Фантастика : Космическая фантастика : 3 : Кен Като

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  47  48  49  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  186  192  198  204  205  206

вы читаете книгу




3

Судя по звукам, китайцы уже принялись на практике проверять прочность обшивки «Шанса». Отступив на шаг, астрогатор пропустил капитана, но, когда Хайден был уже почти у самой развороченной диафрагмы, крикнул ему вслед:

— Хайден Стрейкер, знай: за твоего отца я бросался в пекло и возвращался оттуда не меньше дюжины раз! Так вот, ты даже отдаленно не похож на него! И никогда не станешь таким мужчиной, как твой отец! Слышишь?

Однако Хайден уже поднимался на мостик.

— Эй, ты! Будешь за рулевого, — приказал он суйфу, подходя к пульту управления абордажным полем и вынимая из него ключи. Затем он направился к шахте аварийного спуска в ангар, в котором стоял шаттл. Повернул рычаг, открывавший люк. В шахту устремился поток воздуха.

— Айи! Северный ветер! — закричал гиси по-японски — он употребил привычный для нексусных крыс термин, означающий утечку воздуха. — Сентё-сан, что-то может быть очень не в порядке!

Хайден Стрейкер почувствовал, как дрогнула его рука, все еще лежащая на рычаге. Однако он испытал огромное облегчение от того, что люк все-таки открылся: еще несколько минут, и аварийные устройства наглухо отрезали бы нижнюю палубу с ангаром от остальных помещений, а отключить эти устройства возможно только с пульта астрогатора. Что Боуэн разрешил бы только через свой труп. Во все горло, чтобы перекричать свист уходящего воздуха, Хайден рявкнул:

— Куинн, бери с собой двоих людей и за мной!

Затем он повернулся к самураю и сказал на его родном языке:

— Прошу простить меня, но я был бы вам очень обязан, если бы вы не отказались проследовать за мной в шаттл.

Синго, державшийся за поручень, чтобы не упасть при очередном залпе противника, прищурился. Его поза уже не была столь горделивой и надменной: поток холодного ветра хлестал японцу прямо в лицо.

— Ийе вакаримасен! Я не понимаю! Вы просите меня спуститься туда? Сейчас? Когда ваш корабль подвергся нападению?

— С сожалением, Синго-сан, вынужден предложить вам именно это.

«Шанс» совершил очередной маневр, и теперь затянутая облаками поверхность Осуми оказалась прямо у них над головами.

— Как вы изволите видеть, планета очень близко. Сейчас мы не более чем в пятистах милях от поверхности.

— Не сходите с ума. Мы все погибнем!

— А разве судьба каждого человека не предопределена заранее? — Хайден Стрейкер спокойно выдержал удивленный взгляд японца, зная, что должен как можно скорее закончить дело — если потребуется, то даже угрожая бластером. Конечно, хотелось бы не доводить до крайностей, подумал он. Эти самураи свято верят, что во Вселенной все предопределено заранее — но при этом больше всего на свете чтут иерархическую лестницу. Может быть, мне удастся использовать эту их слабость. Он перешел на более официальный тон: — Как капитан этого корабля, я могу вас заверить, что в данный момент шаттл — самое безопасное место. И еще раз настоятельно прошу следовать за мной.

Не успел самурай рот открыть, как очередной предупредительный залп с ближайшего китайского корабля влепил очередные пятьдесят гигаватт энергии в правый борт. В месте попадания блеснула ослепительная вспышка, и «Шанс» загудел, как гигантский колокол. Секундой позже до них докатилась электромагнитная ударная волна, эхом разнесшаяся по всему кораблю.

Хайден попытался еще раз урезонить самурая:

— Высокочтимый господин, они всерьез собираются уничтожить нас. И в соответствии с нашими торговыми обычаями я, как капитан, имею право настаивать на том, чтобы вы, пока находитесь на борту вверенного мне корабля, подчинялись моим требованиям. А я ни коим образом не намерен подвергать вас или вашу супругу угрозе китайского обстрела. Поэтому я приказываю вам как можно быстрее проследовать на шаттл.

Хидеки Синго с вызовом посмотрел на него, но тут яркий, как вспышка магния, сполох огней Святого Эльма, отразившихся от стабилизатора, заставил его прикрыть глаза ладонью.

— Капитан, легко говорить, если сами не намереваетесь сопровождать меня.

— Уверяю вас, высокочтимый господин, вы заблуждаетесь. Я именно собираюсь отправиться с вами.

— Что? — Самурай замер в изумлении, не отпуская поручня. — Вы собираетесь оставить корабль? Бросить его в минуту опасности? Разве не вы сами только что утверждали, что являетесь капитаном?

Он почти кричал, чтобы свист уходящего в шахту воздуха не заглушал его слов.

— Верно: капитан несет ответственность за свой корабль. Но, кроме всего прочего, он еще обязан заботиться о безопасности груза и пассажиров! И поскольку ценность их значительно превышает стоимость корабля, первейшей своей обязанностью я считаю доставку и того, и другого на поверхность планеты.

— Неужели в такую минуту вы можете рассуждать о какой-то там «ценности»? А как же корабль? Как экипаж? Что будет с ними? И что будет с вашим отцом? Неужели вы способны презреть свой сыновний долг?

— Прошу вас, только не напоминайте мне о сыновнем долге! У нас свои обычаи. Что же касается корабля, то он достаточно прочен, а экипаж состоит из более чем опытных людей. Просто им, как время от времени всем нам, придется уповать на везение.

Из громкоговорителя донеслось сообщение о повреждении корпуса. Хайден Стрейкер еще раз глянул на панель со световыми указателями у своих ног, на индикаторы утечки воздуха, расположенные рядом с жерлом шахты. Пять из них уже начали тревожно пищать. Значит, вот-вот включатся в действие аварийные системы. Если он сейчас захлопнет крышку люка — чтобы уменьшить потерю воздуха — снова открыть ее уже не удастся.

Времени не оставалось. В нерешительности он спустился вниз и заглянул в отцовскую каюту владельца. Дым уже немного рассеялся, и он разглядел спину Боуэна, склонившегося над гамаком. Потом он увидел, как отец поднимает руку, и подумал: стало быть, не остается ничего другого; надо рискнуть и покинуть корабль вместе с самурайской четой. Выбора нет. Я не могу отправить японцев одних на планету, и нет человека, которому я бы доверил их судьбу.

Он вернулся наверх и взял Хидеки Синго за руку.

— Я вынужден настаивать. Другого выхода нет!

Разъяренный тем, что кто-то посмел его коснуться, самурай отпрянул от Хайдена Стрейкера и закричал, каждое свое слово сопровождая энергичными взмахами руки:

— Ваша первейшая обязанность — оставаться на борту! Вместе с отцом! К тому же на корабле гораздо безопаснее!

— Боюсь, это не так. Прошу вас, проследуйте к шаттлу!

— Повторяю: мы остаемся здесь!

— Ийе! Нет! — Терпение Хайдена Стрейкера лопнуло. Японец просто время тянет — боится лететь на шаттле и надеется, что я сдам «Шанс» без боя, подумал он и сказал:

— Если вы откажетесь лететь, мне придется сражаться до последнего, то есть до тех пор, пока каньцы не уничтожат корабль! Но сохранить жизнь вашей супруги гораздо важнее! И вы обязательно должны добраться до Мияконодзё!

— Это нужно только вам! Каньцы…

— По-видимому, вы понятия не имеете, что могут их лучевые орудия сотворить с кораблем. Стоит отказать защитному полю, и тогда всем конец, в том числе и вам!

Синго заметно дрожал. Похоже, он злился сам на себя за то, что никак не мог принять решения. И меч его оставался в ножнах лишь потому, что самурай считал себя и Хайдена людьми примерно одного ранга.

— Высокочтимый господин, вы должны внять моей просьбе!

— Не будь вы американцем…

— А я и не американец!

— Тогда хоть поступите, как американец. Сдайтесь им!

На скулах Хайдена Стрейкера заиграли желваки. Поток воздуха трепал его одежду.

— Синго-сан, я ни за что не сдам этот корабль китайцам! И не позволю захватить в плен вас! Неужели вы не понимаете?

Самурай отвернулся и как завороженный уставился в зев шахты. Глаза его горели… и Хайден Стрейкер неожиданно понял, что именно изо всех сил пытается скрыть от него этот человек: свой страх! Наконец самурай был вынужден признаться:

— Я не могу спуститься в шахту. Я не переношу высоты. У меня голова начинает кружиться.

— Шахта только кажется очень глубокой. На самом деле вы будете не падать, а плавно спускаться. Поверьте!

В корабль угодил еще один разряд, окатив мостик сквозь уже почти непрозрачный купол волной рентгеновского излучения. Они машинально пригнулись, и тут же поняли насколько глупо это инстинктивное движение.

— Скорее! Прошу вас, доверьтесь мне! Делайте, что я говорю!

Хидеки Синго вышел из ступора. Искоса взглянул на свою жену. Та кивнула в ответ, а затем гиси с удивлением увидели, как их капитан исчезает в горловине шахты аварийного доступа к ангару с шаттлом. Сентё спускался первым из вежливости, в знак того, что поверил самураю на слово. За ним вниз отправились два инженера-гиси, потом Хидеки Синго, следом его супруга, а шествие замыкал Куинн-сан.

У проникших в шахту перехватило дыхание: бешено несущийся через нее воздух вырывался в пространство сквозь трещину в плексовом корпусе корабля неподалеку от шлюза для выхода ремонтных роботов. При наружной температуре минус двести пятьдесят градусов по Цельсию, воздух мгновенно превращался в хлопья замороженных азота и кислорода. Между корпусом «Шанса» и внешней защитой уже разбушевалась форменная пурга — совсем как на Небраске II. Такую пробоину, могла оставить, пожалуй, только мезонная мина.

Метеорит! — вдруг сообразил Хайден. Я же послал ремонтного робота убрать его. Боже мой, а что если мина сработала уже после того, как робот доставил ее на борт? И почему роботы не заделывают отверстие?.. Да потому, что я сам отменил все ремонтные работы снаружи, когда решил направиться к нексусу, а потом забыл вернуть роботов на корпус. Голова садовая! Остается надеяться, что Боуэн догадается отдать необходимые распоряжения.

Пока он размышлял, ураганный ветер швырнул в отверстие еще один кусок какого-то хлама. Край отверстия обломился от удара, и оно стало еще больше. Теперь трещина напоминала ухмыляющуюся крокодилью пасть.

Куинн все еще находился в самой верхней части шахты, пытаясь справиться с ветром, почти у самого люка. Самурай же был далеко внизу. Меч Синго то и дело ударялся о стенки шахты и мешал ему, поскольку приходилось одновременно спускаться на замедляющих падение гравитационных волнах, и бороться с ледяным ветром, тянущим японца вниз.

— Советую перевернуться вперед ногами!

Синго передвинул вбок заткнутый за пояс длинный меч, прикинул силу и направление ветра и кривизну шахты, потом сделал кувырок, приземлился на пол ангара и, развернувшись, изготовился, чтобы поймать жену. Но опоздал: лишившееся груза гравиполе несколько ослабло, и супруга японца испуганно вытянула руку в поисках опоры. Одно ужасное мгновение она повисела, запутавшись ногами в мешающем кимоно, а потом корабль в очередной раз тряхнуло. Ее отнесло на середину шахты, завертело. Жена Синго запрокинула голову, пытаясь сохранить равновесие. Яростный поток воздуха тут же растрепал ее тщательно уложенные, заколотые волосы. Вращение ускорялось; длинный пояс, которым несколько раз была обернута ее талия стал разматываться и, в конце концов, улетел в сторону. За ним последовали сандалии. Хайден Стрейкер охнул от боли, когда на него обрушился дождь булавок и декоративных гребней. Одна из булавок воткнулась ему в щеку, подобно акупунктурной игле. Когда он, подняв голову, увидел, что происходит, и понял, чем это грозит, его едва не затошнило. Он отчаянно замахал двум гиси, что как раз приближались к середине пути.

— Има! Сугу! Вперед! Быстро!

Но вместо того, чтобы схватить женщину и остановить вращение, оба японца шарахнулись в стороны. На их лицах Хайден прочитал выражение нескрываемого ужаса: эти хоси-гиси оказались то ли крестьянами из самой низкой касты, то ли отщепенцами-сангокуинами. Ведь на той планете, над которой завис «Шанс», любое неосторожное замечание, произнесенное в пределах слышимости закрытых носилок дамы из знатного семейства, являлось вполне достаточным основанием для немедленной казни. Поэтому для них было немыслимым даже жены.

— Держите же ее, черт бы вас побрал!

Однако табу укоренилось слишком глубоко. Несмотря на приказ, оба гиси остолбенели. Ни один из не осмеливался хотя бы взглянуть на женщину, не говоря уже о том, чтобы схватить. Из-за ветра скорость ее падения угрожающе возрастала, и госпожа Синго запросто могла вылететь из устья шахты, грохнуться на палубу и переломать все кости. Хайден забыл об амигдале и рванулся вверх, чувствуя, как его окутывают перистальтические волны. Он изловчился и поймал женщину в двадцати футах от палубы.

Жена самурая ухватилась за расшитый золотом шеврон, а он изо всех сил старался удержаться на месте. На мгновение их лица прижались друг к другу, его рука обхватила ее поперек обнаженной груди… и он понял, что его ладонь легла ей на сосок. В этот момент поле снова подхватило их, и он немного ослабил хватку. Японка была обнажена, если не считать пары белых носков и шелкового кимоно, повисшего у нее на локтях. Длинные черные волосы развевались вокруг белого как мел лица — грим заканчивался полукругом у ключиц, а ниже начиналось ее «подлинное» тело — молодое, золотистое, благоухающее, теплое. Женщина была растеряна и до смерти перепугана.

Хайдер поспешно натянул кимоно ей на плечи и запахнул его, чтобы прикрыть тело, а затем снова спустился на палубу — вместе с госпожой Синго. Он знал, что в глазах мужа она обесчещена; в самом деле, гайдзин видел ее обнаженной и сжимал в объятиях; однако ее растерянность перед неудержимым падением и благодарность за спасение, по идее, должны перевесить страх перед недовольством мужа.

Хайден невольно посочувствовал жене самурая. Хоть он и увидел ее обнаженной чисто случайно, зрелище это потрясло его. Она оказалось именно такой, какой он представлял ее в своих снах, что мучали его целый месяц: она была прекрасна.

Стрейкер-младший вошел в шаттл и тяжело опустился в кресло второго пилота, чувствуя на себе пронизывающий взгляд Синго. Он взялся за штурвал — автопилота не было, вместо него в приборной панели зияла здоровенная дыра — поэтому шаттл придется пилотировать вдвоем.

Хайден включил коммуникатор и приказал двум гиси поторапливаться:

— Давайте сюда! Быстро!

Те неохотно повиновались. Затем послышался крик Куинна, которому предстояло преодолеть еще ярдов пятьдесят. Вверху, у отверстия люка он увидел Боуэна с бластером в руке.

— А ну назад, вы, сукины дети! — взревел астрогатор.

Гиси, послушно двинувшись в обратном направлении, протиснулись мимо Куинна, который замер на месте. Хайден Стрейкер еще раз сердито рявкнул в коммуникатор:

— В чем дело? Эти люди мне нужны!

— Ты никуда не летишь! — огрызнулся Боуэн. — Остаешься здесь! Это приказ твоего отца! И ты не посмеешь его ослушаться, пси тебя побери!

Хайден стукнул кулаком по приборной панели.

— Закрывай люк, Куинн!

— Куинн, назад! Это приказ! — зловещий курносый ствол «вессона» смотрел прямо на кадета-рулевого.

— Закрывай люк, кому сказано!

Хайдер видел, как из крышки люка появляются задвижки, предавая ей вид морской звезды. Куинн замешкался, затем отчаянно дернул рычаг закрытия люка. Задвижки выдвинулись до упора, и в ангаре тут же включились красные сигналы, предупреждающие о том, что через десять секунд откроется наружный люк. Куинн кубарем скатился вниз, влетев в кабину шаттла и прыгнул в кресло пилота.

— Молодец, кадет!

— Капитан, вы уверены, что поступаете правильно?

— У нас нет другого выбора.

— Надеюсь, сэр, вы правы. Просто мне не дает покоя мысль…

На экране коммуникатора появился исступленно трясущий кулаком Боуэн.

— Предупреждаю! Если вы не покинете этот чертов шаттл, я открою огонь. Это приказ твоего отца, Хайдер. — Боуэн был вне себя от ярости. Его руки обрушились на пульт и принялись набирать команду. Но поняв, что уже поздно, он в бессильной злобе ударил по клавиатуре кулаком. — А ну закройте долбаный шлюз! Закройте сейчас же, ясно? Ты слышишь, что я сказал, ворюга несчастный?!

Проклятия астрогатора, запустившего пультом в стену так, что лопнул провод, прервались. Огромный корабль выплюнул шаттл, и тот начал свое медленное продвижение к планете. Боуэн приказал дать по шаттлу залп из лучевых орудий, но, хотя пространство вокруг «челнока» и озарилось неоновой вспышкой, Хайден Стрейкер знал, что это всего лишь жест отчаяния.

Куинн вел шаттл на самой малой скорости. Вскоре беглецы почувствовали, что суденышко попало в мягкие объятия защитного поля правого борта; поле это, вступив во взаимодействие с их собственным, сначала замедлило их движение почти до нуля, но затем ослабло и выпустило их в открытый космос. Путь был свободен.


Содержание:
 0  Звездные самураи : Кен Като  1  ЧАСТЬ I НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА : Кен Като
 6  1 : Кен Като  12  7 : Кен Като
 18  11 : Кен Като  24  17 : Кен Като
 30  23 : Кен Като  36  29 : Кен Като
 42  ОСВОЕННЫЙ КОСМОС : Кен Като  47  2 : Кен Като
 48  вы читаете: 3 : Кен Като  49  4 : Кен Като
 54  9 : Кен Като  60  4 : Кен Като
 66  10 : Кен Като  72  15 : Кен Като
 78  21 : Кен Като  84  27 : Кен Като
 90  33 : Кен Като  96  14 : Кен Като
 102  20 : Кен Като  108  26 : Кен Като
 114  32 : Кен Като  120  КНИГА 1 : Кен Като
 126  7 : Кен Като  132  13 : Кен Като
 138  17 : Кен Като  144  23 : Кен Като
 150  2 : Кен Като  156  5 : Кен Като
 162  11 : Кен Като  168  5 : Кен Като
 174  11 : Кен Като  180  16 : Кен Като
 186  22 : Кен Като  192  продолжение 192
 198  19 : Кен Като  204  25 : Кен Като
 205  26 : Кен Като  206  27 : Кен Като



 




sitemap