услугами, а Сакума Киёхиде не захотел иметь с ней дела. Навязчивое пристрастие Хонда Юкио к содомии оскорбило ее и она несмотря на предложенные условия, оскорбила его своим отказом.

Знания Миобу были весьма глубоки и исключительно специфичны. Если кто-то и в состоянии отвлечь мысли Синого-сана от Ясуко-сан, так это несомненно Миобу.

Если только это вообще возможно…



Содержание:
 0  Звездные самураи : Кен Като  1  ЧАСТЬ I НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА : Кен Като
 6  1 : Кен Като  12  7 : Кен Като
 18  11 : Кен Като  24  17 : Кен Като
 30  23 : Кен Като  35  28 : Кен Като
 36  вы читаете: 29 : Кен Като  37  30 : Кен Като
 42  ОСВОЕННЫЙ КОСМОС : Кен Като  48  3 : Кен Като
 54  9 : Кен Като  60  4 : Кен Като
 66  10 : Кен Като  72  15 : Кен Като
 78  21 : Кен Като  84  27 : Кен Като
 90  33 : Кен Като  96  14 : Кен Като
 102  20 : Кен Като  108  26 : Кен Като
 114  32 : Кен Като  120  КНИГА 1 : Кен Като
 126  7 : Кен Като  132  13 : Кен Като
 138  17 : Кен Като  144  23 : Кен Като
 150  2 : Кен Като  156  5 : Кен Като
 162  11 : Кен Като  168  5 : Кен Като
 174  11 : Кен Като  180  16 : Кен Като
 186  22 : Кен Като  192  продолжение 192
 198  19 : Кен Като  204  25 : Кен Като
 205  26 : Кен Като  206  27 : Кен Като



 




sitemap