Фантастика : Космическая фантастика : Глава 10 Глаза в людском море : Хельге Каутц

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу

Глава 10

Глаза в людском море

В моей жизни есть только две вещи, которые я не забуду никогда и ни при каких обстоятельствах, и это глаза Нианы.

Мартин Занда 214 год по новому времени

Сектор База Облаков, Ледда

561 год по теладинскому летоисчислению

На Ледде царила ночь. Зер Альман стоял на просторном дворе штаб-квартиры Космической мобильной дивизии Джонферсона. Б правой руке он держал стакан с водой, а левую засунул в карман серого летного комбинезона. Его темные волосы были собраны в короткую косичку. За его спиной, на первом этаже здания фирмы, было шумно и весело: журналисты, техники, компаньоны, конкуренты, друзья, люди из отдела маркетинга и прочие VIP-персоны, которых Зер Альман никогда прежде не видел, танцевали под приглушенную музыку, беседовали и смеялись. За пределами находящейся на закрытой территории штаб-квартиры тоже шумел праздник. Там собрались сотни аргонцев, сплитов и теладинцев. Казалось, все население Ледды пришло, чтобы лично пережить вместе с Зером Альманом его попытку установить рекорд. Как на больших народных гуляньях, были поставлены палатки для закусок и автоматы по продаже напитков. Здесь даже был паранидский жонглер, вокруг которого порхали в воздухе геометрические тела. Над головами толпы парил голографический шар, показывавший различные картинки с камеры, расположенной в кокпите, и из системы Вантера — Юнипа.

Зер Альман посмотрел на инфобраслет. Через двадцать мизур он взойдет на борт «АП Весельчака», который в это время готовили к старту на летном поле «А» в нескольких километрах отсюда. Естественно, летное поле строжайше охранялось. Ему самому не верилось, что он стоит так спокойно здесь, на земле, и смотрит в небо. Он еще не чувствовал ни малейшего волнения.

— Ну когда же он наконец появится? — хныкал Джордже, которому было всего четыре язуры, стоя рядом с Зером Альманом и пытаясь принять такую же позу. Мальчик имел в виду Комплекс IV, один из шести орбитальных комплексов, принадлежавших Зеру Альману. Комплекс IV делал один оборот вокруг Ледды за сорок три мизуры и был таким большим, что в хорошую погоду его можно было увидеть невооруженным глазом.

Сегодня погода была отличной — прохладная ночь и абсолютно ясное небо.

— Терпение. Он может появиться в любой момент, — спокойно ответил Зер Альман.

Включая Джордже, здесь сегодня собрались трое из пятерых его отпрысков. И одна из его двух бывших партнерш по брачному договору.

И вот на горизонте появилась большая белая точка, совершенно бесшумно совершавшая движение по своей траектории между звезд.

— Ну, смотри! Видишь?

— О да! — восхищенно ответил мальчик.

— Там, вверху, мы строим космические корабли, такие как «АП Весельчак» и даже еще больше. Это гораздо практичнее и дешевле, чем делать их здесь, внизу.

— Зер Альман, а почему все теладинцы называют тебя «Зер Альман с косой»? — невинно спросил малыш.

— Кто это так называет? — прорычал Зер Альман шутливо-угрожающим тоном.

Он знал, что некоторые люди за его спиной действительно так его называют, и даже мог предположить, у кого мальчик это подхватил.

— Рейза называет!

— Ха! Ну я ей покажу! — ухмыльнулся Зер Альман. — Это просто неслыханно! — Он одним глотком выпил всю воду. — Пойдем в дом, малыш?

— Не-е, я еще посмотрю!

В помещении все приветствовали его громкими криками. Вообще-то Зер Альман не любил привлекать к себе повышенное внимание, но с этим нужно было смириться и делать хорошую мину при плохой игре. Гегебалий пробился к нему через толпу:

— Коллега шеф, Уолш провел маневр с точностью сто один и одна сотая. Теперь он лидирует!

Зер Альман поймал на себе любопытные взгляды. Он все время следил за полетом Уолша с помощью голографического шара и знал, что говорят об этом комментаторы. До сих пор сто одна мизура было лучшим временем, которого удалось добиться при исполнении двойных «качелей». Но он был уверен, что ему удастся побить этот рекорд.

— Отличная работа, — сдержанно улыбаясь, сказал он. — Посмотрим, сможем ли мы с нашей чудо-техникой закрутить гайки еще крепче.

Он не уточнил, что имел в виду под этим замечанием: то ли свое летное мастерство, то ли технологию двигателей КМДД. В глубине души Зер знал, что ему придется почти полностью положиться на двигатели, потому что его собственное летное мастерство не слишком превышало средний уровень. Инфобраслет запищал.

— Стартовое окно через пятнадцать мизур, — произнес плохо смодулированный электронный голос.

Зер Альман отдал пустой стакан своему ассистенту:

— Вы доставите меня на летное поле, Гегебалий?

* * *

На пути к ракетоплану, припаркованному недалеко от здания фирмы, Зер Альман в очередной раз удивился, сколько аргонцев, сплитов и теладинцев собрали здесь состязания. Он поднялся в ракетоплан, застегнул ремни безопасности и кивнул собравшимся зрителям из открытого бокового окна, в то время как Гегебалий выводил аппарат на нужную высоту. Через несколько сезур они уже плыли над головами возбужденных болельщиков. Приветственные крики не утихали.

— Не воспринимайте все так мелодраматично. Это вовсе не проводы героя на битву, — усмехнулся Зер Альман, искоса глядя на теладинца.

— А я воспринимаю это именно так, коллега, — фыркнул тот.

Зер Альман вздохнул и снова выглянул в окно. На него сияющими глазами смотрели мужчины и женщины, стар и млад. Там были маленькие дети и подростки, взрослые люди среднего возраста и даже совсем старые, с морщинистыми лицами и седыми волосами. Теладинцы шипели, сплиты показывали какие-то странные жесты. Чем он заслужил все это? Он же был всего-навсего инженером.

Неожиданно его взгляд зацепился за что-то в водовороте толпы. Зер Альман повернул голову и присмотрелся. Кто-то один не махал ему, не танцевал вместе с другими, а просто стоял, как скала посреди бушующего прибоя, и пристально смотрел на него, на Зера Альмана.

Это была довольно молодая женщина, очень красивая, с продолговатым лицом, стройная, светлые длинные косы, светло-голубые глаза. Зер Альман ощутил сильный толчок в сердце, оно сжалось и заболело. Он не знал, кто эта женщина, он никогда не видел ее, и все же… В ее глазах сверкал необычный ледяной огонь, сразу же показавшийся ему знакомым, как будто эти глаза снились ему каждую ночь. Кем она была? Он ощутил почти физическую боль, когда их взгляды оторвались друг от друга, потому что Гегебалий наконец-то сдвинул ракетоплан с места. Целую сезуру он боролся с искушением попросить своего ассистента изменить курс и вернуться. В конце концов Зер Альман преодолел это желание, но что-то в его душе и сердце продолжало вспоминать и болеть. Это было чувство, для которого он не мог найти слов.

В таком взбудораженном состоянии космолетчик вошел спустя пять мизур на борт «АП Весельчака», опустился на сиденье пилота и застегнул ремни безопасности.

— Вы уверены, что я не должен лететь с вами? — спросил Гегебалий, бочком присевший на сиденье второго пилота, пока Зер Альман вместе с молчаливым бортовым компьютером проверял данные приборов.

— Конечно, будет вполне достаточно, если вся слава окатит с ног до головы меня одного, — ответил пилот, подмигивая.

Гегебалий слишком хорошо знал шефа, чтобы понять, что это была шутка. Да и кроме того, правилами не предусматривалось присутствие второго пилота.

— Тшш! Что ж, тогда пожелаю вам поймать удачу за хвост, — торжественно сказал теладинец.

Зер Альман поблагодарил Гегебалия и посмотрел ему вслед. Когда компьютер доложил, что все переборки закрыты и включена стартовая готовность, Зер Альман положил руки на прохладные поверхности рукоятей управления, но не засунул их в углубления. С переброской на орбиту Юнипы компьютер мог отлично справиться и сам. Джонферсон снял руки с рукоятей и с удивлением обнаружил на них потные отпечатки. Неужели он вспотел? Разве он волнуется? Он недоуменно пожал плечами и отдал приказ: «Старт!» «АП Весельчак» приподнялся над землей на бледном столбе пламени и взмыл в ночное небо. Когда корабль прибыл на орбиту Ледды, с Зером Альманом тут же связались оба корабля сопровождения. Судьи состязаний передали на его бортовой компьютер официальные орбитальные параметры и пожелали ему удачи. Потом он включил стандартные двигатели — и полет «АП Весельчака» начался.

В течение полутора стазур, во время которых корабль стремительно несся к цели, мысли Зера Альмана были заняты в основном голубыми глазами, которые он заметил в людской толпе на Ледде. Естественно, не могло быть и речи о любви с первого взгляда или о передаче мыслей на расстоянии, но он мог бы поклясться, что эти глаза пытались ему что-то сказать. Они затронули его душу.

Через какое-то время, показавшееся человеку вечностью, корабль наконец приблизился к цели — точке L5, месту в треугольнике между Вантерой, Юнипой и «АП Весельчака», где в соответствии с планом должна была начаться гонка, как только компьютер включит зажигание. Зер Альман потянулся, хрустнул пальцами и засунул руки в углубления рукоятей управления. Он сделал это как нельзя вовремя. Рукояти дрогнули, и показатели нагрузки двигателей КМДД скакнули с нуля до шестидесяти пяти процентов. Под обшивкой корабля послышался негромкий, но мощный стук, сигнализирующий о том, что компенсаторы начали свою работу. Вантера буквально прыгнула в лицо Зеру Альману, заполнив собой все пространство. Темно-синяя планета с плотной атмосферой, но без узнаваемых облачных зон. Из тени планеты медленно выплывала луна Юнипа.

— Скоро увидимся, — хриплым голосом сказал Зер Альман, глядя на Вантеру.

Не упуская из виду просчитанные заранее параметры, он изменил курс «АП Весельчака» таким образом, чтобы носовая часть корабля показывала на внешний край Юнипы. Его план предусматривал пройти мимо луны как можно ближе к ее поверхности. Наблюдая за полетами других участников, он понял, что большинство из них старались держаться как можно дальше от луны, так, будто у нее была собственная атмосфера. Он же решил поступить иначе, а двигатели КМДД могли в крайнем случае вытащить его почти из любой гравитационной дыры!

И хотя Зер Альман все просчитал и был уверен в себе, его пульс учащенно бился, когда корабль начал стремительно приближаться к луне, которая осветила кокпит нереальным белым светом. Оправдают себя расчеты или его расщепит на атомы? От этой мысли у него на лбу выступил холодный пот. И только через несколько мизур, когда уже можно было различить отдельные детали на поверхности Юнипы, он осознал, что «АП Весельчак» действительно будет падать, вращаясь вокруг луны. Его руки машинально подвинули рукояти управления и увеличили радиус маневра «качелей». Когда Зер Альман это понял, он тут же вернул корабль в прежнее положение, но это упущение стоило ему по меньшей мере одной мизуры.

Слева над луной всходила Вантера. Зер Альман вздохнул с облегчением и вытер со лба капельки пота.

«Первый удар нанесен. Правда, не совсем безупречно», — подумал он и сконцентрировался на втором, более сложном этапе маневра.

Вантера была не газовой планетой, а так называемым кремниевым гигантом с такой большой гравитационной силой, что, окажись на его поверхности люди, они были бы обречены на неподвижность. Именно этот момент и могли бы обыграть мощные двигатели КМДД как свою козырную карту. Там, где другим пилотам приходилось просчитывать традиционный курс, Зер Альман мог рискнуть и сэкономить таким образом несколько сезур, а то и мизур.

Если пикирование на Юнипу уже было делом рискованным, то пике в совершенно ровную синеву большой планеты равнялось настоящему падению в бездну. Глазу не за что было зацепиться: не было видно, где начинается атмосфера и насколько она удалена от поверхности. Вантера заполняла всю панораму кокпита, как будто кто-то натянул перед окном огромный голубой платок. Сжав до боли зубы, Зер Альман пытался буквально слиться с рукоятями управления. Даже малейшее их движение могло означать для него жизнь или смерть, победу или поражение.

Наконец, после бесконечно длившейся инзуры, во время которой Зер Альман испытал сильнейший стресс, в нижней части окна из стеклометалла появилась крохотная щель черного космоса. Зер Альман чувствовал, как сила притяжения планеты держит «АП Весельчака» и пытается втащить его обратно. Он увеличил мощность двигателей на пять процентов сверх их полной нагрузки. Бесконечно медленно, как казалось Зеру Альману, тянулось время, пока корабль вырывался из воронки гравитационной силы.

Томительно тянулись мизуры, как вдруг неожиданно раздались позывные радиосигнала, а затем ожило и видеополе. Это был один из двух третейских судей, с надежного расстояния наблюдавших за «качелями» корабля «АП Весельчак».

— Официально лучшее время — девяносто четыре и двадцать четыре сотых мизуры. Мы поздравляем вас с рекордом, Джонферсон-сан. Вам действительно удалось нас удивить.

— Не могу сказать того же о себе, — простонал Зер Альман. — И все же спасибо.

Вантера и Юнипа уже превратились в маленькие диски, постепенно исчезающие в космосе, когда Зер Альман наконец оторвал руки от рукоятей управления и передал командование бортовому компьютеру. На рукоятях остались влажные отпечатки, а сам он весь дрожал от избытка адреналина. И хотя Зер Альман чувствовал себя на седьмом небе от счастья, ему казалось, что его только что четвертовали. Состязания он выиграл. В этом нет никаких сомнений. Еще два пилота, тоже собиравшихся осуществить маневр «двойных качелей», могли спокойно отказаться от полета, потому что перекрыть время Зера Альмана было просто невозможно. Но, естественно, они свою попытку сделают.

Скорость полета «АП Весельчака» после двойного маневра была так велика, что он долетел до Ледды меньше чем за одну стазуру. И что-то внутри него неустанно подгоняло его, причем так, что он начал торможение буквально в последний момент. С языками пламени, вырывающимися из двигателей, через сорок мизур корабль плыл по небу как символ победы — во всяком случае, так это воспринимали почти все зрители, ожидавшие его на Лед-де, — пока бортовой компьютер не посадил корабль с точностью до миллиметра на то же место, с которого тот стартовал.

Грохот двигателей постепенно уменьшался и наконец после слабого повизгивания стих окончательно. Вокруг царила тишина, но в голове Зера Альмана все еще раздавался шум мотора. Какое-то время он не шевелился, ощущая сильную усталость, потом сделал глубокий вдох. Он отстегнул ремни и встал, чувствуя, как дрожат колени. Когда открылась створка шлюза, ему пришлось зажмуриться от яркого света. Прямо перед его лицом жужжал коммуникационный шмель-дрон. Раздались крики «Браво!» и аплодисменты.

— Мой дорогой коллега шеф! — восхищенно кричал Гегебалий.

Теладинец, переваливаясь, спешил ему навстречу по красной дорожке, протянувшейся от ракетоплана до трапа «АП Весельчака». С обеих сторон дорожку ограждал металлический барьер, за которым толпились десятки ликующих зрителей.

— Дорогой коллега, брат и шеф Джонферсон-сан! — задыхаясь, произнес Гегебалий, поравнявшись с Зером Альманом. — Это был шедевр! Я никогда не видел ничего подобного!

Зер Альман слабо улыбнулся:

— Представьте себе, что вас привязали к гигантской петарде и выстрелили ею в воздух. Я и не мог ничего испортить.

— Тшш! — фыркнул теладинец. — Скромность победителя!

Бесконечное количество рук тянулось к Зеру Альману через ограждение. Следуя какому-то внутреннему порыву, он перешагнул через ограждение и пошел сквозь толпу, пожимая протянутые ему навстречу руки. И вдруг остановился, будто пораженный ударом грома. Гегебалий продолжал еще идти, но потом обернулся к шефу.

Зер Альман стоял, разинув рот и уставившись на людскую толпу с выражением невероятного изумления на лице. Он неотрывно смотрел на красивую женщину с длинными косами и светло-голубыми глазами, неподвижно стоявшую у барьера. Она улыбалась:

— Ты выглядишь как полудохлый аргну, Зер!

В душе Зера Альмана смешались узнавание и неверие. Теперь он знал, чьи это были глаза. Они принадлежали очень дорогому для него человеку, исчезнувшему давным-давно и объявленному погибшим. Несколько сезур он хватал ртом воздух и искал хоть какие-то слова. Потом сумел взять себя в руки настолько, что пролепетал ответ, который мог быть только таким. Это он тоже знал наверняка.

— Мне кажется… мне кажется, у тебя весь хобот в грязи, Йош!


Содержание:
 0  Йошико X3: Yoshiko : Хельге Каутц  1  Глава 1 Потерпевшие крушение в неизвестности : Хельге Каутц
 2  Глава 2 Прибывшие гости : Хельге Каутц  3  Глава 3 Переполох в лагере : Хельге Каутц
 4  Глава 4 Переполох на кораблях с ЦП : Хельге Каутц  5  Глава 5 Кровная вина : Хельге Каутц
 6  Глава 6 Работа в Раю : Хельге Каутц  7  Глава 7 Защитное оцепенение : Хельге Каутц
 8  Глава 8 Отчаянный план : Хельге Каутц  9  Глава 9 Бегство : Хельге Каутц
 10  вы читаете: Глава 10 Глаза в людском море : Хельге Каутц  11  Глава 11 Ильяна в бедственном положении : Хельге Каутц
 12  Глава 12 Встречи : Хельге Каутц  13  Глава 13 Такая знакомая, такая чужая : Хельге Каутц
 14  Глава 14 Кто такая Мерита Ванкершоу? : Хельге Каутц  15  Глава 15 Тригравископ : Хельге Каутц
 16  Глава 16 Конечная скорость : Хельге Каутц  17  Глава 17 На службе у теладинца : Хельге Каутц
 18  Глава 18 #EFAA : Хельге Каутц  19  Глава 19 Лорд-капитан Тебатиманскатт : Хельге Каутц
 20  Глава 20 Нападение на станцию Мародер : Хельге Каутц  21  Глава 21 Корабли с ЦП : Хельге Каутц
 22  Глава 22 История терраформеров : Хельге Каутц  23  Глава 23 В спасательной капсуле : Хельге Каутц
 24  Глава 24 Мартен Винтерс : Хельге Каутц  25  Глава 25 Иммиграционные проблемы : Хельге Каутц
 26  Глава 26 Космическая туманная спираль : Хельге Каутц  27  Глава 27 Огненно-холодные близнецы : Хельге Каутц
 28  Глава 28 Посланец Древнего Народа : Хельге Каутц  29  Глава 29 Чистая сингулярность : Хельге Каутц
 30  Глава 30 Давным-давно на Дарехиторимо : Хельге Каутц  31  Глава 31 Встреча : Хельге Каутц
 32  Глава 32 Начало конца : Хельге Каутц  33  Глава 33 Прощание : Хельге Каутц
 34  Глава 34 Jadmanthrat, Таггерт! : Хельге Каутц  35  Эпилог : Хельге Каутц
 36  Справка : Хельге Каутц  37  Использовалась литература : Йошико X3: Yoshiko
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap