Фантастика : Космическая фантастика : Глава 3 : Джин Кавелос

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава 3

Гален остановился у дверей обсерватории и мысленно визуализировал уравнение доступа к ее системам. Устройство запросило пароль, Гален ввел его. Дверь плавно открылась.

Небольшая комната с серыми стенами, служившая обсерваторией, располагалась на периферии убежища. Только отсюда можно было получить доступ к вселенной, находящейся снаружи. Вдоль одной из стен выстроилось множество разнообразных устройств, казавшихся живыми благодаря прихотливо изогнутым металлическим контурам. Их защищал сияющий голубым светом щит, установленный Кругом. Эти сложные устройства были созданы Херазад и магами, которые помогали ей построить тайное убежище, и были связаны с другими, более крупными устройствами, находящимися в ином месте. Создатели устройств уверяли, что засечь астероид, на котором ныне нашли себе прибежище техномаги, невозможно, что сигналы, поступающие в убежище от разбросанных повсюду передатчиков и зондов магов, не выдадут их присутствия здесь, что никому и ничему не под силу вырваться отсюда, разве только с разрешения Круга.

Гален сел на единственный стул с прямой высокой спинкой и запросил список доступных сейчас источников информации. Биотек эхом ответил на его команду. Во время своих путешествий маги разбросали по галактике сотни тысяч надежных зондов, проникли в бесчисленные базы данных. Сейчас доступ ко всем этим источникам информации был передан Кругу. Гален вызывал один зонд за другим, мысленно просматривая передаваемые ими изображения. Он исследовал район, где в последнее время Тени наносили удары, и искал признаки новых разрушений.

Хотя системой управляли Элрик, Блейлок и Херазад, Гален получил ограниченный доступ к ней для наблюдения за происходящим снаружи. Он сам вызвался выполнять это задание после того, как узнал, что несколько магов попросили освободить их от этой работы. Остальные предпочитали не знать, что происходит с теми, кого они бросили. Предпочитали не видеть того, как хаос поглощает галактику, не смотреть на гибель миллиардов. Предпочитали забыть, насколько это возможно, о мирах, оставшихся за пределами этого астероида. Члены ордена, когда-то гордившегося тем, что его цель – познать все, что можно познать, теперь предпочитали знать как можно меньше. Из всего, что происходило во Вселенной, их интересовало лишь одно – когда там станет достаточно безопасно для того, чтобы вернуться.

Большинство из них улетело сюда из страха. Из-за простого инстинкта самосохранения они покинули галактику. Тем самым они отреклись от Кодекса. Отреклись от самих себя.

Только члены Круга и Гален до конца понимали, в каком положении оказались маги. Они были недостойны оставаться среди других, непригодны для того, чтобы сражаться в этой войне. Потенциально, они представляли собой почти такую же угрозу, как и Тени. У них не было выбора, они должны были уйти.

Хотя их уход и был необходим, их отсутствию оправдания не было. Каждая смерть была следствием их несостоятельности – их отказа сразиться с Тенями, их неспособности разгромить врага. Или, если быть более точным, его несостоятельности.

Если бы он лучше владел контролем, то не сбежал бы. Вместо тайного убежища он отправился бы на За'ха'дум, хотя бы попытался уничтожить Теней. Но он знал, что если вступит в бой со своими создателями, то не сможет остановиться и ограничиться только ими. Он примется уничтожать без разбора всех, кто окажется в пределах досягаемости его оружия. Так, как он убил стольких на Тенотке.

Поэтому он наблюдал, вместо того, чтобы сражаться. По правде говоря, он не хотел смотреть, не хотел слышать. Но он был обязан делать это, ради тех, кого покинул. Обязан гораздо большим.

Он наблюдал за тем, как одна за другой вспыхивали войны: центавриане превратили Нарн в пустыню, по поверхности которой ветры гнали тучи пыли; Земное Содружество охватила кровавая гражданская война; бракири безжалостно истребляли соседей – а Тени тем временем действовали за кулисами, провоцируя конфликты и разрушения. Он следил за тем, как Тени начали атаковать открыто: они причиняли цивилизациям громадный ущерб, убивали миллиарды живых существ. Он заносил в свой список каждую новую жертву, каждую новую трагедию, а хаос тем временем распространялся, грозя поглотить всю Галактику.

Гален закончил изучать состояние дел в той обширной области пространства, где действовали Тени. Некоторые планеты лежали в развалинах, на других царила полная анархия, а их обитатели отчаянно стремились улететь куда-нибудь в безопасное место. Он не увидел никаких следов новых атак и принялся просматривать информацию с зондов, расположенных в других районах.

Он быстро переключался с одного зонда на другой, как вдруг перед его мысленным взором мелькнула знакомая фигура, и он сосредоточился на изображении, передаваемом этим зондом. На Вавилоне 5 наступил вечер, и, как будто по привычке, Морден сидел за столиком открытого кафе и пил свой послеобеденный кофе. Камера службы безопасности располагалась в двенадцати футах от него и показывала почти все кафе. Морден, судя по всему, сидел отдельно от остальных посетителей. Темные волосы были аккуратно зачесаны назад, руки свободно лежали на столе, на лице полуулыбка, он внимательно наблюдал за происходящим вокруг – хищник в засаде, выжидающий подходящего момента, чтобы схватить потенциальную жертву.

На Вавилоне 5 его объявили персоной нон грата, но, давая кому надо взятки, он покидал станцию и возвращался, когда заблагорассудится. Когда он находился на борту, Джон Шеридан, командир станции, предпочитал не задерживать и не выдворять его, а наблюдать за врагом.

Морден оказался для Теней более важной фигурой, чем Гален думал сначала. Они были сильны настолько, насколько сильны их пешки, а Морден превосходил всех остальных. На Вавилоне 5 он собирал информацию и манипулировал представителями различных правительств, искусно применяя метод кнута и пряника. Он много путешествовал, распространяя свое влияние на все новые районы. Он в одиночку сумел подтолкнуть Центавр к началу войны с Нарном и другими цивилизациями. Миллионы нарнов погибли под бомбами, и даже сейчас, после окончания боевых действий, они продолжали умирать от голода и болезней, гибли от рук центавриан, методично осуществлявших в их отношении кампанию усмирения и геноцида.

Гален не мог дольше смотреть на Мордена. Он переключился на изображение с другого зонда.

Лондо Моллари сидел перед зеркалом в своей каюте, его помощник Вир приводил в порядок высокую прическу шефа. Зонд, посаженный Виру на щеку почти два года назад, оставался связанным с кожей центаврианина на молекулярном уровне и передавал информацию о все новых и новых преступлениях его начальника. Власть, влияние и финансовые ресурсы Лондо выросли в сотни раз с тех пор, как маги покинули Вавилон 5. Благодаря Мордену Лондо сейчас сделался самой важной фигурой в правительстве Центавра, внушавшей одновременно уважение и страх. Некоторые даже верили, что однажды он может стать императором. Хотя после победы в войне с Нарном Лондо разорвал союз с Тенями, Морден хитроумной уловкой вынудил того возобновить отношения. Слуга Теней убил возлюбленную Лондо, Адиру, и убедил его в том, что убийство – дело рук лорда Рифы. Лондо обратился к Мордену за помощью в организации покушения на влиятельного лорда; план, разработанный Лондо, вскоре должен был начать осуществляться. Сейчас он стал более жесткой и безжалостной личностью, чем раньше. У него больше не было времени на азартные игры и кутежи; сейчас все его помыслы занимала месть.

Состояние, знакомое Галену.

Он переключился на другой зонд, тот самый, что давным-давно прикрепил к плечу Г'Лил. Несомненно, Олвин обнаружил этот зонд, но оставил на месте, возможно надеясь, что маги, увидев то, что видит он сам, решатся покинуть тайное убежище.

Г'Лил сидела в пышном офисе, принадлежавшем хорошо одетому дрази, а Олвин – представившийся ему "Томасом Алекто", одним из многих своих фальшивых имен, – расхаживал взад-вперед, страстно убеждая дрази отправить на Нарн гуманитарную помощь. Томас Алекто был главой "Общества граждан света – помощь жертвам катастроф", одной из, по-видимому, бессчетных фиктивных компаний Олвина. Он и Г'Лил, "консультант" общества, организовывали отчаянные рейды, доставляя на руины Нарна гуманитарную помощь. Они вдвоем перевозили грузы, минуя центаврианские посты.

Когда они решили вместе начать сражаться с Тенями, то надеялись остановить великую войну до того, как она всерьез разгорится. Они вмешались в несколько мелких конфликтов, оказав противнику сопротивление там, где он его не ожидал, и однажды даже сумели провести переговоры и заключить нежданное мирное соглашение.

Но возможности Г'Лил и Олвина были ограничены. В начале войны Нарна с Центавром они пытались убедить Кха'Ри, что истинные враги нарнов не центавриане, а Тени. Но ненависть нарнов к своим бывшим поработителям оказалась слишком велика. Они не поверили.

Опустошение Нарна стало для них обоих страшным ударом. Олвин давал выход своему разочарованию, затевая в барах жестокие потасовки, и вытворяя черт знает что. Он до сих пор не пришел в себя после гибели Карвин, и эта новая трагедия лишила его сил, необходимых для движения вперед. Хотя Олвин продолжал кричать о необходимости сразиться с Тенями, он не мог больше заставить себя собраться и что-либо толком организовать.

Но Г'Лил была полна решимости нанести ответный удар по самим Теням. Она нашла несколько единомышленников среди участников нарнского Сопротивления, и вместе они выработали самоубийственный план: бомбить родной дом Теней – За'ха'дум. На трех кораблях они отправились к Альфа Омега 3. Едва они вышли из гиперпространства, как оказались под прицелом защитной планетарной сети За'ха'дума. С платформ по ним открыли огонь, и два корабля были мгновенно уничтожены. Г'Лил находилась на борту третьего корабля, едва сумевшего уйти обратно в гиперпространство.

С разбитым сердцем вернулась Г'Лил к Олвину, и тот, пытаясь вернуть ей присутствие духа, смог выйти из депрессии, самой страшной из всех, случавшихся с ним. Они начали организовывать поставки гуманитарной помощи и собирать информацию для нарнского Сопротивления.

Гален мысленно наблюдал за тем, как дрази в третий раз отказался участвовать в каких-либо поставках. Олвин сорвался на крик и, сжав кулаки, двинулся вокруг стола к дрази. Г'Лил вскочила и быстро встала между ними.

Гален отключился, просмотрел изображения еще с ряда зондов.

Г'Лил и Олвин делали все, что могли, но им не остановить Теней.

Чтобы оказать им сколько-нибудь значительное сопротивление требовались совместные действия нескольких различных рас, а это было возможно организовать только на Вавилоне 5. Джон Шеридан, командир станции, все последние месяцы создавал тайный союз, пытаясь сформировать Армию Света – силу, достаточную для того, чтобы противостоять Теням.

Гален выбрал зонд, посаженный на щеку Джона. Сейчас капитан стоял в своем кабинете и беседовал с группой из девяти человек, пытаясь убедить их вступить в его союз. Гален уже слышал подобные его речи, и всякий раз они звучали не менее энергично и убедительно. Люди, к которым Джон обращался сейчас, были телепатами, чьи способности могли стать решающим фактором в борьбе с Тенями.

Гален был уверен, что все усилия Джона бесполезны, что Тени в технологическом отношении намного превосходят силы союзников. Но Джон уже дважды сумел сделать то, что Гален никогда бы не счел возможным.

Хотя из истории было ясно, что Тени и ворлонцы враждовали издревле, в хрониках не существовало никаких свидетельств того, что они когда-либо сражались между собой. Но несколько месяцев назад Джон сумел убедить посла Ворлона, Коша, вмешаться. Результатом вмешательства ворлонцев стало разгромное поражение Теней.

Но Тени в ответ очень быстро расправились с Кошем. Гибель Коша, вероятно, уничтожила любую надежду на дальнейшую помощь ворлонцев. У них хватит могущества остановить Теней, но они им не воспользуются.

Но Джону удалось отыскать другое оружие – телепатов. Телепаты могли нарушать связь между кораблями Теней и живыми существами, служившими в качестве их центрального процессора. Если телепат был достаточно силен, то мог парализовать корабль Теней.

Джону стало известно о том, что Тени пытались уменьшить уязвимость своих кораблей. Он перехватил транспорт, летевший к Пределу, на борту которого находился груз криокамер со спящими телепатами, такими же, какие некогда перевозил к Пределу корабль Г'Лил – "Кхаткхата". Телепаты должны были стать частью кораблей Теней, отражать ментальные атаки. В этой войне победит тот, на чьей стороне окажутся более сильные телепаты.

Джон закончил речь и теперь стоял молча. Телепаты один за другим соглашались вступить в союз.

До сих пор Джону не довелось испытать это новое оружие в крупном сражении с Тенями, потому что он не знал, куда те ударят в следующий раз. В последнее время Тени применяли тактику "удар-отскок", причем их цели были разбросаны по большому району Галактики, и предсказать, куда будет нанесен следующий удар, было невозможно. Но после их последней атаки Гален повторно проанализировал все имеющиеся у него сведения, и стратегия Теней начала, наконец, вырисовываться. Удары наносились вовсе не беспорядочно, как казалось на первый взгляд. Тени словно очерчивали сектор пространства, во внутренние области которого устремился сейчас поток беженцев.

У Галена ушла всего секунда на то, чтобы разгадать план Теней. Они знали, что отчаяние может толкнуть людей к хаосу. Так, чтобы заставить Лондо снова стать их союзником, они убили его возлюбленную. И раньше они использовали эту стратегию. Тени манипулировали беженцами, вынуждая их собраться в одном месте, чтобы потом уничтожить одним сокрушительным ударом. В течение нескольких следующих недель Тени наверняка нанесут удар по центральной области сектора, потери союзников будут огромными, деморализующими, и Тени тем самым продемонстрируют, что их нельзя разбить, и убежать от них тоже не удастся.

Телепаты вышли, Джон уселся за стол и опустил голову на руки.

Он не видел стратегии Теней, и это сильно расстроило Галена. На данный момент информация Джона была неполной, из-за чего разглядеть планы Теней ему было сложнее, чем Галену. К тому же он был измотан, перегружен работой. Но скоро он должен догадаться. Вычислить место следующей атаки – его лучший шанс на то, чтобы одержать крупную победу над Тенями. Если же он этого не сделает, то погибнет огромное количество беженцев.

Олвин тоже пока не разглядел стратегии Теней, хотя его дом – планета Регула 4 – находился в центральной части того самого сектора, где вскоре следовало ждать атаки Теней.

От открытия Галена, естественно не было никакой пользы. Он не может покинуть убежище, не может спасти ни одного из тех, кому вскоре предстоит умереть.

Гален выбросил эту мысль из головы, переключился на камеры, установленные на борту земного тяжелого крейсера "Гиперион". Он искал Мэтью Гидеона. Наблюдение за Мэтью обычно приносило ему слабое утешение. Когда Гален подобрал его в открытом космосе, единственного выжившего из всего экипажа эсминца Земного Содружества "Цербер" после атаки корабля-гибрида, Мэтью носил звание энсина. Сейчас на борту "Гипериона" он был уже лейтенантом. Галену принесло бы некоторое удовлетворение, если хотя бы Мэтью смог бы сразиться с Тенями. Но президент Земного Содружества Кларк не ввязывался в войну. Он заключил тайный союз с Тенями, помогавшими ему удерживать власть на Земле. Тем временем Мэтью пытался подавить в себе растущее чувство недовольства собственным правительством, продолжавшим упорно отрицать сам факт существования корабля-гибрида. Как они могли признать, что взбесившийся корабль убил сотни людей, если одновременно искали доступа к технологиям Теней, чтобы построить новый гибрид?

Гален нашел Мэтью в кают-компании за обедом в обществе нескольких человек.

– Гале! Гале! Гале! – раздался откуда-то голос, и, как только Гален сообразил, где находится его источник, перед его мысленным взором, рядом с изображением Мэтью, вспыхнуло еще одно изображение.

Фа.

Она смотрела прямо на него, глядя на зонд, укрепленный в кольце, которое он ей дал. Она рыдала и всхлипывала, лицо было искажено страданием. Кожа, видневшаяся из под спутанных прядей светлых волос, была ярко-розового цвета

Он запрограммировал кольцо сообщить ему, если она трижды подряд произнесет его имя. И сказал Фа, что если она это сделает, он прилетит к ней. Тогда он не мог себе представить, что ему придется покинуть Галактику.

Она дернула головой, услышав какой-то далекий звук, и снова зарыдала.

Спустя секунду она вновь посмотрела на кольцо.

– Гале, мне страшно, – произнесла она на языке Суума. – Пожалуйста, приди ко мне.

Она встала и сделала несколько шагов. Хотя свет был очень тусклым, Гален разглядел, что она забилась в угол своей спальни. Она выросла с тех пор, как он в последний раз видел ее, и нос ее стал длиннее и толще. Ей сейчас было около десяти местных циклов. Она все еще носила детский джемпер, но не ее любимого оранжевого цвета, а голубого.

– Корабль свалился с неба. Плохой корабль. Все… погибло. Смотри. Смотри.

Она повернула кольцо к окну. Там, где когда-то стоял соседский дом, зияла дымящаяся яма с черными, оплавленными краями. Явный след выстрела с близкого расстояния высокотемпературной плазмой. Корабль Теней.

Сердце Галена бешено застучало. Когда Фа повернула кольцо, он разглядел в сером тумане лишь несколько сохранившихся зазубренных фрагментов стен среди блестящих черных выжженных пятен. Город Лок был стерт с лица земли.

Он уловил среди тумана намек на что-то движущееся, но разглядеть, что это было, не успел, потому что в этот момент Фа снова повернула кольцо к себе.

– Мои родные… они пошли к фермеру Джа. Я осталась дома, чтобы поупражняться в своей магии. Я не знаю, смогу ли сейчас найти дом Джа. Не знаю, смогу ли найти…

Гален просмотрел список зондов, располагавшихся на Сууме. Элрик рассеял их по поверхности планеты в огромном количестве. На данный момент более половины из них было уничтожено, включая большинство зондов в городах. Из оставшихся зондов он выбрал тот, что находился ближе всех к городу Тайн, на скалистом мысе довольно далеко от прибрежного города. Долины заволокло облако пыли. Гален увеличил изображение и разглядел в тусклом свете лишь разметанные дюны и кое-где крупные обломки. Ни одного сохранившегося здания, ни единого выжившего. Он смог опознать остатки космопорта лишь по нескольким лужицам шлака. По другую сторону волнореза вода была покрыта слоем пепла, догорали и шли ко дну остатки морских судов.

Он одно за другим просмотрел изображения со всех оставшихся зондов, раз за разом наблюдая одну и ту же сцену опустошения. Все города выглядели одинаково: развалины и полный хаос.

Это убьет Элрика.

Маленькие городки почти все уцелели, но не Лок. Он поискал, сохранился ли в черте города хоть один работающий зонд, чтобы лучше рассмотреть, что там происходит. Нашелся всего один, тот, что был посажен на Джаб фермера Ни. Ни был соседом Джа, и, быть может, Галену повезет и он увидит, что сейчас осталось от дома Джа и поймет, какая судьба постигла семью Фа.

Совсем близко от себя Гален увидел лежащий на земле обожженный камень. Джаб двигалась, толкая себя вперед короткими, сильными ногами, и изображение с зонда, укрепленного у нее на лбу, прыгало взад-вперед. Гален понял, что она ходит кругами вокруг дымящихся развалин. Лишь по краям оплавленной ямы можно было разглядеть несколько камней, оставшихся от фундамента. Гален догадался, что Джаб что-то ищет.

По-видимому, удар пришелся точно по фронтальной части здания. Вся она превратилась в оплавленную яму. Зазубренные остатки задней стены, к которой был пристроен амбар, все еще стояли, засыпанные черным пеплом. Джаб подошла к развалинам, и, цепляясь когтями, перебралась через невысокую баррикаду из обломков.

Она опустила голову и, сделав несколько резких вдохов, обнюхала землю. Гален при этом заметил лежащую у стены разбитую глиняную чашку. Чашка Деса, свуга-чемпиона фермера Джа, выигравшего много призов. Она одна уцелела из прочего скарба. Гален припомнил красивый жест, с которым давным-давно Элрик продемонстрировал эту чашку и разрешил историю с загадочной болезнью Деса. Ему казалось, что все это происходило в другой жизни.

Это были дом и амбар фермера Джа. Фермер Джа был мертв. Родные Фа были мертвы.

Джаб нашла какой-то обгоревший кусок и зарылась в него носом. Возможно, это были останки Деса или одного из детей Джаб. Она отложила в коже Деса пять личинок, и сейчас они должны были вот-вот вылупиться.

Джаб повернулась и побрела прочь от развалин.

– Ты идешь, Гале? – вопрошала Фа кольцо. – Скоро ты придешь?

Она вытерла слезы и, хотя ее дыхание оставалось судорожным, кажется, приняла решение.

– Я пойду к фермеру Джа. Ты сможешь найти меня там.

Его руки сжались в кулаки. Ему хотелось сказать ей, чтобы она никуда не ходила, вообще не двигалась. Но он не мог с ней связаться. Зонд был предназначен передавать информацию, и не более того. К тому же, если бы он мог поговорить с ней, что бы он ей сказал? Чтобы она оставалась в своей комнате? Но она не сможет сидеть там вечно. И он не сможет прилететь и спасти ее. Он сбежал от всего. За все это время он даже ни разу не проверил, как она там.

Она выбралась через окно: она всегда предпочитала окна дверям. Когда Фа спрыгнула на землю, он мельком увидел ее широкие ступни, как обычно, голые, и заросшие тонкими белыми волосами ноги. Она замялась, а потом снова поднесла кольцо к лицу. Ветер трепал ее волосы.

– Мы пойдем. Мы пойдем вместе.

Он не хотел думать о ней, о Сууме, о своей прошлой жизни. Хотя ему было приказано вести наблюдение за тем, что происходит во Вселенной, за стенами тайного убежища, он намеренно игнорировал свой прежний дом. Он использовал задание Круга так же, как и упражнения на сосредоточение: выполняя его, он отвлекался, возводил вокруг себя стены из фактов и разнообразной информации, чтобы не думать, не вспоминать обо всем том, о чем ему не следовало думать, не следовало видеть, если он хотел сохранить контроль.

Фа начала пробираться через горы обломков, прижав к груди руку, сжимавшую кольцо.

Он должен был догадаться, что Тени нападут на Суум. Планета находилась на окраине района, по периметру которого они наносили удары. В этом направлении летели корабли беженцев, спасшихся во время их предыдущих атак. Хотя Суум не представлял для Теней ни малейшей угрозы, ее жители не обладали высокотехнологичным оружием, они даже не были знакомы с космическими перелетами, но Теням надо было не допустить расползание потока беженцев по всему сектору, заставить их лететь обратно в центральную, пока что безопасную область. Нанеси они отвлекающий удар здесь, и задача будет выполнена. Но он не увидел этого, не хотел видеть.

И, даже если бы он догадался об этом раньше, все равно он ничего не мог сделать. Он должен оставаться здесь, в изоляции от остальной Вселенной.

Пробираясь сквозь чернеющие развалины, Фа опять заплакала, ее дыхание стало прерывистым. Сейчас она, должно быть, поняла, что шансов на то, что ее семья выжила, нет. Из всего города уцелел лишь ее дом. Странно – не в обычаях Теней щадить кого-нибудь.

Темный силуэт, скрывавшийся в тумане впереди нее, обрел очертания. Фигура приблизилась. Возможно, еще кто-то из жителей выжил, или он пришел из другого города. Гален почувствовал облегчение – Фа не останется одна. Она, похоже, до сих пор не заметила фигуру, потому что продолжала брести все так же медленно.

Сильный порыв ветра надул, как парус, темную накидку, скрывавшую идущего, позволив разглядеть его.

Он не был жителем Суума.

Гален хотел, чтобы Фа развернулась и бросилась бежать.

Она, должно быть, увидела фигуру, потому что вдруг остановилась.

– С тобой все в порядке? – сильным, глубоким голосом спросила женщина на языке Суума.

Она приближалась, ветер трепал ее тонкие, темные волосы, падавшие ей время от времени на бледное лицо. Развевающаяся накидка скрывала ее хрупкое сложение, но Гален сразу узнал ее. Разил.

Он мысленно приказывал Фа бежать, бежать со всех ног, но она упрямо продолжала стоять на месте.

– Не бойся, – сказала Разил. – Я здесь, чтобы тебе помочь.

Фа посмотрела на кольцо:

– Гале прислал тебя?

"О, Боже". Она почувствовала в Разил мага, такого же, как и он. Возможно, она даже узнала Разил. Вот почему она не убежала.

Разил остановилась перед Фа, и из-под развевающихся волос бросила быстрый, цепкий взгляд на кольцо. Улыбнулась. Разил была всего лишь на полголовы выше Фа и могла, не нагибаясь, дружелюбно посмотреть ей в глаза.

– Ты имеешь в виду Галена? Да, это так. Он попросил меня прийти за тобой.

Фа вытерла слезы.

– Он с тобой? Почему он не пришел?

– Гален очень болен. Он попросил меня и моих друзей помочь тебе.

Друзей? Значит, Элизар здесь. И, возможно, другие тоже. Но зачем их принесло на Суум? Зачем им искать Фа? Уязвить его? Попытаться его спровоцировать, вынудить открыться?

"Я найду тебя", писал Элизар в своем последнем сообщении. "И убью".

Но это было почти два года назад. Так почему сейчас? Гален заметил, что раскачивается взад-вперед, впившись ногтями в ладони. Он понял, что они прилетели издеваться над ней. Они собирались сделать с ней что-то ужасное. Из-за него.

– Ты отвезешь меня к Гале? – спросила Фа.

– Ты хочешь этого?

Фа энергично закивала.

– Сначала нам потребуется твоя помощь, – сказала Разил.

– Что я могу сделать?

– Позволь мне отвести тебя к остальным. Они поблизости от того места, где жил Гален.

Разил отбросила назад, на плечи, свою накидку. Под ней было еще одно платье из мятого шифона, тоже явно не подходящее Разил по размеру. Она до сих пор не нашла себя. Но, несмотря на это, Разил казалась более уверенной, чем раньше, и эта уверенность почему-то пугала Галена. Фа взялась за протянутую ей руку. Разил улыбнулась, глядя в кольцо, ветер развевал волосы, бросая их ей на лицо.

– Привет, Гален.

Они двинулись прочь от города по направлению к каменистой равнине. По дороге Разил тихо и дружелюбно бормотала Фа что-то.

Он должен что-то сделать. Должен помочь Фа. Но как?

– Гален… Гале… потерял кое-что, – говорила Разил. – Он болен и не может вспомнить, где это оставил. Но он уверен в том, что оно здесь. Ты не знаешь, он или Элрик ничего не забыли здесь?

– Что он потерял?

– Не оставил ли он каких-нибудь бумаг, кристаллов или устройств?

Она что, считала их с Элриком дураками, способными на такую глупость, как оставить здесь что-нибудь? Зачем они пришли? Их интересовало что-то из места силы Элрика? Или им нужно было что-то, принадлежащее ему самому? В этом случае речь могла идти лишь об одном: они искали секрет заклинания уничтожения. Но с чего они взяли, что он оставил секрет здесь?

– Когда они улетели, все сгорело, – ответила Фа. – Все. Я видела.

– Он оставил тебе кольцо.

Фа резко вырвала руку:

– Оно мое!

– У меня и в мыслях не было отнимать его у тебя. Мне просто интересно, не оставил ли он еще что-нибудь, кроме кольца? Это очень важно для Гале. Подумай, пожалуйста, получше.

Фа взглянула в кольцо:

– Я так не думаю.

Он не мог отправить Разил сообщения: не мог просить, умолять или угрожать ей, канал связи был для него заблокирован. В его распоряжении был только зонд. И кольцо. Кольцо, сделанное его матерью в подарок отцу на день рождения, ставшим днем его смерти. Оно было способно копировать информацию с любых кристаллов, с которыми входило в контакт. К несчастью, ему от этого не было никакой пользы. Но, возможно, кольцо было способно еще на что-нибудь: создавать иллюзии или щиты, на что-нибудь, что может помочь Фа.

Став магом, он попытался, без особого, впрочем, рвения, получить доступ к системам кольца, но у него ничего не вышло. Кольцо подчинялось лишь его отцу и тем, кто знал его пароль. После неудачной попытки подобрать пароль Гален добавил в кольцо собственный зонд, реагировавший на его собственный пароль.

Теперь он должен раскрыть отцовский пароль. Гален визуализировал уравнение доступа к системам кольца. Кольцо запросило пароль.

Он попытался думать о том, что это может быть за пароль. Со времени смерти его родителей прошло столько времени, а воспоминания о них он похоронил так глубоко, что смог вспомнить лишь то, как Элрик вышел из огня, в котором сгорел космический корабль, на борту которого находились его родители, а их останки, укрытые простынями, плыли за ним. Родители были сейчас для него чем-то нереальным. Он их не помнил. Но должен вспомнить.

Его родители были могущественными магами, уважаемыми, работавшими вместе, как правая и левая рука президента корпорации, который достиг большого влияния. Какой пароль мог придумать его отец? Какой угодно. Числа, особенные или случайные, буквы из любого известного алфавита, имена, цитаты или фразы на любом языке, образы, или любое сочетание всего перечисленного. Он попробовал все, что пришло ему в голову: название корпорации, имя ее президента, заповеди Кодекса, на всех языках, написанные различными способами.

Кольцо не реагировало.

Сейчас он вспомнил, что его отец всегда был противником использования особенных чисел или фраз, считал, что элементы пароля должны быть стопроцентно случайными. В противном случае чужак, приложив определенные усилия, может разгадать его.

Гален отчаянно продолжал поиски, но все безуспешно.

Фа и Разил достигли каменистой, заросшей мхом равнины, где когда-то жили Гален с Элриком. Из тумана, подобно персонажу ночного кошмара, выплыл Элизар, он двигался широким, уверенным шагом, слегка задрав голову. Два года Гален старался не думать о нем. Энергия биотека резко ускорила свой бег, забурлила в нем.

Вслед за Элизаром показалась Банни в коротком зеленом платье. А Гален-то надеялся, что убил ее на Тенотке. Что она здесь делает? Может быть, она, когда вломилась в его разум, увидела что-то в его мыслях? Что-то, что он забыл здесь? Он изо всех сил пытался догадаться, что бы это могло быть.

Фа, едва увидев Элизара, замерла. Гален понял, что она, должно быть, вспомнила его по ассамблее. Она видела, как Гален напал на него, применив заклинание уничтожения, и это ужаснуло ее.

Разил схватила и подняла руку Фа.

– Поприветствуй Галена, братец.

Элизар подошел. На нем было длинное черное бархатное пальто, под ним – золотая с черным жилетка. Темная бородка, подстриженная в форме руны магии, ярким пятном выделялась на фоне бледной кожи. Взглянув на кольцо, он отрывисто хмыкнул. Черты его угловатого лица несли отпечаток холодного высокомерия.

– Разве это не превосходно? Привет, Гален.

– Вы отвезете меня к Гале? – фраза прозвучала скорее не как вопрос, а как требование.

– Она не может вспомнить ни о чем, что могло остаться после них, – сказала Разил.

Элизар кивнул, нагнулся к Фа.

– Ты не нравился Гале, – сказала Фа.

– Ты имеешь в виду ту драку?

Разил по-прежнему сжимала руку Фа, и Элизар отвел руку сестры в сторону, заставил ее отпустить девочку. Продолжил разговор.

– Гален извинился за свои действия. Он был очень расстроен случившимся. Это все произошло из-за недопонимания. Я простил его давным-давно. Я был рад, что он попросил меня полететь сюда вместо него.

Гален просил нас взять тебя к нему. Но есть одна маленькая проблема. Ты знаешь, что он улетел вместе со всеми техномагами.

Фа кивнула.

– Ты не сможешь лететь с нами, если не умеешь творить волшебство, как мы.

– Но я могу, – ответила Фа. – Немножко. Я тренируюсь.

Она вытащила из кармана джемпера маленький камушек, и по движению кольца он понял, что она быстро взмахнула рукой.

– Где оно? – спросила Фа, разведя ладони. Наклонила голову набок. – О. Что у тебя за ухом?

Протянула руку к голове Элизара, взмахнув ей, продемонстрировала маленький камушек. Она исполняла этот фокус намного лучше, чем раньше. Должно быть, с тех пор, как он улетел, она подолгу тренировалась.

– Здорово! – с улыбкой произнес Элизар. – Гален научил тебя этому? Ты оказалась хорошим учеником. Больше он ничему тебя не научил?

– Многому, – ответила Фа. – Он показывал мне свои заклинания.

– Ты не помнишь их? – спросил Элизар.

Гален закрыл глаза, хоть это ничего не меняло. Он понял, с какой целью прилетел Элизар. Он оставил кое-что на Сууме. Оставил Фа. Она видела его заклинания. Он отчаянно пытался вспомнить, как много она видела, видела ли она заклинание уничтожения.

И он вспомнил.

Та ночь, когда он открыл это заклинание, первая ночь ассамблеи. Она влезла к нему в окно, приглашая посмотреть восхитительное световое шоу под открытым небом, отвлекла его от работы. И он, чтобы показать ей, как трудно быть магом, внушить ей больше уважения к ним, продемонстрировал свои заклинания, объяснил смысл прогрессии, из которой он вывел свой первый базовый постулат. Должно быть Банни, когда сканировала его, мельком уловила воспоминание об этом.

И теперь они явились сюда, чтобы вырвать это заклинание из головы Фа.

– Мы хотим проверить твою память, – сказал Элизар. – Так мы узнаем, способна ли ты стать техномагом, таким, как мы.

Фа посмотрела на кольцо, ее лицо напряглось.

Нечего было и пытаться подобрать случайный пароль. Он мог потратить на это годы и ничего не добиться. Так ему не найти пароль вовремя.

Но что, если систему устанавливала мать? Он вспомнил, как наблюдал за ее работой: как она делала кольцо, как встроила в серебряный обод электрическую схему, создала выглядевший натуральным черный самоцвет, на самом деле представлявших собой множество слоев кристаллов, скрепленных друг с другом в соответствии с четко определенной конструкцией. Хотя его учителем считался отец, в тот день его учила мать. Возможно, она и пароль придумала у него на глазах.

Элизар двумя пальцами указал на Банни, и телепатка шагнула вперед. Она не изменилась – высокая женщина с длинными вьющимися светлыми волосами. Она была бы даже привлекательной, если бы ее лицо не было таким худым, из-за чего она выглядела нездоровой, какой-то ненасытной. Кончик языка высовывался из-за неплотно сжатых губ.

Элизар повернулся к Фа.

– Это Банни. Она может читать твои мысли. Ты должна подумать о заклинаниях, которые тебе показывал Гален. Она увидит, как хорошо ты запомнила их. Если ты хорошо их запомнила, то мы отвезем тебя к Галену.

– Это не больно?

– Только если ты будешь сопротивляться, – он погладил руку Фа. – Я знаю, что ты напугана. Здесь сегодня случилось нечто ужасное. Мы не смогли прилететь вовремя, остановить это, и сильно этим расстроены. Если ты испугаешься теста, то мы оставим тебя здесь. Но мне ненавистна сама мысль об этом. Я знаю, что Гален очень надеется на то, что ты прилетишь и останешься жить с ним. Тебе решать.

Элизар отпустил руку Фа.

Фа взглянула на кольцо, потом снова подняла глаза на Элизара, посмотрела на Банни. Она что-то подозревала, Гален заметил это по ее нерешительности. Но он не смог откликнуться на ее зов, не смог прилететь к ней, а они смогли, и сейчас давали ей шанс улететь отсюда, из этого царства смерти и попасть к нему. Гален знал: каким бы ничтожным этот шанс не был, она им воспользуется.

Фа кивнула.

– Хорошо, – Элизар выпрямился, отошел в сторону.

Банни, прищурившись, пристально посмотрела на Фа. Гален вспомнил ужасное ощущение от ее вторжения в его разум – черные щупальца, буравящие его мозг, разыскивающие самые сокровенные тайны.

Фа судорожно вздохнула, кольцо резко дернулось, она застыла.

Гален скрестил на груди руки, и вдруг услышал голос матери, звучный и убедительный.

– Это кольцо. В нем будет камень, способный скопировать любой инфокристалл, с которым соприкоснется.

– Как это? – спросил он.

Она указала на маленький, неправильной формы камень, закрепленный на ее рабочем столе.

– Его внутренние слои способны сохранять информацию, как это делает обычный инфокристалл. Внешние слои будут выглядеть так же, но их функция будет иной.

Она объясняла, одновременно продолжая обрабатывать камень. Ее пальцы напоминали паучьи лапки.

Наконец она закончила, надела кольцо ему на палец. Оно оказалось велико Галену, камень съехал на сторону.

– Ну как, нравится оно тебе?

– Кольцо будет очень полезным, – сказал он.

Ее темные глаза пристально взглянули на него.

– Троянский конь, – произнесла она на древнегреческом языке, которым она пользовалась время от времени, когда они оставались одни, чтобы подчеркнуть, что открывает сыну некий секрет. Потом продолжила по-английски. – Никто не догадается о том, что оно может сделать. Мы, колдуны, такие коварные.

Она перефразировала древнюю поговорку: не испытывай терпения волшебников, ибо скоры они на гнев и расправу.

Хотя через зонд в кольце Гален видел только голодное лицо Банни, он мог слышать судорожное дыхание Фа.

Гален послал кольцу в качестве пароля фразу "Троянский конь". Безрезультатно. Попробовал на греческом. Безрезультатно.

"Не испытывай терпения волшебников, ибо скоры они на гнев и расправу".

Послал эту фразу. Ничего. Снова попробовал на греческом.

Кольцо приняло пароль, перед его мысленным взором появилось меню функций кольца.

– Я узнала все, что она помнит, – заявила, наконец, Банни, закончив сканирование, и поглядела на Элизара.

Фа рухнула без сознания.

– Информация неполная, – продолжала Банни, – но, быть может, тебе окажется достаточно и этого.

– Спасибо, Банни, – ответил Элизар.

Гален поспешно просмотрел меню. Кольцо могло вести наблюдение и записывать информацию, как обычный зонд, он заметил, что оно и сейчас вело запись, продолжая выполнять приказ, отданный давным-давно. Могло копировать информационные кристаллы, стирать с них информацию, даже дописывать ее туда. Он быстро проверил весь список и в самом его конце обнаружил нечто, названное "ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ШТОРМ".

Фа закачала головой, из-за чего ее голова то появлялась, то исчезала из поля зрения Галена, она пыталась восстановить равновесие, сесть.

– Это было больно. Больно! Теперь везите меня к Гале.

Разил опустилась на колени рядом с ней, обняла одной рукой.

– Прости, но ты не запомнила все, и поэтому не можешь лететь с нами.

Фа ударила ее по плечу.

– Ты – неприятная. Гале не любил тебя. И я тоже.

Фа силилась вырваться, но ее движения были слабыми, плохо скоординированными.

Гален запросил информацию об электрическом шторме, но у кольца ее не оказалось. Кольца, предназначавшиеся для генерирования электроразряда, обычно конструировались иначе. Кольцо могло обладать способностью нанести врагу шоковый электрический удар в случае, если тот коснется камня. Или ударить током владельца, недруга, получившего это кольцо в подарок. А возможно, кольцо способно генерировать локализованное поле. В этом случае, если спрятать его в том месте, где появится враг, оно могло стать смертельным оружием. Любой из этих вариантов мог быть предназначением кольца, хотя он не понимал, зачем это было сделано. Мать ничего не говорила об этом.

– Ты не хочешь взглянуть на мою магию? – спросила Разил.

– Мне надо идти, – ответила Фа, но не смогла освободиться.

Разил притянула Фа к себе, взяла ее руку и развернула так, чтобы кольцо смотрело в туман. Кольца она до сих пор не касалась. Для этого она была слишком умна.

– Гале правда понравится то, что он увидит. Я хочу, чтобы ты встретилась с двумя моими друзьями.

У голых ног Фа из тумана начала подниматься тьма. Гален вспомнил туманные, темные фигуры, которые Разил создала на ассамблее, они визжали и поглощали сами себя.

Но объект, формировавшийся сейчас у ног Фа, не был ни туманным, ни аморфным. Тьма, чья эластичная поверхность слегка дрожала, росла, обретала форму цилиндра. Когда высота цилиндра достигла четырех футов, его рост прекратился, и он начал делиться надвое. Трещина прорезала островок мерцающей тьмы сверху донизу, и образовались два цилиндра.

– Мне надо идти, – повторила Фа. Изображение, передаваемое кольцом, дрожало – Фа силилась вырваться от Разил.

– Если хочешь, я могу попросить Банни попробовать еще раз, – сказала Разил, и раскачивание изображения прекратилось.

– Меня тоже считали неспособной творить магию, – продолжала Разил. – Но мне известны тайны, которых им никогда не узнать.

Она подвигала кольцо взад-вперед.

– Ты видишь прекрасную, голодную черноту. Она разговаривает со мной. Она разговаривает со мной с самого первого дня, когда я получила кризалис. Она рассказывает об огромной машине, тьмой нависающей со свода небес. Нашептывает загадки о могуществе хаоса, о превосходстве, о Вселенной, возрождающейся из крови и огня. От руки тьмы тянется тень смерти. И эта рука простерлась надо мной. Я – королева теней.

Элизар показался в поле зрения зонда, остановился около цилиндров.

– Ты, Гален, виноват в этом. Если бы ты присоединился ко мне, поделился своим секретом, то во всем этом не было бы нужды. Но ты не сделал этого. Ты отказался помочь магам. Вместо этого ты обрек их на смерть. Мы вынуждены делать то, что должны, для того, чтобы восстановить все то, что ты уничтожил, – замолчал, быстро взглянул в лицо Фа. – Нам придется очень постараться, прежде чем мы сравняемся с тобой по числу убитых.

Он повернулся и ушел, исчез из поля зрения зонда.

Кончики цилиндров потянулись к Фа, будто приветствуя ее, потом раскрылись, подобно цветам, открыв взгляду пасти, заполненные абсолютной тьмой. Быстрым перетекающим движением они опустились вниз, окружили ступни Фа и поднялись вверх, достигнув ее колен. Ее голеней не стало видно вовсе.

Фа закричала, отчаянно забилась. Но цилиндры удерживали ее ноги на месте.

– Если они быстро пройдут по тебе, – заговорила Разил, – то ты можешь остаться в живых. Они поглотят лишь незначительное количество энергии. Чем медленнее они движутся, тем больше вреда наносят. Если они будут двигаться достаточно медленно, то, когда они закончат, от тебя ничего не останется. Они поглотят все. Они предпочитают это. Конечно, своим движением они причиняют сильную боль. Но Гале никогда раньше не видел их, и я думаю, они ему понравятся. Поэтому они будут двигаться очень, очень медленно.

Фа вскрикивала снова и снова, цилиндры, дрожа, медленно ползли по ее ногам.

– Ты разве не ощущаешь сейчас кожей, как они поедают тебя? Скоро они доберутся до твоих мышц и сухожилий, до твоей крови и, наконец, до костей.

– Гале! Гале! Гале! – закричала Фа.

Он не думал, что Разил прикоснется к камню. В таком случае ей можно было нанести удар, только если кольцо было способно генерировать обширное электрическое поле. Но тогда пострадает и Фа.

Силы Фа были на исходе. Теперь она плакала, произнося его имя.

Он хотел убить Разил, хотел спасти Фа. Но в его распоряжении было лишь это оружие. Если оно убивает того, кто коснется камня, то ничего не выйдет. А если оно убивает носителя кольца, то он убьет Фа.

Она снова закричала, ее голос стал хриплым:

– Гале. Гале.

Он должен попытаться.

Выбрал пункт меню, биотек эхом отреагировал на его команду.

Фа судорожно вздохнула, ее тело дернулось одним страшным, конвульсивным движением. Изображение прыгало, Гален увидел неясные контуры отброшенной руки Разил, ее саму в воздухе, накидка Разил развевалась, как парус. Потом он снова смотрел на Фа: мускулы ее шеи были сведены судорогой, глаза расширились в ужасе и агонии.

Перед его мысленным взором рядом с изображением Фа появилось схематическое изображение систем ее организма. Сенсоры кольца отметили сильнейшую электрическую волну, пробежавшую по ее телу: вверх по руке, потом вниз по телу, и дальше по ногам до самой земли. Высоковольтный, низкочастотный переменный ток, самая смертоносная его разновидность. Мускулы ее рук и груди свело, и она не могла дышать.

Секунды бежали, рот Фа раскрывался все шире, пытаясь захватить воздух, который она не могла вдохнуть, по ее лицу потекли слезы, внутренняя температура ее тела повышалась, ткани съеживались, ожоги захватывали нервные стволы, кровеносную систему и мышцы. Вены коагулировали, кровь сворачивалась. Внутреннее сопротивление тканей ее тела исчезло, и ток потек еще сильнее.

Изображение затряслось – Фа забилась в припадке. Схема ее организма то вспыхивала, то блекла, сигнализируя о нарушении сердечного ритма. Сердце Фа останавливалось.

Потом оно остановилось совсем.

Электрический шторм прекратился. Ее мышцы расслабились, изо рта вырвался протяжный, тихий звук. Она рухнула на землю и замерла.

Сенсоры кольца подтверждали, что сердце Фа остановилось. Не было необходимости дальше посылать электрические волны. Схема исчезла.

В самом углу картинки Гален смог разглядеть Элизара, удерживавшего Разил в сидячем положении. Элизар изучал ее ладонь. Она была жива, отделавшись коротким ударом тока, когда держала Фа за руку. Возможно, ее обожгло, но непроизвольное отдергивание руки спасло ей жизнь. Кольцо было предназначено атаковать того, кто его носит, не окружающих.

Кроме них Гален видел лишь туман.

Он разорвал контакт и заметил, что сидит, сгорбившись, скрестив на груди руки, стиснув ладони. Он весь дрожал, безжалостная, неугомонная энергия бурлила в нем. Гален вытер глаза. Его душила ярость на Элизара и Разил, на это проклятое убежище, откуда он мог видеть, но не действовать. Но больше всего он был зол на самого себя. Он хотел показать Фа величие техномагов и показал свои заклинания. Обещал прийти к ней, если она позовет. И подвел ее.

Он не смог никого спасти. Он мог только убивать.

Яростная, жгущая энергия сияющим потоком неслась по его телу. Галену хотелось вытянуться, попасть в кольцо, вылезти оттуда и, схватив Элизара и Разил, превратить их в ничто. Конечно, до них он дотянуться не мог, но он мог уничтожить то, что было в пределах его досягаемости.

Он заставил себя отвлечься от этих мыслей, мысленно написав новое уравнение. Биотек пылко отреагировал на команду. Над его головой образовалась пылающая синим огнем сфера. Огонь обрушился на него. Охватил шею и побежал вниз по груди, ногам, подобно лаве, обжигая его, уничтожая волосы по всему его телу.

Еще раз. Синее пламя обрушилось на него, подобно когтям хищника. Сожгло кожу, содрав, как наждаком, ее внешние слои.

Еще раз.

Еще.

Еще.

Он упал со стула, судорожно дыша, в голове прояснилось. Обожженная кожа была перегружена ощущениями, болью. Он был сам себе противен, как всегда бывало, когда рядом с ним кто-то умирал. Зачем он остановился? Зачем нужно это слабое наказание? Почему бы просто не убить себя? Почему бы не обрушивать на себя огонь до тех пор, пока он не пожрет его тело, пока он не испытает все то, что пришлось испытать Фа?

Он снова и снова обрушивал на себя магический огонь. Что-то теплое потекло по его лбу, влага кусала оголенные нервные окончания. Из рукава на кисть потекла струйка крови. На спине сейчас тоже чувствовалось тепло, и на боку. Он больше не потеряет контроль. Не причинит вреда никому.

Снова вызвал огонь. Влаги становилось все больше, тепло обволакивало его. Он понял, что погружается в теплую тьму. Гален едва мог сосредоточиться. Но он знал, что должен делать, и яростно продолжал. Уже теряя сознание, он еще раз обрушил на себя магический огонь.


Содержание:
 0  Закат техномагов 3. ЗАКЛИНАЯ ТЬМУ : Джин Кавелос  1  АВГУСТ 2260 ГОДА : Джин Кавелос
 2  Глава 1 : Джин Кавелос  3  НОЯБРЬ 2260 ГОДА : Джин Кавелос
 4  вы читаете: Глава 3 : Джин Кавелос  5  Глава 4 : Джин Кавелос
 6  Глава 5 : Джин Кавелос  7  Глава 6 : Джин Кавелос
 8  Глава 7 : Джин Кавелос  9  Глава 8 : Джин Кавелос
 10  Глава 2 : Джин Кавелос  11  Глава 3 : Джин Кавелос
 12  Глава 4 : Джин Кавелос  13  Глава 5 : Джин Кавелос
 14  Глава 6 : Джин Кавелос  15  Глава 7 : Джин Кавелос
 16  Глава 8 : Джин Кавелос  17  ДЕКАБРЬ 2260 ГОДА : Джин Кавелос
 18  Глава 10 : Джин Кавелос  19  Глава 11 : Джин Кавелос
 20  Глава 12 : Джин Кавелос  21  Глава 13 : Джин Кавелос
 22  Глава 14 : Джин Кавелос  23  Глава 15 : Джин Кавелос
 24  Глава 16 : Джин Кавелос  25  Глава 17 : Джин Кавелос
 26  Глава 18 : Джин Кавелос  27  Глава 19 : Джин Кавелос
 28  Глава 20 : Джин Кавелос  29  Глава 9 : Джин Кавелос
 30  Глава 10 : Джин Кавелос  31  Глава 11 : Джин Кавелос
 32  Глава 12 : Джин Кавелос  33  Глава 13 : Джин Кавелос
 34  Глава 14 : Джин Кавелос  35  Глава 15 : Джин Кавелос
 36  Глава 16 : Джин Кавелос  37  Глава 17 : Джин Кавелос
 38  Глава 18 : Джин Кавелос  39  Глава 19 : Джин Кавелос
 40  Глава 20 : Джин Кавелос  41  ЯНВАРЬ 2261 ГОДА : Джин Кавелос
 42  Глава 21 : Джин Кавелос  43  Использовалась литература : Закат техномагов 3. ЗАКЛИНАЯ ТЬМУ



 




sitemap