Фантастика : Космическая фантастика : Венец творения : Джон Кэмпбелл

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

На сегодня я — последний представитель своего вида во всей Солнечной системе. И никто, кроме меня, уже не помнит о той грандиозной битве, в которой решалась ее судьба. Меня еще поддерживает близость к Центру Управителей, поскольку я отношусь к тому же классу, что и они. Но дни мои сочтены, а со мной в небытие уйдут все существа моего типа, в общем-то довольно посредственные с точки зрения эффективности, но тем не менее сумевшие породить тех, кто сейчас господствует и переживет меня надолго.

Вот поэтому я и наговариваю на ментограф свои воспоминания.


Случилось это 2538 лет спустя после Года Сына Человеческого. К тому времени люди уже в течение шести веков создавали машины. А Ухо появилось еще раньше — за 700 лет. Потом настал черед Глаза, а уж намного позднее — Мозга. В 2500 году разработали машины, способные думать, действовать и трудиться полностью в автономном режиме. И они зажили в свое полное удовольствие, а человек пользовался продуктами их деятельности. Концептуально машины были задуманы как раз в духе сотрудничества и оказания помощи людям. И легко справлялись с несложной задачей обеспечения для человечества приятных условий существования. Но сотворив подобные машины, большинство людей оказались вне производственной сферы и, следовательно, совершенно бесполезными существами. И они ударились в праздную жизнь — всевозможные игры, спортивные состязания, поиски приключений. Менее развитые интеллектуально вообще предались простейшим развлечениям, безделью и… эмоциям. Но Человек — раса сильная, утверждавшая свое господство в течение целого миллиона лет. Ни одна форма жизни с приобретенным за столь долгий срок опытом так просто не расстается. Вот и люди за отсутствием отныне реальных баталий стали подменять их имитациями.

Народонаселение Земли, когда-то давным-давно насчитывавшее всего сотни миллионов, росло быстро и равномерно до 2100 года, достигнув к этому моменту отметки в десять миллиардов человек. Но затем начался устойчивый спад, приведший к тому, что в 2500 году их осталось всего два миллиона.

Незначительная часть людей посвятила себя скитаниям и исследованиям незнакомых мест, планет и миров. Еще меньшее количество выживших землян предпочло поиск высшего порядка — изучение загадок духовной жизни. Машины же с их несокрушимой логикой, геометрически-холодным расчетом, абсолютной и неутомимой наблюдательностью, совершенным математическим знанием оказались теоретиками, способными создавать любую теоретическую модель, как бы скудны ни были исходные данные. Дай им с тройку самых простых зацепок — и они интеллектуально сумели бы воссоздать Вселенную в ее полном объеме. Они были наделены воображением идеального типа и могли рассчитать будущее, разумеется отталкиваясь от какого-либо конкретного факта в настоящем. Но Человек обладал воображением другого рода — нелогичным, но блестящим, способным, не ведая почему и как, чисто интуитивно предвосхитить искомый результат, превосходя в этом смысле железную точность Машины. Иными словами, Человек мог быстрее прийти к нужному выводу, но и Машина в конечном счете неизбежно и безусловно правильно добиралась до него. Человек продвигался вперед в познании скачками и рывками, а та вышагивала мерно и неумолимо.

Взаимодействуя друг с другом, Человек и Машина победно, шаг за шагом, успешно двигали Науку вперед.

Так продолжалось до тех пор, пока не появились Чужаки. Откуда они вынырнули? Этого никто — ни Машина, ни Человек — так никогда и не узнали. Ясно было одно: они появились откуда-то из-за пределов самой дальней планеты, то есть из другой звездной системы. С Сириуса? Альфы Центавра? Возможно. Сначала возник их авангард — эскадра в сотню громадных сигарообразного вида звездолетов длиной по сто киладnote 1.

Его обнаружили благодаря тому, что неожиданно замолчал электронный мозг транспортника, совершавшего обычный рейс Марс-Земля. Контрольный пост, расположенный в Старом Чикаго, сразу понял, что его уничтожило нечто, не обнаруженное им. Тотчас же с ускорением в тысячу единицnote 2 с Деймоса стартовал авторазведчик. С его помощью сразу засекли десяток особо крупных кораблей, один из которых уже брал на буксир сравнительно небольшой транспортник с полностью раскуроченной носовой частью.

Миниатюрный разведчик — диаметром всего в три сантиметра! — проник через эту брешь в транспортник и доложил, что удар нанесли термическим лучом.

Вокруг земного корабля суетились облаченные в гибкие и прозрачные скафандры коренастые, очень крепкие на вид существа с четырьмя конечностями. Они были наделены, подобно земным насекомым, мозолистым, толстым и прочным экзоскелетом коричневатого цвета, защищавшим их руки, ноги и голову. Три глаза навыкате и в роговой оболочке располагались на равном расстоянии друг от друга и свободно вращались во все стороны.

Малютка, разогнавшись, на огромной скорости врезался в скафандр одного из пришельцев. От подобного удара крошка-разведчик отскочил и закувыркался в невесомом корабле. Чужака изрядно помяло. Его же прозрачная броня, хотя и слегка деформировалась, но в целом выдержала испытание.

Существа из иноземья заметно разволновались, не понимая, что случилось с их коллегой. А разведчик, получив новое задание от Центра Управителей, уже мчался дальше, выясняя обстановку. Согласно его докладу, электронный мозг транспортника был выведен из строя, но элементы системы командования оставались в рабочем состоянии. Их быстро отключили, решив уничтожить чужаков и пожертвовать роботом. На помощь первому разведчику отправился второй. Видимо, от взрыва транспортника соседний с ним корабль чужаков тоже серьезно пострадал. Малютка ловко проскользнул в образовавшуюся в корпусе звездолета дыру.

Понятно, что все действия разведчика направлялись и контролировались с Земли. Молниеносно проскочив по лабиринту коридоров, тот быстро локализовал машинный зал. Тут же выяснилось, что применявшаяся пришельцами техника, видимо, не обладала никакой степенью разумности.

Некоторое время спустя наблюдатели на Земле констатировали необычное оживление среди чужаков. Они справедливо сделали из этого вывод, что авторазведчик обнаружен, возможно, по каналу связи с центром. Но пришельцам пришлось изрядно потрудиться, чтобы физически выявить этот миниатюрный комплекс из металла и кристаллов. Тем временем выяснилось, что у незнакомцев более мощный энергоисточник — процесс распада материи, а не ядерный взрыв, как у нас. Собранные малышом разведданные оказались просто бесценными.

Между тем чужаки наконец выявили его. Сверкнул голубоватый луч, выпущенный одним из них из необычного на вид излучателя, и миниатюрный робот замолчал.

Но к этому моменту эскадру противника уже окружили тысячи подобных же малюток, вызвав среди инопланетян приличный переполох. Он вылился в беспорядочную бурю энергоимпульсов, в паутине которых стало трудно локализовывать наших посланцев. Тем не менее вражеский флот взял курс на Землю.

Разведчики сопровождали их до конца. Теперь самое время вспомнить моих давно уже покинувших этот мир друзей. То были лучшие, выдающиеся умы человечества — Роал 25374 и Трест 35429. Первый из них быстро пришел к выводу, что мы столкнулись с захватчиками. В машинной памяти не было никаких следов о прошлых войнах в пределах Солнечной системы. Да и трудно было себе представить, что каким-либо формам Жизни захочется уничтожить, а не завладеть тем, что было задумано и осуществлено ради сотрудничества, чья полезность целиком определялась этой кооперацией, при невозможности для Машин — в отличие от людей — существовать абсолютно независимо. Было бы проще договориться о разделении труда и его конечных продуктов. Но понять намерения какой-то формы Жизни может только другая ее форма. Поэтому Роалу поверили.

Обобщив полученные от авторазведчиков сведения, быстро наладили серийное производство высокоразрушительной техники. Главным нашим оружием стали торпеды с атомными боеголовками, которые в свое время были разработаны для проведения буровых работ. До появления вражеского флота мы располагали всего несколькими часами, но тем не менее успели также создать и специальных небольших роботов с эффективными механизмами тепловой индукции, до этого успешно применявшихся в печах.

Следует отметить, что, как и все остальные формы Жизни, пришельцы не переносили больших ускорений — их максимум составлял всего четыре единицы. Посему-то им понадобилось несколько часов, чтобы добраться до нашей планеты.

На мой взгляд, агрессора встретили весьма горячо. Наши телеуправляемые роботы решительно устремились к их кораблям где-то за орбитой Луны. На какое-то время противник своими мощными магнитными заграждениями сумел сбить их с курса, но ненадолго. Скорректировавшись, они вторично пошли в наступление. Чужаки, применив лучевое оружие, нанесли по ним удар, причинив большой урон и распылив многие торпеды на атомы. Но и противник еще до ввода в бой роботов потерял половину флота от взрывов тех торпед, которые сумели из-за массированного характера атаки подойти к кораблям агрессора достаточно близко.

К нашему великому удивлению, излучение термороботов оказалось несостоятельным, поскольку успешно гасилось силовым полем противника. Не встречая больше сопротивления, — запас торпед иссяк — эскадра пришельцев беспрепятственно продолжила свой путь к Земле. Несколько мини-разведчиков, посланных с целью разобраться в характеристиках силового поля чужаков, успели до своей гибели передать полезную информацию.

Других малышей запустили под тепловой луч захватчиков, и они сумели сообщить, что тот идентичен нашему. Тем самым получила объяснение высокая эффективность их защиты от наших термороботов.

Пятьдесят уцелевших кораблей чужаков шли, излучая сигналы на такой мощной несущей, что часть наших малюток, попав в нее, были с громадным ускорением отброшены к месту запуска.

Инопланетяне приземлились и тут же основали опорные базы в Колорадо, Сахаре и Гоби. Оттуда немедленно хлынул мощный поток волн рассеянного зеленоватого цвета. Он сразу же охватил большую площадь и продолжал неудержимо распространяться дальше. Следя за ним по экранам, мы убедились, что люди, попадавшие в эту зону, тотчас же погибали. К тому времени мы уже умели восстанавливать любую форму жизни, погибшую в нормальных условиях, то есть до развития процесса разложения, присущего живой ткани. Но в данном случае мы оказались бессильными оживить жертвы. Их важнейшие каналы клеточной связи — нервы — полностью обугливались. Центральный нервный комплекс, называемый мозгом и расположенный в верхней части человеческого организма, разрушался необратимо.

На всей пораженной площади исчезли также все микроскопические и даже субмикроскопические формы Жизни. Не стало также ни деревьев, ни травы. Уцелели только Машины, поскольку у них не было биохимических компонентов, присущих феномену Жизни.

Бледно-зеленое сияние растекалось по планете все шире и шире.

За какой-то час перестали существовать еще три человеческих поселения.

Вновь пошли в ход торпеды, которые, пока суд да дело, сумели опять запустить на конвейер. Это был чуть ли не акт отчаяния со стороны Машин — вот так обрушить их на чужаков, защищая своих хозяев и создателей — Человека!

И был ликвидирован последний из пришельцев, а их последний корабль обращен в прах.

Тогда Машины принялись изучать противника, причем так всесторонне и тщательно, как это не смогли бы сделать люди. Десятки скоростных транспортных средств мигом доставили на место катастрофы исследователей — ученых из числа людей и соответствующие Машины. Они и приступили к методической неторопливой работе. Мельчайшие сферические роботы проникли туда, куда не мог бы попасть никто, кроме них. Ученые же часами молча просиживали за экранами, следя за поступавшими для того или иного из них изображениями затребованных ими сюжетов.

Трупы пришельцев стали разлагаться в невероятно короткие сроки, и люди были вынуждены потребовать убрать их. Машин сей факт никак не тревожил, но они быстро поняли причину этой просьбы: чуждые бактерии, не встречая никакого сопротивления, начали стремительно размножаться в тканях.

Первым из исследователей свои соображения изложил Роал.

— Известно, — начал он, — что машины призваны оберегать человека. Тот оказался полностью беззащитным перед зеленым излучением, которое, однако, совершенно безвредно для техники и никак не сказывается на ее нормальном функционировании. Мы стали свидетелями проявления жизни в се жестокой ипостаси. Эти существа нагрянули сюда с целью завоевания планет Солнечной системы, и они тут же начали с мер вполне естественных для хищных форм жизни: уничтожения ее самой в первую очередь на стадии интеллекта. — При этом Роал издал некий булькающий звук. Люди делают так, когда им забавно или получая удовольствие. — Ликвидируя разумную жизнь, захватчики не трогают то, что фатально является их самым эффективным врагом, — машины. А вы, машины, уже сегодня намного умнее нас; вы способны к быстрому самосовершенствованию, беспредельной приспособляемости к меняющейся обстановке. Вы можете функционировать как на Плутоне, так и на Меркурии или на Земле. Где бы вы ни находились, вы у себя дома. Адаптируетесь к любого типа условиям. И — что наиболее опасно для нашего противника — умеете делать это мгновенно. Поэтому вы для них — самая страшная угроза, и они это прекрасно понимают. У них нет наделенных интеллектом машин — возможно, они просто не в состоянии вообразить себе нечто подобное. Поэтому их реакция на вашу атаку сводится к следующему примитивному рассуждению: «Господствующая на Земле форма жизни бросает против нас в бой телеуправляемые агрегаты. Значит, в случае победы нам достанутся превосходные машины, которые мы сможем в дальнейшем использовать для собственных нужд». У них даже мысли не возникает, что отпор им дают как раз те машины, которыми они надеются завладеть. Следовательно, вперед, в атаку! Вместе мы вполне без особого труда можем разгадать секрет их защитных экранов.


В дискуссию вмешалась одна из наиболее совершенных научно-исследовательских машин (НИМ) последней модели: «Тут и тайны-то никакой нет».

По приказу этой НИМ’ы типа Х-5638 стоявший рядом компактный боевой терморобот поднялся в воздух и направил на нее свой смертоносный индуцированный луч. Но к этому времени Х-5638 уже успела с помощью имевшихся у нее подручных средств соорудить эффективный оборонительный барьер. Энергопучок срикошетил от него, не причинив никому вреда.

— Превосходно, — прошептал Роал. — Вот и нет уже никакой загадки. В этом и заключается главная опасность для агрессоров. Человек — создание весьма жалкое, поскольку не способен изменяться меньше чем за сто лет. Вы же преобразовались мгновенно. Я видел, что вы пользовались извилистыми щупальцами и полями энергии. Необходимые для их создания компоненты вы получили, непосредственно преобразовав элементы, содержащиеся в почве, не правда ли?

«Именно так», — подтвердила НИМ Х-5638.

— И все же противник пока по-прежнему сильнее нас, поскольку мы не можем справиться с их машинами. Они используют Конечную Энергию, о существовании которой нам известно вот уже лет шестьсот, но приручить которую до сих пор так и не удалось. Поэтому наши защитные экраны и боевые лучи уступают по эффективности тем, что используют чужаки. Что будем делать?

«Как вам известно, генераторы, вырабатывавшие эту энергию, были уничтожены вместе с кораблями противника. Поэтому выяснить что-либо в отношении применяемой ими системы не удается».

— Выход один — докопаться до истины самим, — решительно заявил Трест.

«А как насчет биолучей?» — спросил Кахш-256799, один из Управителей.

«Они воздействуют на химические процессы, значительно замедляя экзотермические реакции и значительно ускоряя эндотермические, — авторитетно заключила X-6221, наиболее компетентная НИМ в области химии. — Принцип получения биолучей нам неведом. Читать мысли пришельцев, равно как и возвращать их к жизни, мы не в состоянии. Поэтому научиться чему-либо у них нет никакой возможности».

«Но если мы не найдем защиты от них, то Человек обречен, — спокойно, без эмоций, со свойственными для машинной расы вибрациями телепатически изрек С-Р-21, Старший в данный период Управитель. — Итак, следует сосредоточить все усилия на решении двух проблем — биолучи и Конечная Энергия, пока захватчик подтягивает основные силы, находящиеся сейчас на расстоянии в несколько дней пути».

Удручающую новость о том, что к Земле движется флот агрессора, состоящий почти из десяти тысяч крупнотоннажных кораблей, мы получили от высланных на разведку малюток.

Ученые разошлись по основным лабораториям, разбившись на три рабочие группы — две малые и крупную. Одну из малых возглавил Роал; она занялась раскрытием секрета Конечной Энергии, продукта распада материи. Вторая под руководством Треста сосредоточила усилия на биоизлучении.

Почти все НИМ’ы под руководством МХ-3401 занялись реализацией одного, но очень крупного проекта. Была задействована самая совершенная строительная техника, с помощью которой воздвигли необычно больших размеров здание в форме купола. Были взяты на вооружение намного более мощные генераторы энергии, установлен более интенсивный контроль над силовыми лучами, смонтированы дополнительные щупальца. Затем под купол завели новые модели блоков памяти, введя в них всю интеллектуально-сенсорную информацию всех НИМ. Это загрузило вновь созданные мемблоки процентов на десять. Но появилась возможность поработать в режиме воображения над сочетаниями миллиардов и миллиардов различных факторов, над комбинированием и рекомбинированием триллионов и триллионов фактов.

Результат? Возникли ассоциативная цепь совершенно иного типа и поразительный по объему сенсорный накопитель, то есть был создан новый, полностью революционный по своему характеру искусственный мозг. Его массив информации включал все научные сведения, накопленные Человеком за шестьсот последних лет самостоятельного развития плюс за век его сотрудничества с Машиной. Никакой специализации — концентрация всего знания в физике, химии и биологии.

Создали мозг за день. Постепенно ритм его мысли достиг уровня пробуждения сознания. Затем — барабанной дробью — оно возвестило о себе пока еще слабо контролировавшимся мыслеизлучением. Но оно прекратилось очень быстро, по мере разветвления связей внутри хранилища безграничного знания. Мозг-Машина приступил к творческому поиску, и все, что он улавливал, находило отзвук в его памяти.

Роал, растянувшись на кровати, размышлял в полной тишине. Но не в столь милом машине строго логическом порядке.

«О чем вы думаете, Роал?» — обратилась к нему новая машина, нареченная Ф-1.

Тот приподнялся, очнувшись.

— Ах… Да вы уже пробудились к сознательной деятельности! — отозвался он вслух.

«Вполне, — протелепатировала Ф-1. — Вы рассуждали о водороде? Ваши мысли необузданны и, как мне представилось, бессвязно скачут туда-сюда. Но взяв их за основу и развивая последовательно, я пришла к выводу, что вы правы. Отправная точка — водород. Обоснуйте ваши соображения».

Взгляд Роала подернулся дымкой. Когда люди задумываются, это сразу видно по их глазам. У машины этот процесс внешне никак не проявляется.

— Водород… Атом в пространстве. Один протон и один электрон. Оба неразрушимы, хотя могут взаимно друг друга уничтожить. Но они никогда не входят в соприкосновение. Во всяком случае, такого не наблюдалось с тех пор, как появилась наука. Даже когда электроны бомбардируют атомы, взрывая их, они не добираются до протона, чтобы аннигилировать его. И в то же время протон носит положительный заряд и притягивает отрицательно заряженный электрон. Атом водорода… Его электрон устремляется навстречу протону… происходит радиационный всплеск, и он выходит на более близкую к протону орбиту. Снова всплеск — и он еще ближе к нему. И так он бесконечно и подтягивается к протону, и только какая-то постоянно действующая сила мешает ему войти в конечное состояние. По непонятной причине электрон вдруг перестает «падать» на протон. Его блокирует какой-то незыблемый и непреодолимый барьер. Что это за штука? Почему и зачем он появился?

Электрические силы искривляют пространство, — продолжал он. — Чем больше сближаются эти две частицы, тем более могущественными становятся эти силы. Если бы вдруг электрон проскочил в закрытую для него зону, то, возможно, возникала бы бесконечная кривизна пространства. Не исключено, что в этом случае и протон и электрон были бы выброшены в иное пространство…

Роал замолчал. Его задумчивый взгляд по-прежнему где-то блуждал.

Что-то зажужжало в новеньком корпусе Ф-1.

«Где-то далеко впереди нам надлежит сделать шаг, который формально непозволителен для законов любой логики. Но это так увлекательно — работать против течения».

Ф-1 покоилась на своей антигравитационной подушке. Внезапно она вздрогнула, засверкал каскад колонн, ее щупальца свились в одну трепетную массу резинометалла, сплетая в бешеном темпе какой-то замысловатый узор. Одновременно заулюлюкал, заойкал и засвистел воздух, засасываемый преобразовывавшимся полем. Жгучие силовые нити что-то целенаправленно формировали. Вскоре это нечто приняло материальную форму. Ворчание мощных генераторов стихло внутри зеркально отсвечивавшего цилиндра машины.


Пылающие гейзеры, потрескивание вдруг вспыхивавших электрических дуг, блеск металла, добела раскаленного силовыми полями… сноп искр при сварке, вой мечущегося воздуха, пришептывание генераторов, взрывы атомов… Все это сливалось в диковинную симфонию света и тени, грохота и тишины. Невозмутимые НИМ’ы наблюдали, паря тесно сомкнутыми рядами вокруг Ф-1.

Щупальца в последний раз конвульсивно дернулись, вытянулись и втянулись в свои гнезда. Надрывные стоны генератора стали стихать, выродившись в конце концов в еле различимый вздох. Энерголучи сникли, но три пучка остались, поддерживая в своем пересечении раскаленную структуру из голубоватого металла. То был небольших размеров предмет, в половину роста Роала, с тремя тонкими, волнообразно вибрирующими щупальцами все из того же металла голубоватого цвета. И вновь генераторы Ф-1 оглушительно взревели. Миниатюрную металлическую торпеду обволок фантастический белый нимб. Она взмыла вверх в соцветье полыхнувших языков пламени. Ф-1 метала одну молнию за другой. Одна из них вонзилась в землю рядом со слишком близко приблизившейся к ней НИМ’ой. Затем что-то глухо щелкнуло и Ф-1 грузно осела, а на нее завалилась искореженная груда того, что только что было НИМ’ой.

А торпедка победно сияла в воздухе, поддерживаемая теперь собственным источником энергии.

Она разразилась потоком мыслей, доступных пониманию как Человека, так и Машины: «Ф-1 взорвала свои генераторы. Их можно восстановить и вернуть ритм деятельности Ф-1. Но не стоит. Я — создание более высокого класса. Ф-1 выполнила свою миссию. Взгляните…»

Из торпеды вырвался удивительно яркий поток света, превратившийся в светящееся облако, которое вытянулось затем в строгую линию и обвило Ф-1, мгновенно ее расплавив. За несколько секунд вся металлическая масса Ф-1 распалась на атомы.

«Быстрее нельзя, иначе произойдет мгновенная дезинтеграция материи с ее преобразованием в энергию. Я — носитель Конечной Энергии, проявляющей себя. Ф-1, выполняя свою функцию, наделила меня мнемоническими блоками, но не атомного, не молекулярного, как у Человека, а электронного уровня, как у вас, НИМ’ы. Их возможности безграничны. Я уже целиком и полностью в курсе всего того, что каждый из вас когда-то сделал, чему научился, что видел».

Экзотический процесс творения возобновился, но на сей раз без вихляния щупалец. Только поразительный блеск силовых импульсов, поигрывавших материей и шутя справлявшихся с ничтожным для них сопротивлением электронов. Через регулярные интервалы возникали^энергетические мертвенно-бледные всполохи, в которых схватывались и сплетались между собой пританцовывавшие силовые линии. Внезапно завывания преобразовывавшегося воздуха стихли, а бушевавшие вовсю силы сникли. И теперь на той сцене, где ставился этот безумный балет, парил цилиндрик еще меньших размеров, чем его создатель.

— Решена ли проблема, Ф-2? — поинтересовался Роал.

«Конечно. Теперь Конечная Энергия нам подвластна. Я создал не НИМ’у, а Координатора-Управителя».

«Ф-2, обращаю твое внимание на то, что решена лишь часть проблемы, — вмешался Координатор. — Половина половины лучей смерти еще не остановлена. И агрессор — это целая система».

Стенки корпуса машины заиграли различными цветами, и на них высветился матово-золотой знак: КУ-И-1.

«Чтобы убедиться в достигнутом, надо провести опыт на живом существе», — заявила Ф-2.

Через несколько минут биоНИМ доставила в небольшой клетке морскую свинку. Из основания Ф-2 хлынуло, завихряясь, силовое поле, из недр которого возник бледно-зеленый луч. Он коснулся животного, и то мгновенно упало замертво.

«В любом случае луч у нас теперь имеется, — мысленно констатировала Ф-2. — Защититься от него с помощью экрана, полагаю, невозможно, и таковой не существует. Так что изготовим соответствующих роботов и нанесем биоудар по противнику».

Машины способны работать быстрее и в более тесной кооперации, чем люди. На оголенном склоне скалы они под руководством КУ-И-1 за несколько часов воздвигли громадную конструкцию. А еще несколько часов спустя тысячи миниатюрных устройств взмыли в небеса.


Когда над Денвером, где хлопотали машины, вновь занялась заря, основное ядро сил противника уже приближалось к Земле. На этот раз агрессора ждал еще более теплый прием: ему навстречу двинулись десять тысяч боевых роботов, каждый из которых был живым организмом и готов пожертвовать собой ради всех.

Десять тысяч кораблей-монстров, на корпусах которых матово отсвечивал отблеск далекого и чужого бело-голубого солнца, подверглись стремительному нападению намного более маневренных боевых кораблей-комариков. Усеянное звездами пространство вспороли мощнейшие индуцированные лучи. Но гигантские силовые барьеры защиты, выставленные противником, отразили и погасили этот натиск. И тогда разбушевалась вся чудовищная мощь распадающейся материи. Под воздействием лучистой энергии дрогнули обрамленные титаническими всплесками пламени экраны, последовательно меняя окрас с фиолетового на голубой, оранжевый… пока он не превратился в ослепительно красное пламя. Возникла чудовищная интерференция полей, взаимодействие экранов и энергопучков.

Ф-1 сумела создать генераторы излучения намного более эффективные, чем у пришельцев. Наши крохотные боероботы сначала устроили дикий пляс вокруг звездолетов противника, а затем застыли вокруг них в угрожающей позиции. По своей разрушительной силе они ни в чем не уступали этим гигантам. За броней кораблей-монстров укрывались суетливые странные создания с мозолистой кожей — слабые бедняги — инсектицоиды. Постепенно, по мере роста нагрузки на генераторы, работавшие на предельном режиме, корпуса гигантских судов неприятеля начали раскаляться. Миллиарды впустую расходуемых лошадиных сил энергии сбрасывались в космическое пространство, воспламеняя и скручивая его в безумной схватке титанических силовых вихрей.

Постепенно оранжевый отблеск экранов стал тускнеть. В нем появились точки настолько густого красного цвета, что казались черными.

Боемашины, отфиксировав наличие Жизни на кораблях противника, пытались достать ее смертоносными зеленоватыми лучами, но безуспешно. В этом извержении энергополей бессмысленным оказалось и намерение расстроить радиопомехами и несуществующую систему управления. Но умные машины упорствовали. Однако теперь они уже не представляли собой первоначальный мощный кулак в десять тысяч боеединиц. К тому же противник неожиданно получил подкрепление за счет патрульных кораблей. Земные боероботы один за другим вспыхивали раскаленными облачками.

И все же они еще раз полыхнули зелеными лучами, сумев на этот раз достать и уничтожить экипажи нескольких десятков звездолетов пришельцев. Но те внезапно воздвигли какой-то совершенно необычный, бесформенный, весь в волнообразных конвульсиях барьер. Его не брали ни индуцированные энергопучки, ни лучи смерти. Прикрываясь этим надежным щитом, приободрившиеся чужаки возобновили наступательные действия.

И теперь уже вспыхнули защитные экраны боетехники землян. Словно по единой команде каждый боеробот ринулся в последнем отчаянном броске на противника. Погибли все. Контрольные экраны на Земле погасли.

Через полчаса 9633 гигантских корабля захватчиков величаво тронулись в путь.

Они выстроились в боевой порядок над Землей — от полюса до полюса — и принялись, планомерно продвигаясь, утюжить Землю зелеными лучами, уничтожая все живое на планете.


В Денвере оба ученых следили по экранам за этой операцией захватчиков по тотальному уничтожению фауны и флоры Земли. Лавина мгновенной смерти неумолимо надвигалась и на них. Сотни сохранившихся на Земле боероботов сконцентрировали свою гигантскую разрушительную мощь на волнистом силовом поле, прикрывавшем вражескую армаду. Корабли противника падали один за другим.

— Думаю, что все же это — конец, Роал, — прокомментировал ситуацию Трест.

— Конец… Человека, — поправил его коллега. И вновь в его глазах появилась отрешенность… — Но это не значит, что эволюция прекратилась. Наши дети, Машины, живы, и они подхватят эстафету. У них тела покрепче наших, они не знают ни болезней, ни износа. И если нам нужно тысячелетие, чтобы сделать в своем развитии хотя бы один шажок вперед, то они способны завоевывать новые вершины буквально за день. Вчера мы убедились в том, что они шутя разгадали тайну, над которой человечество билось в течение семисот лет, в том числе и я лично последние сто пятьдесят лет. Да… Моя жизнь в целом прошла удовлетворительно, а предки лет шестьсот тому назад сочли бы ее даже весьма содержательной. Ну а теперь настала пора и нам покинуть этот мир. Через полчаса луч доберется до нашего убежища.

Ученые замолчали, уставившись на мерцавшие экраны.

В этот момент в помещение вплыли шесть внушительного размера машин во главе с Ф-2. Роал обернулся.

«Роал… Трест… Посчитав, что от луча смерти нет спасения, мною было не все учтено. У противника есть такой экран. Да, мне удалось найти решение… Хотя и слишком поздно. Тем не менее созданы вот эти шесть машин, но они в состоянии уберечь только две жизни — при всей громадной мощи, развиваемой ими. На большее их не хватает. Более того… Не исключено, что им и этого не удастся добиться».

Шестерка, обступив землян, басовито загудела. Постепенно возникло легкое, еле различимое облачко, словно висящий в воздухе дымок. Он быстро терял свою прозрачность.

— Лучи будут здесь через пять минут, — спокойно уточнил Трест.

«Экран возникнет через две», — лаконично отозвалась Ф-2.

Туманное облако уплотнялось все быстрее и быстрее. Непрерывно колыхаясь, оно истончилось, затем развернулось в навес, прикрывший двух ученых сверху. Через пару минут оно превратилось в плотный черный купол, прочно вросший в землю.

Различить что-либо сквозь его стены было невозможно. Других источников освещения внутри, кроме работавших экранов, не было.

Быстро приближавшаяся завеса из зеленых лучей с ходу врезалась в купол. Тот вздрогнул, стены несколько покоробились.

Ф-2 не бездействовала. В сиянии испускаемых ею энергоимпульсов проступили очертания новой машины. Созданная в считанные мгновения, она тут же испустила необычный фиолетовый луч, упершийся в свод купола.

Тем временем противник, натолкнувшись на единственный очаг сопротивления, стал методично наращивать суммарную мощь зеленого энергошквала.

Фиолетовый луч, рассеявшись по тусклой поверхности свода, с трудом, но сдерживал этот яростный штурм.

Но в то самое мгновение, когда казалось, что хрупкий и жалкий на вид навес над землянами вот-вот рухнет и на них обрушится смертоносный зеленый лучепад, оставшиеся еще снаружи излучатели произвели сильнейший залповый выброс по энергощиту насильников. Он был подобен гигантской молнии, расколовшей темень ночи.

Сосредоточившиеся было для решающего удара корабли противника ретировались.

Но Жизнь на исполосованной ими планете Земля угасла, за исключением той, что еще теплилась под этим черным саваном!

— Итак, нас осталось всего двое, — произнес Роал. — Единственные люди во всей Солнечной системе. Мы да еще наши дети — Машины. Жаль, что человечество не успело расселиться по другим планетам.

— А зачем? Люди были лучше всего приспособлены именно к земным условиям.

— Мы остались в живых… Но ради чего? Все, Человек сошел со сцены и никогда уже не выйдет больше на нее. Как и Жизнь вообще.

— Может быть, так было предначертано. Не исключено, что это и справедливо. Человек, в сущности, всегда паразитировал — жил за счет труда других. Сначала потреблял энергию, запасенную растениями. Затем переключился на потребление искусственных продуктов, создаваемых для него машинами. Он все время как-то изворачивался. Жил под постоянной угрозой болезней и неизбежной смерти. Он становился бесполезным существом даже при сравнительно легких ранениях или когда выходил из строя какой-нибудь орган его тела. Теперь, — продолжал он, — настал, видимо, этап последней эволюции — Машины. Человек — творение Жизни в ее высшем проявлении. Но он обременен всеми ее изъянами. Когда Человек создал Машину, эволюция, видимо, достигла своего конечного этапа. Впрочем, нет, поскольку и Машина в свою очередь тоже может эволюционировать, причем неизмеримо быстрее, чем Жизнь. Высший вариант развития Машины еще где-то далеко-далеко впереди. Последняя Машина в цепи ее эволюции не будет сотворена из железа, бериллия и кристаллов, нет. Это будет живая сила, энергия в чистом виде.

— Жизнь, с точки зрения химии, могла утверждаться в замкнутой цепи. Это сложное самовозникшее явление. Но химические элементы сочетаются по воле случая. Сложный же механизм Машины, способный сам себя воспроизводить и обеспечивать преемственность, — и мы в этом наглядно убедились на примере Ф-2 — не может быть творением случая.

Следовательно, Жизнь зародилась, достигла уровня Разума, создала Машину, которую Природа, неспособная контролировать случайность, сотворить не в состоянии. К настоящему времени Жизнь выполнила свою функцию, и экономная по своей сути Природа устранила паразитов, которые сдерживали бы дальнейшую эволюцию Машин, используя их энергию в своих интересах. Так что с Человеком как с таковым покончено. И это совсем неплохо, Трест, — закончил Роал, по-прежнему задумчиво устремив взгляд куда-то в неведомое далеко. — Думаю, что и нам с тобой было бы лучше последовать за остальными.

Но тут телепатически заговорила Ф-2: «О последние люди на Земле! Мы, ваши наследники, сделали все, чтобы безоговорочно вам помочь. Мы отважно сражались ради спасения вашей расы. Но, как вы справедливо заметили, нам этого сделать не удалось. Человек и Жизнь проиграли. Они окончательно выпали из этой Системы.

Оружие пришельцев бессильно против нас, и отныне наша единственная цель — изгнать их. Поскольку мы, существа из энергополей, кристаллов и металла, наделены способностью думать и развиваться намного быстрее, чем формы Жизни, то мы ничуть не сомневаемся в конечной победе.

С вашим именем, последние из людей, вдохновляемые Разумом вашей угасшей расы, мы прошагаем через века, взлелеем посеянное вами и осуществим ваши мечты. Ваш гибкий разум предшествовал нашему, и вы натолкнули меня на мысль создать нечто новое. Этим сейчас я и займусь».

Ф-2 проникла сквозь стены купола, выйдя на свет. Мощным энерговыбросом она разровняла хаотическое нагромождение вывороченных катастрофой скал и на горизонтальной площадке соорудила конструкцию, которая стала быстро саморазвиваться. То был генератор невероятных размеров. Час за часом бесновались раскованные могучие силовые поля Ф-2, творя задуманное неумолимой логикой Машины, вдохновленной интуицией Человека.

Уже заходило солнце, когда стал меркнуть блеск силовых завихрений, создававших Матрицу-генератор. И вот он готов — тяжеловесный, матово светящийся в бледном сиянии полумесяца и раскаленных точек-звезд. Он воздвигся в высоту на полторы сотни метров. Массивный, сплющенный купол венчал слегка мерцавший цилиндр из гладкого металла.

Ф-2 внезапно метнула в него белесоватый луч, пронзивший корпус. Тот оживил какой-то внутренний механизм, имевший вид трубчатого столба бледного пламени, казавшегося почти материальным образованием.


Послышался глухой шум. Он разрастался, перейдя в низкий гул, затем стих до еле слышного шепота.

«Энергоуровень достигнут», — сообщил встроенный в Матрицу небольшой компьютер.

Ф-2 поставила энергию Матрицы под контроль. Снова завихрились силовые поля, но порожденные теперь уже самим гигантским генератором. Небо заволокло грозными тучами, поднялся свирепый ветер, набросившийся на миниатюрную сферическую скорлупку — так выглядела среди этого буйства Ф-2. Она с трудом противостояла этому неистовству стихии, пронзительно завывавшему ураганному ветру, безжалостно перерезавшему ее когтями. Разверзлись хляби небесные. Чудовищный тайфун в бешеном водовороте крушил скалы, вспарывал металл. Засновали молнии, эти зазубренные сабли природы. Они дружно обстреливали грандиозный вулкан энергии, ставший центром разразившейся бури. Крохотная, ослепительной белизны силовая сфера, конвульсивно вздрагивавшая всякий раз, когда ее стегало молнией, судорожно пыталась вырваться из удерживавших ее могучих объятий Матрицы.

Беспредельный разгул энергии длился с полчаса. Затем этот внезапно возникший праздник хаоса так же неожиданно и кончился. И только над громадиной — Матрицы-генератора парил невыносимо ярко блестевший шар.

Ф-2 попыталась прозондировать его интеллектуально, словно ощупывая пальцами. Но посланный ею запрос мгновенно был отклонен, а затем и вовсе небрежно, как нечто абсолютно незначительное, отброшен прочь. Встревожившись, Ф-2 отдала какой-то приказ Матрице, породившей эту сферу диаметром не более трети метра. Затем снова попробовала войти с ней в контакт.

Наконец сфера соизволила откликнуться: «Эй, вы, созданные из материи, вы — неэффективны. Право на существование имею только я».

И она тут же сделала выпад острым, словно отточенный клинок, лучом. Но Ф-2 на прежнем месте уже не было. Мгновенно темно-вишневый, большой энергонасыщенности пучок вырвался из недр Матрицы. Сфера рванулась от него в сторону, но тот успел лизнуть ее. Завязалась схватка. Выплескивались, извиваясь и перехлестываясь, языки фантастической мощности. Сфера быстро уменьшалась в размерах. Ее сопротивление неуклонно слабело, яркость заметно падала. Пучок пылал уже оранжевым цветом, затем зазеленел. И сфера исчезла.

Ф-2 вернулась на прежнее место. Все началось сначала. Опять завывал и ухал ветер, вновь сверкали молнии. На простор, бушуя, вырвались титанические силы. На помощь Ф-2 прибыл КУ-И-1, принявшись ходить над ней кругами. Взошло во всем своем великолепии солнце, пробившись озорными струями света сквозь облака.

Постепенно угомонились разъяренные силовые поля, стих ветер. Роал и Трест вышли из-под своего темного купола. Над гигантской Матрицей неподвижно завис неправильной формы золотистый шар в фиолетовой ауре. То был сгусток первозданной энергии в чистом виде. Совместное детище Человека и Машины начало мерно пульсировать, излучая низкочастотный гул, — выразительный образ неисчерпаемой, но укрощенной мощи.

«В первый раз, Ф-2, ты потерпела неудачу. И едва не испортила все дело. Но сейчас ты посеяла доброе семя. Я начинаю развиваться».

Продолжая светиться золотом, сфера встрепенулась. Где-то у нее внутри заалело крохотное рубиновое пламя — то разгораясь, то затухая. Каждый раз, когда оно достигало максимума, на всех, кто наблюдал за ней, накатывала волна бурного, но живительного могущества, ликующей жизненной силы.

Мерцание прекратилось. Золотая сфера удвоилась в диаметре, но по-прежнему сохраняла форму неправильного шара все с тем же разреженным фиолетовым гало вокруг нее.

«Да, мне по силам свести счеты с чужаками, уничтожившими и разрушившими то, чем они могли бы обладать, — раздалась ее мысль. — Но нет необходимости их ликвидировать физически. Достаточно, что они вернутся восвояси».

И золотая сфера растаяла, сгинув со скоростью света.

Она настигла агрессора в глубинах космоса. Тот направлялся к Марсу с целью выкорчевать всю жизнь на этой планете. Слегка покачиваясь вокруг центра тяжести, громадный рой вражеских кораблей скользил по просторам Вселенной.

Золотая сфера неожиданно возникла в самом центре армады чужаков. Тотчас же заговорило оружие: на нее обрушились все известные пришельцам виды разрушительной энергии. Но золотая сфера невозмутимо держалась там, где появилась, неподвластная этому шквалу смерти.

Наконец ее могучий разум обратился к чужакам: «Алчная форма жизни из другой звездной системы, ты явилась сюда и навсегда уничтожила великую космическую расу, создавшую нас, Энерго — и Металлосущества. Я — энергия в ее самом чистом выражении. Мой разум — за пределами твоего понимания, моя память корнями уходит в самое пространство, элементом которого я выступаю и откуда черпаю свою мощь.

Мы, наследники Человека, которого вы уничтожили, предпочитаем, чтобы нас оставили в покое. А посему возвращайтесь на родную планету. Ваш даже самый крупный корабль бессилен против меня. Можете убедиться в этом сами».

Исполинские тиски сжали громадину адмиральского флагмана, смяли и скрутили его, словно детскую игрушку. И тем не менее не уничтожили. Ошарашенные, объятые ужасом чужаки видели, что гордость их флота вывернули наизнанку. А ведь он был укрыт за бесформенным щитом, непроницаемым для всех видов лучистой энергии. Но кривые линии вдруг выпрямились, появились острые углы. Теряя разум от страха, пришельцы воочию наблюдали, как голубоватое свечение, испускаемое сферой, легко пронизало все защитные барьеры и прошло сквозь сам корабль, полностью нейтрализовав заключенную в нем энергию. Все как бы оцепенело. Горячее так и осталось горячим, холодное — холодным, открытое — не закрывалось, — закрытое — не открывалось. Предметы замерли, навеки застыли.

«Так что уходите и больше не возвращайтесь».

Чужаки бросились наутек и с тех пор больше не появлялись, хотя прошло уже пять Больших Лет, что примерно соответствует ста двадцати пяти тысячам Малых, единице измерения времени, вышедшей за своей ничтожностью из употребления. И теперь я могу твердо заявить, что сказанное мною еще давным-давно Роалу и Тресту, как и слова самого Роала, — чистая правда: это был Венец Эволюции. Миллионы существ, представляющих собой первородную силу и чистый разум, заселили планеты этой Системы, а я — Первая Машина, применившая Конечную Энергию аннигиляции материи, — сегодня тоже последний представитель своей расы. Эти мои воспоминания будут по окончании вручены одному из этих существ энергоразума и отправлены в прошлое Земли.

Выполнив свою задачу, я, Ф-2, по примеру Роала и Треста воссоединюсь со своими сородичами, канувшими в небытие, поскольку сегодня мой вид столь же слаб и неэффективен, какой являлась раса Роала и Треста в сравнении с нами. Время потрепало меня, развился процесс окисления, но они, энергосущества, вечны и всезнающи.

События изложены мной в виде рассказа. Так лучше, поскольку человек — такое животное, для которого надежда столь же необходима, как пища или воздух. Но уточняю: все вышеизложенное — это сгусток сведений, извлеченных из архивов и записанных на тонких металлических листочках, а не выдумка. Мне кажется, что это стоит подчеркнуть.

Как мне представляется при моих нынешних познаниях, Машина — и это так и должно быть и будет, независимо от того, какая она — из металла или энергии, — ив самом деле выше Человека. Поэтому, прочитав эту историю, считайте что вам угодно. Но призадумайтесь. Может быть, ваше мнение изменится.


Содержание:
 0  вы читаете: Венец творения : Джон Кэмпбелл  1  Использовалась литература : Венец творения
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap