Фантастика : Космическая фантастика : Скорость обмена : Хол Клемент

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Эрни! Ник! Притормозите! Сенатсу нашла прорыв!

Голос из коммутатора звучал взволнованно, но ни один из водителей даже не потрудился взглянуть на него. «Прорыв» на Полупечке мало что открывал человеческому взгляду: слово означало местечко, где радар, а отнюдь не человеческий глаз, пробивал взбаламученные и обычно ионизированные облака, закрывающие вид на звезды с поверхности планеты. Обоим сейчас было не до звезд. Мужчины так беспокоились, что даже друг на друга не глядели. Тем не менее Бен Облако не умолкал и следующей фразой сумел привлечь их внимание:

- Примерно плюс восемь по горячей широте и плюс восемьдесят по широте вращения, почти точно на возвратном маршруте.

На сей раз операторы «Четверки» переглянулись. Выражение лица не видно сквозь дыхательную маску. Минуту оба молчали, потом младший громко спросил:

- Она и вправду нашла что-то определенное?

- Думает, что да. Сейчас проверяет во всех обычных спектрах. Держите связь, ей понадобится всего несколько секунд.

Водители «Четверки» опять молча переглянулись, и Доминик ткнул клавишу быстрого отключения, остановив вездеход. На Полупечке управление любым транспортным средством требовало полного внимания.

- Ну? - поторопил Эрни. Как-никак несколько секунд уже прошло.

- Ждите. Она работает.

Последовала более продолжительная пауза. Теперь даже сдержанному Нику не терпелось прервать молчание, но Бен опередил его:

- Она говорит - да! Это «Студень»!

- От девочек что-нибудь есть?

- Нет, но «Студень» кажется управляемым и движется на разумной скорости.

- На какой? Сен определила? - вмешался старший водитель.

- Танкер делает примерно сто восемьдесят километров в час. Должно быть, на ровной местности.

- Как она измеряет?

- Скоро скажет. Сен хочет выжать из прорыва все, что можно, и ей еще нужно время посовещаться с памятью. А им, видимо, придется продвинуться немножко дальше.

- Если в скорости нет ошибки, они, вероятно, порожняком.

- Может быть. Мария докладывала, что они вышли на прямую связь и видят что-то вроде города, но настоящего описания не дала. Вам обоим известно, что это было почти двадцать часов назад. И примерно на пятьсот километров дальше места, на котором они оказались сейчас. Могли успеть разгрузиться, снова загрузиться и вернуться туда, где их поймала Сен. Можете перестать дергаться.

- И аборигены подтвердили получение груза и даже выразили восторг по этому поводу, так? - спросил Доминик. - А вот от Марии с Джесси с тех пор ни слова. Так нам объясняла Триша перед выходом.

- Насчет подтверждения, да, она была вполне уверена. И уверена до сих пор. Хотя вы же знаете, как она путается, когда в сообщении появляются абстрактные понятия. Она говорит, они много раз повторили, что понимают, почему мы не смогли прислать чистый водород, и снова и снова перечисляли разнообразные соединения, которые им…

- Это все я понял. Парафин, хоть в европейском, хоть в американском понимании, содержит много разных водородных соединений. Признаю, мы можем быть уверены, что девочки добрались до места, но все-таки непонятно, почему они с тех пор не отозвались. Мы перестанем дергаться, возможно, когда их услышим. - По тону Эрни было ясно, что лучше воздержаться от советов. Он продолжал, не сделав паузы: - Говорите, они возвращаются? По тому же маршруту?

- Сенатсу видела их слишком недолго, чтобы определить. Как я понял, они оказались на линии, по которой шли туда, но не забывайте, мы не видели, как они на нее вышли. Мы нанесли на карту больше половины маршрута, но я бы сказал…

- Все это ясно! - огрызнулся Эрни. - Я имел в виду, стоит ли нам с Ником продолжать двигаться им навстречу?

- Я бы сказал, не стоит. Имело смысл отправиться к району передач, когда казалось, что они там застряли, а теперь мы знаем, что они движутся и, надо думать, возвращаются, так что разумнее дожидаться их в Гнезде.

- А если они так и не отзовутся? Сколько нам ждать? И что им мешает с нами поговорить?

- Да то же самое, что мешает нам постоянно их видеть. С вами пока связь в порядке, но вы ведь всего в пяти сотнях километров от нас, и говорим мы по многочастотному каналу с поперечной связью. А до них больше пяти тысяч. Мы и вас видим только время от времени - даже реже, чем их, потому что здесь, на темной стороне, облачность плотнее. Вы все это знаете не хуже других. На Полупечке не обеспечить дальнюю связь. Слишком много видов облаков, слишком много разных зарядов и полей между ними пляшет, слишком много ветров на всех высотах, да еще восходящие и нисходящие потоки, боковые и циркулярные, да и само расстояние…

- И аборигены, которые используют АМ-диапазон и при этом умудряются как-то объясниться. Все это давно известно! - прорычал Ледяная Стена.

- Тогда, будь добр, не задавай глупых вопросов. - Бен тоже не отличался бесконечным терпением. - Слушай, я понимаю, что вы беспокоитесь, и понимаю почему, хоть у меня пока и нет второго имени. Очень жаль, что девочки вытянули жребий на первый рейс, но ведь даже вы не пытались обменяться, так чтобы ехать Нику с Марией или тебе с Джесси. Они и поехали. И на самом деле вести танкер по местности не опаснее, чем сидеть в Гнезде, если не считать, конечно, что оказываешься дальше от помощи, когда она понадобится. В этом идиотском мире не найдешь милых спокойных местечек, где можно построить дом и заснуть в нем, не опасаясь, что, пока ты спишь, он провалится сквозь землю. Помнится, ваши жены не выходили на связь, после того как сообщили, что видят город, или селение, или что там это было. Таков факт. Я с ним не спорю и не могу объяснить - могу только гадать, и мне нечем подтвердить свои догадки. Так что давайте дергайтесь дальше. Не могу помешать, и не стал бы, если бы мог. Это ваши жены. Хотя я все равно считаю, что умнее подождать их здесь, чем отправляться за три-четыре тысячи километров - большей частью по солнечной стороне - и пытаться отыскать их, тем более что они движутся, а мы не сможем поддерживать приличной связи, ни визуальной, ни вербальной, ни с ними, ни с вами.

- Наверное, ты прав, - понурился Эрни. - Ник? Ты тоже думаешь, что нам лучше вернуться?

Доминик Дикий Медведь Юкка - даже если Марии уже нет в живых, он все равно сохранит их сдвоенное имя ради детей - молча кивнул и принялся изучать местность сквозь панорамное окно кабины. На Полупечке, прежде чем сделать движение, следует осмотреться. Ни окно, ни люк в крыше не были стеклянными: в атмосфере Полупечки слишком много фтористых соединений, чтобы полагаться на силикатные материалы. Четырехфтористый кремний переходит в газ даже при земных температурах. Убедившись, что за разговором они не упустили серьезных изменений в ландшафте, он перезапустил систему управления - остановка почти всегда безопаснее, чем запуск, и система контроля предусматривала это обстоятельство - и довольно круто развернул вездеход. Тропа здесь была достаточно широкой, чтобы править без особых предосторожностей, хотя само собой никогда не следовало забывать о кустах, камнях, скатывавшихся даже с самых неприметных холмиков, и об участках растительности, которые могли загореться, а могли и не загореться.

Обращенное в космос полушарие Полупечки основательно заросло чем-то, что на взгляд человека напоминало растения, хотя какую роль это нечто играло в экологии, еще как следует не разобрались. Представителей фауны здесь пока никто не видел, хотя предметы, похожие на клочья горелой бумаги, которую носил бешеный ветер, могли на деле оказаться летающими животными. Некоторые растения казались обгрызенными, но за пять земных месяцев никто не предъявил права на собранный вскладчину призовой фонд, обещанный первому, кто увидит несомненное животное. Среди биологов образовалось две научные школы: первая полагала, что процесс разложения в местной экологии производят микроорганизмы; вторая считала, что с ним справляется огонь.

Пока машина двигалась, водители не могли уделять много внимания поискам местных животных. «Четверка» чуть вздрагивала на ходу, то на ухабах, то от сотрясения коры, а больше всего - под порывами ветра, налетавшего с разных сторон и с разной силой. На этой высоте над эллипсом отсчета - на Полупечке не было морей, устанавливающих нулевой уровень, - среднее давление составляло около семнадцати атмосфер и беспорядочно сменялось примерно на две атмосферы в минуту. Ветер, молекулярная масса которого переваливала за сотню, не давал о себе забывать.

Доминик осторожно наращивал скорость, пока не довел ее почти до двухсот километров в час. В поле зрения сейчас было мало препятствий, а красные и зеленые вспышки бортовых мачт вездехода создавали рисунок теней, позволяющий без труда определить расстояние. Этот способ был надежнее, чем связанный с компьютером радар, потому что местные растения непрерывно взвизгивали микроволновыми разрядами и протяжно шуршали электростатическими помехами. Кроме того, человеку, с его скоростью реакций, легче ориентироваться при свете: постоянно переводить взгляд с окрестностей на экран, как бы точны и подробны ни были его показания, утомительно, а на большой скорости просто невозможно.

Эрни не прикасался к управлению, но за дорогой следил так же внимательно, как и его напарник. Здесь, на ночной стороне, оба могли смотреть во все стороны: свет давали не только стереопрожекторы, но и довольно яркие молнии, почти непрерывно сверкающие в тучах над головой. Полупечке, расположенной меньше чем в восьми миллионах километров от центра звезды класса G-5, с избытком хватало энергии на световые и биологические феномены и даже на местный разум.

Водитель временами поглядывал на младшего товарища. Он ни на минуту не допускал, что Эрни может беспокоиться о Джесси больше, чем он сам тревожился о Марии, но Ледяная Стена был женат всего три года против его четырнадцати и, возможно, еще не научился философски относиться к непредсказуемости жизни.

Впрочем, как ни тревожился Эрни, это не сказывалось на его реакции. Сигнал «Осторожно!», переданный им с панели управления правого борта, прозвучал едва ли не раньше, чем Ник отключил питание. «Четверка» остановилась быстро, но далеко не плавно.

Активные сдвиги не отличаются плавностью: даже на Земле они вызывают землетрясения, зачастую очень сильные. При силе тяжести, семикратно превышающей земную, сотрясения становятся более частыми и не менее жестокими. Оба водителя наблюдали, тихо плавая над своими панелями, - им ничего другого не оставалось, пока движение коры не проявится более определенно.

Они даже сквозь начавшийся дождь видели сброс в полукилометре перед собой, но рядом не было холмов и возвышенностей, угрожающих оползнями или камнепадами. Окажись здесь такие, скорее всего даже реакция опытных водителей не позволила бы увернуться и у кого-то появились бы новые поводы для беспокойства.

Они видели и ощущали, что движение пород происходит в основном по горизонтали. Сдвиг начинался в какой-то точке слева от них, а справа впереди уходил из поля зрения. В нем присутствовала и небольшая вертикальная составляющая: с тех пор как они час назад прошли этот ровный участок, дальняя сторона поднялась почти на полметра. Эрни довольно небрежно доложил Гнезду об остановке и о ее причине, Бен с той же небрежностью подтвердил прием.

- Если не поднимется намного выше, пройдем без труда, - заключил Ледяная Стена.

- Если там еще трясет, может, вам стоит пройти прежде, чем он поднимется, - было предложено в ответ.

Эрни оглянулся на напарника и задумчиво покивал:

- Есть смысл. Хорошо. Высылаем жучков посмотреть, есть ли понижения в пределах пары километров, и выбрать место прохода. Вызовем вас, когда двинемся. После этого подождите две-три минуты, а потом пусть кто-нибудь выйдет подобрать обломки.

- Подумаем. Еще найдутся ли свободные руки. Намек был вполне понятен и настолько очевиден для

всех, что Эрни и не подумал возражать. Энергия благодаря вездесущим миниатюрным реакторам была почти даровой, и самовоспроизводящееся псевдоживое оборудование тоже не приходилось беречь, пока для него хватало сырья, а вот с персоналом в мирах вроде Полупечки дело обстояло совсем по-другому.

Автоматы указали им место в нескольких сотнях метров вправо. Люди отозвали их обратно и медленно направили вездеход к зарождающемуся хребту, снова остановившись в двух метрах от него. Примерно минуту оба оператора внимательно присматривались. Каждые несколько секунд порода сдвигалась на какие-то миллиметры, вызывая очередную волну сотрясения. Предугадать, не вызовет ли вес машины особенно сильного толчка, было невозможно, но сама регулярность движения внушала некоторую уверенность. Ник втянул дюжину колес, на которых они передвигались до сих пор, и машина опустилась на гусеницы; потом он без пояснений передал управление Эрни. Последний так же молча повиновался. Он еще медленнее, чем прежде, тронул машину с места, и гусеницы, переваливая крошечный уступ, вздернули кверху нос вездехода.

Повторяющиеся слабые толчки стали заметнее, но не внушали опасений. Напарники видели, как поднимается нос машины, но не ощущали наклона: даже при увеличенной гравитации людям, плавающим в воде, непросто отличить верх от низа - а в этом огромном мире горизонт лежал дальше, чем позволяла видеть взбаламученная атмосфера. Напряжение возрастало по мере того, как центр тяжести машины надвигался на край уступа. Оба сжали кулаки и затаили дыхание, пока вездеход, выровнявшись, не двинулся дальше.

Теоретически корпус не должен был треснуть, даже если бы вся его тысячечетырехсоттонная масса - здесь это означало около десяти тысяч тонн - осталась бы уравновешенной на одной точке опоры. Однако сотрудники Гнезда, как это свойственно инженерам, не слишком доверяли подобным теориям, пока они тщательно не проверены экспериментами. Правда, испытания уже проводились, но ни один из водителей не припоминал, чтобы в них, в дополнение к силе тяжести, предусматривались сейсмические волны.

Корпус выдержал. Он выровнялся с мягким толчком - его еще смягчила полуметровая подушка зловеще перекрученной растительности, похожей на бочковидные кактусы. Темно-красная, почти черная жидкость, выплеснувшаяся из раздавленных растений, мгновенно запеклась, однако, к легкому удивлению людей, не воспламенилась.

Через минуту «Четверка» набрала прежнюю скорость. Вел по-прежнему Эрни. Ник сообщил о новом положении в Гнездо, подробно доложил, какие нагрузки выдержала машина, и спросил, не слышно ли чего нового о танкере.

- По-прежнему движется, по-прежнему, кажется, в обратном направлении, - ответил Бен. - Средняя скорость около ста шестидесяти.

- Они на самом деле замедлили ход или это уточненные измерения? - Вопрос Ника лишь на мгновение опередил тот же вопрос его друга.

- Сенатсу думает, что второе. Но они почти наверняка идут обратно по прежнему маршруту. Курс не совсем на Гнездо, но почти точно на горячий юг, к темной стороне. Мы теперь гадаем, правда ли, что по солнечной стороне, как мы и предполагали, проще проехать, или у них имеются другие причины. От самих девочек по-прежнему ни слова.

Плавательный раствор был достаточно прозрачным, чтобы увидеть, как сдвинулись брови Эрни над дыхательной маской, но молодой водитель промолчал. Заросли колючих бочонков попадались все чаще, и он, хотя и знал, что для «Четверки» они не опасны, не хотел без нужды давить растения.

Движение стало однообразным. «Четверка», по меркам Полупечки, недалеко ушла от Гнезда. Они только начали путешествие к «городу», о котором сообщили со «Студня». Его отделяло от Гнезда почти пятнадцать тысяч километров с точки зрения геодезии и гораздо больше на самом деле. Характер местности заставлял то и дело сворачивать с избранного пути, и казалось весьма разумным, поскольку не было причин для спешки, проделать большую часть маршрута, не попадая под солнечные лучи. Прежде всего так было намного проще не дать грузу закипеть.

Теперь, конечно, у них должен быть другой груз.

Когда голосовая связь оборвалась, мужья забеспокоились и решили пройти напрямик, вместо того чтобы следовать по пути «Студня», но они еще не выбрались с ночной стороны и были не дальше тысячи километров от Гнезда, как им пришлось поворачивать обратно. Толчки зреющего сдвига ослабевали со временем. Может быть, дело было в расстоянии до оставшегося позади разлома или возмущение коры действительно затихало. В Гнезде хватало сейсмической аппаратуры, и она наверняка зарегистрировала толчки, но, пока не установлена более густая сеть датчиков, невозможно выделить отдельный эпицентр из непрерывного рокота и сотрясения в коре и мантии огромной планеты.

Водителям и в голову не пришло винить оставшихся в Гнезде за то, что те не предупредили их о препятствии. Наблюдение со спутников затрудняли заряженные облака, так что, удаляясь от базы, человек оказывался сам по себе, вернее, люди оказывались сами по себе, поскольку правила требовали для любой машины экипажа по меньшей мере из двух водителей, а пешком здесь не ходили. Не существовало скафандров, которые позволили бы человеку расхаживать при семнадцатикратном атмосферном давлении и семикратной гравитации, хотя Гнездо и выстроили в области, где температура держалась на уровне, пригодном для существования. Техники, правда, предусмотрели средства переноса человека из потерпевшей аварию машины в спасательный транспорт, но эти средства еще ни разу не испытывали при настоящем происшествии. К тому же имелась в виду не слишком серьезная авария, после которой можно открыть люки…

Примерно через час «Четверке» пришлось сбавить ход из-за дождя. Капли не оставались на грунте, вскипали и испарялись при прикосновении, и поднявшийся туман затруднял обзор больше, чем сам дождь. Летучие клочья исчезли - то ли их скрывал туман, то ли дождь прибил к земле, можно было только гадать. Так же оставалось гадать, что течет с неба: вероятно, какие-то фтористые соединения и уж точно не вода. Водород здесь был гораздо большей редкостью, чем на Марсе или на Меркурии. Когда дождь заставил «Четверку» притормозить, Доминик выдал очередной аналитический прогноз погоды:

- Помнишь высокий хребет, который мы оставили позади справа? Ветры у поверхности направлены, как обычно, к дневной стороне, так что воздушные потоки, наткнувшись на холмы, отклоняются вверх и адиабатически1 охлаждаются. И в них происходит конденсация, может быть, оксида серы, или фтористой серы, или кремния. Через несколько километров мы из-под него выберемся.

Этот прогноз и особенно слова «как обычно» на минуту заставили Эрни забыть о своем беспокойстве. Погода в этом мире являла буквально хаос, а слово «климат» здесь теряло свой смысл.

- Сколько ставишь?

Ник обернулся к напарнику, порадовавшись про себя, что его лицо скрыто маской.

- Н-ну… - замялся он.

- Давай! Ты же не хочешь лишить меня основного источника доходов?

- Лучше бы ты зарабатывал на жизнь честным трудом, ну да ладно. Полсотни на то, что мы выберемся из-под дождя… ну, через двадцать километров.

- Принято. Замерь по тахометру.

Юкка сбросил на ноль счетчик одного из колес. После участка сдвига «Четверка» снова перешла на колесный ход.

- Нет, не тот, дружище. Это центральное, а не ведущее, и оно, как тебе хорошо известно, редко соприкасается с грунтом.

Предсказатель, еще раз порадовавшись, что напарник не видит его лица, активировал счетчик ведущего колеса.

Эрни демонстративно проверил, как работает прибор. Отвлекшись от вождения, он тут же дал напарнику повод отвлекать его и дальше:

- Осторожно, камень!

Вездеход вильнул гораздо резче, чем требовалось, врезался в стебель чего-то похожего на спаржу трех-четырех метров высотой и сшиб его, прежде чем Эрни успел выровнять машину. На этот раз они не взглянули друг на друга, но водитель не замедлил ход. Юкка решил, что сделал достаточно, чтобы заставить друга на время забыть тревогу. Зато сам он непрерывно гадал, почему не слышно «Студня». Объяснение Бена звучало правдоподобно, и все же…

Дождь, хотя, может быть, уже другого происхождения - Ник мог быть отчасти прав, - продолжался и час спустя. Тахометр установили и, после того как монетка перешла от Ника к Эрни, снова запустили с нуля. Из Гнезда пришло еще два или три сообщения: блудный танкер шел, как раньше, практически в нужном направлении, но от его команды все еще не было ни слова.

- Хотел бы я знать, что они везут, - нарушил затянувшееся молчание Доминик. - Аборигены толком не объяснили, что могут предложить в обмен, хотя водород им явно нужен позарез.

- Если верить Трише, - поправил Эрни. - Желание, знаешь ли, тоже достаточно абстрактное понятие.

- Они несколько раз повторили просьбу в разных формулировках, так что она более или менее уверена. И ты сам понимаешь, зачем он нужен местным ученым.

Эрни только кивнул, признавая очевидное.

Кто бы ни занимался физикой на Полупечке, они, вероятно, обнаружили элемент номер один в спектре своего солнца, изучая его с планеты, и, возможно, довольно хорошо разобрались в химизме процесса, может быть, даже обнаружили в коре планеты его следы, накопившиеся за восемь миллиардов лет от звездного ветра. Им наверняка страшно хочется раздобыть побольше для макроскопических исследований, так же как на Земле мечтали раздобыть гелий и плутоний, не говоря уже о коронии до развития спектроскопии. Люди на Полупечке были учеными и потому относились к этому желанию с пониманием и сочувствием. Они сконструировали и вырастили танкер, названный каким-то юмористом, увлекавшимся архаическими мелочами, «Студнем», загрузили его углеводородами с высоким молекулярным весом с бурого «карлика» в тридцати астрономических единицах от Пегаса-51 и послали к источнику передач.

Взаимопонимание с аборигенами было достигнуто только в самых общих чертах, и все же имелись основания надеяться, что в ответ они пришлют что-нибудь полезное для человеческой науки. То, что команда рисковала здоровьем и жизнью, подразумевалось, но риск считался оправданным.

Несколько иного мнения, правда, держались в последнее время супруги водителей «Студня».

Двое мужчин вели машину, ели и спали по очереди. Они почти наугад пробирались сквозь дождь и туман - а может, это была пыль, - затаивали дыхание, входя в узкие ущелья, где невозможно было уклониться от падающих камней, радовались, когда в просвете облаков мельком удавалось увидеть незнакомые еще созвездия, вслух обсуждали необычайно крупный летающий объект, прислушивались к дрожи «Четверки» при толчках, которые возникали и исчезали совершенно непредсказуемо (хотя Доминик продолжал испытывать свои пророческие способности, неизменно пополняя запас мелочи в кармане Эрни), безрезультатно запрашивали, нет ли вестей от жен, прислушивались к непрерывному диалогу с аборигенами, в котором медленно, но верно пополнялся словарь научных понятий, и все это время приближались к Гнезду.

Наблюдения за движением танкера по-прежнему внушали надежду: им явно управляла разумная сила. Самое надежное доказательство было получено, когда «Четверке» оставалось около часа пути до базы. Началось все с рапорта йошихаши Сенатсу Ито, на первый взгляд вовсе не радостного.

- Боюсь, что девочек ожидают неприятности, - задумчиво сообщила она Бену.

- Что такое?

- На маршруте, по которому они возвращаются, примерно в ста километрах от их нынешнего положения, кое-что изменилось. Там была довольно узкая лощина - километра два шириной, - а теперь ее чем-то забило. Если я правильно интерпретирую изображение, она наполняется жидкостью. Во всяком случае поверхность ровная и уровень ее повысился, а если бы она замерзала, кристаллы должны были как-то отразиться на спектре.

- Они смогут там проехать? - Бен, едва начав разговор, включил передачу на «Четверку». - Танкер должен бы удержаться на плаву в любой жидкости, которая не застывает при температурах дневной стороны, а движение гусениц позволит им хоть как-то управлять.

- Вот это «хоть как-то» мне и не нравится, - отвечала наблюдатель-картограф. - Я думаю, хоть и не совсем уверена, что эта штука течет с темной стороны - с горячего юга. В том конце долины то ли водопад, то ли порог, и я сомневаюсь, что в человеческих силах с ним справиться.

- Они увидят озеро, или что там еще, и сообразят, что не стоит пускаться вплавь, - на удивление оптимистично предположил Эрни.

- А смогут они найти другую дорогу? - спросил Доминик, помедлив. - Карты, с которыми они отправлялись, еще годятся? Учитывая, как здесь меняется топография? Не запутаются они в здешнем лабиринте? Мне подумать страшно, как бы мы обходились без ваших подсказок.

- Я бы предложил, - протянул Бен, - чтобы Сен тщательнейшим образом осмотрела тот район. Мы разработаем самый лучший альтернативный маршрут и передадим его девочкам. Они не выходят на связь, но это не значит, что они нас не слышат.

- А может, стоило давным-давно вызвать их и попросить остановиться, или описать круг, или еще что-нибудь в этом роде? - спросил Эрни.

Он старательно избегал осуждающих интонаций, потому что и сам числился в списке людей, которым это не пришло в голову.

- Спроси Пита. Я не психолог, - отозвался Бен. - Сен, сколько у тебя информации о местном ландшафте?

- Довольно много, и текущей, и с прежних маршрутных карт. Дай мне несколько минут - я сравню изображения и внесу последние поправки.

Даже Эрни не нарушил молчания, пока картограф не заговорила снова. Она действительно уложилась в несколько минут.

- Готово. Через тридцать километров им надо будет свернуть на тридцать градусов вправо. Потом через десять километров по прямой им придется войти в ущелье, довольно узкое. Там небезопасно. Если почувствуют толчки, пусть переждут до затишья, а потом постараются проскочить его как можно быстрее. Мне не разглядеть, насколько быстро в нем можно двигаться. После выхода из ущелья они смогут сбросить скорость - дальше опасности камнепада нет. Через семьдесят километров они минуют озеро и смогут забирать обратно влево, сколько позволит местность. Рано или поздно вернутся на прежний курс. Заодно могут проверить, не течет ли там теперь река. Мне бы очень хотелось знать; я здесь видела достаточно маленьких водоемов и большое озеро у местного источника передач, но никакой проточной воды, то есть не воды, конечно, но вы меня понимаете. Все ясно?

Бен, слушая Сенатсу, составлял набросок карты. Он чертил электрическим стило на полимерной пластинке, поскольку на Гнездо действовали те же семь g, а плавающему в воде сотруднику станции неудобно пользоваться карандашом и бумагой. Отпуск на орбитальной станции вдали от звезды чаще всего называли «отправиться на просушку», хотя и там много времени приходилось проводить в ваннах - функцию очистки в оборудовании восстановительного цикла пока еще не довели до совершенства.

- Думаю, так. - Облако повернул дощечку к передатчику - его пост находился в ста метрах от рабочего места Сенатсу, которая должна была проверить его работу.

- Я бы и сама лучше не сделала, - признала она. - Попробуй переправить ее девочкам.

У Ника с напарником не было видеосвязи, но они пристально вслушивались в каждое слово. Бен не обязан был включать их в свою передающую сеть, но сделал это не задумываясь. Когда закончилась первая передача, оба водителя взглянули друг на друга и дружно покивали - мысленная картина, возникшая перед ними, совпадала с той, которая создалась из слов Сенатсу. Они продолжали прислушиваться к голосу Бена, снова и снова повторяющему одно и то же через спутник трансляции и наблюдения, но теперь только краем уха - движение «Четверки» поглощало почти все внимание. В часе пути от Гнезда предосторожностей требовалось не меньше, чем вдали от него. На пороге входного шлюза можно было умереть так же окончательно и бесповоротно, как в любой другой точке планеты.

Участок камнепадов. Участок с риском камнепадов. Лужи, которые приходится огибать, - жидкость в них вполне может замерзнуть на колесах или в гусеницах, стоит только температурю упасть на пару градусов по Кельвину. Или это может оказаться переохлажденная жидкость, которая мгновенно кристаллизуется при прикосновении, - такие вещи случаются, и на глаз не определишь. Частоколы органики, сквозь которые можно бы пробиться, но из нее тоже выльется жидкость. Некоторые довольно высокие: Эрни никогда не бывал на Земле и не мог вспомнить заповедник гигантских цереусов, но ксерофиты существуют почти во всех мирах, где вообще есть жизнь. Самые крупные растения обычно стояли довольно далеко друг от друга, и объехать их было нетрудно, зато другие срастались чуть ли не в сплошную массу.

Они часто проезжали эти места, и оба заметили, что высокие стебли как будто гуще прежнего теснятся вдоль тропы, которую их машина пробила на выезде пару дней назад. Возможно, эти растения питались остатками других организмов. Если так, быстро же они растут.

Ничего похожего на животных здесь еще не видели, и многие всерьез сомневались в их существовании, но на некоторых «растениях» были явно обломлены стебли и ветви, а найти обломанные части удавалось редко. И побеги иногда вздрагивали, как будто что-то потревожило их за миг до появления «Четверки».

Кое-кто из сотрудников Гнезда начинал подозревать, что плотность растений в десяти-пятнадцати километрах вокруг станции увеличивается с каждым днем, но вплотную никто пока не занимался этим вопросом. Он мог представлять интерес, но не казался особенно важным.

«Четверка» проходила относительно ровный участок, когда голос Бена заставил Эрни остановиться:

- Она считает, что они поворачивают!

Отсутствие существительных не затруднило водителей - они даже не стали спрашивать: «В какую сторону?» Они просто плавали над своими постами и прислушивались. Счетчик кислорода в «Четверке» зарегистрировал резкую остановку дыхания, но она длилась не так долго, чтобы вызвать аварийную тревогу. Да и Облако вряд ли обратил бы внимание на такую тревогу: в отличие от прибора, он был человеком.

Сенатсу быстро импровизировала. Атмосфера над наблюдаемым объектом была сейчас относительно прозрачной, и она сумела установить интерферометрическую связь между танкером и ближайшим ярким пятном - стационарным, как она надеялась. Это позволило ей определить относительное движение двух объектов с точностью до нескольких сантиметров в секунду. Меньше чем через минуту стало ясно, что «Студень» поворачивает, а еще через полторы минуты было установлено, что машина вышла на прямую под углом тридцать градусов вправо от прежнего курса.

Совпадения случаются, но человеческий разум неизменно склонен сомневаться даже в самых очевидных случаях. Впервые за много часов экипаж «Четверки» по-настоящему расслабился. Оставшееся расстояние до Гнезда они были спокойны и счастливы, хотя ни один из мужчин не мог потом припомнить никаких разговоров. С кем бы то ни было.

Приемный шлюз подготовили к встрече, воду уже перекачали в запасную цистерну, и дверь перед ними открылась. Доминик остановился внутри и отключил питание, когда дверь герметично закрылась. Они дождались, пока вливающаяся вода вытеснит через вентиляционные шахты в потолке местный воздух и пройдет проверку. Как обычно, больше всего времени ушло на нейтрализацию серной и сернистой кислот и на связывание и отфильтровку фтористых соединений, образовавшихся в результате контакта воздуха с жидкостью, но наконец онисмогли открыть гер-метичныелюки, проверить личные дыхательные аппараты и проплыть к одному из люков для персонала, занимающих две стены «гаража». Эрни демонстративно пропустил Доминика вперед, хотя последний не пришел в восторг от подобного намека на свой возраст. Пятнадцать лет разницы в пятьдесят не так уж заметны, к тому же он и теперь выше и сильнее Эрни.

На дорогу к местному городу - или поселению, или лагерю? - у «Студня» ушел почти месяц - по-местному семь лет - пути. К концу того дня, когда успокоенные мужья вернулись на базу, казалось ясным, что на обратный путь уйдет примерно столько же. Может быть, немного меньше, как нерешительно заметила Сенатсу.

- Они сейчас движутся чуть быстрее, чем раньше, но ведь они находятся на солнечной стороне и останутся там еще на несколько дней. Прежде всего там лучше обзор. Вот когда они выйдут на терминатор1, посмотрим, насколько им придется притормозить. А мне в темноте их будет лучше видно.

Последнее замечание не удивило никого из слушателей. Танкер, естественно, был снабжен угловыми отражателями для приема микроволновых лучей со спутников, и там, где помехи от солнечного излучения: термо- и биотоков с поверхности планеты - ослабнут, машина будет ярче выделяться на фоне местности. Все это, кроме сильного излучения растительности на дневной стороне, было давно известно и в основном предсказуемо. Ник с Эрни, как всегда неразлучные и только что вернувшиеся с испытательного выезда, выслушав Сенатсу, просто кивнули и вернулись к обычной работе. Она по большей части состояла в подготовке второго танкера, заранее окрещенного «Сальной Свечкой». Сотрудники станции в основном были уроженцами миров-колоний, где еще сохранялись примитивные бытовые условия, к тому же, когда началось новое видообразование, преподаватели-люди стали особенно настаивать на необходимости подробного знания истории. Человечеекая культура сохранила память о свечах, а также и о кулинарии, в том числе рецепт приготовления студня.

Кому-то пришло в голову, что перевозить цистерну с парафином как прицеп окажется во многих отношениях проще и даже безопаснее для команды, чем использовать грузовик-цистерну. Само собой подразумевалось, что аборигенам будет отправлен новый груз углеводородов, хотя никто еще не знал, насколько ценной окажется обратная посылка. Все испытывали естественное сочувствие к нуждам исследователей, а их ответный дар по меньшей мере дал бы информацию о самих аборигенах. За медленным приближением «Студня» с интересом следили не только заждавшиеся мужья.

Почти вся рабочая связь с местным городом касалась научных вопросов: словарь пополнялся пока за счет усилий компьютера сопоставить движение человеческих механизмов, которое аборигены каким-то образом отслеживали на любом расстоянии, с излучением, поглощавшимся и принимавшимся спутниками наблюдения. Дискуссии сводились к обсуждению орбитальных пертурбаций и прецессий и их влияния на внутреннюю структуру планеты. Компьютер Гнезда постепенно составлял подробную карту распределения плотности строения Полупечки и понемногу продвигался в регистрации течений в мантии. Довольно естественно для планеты, чья масса превышала земную в сто семьдесят семь раз, радиус - почти в пять, а сила тяжести на поверхности - в семь с лишним, тектонические плиты здесь двигались со скоростью, которая на Земле пристала скорее метеорологическим феноменам. Да и сами плиты были размером не с континент, а скорее с крупный город или небольшое государство. Так что следить за их движением было увлекательно, и конца этим наблюдениям не предвиделось. Одна пара, прибывшая в Гнездо в качестве метеорологов, переключилась с тех пор на динамику коры и была радушно принята планетологами. И сами супруги вздохнули с облегчением, хотя слегка стыдились, что спасовали перед трудностями. В атмосфере Полупечки насчитывалась дюжина основных компонентов, в основном фториды и оксиды серы и кремния и некоторые другие; пропорции состава хаотично менялись в зависимости от времени и места и готовы были перейти в иное фазовое состояние при малейших скачках температуры, давления, солнечного освещения и концентрации других компонентов.

Разумеется, в научной работе не следует полагаться на чудо, однако кое-кто из персонала временами - и, конечно, только про себя - готов был поддаться искушению. Как-никак сверхъестественная помощь не могла оказаться намного менее полезна в предсказаниях, чем существующие математические модели.

Так что беседы с аборигенами касались больше физики и математики, чем эмоций. Даже с математическими абстракциями, которые были необходимы для понимания химии, дело шло туго. И неясным оставалось, знают ли - и заботятся ли - аборигены о возвращающемся танкере.

Триша Верткое Перо, отвечавшая за первую попытку истолкования компьютерного перевода, в общем не сомневалась, что груз парафина был получен и одобрен. Она представления не имела, что послано - если вообще послано - взамен. Она даже не была уверена, что сама идея «обмена» понятна аборигенам.

И все-таки «Свечку» растили и совершенствовали за пределами станции, потому что в естественной среде быстрее проявлялись недочеты в конструкции.

Сверхмощный и сверхтяжелый вездеход, названный еще по какому-то древнему литературному источнику «Энни», был в целом готов. Он должен был служить тягачом для цистерны. Сейчас Эрни с Ником его испытывали. Мало кто сомневался, что второй рейс достанется этим двоим, хотя у Бена имелись на этот счет некоторые возражения. Окончательно все решилось по чистой случайности.

На станции, конечно, продолжалась обычная работа по планетографии. Больше двух дюжин спутников, выведенных на орбиту на высоте около десяти тысяч километров, взаимодействовали с сетью сейсмографов, медленно расползавшейся от Гнезда и отслеживающей внутреннее строение Полупечки, подробности ландшафта и движения атмосферы. По оценке Бена Облака, они нарабатывали примерно две докторские диссертации в час.

И с каждым часом Джесси Хижина Ледяная Стена и Мария Поток Юкка становились на семьдесят-восемьдесят километров ближе к мужьям. «Студень» держал приличную скорость. И приближался к темной стороне.

Независимо от предстоящих решений, с конструкцией нового танкера дело, в общем, двигалось, С созданием псевдоживой техники исчезли многие трудности, тормозившие изготовление конструкций, которые приходилось в самом деле изготавливать. Но это не избавило от необходимости проектирования. Замыслы, казавшиеся превосходными сами по себе, оказывались несовместимыми с другими, не менее прекрасными, когда их пытались срастить вместе. Цельное изделие, отлично работавшее в компьютерной модели, обрастало недостатками при реальных испытаниях. Особенно беспокоило конструкторов отсутствие связи со «Студнем» - его команда, не хуже других разбиравшаяся в конструировании псевдожизни, пусть и не будучи экспертами, могла рассказать о текущих проблемах больше, чем кто-либо другой на планете.

На первое место вышел, казалось бы несложный, вопрос: как обеспечить устойчивость тягача с прицепом, в несколько раз превышающим его массу? Эрни с Домиником и еще несколько экипажей водителей проводили пробные выезды и слишком часто возвращались из них с новыми проблемами. Иногда они целыми часами не задумывались о своих женах, хотя никогда не забывали справиться о них у Сенатсу, вернувшись на базу.

- Через пару часов они распрощаются с солнцем, - заметила аналитик при одной из таких бесед, когда танкеру осталось до базы каких-нибудь тридцать тысяч километров по прямой. - Их уже сейчас гораздо проще засечь, и дорогу они, кажется, отыскивают без труда. Пару раз сворачивали в сторону, но не слишком далеко и скорее всего из-за сдвигов вроде вашего. Тот, кстати говоря, поднялся на три метра и вроде бы продолжает расти; хорошо еще, что они возвращаются другой дорогой. Я предложила Бену послать кого-нибудь проверить, что там с горизонтальным смещением. Со спутника не определить - без точной локализации рефлекторов на грунте изображение недостаточно четкое. Не хотите прокатиться?

Доминик пожал плечами:

- Мы не против, если Бен считает нужным. Надо же чем-то заниматься.

- Сдается мне, без дела вы не сидите. Ладно, спросим Бена. Если он решит, что вы нужнее на выращивании

«Свечки» и «Энни», пошлем кого-нибудь еще. Или никого не пошлем, если он считает, что это не важно.

Облако, поразмыслив секунду-другую, решил, что данные достаточно важны, чтобы посмотреть поближе, и шесть часов спустя - надо все-таки людям когда-то и спать - «Четверка» с прежним экипажем вышла из Гнезда в направлении семьдесят градусов от горячего полюса.

Некоторые изменения на маршруте бросились в глаза с первого взгляда. Высокие растения, которые, видимо, взошли на остатках раздавленных колесами в первом рейсе, стали намного выше. Те, что походили на багровую, бурую и мертвенно-черную двухметровую спаржу, теперь напоминали скорее гигантские цереусы. Основания их стволов часто срастались между собой. Прежние заросли слились в толстые, отдельно стоящие растения, протянувшие вверх множество ветвей. Ни одного из водителей не вдохновляла мысль ломиться через них напрямик, поэтому приходилось ехать медленнее и часто вилять. Случалось и отступать назад, чтобы найти новую дорогу. В конце концов они пришли к выводу, что, чем пробиваться по старому пути, лучше двигаться параллельно ему.

Они обсудили гипотезу, что перемолотые их колесами растения служат пищей для сапрофитов, и доложили свои соображения Бену. Через десять минут от него поступило распоряжение собирать образцы. Ксенобиологам тоже нужна информация. Жизнь на планете, практически лишенной водорода, требовала изучения. Тем более жизнь, в которой углеродная составляющая превышает девяносто процентов при нулевом содержании водорода.

Сбор образцов еще больше задержал бы их, но Эрни с Ником решили отложить его на обратный путь и покатили вперед, оставляя справа частокол живых труб, а слева - относительно открытое пространство.

Все еще активный сдвиг напомнил о себе толчками задолго до того, как водители его увидели. В результате «Четверка» опять притормозила. Водители остановили ее на небольшом расстоянии от сдвига, который, как и предсказывала Сенатсу, поднялся выше двух метров. Крупные сапрофиты, если это были они, в зоне сотрясений чувствовали себя неуютно и уже не мешали движению. Поэтому «Четверке» удалось несколько километров проехать вправо вдоль уступа, но место для переправы так и не нашлось. Оба не настолько доверяли прочности своей машины, чтобы пытаться перевалить гребень при местной силе тяжести, даже если бы не приходилось думать о возвращении. К тому же, если бы корпус и выдержал, людям от такого толчка, пожалуй, пришлось бы не легче, чем рыбам, которых глушат динамитом.

Сервоавтоматы - уолдоуправляемые псевдоживые механизмы от десяти сантиметров до полуметра в длину и от восьми до восьмисот килограммов весом - были, понятно, расходным материалом, и они потратили несколько самых маленьких и самых, с их точки зрения, прочных жучков на пробные прыжки с уступа. Ни один не уцелел, но эксперимент стоил того.

На этом месте их застало новое сообщение Сенатсу, которое изменило план Бена и взбесило ксенобиологов. «Студень» вышел из освещенной зоны и, по всей видимости, испытывал трудности с прокладкой маршрута. Из Гнезда, как и в прошлый раз, передали указания.

На этот раз танкер их игнорировал.

Просьба остановиться и выполнить указанный маневр, чтобы показать, что водители приняли передачу Гнезда, осталась без последствий и, во всяком случае, без ответа.

Бен, хорошо знавший своих сотрудников, немедленно предложил «Четверке» отказаться от прежнего задания и попытаться перехватить танкер. Почему бы не придать официальный статус неизбежному в любом случае решению мужей - Сенатсу с помощниками сделают все возможное, чтобы проложить маршрут для вездехода от его нынешнего местонахождения.

Возвращаться в Гнездо на перезаправку не требовалось: весь транспорт планеты был оборудован полным восстановительным циклом и необходимыми источниками энергии. Это обстоятельство заставило Облако отказаться от мысли послать навстречу женщинам кого-нибудь другого. Едва услышав об изменении в поведении танкера и не дожидаясь даже указаний по курсу, Эрни немедленно развернул машину на горячий восток - под прямым углом вправо от горячего полюса - и погнал прочь от уступа. Спешка была, собственно, излишней, потому что обоим мужьям предстояло много дней пути до встречи с машиной, в которой оставались их жены, но задержки они не потерпели бы. Ими снова овладело беспокойство.

Геодезические курсы двух машин, к досаде Бена, пересекались теперь не на солнечной стороне. Он хотел бы получить более подробные сведения о проблемах передвижения при солнечном свете, чтобы использовать их для разработки следующих маршрутов. Но, будучи по природе человеком практичным и понимая чувства водителей, он не стал предлагать ни им, ни Сенатсу отклониться, если представится такая возможность, немного влево. В ближайшие недели раза два-три возникала мимолетная надежда, что лучший путь, какой смогут найти картографы, выведет хоть ненадолго на солнце, но каждый раз его ожидало разочарование.

Эрни с Ником этому только радовались. Их подстегивала тревога - жены по-прежнему не отзывались, - и они со жгучей досадой подчинялись указаниям Сенатсу, направлявшей их через лабиринт между холмами в объезд непроходимых участков местности и растительности, мимо лужиц и озер неизвестного состава и один раз на добрых пятьдесят километров вдоль скального обрыва, невероятно высокого для кремнистых пород при такой гравитации. Сенатсу посоветовала им держаться хотя бы на километр от края: трудно было предсказать, не вызовет ли масса «Четверки» вкупе с невероятно быстрой эрозией под действием фтористых ветров и дождей обрушения всей стены. При семи g практически все равно, окажешься ты под оползнем или частью его. Сен только потому и решилась проложить курс над обрывом, что десять километров почти ровной поверхности позволяли развить здесь максимальную скорость. И, несмотря на это преимущество, Бен с Сенатсу долго спорили, отключив связь с «Четверкой».

Им не стало намного легче, когда через десять часов после прохода «Четверки» обрыв действительно рухнул, в четырех или пяти местах захватив линию маршрута вездехода.

- Не знаю, - заметил Ник, когда Бен передал им эту информацию, - сумею ли устоять перед искушением, когда стану через несколько лет рассказывать об этом ребятишкам. Как бы десять часов не превратились у меня в десять секунд.

Он прикусил язык, но было поздно. Эрни, который в этот момент был занят управлением, несколько секунд молчал, потом коротко бросил:

- Я бы наверняка не удержался.

«Студень», насколько было видно со спутников, двигался медленно. Он то и дело попадал в тупик и вынужден был отступать по собственным следам. Единственное, что немного обнадеживало: одна ошибка никогда не повторялась дважды. Это выглядело так, будто машиной все еще правит человек. Никто не желал верить, что прошлое выполнение указаний было случайностью, и, по общему мнению, неполадки, которые оборвали работу передатчика, теперь распространились и на приемник танкера. В чем там дело, можно было установить, только непосредственно осмотрев машину: средства связи на всем транспорте многократно дублировались. Чтобы вывести установку из строя, нужно было очень вдумчиво постараться или применить грубую силу.

Никто не мог поверить и даже допустить, что это могли сделать водители танкера, а что касается аборигенов, у них вряд ли хватило бы технических навыков, хотя они, очевидно, были знакомы с микроволновой связью. Но знание общего принципа еще не предполагает способности создать или вывести из строя совершенно незнакомый прибор.

И все же танкер был нем и, по всей видимости, глух, хотя и двигался так, словно им управляла разумная сила.

- Во всяком случае, - заметил Эрни, услышав сообщение Сенатсу, что танкер снова пятится, - они не заставляют нас за ними гоняться. Если бы девочки в самом деле отыскивали дорогу к дому наугад, нам бы приходилось все время менять свой маршрут.

- Послушайте, молодой человек! - перебил его негодующий голос Сенатсу. - Не думаете ли вы, что я не способна проложить для вас разумный встречный курс? Мне бы и в голову не пришло направлять вас в точку, где они находятся сейчас. Я понимаю ваше беспокойство, но это не повод для оскорблений!

Конечно, на самом деле она нисколько не сердилась, и Эрни это понимал, и она понимала, что Эрни понимает. Теперь уже все Гнездо практиковалось в искусстве отвлекать младшего водителя от забот. Хорошо еще, что на связь с ним выходила одна лишь Сенатсу.

И об этом Эрни, в общем-то, тоже догадывался. Как не странно, эта мысль ему помогала. Мужчина может отвергать жалость, но честное сочувствие - дело иное; в нем нет снисхождения.

Может быть, поэтому лишь немногие, кажется, догадывались, что Доминику тоже нужна помощь.

На самом деле их не так уж часто приходилось отвлекать. Путешествие само по себе было далеко не скучным. Движение с большой скоростью по плохо разведанной дороге требовало постоянной бдительности, которая не оставляла места посторонним мыслям, пока водитель нес вахту, а передав управление сменщику, он оказывался настолько вымотан, что мгновенно засыпал. Да и сам мир был совершенно непривычным для человека-первопроходца: он занимал собой все внимание, которое оставалось свободным от управления вездеходом.

Не все особенности ландшафта были видны водителям. Например, только в Гнезде, наблюдая за датчиками расхода энергии, определили, что машина две тысячи километров поднималась, а потом спускалась по трехкилометровому куполу. До Ника с Эрни дошли только отзвуки споров, которые вели планетологи, пытаясь совместить эти данные с показаниями спутников и сейсмографов.

Гипотеза, что силы, действующие на кору планеты, практически уравновешены, так что прочность самой коры почти не играет роли, здесь получила более доказательное подтверждение, чем на планетах с гравитацией в один g. Водители не ощущали изменения мощности, необходимой, чтобы поддерживать заданную скорость; они знали только, что стали на три тысячи километров ближе к цели.

Конечно, оба отмечали моменты, когда удавалось поддерживать заданную скорость - довольно редко, только на открытых участках, - и в таких случаях они еще тщательнее высматривали все странности, которые могли стать помехой этому благополучию.

Один-единственный раз им попалось животное - несомненно живое существо, лениво ползущее им наперерез, оставляя за собой полосу, начисто лишенную каких-либо растений, больших и малых. Не имея возможности заглянуть под него, они не сумели определить, передвигалось оно на коротких ножках - таких, надо полагать, потребовал ось бы немало - или же, хотя по следу этого не было заметно, использовало слизистую подкладку, как земные брюхоногие. На сей раз биологи умудрились прорвать строгую цензуру Бена, чтобы передать свои мольбы. Они хотели, чтобы «Четверка» совсем немного изменила курс, на ходу перевернула животное и выпустила пару жучков, чтобы исследовать его более тщательно.

Водители сомневались, что вездеход сумеет перевернуть тушу, не уступающую ему в размере, и совсем не были уверены, что животное не окажет сопротивления. Они пообещали попробовать, когда минует срочность, по возможности поближе к Гнезду, из которого могли бы прислать помощь, и проехали мимо. Управлять жучками среди помех биотоков удавалось только на короткой дистанции.

В дебаты вмешались аборигены, которые просили объяснить, что такое «животное». С помощью доступных символов никто не смог составить путного объяснения, в чем не было ничего удивительного, но в ближайшие несколько часов Ник и Эрни увидели кружащие вокруг вездехода объекты. Издали они казались знакомыми клочьями горелой бумаги, но при ближайшем рассмотрении оказались несомненными планерами. Правда, судя по тому, как их носило и швыряло ветром, аппараты с трудом поддавались управлению, и все же это явно были искусственные конструкции. Водители немедленно доложили в Гнездо. Аборигены, которые наверняка перехватили их доклад, никак его не комментировали.

Сейчас «Четверка» располагалась несколько ближе к солнечному полушарию, на которое в действительности приходилось чуть больше половины планеты, потому что звезда занимала четырнадцать градусов небесной дуги. В обычной тектонической активности явных изменений не отмечалось, но воздух существенно потеплел, и растительность, соответственно, стала более пышной. Здесь тоже не было ничего похожего на листья, если не считать таковыми все те же клочья горелой бумаги, и биологи заключали между собой пари, споря, появится ли что-нибудь в этом роде на солнечной стороне. Команда «Студня» ничего подобного не описывала, но, учитывая площадь планеты, отсутствие листьев на линии их маршрута еще ни о чем не говорило. Особые органы, уплощенные для восприятия солнечной энергии, представлялись в некотором роде роскошью на планете, расположенной в одной двадцатой астрономической единицы от своей звезды. Но тот, кто помнил об алогичном строении сетчатки позвоночных, не взялся бы предсказывать, какими странными путями идет эволюция живых организмов.

Бен редко о чем-нибудь просил экипаж «Четверки», сколько запросов ни обрушивалось бы на него от команды ученых. Правда, он передал им гипотезу, согласно которой более густые и крупные растения могут означать присутствие более многочисленных, если не более крупных, животных, но все решения об изменении курса и скорости оставлял на их усмотрение. Они ничего не стали менять, только максимально повысили бдительность.

Последние две тысячи километров были мучительны - гораздо хуже, чем предыдущие двадцать два дня пути, когда им тоже досталось. Сейчас мужчины находились, можно сказать, на дистанции прямой связи, меньше чем в трехстах километрах от продолжавшего движение танкера. Пройти эти триста километров по прямой не удалось: путь преграждал лабиринт складок, разломов и ущелий, в которых даже со спутника определялись камнепады. Что там камнепад! «Четверке» и тачки песка на крышу хватило бы, чтобы полностью вывести ее из строя, а ближайшая помощь осталась в десяти тысячах километров позади. Участок холмов волей-неволей пришлось обходить. Сенатсу явно чувствовала себя виноватой в том, что раньше не разглядела этого препятствия, но ее ошибка была вполне простительна: всю дорогу она занималась поисками и способами преодоления ближайших по курсу препятствий.

Эрни отозвался на последние новости, довольно резко дернув машину. Напарник вполне разделял его чувства, однако подал сигнал к смене водителя. Младший водитель сохранил достаточно самообладания, чтобы выполнить приказ, и «Четверка» вышла на новый курс, оставив «Студень» почти позади и чуть левее. Небо и неизбежные облака вспыхивали зарницами чаще прежнего - то ли сочувствуя, то ли насмехаясь. К счастью, ни один из напарников еще не дошел до того, чтобы одушевлять безразличный к ним мир. И ни один не задумывался, как близки они к этому состоянию, которое, конечно, ничуть не обеспокоило бы планету, зато могло сильно повлиять на их здравомыслие.

Облако, конечно, заметил неоправданный рывок (об этом свидетельствовали показания датчика телеметрии) и несколько встревожился, но он ничего не мог сделать, и сказать ему, собственно, тоже было нечего.

Эти две тысячи километров растянулись на три лихорадочных дня, хотя «Студень» сэкономил им несколько часов, удачно - по-видимому, случайно - выбравшись на более проходимый участок, где он и остановился.

Остановка, возможно, была вызвана тем, что танкер оказался почти в центре двадцатикилометрового цирка - почти наверняка неметеоритного кратера, - из которого расходилось восемь узких ущелий. По словам Сенатсу, он исследовал два прохода и вынужден был повернуть обратно,- возможно, предположил Бен, водители обсуждали, который попробовать следующим.

Ни один из мужей ни на минуту в это не поверил. Оба знали, что их жены заранее составили бы программу действий. Их лица за дыхательными масками помрачнели. Они ничего не ответили Облаку, но Эрни, который опять вел машину, погнал ее зигзагом на самой высокой скорости через заваленный камнями каньон, выводящий, по заверению Сенатсу, в цирк. Ник не возражал. Чем скорее они выберутся из-под угрожающих восьмиметровых стен, тем больше шансов дожить и увидеть…

…то, что им предстояло увидеть. Снимки со спутников, в конце концов, были всего лишь компьютерной реконструкцией.

Камни, конечно, сыпались, но все мимо. Ни один из мужчин не приписывал этих промахов искусству водителя, ни один даже не думал о них. Через двадцать километров каньон кончится - и откроется долина.

Пятнадцать километров. Десять. Пять.

Они прорвались, и ни один даже не испытал облегчения, когда опасные стены расступились. С первого взгляда они танкер не увидели и остановились, чтобы присмотреться.

Хуже всего, что ни один огонек не горел на танкере. Бортовые стереопрожекторы, понятно, могли выключить при остановке, но фара и маленькие, но яркие и отчетливые опознавательные огни в темноте должны гореть постоянно. Прошли долгие, долгие мгновения, пока Эрни разглядел темный силуэт на тусклом и мерцающем сложными переливами фоне.

Он указалрукой, и Доминик кивнул. Через ущелье машину вел младший, но теперь Ник взял управление на себя и повел вездеход к неподвижной, темной и, возможно, безжизненной цели. Эрни надрывался, крича в многоканальный передатчик ближней связи. Отсутствие ответа их не удивляло, а точнее сказать, приводило в отчаяние.

Гусеницы, колеса и нижнюю часть танкера покрывал какой-то белый налет, но сейчас мужчинам было не до того.

Хотя бы в кабине должен гореть свет. Не горел. Окна были не просто темны, они выглядели как-то необычно, но эта странность дошла до сознания, когда «Четверку» отделяло от танкера всего пятнадцать метров.

Даже не освещенные изнутри, окна не должны были выглядеть просто черными дырами. Самый прозрачный материал, как бы хорошо он ни пропускал свет, хоть какую-то часть его отражает.

Но небо, заметно более светлое, чем грунт, не отражалось в окнах «Студня». Они казались черными провалами в не слишком светлом корпусе машины. И как только мужчины поняли, в чем дело, у обоих вырвался крик расставания с последней надеждой.

Окон просто не было. Возможно, не было никого и внутри, но тогда где же они могут быть? И главное, где они могут выжить? Что, кроме воздуха планеты, осталось в кабине танкера? Даже Доминик, у которого средство получить ответ было прямо под руками, с трудом заставил их действовать.

Но наконец его пальцы задвигались, медленно и куда менее уверенно, чем обычно. Он вложил руки в перчатки уолдо, и из люка вывалился жучок. Короткая - может быть, слишком короткая - проверка ног, манипуляторов и освещения - и он движется к громоздящейся над ним туше танкера.

Конечно, он мог вскарабкаться по корпусу. На внешней оболочке всего транспорта имелись скобы, и на «ногах» жучка были захваты, и машины проектировали и выращивали, предусматривая не только обычные, но и спасательные операции. Автомат довольно неловко взобрался по лобовому щиту «Студня» и наконец достиг отверстия, которое когда-то было перекрыто прозрачным барьером, удерживавшим внутри воду-наполнитель и защищавшим кабину от среды, превосходящей едкостью земную среду, что нечасто встречается в изученных пределах Вселенной. Ник управлял маленьким автоматом, наблюдая за ним из кабины вездехода. Даже Эрни не спрашивал, почему он до сих пор не активировал собственную оптику жучка.

Да, окна отсутствуют. Да, жучка нетрудно провести внутрь. Да, больше нечем оправдать отказ от использования его собственных «глаз». Не взглянув на напарника, Ник подключил зрение жучка и свой экран.

Не сразу удалось разглядеть внутренность кабины. Ничего похожего на человека, но, возможно, дело было в том, что поле зрения ограничивалось метром от камеры. Дальше все перекрывала путаница изогнутых стеблей толщиной от среднего пальца человека до тонкой бечевки. Окраска их изменялась в обычном для Полупечки диапазоне - от очень темного свекольного и коричневого до тусклого черного.

И все это было очень хрупким - таким хрупким не бывает ничто живое. Когда Ник решил продвинуть жучка дальше, тот, повинуюсь уолдо-управлению, попытался использовать для опоры один из самых толстых стеблей. Растение рассыпалось в пыль, и автомат, перевернувшись, свалился на дно кабины. Падая, он пробил в плетенке что-то вроде лифтовой шахты, иНику пришлось включить процедуру очистки, чтобы осадить черную пыль, зависшую в густой атмосфере.

Оба водителя теперь не сводили глаз с экрана, но делу это не помогало. Жучок завяз в чаще и медленно полз по полу, пробивая словно прогоревшие насквозь побеги и стебли. Собственно, они были хрупкими, но довольно прочными. Чтобы сломать толстые ветви, требовался напор всей массы автомата. Но, уж сломавшись, они разлетались в прах.

Кабина танкера была заметно просторнее, чем у «Четверки», - больше пяти метров в ширину и восемь в длину, - так что на полный осмотр пола ушло некоторое время. Жучок теперь продвигался под низким, в двадцати сантиметрах от пола, потолком из причудливо переплетенных ветвей, среди подпиравших его колонн из уцелевших стеблей. Он оставлял за собой след в толстом слое пыли вперемешку с крошечными обломками.

Ни следа человека, живого или мертвого, на полу не обнаружилось, и ясно было, что при местной силе тяжести эта путаница ветвей не могла бы выдержать вес человеческих тел, после того как исчезла вода, поддерживавшая их на плаву. Эрни наконец произнес это вслух, обращаясь к передатчику, стараясь говорить бесстрастно, насколько то было в его силах, и перечислил наблюдения, приведшие к такому выводу. Бен подтвердил прием и открыл канал связи для всего Гнезда.

- Нам не нужны советы, надо продолжать осмотр! - возразил Ник. - Так или иначе, мы сумеем выяснить, что произошло. Прежде всего, что случилось с окнами?

- Думаю, они первыми не выдержали бы, если бы на дневной стороне отказало охлаждение и вода внезапно вскипела, - неохотно напомнил Облако. - Или кто-то из специалистов считает иначе? Если так, прошу высказываться. В любом случае вы лучше приведите танкер для подробного обследования и постарайтесь по возможности больше ничего в кабине не ломать. По вашему описанию, растения очень хрупки, то есть отличаются от известных нам, и желательно, чтобы вы доставили нам для анализа не только порошок. Не подумайте, что мы забываем о девочках, но, если мы хотим узнать, что случилось, нужна информация. Вы сами понимаете.

- Понимаем, - резко ответил младший из водителей. - Но кое-что мы хотим осмотреть сами.

- Что именно? Они могли выжить только в этом отсеке. Остальную часть машины занимает цистерна для парафина, который на последнем участке пути представлял собой расплав, а на обратном пути там остался местный воздух - если бы после изъятия груза его откачали, цистерна должна была заметно сплющиться. И вы, и Сен это заметили бы. Что вы надеетесь найти? У вас же нет оборудования для микроскопического или серьезного химического анализа.

- Мы могли бы найти течь, если она достаточно велика, чтобы… чтобы все случилось так быстро, что они не успели передать сигнал тревоги.

- Думаю, даже малая течь могла повредить установку связи, прежде чем они бы поняли, что происходит. Ну ладно, под мою ответственность попробуйте отыскать течь между кабиной и цистерной, но постарайтесь сохранить хоть немного этого добра для наших аналитиков.

- Постараемся. А как мы поведем «Студень», если кабина непригодна для обитания? Мы не сможем снова заполнить ее водой, потому что нечем закупорить окна.

- Об этом мы подумаем. А вы пока ищите. Мужчины повиновались: Эрни довольно мрачно, Ник

скорее задумчиво. Пол и задняя часть кабины до дальней трети боковых стен разделяли жилое помещение с отсеком для груза, так что осмотреть предстояло большую площадь, и не очень ясно было, как это сделать, не нарушив контакта растений со стенами. Останки человека достаточно велики, но искать в стенах отверстия величиной с булавочный прокол или щель толщиной с ноготь совсем иное дело. Ник две-три минуты размышлял, ничего не предпринимая. Напарник наблюдал за ним с возрастающим нетерпением.

- Знаешь, - наконец медленно проговорил Юкка,- если бы течь действительно была между кабиной и цистерной, с чего бы окнам вылетать наружу? Пар вполне мог бы втянуться туда, в цистерне хватало места, даже если она была почти заполнена парафином. Там же оставалось несколько кубометров местного воздуха - допуск на расширение парафина при нагревании.

- Все равно я хочу проверить.

- Понимаю. Мне тоже не по вкусу отступать. Но подумай сам: если есть еще шанс, что девочки живы, то уж точно не в машине. Аборигены могли бы…

- Могли бы. Но откуда им знать - как? Разве мы сумели бы сохранить жизнь одному из них, даже у самого Гнезда, если мы понятия не имеем, что им требуется, не считая температурных условий? И если они живы, почему с нами не связались?

Доминик махнул рукой в сторону танкера;

- Каким образом? Ты полагаешь, коммутатор еще в рабочем состоянии?

- А вот это вы должны выяснить, и побыстрее, - вмешался в их беседу голос Бена. - Конструкторы считают, что это вполне возможно. Если хоть что-то работает, вы можете использовать жучка, который уже в кабине. Проверьте, нельзя ли настроить ее на прямую связь с вами, или, может быть, управление уцелело - и жучок сможет вести машину. В первом случае можно вести «Студень», нацелив его на луч вашего передатчика. Во втором получится гораздо сложней, но один из вас сможет действовать с помощью манипуляторов жучка, пока другой будет вести «Четверку». Получится страшно медленно, потому что вам придется останавливаться на отдых, вместо того чтобы сменяться, но все-таки осуществимо.

- Но… - начал Эрни.

Облако заговорил мягче и намного настойчивей:

- Вы оба понимаете, что если и остается крошечный шанс за то, что они еще живы, то только на солнечной стороне. Мы не знаем, насколько разумны эти аборигены, но не забывайте - это они связались с нами, перехватив передачи со спутников и вездеходов. Давайте приведем машину к дому и вытянем из нее все, что она может дать. Даже если время решает все, а я не могу поручиться, что это не так, ничего лучшего не придумаешь. А пока мы можем попробовать расспросить аборигенов, хотя для этого понадобится еще много уроков языка.

- Откуда такая уверенность, что ничего лучшего не придумаешь? - все так же резко спросил Эрни.

- Уверенности, конечно, нет, - все так же мягко откликнулся Бен. - Но мне кажется, лучше будет, если искать причины случившегося станут все наши умники.

Ник задумчиво кивнул. Бен этого не видел, зато видел Эрни.

- Думаю, в этом есть смысл.

- Есть смысл сделать еще одно, - сумрачно добавил Эрни.

- Что?

- Насколько поняла Триша, аборигены остались довольны разнообразием доставленных водородных соединений. Я хотел бы знать, сколько именно разновидностей они получили.

- Я уже говорил, что в танкере была смесь углеводородов, и местные вполне могли назвать их водородными соединениями, - быстро отозвался Ник.

Затем последовала целая минута молчания.

- Хорошо. Попытаемся довести танкер. Но я хочу получить ответ на один вопрос, если Триша сумеет разобрать его среди местных помех.

- На какой? - спросил Бен.

- Знают ли аборигены, что такое вода, или, по крайней мере, есть ли у них для нее известное нам обозначение, пусть даже они называют ее окисью водорода, и… за нее они нас не благодарили?

Снова потянулась долгая пауза, пока смысл этого вопроса беззвучно отдавался в человеческих головах. Никто не напомнил, что это два вопроса, а не один: такое напоминание казалось сейчас неуместным.

- Она попробует выяснить, - ответил наконец Бен самым обыденным тоном, на какой был способен.

- Хорошо. Мы займемся управлением «Студня». - Доминик тоже старался говорить спокойно.

Управление, похоже, действительно работало. Это было не столь удивительно, как могло показаться: все подобное оборудование обладало большим запасом прочности и его встраивали - вращивали - в структуру самой машины. Крупные движущие части были подвержены механическим повреждениям, но вся аппаратура, в которой основным действующим компонентом являлась электроника, имела приличные шансы уцелеть в среде Полупечки, пока алмаз и кремний не вступали в прямую реакцию с фтором.

Правда, настроить систему танкера на движение к источнику излучения, хотя бы неподвижного, не удалось. Самым близким к автопилоту прибором на Полупечке являлся автоматический выключатель питания. Здесь отсутствовали ровные трассы с направляющими маяками или рельсами. Хотя на планетах обычного типа давно изобрели устройства, способные обходить препятствия, и их нетрудно было встроить в транспортные средства, выращенные на Полупечке, но ведь эти машины предназначались для исследователей. Им полагалось обходить не всякое препятствие. Заранее подразумевалось, что вести их будут разумные любознательные люди, обладающие нормальным чувством самосохранения, но в то же время способные на риск, когда дело того стоит.

Значит, оставалось только попытаться управлять «Студнем», используя сервоавтомат. Это оказалось возможно, но далеко не просто, и даже Эрни согласился, что два-три часа практики на открытой местности не помешают. Когда оба приобрели некоторую уверенность, Доминик направил «Четверку» в ущелье, которое вывело их в цирк, а его младший товарищ, поглядывая в заднее окно кабины, сосредоточенно пытался удерживать более тяжелую машину на заданном расстоянии от вездехода.

Он чувствовал себя совершенно уверенно и даже почти расслабился к тому времени, когда проход впереди стал уже.

Обменявшись короткими: «пройдем» - с одной стороны чуть вопросительным, с другой - слегка неуверенным,- они вошли в проход, остро ощущая, что масса даже порожнего танкера может обрушить на них стены куда вероятнее, чем их легкий вездеход. Конечно, «Студень» представлял собой и более обширную мишень, но несколько вмятин или даже дыр в его корпусе уже мало что меняли. Вообще-то идея, что валун величиной с дом и с потенциальной энергией, обеспеченной семью g, оставит в корпусе всего лишь вмятину, представлялась излишне оптимистичной. Оба водителя были оптимистами, даже учитывая то, что, вероятнее всего, произошло с их женами, но они рассуждали здраво. Взгляд Эрни слишком часто перебегал с туши «Студня» позади на обрывы впереди и над ними.

Весь их прежний опыт подсказывал, что камни время от времени скатываются вниз. И по всей вероятности, причиной обвалов было их движение, потому что большей частью они срывались в ущелье чуть позади машин.

Но не всегда. Четыре раза до слуха мужчин долетал оглушительный колокольный звон - оглушительный, несмотря на разницу в акустических сопротивлениях местной атмосферы, корпусов машин и воды, заполняющей кабину. Корпуса, конечно, не были металлическими, но в достаточной степени соответствовали металлу по упругости, чтобы звенеть от удара.

Все четыре раза доставалось «Студню». К счастью, глыбы оказывались размером не с дом, и поэтому «Студень» не настолько пострадал, чтобы потерять способность двигаться. Тем не менее Доминик расслабился только тогда, когда они выбрались из опасной зоны и начали в обратном направлении огибать «проклятую заплату», как они окрестили участок холмов.

Как раз тут их снова вызвал Бен:

- Вам подготовили новый маршрут. Идти в обход не обязательно. Ждите указаний.

«Ждите указаний… Ждите указаний…» Эти слова стали привычными, когда часы их бодрствования слились в дни, а потом и в недели. Из-за перерывов на сон и сложностей с управлением «прицепом» средняя скорость не превышала семидесяти километров в час. Однообразие проходящих недель нарушали сообщения Сенатсу, касавшиеся перемен ветров, погоды и местной биологии. Они больше не видели ни животных, ни планеров, хотя последние вызвали множество споров в Гнезде. О выигранном друзьями призовом фонде речи не заходило: ни один из них о нем не вспомнил, и никто из Гнезда почему-то тоже не стал об этом говорить.

Мужчины были попросту слишком заняты, чтобы часто задумываться о пропавших женщинах, хотя и забыть о них водителям не удавалось. Получив сообщение, что «Свечка» в общем готова и Бен предлагает немедленно загрузить ее и отправить к «городу» аборигенов со свежим экипажем, Ник и Эрни горячо возмутились. Они пытались воззвать к логике: Эрни утверждал, что из переговоров с женами во время первого рейса они с Ником составили лучшее представление о маршруте и его трудностях, чем кто-либо иной. Бен возразил, что их переговоры слушало все Гнездо, а если понадобится, можно повторно прослушать запись. Ник поддержал напарника, указав, что в сообщениях могли быть смысловые оттенки, которые улавливают только те, кто хорошо знал говорящих. Этот довод был нечестным по отношению к неженатому еще Облаку, но никто из водителей сейчас не заботился о честности. В глубине души Бен, как всякий холостяк на его месте, усомнился в весомости последнего аргумента, но опасался навлечь на себя презрение - и не только овдовевших мужчин - за то, что берется судить вне пределов своей компетенции.

Он попытался напомнить о цене времени. Ник ответил напоминанием о цене опыта: они с Эрни единственные, за исключением Марии и Джесси, кто удалялся прежде от Гнезда. На этом Облако сдался, согласившись дождаться их возвращения, но воспользовался их же аргументами, чтобы настоять на включении в экипаж еще двоих водителей, которым следовало набраться опыта.

Эрни с намеком осведомился:

- А «Свечка» может вместить шестерых?

Координатор едва не выдал себя, спросив, каких шестерых, но вовремя опомнился:

- Сможет к вашему возвращению.

Возражать, что места для шестерых скорее всего не понадобится, было явно неразумно и, возможно, все-таки ошибочно. Разумная жизнь, даже если это иной разум, дорого стоит в глазах всех цивилизованных существ. Виды, пережившие периоды войн и достигшие стадии межзвездных путешествий, практически всегда оказываются цивилизованными.

Бен сдержал слово. К возвращению Ника и Эрни в Гнездо второй танкер был готов, загружен и перестроен так, чтобы, если понадобится, удобно разместить в нем женщин. Возник новый спор, в котором водители настаивали, или пытались настоять, на немедленном выходе в рейс на горячую сторону, хотя невооруженным взглядом было видно, как они вымотаны. Этот спор выиграл Бен, которому пришлось пообещать, что «Свечка» без них не отправится, так что прошел еще почти год по счету Полупечки, пока врачи сочли этих двоих годными к работе.

Кабину «Студня», само собой, обследовали без промедления, хотя работу пришлось перепоручить жучкам. Чтобы впустить в машину живых исследователей, ее пришлось бы ввести в шлюз и залить водой, а значит, уничтожить все свидетельства, какие в ней могли оказаться.

Быстро выяснилось, что можно отламывать маленькие кусочки, не уничтожая всю ветвь. В пыль обращались только два-три ее диаметра по обе стороны разлома. Таким образом, обрезав с двух сторон достаточно длинный кусок стебля, удавалось получить целый, неповрежденный по-видимому, образец. Поскольку цистерна оказалась тоже полна этим добром, недостатка в образцах не ощущалось. После нескольких неудачных попыток подхватить вырезанные ветви до их падения на пол материал был доставлен в «лаборатории под открытым небом», и осчастливленные биологи и химики задали работу своим жучкам.

Ткани образцов по составу не слишком отличались от уже исследованной местной растительности. Правда, они были жесткими, а не гибкими, и кто-то наконец догадался, что растения, происходившие с горячей стороны планеты, попросту замерзли. Их попробовали отогреть до температуры, которую предсказывали данные спутников и радиационная теория для той широты горячего полушария, на которой располагался «город». Задолго до того, как эта температура была достигнута, экспериментальные образцы ветвей стали гибкими, как веревки. Кое-кто из ученых стал задумываться про себя, не с останками ли разумных аборигенов они работают, но эта гипотеза ни разу не высказывалась вслух до отправления «Свечки». У Бена эта мысль возникала, но он предпочел промолчать, чтобы Эрни опять не разволновался.

Разговоры пошли в открытую, когда у отогретых ветвей, или корней, или лоз, или что бы то ни было появились тонкие побеги. Оказалось, что растения сохранили жизнеспособность.

Об этом почти сразу доложили Бену Облако, которому теперь пришлось решать, передавать ли эти сведения, и в каком объеме, довольно далекой уже экспедиции. С одной стороны, такая информация представлялась чрезвычайно важной для тех, кто, вероятно, вступит в прямой контакт с аборигенами. С другой - Ник и Эрни, вероятно, испытают неловкость, узнав, что, обследуя кабину «Студня», они, возможно, расчленили одного из представителей народа, с которым намеревались встретиться.

Или, учитывая судьбу их жен, не испытают.

Вторую пару водителей составляли супруги: Пэм Кнехт и Ахмет Джинн Папоротник. Папоротники могли завести дискуссию, чтобы отвлечь мужчин от мрачных мыслей. Бен надеялся, что происхождение супружеской четы из мира-колонии с гравитацией полтора g, сформировавшего низкорослое, коренастое и чрезвычайно крепкое население, не сыграет существенной роли, но его заботил запас терпения у Эрни.

Бен все еще пребывал в нерешительности - до возможной встречи экипажа с населением дневной стороны времени оставалось в избытке, - когда открылось новое обстоятельство.

Один из множества коротких обломков, валявшихся на полу «Студня», попал в число отогретых образцов. Он отказался оживать: не приобрел гибкости и не выпустил отростков. Выдержав его несколько дней сперва с другими образцами, потом отдельно, его отобрали для более подробного изучения. Уже известно было, что жизнь на Полупечке состоит в основном из углерода, с небольшими включениями азота, кислорода и таких металлов, как железо и титан. Сложность строения живых систем обеспечивалась не водородными связями между белками и углеводородами и внутри их, а фуллеренами и нанотрубками различной величины и формы, связанными семи-, пяти- и восьми-членными циклами, случайным образом расположенными в матрице из шестичленных циклов. «Протоплазма» на молекулярном уровне была значительно грубее, чем все известное до сих пор химикам-людям, и ее особенности внесли существенный вклад в рост кривой «докторских в час», которой похвалялся Бен.

Выделенный фрагмент был совсем иным. В нем обнаружилось некоторое количество углерода и немного железа, но в основном натрий, кальций и столько фосфора, сколько ни разу еще не встречалось в тканях местных организмов, а углеродные связи были большей части тетраэдрическими. Причина обнаружилась не сразу и только тогда, когда один из химиков, оторвавшись от дифракционного спектрометра и смутного узора, который он передавал на монитор, взглянул на образец невооруженным глазом.

Тогда он вызвал медика, которому хватило одного взгляда.

Сучок оказался обугленным остатком человеческого мизинца. Это открытие поставило перед Беном еще более трудную задачу, хотя и другого рода. И заставило его решать ее не откладывая. Так он и сделал, передав далекой «Энни» самый сдержанный и краткий доклад.

- Только палец? - немедленно спросила маленькая Пэм, не дав опомниться теперь уже несомненно овдовевшим мужчинам.

В вопросе было неподдельное и оправданное любопытство, но кроме того - попытка смягчить удар, который нанесло им это известие. В сущности, это было ни к чему: Ник и даже Эрни за прошедшие недели почти смирились с неизбежностью этого факта.

- Вы говорили, что обшарили весь пол сантиметр за сантиметром. Почему вы не нашли ничего больше - и ничего более узнаваемого? Конечно, может быть, это и к лучшему, что вы не нашли, но я все-таки не понимаю - почему?

Доминик мог бы ответить сразу, но и Эрни уже нашел объяснение:

- Он маленький, и они его не заметили.

Больше можно было не объяснять. Даже «они» не требовало определения. То же относилось и к Бену Облаку, и к остальным пятидесяти сотрудникам Гнезда, находящимся на общей связи. Все они услышали, как Доминик на удивление ровным тоном продолжал:

- Бен, Триша получила ответы на те вопросы, которые мы тогда задавали: насчет аборигенов и воды?

- Насколько я знаю, нет. - Облако с трудом обрел голос. Он предполагал, что на Полупечке не обойдется без потерь, но половина земного года спокойной работы притупила его готовность. - Я постараюсь узнать. Держитесь. И нам очень жаль. Не знаю, что тут сказать, чтобы не звучало как в «Поллианне»1, но вы знаете, что мы чувствуем.

- Мы знаем.

- Думаю, - продолжал Бен еще мягче, - вы знаете и почему я послал с вами вторую пару водителей.

Это не было вопросом. Бен, тонкий и хрупкий уроженец колонии с половинной силой тяжести, редко вспоминал о пользе мускульной силы, но он был реалистом.

- Угу. Спасибо. Не беспокойся. Эрни, твоя смена. Нам еще предстоит кое-что узнать на горячем севере.

Солнце должно было показаться через пару тысяч километров или около того. Температура повысилась, хотя основные потоки ветров над поверхностью несли холод с темной стороны; турбулентные потоки перемешивали поверхностный слой с верхними слоями, которые нагревало не только солнце, но и сжатие при потере высоты. Доминик время от времени способствовал росту благополучия Эрни, упрямо пытаясь предсказывать погоду, но даже при его оптимизме версии прогнозов становились Слишком многочисленными. Зато появился и новый мотив для предсказаний: им удалось установить еще один из спусковых механизмов оползней. Внезапный порыв горячего или холодного - двести-триста градусов по Кельвину1 - ветра вызывал растрескивание скал от перепада температур. К счастью, трещины никогда не уходили слишком глубоко, но и тонкие скалывающиеся слои породы могли представлять опасность, тем более если осколки оказывались достаточно мелкими и разлетались в стороны. Они уже не раз попадали в цистерну, и приходилось делать остановки для тщательного осмотра, но пока все обошлось мелкими вмятинами. Единственное попадание в «Энни» вовсе не оставило следа, возможно, потому, что ради лучшей тяги ей нарастили порядочно лишней массы.

Они обнаруживали и огибали лужи неизвестной жидкости, но, по мере того как небо впереди светлело, лужи становились обширнее и попадались чаще. «Энни» избегала их, хотя «Студень» на обратном пути, по-видимому, перебирался вброд. Белая корка на его протекторах и на нижней части корпуса состояла в основном из криолита - натриево-алюминиевой соли плавиковой кислоты, которую аборигены земной Гренландии считают особым видом льда, потому что она плавится на сальном светильнике.

Теперь уже почти не вызывало сомнений, что или, вернее, кто направлял танкер к дому. Доминик успел сравнить судьбу его водителя с судьбой своей жены, но никому не высказывал своих соображений. Прежде всего оставалось неясным как. Переплетение растительных побегов могло оказаться системой дистанционного управления: растения этого мира, несомненно, излучали и воспринимали микроволны. Может быть, на борту все-таки не было разумного существа. Это предположение согласовывалось с фактом, что аборигены немедленно зарегистрировали запущенные несколько месяцев назад спутники и направили к ним сигнальные лучи. Нанотрубки в тканях организмов Полупечки могли служить проводниками ионов металла и антеннами помимо многих, многих иных целей. Все настоятельнее напрашивалось предположение, что источником сигналов были действительно живые существа. И может быть, одна из девочек…

Нет. Не думать об этом. Что бы с ними ни случилось, все произошло очень быстро - этому, по крайней мере, можно поверить - и почти наверняка с обеими сразу.

И все же, наверное, можно не шарахаться от луж, тем более что экспедиция направлялась на горячий север, так что все, что намерзнет сейчас на машину, очень скоро растает. Ник озвучил это предположение. Пэм немедленно наложила на него вето:

- Откуда нам знать, какой они глубины?

- А зачем нам знать? Мы можем и вплавь. Плотность у нас всего вдвое больше, чем у воды.

- Мы-то проплывем, а сможем ли при этом перетянуть прицеп?

Ник не нашел что возразить, и они по-прежнему держались твердой, хотя порой и шаткой почвы. Двое других мужчин не приняли участия в споре.

Когда они впервые увидели краешек солнца, скуку развеяло новое приключение. Они прокладывали путь сквозь заросли, похожие на рощу цереусов, какие уже встречались Нику и Эрни. Иногда растения стояли слишком густо, чтобы прицеп мог проехать между ними, и водителю при всем желании ничего не оставалось, как протискиваться, пригибая к земле, а иногда и полностью обламывая стволы. «Энни» оставляла за собой отчетливый след, но не это беспокоило ее экипаж в первую очередь.

Позже - тогда на это не было времени - Ник порадовался, что в этот раз не выдал прогноза погоды. Без малейшего предупреждения машину встряхнул порыв ветра, гораздо сильнее всех, что они испытывали до сих пор. Трубчатые стебли окружавших их растений сгибались и обламывались.

И вспыхивали, хотя молний не было. Несколько минут «Энни» ломилась напрямик сквозь огонь, уже ничего не пытаясь объезжать. Снаружи не было свободного кислорода, но это ничего не значило: никому не хотелось думать, что могут сотворить с парафином неограниченные ресурсы здешней атмосферы. Собственно, свободного фтора здесь тоже почти не было, зато фтористые соединения могли повести себя совершенно непредсказуемо. Пэм пристроилась рядом с мужем, который вел машину. Эрни с замечательным самообладанием направлял луч с докладом об обстановке на все спутники, положение которых позволяло транслировать сообщение Гнезду. Ник выбросил одного из самых универсальных жучков и повел его параллельно цистерне с целью постоянного контроля за возможными протечками. Через несколько секунд Пэм, убедившись, что мужу помощь не нужна - он и не пытался маневрировать,- вывела второго жучка и пристроила с другой стороны.

Они оставили позади рощу и огонь, оказавшись более или менее вне опасности, через три или четыре тревожные минуты. Дул сильный встречный ветер: Ник предположил, что пожар создал мощный восходящий поток и на место поднимающегося воздуха со всех сторон устремились воздушные течения. Эрни поленился спорить, тем более что выигрыша не предвиделось, и двое остальных сочли эту теорию приемлемой.

Отъехав от края пожара на несколько сотен метров, «Свечка» и «Энни» остановились, и экипаж с помощью жучков произвел неторопливый и скрупулезный осмотр корпусов. За свой тягач не слишком беспокоились: о серьезном повреждении они узнали бы почти мгновенно. А вот малейшая протечка цистерны - другое дело. Предполагалось, что аборигены сумеют по прибытии сгрузить парафин. Им всеми доступными способами объяснили, что это такое, и они, надо думать, позаботились о том, чтобы не упустить ни капли драгоценного водорода. Да и по поводу первого груза жалоб не поступало.

Но никто еще не пытался установить, как влияет сам парафин на местные организмы. Представлялось вполне вероятным, что для живых организмов Полупечки водородные соединения примерно так же полезны, как сравнимые концентрации фтористых - для земных. К тому же молекулярный вес многих соединений был достаточно высок, чтобы они могли исчезнуть в местной атмосфере, - конечно, ветер быстро перемешает их с воздухом и унесет, но сами по себе они никуда не денутся.

Напомнив обо всем этом Бену, путешественники запросили совета. Что, если они все-таки найдут течь, даже самую крохотную: возвращаться ли им, хотя бы до той ши-роты горячего севера, где парафин снова застынет?

- Я поспрашиваю народ, - только и смог ответить координатор после короткого раздумья. - Вы пока продолжайте осмотр и сообщайте, как дела. А мы будем исходить из худшего.

- Худшее - это что, на ваш взгляд? - поинтересовался Эрни.

- Если течь окажется настолько велика, что не останется надежды доставить груз к месту назначения. В этом случае решать будет легко, но надеюсь, дело обстоит иначе.

Команда разделяла его надежды, но их следовало подкрепить.

Под цистерной и рядом с нею виднелись пятна жидкости, но такие же были и возле тягача, и в нескольких метрах в стороне. Оснований подозревать в них углеводород не было, потому что лужицы не спешили испаряться или вступать в реакцию с очень горячим уже воздухом, однако несколько минут за ними внимательно наблюдали, особенно за теми, что стояли под цистерной. Потом Ник предложил отвести машины на сотню метров дальше, на сухой участок, и подождать еще несколько минут.

Капели не было. Новых луж не собиралось. Кажется, ничего не текло. Об этом доложили Облаку. У него, или у кого-то еще, хватило времени подумать, и последовал ответ:

- Осмотрите цистерну всюду, куда можно забраться, на предмет мельчайших трещин, даже если из них не течет. Помните о трещинке в «Студне».

- Что такое со «Студнем»? - спросили два голоса разом.

- Разве я не говорил? Да, помнится, тогда возникли новые вопросы, и не на все еще нашлись ответы. Но мы, кажется, уже поняли, что случилось. Охладитель, который не должен был позволить парафину выкипеть, когда вокруг станет по-настоящему жарко, работал на совесть, а вот когда жидкость выкачали - аборигены, надо думать, - цистерна, естественно, наполнилась местным воздухом. Какой-то его компонент - возможно, серный ангидрид - застыл изморозью на катушке и изолировал ее, так что воздух с обычной для тех мест температурой - градусов восемьсот-девятьсот по Кельвину, в зависимости от погоды,- проник внутрь и вошел в соприкосновение с задним стеклом кабины. Оно оказалось слишком толстым.

- Слишком толстым? - снова прозвучало два голоса.

- Слишком толстым. Тонкий стакан, если его окатить горячей водой, выдерживает, а толстый лопается. Мы делаем корпуса машин как можно прочнее и стараемся подобрать материалы самой малой теплопроводности. Под давлением атмосферного воздуха стекло самую малость прогнулось внутрь, но тут добавилось тепловое напряжение и образовалась изогнутая трещина, как арка над полом, очертившая участок примерно в десять квадратных сантиметров. Его сразу вдавило внутрь кабины, и получилась щель, может, всего один-два сантиметра шириной. Вода, или хотя бы часть ее, почти сразу вскипела, окна вылетели, и давление пара захлопнуло и прижало клапан так плотно, что трещину было очень трудно заметить.

- И вы до сих пор нам не рассказывали? Почему? - спросила Пэм.

- Ну, вам подобное не грозит. Ваш жилой отсек вообще не сообщается с цистерной. Очко в пользу идеи прицепа.

- И несколько очков вам в минус за то, что оставили нас в потемках!

- Мы проверим цистерну на наличие трещин, - произнес Доминик самым ровным голосом.

И все снова занялись жучками.

Огонь совсем затух. И ветер с горячего севера затих вместе с ним. Доминик, иногда отрываясь от работы, видел, что столбы дыма поднимаются прямо вверх на высоту около километра, насколько он мог судить, а там верхушку срывает ветром и уносит на горячий юг. На этой высоте дым уже подсвечивался солнцем и светился на фоне необычно темного безоблачного неба. Ника подмывало еще разок попытать счастья с прогнозом, но осмотр корпуса «Свечки» не позволял отвлекаться, и он твердо заставил себя вернуться к работе. Трещина действительно может оказаться почти невидимой.

Почти или совсем. Они не нашли ни одной, но полной уверенности не было. Отсутствие доказательств не…

Они ехали дальше, к зною и свету, говорили еще меньше прежнего и постоянно держали с обеих сторон двух жучков для наблюдения за цистерной. Сенатсу, руководитель маршрута, за эти несколько часов произнесла больше слов, чем все четверо, вместе взятые.

Конечно, никто не паниковал, но у каждого хватало разумных оснований для тревоги. Эрни с Ником теперь выглядели спокойнее, чем Папоротники. По крайней мере на первый взгляд.

- Ровный участок приблизительно на тридцать километров.

Девяносто минут молчания.

- Кажется, компрессионная складчатость поперек курса в десяти километрах перед вами. Два возможных прохода. Более широкий в четырех километрах направо. Поверните на двадцать два градуса вправо от тридцати семи.

Магнитное поле планеты было слишком неравномерным, чтобы надежно по нему ориентироваться, но показавшееся солнце позволяло легко определить горячий север - и держать курс прямо на него, что сильно мешало водителю. Новый курс принес некоторое облегчение.

Стены более широкого прохода оказались достаточно высокими, чтобы обеспечить тень почти на сто километров пути. За это время диск звезды практически не сместился вверх. Долина возникла не вчера: изъеденные эрозией стены по обе стороны сильно обрушились. Будь она чуть поуже, путникам нелегко было бы пролагать путь среди завалов.

- В восемнадцати километрах перед вами озеро. Огибайте вплотную по левому берегу.

Добравшись до озера, они убедились, что левый берег почти сплошь загроможден глыбами, но правый был еще хуже. Водители Доверились Сенатсу. Она и сама чувствовала себя все увереннее, потому что доклады с тягача помогали ей интерпретировать показания спутниковых радаров.

Она не приняла в расчет «кактусы», густо растущие по левому берегу, однако эти заросли их почти не задержали. Ни Эрни, ни Доминик не забыли оставшегося позади пожарища, однако на этот раз обошлось без внезапных шквалов огня. Хотя молний, как всегда, хватало.

- Все может быть, - заметил Доминик. - Правая стена довольно высокая, и дующий из-за нее ветер должен резко падать вниз и нагреваться при адиабатическом сжатии…

- Сколько ставишь?

Пари предложил Ахмет, но Ник уклонился от ставки. Эрни не знал, учится ли его друг на своих ошибках или просто не хочет допускать чужого в их дружескую забаву. Он ничего не сказал: был занят управлением. Пари не пари, обошлось без пожара, и впереди уже показался горяче-северный край озера.

Направление вправо вдоль берега.

Эрни готов был выполнить приказ, когда осознал, что голос принадлежит не Сенатсу. В этом не было ничего особенного: хотя йошихаши, как всякие, кому приходится постоянно преодолевать сопротивление воды, обладали отличной мускулатурой, им тоже временами требовался сон.

- Кто на связи? - спросил Эрни, уже поняв, что с ним говорит не человек.

Ответ оказался неожиданным.

- Что? - спросила Сенатсу, голос который можно было узнать даже сквозь треск биопомех, ставший настолько постоянным, что нервная система почти полностью отсеивала его.

- Кто сейчас приказал мне повернуть направо?

- Никто. Ты хорошо идешь.

- Ты не посылала сообщения? И ничего не слышала?

- Ничего. Повтори его, пожалуйста. Ледяная Стена выполнил просьбу.

- Оно пришло не от нас и не с передаточной станции спутника. Это голос аборигена.

Направление вправо. Ты не поворачивать вправо. Пэм опомнилась первой и мгновенно метнулась к передатчику:

- Почему мы должны поворачивать вправо? Символ «мы* неясен. Поворачивать вправо - безопасность и информация.

Эрни уже включил аварийную остановку:

- Сен, ты слышала?

- Я слышу только помехи, ничего необычного, никакого упорядоченного сигнала.

Папоротник оглянулась на мужа, тот кивнул. Улыбки, естественно, не было видно. Пэм кивнула в ответ:

- Сен, вот что мы слышали. - Она повторила сообщение. - Теперь, пожалуйста, повтори это нам. Настолько отчетливо, как позволяет твой голос, и каждое слово отдельно.

Сенатсу послушно повторила. Она ничего не понимала, но догадывалась, что спорить и расспрашивать сейчас не время.

Сообщение немедленно было повторено новым голосом, и Сенатсу воскликнула:

- Теперь я слышала! Прошло по связи!

- Я так и думала. Они явно не глупы и быстро соображают. Давай, Эрни, заводи и выполняй команду, но держи ушки на макушке.

- А чего остерегаться?

- Откуда я знаю? Чего угодно. Чего всегда. Ледяная Стена молча развернул машину. Начался не

предсказанный Юккой дождь, а Пэм придумала новый вопрос, который стоило задать проводнику:

- Насколько далеко?

Двадцать два и одна десятая километра.

- Сен, если ты слышала, постарайся рассмотреть, что там на этом расстоянии?

- Извините. Я слышала, но радар пока не пробивает.

- А на обычных частотах?

- Точно. С воображением у меня плоховато, но сделаю что смогу. Ждите.

Дождь, из чего бы он ни состоял, полил сильней, и Эрни резко затормозил. Голос немедленно отозвался:

Почему остановка. - Вопросительная интонация отсутствовала.

Пэм ответила медленно, тщательно подбирая и выговаривая слова:

- Нет остановки. Замедление. Дождь. Трудности измерения.

Дождь. Трудности измерения, - повторил собеседник и с задержкой продолжил: - Нет дождя. Восемь километров. Нет замедления.

Восемь километров, - повторила женщина. - Сен, ты слышала? Видишь, что в восьми километрах впереди?

Теперь у них было множество слушателей. Почти все они догадались, зачем Пэм с нажимом повторила название меры длины. Интересно, какое обозначение использует неизвестный проводник, когда в следующий раз назовет расстояние?

В кабине тягача прозвучал голос Триши Верткое Перо:

- Еще немного, и компьютер сможет обойтись без моей помощи! Вилли, тебе не пригодится помощь математика?

Никто из экипажа не обратил на нее внимания. Все жадно смотрели вперед, дожидаясь обещанного разрыва в тучах. Даже Ник не подумал оспаривать мнение местного жителя. Позже все они отметили весьма интересную подробность: их проводник учел не только скорость машины. Дождевые облака двигались гораздо быстрее тягача, но дождь действительно прекратился через восемь километров. Доминик безмолвно склонился перед знатоком и в который раз поклялся в душе, что Эрни больше не получит от него ни монетки. Предсказание погоды здесь, очевидно, было возможно, но не в силах человеческих.

А может, он еще установит персональный канал связи с местными и отыграет часть денег…

Его, как и остальных, не слишком удивил, хотя и очень обрадовал внезапный прогресс в общении. Уже известно было, что аборигены существуют, что они разумны и что поток информации исходит от них и растет в геометрической прогрессии. Возможно, скоро удастся получить ответ на вопрос Эрни о воде…

- Смотрите вверх! - воскликнул вдруг Ахмет.

Все, кроме Эрни, не желавшего останавливать машину, подняли головы.

Облаков здесь почти не было, но над ними и вокруг них порхали и вертелись черные летающие объекты. Один, гораздо больше прочих, нырял, метался и раскачивался едва ли меньше других, но отличался величиной и правильной формой.

Члены экипажа тягача представляли три разные планеты-колонии, но одуванчики, оказавшиеся такими же вездесущими, как натрий и человек, были знакомы всем. Объект напоминал увеличенную во много раз пушинку одуванчика. Двухметровый стебель с венчиком колеблющихся на ветру пушинок почти такого же диаметра и с шишкой размером с грейпфрут на нижнем конце. Чтобы летать по ветру при такой силе тяжести, нужно быть очень легким.

Объект двигался почти, но не совсем так же беспорядочно, как все, что кружилось по ветру рядом с ним. Его парашютик постоянно менял форму и величину. Наблюдатели быстро сообразили, что это позволяет изменять долю воздействия, которую оказывали на полет ветер и гравитация. Парашют то резко взмывал вверх, то поднимался медленно или двигался по горизонтали, отклоняясь в разные стороны, но в целом держал тот же курс, по которому Эрни вел тягач. Когда дождь прекратился, водитель увеличил скорость, но теперь опять притормозил, чтобы не оторваться от объекта.

Идти. Двигаться. Нет замедления.

Мы хотим наблюдать, - передала Пэм.

- Что? - переспросила Триша на своем далеком посту. Пэм кивнула мужу, который вкратце описал, что происходит.

Ответ был лаконичным, но внятным: Наблюдать лучше вперед. Нет замедления. Идти.

- Поверим на слово. Двигайся, Эрни. Он нас к чему-то ведет, и явно не к этой штуке.

Ледяная Стена дернул плечом, воздержавшись от комментариев насчет «чего-то» в этой части мира, и «Свечка» быстро оставила летающий объект позади. До цели, по-видимому, оставалось еще четырнадцать километров едва ли ровной дороги.

Но это не самое страшное, поскольку цель оставалась неподвижной.

Если она вообще была… Путаница ветвей, похожая на ту, что заполняла кабину «Студня», протянулась вдоль озера, отделенная от края берега метровой насыпью, какую можно соорудить бульдозером или лопатами. Насыпь - или дамба? - тянулась по прямой метров на тридцать пять, и оба ее конца загибались от озера, окружая извивающуюся поросль ветвей незамкнутой стеной.

Влево. Медленно - более влево - медленно-медленно.

Замедление. Поворот. - Пэм явно обращалась к проводнику. - Я думаю, Эрни, оно направляет нас поближе к рощице, - добавила она.

- И мне так кажется. - Ледяная Стена медленно отклонился вправо, так что огромная цистерна оказалась не дальше метра от края зарослей, а потом еще более плавно отвернул влево, так чтобы двигаться параллельно ему.

Стоп.

- Хватит, я думаю, - присоединился к проводнику Ник. Хватит.

Проводник не стал повторять последние два слова. Кажется, его интеллект дополняла память не хуже компьютерной.

- Теперь нам ждать? - спросил Эрни, которого больше не отвлекало управление.

Ждать. Наблюдать.

- Того одуванчика нигде не видно? - спросил Ахмет. - В прошлый раз, помнится, «наблюдать» относилось к нему. Я бы сказал, что он должен был отстать на десять-двена-дцать километров, если ветер не совсем уж попутный.

Наблюдать.

Никто не успел спросить - что? Откуда-то из середины зарослей выстрелило точное подобие прежней «пушинки». Ветер подхватил ее, и она стала так же маневрировать. За ней появилось еще несколько. Четыре пары глаз не отрывались от них, хотя некоторые смотрели сквозь видоискатель камеры. Ахмет передавал в Гнездо словесное описание: биопомехи нарушали передачу изображений даже через спутник. Бен и остальные постоянно переспрашивали, вынуждая Папоротника повторять одно и то же с небольшими дополнениями. Его жена одобрительно кивала: словарь аборигенов должен был пополниться.

Они так и не узнали, была ли то намеренная попытка отвлечь их появлением одуванчиков. Папоротники не допускали мысли, что аборигены могли так хорошо разобраться в человеческой психологии, особенно после того, как выяснилось, что представляет собой их разум. Ник и особенно Эрни не были так уверены. Так или иначе, преднамеренно или случайно, но они отвлеклись и не заметили, как побеги из зарослей протянулись к тягачу и цистерне, опутали корпуса машин, проникли между колесами и гусеницами, к аварийному управлению, предназначенному для жучков и спасателей…

Пока они спохватились, обе машины оказались внутри просторных коконов, в плетенке из ветвей, местами доходящей в толщину до трех сантиметров. Еще один вопрос, обсуждавшийся позже: случайно или намеренно окно «Энни» до последнего оставалось открытым? Аборигены в конце концов могли уяснить назначение окон, экспериментируя со «Студнем».

Заметив, что происходит, Эрни вскрикнул от удивления и, мгновенно запустив двигатель, пошел на прорыв. Восклицание Пэм: «Погоди!» - всего на долю секунды опередило голос проводника:

Стоп. Наблюдение.

Эрни остановился - не столько потому, что считал нужным повиноваться аборигену, сколько потому, что успел убедиться: непосредственная опасность им не грозила, ветви не могли устоять перед мощью термоядерного двигателя. Многие уже отломились, и теперь наблюдатели не отрываясь смотрели, как они тянутся к основной массе ветвей, явно не слишком заботясь, где именно прирастать заново.

- Наблюдение. Движение позже, - пробы ради сказала Пэм.

Абориген сразу подхватил новое слово: Наблюдение. Движение позже.

Рука Эрни оторвалась от панели управления, но он больше не смотрел на планирующие семена одуванчика. Как и Ник. Оба гадали, пришлось ли испытать что-нибудь в этом роде их женам, ведь точно неизвестно, когда именно прервалась связь.

«Наверняка дальше к горячему северу», - сообразили оба. Они, естественно, часто переговаривались с женами, и те описывали солнце, почти поднявшееся над горизонтом. Женщины удивлялись, откуда при такой высокой температуре берутся густые и плотные облака. Тогда даже Доминик не рискнул гадать о причине.

- Это налет! Они возятся с аварийным сливным клапаном! - вскрикнул вдруг Ахмет, управляющий жучком и пользующийся его оптикой.

- Они об этом пожалеют, - холодно ответил Эрни. - Держи жучка наготове, закрывать все, что они откроют.

- А они… оно подпустит меня так близко?

- Думаю, они не сумеют тебя задержать. Я, если что, сразу покачу вперед.

Пэм, заботясь о проводнике, выговорила всего одно слово:

- Опасно!

Ответа пока не было, возможно, аборигены не сумели выделить ее слово из переговоров мужчин. Выждав несколько секунд, Пэм повторила предупреждение. Ответа извне, из «города» или другого места, откуда велась передача, не последовало.

- Аборигены управляют этими штуками, так же как управляли теми, которые вели «Студень»! - воскликнул Эрни.

Нику пришла в голову еще более безумная идея, но он пока держал ее про себя, прежде всего потому, что она выглядела абсурдной.

Все новые миллиметровой толщины усики тянулись к клапану. На нем не было приборов, которые позволили бы команде определить, какое они прикладывают усилие, но сам кран был снабжен предохранителем, не позволяющим ему откручиваться случайно. Четверо людей, как зачарованные, уставились на экран, следя, как усики разгибают, вынимают и отбрасывают шплинт.

Побеги продолжали играть с клапаном и очень быстро обнаружили, в какую сторону он подается. Температура поднималась, но парафин еще не полностью расплавился. Все же в цистерне у стенок набралось достаточно жидкости, которая тут же выплеснулась в отверстие. Наблюдателям было видно, как капля и еще несколько вслед за ней скатились и почти мгновенно испарились с грунта.

Результат их не удивил. Пэм без труда овладела собой - еще не ясно было, уместно ли в данном случае сочувствие, - и позаботилась окончательно прояснить значение нового слова:

- Опасно! Опасно!

Связать его с происходящим было нетрудно. Пламя появилось не сразу, зато углеводороды выбросили вдоволь черного и серого дыма. Можно было сколько угодно гадать, какие именно соединения образуют водород с фтором, но спустя несколько секунд ветви, охваченные испарениями, застыли, во всяком случае перестали двигаться. И начали менять цвет. До сего дня никто еще не видел на Полупечке ярко-зеленого, желтого и оранжевого. Те ветви, что пожелтели, тут же вспыхнули и превратились в дым, не оставив даже пепла. В экипаже не было химиков, и никто не пытался гадать, какие вещества могли при этом образоваться. Ахмет старался как можно точнее пересказать происходящее тем, кто слушал его в Гнезде, но описание было недостаточно подробно для анализа.

Ни внутри, ни снаружи никто не возразил, когда Эрни рывком сдвинул машину и отвел ее от зарослей. Жучок остался на месте, но двое наблюдателей предпочли приникнуть к окну, откуда открывался более широкий обзор. Ветер разносил и развеивал дым, но вещество оставалось смертоносным: видно было, что поражена уже четверть заросшего участка.

- Водородные соединения. Опасно. - Пэм знала, что первое слово уже содержится в памяти аборигенов, и добавила к нему понятие «соединения», возможно еще неизвестное.

- Ты на мое место метишь? - поинтересовалась из Гнезда Триша без малейшего упрека.

- Просто использую шанс, пока мне видно, что происходит.

Водородные соединения. Опасно. Наблюдаю. - Абориген начал согласовывать формы слов.

- Подозреваю, что они выращивают свою технику так же, как мы. Интересно, сколько времени и материалов стоил им этот опыт, - вставил Эрни.

Остальные опять воздержались от комментариев. Наблюдение. Остановка. Двигаться.

Куда? - спросил Эрни.

Ответа не было, пока Пэм не помогла:

- Вправо? Прямо? Влево?

Первое и последнее слова были известны. Среднее можно было вычислить по контексту. Возможно, аборигены его и вычислили, и решили проверить.

Прямо.

Эрни исполнил команду. «Энни» в этот момент была развернута градусов на тридцать к западу от горячего севера, солнце стояло впереди справа. Они продвинулись на полкилометра, когда услышали команду:

Вправо.

Эрни изменил курс градусов на пять и, выровняв машину, получил повторную команду. Так продолжалось, пока ломтик солнца не оказался точно перед ними.

Убедившись, что они на правильном курсе, Пэм спросила:

- Насколько далеко?

Пять тысяч триста двадцать два километра.

Ни в Гнезде, ни в тягаче никто не отозвался. Сенатсу могла не трудиться напоминать, что расстояние и направление соответствовали источнику, откуда пришла последняя передача со «Студня» и постоянно шли передачи от аборигенов. При огромной площади Полупечки трудно было поверить в такое совпадение. Они ехали вперед, но часы тянулись теперь не так нудно.

Особых перемен не было, если не считать, что солнце медленно поднималось. Клочки растительной жизни, когда плотной, когда похожей на отдельные кактусы, иногда вообще отсутствовали. Заметнее менялась облачность. Непрестанные вспышки молний не так выделялись при солнечном свете, но реже не становились. Давали о себе знать подземные толчки, временами вызывавшие на маршруте перемены, не предвиденные ни Сенатсу, ни местным проводником. Шуршащий ветер задувал со всех сторон. В основном он был попутным, но иной раз непредсказуемые шквалы налетали неизвестно откуда и оказывались настолько сильны, что это отражалось на движении машины. Эрни с Ником, как более опытные водители, вслух обсуждали, каково будет возвращаться с полегчавшей цистерной на прицепе. Их не радовало предчувствие, что ее может сдуть с курса. Так возникла идея заполнить ее балластной жидкостью, которая замерзнет при возвращении к Гнезду. Обсудили с Беном и другими членами экипажа, не стоит ли просто бросить прицеп, - в конце концов, потеря была бы не велика.

Решение отложили до того времени, когда проблема станет насущной. Ник мог бы кое-что возразить, но промолчал. А думал он, что не стоит ждать, пока решать вынудит жизнь, которая порой начинает обучение прямо с решающего экзамена.

Курс на горячий север не делался ровнее оттого, что солнце поднялось над горизонтом. Стало очевидным, что проводник, называя расстояние, не учитывал неизбежных отклонений. Триша и Пэм повторяли вопросы о дальности цели, но ответ всегда можно было предсказать простым вычитанием показаний тахометра из предыдущего числа.

Тем очевиднее становилось, что конечным пунктом был именно «город», где, как не сомневались уже даже мужья, погибли женщины.

Одного этого хватило бы, чтобы забыть о скуке; теперь каждый, даже очередной водитель, настороженно ловил всякое изменение обстановки. При всей вероятности, что авария случилась во время разгрузки, оставалось фактом, что произошло нечто непредвиденное. В работе первопроходцев это обычное дело, и потому первопроходцы жадно собирают все данные, помогающие предвидеть будущее.

И стараются, насколько удастся, в них разобраться.

Время тянулось медленно. Четверым людям не грозил недостаток пищи, кислорода и воды или отравление отходами жизнедеятельности - энергии было с избытком. Тем не менее в разговоре все чаще всплывала тема очередной «просушки» и мечты о купании при одном g. Давали о себе знать мелкие недочеты в системе очистки.

Из докладов со «Студня» было известно, что на последних двух тысячах километров грунт довольно ровный и позволительно развить высокую скорость. Не хуже было известно, что в мире с тектоническими плитами районного масштаба ровное место не долго остается ровным. К счастью, предупреждение не запоздало. Команде «Четверки» ситуация была знакома, только на этот раз стереопрожек-торы не могли им помочь. Они были бесполезны в свете поднявшегося впереди солнца. Об опасности предупредили только усилившиеся подземные толчки. Ник, правивший в это время, резко снизил скорость.

- Вышлите вперед жучка! - приказал он, обращаясь ко всем сразу. - По-моему, мы опять приближаемся к эпицентру.

- А может, он позади нас? - усомнилась женщина.

- Может, и позади, а может, в стороне, но меня не устраивает даже двадцатипятипроцентная вероятность свалиться с метрового обрыва. Если грунт впереди поднимается - нестрашно, мы это вовремя заметим, а вот резкое проседание могут пропустить даже четыре пары глаз.

Все четверо смотрели в оба, но сдвиг обнаружил жучок, которым управлял Ахмет, и его предупреждение заставило «Свечку» резко остановиться.

Немедленно последовал вопрос проводника, который, видимо, постоянно следил за ними, хотя ни один из наблюдателей так и не засек его, или ее, или их. За последние недели общение намного обогатилось, потому то абориген(ы) активно участвовал(и) в переговорах между тягачом и Гнездом.

Почему остановились сейчас?

Опасность. Здесь обрыв. Смотри. - Пэм обратилась к мужу: - Проведи жучка через уступ, пусть посмотрит, что будет.

Ахмет повиновался. Результат получился впечатляющим: падение с полутораметрового обрыва. В жучке нет водорода.

- Верно. Жучок разбился. В «Свечке» много водорода, а «Свечка» разобьется гораздо сильнее. Вам нужен водород, но не здесь.

Верно.

- Нам нужно пройти обрыв, не разбив «Свечку». На какое расстояние и в какую сторону двигаться?

Обрыв какой высоты не опасен?

- Около пятнадцати сантиметров. «Около* неясно.

- Не точно. Точно не известно. Это должно быть безопасно.

Влево сорок пять километров, до обрыва десять сантиметров. Вправо двадцать семь. Около.

- Мы повернем вправо - жди. Прорезался голос Бена:

- В отсеке для жучков у вас есть сейсмозонды. Может, попробуете сгладить уступ? Сэкономите время.

Эрни просиял:

- Попробовать стоит. Нам даже не придется расходовать жучков. Подорвем три-четыре заряда, и станет ясно, получится или нет.

Пэм отрывисто обратилась к проводнику:

- Жди. Наблюдай. Жду.

На самом деле он не стал ждать. Эрни заметил первый; Ник с Пэм направляли жучков, а Ахмет был занят на связи, дополнял описание обстановки - все, что могло помочь Сенатсу интерпретировать показания радара и других наблюдений на микрочастотах, в Гнезде принимали с распростертыми объятиями. Только Эрни глядел в окно, когда один из черных летающих объектов опять показался на глаза.

Он был крупнее обычного летучего мусора, к которому все уже привыкли. Прежде это не было заметно, потому что, как они только теперь догадались, он держался на необычно большой высоте, на которой его форму было трудно распознать. Теперь он резко пошел вниз, подрагивая на вираже, и завис в десяти метрах над обломками жучка. Стало ясно, что они уже видели его или ему подобных прежде.

Крылья его были удивительно тонкими, а размах их Эрни оценил в добрых десять метров. В здешней бурлящей атмосфере на них смотреть было страшно. Под крыльями свисало полутораметровое тело в форме огурца, у которого с заднего, надо полагать, конца торчал трехметровый хвост. Этот хвост, видимо, обеспечивал управление летательным аппаратом, заменяя вертикальные и горизонтальные стабилизаторы и руль. Восклицание Эрни привлекло внимание остальных, и жучки остановились, потому что операторы загляделись на летуна.

- Планер! - подивился Ахмет. - При такой гравитации?

- Вспомни об атмосфере, - подсказал Доминик.

- Я думаю о сопротивлении материалов, - последовал сухой ответ.

Пэм задумчиво проговорила:

- Вот, значит, как они за нами следили. Зато теперь мы более или менее представляем их размеры. Интересно, сколько пассажиров он вмещает?

- А может, он на дистанционном управлении, как «Студень»,- заметил Ник.

Пэм признала, что об этом она не подумала.

- Ни окон, ни объективов, - вставил Эрни.

- Крылья, кажется, очень сложной конструкции. Могут заодно играть роль микроволновой и/или радарной антенны, - заметил Ахмет, напоминая остальным, что делать выводы преждевременно и что уместно выдвигать альтернативные гипотезы.

- Постарайтесь не закопать жучка: он, кажется, хочет его осмотреть. Нужно сдвинуться метров на пятьдесят-шестьде-сят, прежде чем сбивать уступ.

Эрни последовал собственному совету и отвел «Энни» со «Свечкой» вправо. Никто ему не возразил. Жучки, нагруженные сейсмозондами, последовали за машинами.

Зонды были не просто взрывпакетами: их конструировали для многоразового использования, хотя вернуть их удавалось не всегда. С виду они напоминали кувалды и использовали взрывной заряд, но его сила передавалась молоту, который и наносил удар по грунту. Десять зондов разместили с метровым промежутком на расстоянии метра от края обрыва. Метром дальше выстроили второй ряд, а еще через метр - третий. Потом жучки отступили - хоть и дешевы, но и разбрасываться ими не стоило, - и по сигналу с тягача зонды ударили.

Никто не ожидал, что ударную волну удастся распознать в Гнезде, за тысячи километров, полных сейсмических помех, хотя компьютеры настроили на прием. Целью было обрушить край уступа, но в первые секунды никто не заметил, достигнут ли результат. Ударная волна отбросила планер и унесла его прочь, как им показалось, почти к тому месту, где лежал разбитый жучок. Пэм успела заметить падение и крикнула, перекрывая шум, последовавший за взрывом:

- Осторожней со следующим зарядом! Как бы его не закопать!

То, что предстоит еще один, а возможно, и несколько взрывов, было достаточно очевидно. Грань уступа осыпалась, оправдав их ожидания, однако образовавшийся откос был все еще слишком крутым. Но экипаж поразило другое.

«Закопать» по-прежнему неясно.

Пэм мгновенно опомнилась. То ли наблюдение продолжалось и другими средствами, то ли пилот планера выдержал падение при семи g, то ли…

Ник все больше утверждался в своих предположениях, как и Эрни.

- Наблюдай новую скалу. Жди, - быстро ответила аборигену женщина, и даже Эрни понял, что она имеет в виду.

Наблюдение. Ожидание.

- Запускайте следующий ряд, мальчики.

Уступ на протяжении двадцати пяти метров растрескался на глубину от десяти до пятнадцати метров от прежней кромки. При повторном взрыве весь этот участок осыпался.

- Новую скалу закопали, - объявила Пэм, даже не потрудившись взглянуть.

«Закопать» ясно.

Третий ряд зондов удвоил глубину провала, почти не расширив его. Четвертый взрыв, заставивший машины опасливо попятиться, образовал многообещающий, хотя все еще жутковатый на вид скат.

Ахмет, выбрав самый тяжелый из имеющихся жучков, провел его вниз, вверх и снова вниз, не вызвав оползней. Доминик, чтобы попрактиковаться, повторил его действия. Никто не возразил, когда он вернулся к управлению «Энни» и бережно провел ее той же дорогой. Каждому пришло в голову сперва попытать счастья, отцепив прицеп, но вслух никто не высказал этой идеи. Эрни спешил, остальные доверяли мнению Ника.

Внизу, когда «Свечка» благополучно прокатилась по осыпи, тягач встал, и все приникли к левому окну.

Остатки планера были хорошо видны. Его корпус треснул и сплющился, фюзеляж отвалился. Из обломков, вокруг обломков, сквозь обломки уже прорастали стебли, побеги и ветви. Эрни, помедлив, подвел машину ближе. Ахмет начал передавать описание в Гнездо. Ему не дали времени для долгого доклада.

Двигаться. Остановка не нужна.

- Вправо? Прямо? Влево? - спросила Пэм. Прямо.

В этот момент машины смотрели на горячий северо-запад. Эрни, остающийся на управлении, выполнил команду. Он проехал пятьдесят метров, когда услышал:

Вправо.

Он начал разворот, и тут Пэм негромко пробормотала:

- Полный круг.

Он послушался, догадавшись, что у нее на уме, и не остановился, увидев перед собой солнце и услышав голос аборигена:

Стоп. Вправо.

Когда он вернулся к прежнему положению, женщина пояснила:

- Триста шестьдесят градусов.

Ее поняли. Следующее сообщение было: Сорок градусов вправо. Исполнив, услышали еще: Четыре градуса вправо.

Через несколько минут заросли над разбитым планером скрылись из виду.

Теперь они чаще и внимательнее поглядывали на небо. Им удалось засечь по меньшей мере два объекта, которые выделялись на фоне обычного мусора и могли оказаться планерами. Никто не удивлялся, когда короткие «вправо» и «влево» предупреждали их о новых препятствиях, часто - но не всегда - опережая сообщение Сенатсу. Аборигены, как видно, довольно точно представляли теперь, где может и где не может пройти - или выжить - человеческая техника. Случалось, тягач с прицепом заставляли огибать камешек, не стоящий упоминания, но обо всем, что представляло реальную опасность, их неизменно предупреждали.

- Думаю, им очень хочется, чтобы мы туда добрались, - заметил в какой-то момент Ахмед, в сущности не ожидая ответа.

- Им нужен наш водород! - огрыз


Содержание:
 0  вы читаете: Скорость обмена : Хол Клемент    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap