Фантастика : Космическая фантастика : Глава 08 : Павел Комарницкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Глава 08

— … Мммм…

Две юные массажистки старались вовсю, растирая душистым маслом тело своего господина. Начальник Тайной службы закрыл глаза, полностью расслабившись. Право, в последние сон-яви всё никак не удаётся расслабиться… то одно, то другое… голова кругом идёт…

Эалак чуть усмехнулся. Надо уже отвыкать от этих «сон-явей», вот что. Сон-яви, это мера времени для торговцев и ремесленников. Ну и бездельники во Дворце могут себе позволить строить жизнь исходя из того, проснулся Повелитель или ещё нет. Для начальника Тайной службы куда удобнее циклы, отсчитываемые водяными машинами жрецов. И даты на всех серьёзных документах ставятся не в сон-явях, а в тех циклах, что гораздо точнее…

Итак, пророчество, которое он лично считал глупыми байками простонародья, сбылось. Обрело плоть, явилось в облике девчонки. Да-да, несмотря на необычные черты, белую кожу, невозможно золотые волосы и уж совершенно немыслимые синие глаза это явно девчонка. Спасительница… с ума сойти можно… и что теперь делать? Не зря, ой, не зря Святейший Луллак так всполошился. Ну, Повелитель в последнее время мало интересуется тем, что творится за стенами его дворца… или очень здорово притворяется, что тоже вполне вероятно. Самое то, изобразить из себя недалёкого любителя девчонок-подростков и церемониалов, чтобы усыпить бдительность врагов…

А вот неудовольствие Тех, о Ком Не Говорят вполне искреннее. Да, в этом нет ни малейшего сомнения. До сих пор Эалак полагал, что вне зависимости от свойств Скорлупы Мироздания маленькие зеленоватые человечки являются единственными хозяевами неба. Теперь выходит, что не единственными… Эта девчонка прошла сквозь небеса и явилась на Твердь, никого не спросясь. В маленькой посудине, которую Те, о Ком Не Говорят уже благополучно изъяли. Но вот сумели ли они изъять из этого мира хозяйку той посудины? Спросить напрямую о таких вещах невозможно… вполне возможно, что и изъяли… но тогда им выгоднее было бы сообщить? Спокойно так и слегка небрежно — мол, инцидент исчерпан, просьба не беспокоиться, мощь Повелителя Вселенной и адептов его несокрушима… А может, у них есть некие иные резоны, побуждающие к молчанию? Ведь стараются всеми силами оставаться в тени… хотя могли бы править напрямую, чего там — с такой-то силищей…

Короче, нужно думать. Нужно крепко думать. Но по крайней мере предварительные выводы можно сделать уже сейчас. Миф о Спасительнице имеет под собой некую реальную основу. Откуда растут корни, неясно, и выяснить это в ближайшие сон-яви нереально… знал бы, что всё так обернётся, уже давно самолично перерыл бы все храмовые архивы… но вот что интересно — свалившаяся с неба первым делом освободила из подвалов Храма того сумасшедшего географа, что, как явствует из протокола, нёс немыслимую чепуху насчёт устройства Мироздания… какая тут может быть связь?

Нужно думать. Нужно очень крепко думать.

Массажистки внезапно завизжали, как будто их окатили кипятком. Эалак рывком сел, нашаривая одной рукой оружие, другой штаны, и замер — прямо посреди внутреннего дворика из воздуха материализовалась тускло отсвечивающая металлом чечевица, стоящая на трёх ножках. Пока начальник Тайной службы таращил глаза, в нижней части чечевицы открылся люк, пандусом опустился на землю. И наконец, в довершение всех чудес, из люка на полированные мраморные плитки пола ступили сразу два Посланника Тех, о Ком Не Говорят, в воздух выпорхнул и завис перевёрнутый конус, оснащённый шестью многосуставчатыми лапами… и совсем уже невозможно поверить глазам своим… маленький лысый человечек в синем одеянии. Немыслимо, невозможно…

— Привет тебе, начальник Тайной службы Эалак, — первым поприветствовал хозяина невиданный гость. — Я хочу говорить с тобой.

— Да… конечно… Слушаю тебя, о мой господин! — Эалаку наконец-то удалось справиться с управлением собственным языком.

— … Как ты теперь понимаешь, нам вовсе не нужно, чтобы вся ваша Империя превратилась в пожарище. Можно, конечно, тешить себя надеждой, что войска и Тайная служба держат чьё под пятой и в любой момент контролируют ситуацию, но это всего лишь иллюзия.

Эалак лишь кивнул в знак согласия. Гость прав — это будет иллюзия. Уж кому-кому, как не ему, начальнику Тайной службы, знать — если всё пойдёт так, как излагает зеленоватый пришелец, армия просто повернёт винтовки в другую сторону. Не только неграмотные и тёмные чьё, но и масса раханов — от опустившихся нищебродов до многих офицеров и даже жрецов включительно — встанут под знамёна Спасительницы. Тайная служба в такой ситуации просто разбежится — здесь не держат безмозглых фанатиков, готовых грудью лезть на пулемёты.

— Вот почему мы согласны заплатить максимальную цену. Бессмертие — не та цена, которую дают за пустяки.

— Я готов! — как можно более спокойно произнёс Эалак, хотя внутри у него всё дрожало.

— В таком случае возьми это, — гость положил на край стола амулет на цепочке. — Связь со мной лично можно держать в любое время, достаточно нажать вот тут — и можно говорить. Вопросов со стороны Святейшего и даже Повелителя не будет, это я беру на себя.

— Да, мой господин! — отчего-то улыбка на лице начальника Тайной службы сама собой вышла хищной.

— До связи!

Проводив высокого гостя с поклонами, Эалак вернулся к столу, не переставая хищно улыбаться. Бессмертие, надо же… его мечта… Возможность жить и жить, пересаживаясь из одного тела в другое. Он прикидывал и так и этак, по три сон-яви не спал… и вдруг так просто. Империя в огне, надо же… да наплевать на Империю! Если бы даже эта незваная Спасительница посулила Империи присоединить Страну Дождя и прочие блага, это не имело бы никакого значения. Его, Эалака, бессмертие на чаше весов перевесит всё!

Он взял со стола амулет, повертел. Значит, так… Как бы ни уходили от погони отчаянные беглецы, у любых беглецов есть место, куда именно они бегут. А куда может направить стопы свалившаяся с неба, за которой охотятся такие силы? Правильно. В Страну Дождя. Это ближайшее место, где можно укрыться от гнева Тех, о Ком Не Говорят.

Начальник тайной службы подошёл к стене, на которой была изображена мозаичная карта Империи. Словно амёба с ядром в центре. И ядро это — Страна Дождя. Логово Водяных…

Ладно. Первым делом перекрыть границу наглухо. Да, и путями контрабандистов придётся заняться уже без дураков. Кстати, и знаменитым Лабиринтом… демоны, сколько работы…

Однако цель стоит того. Бессмертие!


Полная луна заливала горы призрачным серебром, и в сочетании с бледной полосой Млечного Пути и острыми переливающимися огоньками звёзд картина выглядела нереальной. Так нередко бывает и в жизни, подумал Элу с внезапным ожесточением. Картина выглядит нереальной, и потому её никто не рассматривает всерьёз. И напротив, хорошо сработанные «под реальность» миражи проходят без задержки, потому как вроде бы так всё и должно быть…

«Размышляешь?» — на спину координатору легко и бесшумно легло распущенное крыло. Элу почувствовал прилив раскаянья — надо же, до чего дошёл… не заметить приближения собственной жены…

«Дошёл, дошёл» — она тихо засмеялась. — «В отпуск пора».

Вздохнув, ангел привлёк супругу к себе, зарылся носом в кудрявые золотистые волосы.

— В отпуск сейчас никак, — заговорил он вслух. — Видела сегодня подборку аборигенских новостей?

— Не было пока времени. А что?

— Они готовят второй оставшийся звездолёт к рейсу. Вызволять пропавшую экспедицию.

— Про это слышала.

— Очень любопытная программа полётных испытаний, знаешь ли. Вообще-то в новостях местного телевидения упомянуто вкратце… Противометеорная защита, угу. Стрельба по массивным маневрирующим объектам… Кого хотят обмануть?

— Положим, пока это перестраховка.

— Да если бы, Иана. Если бы это и в самом деле было надёжной перестраховкой… Это они полагают свои противометеоритные пушки грозным оружием Мы-то ведь знаем, чего реально стоят эти игрушки. Дальность пять тысяч километров — прямо-таки абордаж… И жестяная обшивка вместо брони. И никакой маскировки.

— Не заговаривай мне зубы, я уже вижу, что ты задумал.

— Да, я намерен обратиться в Совет. Если и этот корабль не вернётся, последствия могут быть самыми тяжёлыми. Противников развития пилотируемой космонавтики у людей хватало всегда, но против гиперлётов — это просто иррациональный какой-то страх, что ли, такое сопротивление… Они сломаются, Иана. Проект закроют, далее ввиду ненужности снесут всю оснастку, специалисты разбредутся… и только-только приоткрытую дверцу, ведущую на Звёздные Пути, заколотят наглухо.

— Сэнсэйский проникатель побывал в этой системе пять тысяч лет назад. Наших лет, я имею в виду… По земному счёту примерно пять с половиной тысяч. Планета лишена разумной жизни.

— И всё-таки этот человеческий аппарат должен вернуться. Нужно прикрытие.

— Тебе откажут. Наши боевые звездолёты не игрушки.

— Не откажут, если правильно попросить.


Бетон и гранит ещё кое-где поблёскивали после дождя, но массивный стальной казённик Длинной руки уже обсох. Гратц с лязгом отвалил поршень затвора на сторону и заглянул в ствол. Зеркальная труба, завитая спиральными нарезами, уходила в перспективу, заканчиваясь пятнышком дульного среза. Что ж… приступим к чистке, пожалуй. Пока снова не начался дождь.

Окунув банник в ведро с маслом, чьё с натугой пропихнул длинный шест в ствол и принялся возить им взад-вперёд, то отходя, то приближаясь к орудию. Да, армейская служба солдата-срочника полна всевозможных бессмысленных тягот и вообще ерунды, но насчёт Длинной руки капитан Крумц прав — если бы не эта штука на верхней площадке башни, из форта следовало бы уносить ноги. Длинная рука, это единственное, что внушает некоторое опасение Водяным. Винтовки — тьфу, винтовки без Длинной руки не позволят продержаться против всех этих жутких тварей, насылаемых Водяными, даже двух сон-явей. Пулемёты, это серьёзней, конечно, но без Длинной руки недолго протянешь и с пулемётами. Капитан знает, что говорит — он дважды видел Водяных своими глазами и до сих пор жив… А вот он, боец Гратц, не видел и не стремится. И хорошо бы их так и не увидеть до самого окончания срока службы. Как на его взгляд, Водяными лучше любоваться на картинках… скажем, на плакатах, что развешаны в учебке. Или в книжках, какими балуются жрецы Храма и некоторые благородные раханы — несколько раз Гратцу довелось заглянуть… Ладно, пожалуй, что и хватит чистить. Ещё снаружи обтереть казённик да ствол и можно отдохнуть…

Чьё закрыл затвор, крутанул пушку вправо-влево. Массивное орудие на тумбе подалось легко, мягко. Когда новобранец Гратц только прибыл на заставу, его здорово изумляло — как это такая дурища, в ствол рука пролезет, и так легко вращается… Потом уже, при текущем ремонте, капитан продемонстрировал деревенским олухам, в чём секрет — в основании цапф были спрятаны стальные шарики… Капитан, бывший тогда в подпитии и оттого в хорошем расположении духа, принялся было объяснять благодарным и внимательным слушателям что-то насчёт устройства «настоящей Длинной Руки», такой, какая стоит в столичном истукане, но неграмотным чьё сия премудрость оказалась непосильна, отчего капитан Крумц сильно огорчился и велел всем шагать по кругу «гусиным шагом», отсчитывая тростью по задницам количество пройденных кругов…

Закончив наконец работу, боец присел на один из зарядных ящиков, установленных на верхней площадке башни. Ящики были обиты серым от постоянной сырости свинцом. Вот в этом картечь для ближнего боя, вот в этом шрапнель для средних дистанций… а вон в том настоящие разрывные осколочные снаряды для всех расстояний. Правда, Длинная Рука форта достаёт вовсе не так далеко, как столичные, бьющие до самого горизонта, как его видно с верха истукана, но всё-таки…

Частый стук зародился где-то на реке, постепенно наплывая, усиливаясь. Чьё встал и выглянул поверх парапета, ограждающего площадку. Изгиб реки пока не позволял увидеть источник звука, однако Гратц был уже не новичком-деревенщиной, и, кажется, знал, что сей звук означает… ну точно, так и есть!

Небольшое судёнышко стремительно рассекало речную гладь, оставляя после себя волны-«усы», приближаясь к форту. Спохватившись, боец ринулся вниз, попутно зацепив штаниной ведро с маслом — ведро, как и положено по закону подлости, немедленно и охотно опрокинулось, масло широко разлилось по орудийной площадке. Проклятье демонов! Но раздумывать было поздно, не говоря уже об уборке. Гратц ухнул в недра форта, обхватив руками и ногами выглаженный до блеска шест, обычно используемый лишь в боевой обстановке — спускаться по верёвочной лесенке, болтавшейся в раскрытом люке было недосуг.

— Господин капитан, тревога!

— Что такое, Гратц? — опухший со сна командир заставы помотал нечёсаной башкой. — Чего орёшь,… тебя в задницу? Водяные атакуют?

— Хуже, господин капитан! К нам высокое начальство!

Крумц вскочил, торопливо извлекая откуда-то из штанов расчёску. Да, тут боец прав — начальство, это не атака Водяных. Это уже серьёзно. Просто так на заброшенную в дебрях пограничную заставу высокое начальство не прибывает, и никакая артиллерия тут не поможет.


— … Мор был в разгаре, все дороги перекрыты, и легко можно было нарваться на пулю — перепуганные патрульные палили во всё что движется без разбору. Но и сидеть в выморочном посёлке смысла не было никакого. Так моя прабабка взяла узелок, деда на спину и двинула прямиком через джунгли. Всего оружия — кухонный нож да рогатина… Винтовки в посёлке были у старосты и стражников, но само собой, при покойниках их не оставили — забрали санитары Тайной службы… Прадед же со своей винтовочкой, так полагаю, к тому времени лежал на Берегу Черепов и ничего его более не волновало…

Вода журчала в полумраке, унося беглецов всё дальше от Горячих ключей. Клик-Клак говорил размеренно, ровно, щелчки кликсовых согласных звучали под сводами пещеры, точно перестук кастаньет. В ухе столь же размеренно и ровно бормотал коммуникатор-переводчик. Дина слушала, боясь пропустить хоть слово — как будто тот же коммуникатор не записывал каждое слово на кристалле своей бездонной памяти. И шаг за шагом разворачивалась перед ней картина чужой, бесконечно чужой жизни… и такой по-человечески понятной.

Посёлок, откуда бежала прабабка Клик-Клака, унося на спине единственного уцелевшего сына, располагался вблизи Границы — уже не в саванне, а в самых что ни на есть субсоларных джунглях, гигантским кольцом окружавших Страну дождя. Захудалый род раханов, аналог мелкого служилого дворянства Дининой прародины, что называется, «грудью держал» Границу вместе с рядовыми солдатами-чьё. Масса всевозможных хищников, из которых уже знакомый Дине кранг был далеко не самым хищным, кошмарные порождения Водяных, гораздо более опасные, чем хищники дикие — в общем, все прелести жизни в аду… И когда Империя призвала своих сынов на очередной ратный подвиг, прадед Клик-Клака без колебаний встал под знамёна Кацла Великолепного. Только так можно было попытаться вырваться из замкнутого круга нищеты и безысходности… Но судьба не благоприятствовала отважным конкистадорам. Винтовкам и артиллерии пришельцев Водяные противопоставили оружие массового поражения — смертоносный мор. Считанного количества сон-явей хватило, чтобы от армады завоевателей остались лишь груды смердящей падали. Те немногие, что сумели сбежать и добраться до родных краёв, принесли с собой заразу, которую не смог остановить карантин — как поняла Дина, сложный боевой вирус предусматривал не только молниеносную эпидемию, но и длительное скрытное вирусоносительство у немногих выживших… А ещё вернее, Водяные имели возможность обойти кордоны.

— … Прабабке моей повезло, она таки добралась до Столицы. Мор к тому времени уже стих, и здорово прореженному великому городу срочно требовались руки — очень много рук взамен умерших. В работы брали и раханов, и чьё — всех без разбору…

Дина чуть кивала, слушая. Да, действительно повезло… На молодой раханке, красивой и здоровой, пусть и с дитём впридачу, женился недавно овдовевший купец, так что не пришлось ей ни месить тесто в хлебопекарне, ни стоять у ткацкого станка. Правда, торговля в лавке тоже занятие не слишком прохладное, но всё-таки…

— … Мой дед, когда подрос, решил продолжить традицию и податься на военную службу. Послали его в далёкий форт, на самой что ни есть Границе. Дальше только ничейная земля. Дед поначалу рьяно взялся исполнять службу… — рассказчик усмехнулся — контрабандистов ловил, самолично на операции ходил… Ну, как водится, те в служивых стреляли, они в ответ — пульки летали весело… Ну и с тварями разными пришлось пообщаться — Водяные их богато лепят порой…

Но вот однажды так случилось, что наткнулся маленький отряд, которым дед командовал, на самих Водяных. Вот так вот, нос к носу. Как это вышло, для меня до сих пор загадка — Водяные ж нашего брата чуют издали, как они говорят — «сквозь джунгли видят». Что они там делали, также осталось загадкой, но вот то, что винтовочки наши против их самострелов да пукалок воздушных в открытом бою куда сподручнее — факт… В общем, бой был коротким. Двоих бойцов-чьё зацепило, они тут же и померли, ну и с той стороны все пятеро легли.

— Твой дед — настоящий боевой офицер! — одобрительно произнёс Джанго. Клик-Клак прервал рассказ, тяжело посмотрев на молодого жреца. — Прости, что прервал нить твоего повествования, почтенный Клик-Клак.

— Ладно… — после паузы вновь заговорил контрабандист. — В общем, забрали бойцы товарищей подстреленных и к форту. А по уставу трупы Водяных положено либо с собой забрать, либо сжечь на месте. Ну, положим, с собой, это явно штабной червь писал, ни разу близ Границы не бывавший, а вот сжечь — это дело обычное… Ну вот вернулись они в форт, а дед переживает — устав нарушен, зам его да особист при форте… не один так другой заложат, горящий уголь во рту не утаить. Им тоже на карьеру свою не начхать. Вот дед кликнул подкрепление и задачу боевую разъясняет — идём мол назад в джунгли, работу надо завершить как по уставу положено… А бойцы ни в какую. Упёрлись. Дед их и уговорами, и пинками, и затвором клацает — без толку всё. Глаза как плошки, к стенке жмутся. Стреляй хоть всех на месте — не идут и точка. Ну, дед принял ещё стакан, обложил их самыми чёрными словами какие знал, ухватил винтовку за ремешок и один в джунгли потопал.

— Кха-кхм… — закашлялся старый географ, крутя головой. — Да… твой дед не просто храбр…

— Ну вот, пришёл он на то место, — проигнорировав неорганизованную реплику, продолжил повествование контрабандист. — Лежат как лежали Водяные, все пятеро, хотя что от рахана, что от чьё за это время и костей обглоданных не найти было б… А на груди одного лежит головастик и жалобно так стонет, плачет…

— Головастик? — вновь не выдержал, встрял Джанго. — Так значит, это правда…

— Помолчи, парень, — отрезал Клик-Клак. — Это только столичные жрецы с мозгами вывихнутыми могут сомневаться в том, что каждый контрабандист знает.

— Не ссорьтесь, пожалуйста, — вновь поспешила загасить конфликт в зародыше Дина. — Рассказывай, Клик-Клак, прошу тебя — я вся внимание.

— Да… так вот, лежит, стало быть, и плачет. И тут демоны знает, что с дедом случилось… я так полагаю всё же, чрезмерно выпимши был он… в общем, прислонил он винтовочку к ноге да и спрашивает: «кто тебя обидел?» А в голове у него будто голос чужой скребётся — «ты убийца. Ты моего отца убил» И таким горем от тех слов повеяло, дед говорит — впору самому заплакать, а того лучше сунуть дуло в рот и…

В общем, дальше можно верить, можно нет. А только присел дед рядом с тем убитым, на котором головастик рыдал, и спрашивает, негромко и задумчиво так: «неужто ничего нельзя исправить?» Головастик затих, вроде как думает, и вновь в голове голос тихий такой шепчет-скребётся — «пока ещё можно. Отнеси отца моего к реке» Может, к ручью, спрашивает дед с надеждой? Ручей-то вот он, рядом… Нет, к реке, шепчет в мозгу, там место одно есть… я покажу…

И тогда дед взвалил Водяного на загорбок да и попёр. Да сверх того головастика на плечо посадил, дорогу показывать — а уж большенький был головастик-то, дед говорил… В общем, всем тяжело — дед прёт сквозь заросли без тесака, дорогу носом себе прокладывает, на спине Водяной, да плюс головастик, да плюс винтовочка… короче, для сороса пустяк, а вот для рахана ой-ой. И головастику тяжко без воды, чувствуется, но тоже молча терпит. Подтащил к реке, хотел уж в воду спускать, а головастик всё не унимается «не здесь… дальше…» В общем, уж не до запоминания дороги деду, в глазах черно и багрово… И ведь протрезвел уже почти, и понимает вполне, что с Водяными баловаться всё равно что снаряд оземь бросать — а идёт да идёт, тащит да тащит…

И вдруг обнаруживает он, что стоит на бережку тихой такой заводи, сплошь ряской покрытой. Да ряска какая-то необыкновенная… впрочем, тогда деду не до ряски было. «Спускай в воду», шепчет опять в голове, и головастик на плече, слышь, лапкой этак за ухо теребит — мол, всё верно, подтверждаю, не сомневайся…

В общем, спустил дед убиенного в то болотце колдовское, головастик же сам спрыгнул — только брызги веером. И тут только заметил дед, что ещё четыре трупа в ряске той плавают. Обернулся, а с него уж винтовочку стягивают — легонько так, чтобы хребет ненароком не переломить. Здоровенный друид, что твоё дерево, лапы как брёвна, и буркалы таращит… А справа-слева коллеги его обретаются. Ну и ушаны там, да ещё кое-какая мелочь ядовитая — в общем, полный набор. Мудрость народная в таких случаях советует скоренько совать дуло в рот и жать на курок что есть мочи — авось и обойдётся… да только я до сих пор полагаю, враньё это. Во-первых, не успеть, и во-вторых, откуда взято? Если кто в такие переделки и попадал, так те считаются без вести пропавшими поголовно.

И тут выходит из лесу она. Ну то есть Водяная, натурально…

Клик-Клак вновь замолк, энергично ворочая рулевым веслом — в подземном потоке обозначились камни.

— В храмовой библиотеке я видел рисунки самок Водяных, — в который раз встрял Джанго. — Страшные они…

— Дурак ты, — отрезал контрабандист. — Натуральный жрец… ох и много развелось хранителей мудрости типа…

— Я тебя не оскорблял, — напряжённым голосом произнёс молодой жрец. — Не пора ли тебе извиниться, контрабандист?

— Было бы за что, обязательно, — нимало не смутился Клик-Клак. — А так это просто диагноз. Самки Водяных… нет, право, парень, ни к чему тебе в Страну Дождя. С такими замашками ты там недолго протянешь. Да ладно бы только сам, и нас всех подставишь… Запомни уже набалдашником, в который ешь — женщины они, понял? И никак иначе.

Контрабандист вновь принялся орудовать веслом, отклоняя лодку от подводного валуна.

— Дед смутно отцу рассказывал… а может, я не всё запомнил, но только говорил он — кто их женщин увидел, запросто может оказаться несчастен на всю жизнь. И вроде не раханка, и не чьё даже, и рот маловат, и нос тоже мелкий, и череп блестит как у новобранца свежевыбритого — а глянешь в глаза и пропал. Глазищи глубины необыкновенной, ресницы чуть не в полпальца… короче, чтобы понятней было… вот обам все видели? Не человек, а красиво, верно? Так вот — по сравнению с Водяными та обама всё равно что сорос… ну, в общем, понятно объясняю?

«Зачем ты это сделал?» — так же беззвучно спрашивает она, и на болотце колдовское кивает. Вздохнул дед и отвечает бесхитростно: «да просто жалко стало. Хоть и не наш, а всё равно ребёнок. Взрослым ещё туда-сюда, мы привычные, а когда дети по отцу убитому плачут… неправильно это как-то».

Долго, долго молчала она. Потом вышли из зарослей другие Водяные, те уж мужчины, собрались в круг и вновь молчат — ну то есть ясно, советуются меж собой. Дед, наскучив этим безмолвием, присел на бережок, веточку сорвал и в воде баландает ею. Сообразил он уже, что влип по самое не могу. Это ж спасательная команда была, да с боевым прикрытием, всё как положено. Они и тех четверых успели перетащить в болотце, покуда дед одного на загорбке пёр… А тут из воды тот самый головастик высовывается и хитро так смотрит, весело — куда вся тоска девалась. И давай играть с дедом — он ветку в воду, а тот ловит… И так вдруг спокойно деду моему сделалось — а ну, что будет то и будет… всё равно все помрём, коль на то пошло…

«Что ж, воин» — обратилась наконец к нему Водяная. — «Ты пытался исправить сотворённое тобой зло. Пытался от чистого сердца, без всякой низменной корысти, более того — с риском для собственной жизни. Никто из нас не тронет тебя, пока ты вновь не поднимешь оружие. Иди с миром. Но прими добрый совет — уходи оттуда. Зачем тебе это гнездо убийц?»

«Мы охраняем покой Империи» — возьми да и ляпни дед слова из устава. — «И потом, там в форте три десятка бойцов. Они хоть и чьё, но я отвечаю за их жизни. Я не могу их бросить вот так запросто» «Как знаешь» — теперь он чувствовал её досаду. — «Но помни — джунгли не тронут тебя только до тех пор, покуда ты вновь не поднял оружие. Потом не обижайся».

И тут видит дед, как один из недавних покойников ногой дрыгает. Легонько так, пальцы даже не распустил, но в воде оно всё равно заметно. А там и второй…третий…

«Пора» — теперь уже с нетерпеньем говорит она. — «Твои сородичи заподозрят тебя, и жизнь твоя будет сломана».

«Как скажешь, госпожа моя» — отвечает-думает дед (наловчился уже беседовать рта не раскрывая) — «Увидимся ли мы вновь?»

«Зачем?» — теперь он чувствовал её удивление.

«Ну… так просто…»

Удивление сменилось весельем.

«Ну разве что если так просто. Иди уже!»

Повернулась и айда к реке. А товарищи её уже там, ласты распустили и бултых-бултых, только круги на воде. Больше ничего дед увидеть не успел — друид нахлобучил ему поперёк туловища винтовку, на сей раз без нежностей излишних, да и выпроводил вон своей ласковой лапкой. Придал нужное направление, стало быть, забыв поинтересоваться, умеют ли раханы летать или нет. Оно и понятно, не для ласк да нежностей всяких лепят их Водяные, но… В общем, руки-ноги-голова целы остались и на том благодаренье. Тут заметил дед дым, над джунглями столбом поднимающийся, и сообразил, что имитируют Водяные сожжение собственных трупов. Для него стараются, стало быть, подозрение отводят…

Клик-Клак замолк, пошевеливая веслом.

— А дальше? — не выдержала Дина.

Пауза.

— Устал я сегодня чего-то… Эй, парень, смени-ка меня на руле! Течение тут ровное, так что справишься…


Содержание:
 0  Прошедшая сквозь небеса : Павел Комарницкий  1  Глава 02 : Павел Комарницкий
 2  Глава 03 : Павел Комарницкий  3  Глава 04 : Павел Комарницкий
 4  Глава 05 : Павел Комарницкий  5  Глава 06 : Павел Комарницкий
 6  Глава 07 : Павел Комарницкий  7  вы читаете: Глава 08 : Павел Комарницкий
 8  Глава 09 : Павел Комарницкий  9  Глава 10 : Павел Комарницкий
 10  Глава 11 : Павел Комарницкий  11  Глава 12 : Павел Комарницкий
 12  Глава 13 : Павел Комарницкий  13  Глава 14 : Павел Комарницкий
 14  Глава 15 : Павел Комарницкий  15  Глава 16 : Павел Комарницкий
 16  Глава 17 : Павел Комарницкий  17  Глава 18 : Павел Комарницкий
 18  Глава 19 : Павел Комарницкий  19  Глава 20 : Павел Комарницкий
 20  Глава 22 : Павел Комарницкий  21  Глава 23 : Павел Комарницкий
 22  Глава 24 : Павел Комарницкий  23  Глава 25 : Павел Комарницкий
 24  Глава 26 : Павел Комарницкий  25  Глава 27 : Павел Комарницкий
 26  Глава 28 : Павел Комарницкий  27  Глава 29 : Павел Комарницкий
 28  Глава 30 : Павел Комарницкий  29  Глава 31 : Павел Комарницкий
 30  Глава 32 : Павел Комарницкий  31  Глава 33 : Павел Комарницкий
 32  Глава 34 : Павел Комарницкий  33  Глава 35 : Павел Комарницкий
 34  Эпилог : Павел Комарницкий  35  Использовалась литература : Прошедшая сквозь небеса



 




sitemap