Фантастика : Космическая фантастика : Эпилог : Павел Комарницкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Эпилог

Тонкий, как нить жизни вайалеале неслышно оседал на плечи и волосы, и Дина то и дело смахивала воду с лица. Всё-таки у Водяных с этим делом намного лучше, мелькнула в голове очередная посторонняя мысль, брови «домиком» переправляют стекающую со лба воду к вискам, остальное довершают длинные водоотталкивающие ресницы…

Бассейн регенерации был полон вязкой бурой тины, и лежавшее в тине тело было облеплено исцеляющими нитями так, что само казалось комком водорослей. Только нос и глаза торчали из воды.

«Ну здравствуй, Проходящий насквозь».

Нечеловечески длинные ресницы опустились и вновь поднялись.

«Здравствуй, Прошедшая сквозь небеса».

«Как твои руки-ноги?»

Водяной поболтал в воде конечностями, высвободив из тины, демонстративно высунул наружу новенькие ручки и ножки. Выглядел он сейчас донельзя шкодно. Представьте себе торс рослого могучего мужчины, к которому приделан хиленький таз десятилетнего мальца, и всё это заканчивается ножонками трёхлетнего карапуза.

«Не всё так плохо. Руки уже отросли достаточно, чтобы можно было почесать нос».

«А это что? Ба, да у тебя хвост!»

Глаза Проходящего смеются.

«Так ведь цикл развития Водяного включает в себя стадию хвостатой водной личинки. Ведь как-то так написал у себя в памятной книжке твой учёный соплеменник?»

«Положим, за „личинок“ он ответит. Мне лично для начала, а там как получится».

— Ч-чего в-вы в-всё молча р-раз-г-говариваете? — возмутился наконец Клик-Клак. Руки его ещё довольно заметно тряслись — ещё бы, такой силы контузия — но на ногах он уже стоял вполне твёрдо.

— Да-да, давайте уже говорить вслух, — спохватился Джанго. Сейчас он куда больше походил на водяного из древних русских сказок, чем местные Водяные — абсолютно безволосое тело, украшенное разной степени синевы и розоватости пятнами недавних ожогов. К счастью, боевой летающий робот Демонов неба не изрубил раханов на куски плазменным шнуром — электронный мозг машины счёл нецелесообразным ввязываться в подобную схватку сразу с двумя противниками, вооружёнными плазменными разрядниками, поэтому аппарат просто шарахнул в окно расфокусированным лучом, вызвав в помещении эффект объёмного взрыва, и проследовал далее к основной цели. Добиванием врагов также никто не озаботился — явление Тех, о Ком Не Говорят и последовавшие события не оставляли времени для подобных мелочей. Так что когда спустя примерно час жертвы боестолкновения обнаружили земляне, спустившиеся на планетарном катере-шаттле, оба рахана были ещё живы.

Дина помотала головой, вспоминая. Если всё, что с ней случилось за время пребывания на Тверди можно было назвать крутейшим фантастическим боевиком, то заключительный эпизод отдавал уже кондовой, беспросветной и потусторонней мистикой. Во всяком случае, экипаж звездолёта «Прыжок» не мог внятно объяснить, каким образом планетолог Дина Горностаева ухитрилась оказаться в зоне солара, за сотни километров от места передачи сигнала. Вот вспышку на высокой околопланетной орбите они видели, но когда подошли, обнаружили лишь серповидный остаток некогда, очевидно, весьма могучего космического корабля — во всяком случае толщина брони сохранившегося фрагмента превосходила самую буйную фантазию самого ненормального земного конструктора… Из чего капитан Шмидт сделал логический вывод о произошедшей на борту того корабля техногенной катастрофе неясного характера.

И ещё одно. Чжан, руководивший группой спасателей, отправившейся на шаттле вызволять Прошедшую сквозь небеса, не мог внятно объяснить, отчего принял двух валяющихся в беспамятстве аборигенов за соратников и попутчиков спасшейся землянки. Просто увидел и вдруг осознал, отчётливо и ясно. Без всяких научных объяснений.

И только в глазах Хозяйки Белого Водопада, опытной Видящей Страны Дождя, порой проглядывало нечто, из чего можно было сделать вывод — им кое-что известно… вот только они не скажут этого никому. И Прошедшая сквозь небеса не исключение.

— М-мне надо т-тренироваться, — мотнул головой бывший контрабандист. — А т-то так и ос-станусь з-заикой.

«Не останешься. И не таких лечили. Мы же могучая и древняя биоцивилизация, как определил всё тот же учёный соплеменник нашей Прошедшей сквозь небеса».

— А слабО назвать меня вслух настоящим именем? — засмеялась Дина.

Проходящий насквозь замотал головой, высвобождаясь из цепких объятий целительных нитей-гифов, приподнял лицо над водой.

— Дии-на!

— Ну вот, уже совсем похоже!

Сзади послышался плеск — кто-то топал по лужам не разбирая дороги.

«Твои соплеменники, кто же ещё» — глаза Водяного вновь смеялись. — «До того потешные… наши ребятишки наперебой просятся посмотреть на их одеяния».

Из-за поворота тропинки вынырнули фигуры, и Дина прыснула. В самом деле, земляне выглядели здесь препотешно. Поскольку климатизаторы планетарных лёгких скафандров решительно отказывались работать в условиях Страны Дождя, а ходить обнажёнными уважаемые космолётчики отказывались ещё более решительно, кто-то из умников придумал компромисс — плащ-дождевик с капюшоном из полиэтиленовой плёнки, увенчанный для надёжности водостока конусообразной шляпой-«вьетнамкой», также пластиковой. Довершали наряд обычно плавки и невесть откуда добытые резиновые пляжные тапки. Такой костюм вполне позволял избежать теплового удара, а равно и опревания вследствии ношения мокрых тряпок, но отчего-то при виде членов экипажа звездолёта «Прыжок» в голове у девушки всплывала устойчивая ассоциация — «клоуны в бане».

— Вот вы где, мадмуазель! — молодой учёный-француз блестел глазами из-под самодельной пластмассовой шляпы. — А я вас ищу…

— Вот как? — вежливо улыбнулась девушка.

— Слушайте, но у меня просто нет слов… поразительно, просто невероятно! Такая планета… три вида разумных существ, притом один из них разумные амфибии! Обладающие даром телепатии, причём не просто телепатии, а наведённой телепатической индукции! Право, нобелевский комитет должен в ногах у вас валяться… Но, мадмуазель, если позволите, хотелось бы уточнить ряд вопросов…

— Отчего же вы не спросите самих хозяев Страны Дождя?

— М-м… видите ли… дело в том, что не на все вопросы аборигены отвечают охотно… а на многие не отвечают вообще…

— Это их право.

— Да, но… в интересах земной науки все вопросы без исключения должны быть прояснены. Вот я и подумал, вы в гораздо более доверительных отношениях с этими… м-м… амфибиями…

— Скажите, месье Жером, вы действительно записали в своём отчёте, что развитие Водяных проходит стадию хвостатой личинки?

— М-м… э… а что? Ведь это чистая правда…

За разговором Дина ненавязчиво отводила учёного подальше от основной компании. Оказавшись наконец за развесистым мокрым кустом, она ласково поправила шляпу учёному, сдвинув её на затылок.

— А вот тот зеленоватый гомункулус называл меня самкой мохнорылых. Он тоже был прав?

Она размахнулась и что было силы врезала кулаком в нос соискателю нобелевских премий. Француз хрюкнул, точно сорос, и повалился под куст. Костяшки пальцев противно заныли. Ну вот, кожу содрала, подумала Дина, разглядывая собственные пальцы. Надо будет идти к Капельке… даже мелкие ранки у сухокожих в Стране Дождя легко воспаляются…

— Да вы с ума сошли! — возопил опомнившийся учёный.

— Тише, тише… Здесь рядом реанимационная палата, в которой находится тяжелораненый, не будем нарушать больничный покой.

— Вы чокнутая… — уже на полтона ниже заявил француз.

— Ни в коем случае. Просто через нос до некоторых доходит надёжнее, чем через уши. Запомните уже, месье Жером, у Водяных не личинки — у них дети. И их вовсе не интересуют ни ваша будущая диссертация, ни нобелевский комитет, ни состояние земной науки в целом. Зато безопасность Народа Дождя интересует их очень сильно.

— Вы точно ненормальная… — пробормотал француз, ощупывая нос, на глазах приобретавший облик груши дюшес. — Вы же сломали мне нос! Можно подумать, мы как-то угрожаем безопасности этой самой Страны Дождя… Опомнитесь, сейчас не девятнадцатый век! Можно подумать, мы прилетели, чтобы набить трюмы рабами и отправить их на привязи собирать жемчуг, как в том старинном русском фильме!

Дина вздохнула. Не понимает… Всё-таки плохо быть хрупкой девушкой. Разве это удар? Вот Клик-Клак объяснил бы всё правильно, и с одного раза. А Проходящий насквозь тем более… нет, это лишнее, пожалуй, это уже будет контузия…

— Месье Жером, вам с самого начала было сказано, что обитатели Страны Дождя читают ваши мысли. И тем не менее вы не считали нужным стесняться. То, что вы считаете меня бесстыжей голозадой девкой, я вам охотно прощаю. Но вы успели обидеть всех моих друзей, и полагаю, не только. Хорошо, тогда попробую изложить в форме, вам доступной. Прекратите все расспросы по поводу Кристаллов Удачи — хватит с вас того, что удалось через третьи руки раздобыть камешек.

— Маленький, и тот бракованный… Он погас вскоре… и вообще, нет там ничего, обычный кристалл кварца с опалесцирующими включениями… мистификация…

— Он не бракованный, и это не мистификация, однако опустим подробности — боюсь, вы не поймёте. Прекратите домогаться взятия образцов крови и прочее — вам их просто не дадут. И прекратите уже на каждом шагу думать «этот проклятый дождь» и «эта мерзкая мокротища».

На лице француза выражение слепой обиды сменилось явными признаками работы мысли. Всё-таки правильные слова, подкреплённые ударом в нос, способны убедить большинство учёных, подумала Дина.

— Скажу вам больше, вас здесь терпят из уважения ко мне лично. В противном случае, боюсь, ваша судьба сложилась бы очень трудно. При неблагоприятном развитии обстоятельств — вплоть до трагизма.

— Я полагал… мне они показались достаточно гуманными…

— Они вполне гуманны только с гуманистами, не представляющими никакой угрозы для Народа Дождя, даже потенциальной, — Дина сочла уместным обезоруживающе улыбнуться. — А со всеми прочими не очень. Иной раз даже очень не.

Повернувшись, она отправилась назад к целительному бассейну, предоставив возможность незадачливому учёному наблюдать удаляющийся голый девичий зад и осваивать новобретённые мысли. Хорошо, что этот проныра не в силах добраться до настоящих секретов Народа Дождя. Атомная бомба что, атомных бомб на Земле как улиток в заводи… и земная медицина не так уж слабосильна, не двадцатый век. И вообще в генетике успехи у человечества неслабые. А вот к примеру то, что ирригационный канал можно проложить по сути одной силой мысли, это по-настоящему круто… и ведь никакой магии, просто корни растений так структурируют почву и перераспределяют струйки дождевого стока, что она размывается в определённых местах… нет, это настоящее чудо, как хотите. Ну и совсем уже потрясающее чудо, это выращенные в болотце руки-ноги…

За время отсутствия девушки компания возле бассейна значительно увеличилась.

«Здравствуй, Капелька. Здравствуй, Хозяйка Белого Водопада».

«Здравствуй, Прошедшая сквозь небеса».

— А между прочим, вежливые землянки разговаривают вслух, — с улыбкой произнёс Рабиндранат Шмидт.

— Здравствуйте, капитан, — улыбнулась в ответ девушка. — Ого! Вы решились снять свой форменный плащ-дождевик? И даже шляпу! А как же межзвёздный этикет?

— Плавок для дипломата моего ранга вполне достаточно, — вновь улыбнулся Шмидт. — И вообще надоело ходить клоуном в бане.

Они встретились взглядами, и Дина, не сдержавшись, прыснула смехом. Всё-таки отличный дядька этот Рабиндранат. И ещё Чжан, китаец. Не зря они добились гораздо больших успехов в контактах с Водяными, чем штатный планетолог-француз. Месье Жером головастиков только издали и видел раз-другой, а к Чжану и капитану они вполне даже подходят, беседуют…

— Однако, собственно, мы явились сюда попрощаться, — в глазах капитана явственно читалось сочувствие. — К сожалению, полёт задумывался прежде всего как спасательный, поэтому научная программа минимальна.

— Когда?..

— Да вот часа через два отправляется шаттл. Можно, конечно, спустить тебе сюда капсулу и отсрочить расставание ещё часов на семь-восемь, но…

Дина почувствовала под ложечкой знакомый холодок. Ну что же… когда-то это должно было случиться. Она не хотела говорить о принятом решении до последнего.

— Не надо капсулу, Рабиндранат. Я остаюсь.

Капитан звездолёта наклонил голову налево, потом направо, внимательно разглядывая девушку. Как редкий экспонат с выставки дураков, мелькнула очередная посторонняя мысль…

— Это неуместная шутка, мисс Горностаева.

— Это вовсе не шутка.

— Тогда объяснитесь.

Дина сглотнула. Ну отчего все сухокожие такие… как соросы, право. Можно подумать, она бессердечный компьютер. Тут и так тяжело, а им поди всё объясни-разложи!

Однако придётся. Поскольку без достаточно внятных объяснений её решение будет выглядеть неумной блажью.

— Помните, я рассказывала, как мы брели через пески пустынного пояса? Если нет, просмотрите видеозапись отчёта… Там, в песках, осталась могила старого географа. Местного Джордано Бруно, если хотите — ведь он первый догадался о том, что «небесная скорлупа» миф… И ещё тот слуга Клик-Клака, отвлекший погоню…

Капитан Шмидт внимательно слушал, и выражение лица у него весьма напоминало учителя, слушающего лепет не выучившего урок ученика. Не то говорю, смятенно подумала девушка, не то и не так… А как надо «так»?

— Так вот. Все они — и тот рыбак на Островах Мертвецов, и даже мохнатые обитатели пустыни — они рисковали и жертвовали своими жизнями ради моей. Они называли меня Спасительницей… Прибавьте к ним четверых, навсегда оставшихся там, на борту корабля… Владислав Иосифович, Дядя Жора, Стасик и Эля… Я должна им всем, понимаете?

— Это всё эмоции, девочка. Голые эмоции и только. Аргументы сердца, но не разума. То есть я понимаю всё, что ты говоришь. Но это не причина.

Дина закусила губу. Понимает… нет, не понимает он. Он умный дядька, местами даже слишком умный… а этого не поймёт. Потому как на Земле «аргументы сердца» до сих пор не считаются серьёзными. Странно, вот сотни миллиардов, затраченных на экспедицию, принимаются в качестве аргумента, а её простые и понятные слова нет.

А вот Водяные её аргументы признают основательными. В отличие от соотечественников. Смешно? Грустно…

Дина скупо улыбнулась.

— Хорошо, тогда попробуем так… Помните, что такое ключевая фигура истории? Жанна Д'Арк, к примеру, или Махатма Ганди. Уберите их, и вся земная история, вероятно, пошла бы иначе.

Девушка помолчала. Тихий, как сон вайалеале оседал на коже, внушая покой и уверенность — она всё делает правильно.

— Так вот… Я не просилась на эту роль, но раз уж так вышло… Нельзя вынимать ключ из замка, пока замочек не открылся. Вся история здешняя может пойти наперекосяк.

Капитан Шмидт всё перекладывал голову с борта на борт.

— Ты уверена в своей избранности, девочка?

Дина обезоруживающе улыбнулась.

— А что делать?

«Она права» — неожиданно вмешалась Хозяйка Белого Водопада. — «От судьбы не уйти живым, и это не просто слова, как привыкли думать сухокожие. Вам кажется, всё так просто. А потом ваш звёздный корабль канет в никуда, и всё из-за того, что кто-то пытался убежать от своей великой судьбы, чтобы выбрать не свою, маленькую».

— Даже так? — прищурился Шмидт.

«Именно так. Поверь, я знаю, что говорю. Я всё-таки Видящая Народа Дождя».

— Дина — просто земная девушка…

«Для вас она просто Ди-на. Для нас — Прошедшая сквозь небеса, пробившая незримую скорлупу, в которую закрыли Демоны наш мир. А для них (кивок в сторону раханов) и вовсе Спасительница. Маленький ключик к большому замку, висящему на огромных воротах».

— Я понимаю, о чём речь, — после паузы заговорил Шмидт. — Но сюда прибудет настоящий уполномоченный посол всей Земли… если вы того пожелаете. Профессиональный…

«Нет, ничего ты не понимаешь, Извозчик меж мирами. Чтобы тебе было понятней, скажу в образах, доступных тебе и твоим собратьям. Мы не примем у того посла его верительные грамоты».

— А у неё, значит, примете?

«Уже приняли».

Рабиндранат Шмидт широко развёл руками.

Оставшаяся часть церемонии прощания отважных звездолётчиков с гостеприимными хозяевами запечатлелась в сознании Дины как-то отрывочно, набором отдельных эпизодов. Наставления по эксплуатации трофейной установки гиперсвязи она выслушала, старательно кивая. Сколько слов, зачем столько слов вслух… как будто нет у неё теперь в коммуникаторе той инструкции… Скорее бы закончилась эта мука… ведь стоит сейчас сказать одно слово, и уже через пару дней по бортовому корабельному хронометру она будет пить чай за столом с мамой… и папой…

— Ну… — Рабиндранат Шмидт поймал её ладонь и крепко пожал. — Держись.

Поджарый зад капитана, обтянутый плавками, исчез за поворотом тропинки, и сразу стало легче.

— Ди-на…

Джанго стоял перед ней на коленях, по-детски уткнувшись лицом в самый низ живота. Дина гладила и гладила его по голове, где пока не было ещё ни одного волоска… совсем как у Водяных…

— Я не сказал бы тебе этого, если бы ты решилась вернуться к своим, — наконец оторвал лицо от её лобка молодой рахан. — Но сейчас… Я люблю тебя, Ди-на.

— А к-кто не л-любит? — возразил Клик-Клак. — Я т-тоже.

«И я» — лицо Проходящего насквозь теперь украшала таинственная улыбка Джоконды.

— Замолчи, контрабандист! Иди улиток лучше поищи! — неожиданно взвился Джанго. — И тебе, Проходящий, как больному лучше лежать тихонько!

— Да л-ладно, л-ладно, — покладисто согласился Клик-Клак, вставая с высокой моховой кочки, используемой вместо пуфика. — У-улитки жареные т-тоже вещь… уже у-ушёл я…

Бывший жрец вновь обернулся к Дине.

— Скажи… нет, пусть не сейчас… но когда ключ повернётся и всё изменится… ты станешь моей женой?

Дина чуть улыбнулась. Как там говорят мудрые Видящие Народа Дождя — «от судьбы не уйти живым»?

— Стану, — просто ответила она.

«Как замечательно всё выходит» — нахальный пациент завозился в персональной палате-бассейне, поудобнее укладываясь в целительной тине. — «У вас родится малыш, я так полагаю, и мне наконец удастся отведать, что есть такое женское молоко. Мне обещано!»

Дина уже еле сдерживала рвущийся наружу смех.

«Проходящий… Ну разве можно воину Страны Дождя быть таким балбесом?»

«Иногда можно!»

Конец 1 части

6.01.2011 г. Челябинск.


Содержание:
 0  Прошедшая сквозь небеса : Павел Комарницкий  1  Глава 02 : Павел Комарницкий
 2  Глава 03 : Павел Комарницкий  3  Глава 04 : Павел Комарницкий
 4  Глава 05 : Павел Комарницкий  5  Глава 06 : Павел Комарницкий
 6  Глава 07 : Павел Комарницкий  7  Глава 08 : Павел Комарницкий
 8  Глава 09 : Павел Комарницкий  9  Глава 10 : Павел Комарницкий
 10  Глава 11 : Павел Комарницкий  11  Глава 12 : Павел Комарницкий
 12  Глава 13 : Павел Комарницкий  13  Глава 14 : Павел Комарницкий
 14  Глава 15 : Павел Комарницкий  15  Глава 16 : Павел Комарницкий
 16  Глава 17 : Павел Комарницкий  17  Глава 18 : Павел Комарницкий
 18  Глава 19 : Павел Комарницкий  19  Глава 20 : Павел Комарницкий
 20  Глава 22 : Павел Комарницкий  21  Глава 23 : Павел Комарницкий
 22  Глава 24 : Павел Комарницкий  23  Глава 25 : Павел Комарницкий
 24  Глава 26 : Павел Комарницкий  25  Глава 27 : Павел Комарницкий
 26  Глава 28 : Павел Комарницкий  27  Глава 29 : Павел Комарницкий
 28  Глава 30 : Павел Комарницкий  29  Глава 31 : Павел Комарницкий
 30  Глава 32 : Павел Комарницкий  31  Глава 33 : Павел Комарницкий
 32  Глава 34 : Павел Комарницкий  33  Глава 35 : Павел Комарницкий
 34  вы читаете: Эпилог : Павел Комарницкий  35  Использовалась литература : Прошедшая сквозь небеса



 




sitemap