Фантастика : Космическая фантастика : Глава 16 : Джин Кавелос

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава 16

Анна лежала на наклонной кровати на борту минбарского корабля, на соседней кровати лежал Джон. Эти новые минбарские корабли, "Белые Звезды", строились с применением элементов ворлонских технологий. От Ока она узнала о них все. Они были второй, после ворлонских кораблей, величайшей угрозой для ее сестер. С помощью набранных Джоном телепатов, "Белые Звезды" убили многих из них.

Как и ворлонские корабли, "Белые Звезды" несли в себе слабое эхо жизни. Но они не были на самом деле живыми, такими, как она и ее сестры. Они не обладали собственной волей, не были свободными. Их вынуждали исполнять приказы других. Приказы им отдавал Джон Шеридан. Но Анна была уверена в том, что сам Джон все больше и больше подпадал под ее контроль.

Она прошла все его тесты. Она рассказала то, чему научил ее Джастин, продемонстрировала знание прошлого Анны. При первой же возможности она прикасалась к нему. Она использовала принятые у людей, непрямые методы для того, чтобы убедить человека, являвшегося ключевой фигурой, полететь с ней на За'ха'дум. Первую часть своего задания она успешно выполнила.

Но она до сих пор не контролировала его полностью. Он полетел на могучем боевом корабле, потому что не доверял ее словам. Ей надо убедить его оставить корабль на орбите и спуститься на планету на шаттле. Она скажет ему, что инопланетяне очень боятся ворлонских технологий. Лишившись корабля и его могучего вооружения, он окажется в ее власти.

Пока Джон спал, Анна изучала его лицо. Его губы были слегка приоткрыты, он то и дело издавал приглушенные звуки. Хмурое выражение, так часто появлявшееся на лице Джона за то время, что они провели вместе, исчезло. Во сне Джон расслабился. Люди были такими уязвимыми во время сна. Сейчас она так легко могла бы убить его. Но не этого они хотели. Сделай она так, Ока ей не видать.

Она должна добиться полного контроля над ним. Тогда, с помощью Джастина и Мордена, она сможет убедить Джона присоединиться к силам хаоса. Физический контакт усилит ее власть. Она наклонилась, положила голову ему на грудь.

Издав нечленораздельный звук, он проснулся, резко поднялся. Спустя секунду снова опустился на спину.

– Анна.

Когда Джон говорил, в его груди что-то вибрировало. Приятное ощущение. Он положил руку ей на плечо.

– Я не хотела тебя будить, – сказала она.

– Ничего, – ответил он, и волна дрожи прокатилась сквозь ее тело. Ощущение от контакта с человеком напомнило Анне мягкое, черное объятье

машины. Она представила себе, как погружается в его тело, становится с ним единым целым, как у людей, по словам Мордена, становятся единым целым мужчина и женщина, и управляет им так, как управляла машиной.

Она поняла сейчас, как ей не хватало ощущений, и как сильно она желала их. Но этот контакт был всего лишь бледной тенью того, чего желала Анна.

Прозвенел сигнал корабельной системы оповещения. Они добрались до конца гиперпространственного маршрута.

– Похоже, мы на месте, – сказал Джон, убирая руку, чтобы дать ей подняться.

Сначала ей не захотелось двигаться. Но потом Анна поняла, как близка она сейчас к тому, чтобы получить все, чего она желала.

Они достигли За'ха'дума.

Гален резко дернулся, просыпаясь, ударился лбом обо что-то твердое. Скала. Тоннели. За'ха'дум.

Пару секунд он полежал на спине в кромешной тьме, стараясь успокоить дыхание. Огонь уже вышел из его тела, превратив шею с одной стороны в пульсирующую массу боли. Гален испытывал одновременно и головокружение, и голод, чувствовал себя разбитым.

Поднес руку к ране. Рука нащупала под кожей полусферическое углубление. На спине и шее засохли ручейки крови. Все то время, пока он спал, его органеллы работали, они не дали ему истечь кровью. Тени наградили своих агентов неплохими способностями. Но на восстановление уничтоженной им мышечной ткани и сухожилий уйдет гораздо больше времени.

Гален заметил, что получил серию сообщений от Элизара.

"Гален".

"Гален".

"Я знаю, что ты принимаешь мои сообщения, из чего делаю вывод, что ты до сих пор жив".

"Мы можем неделями играть в прятки в этих тоннелях. Так чего ради создавать себе проблемы, когда мы оба желаем одного и того же? Ты найдешь меня у зева Ока, там мы сможем разобраться друг с другом".

Гален начал выполнять упражнение на сосредоточение, медленно сел, согнувшись. В тот же миг заболела голова. Проверил, сколько прошло времени. Проверил еще раз. Он проспал целые сутки.

Ощущая растущее беспокойство, установил связь с зондом, закрепленным на Джоне.

– Кислородные маски нам понадобятся лишь на поверхности, – сказала Анна, закрывая лицо прозрачным пластиком.

Джон сделал то же самое. Они вошли в шлюз, и, спустя пару секунд, внешний люк распахнулся, открывая взгляду поверхность За'ха'дума, по которой ветер гнал тучи песка и пыли.

Гален упустил возможность предупредить Джона, убедить его улететь отсюда. Люди, спотыкаясь, сделали несколько шагов, и Гален заметил, что они

спустились на планету вовсе не на "Белой Звезде". Как он и ожидал, они воспользовались небольшим шаттлом. План Джона провалился, хотя он пока не догадывался об этом.

Гален создал огненный шар, внимательно осмотрел крошечный участок свободного пространства вокруг себя. Он сам замуровал себя здесь. Между потолком тоннеля и горой камней, загромождавших проход, виднелась узкая щель. Он, пожалуй, сможет протиснуться сквозь нее, и это будет самым тихим способом выбраться отсюда. Гален встал, так до конца и не разогнувшись, споткнулся о камень, его шатало.

Он доберется до Джона, посадит в свой корабль и запрограммирует корабль на полет до Вавилона 5. Если повезет, Око пропустит этот корабль.

Его корабль.

Даже не попытавшись установить связь с кораблем, Гален уже знал, что корабля у него больше нет. Он чувствовал его отсутствие, боль тонкой жилкой билась у него во лбу, но за всем прочим, Гален почти не ощущал этой боли. Он сам, покидая его, запрограммировал корабль на самоуничтожение в случае, если он не выйдет на связь через двадцать четыре часа.

Гален наложил заклинание. Не ощутил никакого эха: ни от биотека, ни от корабля.

Шаттлу Джона никак не пройти мимо Ока. Остальные корабли, стоявшие на равнине, были либо шаттлами малого радиуса действия, на которых прилетели сюда гости Теней, либо кораблями самих Теней, которые подчиняются только Оку.

Гален с трудом пролез сквозь узкую щель, его голова и шея раскалывались от пульсирующей боли. Камни, образовавшие барьер, с дальней стороны держались не очень хорошо, они посыпались вниз, и он вместе с ними соскользнул на пол тоннеля.

Не было способа вырваться с этой планеты: ни для Джона, ни для кого другого.

Гален с трудом, неуклюже поднялся на ноги. Он понятия не имел, что ему делать, куда идти. Он просто стоял в узком, сыром тоннеле, эхо разносило звук его тяжелого дыхания.

Он не может потерять контроль. Не может.

Но сможет ли он продолжать думать только о задании, позволив тем самым Теням беспрепятственно разделаться с Джоном и продолжать творить свои зверства, вести свою войну?

Он сказал Мордену, что, возможно, сумеет спасти рабов За'ха'дума. Но Морден с Анной доказали, что тех, кто попал в руки Теней, кого они запрограммировал, невозможно освободить иначе, кроме как убив их. А те пленники, в кого еще не внедрили "подарки" Теней, были на За'ха'думе в западне, как и Джон. Галену не спасти их.

Хотя, если он поможет Джону реализовать его план, то, возможно, сможет спасти от подобной участи тех, кто еще не попал в руки Теней. Если За'ха'дум будет уничтожен, то Тени, возможно, прекратят эту войну, или, по крайней, мере, будут ослаблены настолько, что союз и без Джона сможет разгромить их.

Две бомбы, находящиеся на борту "Белой Звезды" могут опустошить территорию, в пять тысяч раз больше той, что Гален разрушил до основания на Тенотке. В ограниченном пространстве пещер эффект от их применения еще усилится. Если он сможет уничтожить Око, Джон сможет сбросить "Белую Звезду" на поверхность планеты.

Он должен найти этот "зев Ока", о котором шла речь в послании Элизара. Если Элизар и Разил ждут его там, чтобы сразиться, он убьет заодно и их. Потом, если сможет, он уничтожит Око. Он должен сохранять контроль, а "Белая Звезда" позаботится об остальном.

Снова Галену пришло на ум, что не его это дело – творить благо. Он всегда гораздо более успешно нес уничтожение.

Почувствовав беспокойство хозяина, биотек вновь оживился, энергия забурлила внутри него. Гален создал летающую платформу, понесся по тоннелям, прощупывая путь сенсорами. Времени у него немного. Тени потратят какое-то время на попытки обратить Джона на свою сторону, а Джон будет осторожно отвечать, стремясь как можно больше узнать у них. Когда Тени поймут, что Джон к ним не присоединится, они нападут на него. Джон будет ждать до тех пор, пока не убедится, что у него нет иного выбора. После этого он отдаст "Белой Звезде" приказ обрушиться на поверхность планеты. Но если Око к тому времени еще будет функционировать, оно уничтожит корабль прежде, чем он приблизится к планете настолько, чтобы причинить дому Теней какие-либо разрушения.

Пульсация могучей энергии, которую его сенсоры засекли ранее, становилась все отчетливее. Он приближался к источнику этой пульсации. Источник излучения находился примерно в трехстах футах к западу и пятидесяти футах ниже его. Если инстинкт не подвел его, то это, должно быть, и есть Око.

По мере приближения к источнику энергии тоннели расширялись, и, наконец, он очутился в обширной, тускло освещенной подземной комнате. Гален увидел огромную, черную машину, множество элементов которой двигалось абсолютно бесшумно. Она была настолько велика, что Гален не мог видеть, где машина заканчивалась. Машина не могла быть Оком, по крайне мере, так казалось Галену. Источник энергии по-прежнему находился где-то впереди. Данная машина генерировала небольшое количество энергии, а ее части двигались очень странно, совершали своеобразные, текучие движения. Скользя на платформе мимо машины, Гален просканировал ее в инфракрасном диапазоне, пытаясь лучше разглядеть, с чем он столкнулся. Перед его мысленным взором возникло сияющее красным светом, контрастное изображение машины, Гален мог ясно разглядеть каждый ее элемент.

То, с чем он столкнулся, оказалось вовсе не машиной. Это были живые существа, двигающиеся механически, в унисон, работающие так, будто они являлись единым устройством. Гален не смог ни разглядеть их лиц, ни даже определить, к какой расе принадлежали эти существа. Они были с ног до головы покрыты некоей субстанцией, напоминавшей кожу и в инфракрасном диапазоне горевшей красным светом, что указывало на тепло. Участки поверхности кожи, температура которых слегка отличалась от температуры соседних, постоянно изменяли форму и местоположение, образуя переливающийся узор.

Эта кожа Теней отличалась от той, которой были покрыты корабли. Она казалась намного менее прочной и больше походила на материал мембран, с которыми он сталкивался. Но показания сканеров отличались от тех, что он получал при исследовании мембран. Эта кожа больше напоминала энергетический щит, чем какую-либо физическую субстанцию. Еще одна разновидность базовой технологии Теней.

Платформа вынесла Галена из комнаты, и он оказался в широком тоннеле. Он плыл мимо рядов людей-машин, стоявших неподвижно, их здесь было несколько сотен – завершающий штрих к портрету Теней, иллюстрация того, как сильно они стремились управлять всем.

Они были одного с ним вида, но их хозяева контролировали намного сильнее, чем даже Анну и другие свои корабли. Эти существа были захвачены в тот же самый круговорот хаоса и смерти, что и маги.

Дальше по коридору Гален увидел около стены группу таких существ. Из их ладоней вылетали красные плазменные лучи, плавили каменную стену тоннеля. Они что-то выкапывали.

Впереди в тоннель попадал свет, льющийся из какого-то обширного пространства. Гален добрался до конца тоннеля, остановил платформу, стоя на пороге, вгляделся в простирающуюся впереди обширную пещеру. Такой большой пещеры он еще не встречал. Он стоял в самом ее конце. Прямо впереди него находился мощный источник энергетической пульсации. Нечто похожее на пруд круглой формы, примерно тридцати футов в диаметре, наполненный кипящей, черной жидкостью.

Гален убрал платформу, сделал несколько нерешительных шагов в направлении этого нечто. Размеры пещеры впечатляли: несколько миль в поперечнике, и около мили – в высоту. Перед ним простиралось гигантское каменное плато, на котором ровными колоннами стояли люди-машины. Тысячи людей-машин. Позади них, в середине пещеры, разверзлась гигантская бездна, шириной около полумили. Весь дальний от Галена край бездны занимали тянущиеся ввысь каменные, расцвеченные огнями, структуры, они образовывали как бы город внутри города.

Стены пещеры простирались далеко вверх, в них на разной высоте были устроены ряды парапетов и лестниц, образовывавших гигантский амфитеатр. На стенах повсюду виднелись вырезанные руны. В центре каменного потолка находился огромный прозрачный купол, сквозь который в пещеру струился тусклый свет и можно было разглядеть тучи пыли, заполнившие небо За'ха'дума. Купол и украшенные резьбой стены напомнили Галену храм, хотя этот храм был посвящен тьме, а не свету.

Здесь было сердце комплекса Теней.

Гален переключил внимание на черный пруд, излучавший энергию. Просканировал его тщательнее и обнаружил, что пруд представлял собой глубокую шахту. Шахта тянулась в глубь планеты настолько далеко, что сенсоры Галена не смогли определить, где она заканчивается. Должно быть, это была машина, с которой были связаны все каменные пальцы на поверхности планеты – место силы Теней. А пруд был точкой входа, зевом Ока.

Изучая его, Гален понял, что кипящая, черная жидкость вовсе не являлась жидкостью. Шахта была заполнена людьми-машинами, их конечности переплелись, тела изгибались, как черви. Они были компонентами Ока.

Он должен сокрушить их, и, тем самым, освободить.

Внимание Галена привлекло движение позади рядов людей-машин. Группа дрази вывалилась из тоннеля, пробитого в левой от него стене пещеры, рассредоточилась перед сверкающими, неподвижными фигурами. Гален задействовал сенсоры для того, чтобы увеличить изображение происходящего вдали. Перед его мысленным взором появилась картина. Он с удивлением заметил, что дрази были вооружены мощными плазменными винтовками и ручными ракетными установками.

Кто-то сумел проникнуть сюда? Как смогли они забраться так далеко? Последний дрази выбрался из тоннеля. Позади него появился ряд

людей-машин. Темные фигуры, лишенные лиц, остановились у конца тоннеля, блокируя дрази дорогу назад.

Дрази были заперты между людьми-машинами и бездной. Они укрылись, как могли, за немногочисленными разбросанными по полу пещеры валунами, изготовили к стрельбе ракетные установки.

Никто сюда не проникал. Просто тренировка по стрельбе.

Дрази вразнобой открыли огонь по людям-машинам. Плазменные заряды, казалось, не причинили никакого вреда закрытым кожей-щитом фигурам. Все стоявшие в первом ряду люди-машины одновременно подняли руки. Секунду они просто стояли, не двигаясь. Потом из всех ладоней одновременно вырвались красные плазменные лучи. От камней во все стороны посыпались осколки, разлетелись, подобно граду шрапнели. Облако дыма заволокло участок пещеры.

Несколько секунд яростного огня, и люди-машины остановились. Их руки опустились вдоль тел. Дым рассеялся, и Гален увидел, что валуны были уничтожены, а от ракетных установок остались горки шлака. Но, к его удивлению, большинство дрази по-прежнему оставались на своих позициях. Гален посмотрел внимательнее на одного дрази, которого было хорошо видно между колонн людей-машин. Дрази оказалась женщиной. Винтовки в ее руках больше не было. Как не было и серой, покрытой чешуей руки, которой она держала оружие. На ее месте чернел обрубок. Дрази покачиваясь, с ужасом смотрела на черных солдат. Ей, как и остальным, сохранили жизнь, приберегли их для дальнейшего использования.

Они были "новой армией". Здесь была тьма, о которой говорил Кош.

Один из дрази рванулся, побежал к стене, начал быстро карабкаться на самый нижний балкон. Странная рябь пронеслась в воздухе… мерцание… Гален не понял, что это было. А потом он увидел. Вокруг пытавшегося сбежать дрази образовалась сфера, начала краснеть и темнеть.

Элизар.

Волна энергии вскипела внутри Галена, он задрожал, как в лихорадке. Наконец-то пришло время убить его.

Захваченный уничтожающей сферой, внутри которой пространство и время искажались, дрази встревожено повернул голову. Серые чешуйки на его лице совершали волнообразные движения. Сверкающие черные шеренги внизу покачивались, как змеи, из стороны в сторону. Руки Галена странно вытянулись, будто он тянулся к Элизару.

Потом черная сфера продемонстрировала эффект, какого Гален никогда раньше не видел. Она сдвинулась с места, отплыла от стены вместе со своим содержимым: дрази и куском скалы, за который он цеплялся. Сфера, темнея на ходу, продолжала движение до тех пор, пока не зависла над головами оставшихся дрази, демонстрируя, что с ними произойдет, попытайся они бежать. Рот захваченного дрази раскрылся в беззвучном крике.

Сфера начала бледнеть и быстро сжиматься, раздавив дрази, как лист бумаги, а потом просто исчезла, будто мираж. Раздался страшный грохот, и по пещере пронеслась волна, подобная взрывной.

Если Элизар овладел заклинанием уничтожения, то у Галена оставалась единственная возможность уничтожить противника – опередить его, пока Элизар не испробует это заклинание на нем самом.

Люди-машины, стоявшие в первой шеренге, погнали выживших дрази назад в тоннель. Вторая шеренга подобрала нескольких погибших, добавила их тела к сложенному у стены штабелю. Солдаты тренировались не убивать, а лишать противника способности к сопротивлению. За счет новых пленников они смогут увеличить численность своей армии.

Когда черные солдаты вернулись на исходные позиции, Гален заметил мелькнувшее среди них пурпурное пятно. Элизар встал перед строем. На нем было длинное, пурпурного цвета, бархатное пальто, под ним – пурпурная с золотым жилетка. Темная бородка, подстриженная в форме руны магии, ярким пятном выделялась на фоне бледной кожи его худого лица, на котором застыло выражение холодного высокомерия.

Ярость вскипела в Галене, биотек эхом ответил.

Он задействовал сенсоры. Элизар не был иллюзией.

Глаза Элизара были опущены, он сосредотачивался. Потом поднес ладони ко рту и, резко дернув головой, издал протяжный звук.

Точно так же он когда-то создал смертоносное копье.

Передние шеренги людей-машин отошли назад, задние вышли вперед. Элизар управлял ими, как кукловод – марионетками.

За всеми этими перестроениями Гален потерял из виду одетую в пурпурное фигуру. Когда шеренги солдат неподвижно застыли, Элизар снова стал заметен среди них.

Друг, который его предал, предал их всех. Тот, кто лгал, пытал, стремился обрести власть и могущество для себя лично и, наконец, обрел все это здесь.

Сейчас это, наконец, закончится.

Гален подождал секунду, полностью сосредоточившись на упражнениях, усиливая контроль. Он должен уничтожить всего одну цель, ничего больше.

Сосредоточился на Элизаре, мысленно визуализировал чистый экран, написал на нем уравнение. Энергия обрушилась на Галена, прокатилась по его телу, раскаленной волной вырвалась наружу.

Голова Элизара резко дернулась вверх.

Когда вокруг него образовалась постепенно темнеющая сфера, глаза Элизара нашли Галена, его дрожащие губы изогнулись в ухмылке.

Элизар поднес руки ко рту, его тело резко дернулось. Облачко тьмы пробежало по его лицу, как тень, и, внезапно случилось нечто невероятное – сфера начала двигаться. Пустая сфера зависла над Элизаром.

Подобное считалось невозможным. Ни один маг не мог управлять заклинанием, наложенным другим магом. Должно быть, это какая-то иллюзия, некий трюк.

Но Гален не видел никаких признаков, указывающих на это.

Внутри него все бушевало, он снова визуализировал заклинание уничтожения, ощутил восторженное эхо биотека.

Элизар кивнул, снова поднес руки ко рту. Вторая сфера поднялась вверх, зависла рядом с первой в то самое время, когда первая сфера начала быстро бледнеть и сжиматься. Воздух вспорол раскат грома.

Гален так долго ждал этого дня, так мечтал уничтожить Элизара. Он не может сейчас отступить. Гален двинулся к Элизару, снова и снова визуализируя заклинание, мысленно рисуя на экране ровную колонну. Поток энергии бурлили в нем, несся с бешеной скоростью.

Сферы, едва успев образоваться, отлетали от Элизара. Они облаком зависли над его головой и, одна за другой, с шумом, напоминающим звуки канонады, схлопывались. Потом Элизар снова дернул головой, но на этот раз сфера не поднялась вверх, а сдвинулась в сторону, захватила одного из людей-машин.

Хотя внутри Галена все бурлило от постоянного наложения заклинания, он изо всех сил сосредоточился на упражнениях на сосредоточение, которые продолжал выполнять, добиваясь того, чтобы стены еще теснее сомкнулись вокруг него, заставил экран перед своим мысленным взором очиститься. Он не хотел никого убивать. Только Элизара. Остальным он не причинит вреда.

Сфера вокруг черной фигуры потемнела, и Гален заметил, что у него в глазах тоже потемнело, будто его самого захватила смертоносная сфера. Он, споткнувшись, замер, сильно озадаченный. Прямо в его разуме послышался странный шепот, похожий на шелест бумаги. Шепот струился волнами, заражая его. "Конфликты служат хаосу. Кровопролитие продвигает эволюцию. Победой достигается совершенство".

Потом он будто оказался в двух местах одновременно. Он оставался на месте, позади черных колонн, но, одновременно, находился всего в каком-то шаге от темнеющей фигуры Элизара, в первой шеренге черных солдат.

Боль была невероятной. Его тело пульсировало, деформировалось, растягивалось в различных направлениях. Его блестящие, черные руки вытянулись вниз, они коснулись пола и свернулись там спиралью. Он хотел закричать, побежать, но не мог.

"Плоть сделает то, что ей приказано".

Пространство вокруг Галена будто густело. Искажение завершилось, началось сжатие. Темная сфера сжималась вокруг него, вдавливая руки и ноги в тело, ломая ребра, сминая внутренние органы. В глазах у него потемнело, он не видел больше ни Элизара, ни пещеры. Потом яркая вспышка непереносимой боли пронзила его тело, сфера сомкнулась вокруг его сердца, и больше он ничего не чувствовал.

Потом Гален обнаружил, что лежит, тяжело дыша, на полу пещеры. Элизар, скользя над поверхностью, оказался перед ним и завис. В голубоватом сиянии щита его кожа казалась совсем бледной.

– Это больно, не так ли, – произнес Элизар. – Не пытайся больше.

Внутри Галена вскипела ярость, он не мог сопротивляться ей. Элизар должен умереть, и сейчас для этого было самое время. Он снова визуализировал уравнение из одного элемента.

Как только область пространства вокруг Элизара потемнела, он покачал головой. Поднес ладони ко рту, дернул подбородком, и сфера скользнула в сторону, захватила другого солдата Теней.

Волны шепота снова заполнили разум Галена. "Приказы должны быть выполняться точно и неукоснительно. Никаких ошибок. Никаких отклонений". Гален понял, что слышит голос Ока, отдающего приказы солдату. "Плоть сделает то, что ей приказано. Ничего не говори, ничего не делай, пока не получишь приказ".

Пространство внутри сферы начало искажаться, тело солдата – изгибаться. Он закружился, подобно дервишу, и, в такт этому все ускоряющемуся вращению, его тело начало деформироваться: внутренние органы, кости, черты лица таяли, растягивались.

"Ничего не говори, ничего не делай".

Он хотел закричать, хотел сопротивляться, но он не управлял своим телом – это делала за него кожа Теней. Внутри нее он был беспомощным. Он не мог ничего сказать, ничего сделать – только повиноваться приказам.

Гален понял, что, применив заклинание уничтожения, он каким-то образом устанавливал связь со слугами Теней, слышал их мысли, чувствовал то, что чувствовали они. Это с ним уже случалось на Тенотке, когда он атаковал корабль Анны у подножия Сити-центра.

Гален попытался найти личные воспоминания этого существа, узнать, кем он был раньше. Но не нашел ничего, даже имени – одно только желание избавиться от боли и необходимости повиноваться.

Солдат вращался все быстрее и быстрее, его лицо превратилось в желе, все индивидуальные черты, присущие его личности, расплавились, исчезли. Но Тени уничтожили его личность намного раньше.

Когда сфера разрушила связь солдата с Оком, шепот в голове Галена стих, но солдат так и не закричал, он повиновался приказу до конца. Тьма сомкнулась вокруг него, раздавила.

Гален, дезориентированный, судорожно дыша, взглянул вверх, на Элизара. Тот сидел рядом с ним на корточках.

– Это что-то вроде предохранителя, сдерживающий фактор, – сказал Элизар. – Тени не хотят, чтобы мы уничтожали их оборудование.

Гален вытянул руки, для того, чтобы сохранить равновесие, уперся ими в пол пещеры. Но под его ладонями оказался не камень, а твердая, гладкая поверхность платформы. Он понял, что находится на платформе Элизара, на большой скорости пересекающей пространство пещеры. Гален скатился с платформы, пролетел несколько футов и упал на неровный пол пещеры.

Неуклюже, в несколько приемов, он встал на колени. Все его тело горело. Отчаянно стараясь восстановить контроль над своим телом, он поискал глазами Элизара, желание снова наложить заклинание захлестывало его.

Гален заставил себя закрыть глаза, отступить дальше в темный тоннель, сдержать бешеный поток энергии, взять его под контроль. Его трясло.

Каким же идиотом он был. Все его планы строились вокруг заклинания уничтожения. И он был жив лишь потому, что Элизар, кажется, не имел желания убивать его, по крайней мере, сейчас.

Гален замедлил дыхание, открыл глаза. Куда Элизар его притащил? Куда-то, где можно нейтрализовать его биотек? Элизар вернул его туда, откуда сам пришел. Сейчас всего несколько ярдов отделяли Галена от Ока. Нигде не было видно ограниченного пространства, куда бы Элизар хотел его заманить.

Будто очень издалека, Гален увидел устремившегося к нему Элизара. Он должен найти брешь в защите Элизара, попытаться достать его каким-нибудь другим способом. Щит Элизара не был особенно мощным. Будь у Галена достаточно времени и сил, он мог бы пробить его. Как ему уничтожить Око, если смерть единственного слуги Теней выводит его из строя, Гален не знал.

Элизар остановил платформу перед Галеном, поднес руки ко рту. Дернув головой, издал короткий, отчетливый звук. Платформа опустилась на землю, исчезла.

Рука Элизара опустилась, сжалась в кулак. Он пристально взглянул темно-синими глазами на Галена, его челюсть напряглась. Движение под бархатным пальто выдавало его учащенное, прерывистое дыхание. Гален знал, в чем дело – Элизар страстно желал напасть на него. Ему самому слишком хорошо было знакомо это чувство, чтобы не заметить подобные признаки у другого человека. В ответ энергия его биотека ускорила свой бег. Гален сосредоточился на упражнениях и ждал. Ждал.

Наконец Элизар отрывисто заговорил:

– Все они на самом деле мертвы?

Гален помолчал секунду, восстанавливая дыхание, успокаивая бешено бьющееся сердце.

– Ты должен знать. За их гибель отвечаешь ты со своими "партнерами".

– Но все ли маги погибли? Сначала я поверил, что все. Позднее я начал задумываться, не обманули ли они, каким-то образом, Теней, не сумели ли скрыться.

– Не сомневаюсь, что ты так думаешь, чтобы успокоить свою совесть.

Элизар засмеялся, резко оборвал смех:

– Мою совесть? Я пожертвовал всем, чтобы узнать секреты, которые могли бы спасти наш орден. Ты – единственный, кто мог бы предупредить их. Ты мог спасти их. Но ты не сделал этого. Я до сих пор не могу в это поверить.

– Ты видел, что я сделал на Тенотке. Я – великолепный массовый убийца. Как и ты, мне кажется.

– Значит, все они, действительно, мертвы, – он выпалил эти слова так, будто бросал вызов.

– Чего ты хочешь? Чтобы я перечислил их имена? Элрик, Инг-Ради, Мьёрна, Беел, Натупи, Г'Ран, Электра, Гауэн – они все мертвы. Я не видел никакого смысла пытаться спасти их. Круг лгал нам, превращал нас в инструменты Теней. Груз уничтожения, творимого нами на протяжении истории нашего ордена, перевешивает все, что мы сделали хорошего, все то благо, что мы принесли в мир. Мы привязаны к тьме и не можем переделать себя. Мы все обречены. Мы все должны умереть, – Гален неуклюже поднялся на ноги. – Я прилетел сюда, чтобы завершить работу.

Губы Элизара скривились, он прищурился.

– Как легко ты вынес приговор всему нашему ордену.

– Взгляни на нас. Мы – последние представители нашего рода, и все, что мы хотим – это убить друг друга. За нами повсюду следуют смерть и хаос.

Издав резкий вздох, Элизар поднес ко рту дрожащий кулак. Он хотел ударить Галена, хотел так сильно, что Гален чувствовал это. Он никогда раньше не видел Элизара таким, но знал причину его такого поведения. Овладев заклинанием уничтожения, Элизар так же, как когда-то он сам, познал радость высвобождения сияющей, раскаленной энергии, которая, волнами проносясь по меридианам биотека, пела пьянящую песню, сложенную Тенями. У него не было двух лет, чтобы научиться сопротивляться действию этой песни.

Ладонь Элизара слегка разжалась, большой палец принялся описывать круги, потирая кончики остальных.

– Смерть и хаос следуют за тобой. Ты – единственный, кто заслуживает смерти. Остальные не заслуживали подобной участи.

В гневе Элизару труднее будет контролировать себя, и, если вывести его из себя, то, пока он будет занят восстановлением контроля, Гален сможет действовать.

– Теперь, когда ты выучил мое заклинание, смерть будет следовать и за тобой.

– Я убиваю лишь тогда, когда нет иного выхода.

Гален засмеялся:

– Ты такую чушь сморозил, что я даже не знаю, о чем именно напомнить тебе в первую очередь.

– Это ты, а не я, убил свою маленькую подругу с Суума.

Гален заставил себя думать о чем угодно, только не об этом. Спустя секунду он понял, что Элизар пытается разозлить его. Он хотел, чтобы Гален снова наложил заклинание уничтожения. Тогда Элизар, перенеся действие заклинания на следующего солдата Теней, сможет опять на время лишить его способности к сопротивлению. Но Гален не поддастся на провокацию.

– По-твоему, лучше было позволить цилиндрам Разил пожрать ее заживо?

Элизар резко опустил руку.

– Я пытаюсь здесь создавать, а не уничтожать. Я познал тайны, на которых был построен наш орден. Я знаю, как контролировать устройства Теней, включая те создания, которые, когда придет время, предадут своих господ и станут сражаться за меня. Я накапливаю силы и знания. Когда я у меня будет достаточно и того и другого, я уйду от Теней и начну строить новый орден магов.

– Ты собираешь знания, вырывая их из разума ребенка.

Элизар напряженно покачал головой:

– Ты бы не научил меня заклинанию уничтожения, как и Тени. Они научили меня лишь тому, как ускользать от него. У меня не было иного выбора.

Гален вытянул руку в направлении солдат Теней.

– Чтобы завоевать свободу для себя, ты порабощаешь других.

– Когда наш орден будет воссоздан, я не буду нуждаться в них. Все, что я делаю, я делаю ради будущего магов.

– Это самая большая ложь, которую ты сам себе внушаешь, – ответил Гален. – Возможно, когда-то ты любил магов. Но тебе больше нравилось представлять самого себя во главе них. Будь иначе, ты бы увидел, что наш орден никогда не должен был появляться на свет. Вокруг тебя полно доказательств этому. Но ты хочешь возродить наш орден, возродить любой ценой. Ценой своей души.

Гален вспотел. Элизар просто излучал жар.

– Возможно, – продолжал Гален, – когда ты впервые столкнулся с Тенями, ты действовал исходя не только из эгоистичных побуждений. Ты искал способа спасти орден, в который верил. И, пытаясь сделать это, ты пожертвовал, как сам выразился, всем, что составляло фундамент, на котором строился наш орден.

Лицо Элизара вспыхнуло:

– Я солгал, когда сказал тебе на Тенотке о том что, убивая Изабель, испытывал сожаление. Я радовался в тот миг. Я попросил Теней позволить мне убить ее.

Гален отказывался даже думать об этом. Он не сделает то, что Элизар хочет от него. Гален сосредоточился на строящихся в его разуме упорядоченных прогрессиях, восстановил концентрацию, затем продолжил:

– Магов больше нет, спасать теперь некого. Все, что ты делаешь, ты делаешь для себя. Чтобы увеличить свое могущество и приумножить славу. В этом заключается единственная твоя цель. Ты не признаешь этого факта, не станешь задумываться о том, что ты делаешь, потому, что это заставит тебя признать, кто ты и чем ты являешься. Ты – слабое звено, уничтожившее магов. Тем самым, ты превратился в лакея Теней. Даже сейчас ты выполняешь их приказы. Ты хочешь убить меня за все, что я сделал, но не сделаешь этого потому, что Тени имеют на меня виды. Ты убеждаешь себя в том, что, подчиняясь им, преследуешь свои собственные цели. Но, на самом деле, твои действия идут на пользу только Теням, как это всегда и было.

Воздух вокруг Элизара, казалось, кипел. Его тело напряглось, как палка, он дрожал, кулаки были стиснуты.

– Я делаю то, что должен. И буду продолжать до тех пор, пока не восстановлю наш орден.

Гален визуализировал чистый экран, быстро написал на нем последовательность уравнений. В нескольких футах позади Элизара возник шар, заполненный сияющей, голубой энергией, мгновенно ускорившись, полетел вперед, ударил в щит Элизара. Тотчас там же образовался еще один шар и последовал за первым. Еще один. И еще.

Каждый следующий шар бил в одно и тоже место, и, при каждом ударе по щиту Элизара пробегала желтая волна. Гален одно за другим накладывал заклинания: шар, уравнение движения, шар, уравнение движения, все быстрее и быстрее. Он был полон решимости прожечь щит Элизара, сжечь его самого.

Если хозяева приказали Элизару сохранить Галену жизнь, то Гален может просто продолжать атаковать своего противника до тех пор, пока ему не удастся убить Элизара.

Лицо Элизара попеременно освещали то красные, то желтые резкие вспышки.

– Что ж, смотри, чему еще я научился.

Он поднес ладони ко рту и, резко дернув головой, издал отвратительный, долгий звук. Потом над его плечами начала накапливаться тьма, потекла по груди, по рукам, закрыла лицо. Элизар стоял, с ног до головы покрытый сверкающей, черной кожей Теней.

Гален продолжил бомбардировать Элизара шарами, заставляя свой разум работать все быстрее и быстрее. Он просканировал кожу Теней и увидел, что шары не причинили ей никакого вреда, лишь ее температура в местах ударов слегка поднималась на короткое время. Кожа Элизара была прочнее кожи людей-машин, и в сотни раз прочнее щитов магов.

Должно быть, именно такими, по замыслу их создателей, должны были быть щиты магов. Агентам хаоса и уничтожения нужна отменная защита.

– Зря стараешься, – сказал Элизар. Звук его голоса свободно проходил сквозь кожу Теней. Чернота, закрывавшая лицо Элизара, изменяла свои очертания, и Галену казалось, что он может разглядеть за ней глаза, нос и рот противника.

Уравнение движения, и последний шар Галена ударился о скалу под ногами Элизара. Камень взорвался, ударная волна подбросила Элизара вверх. Гален мгновенно создал под собой платформу, на бешеной скорости понесся к выходу из пещеры и дальше, по длинному, темному тоннелю.

Убить Элизара оказалось ему не под силу.

Внешняя дверь шлюза закрылась позади них. Теперь Джон заперт в ловушке подземного города. Он все больше подпадал под контроль Анны. Она оторвала его от Вавилона 5, оторвала от "Белой Звезды". Ей осталось сделать всего один шаг – и он полностью окажется в ее власти.

Они сняли дыхательные маски, и Анна, как заботливая жена, взяла у него маску, отложила обе в сторону.

– Из соображений безопасности, – объяснила она, – они располагают все строения под землей в течение многих веков. Джон… – она протянула руку, взглянула ему в лицо с любовью, которую испытывала к машине, – отдай мне свое оружие.

На его лице появилось знакомое, хмурое выражение, но, поколебавшись секунду, Джон отдал ей оружие. Он доверял ей. Возможно, хмурое выражение означало любовь.

Она быстро схватила оружие. Отныне он мог рассчитывать лишь на слабые силы собственного тела.

Открылась внутренняя дверь шлюза, и она повела его по коридору. Она вернулась во владения Ока. Хотя Анна не могла чувствовать мощной пульсации окружающей ее грандиозной машины, при одной мысли об Оке она начинала дрожать от возбуждения.

Коридор был освещен более ярко, чем предпочитали освободители и их слуги. Стены и потолок покрывал слой фибролита коричневого и дубового цветов, из-за чего коридор выглядел похожим на интерьеры стандартного земного здания.

– Они спроектировали эту часть комплекса специально для нас.

– Для нас? – переспросил он.

– Ты сам увидишь.

Она остановилась перед закрытой дверью. За дверью находилась комната, где она чаще всего тренировалась.

Джон остановился у другой двери. Он до сих пор сопротивлялся ей.

Она заставила себя улыбнуться:

– Нет, не та дверь. Вот эта.

Джон подошел к ней, и она постучала.

– Да, войдите, – ответил из-за двери Джастин.

Дверь, качнувшись, распахнулась, и Анна вошла.

Джон увидит, что хаос превосходит порядок тогда, когда ему это должным образом объяснят. Как открыла эту истину Шеридан. Джастин сможет сделать это, а Анна ему поможет. Она установила контроль над Джоном, а вскоре получит Око. Она победит. Величайшей радостью был восторг победы.


Содержание:
 0  Закат техномагов 3. ЗАКЛИНАЯ ТЬМУ : Джин Кавелос  1  АВГУСТ 2260 ГОДА : Джин Кавелос
 2  Глава 1 : Джин Кавелос  3  НОЯБРЬ 2260 ГОДА : Джин Кавелос
 4  Глава 3 : Джин Кавелос  5  Глава 4 : Джин Кавелос
 6  Глава 5 : Джин Кавелос  7  Глава 6 : Джин Кавелос
 8  Глава 7 : Джин Кавелос  9  Глава 8 : Джин Кавелос
 10  Глава 2 : Джин Кавелос  11  Глава 3 : Джин Кавелос
 12  Глава 4 : Джин Кавелос  13  Глава 5 : Джин Кавелос
 14  Глава 6 : Джин Кавелос  15  Глава 7 : Джин Кавелос
 16  Глава 8 : Джин Кавелос  17  ДЕКАБРЬ 2260 ГОДА : Джин Кавелос
 18  Глава 10 : Джин Кавелос  19  Глава 11 : Джин Кавелос
 20  Глава 12 : Джин Кавелос  21  Глава 13 : Джин Кавелос
 22  Глава 14 : Джин Кавелос  23  Глава 15 : Джин Кавелос
 24  Глава 16 : Джин Кавелос  25  Глава 17 : Джин Кавелос
 26  Глава 18 : Джин Кавелос  27  Глава 19 : Джин Кавелос
 28  Глава 20 : Джин Кавелос  29  Глава 9 : Джин Кавелос
 30  Глава 10 : Джин Кавелос  31  Глава 11 : Джин Кавелос
 32  Глава 12 : Джин Кавелос  33  Глава 13 : Джин Кавелос
 34  Глава 14 : Джин Кавелос  35  Глава 15 : Джин Кавелос
 36  вы читаете: Глава 16 : Джин Кавелос  37  Глава 17 : Джин Кавелос
 38  Глава 18 : Джин Кавелос  39  Глава 19 : Джин Кавелос
 40  Глава 20 : Джин Кавелос  41  ЯНВАРЬ 2261 ГОДА : Джин Кавелос
 42  Глава 21 : Джин Кавелос  43  Использовалась литература : Закат техномагов 3. ЗАКЛИНАЯ ТЬМУ



 




sitemap