Фантастика : Космическая фантастика : Глава 6 Работа в Раю : Хельге Каутц

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу

Глава 6

Работа в Раю

Меня пугает не начало. Гораздо больше меня пугает конец.

Дидан Наванье, аргонский историк

Гордость Фирмы, Платиновый Шар

561 год по теладинскому летоисчислению

Платиновый Шар, седьмая планета солнца Гордость Фирмы, был одним из самых прекрасных мест, какие только можно себе представить. Бесконечное голубое небо простиралось над неглубоким океаном, омывавшим небольшие острова и два континента. Времена года здесь не очень отличались друг от друга, переходя от мягкой весны к теплому лету. На Эбелоне, большем из двух континентов, условия были поистине райские. Высокие пальмы на белых песчаных пляжах приглашали отдохнуть в их тени, на поверхности изумрудно-зеленых лагун мирно покачивались водные велосипеды, над крышами желто-золотистых соломенных хижин порхали и кричали пестрые араоиды, так называемые чаицы. Лишь кое-где виднелись сооружения из полидиамандоида, которые отлично вписывались в картину этого рая благодаря закругленным формам и сдержанной цветовой гамме. Эбелон был мечтой любого отпускника-аргонца, и туристический сезон длился здесь всю язуру. Заявок на въезд поступало так много, что количество въездных виз было строго ограниченно и контролировалось специальной плановой комиссией Дела Телади. Потому что в действительности Платиновый Шар был теладинской планетой, а Гордость Фирмы — довольно важным солнцем в исконном секторе ящеров. Странно, что планета, чье название вот уже много деказур было для аргонцев синонимом Садов Эдема, принадлежала именно угрюмым ящерам-торговцам. И еще более странным был тот факт, что представления о рае у теладинцев и аргонцев не очень различались. Теладинец, который первым понял преимущества этого места, приносящего постоянный и неиссякаемый профит, был принят в Наблюдательный совет Дела Телади.

Ящеры делали все, чтобы аргонцы хорошо себя здесь чувствовали, уносили приятные воспоминания с собой и возвращались через язуру. С присущей им хитростью в деле получения профита теладинцы довольно быстро после открытия этого рая для отпускников поняли, что притягательность Эбелона для людей можно поддерживать и укреплять только в тесном сотрудничестве с ними, а иногда даже полагаться на их суждения. И каким бы невероятным это на первый взгляд ни казалось, Эбелон быстро стал наряду с аргонским правительством одним из крупнейших работодателей для аргонцев во всем Планетарном Сообществе. Десятки тысяч людей с Аргон Прайм и из других аргонских поселений работали здесь в качестве плановиков, гидов, массовиков-затейников, техников или выполняли любую другую работу. И делали это с большим удовольствием: ведь не так и трудно продать душу даже таким скучным и нетворческим существам, как теладинцы, если взамен получаешь возможность жить и работать в Садах Эдема!

Молодая женщина, которая стояла этим прекрасным утром в Бюро по найму административного района Эбелон Вест и любовалась золотым восходом солнца, вероятно, тоже надеялась на получение работы. Об этом можно было догадаться по ее мечтательному взгляду. Она была довольно высокой и стройной, изящный овал ее лица придавал ему классическую красоту: естественному обаянию женщины трудно было противиться. Светло-голубые глаза говорили о глубине ее натуры, о том, что ее жизнь не всегда была простой, но всегда очень активной. Было в ней и еще кое-что необычное: еле уловимая холодность, которая как бы предупреждала «Осторожно!». Больше всего бросались в глаза при первой встрече с молодой аргонкой ее великолепные золотистые волосы, бурным, но тщательно продуманным водопадом мелких косичек падавшие ей на плечи. По любым человеческим меркам, она была не просто привлекательна, а невероятно красива. Даже ее небрежно подобранный костюм — высокие серые башмаки со шнуровкой, темно-серого цвета комбинезон, серая блузка с оборками, кожаная жилетка — не портил ее красоту.

Ее звали Йошико Нехла.

Йошико отошла от окна и бросила взгляд на голографический экран, занимавший почти всю стену приемной. На фоне изображающей нападение хааков картинки дикторша беззвучно шевелила губами. Совсем недавно эти псевдонасекомые снова активизировались, пока, правда, только на окраинах Сообщества. Они совершили нападение уже на две колонии: планету Питкерн V и ее густо населенную луну Дедем. Йошико пожала плечами. Ее это не касается. Она посмотрела на маленькие часики, поблескивающие над ее инфобраслетом. Она спрашивала себя: может быть, ящеры про нее забыли или им доставляет удовольствие заставлять ее нервничать в этой скромно обставленной приемной со светло-зелеными стенами!

— Ты ведь не забыла о нашем пари, Йошико? — Из-за одного из слишком маленьких для людей столиков теладинской конструкции, стоявших в центре помещения, поднялась неуклюжая девочка с кудрявой темноволосой головой, полуребенок-полуподросток. Она подошла к окну и прислонилась к нему.

— Пари? Какое еще пари? — спросила Йошико.

Она подмигнула Ильяне, зная, что дочь понимает шутки гораздо лучше многих детей в ее возрасте.

Ильяна Нехла показала матери язык, но ничего не сказала. Ее глаза сверкали боевым азартом.

— Я не получаю работу, ты не получаешь амулет. Ты это имеешь в виду? — улыбаясь, подхватила игру Йошико.

— Вот именно. Ты получаешь работу, а я получаю амулет.

В этот момент раздвинулись створки скрытой в стене двери, за которой оказалась кабина лифта, освещенная темно-красным светом. Из кабины вышел теладинец с оранжевыми глазами, одетый в форму служащих фирмы «Страхование туризма на Эбелоне», одного из филиалов теладинского Торгового общества. В лапе он нес маленький продолговатый ящичек, в передней части которого имелось круглое отверстие.

Йошико и Ильяна знали, что это означает. Лицо Ильяны засияло радостью — и не только потому, что она выиграла пари. Во всяком случае, не это было главным…

— Коллега Нехла, поздравляю вас с вашим новым назначением, — прошипел теладинец так чопорно и сухо, как будто разговаривал с неодушевленным предметом. Возможно, он каждую тазуру нанимал десятки аргонцев на работу в Дело Телади и это ему до смерти надоело. — Прошу вас, просуньте вот сюда ваше указательное щупальце, — сказал он и приподнял маленькую коробочку.

Йошико вежливо поблагодарила и сунула в коробочку указательный палец. Что-то слегка царапнуло кончик пальца, потом маленькая лампочка на крышке коробочки изменила цвет с серого на пурпурный. С процедурой снятия генетического отпечатка пальца договор считался заключенным. А это означало, что со следующей мазуры она будет работать техником в Туристическом центре Эбелон Вест! Техник в Садах Эдема — что может быть прекраснее?

— Теперь вы можете идти, коллега, — проскрипел теладинец. — Мы ждем вас ровно через две возуры. Ваша смена начинается в половине сумерек миттазуры. Вам будет предоставлено жилье в соответствии с вашим положением. — С этими словами теладинец развернулся и вошел в кабину лифта.

Когда дверь за ним закрылась, Ильяна подпрыгнула и бросилась на шею Йошико.

— Ты это сделала! Мы это сделали! — ликовала она. — Мы выбрались из этого гетто! Прочь с Терпентина, прочь от Таггерта! От всех этих ужасных людей!

— Они твоя семья, — напомнила ей Йошико, с такой же радостью обнимая дочь, которая была почти одного с ней роста, но выражала восторг бурно, как ребенок.

— Ты! — Ильяна отпустила Йошико, отступила на шаг и серьезно взглянула на нее. — Ты! Моя! Семья! — сказала она, подчеркивая каждое слово. — И! — добавила она, — Ты! Проиграла! Пари! — Девочка радостно хихикнула. — Подавай сюда мой амулет!

Улыбаясь, Йошико кивнула дочери и расстегнула на шее серебряную цепочку амулета. Цепочка скользнула ей в руку, которую женщина сжала в кулак. Потом она взяла руку Ильяны и положила в нее цепочку:

— Ты заслужила ее, солнышко. Только не потеряй ее, ладно?

С этими словами Йошико отпустила руку дочери.

— Можешь не беспокоиться, — прошептала Ильяна.

Она задумчиво рассматривала изумительное сокровище, лежащее на ее ладони. Это была изящно выполненная копия знаменитого амулета Антеи: маленький, изготовленный из шлифованного нивидия анк, крест жизни. В него был искусно вставлен голубой драгоценный камень, который сверкал и переливался более насыщенным синим цветом. Через несколько сезур тепло пальцев Ильяны активировало крохотный микроскопический проектор, вмонтированный в камень. И тут же в воздухе над анком появились изображения знакомых лиц: Йошико, довольно улыбающаяся, с распущенными по плечам волосами, лежащая в объятиях симпатичного молодого мужчины с гривой рыжих волос — Эзры Керпа, отца Ильяны. На груди у Эзры был широкий шарф, из которого высовывалась головка ребенка с довольно дерзким выражением лица. Это была она, Ильяна, давным-давно, целых восемь язур назад!

Ильяна попыталась сглотнуть комок, появившийся в горле, когда она вешала амулет на шею. Она чувствовала, что у нее глаза на мокром месте, но ей было все равно.

— Это так прекрасно! — хрипло произнесла она. — Спасибо, большое спасибо! — Она откашлялась. — Эзра наверняка гордился бы нами, если бы мог нас сегодня видеть!

Йошико положила руку на плечо дочери.

— Он наверняка гордился бы нами, — ответила она после небольшой паузы, — но сначала описался бы от смеха. Мы — техники на туристической планете, где теладинцы в гавайских рубашках так и скачут вокруг туристов! Ему пришлось бы поломать голову, размышляя, как это мы тут очутились. Зато потом он бы действительно повеселился всласть! — Она по-приятельски прижала девочку к себе и потянула ее к лифту. — Но только не думай, что теперь избавишься от занятий по блокам на Нивидерос, Или!

— Я и не собираюсь, — отмахнулась Ильяна. — Это же на три тазуры меньше придется жить на Терпентине — время пролетит быстро! А почему бы тебе тоже не поехать со мной?

— Протирать штаны в школе? — покачала головой Йошико. — У ящеров? Спасибо, это без меня. И, кроме того, Таггерт взбесился бы от злости. — С этими словами тема была закрыта.

Пока обе ждали подъемника, который доставит их на платформу-аэродром, взгляд Йошико упал на большой голографический экран на противоположной стене комнаты. То, что она там увидела, невольно заставило ее вздрогнуть. Если раньше сообщение о нападениях хааков оставило бы ее равнодушной, то от увиденного на экране сейчас у нее по спине пробежали мурашки, а пушистые волоски на шее зашевелились.

Впервые она увидела эту передачу несколько тазур назад, и ей буквально стало плохо. Это был длинный рекламный ролик, но главным было не столько то, что рекламировалось, — состязание по маневрированию вокруг Вантеры и Юнипы, которое должно было вскоре состояться, — сколько то, кого она увидела в этом ролике. Среди прочих показали и главного спонсора этих состязаний. Он сидел за письменным столом из дерева гахам, с невероятно самодовольным выражением лица. На стене за ним находилась стеклянная витрина, в которой хранился выглядевший настоящим антикварным предметом прибор на трех изношенных ножках — тригравископ.

Фирма называлась КМДД — Космическая мобильная дивизия Джонферсона. А мужчину звали Зер Альман Джонферсон.

Когда на экране под изображением бегущей строкой появились имена, Йошико заставила себя отвернуться. Она сняла руку с плеча дочери и судорожно начала что-то искать в нагрудном кармане комбинезона, пока наконец не нащупала и не вынула узкую трубочку. «Р» — как Радость. Ей срочно нужна зеленая «Р», чтобы вернуть бодрое настроение! Вместо одной из прозрачной трубочки на ладонь выпрыгнули сразу две пилюли. Не раздумывая, Йошико бросила в рот обе и сразу же проглотила.

— Тебе же нельзя… — начала Ильяна и замолчала, потому что пришел лифт. Он был пустым, и они вошли в него. — Ты обещала больше не принимать это! — негодовала девочка.

Она знала, что почти сразу же на лице матери появится широкая счастливая улыбка. А завтра она впадет в состояние депрессии, будет мучиться чувством вины. Ильяна всей душой ненавидела и эти пилюли, и то, что они делали с Йошико.

— Это последние, — возразила мать извиняющимся тоном. — Вот только эти — и все!

* * *

Первый этап полета до станции Терпентин проходил поспешно и суматошно. Транспортный челнок, доставлявший пассажиров к космолетам, был заполнен сотнями аргонцев, возвращающихся из отпуска домой. Они обменивались впечатлениями, громко беседовали с новыми знакомыми, сидевшими далеко от них, несколько детей даже играли в широком проходе между рядами с мячом для водного поло, и никто не делал им замечаний.

Спустя две с половиной стазуры челнок прибыл на большую станцию на орбите девятой планеты, которая (как и полагалось у теладинцев) называлась Отпускные Деньги. Это был своего рода космический вокзал, пересадочная и сортировочная станция для всех, кто прибыл сюда с Платинового Шара или внешних планет системы. Эта станция, в отличие от большинства других теладинских станций, не имела посадочной карусели в ступице, а располагала вторым, внешним колесом, куда одновременно могли приставать до двух десятков космолетов. Здесь многие туристы пересаживались на большие пассажирские корабли, которые за несколько тазур могли доставить их на родную планету.

Ильяна зачарованно наблюдала за работой станции, внутреннее колесо которой привычно вращалось, в то время как внешнее, казалось, неподвижно застыло в космосе. На внешнем колесе находилось бесчисленное количество кораблей самых разнообразных конструкций. Они выглядели как стрелы, четко распределенные по краю мишени. Ильяна очень хотела бы взглянуть на Отпускные Деньги изнутри, но они с Йошико должны были оставаться на борту транспортника, так как не были туристами и не имели права покидать систему.

Следующей остановкой челнока был Камбей, теладинский планетоид с протяженным поясом астероидов между девятой и десятой планетами солнца Гордость Фирмы. И только здесь, спустя несколько стазур, обе женщины покинули корабль, который, теперь уже без пассажиров, отправился к газовому великану Цинн, десятой планете, чтобы пополнить запасы топлива.

Камбей был маленьким, тесным и грязным и имел специфический запах теладинцев. Здесь буквально кишело ящерами, причем никто из них не носил форму торговой фирмы, как бы странно это ни выглядело. Йошико и Ильяне пришлось пригнувшись пробираться по проходам, предназначенным для теладинцев, которые были гораздо ниже людей. Наконец они достигли своей цели: ангара, бывшего если и не достаточно просторным, то достаточно высоким. Человек мог стоять там в полный рост. Невероятно старый теладинец недоверчиво следил глазами за каждым движением Йошико, поднесшей кредитную карту к считывающему устройству, чтобы уплатить полагающуюся пошлину за стоянку за последние полторы тазуры.

— Для меня большая честь получить от вас хороший профит, — прошипел ящер и повернулся к пульту с переключателями.

С легким жужжанием исчез энергетический щит перед одним из доков-стоянок в середине ангара.

— И мне тоже, — радостно ответила Йошико. Ничего не понявший теладинец покачал маленькими ушками и удалился, шаркая лапами по полу.

— Идем, Или, пора домой!

* * *

«Ятаме» был маленьким корабликом, а точнее говоря, всего-навсего баркасом класса D2, но быстрым, маневренным и принадлежал только Йошико и Ильяне. Вообще-то это была не самая умная мысль — отправиться на Платиновый Шар на «Ятаме», так как он не был нигде зарегистрирован, а ячейки таможенного трала в секторе становились все плотнее.

Еще через две скучные сезуры, во время которых мать и дочь попеременно спали и стояли на вахте, на гравидаре «Ятаме» показалась наконец в виде размытого контура станция Терпентин — огромный комплекс строений, соединявший пять древних, давно ставших настоящим металлоломом космических станций и добрую дюжину разных, на первый взгляд бессистемно собранных воедино модулей. Комплекс не находился ни на одной из орбит планеты, а вращался вокруг солнца Гордость Фирмы между десятой и одиннадцатой планетами, между Цинном и Нивидерос. Это была солнечная орбита, на несколько процентов отклонявшаяся от эклиптики. Тот, кто не знал, что здесь, вдали от всех торговых путей, находится станция, ни за что бы не заметил ее. К тому же станция Терпентин не имела ни центрального компьютера, охранявшего бы посадочную карусель и осуществлявшего бы радиосвязь, ни векторного наблюдения, отмечавшего бы визуально путь до карусели. Здесь ничто не работало автоматически, все операции совершались вручную или в лучшем случае полуавтоматически.

Уже давно каждое движение, связанное с посадкой, вошло в подсознание Йошико. Казалось, рукояти управления «Ятаме» вели под ее умелыми руками самостоятельную жизнь. Это был ее дом, здесь она жила дольше, чем в каком-либо другом месте. Так долго, что даже принимала участие в монтаже станции одиннадцать язур назад. А этого не мог сказать о себе ни один из двухсот нынешних обитателей станции Терпентин, за исключением, пожалуй, Таггерта, Moo-Кай и еще трех-четырех человек.

Ильяна искоса наблюдала за матерью. Она по опыту уже знала, что в последние стазуры действие зеленых пилюль заметно ослабло, но еще не настолько, чтобы уже начинался период депрессии. В глазах Йошико еще тлела искорка оптимизма, которого она, и это Ильяна знала наверняка, уже не ощущала без таблеток. Ильяна страстно молилась, чтобы предстоящие изменения в их жизни привели бы и к изменению в поведении Йошико. Девочка вздохнула. Ее мама была такой красивой, милой и интеллигентной женщиной, если бы не темное пятно у нее на душе, о котором она говорила только тогда, когда находилась под воздействием лекарств, которые сама себе прописала. Если бы был жив Эзра Керп, дело не зашло бы так далеко. Но Эзры давно не было в живых.

Раздался душераздирающий металлический скрежет, когда посадочный механизм «Ятаме» выдвинулся и подтолкнул корабль на его посадочное место. Карусель со скрипом снова пришла в движение.

— Детка, этого следовало ожидать, — заметила Йошико.

Она откинулась в кресле и отключила все бортовые системы.

— Детка, это давно нужно сдать на металлолом, — сухо ответила Ильяна.

Если бы она могла, то давно выбросила бы в мусор всю станцию, и чем раньше, тем лучше! Хоть она и выросла на этой станции, девочка никогда не ощущала своей принадлежности ни к станции Терпентин, ни к ее обитателям. Она относилась хорошо только к Йошико и ее откровенной искренности, которая гораздо больше мешала, чем помогала, матери в ее карьере здесь, на станции.

Йошико рассмеялась и встала. Длинные косички соскользнули ей на плечи, и в ярком свете кокпита она на какой-то момент стала похожа на рослую, гордую женщину-сплита. Но этот момент быстро прошел.

В зоне посадки царила обычная суматоха, неизбежно возникавшая из-за отсутствия автоматизированной системы регулировки. Одни ожидали свободных стартовых площадок карусели, другие толпились у посадочного туннеля. Йошико и Ильяна, погруженные в свои мысли, молча вышли из мрачного ангара.

На пути к жилому массиву Альфа им преградил дорогу приземистый сплит. Это был Зендир т'Гррт, руководитель станции Терпентин, вождь их ветви клана и ментор первого часа для Йошико. Когда-то, еще до рождения Ильяны, Йошико была его усмирительницей, теперь они были заклятыми друзьями.

Зендир т'Гррт был на полголовы ниже Йошико, значит, примерно того же роста, что и Ильяна. У него было крепкое телосложение, а никотиново-желтый цвет лица говорил об отличном здоровье. С его щек свисали очень длинные бакенбарды с проседью, придававшие сплиту лихой, воинственный вид.

— Никто не уходит от якки — только через смерть! — сказал он сдержанно.

Его акцент почти не был заметен. Если не видеть его, а только слышать, то по голосу сплита можно было принять за человека.

— Уйти, Таггерт? У тебя глаза на месте? Я как раз возвращаюсь. «Уйти» — это в другом направлении.

— Тварь! Она не лгать мне! — Наигранное спокойствие сплита мгновенно уступило место взрыву ярости. Он подошел к Йошико так близко, что почти касался ее груди, и женщина почувствовала, как дурно пахнет у него изо рта. — Она плохая усмирительница и еще более плохая лгунья! Она не отрицать, что уже дважды была на Платиновом Шаре, чтобы организовать себе укрытие у теладинских тварей!

— Ты бы почистил зубы, Таггерт, и не напирал на меня так! — спокойно ответила Йошико.

Ильяна затаила дыхание, услышав эти слова, потому что хорошо знала Зендира т'Гррта и могла предвидеть его реакцию.

Все произошло именно так, как девочка и предполагала. Сплит размахнулся и ударил женщину по лицу настолько сильно, что она пошатнулась и едва удержалась на ногах. Ильяна вскрикнула и закрыла лицо руками.

— Она помнить, что она не иметь никаких прав. Она жить с якки и умереть с ними. Альтернативы нет. — С этими словами сплит выпустил Йошико и зашагал прочь. Дойдя до поворота, он обернулся еще раз. — Но прежде чем она умрет, она тысячу раз пожалеет о том, что произвела на свет тварь Ильяну!

Он исчез. Спустя несколько сезур затих и четкий стук его сапог по металлическим пластинкам пола.

* * *

Этой ночью Йошико никак не могла уснуть. И с той же скоростью, с какой исчезало действие пилюль «Р», росла и ее депрессия. Она знала, что совершила большую ошибку. С ее стороны было глупо предполагать, что она сможет просто так уйти отсюда и якки останутся в прошлом. В любой другой банде пиратов и преступников это, может быть, и удалось бы. Но не здесь. Якки — самый влиятельный клан организованной преступности из всех известных кланов! И Зендир т'Гррт прав в одном: она сама была их частью, преступницей, уже очень давно, практически всегда… Нет, ей ни за что не удастся приступить к новой работе в качестве техника на Платиновом Шаре. Она поняла это в тот момент, когда Зендир т'Гррт встретил их в посадочной зоне. Еще до того, как начал говорить.

Йошико включила свет и потянулась за пилюлями. Она навсегда лишилась его доверия. Об этом она не жалела, так как уже давно ненавидела сплита. Но теперь он будет сторожить и следить за каждым ее шагом. Рано или поздно он ее убьет! Но эта мысль не слишком беспокоила Йошико: она и так уже слишком долго жила взаймы. Но что ее действительно пугало, так это слова Зендира о Ильяне. Она должна защитить дочь! Но как? Йошико рывком бросила таблетки в рот и запила их большим глотком голубой водки. Потом натянула на плечи куртку и села, скрестив ноги, на информационный терминал. Может быть, все же существует возможность вытащить отсюда Ильяну и обеспечить ей безопасность.

Через стазуру у нее был готов план, настолько дерзкий, что вряд ли он пришел бы Таггерту в голову. Конечно, план был сложным и даже опасным для жизни. И чтобы план сработал, ей придется вернуться в непроглядную тьму своего прошлого.


Содержание:
 0  Йошико X3: Yoshiko : Хельге Каутц  1  Глава 1 Потерпевшие крушение в неизвестности : Хельге Каутц
 2  Глава 2 Прибывшие гости : Хельге Каутц  3  Глава 3 Переполох в лагере : Хельге Каутц
 4  Глава 4 Переполох на кораблях с ЦП : Хельге Каутц  5  Глава 5 Кровная вина : Хельге Каутц
 6  вы читаете: Глава 6 Работа в Раю : Хельге Каутц  7  Глава 7 Защитное оцепенение : Хельге Каутц
 8  Глава 8 Отчаянный план : Хельге Каутц  9  Глава 9 Бегство : Хельге Каутц
 10  Глава 10 Глаза в людском море : Хельге Каутц  11  Глава 11 Ильяна в бедственном положении : Хельге Каутц
 12  Глава 12 Встречи : Хельге Каутц  13  Глава 13 Такая знакомая, такая чужая : Хельге Каутц
 14  Глава 14 Кто такая Мерита Ванкершоу? : Хельге Каутц  15  Глава 15 Тригравископ : Хельге Каутц
 16  Глава 16 Конечная скорость : Хельге Каутц  17  Глава 17 На службе у теладинца : Хельге Каутц
 18  Глава 18 #EFAA : Хельге Каутц  19  Глава 19 Лорд-капитан Тебатиманскатт : Хельге Каутц
 20  Глава 20 Нападение на станцию Мародер : Хельге Каутц  21  Глава 21 Корабли с ЦП : Хельге Каутц
 22  Глава 22 История терраформеров : Хельге Каутц  23  Глава 23 В спасательной капсуле : Хельге Каутц
 24  Глава 24 Мартен Винтерс : Хельге Каутц  25  Глава 25 Иммиграционные проблемы : Хельге Каутц
 26  Глава 26 Космическая туманная спираль : Хельге Каутц  27  Глава 27 Огненно-холодные близнецы : Хельге Каутц
 28  Глава 28 Посланец Древнего Народа : Хельге Каутц  29  Глава 29 Чистая сингулярность : Хельге Каутц
 30  Глава 30 Давным-давно на Дарехиторимо : Хельге Каутц  31  Глава 31 Встреча : Хельге Каутц
 32  Глава 32 Начало конца : Хельге Каутц  33  Глава 33 Прощание : Хельге Каутц
 34  Глава 34 Jadmanthrat, Таггерт! : Хельге Каутц  35  Эпилог : Хельге Каутц
 36  Справка : Хельге Каутц  37  Использовалась литература : Йошико X3: Yoshiko
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap