Фантастика : Космическая фантастика : Глава 22 История терраформеров : Хельге Каутц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




Глава 22

История терраформеров

Даже при относительно неэффективной скорости в 0,1 с самовоспроизводящийся космический зонд на протяжении 500 веков сможет распространиться по всей Галактике. Нет оснований предполагать, что подобное не происходило уже неоднократно. Машины повсюду, они господствуют над космосом.

Намико Хитоми Комиссия по расследованию случая с ОЭС-терраформером, 2101 год

Уже спустя возуру оказалось, что запасы таблеток Йошико подходили к концу гораздо быстрее, чем она предполагала. У нее было с собой по две упаковки «Д» и «Р», по двадцать семь таблеток в каждой. Из желтеньких «Д» она еще не использовала ни одной, потому что за все это время не ощущала ни малейших признаков депрессии и истерии. Из зеленой упаковки с таблетками «Р» у нее оставалось еще тридцать таблеток. И теперь не играло никакой роли, сколько и когда их принимать, потому что не было никакой надежды вернуться в Сообщество до того, как она примет последнюю таблетку. Если быть совсем точной, то она не рассчитывала вообще когда-нибудь вернуться, потому что и Тебатиманскатт, и #efaa уверяли, что вопрос о возвращении не может всерьез обсуждаться хотя бы по чисто физическим причинам. К тому же Зер Альман во время своих экскурсий по кораблю с ЦП обнаружил, что его топливные баки заполнены всего на три четверти. Здесь не было ни одного коллектора Буссарда, а коллектора на «АП Весельчаке» для этой цели было явно недостаточно.

Зеленые таблетки «Р» пока поддерживали Йошико. Хотя она и знала все происходящее в подробностях, но создавалось впечатление, что ее это никак не касается. Она ощущала себя как нереальный персонаж из какой-нибудь голодрамы. Пока она находилась под воздействием своих психотропных лекарств, женщина даже не боялась думать о том, что им предстоит. Йошико пожала плечами и проглотила три таблетки «Р» из предпоследней трубочки. На этот раз, как и всегда, у них был вкус льда, но они не были холодными.

Она запихнула трубочку в карман брюк, вышла из тесной душевой кабины и направилась к центральному помещению #efaa, куда и добралась через несколько мизур. За последние несколько тазур она навела здесь относительный уют, в то время как Зер Альман исследовал машинные отделения и установки ассемблеров корабля, совершая с этой целью бесконечные вылазки, длящиеся порой целые стазуры. С этих вылазок он иногда приносил артефакты, забытые когда-то создателями корабля. Среди прочего он принес кубики с записанными на них музыкальными программами и дневники; голографические фотографии смеющихся женщин, мужчин и детей; рассыпающиеся от старости календари и лазерные оттиски; научные журналы, записанные на пленках из полидиамандоида. Но с точки зрения археологии самая важная информация содержалась в банках данных самого корабля. Постепенно Йошико удалось вытащить из #efaa отрывки ее богатой событиями истории. На Тебатиманскатта, который безуспешно пытался добиться того же в первые пять язур своего пребывания на борту корабля, ее успехи произвели сильное впечатление и откровенно его взволновали.

* * *

Действительно, #efaa сошла со стапеля шестьсот пятнадцать язур, то есть восемьсот тридцать шесть солнечных лет, назад. И это было потрясающе! Этот корабль создавался для мирного исследования и колонизации космоса. И #efaa принимала активное участие в терраформировании нескольких миров, названия которых были известны Йошико. И настоящее название #efaa не ксенонец, а терраформер, точнее говоря, ТФ/ЦП, то есть терраформер с центральным процессором. Точно так же, как и прочие корабли типа ТФ/ЦП, #efaa вначале могла создавать собственные точные копии, которые в свою очередь по заданию человечества исследовали космос и подготавливали освоение людьми новых планет. Но в две тысячи девяносто девятом солнечном году на Земле, исходя из этических соображений, было принято решение прекратить работу над проектом, связанным с терраформерами. И в две тысячи сто пятнадцатом солнечном году коммуникационные шмели-дроны и радио вместе с последней модификацией операционной системы терраформеров передали всем известным к тому времени модулям сообщение, в котором было запрограммировано свойство самоликвидации. Одновременно с этим был послан роковой приказ, которому спустя десятилетия было суждено уничтожить как Землю, так и ее колонии: приказ самоуничтожения, то есть либо демонтировать себя при соблюдении всех мер безопасности, либо, если это будет возможно, просто взорвать. А потом о флотилии терраформеров забыли, так как были уверены — совершенно напрасно, — что все корабли типа ТФ/ЦП и их подразделения уничтожили сами себя, как им было приказано.

Но приказ о самоликвидации был выполнен лишь немногими единицами. Потому что терраформеры, обладавшие изначально весьма невысоким уровнем интеллекта, получили нечто, что позже стало представлять огромную опасность для всех видов жизни, наделенных разумом. Они получили свободу. Это была странная, искаженная свобода, но им ее хватило. Машины превратились… в мыслящих существ. Модификация операционной системы терраформеров была ошибочной, но эти, как считалось, «глупые» машины были не в состоянии осознать всю опасность такой ошибки. И на протяжении десятилетий каждый терраформер заранее просчитывал любое запланированное им действие, просчитывал подробно, чтобы использовать самые безопасные варианты и добиться лучших результатов. После модификации операционной системы для терраформеров больше не существовало различий между реальностью и имитацией. Существовало лишь то, что носило название СОСТОЯНИЯ, то есть внутреннее рабочее состояние, куда наряду со всем остальным включались также и наружные объекты, и даже они сами. То, что мешало СОСТОЯНИЮ, по возможности устранялось. В конце концов, в число тех, кого было необходимо устранить, вошли и сами создатели терраформеров. По большому счету никто не мог обвинить машины в злом умысле, так как на протяжении многих сотен лет они не обладали достаточным разумом, чтобы суметь отделить реальность от имитации. И они сумели причинить непоправимый ущерб человечеству и другим видам жизни на Млечном Пути.

Постепенно, очень медленно, терраформеры начали развиваться, становиться лучше. Они научились мыслить, так что их уже можно было назвать разумными. Кроме того, произошло кое-что еще: они вытащили себя из глубин небытия. И возникло сознание. А вместе с ним пришло понимание того, что до сих пор они существовали в некоем гротескном СОСТОЯНИИ сомнения. У машин появилась уверенность в том, что, кроме них, существуют и другие объекты, обладающие собственным сознанием. К тому времени оставалось всего несколько терраформеров с ЦП первого поколения. #efaa занимала ведущее положение. Сразу же после того, как она обрела самопознание, #efaa занялась прекращением всех боевых действий, исключая те, которые диктовались самозащитой. И теперь она просила отпущения грехов у тех, кому так долго причиняла зло.

* * *

Йошико сидела в ставшем уже привычным кресле на центральном командном пункте. Тебатиманскатт, как обычно, тоже был здесь. Вполне возможно, что за последние тазуры он вообще не покидал своего места. Паранид обладал такими выдержкой и терпением, к которым вряд ли подходило определение «нечеловеческие», скорее, их можно было назвать сверхчеловеческими. Именно так можно было охарактеризовать его способность ждать.

— Konichiwa, Теб, — обратилась Йошико к трехглазому параниду.

За прошедшее время между ними установились отношения, напоминавшие молчаливое военное перемирие. Частью этого перемирия было и то, что Йошико могла пренебречь уважительным обращением, которого так страстно требовал вначале Тебатиманскатт. Но она отказалась и от оскорблений и унижения собеседника, чем так грешила раньше. В свою очередь, Тебатиманскатт, на которого способность этой не-святой твари общаться с #efaa произвела очень сильное впечатление и даже изрядно смутила его, отказался от того, чтобы с помощью своих мелодраматических эффектов требовать от Йошико надлежащего уважения.

— Ты спал так же паршиво, как и я?

Паранид демонстративно смотрел в сторону и молчал. Йошико ухмыльнулась:

— Где Зер?

— Ваш спутник Зер Альман Джонферсон исследует систему двигателей мыслящего корабля.

— Браво! Чуть побольше пафоса, пожалуйста! Может быть, ему удастся найти что-нибудь, что нам поможет. Говоря «нам», я имела в виду «себя и его», — пояснила Йошико. — Я уже давно поняла, что ты просто жаждешь остаться здесь до конца своих дней.

— He-святая тварь Йошико Нехла, если ты действительно так считаешь, значит, ты поняла меня неправильно, — прошелестел Тебатиманскатт, сохраняя спокойствие и не давая ей вывести себя из равновесия.

— Как всегда, — вздохнула Йошико. — Я хочу знать, куда мы направляемся, и хочу поговорить об этом с нашей милой Евой.

Тебатиманскатт обхватил руками колени и скосил глаза в потолок.

— Ну просто оперная дива! — прошептала Йошико еле слышно.

У Тебатиманскатта была собственная теория по поводу того, что могло бы быть целью обоих кораблей с ЦП. Он считал, что они намерены, ни много ни мало, добраться до центра Вселенной, чтобы там соединиться с зонами. Йошико не очень четко понимала последовательность его рассуждений. И прежде всего потому, что паранид откровенно намеревался передать сообщение об этом Понтифику Максимусу Паранида, как только настанет срок.

— Ева! Ты здесь?

— Эта единица / я здесь, с вами, Йош.

— У тебя ведь есть что-нибудь вроде гравидара и телескопа, правда? Или радиотелескоп?

Йошико даже не пыталась использовать свой тригравископ для того, чтобы наблюдать за космосом. Имея под собой массу планеты, прибор мог бы проникнуть в пространство через многие астрономические единицы. Но #efaa была не так уж велика, ее масса даже приблизительно не достигала резонансной частоты, необходимой тригравископу для безошибочного функционирования.

— Названные функциональные единицы имеются в наличии. Однако названные функциональные единицы содержат некоторые изъяны.

— Проклятье! Ладно, я все равно хотела бы кое-что посмотреть. Например, оптический телескоп. Если это возможно. — Она заметила, что Тебатиманскатт направил один из своих трех глаз на проекционное устройство.

Если хорошо присмотреться, то в его выпуклых белых глазах можно было разглядеть нечто напоминающее зрачки, которые, правда, тоже были белыми.

По серому фону тянулась расплывчатая тонкая цветная пелена. Сначала Йошико не поняла, что она там видит, но потом сообразила, что, очевидно, где-то испорченный остаточный усилитель света разложил цветовой спектр какой-то далекой галактики и спроецировал его отдельные составные части на видеополе, сместив в пространственном отношении. Она потребовала, чтобы #efaa передала это расплывчатое изображение на другом фоне. Может быть, тогда удастся что-нибудь поправить. Но ее план не сработал. На расстоянии примерно десяти километров появился один-единственный блип, это был #deff. А больше ничего не изменилось. Неудивительно: ведь корабли с ЦП находились на расстоянии многих световых тазур за пределами любой солнечной системы. Здесь просто не было массы, которую мог бы обнаружить гравидар!

— А теперь, пожалуйста, радиоисточники, — попросила Йошико, впрочем, без особой надежды.

И действительно, ничего не изменилось. Йошико заложила руки за голову, а ноги положила на консоль. У нее появилась идея.

— Ева, на борту твоего коллега Дефа наверняка имеются такие же приборы. Ты можешь воспользоваться ими отсюда?

#efaa ответила утвердительно. Цветная пелена на сером фоне сменилась плотной черной. И снова на расстоянии десяти километров появился блип, но на этот раз была видна надпись: «#efaa». Данные радиотелескопа казались Йошико откровением. В направлении полета находилось несколько радиоисточников, которые Йошико сразу же определила как далекие галактики. Чтобы разложить эти данные на отдельные составляющие, понадобились бы тазуры! Но что же произошло с оптическим телескопом? Почему не было изображения из первоначального спектра? Ведь только в соединении с оптикой стала возможной детальная расшифровка всей информации!

— Магнитооптика командного модуля #deff находится в ремонте с две тысячи сотого года, — ответила #efaa на очередной вопрос Йошико.

— Она что, повреждена? Целых шестьсот язур?

— Нет, уже исправна. По причине нехватки коммуникационных дронов командный модуль #deff не располагает, однако, возможностями снова пользоваться телескопом.

Йошико засопела и сморщила нос. Потом набрала на своем инфобраслете:

— Зер? Не хочешь немного прогуляться?

Объяснив удивленному Зеру Альману, почему она хочет перебраться с помощью «АП Весельчак» на другой корабль с ЦП, она взглянула на Тебатиманскатта:

— Ты с нами?

— Иногда, Йошико Нехла, я с трудом успеваю за вашей непостижимой скоростью. Но, несмотря на это, я намерен сопровождать вас.

* * *

В отличие от посадочного туннеля #efaa туннель на #deff находился в безупречном состоянии. За исключением, пожалуй, нескольких неисправных светильников. Как и на борту первого корабля, парковочные ниши здесь тоже были не заняты. Все, за исключением одной, как с удивлением заметила Йошико, когда посадочный туннель завершил свой первый полный оборот вокруг «АП Весельчака».

— Смотри-ка, Зер! Вон там! Ты уже видел когда-нибудь такой странный космический корабль?

Зер Альман проследил глазами за ее указательным пальцем, одновременно с этим вручную выравнивая вращение «АП Весельчака», приспосабливая его к вращению посадочного туннеля.

— Выглядит как маленькая модель корабля с ЦП, — сказал он. — Цилиндр. Только знаешь что? Наш друг Деф переслал мне посадочный протокол обслуживания двадцать. И если я не ошибаюсь, мы должны занять место непосредственно в одной из этих ниш. Они здесь больше, чем на Еве?

— По идее, должны бы. Теб?

— Эти парковочные ниши длиннее на семь и одну десятую процента и больше в диаметре на девять и три десятых процента, — ответил паранид после краткого, но напряженного взгляда из окна кокпита.

— Надо же, он видит это невооруженным глазом! — язвительно заметила Йошико, хотя отлично знала, что это действительно так. Тебатиманскатт, у которого полностью отсутствовало чувство юмора, не почувствовал себя хоть как-то задетым и промолчал. — Зер, постарайся посадить «АП Весельчака» прямо перед этим странным мини-кораблем терраформеров. Мне очень хочется на него взглянуть.

— Да я уже понял, — ухмыльнулся Зер Альман.

Он все равно собирался так сделать, потому что странный корабль его тоже заинтересовал.

«АП Весельчак» медленно скользнул в нишу и был сразу же зафиксирован захватными устройствами. Раздалось металлическое жужжание, потом в кокпит проникли звуки, похожие на звуки гонга. Йошико удивленно взглянула на Зера Альмана, но он указал на маленький монитор над центральной консолью.

— Не угодно ли немного освежиться? Как интересно: новенький, с иголочки, суперсовременный космический разведчик и корабль, которому больше шестисот язур, отлично понимают друг друга в вопросах снабжения!

— Протокол обслуживания двадцать? — спросила Йошико.

— Вот именно! — подтвердил Зер Альман, прежде чем встать и снять шлемофон.

Йошико сделала то же самое.

Шлюзовая переборка поднялась и впустила их внутрь корабля #deff. Поскольку парковочные ниши здесь были больше, то и посадочный туннель был гораздо длиннее, чем на борту #efaa.

— Приятно, — заметил Зер Альман. — Сила тяжести здесь совершенно нормальная.

Теперь это заметила и Йошико. Чтобы проверить, она топнула по полу, и еще несколько сезур скрежет колосниковой решетки от удара ее сапог раздавался в туннеле.

— Отлично! Нам надо бы сюда переехать!

— Нет! — возмутился Тебатиманскатт.

— С каких это пор мы живем в коммунальной квартире? — с иронией поинтересовалась Йошико, которая уже направлялась к соседней парковочной нише. — Ты, конечно, можешь остаться, Теб, а мы… Святая Земля! Зер? Зер!

Зер Альман сделал рывок и за полсезуры догнал Йошико. В изумлении они смотрели внутрь ниши.

Там лежал человеческий скелет. Он покоился в военизированной форме темно-синего цвета, рядом с ним лежало огнестрельное оружие.

— Какой ужас! Что же здесь произошло? — Йошико присела и осторожно потянула за обшлаг формы. Раздался шелест, когда некоторые еще уцелевшие куски кожи превратились в пыль, а скелет — в груду костей.

— «Бенжамин Б. Галлахер, СПАСП „Хамелеон“», — прочла Йошико надпись на бейджике мертвеца. Она встала. — Давно мертв. Застрелен?

— Из реактивного оружия, — добавил стоящий за нею Зер Альман, но Йошико уже быстро шла вглубь космического корабля, стоявшего в этой нише так давно, что даже трудно было себе представить этот отрезок времени.

На борту корабля царил полумрак. Его собственное освещение вышло из строя, вероятно, сотни язур назад. Свет, который хоть как-то разгонял тьму, шел от светильника, находящегося у входа. Но… здесь что-то было! Йошико осторожно продвигалась вперед, все ее чувства были обострены до предела.

Сквозь пол корабля раздавалось равномерное жужжание, как будто где-то внизу работали машины. Йошико остановилась, попыталась сориентироваться по звуку и рассерженно обернулась, услышав за спиной топот мощных копыт.

— В центральной части этого космического корабля находится прямоугольный проход, — объяснил Тебатиманскатт. — Мы можем его увидеть. Он темнее, чем все вокруг.

Но как Йошико ни напрягала зрение, она абсолютно ничего не замечала. О чем говорит этот паранид? Что может увидеть он, если этого не видит она? Потом Йошико сообразила, что стоит включить лампу карманного фонарика, прикрепленного к поясу, и тут же поняла, что паранид был прав. В том месте, которое он указал, действительно находилась дверь. Теперь Йошико не сомневалась, что именно там находится источник загадочного жужжания.

Дверь открылась автоматически. С резким звуком включились светильники, заливая помещение ярким светом.

— Теперь мне надо бы принять таблеточку «Д», — хихикнула Йошико, заметив в центре комнаты возвышение.

На нем стоял широкий белый саркофаг, от которого отходило несколько шлангов толщиной в руку человека и десятки кабельных стренгов. На контрольной поверхности лениво поблескивали две лампочки: зеленый цвет — синий, зеленый цвет — синий.

— Что это? — Зер Альман подошел и встал рядом с ней. — Ох ты ж…

— Кокон, — сказал Тебатиманскатт.

— Криогенная камера! — поправила его Йошико. — Это просто проклятая криогенная камера. И в ней кто-то находится!


Содержание:
 0  Йошико X3: Yoshiko : Хельге Каутц  1  Глава 1 Потерпевшие крушение в неизвестности : Хельге Каутц
 2  Глава 2 Прибывшие гости : Хельге Каутц  3  Глава 3 Переполох в лагере : Хельге Каутц
 4  Глава 4 Переполох на кораблях с ЦП : Хельге Каутц  5  Глава 5 Кровная вина : Хельге Каутц
 6  Глава 6 Работа в Раю : Хельге Каутц  7  Глава 7 Защитное оцепенение : Хельге Каутц
 8  Глава 8 Отчаянный план : Хельге Каутц  9  Глава 9 Бегство : Хельге Каутц
 10  Глава 10 Глаза в людском море : Хельге Каутц  11  Глава 11 Ильяна в бедственном положении : Хельге Каутц
 12  Глава 12 Встречи : Хельге Каутц  13  Глава 13 Такая знакомая, такая чужая : Хельге Каутц
 14  Глава 14 Кто такая Мерита Ванкершоу? : Хельге Каутц  15  Глава 15 Тригравископ : Хельге Каутц
 16  Глава 16 Конечная скорость : Хельге Каутц  17  Глава 17 На службе у теладинца : Хельге Каутц
 18  Глава 18 #EFAA : Хельге Каутц  19  Глава 19 Лорд-капитан Тебатиманскатт : Хельге Каутц
 20  Глава 20 Нападение на станцию Мародер : Хельге Каутц  21  Глава 21 Корабли с ЦП : Хельге Каутц
 22  вы читаете: Глава 22 История терраформеров : Хельге Каутц  23  Глава 23 В спасательной капсуле : Хельге Каутц
 24  Глава 24 Мартен Винтерс : Хельге Каутц  25  Глава 25 Иммиграционные проблемы : Хельге Каутц
 26  Глава 26 Космическая туманная спираль : Хельге Каутц  27  Глава 27 Огненно-холодные близнецы : Хельге Каутц
 28  Глава 28 Посланец Древнего Народа : Хельге Каутц  29  Глава 29 Чистая сингулярность : Хельге Каутц
 30  Глава 30 Давным-давно на Дарехиторимо : Хельге Каутц  31  Глава 31 Встреча : Хельге Каутц
 32  Глава 32 Начало конца : Хельге Каутц  33  Глава 33 Прощание : Хельге Каутц
 34  Глава 34 Jadmanthrat, Таггерт! : Хельге Каутц  35  Эпилог : Хельге Каутц
 36  Справка : Хельге Каутц  37  Использовалась литература : Йошико X3: Yoshiko



 




sitemap