Фантастика : Космическая фантастика : Глава 5 – Кавказская Легенда (Часть 2) : Амелин Константин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4

вы читаете книгу




Глава 5 – Кавказская Легенда (Часть 2)

Тихо, словно тень, прошмыгнув внутрь, Мадина на ощупь пошла в спальню. Стараясь не издать ни звука она осторожно обходила участки деревянного пола, которые могли скрипнуть и привлечь не нужное внимание.

В спальне было тихо, лишь на стене едва слышно тикали старенькие бабушкины часы-ходики. Из-за приоткрытой занавески в комнату проникал мягкий лунный свет. Тусклая полоса света падала на супружеское ложе, а ложе то было пусто!

Мадину словно ударило током. Её никогда раньше не било током, но она теперь точно знала каково это на самом деле… Руки похолодели, по телу побежали мурашки… Странное ощущение, когда знаешь что за спиной что то есть, но настолько боишься обернуться и увидеть ЧТО именно, что можешь стоять так, вечность…

Она знала ЧТО или кто, стоит где то позади… Она ждала, ждала удара, ждала тьму, ждала смерть… Она была готова ко всему… Её муж никогда не простит ей предательство, даже она не питала иллюзий относительно трактовки того что она только что сделала, а он всё видел, никаких сомнений…

Часы медленно отмеряли неуловимый ход времени, в какой то момент ей показалось что её сердце бьётся в такт ходу секундной стрелки! Удар в секунду, и ещё один, и ещё… Что это? Что так грохочет? Сердце? Или от страха настолько обострился слух, что она слышит отдалённое тиканье как удары молота кузнеца!

За спиной послышался вздох… Мадина знала, он хотел чтобы она услышала… Она стояла лицом к постели словно изваяние, словно кролик, знающий о присутствии удава, но не решающийся даже дышать ибо это убьёт его… Несомненно убьёт… Но кто знает, что убьёт скорее, страх или реальная опасность?

– Мадина… – раздался тихий голос за спиной. Она поймала себя на мысли, как редко он называл её по имени. По её настоящему имени её называла лишь бабушка и… Тот солдат… Ему нравилось её имя… Она чувствовала это…

– Мадина… Мадина… – с каждым новым разом голос словно материализовался. Становился осязаемым как некий предмет. Ощущение призрачной нереальности постепенно уходило. У голоса появлялся вес, он был тяжелее воздуха… Появился оттенок, именно таким тоном он всегда говорил с ней. Когда она "допускала ошибку". Так он выражался если она выходила на улицу забыв одеть платок, или одевала слишком укороченную юбку… Приоткрытые лодыжки в дикую летнюю жару влекли за собой жуткий скандал с угрозами развода, либо физической расправы с целью смыть позор…

– Мадина… – на этот раз в голосе послышались нотки иронии. Ей показалось что за спиной стоит какое то чудовище в облике человека, вот наконец оно решилось открыть свой настоящий лик… Не отпускало ощущение, что позади приготовился к прыжку дикий зверь или… Да, маньяк, просто садист, просто чокнутый ублюдок решивший трахнуть и убить очередную бедную девушку… Мадина поразилась собственным мыслям. Никогда доселе она не думала ни о чём подобном. Да, она ненавидела его, и если иногда врала себе что это пришло со временем, то сейчас, сейчас она понимала словно прозревший понимал как глубоко он ошибался будучи слепцом…

Ладони слегка вспотели, в них разливалось благословенное тепло. Ненависть не убивает, она даёт человеку силы, даёт силы для жизни, для борьбы, для ненависти… Никто никогда не измерял ту тонкую грань между состоянием жертвы и охотника? Нет… Не многие могут похвастаться таким достижением внутренней силы, не многие… Те же кому посчастливилось испытать сладостную мистерию этой чудесной метаморфозы… Те не забудут, никогда…

– Мадина, за что ты предала меня? – она не ожидала услышать от него столь глупый вопрос. Она не была лишена чувства уважения к врагу. Она всегда считала его умным человеком, не напрасно ли? – Что? Чего такого не получила ты живя здесь? Любви? Я утопил тебя в своей безграничной любви!

"Утопил!" Да… Прекрасное сравнение… Учитель русского языка воюющий с русскими выразился поразительно точно… – думала она с иронией.

– Ты владела моим сердцем… Ты сжала его в своей руке и брызнула кровь… – его тон повышался с каждым новым словом. Он подзадоривал себя этими пафосными речами… – Ты жестока, ты бессердечна, ты демон в женском обличии!

Вот так скоро мы перешли от стенаний к сравнениям… – усмехнулся внутренний голос. Сомневаюсь что он говорит искренне… Нужны ли ему эти вопли чтобы убить её? Нет! Одного его слова хватит для вынесения смертного приговора в соответствии с судом Шариата… И зачем весь этот спектакль? Развлечься захотелось?

– Ты просто ведьма, обманным, колдовским путём завладевшая моим сердцем, моей душой… Моим разумом, наконец… – всё больше и больше распалялся он.

А он, он любил её? Вот так вопрос! Знал ли он сам? За века бесчеловечных законов, люди гор перестали понимать свои чувства, они разучились понимать их… Те же кто переступал невидимую но весомую грань закона морали… Те жили не долго… Их либо убивали, либо сводили с ума…

Здесь как и в многих мусульманских странах искусство промывания мозгов зашло настолько далеко что основной массе правоверных эти законы по душе!

– Ты, ты ведь знаешь чем грозит тебе твой поступок? Ты знаешь! – заорал он во всё горло. За окном залаял пёс, послышались чьи то голоса. Нет, никто не придёт, никто не будет вмешиваться. Это личное дело мужа и жены… Точнее только мужа, у рабыни не может быть дел кроме обслуживания хозяина… Все будут слышать и стараться уснуть, у тех же у кого не получится будут притворяться спящими… Никто не вмещается, ни кто…

– Скажи мне! Скажи мне за что? Зачем, почему? – кричал он не получая горестных стенаний и мольбы о спасении. Он ждал именно этого, он ждал что она рухнет на колени и будет целовать его ноги. Он так жаждал утешения своих нездоровых чувств, своей мании величия свойственной многим мужчинам. Он ждал поклонения себе как богу, он плевать хотел на свою религию, в момент когда сам становился равен Аллаху. Он жаждал, он ждал момента и он наконец дождался, но… Но жертва молчит, не стенает, не рвёт на голове волосы, не мечется по комнате словно загнанный в угол зверь… Она молчит! Просто молчит…

– Получишь… Да ты получишь по заслугам стерва… Ты заплатишь за всё сука! – казалось он тронулся рассудком, его голос понизился словно рычание пса.

Наконец то перешёл к делу… Показал свой чудовищный лик… – с упоением и страхом думала она. Она добилась своего, она одержала победу над чудовищем, победу в битве, но найдёт ли она силы одержать победу в войне? Кто знает, может быть она всего лишь выманила зверя из его норы? Разбудила вулкан, дёрнула льва за хвост?

Будто порыв северного ветра, словно взрывная волна опрокинула её на кровать. Удар был так силён и резок, что она не успела отреагировать и выставить руки перед собой для защиты. Больно ударившись носом о поверхность кровати она тихо всхлипнула. В его глазах вспыхнули искры удовлетворения. Зверь почувствовал слабость жертвы, но это и было ошибкой…

Саид прыгнул на неё словно дикая рысь на поверженного оленя, взмах руки и удар, ещё удар… Его пальцы вцепились в распущенные волосы Мадины. Девушка вскрикнула от резкой боли.

Слух Саида уловил треск материи, плоть рвалась словно сухая, папиросная бумага, лезвие пронзило, кожу, плоть, вены и мышцы, что то резко хлопнуло, раздалось тихое булькание… По белым простыням кровати потекла тоненькая струйка крови, на кровати образовалось тёмное пятно, из него сочилась жизнь…

Саид замер, тяжело переводя дыхание он не отрываясь смотрел в глаза бывшей жены… В них не было ничего кроме ненависти… Он не увидел ни страха, ни боли, ни раскаяния… По бархатной коже её щеки, скатилась одинокая, кристально чистая слеза. Скатилась и моментально испарилась от жара ненависти волнами исходящего от молодого тела…

Рука Саида упиравшаяся в кровать дрогнула и начала оседать. Он не мог оторвать глаз от чёрной бездны образовавшейся на месте прекрасных глаз Мадины. Его глаза расширились от ужаса, дикого животного страха и… Боли…

Обессилев он рухнул на девушку, из его правого бока торчала рукоять огромного кухонного ножа…

Она с трудом извлекла руки из под тяжёлого тела мужа и взяв его за плечи столкнула его на пол. Тело упало с глухим стуком, массивный перстень Саида звонко ударился о деревянный пол. Это привело её в чувство… Она поднялась с кровати, поправила растрёпанные волосы, взглянула на настенные часы: без четверти два… на улице так тихо что казалось можно услышать храп охранника Мохаммеда… Мадина подошла к окну, подставила молодое лицо под струю чистого лунного света льющегося с небес. Впервые за долгие годы её губ коснулась улыбка искреннего счастья… Она одержала победу, победу в долгой, многолетней борьбе с монстром, пытавшимся искалечить её драгоценную жизнь…

Через открытую форточку она услышала странный звук, словно некий дятел с огромной скоростью принялся долбить в дерево… Звук прекратился через долю секунды, за окном послышался шорох шагов, тихий всхлип, стон… Что то упало, нет… Скорее звук был таков будто кто то спокойно улёгся на землю… За дверью зашевелились… Короткая невнятная фраза на чеченском, резкий тихий свист… Будто кто то порвал большую простыню… Ещё один гулкий удар… Тишина…

Мадина с ужасом наблюдала как ручка двери в её комнату медленно поворачивается… Дверь тихо отворилась и в чёрной комнате стало ещё темнее… Вошедшая тень огляделась… Сверкнули два красных глаза…

– Дьявол! – слабым голосом прошептала она. "Дьявол" посмотрел на мёртвого Саида, затем на Мадину… Усмехнулся… Поманил пальцем… Мадина словно на ватных ногах пошла к нему…

Человек? – мелькнула мысль когда он взял её за руку.

– Ни звука… – услышала она шёпот "Дьявола". Он говорил по-русски… Ужас потихоньку спадал она шла за ним по коридору, мимо мёртвого Мухаммеда, Мусы, Руслана…

Во дворе стояли ещё трое таких же странных людей. Все они без удивления взглянули на Мадину и тут же потеряли к ней интерес. У каждого в руках было какое то неизвестное девушке, короткоствольное оружие. У её "Дьявола" в руке тускло поблескивал огромный кинжал. Ей показалось что с него ещё капает кровь убитых им людей…

– Уходим… – коротко приказал "Дьявол". – Англичанин ушёл…

Остальные кивнули и тихо побежали к забору. Один из людей перемахнул через высокий забор и скрылся в ночи. Двое других встали боком к забору и скрестив руки соорудили нечто вроде лестницы…

– Полезай на них! – "Дьявол" мягко подтолкнул Мадину в плечо.

– Ещё раз тронешь, убью! – тихо прошипела она, но полезла на людей. Мощные руки подхватили и подсадили девушку на вершину высоченного забора словно пушинку.

– Прыгай! – раздался шёпот того что перелез первым. Мадина закрыла глаза и прыгнула. Он поймал её и аккуратно поставил на ноги. Остальные без лишней возни перемахнули через преграду, словно три чёрные тени…

– Где? – спросил один из них.

– Через квартал отсюда… – раздался ответ справа.

– Уходим…

Через квартал они обнаружили автомобиль, армейский УАЗ без крыши… Эдакий военный кабриолет. При их приближении мотор завёлся, за рулём сидел такой же "чёрный" человек. Спустя час Мадина уже сидела в палатке временного лагеря федеральных сил…

В палатке царил полумрак, на небольшом столике стоящем посреди помещения чадила старенькая керосинка. За столом сидел человек. Военных познаний Мадины хватило, чтобы понять, что это генерал. Он был совершенно лыс, но не от старости, скорее всего, регулярно сбривал волосы. На плечи был накинут китель, под ним камуфлированная, зелёная куртка. Генерал сидел настолько неподвижно, что могло показаться будто он не живой.

Человек смотрел на неё, смотрел пристально, его глаза изучали съёжившуюся от холода девушку, казалось он видел её насквозь… Наблюдал за жизненно важными процессами протекающими внутри молодого организма, сканировал мысли, эмоции, чувства…

Мадина не выдержала взгляда и опустила взор. Это словно пробудило генерала от глубоких раздумий. Он нагнулся и достал из под стола старенький, почерневший от копоти, полевой чайник и два стакана с подстаканниками. Из чайника валил густой белый пар, вероятно он только что вскипел.

В стаканы полилась тёмная, душистая жидкость, Мадина увидела как кружатся маленькие чаинки постепенно опускаясь на дно. На столе появилась сахарница, полная до отказа.

– Угощайся… – произнёс он мягким, густым басом. В его голосе не было ничего чужого, словно это был любящий дедушка собравшийся пить чай с внучкой…

Мадина отвернулась. Принялась разглядывать сапоги с высоким голенищем, стоявшие у входа в палатку.

– Ну… Как знаешь… – он пожал плечами и взял свой стакан, повертел в руках глядя внутрь и поставил назад. Тяжело вздохнул. – Послушай девочка… Мы не желаем тебе зла… Я, не желаю…

Мадина не отреагировала, по крайней мере внешне. Внутренне же всё её внимание было обращено к этому старому и по видимому мудрому человеку.

– Тебя забрали оттуда… – он сделал паузу. – Забрали для твоего же блага…

– Вы, похитили меня… – коротко ответила она.

– Похитили? – усмехнулся он, но улыбка тут же сошла с лица. – Не обманывай нас… Или лучше было бы сказать, не обманывай саму себя… Я знаю о твоём муже… Ты помогла нам…

– Помогла? – в её голосе зазвучала ярость. – Я помогала только себе!

– А мы помогли тебе! – перехватил инициативу генерал. – Мне тяжело думать о том что могли сделать с тобой эти звери если б узнали от чего умер Саид… А они узнали бы, поверь…

Мадина посмотрела ему в глаза, она с ужасом почувствовала как по щеке стекает слеза. Быстрым движением утёрла прорвавшийся признак слабости. В глазах генерала появилась тень жалости. Не той что редкий солдат испытывает к поверженному врагу или раненому псу… Так могла посмотреть её милая бабушка… В глазах его отражались те искренние чувства сожаления и понимания… Последний бастион под названием Мадина Хладнокровная рухнул в пыль… Она поддалась чувствам. Это была ночь когда она впервые дала волю слезам при чужом человеке…

Он тут же вскочил со стула и пересел поближе к ней, обнял за плечи, мягко и ненавязчиво:

– Поплачь, поплачь девочка… Никто, никто здесь не посмеет обидеть тебя… Больше никогда никто не посмеет… – он оборвался на полуслове. Его личные чувства редко выходили из под контроля… Эта девочка затронула в нём потаённые струны души, струны погребённые под многолетним слоем пыли, грязи, чужой подлости и жестокости, всей мерзости этой проклятой но драгоценной жизни…

Она прильнула к его плечу и разрыдалась ещё громче, вскоре генеральский китель потемнел от девичьих слёз…

Солдаты проходившие мимо генеральской палатки удивлённо оборачивались слыша женский плач, но всякий раз встречаясь взглядом с бойцом спецназа стоявшим на страже у входа, старались поскорее скрыться из виду.

Немного успокоившись Мадина приняла протянутый стакан с ещё горячим чаем и изредка всхлипывая и обжигаясь, делала маленькие глоточки. Горячая жидкость медленно, но верно разносила по её замёрзшему телу спасительное тепло. Постепенно слёзы сошли на нет, она осмелилась спросить чего-нибудь из тёплой одежды. Генерал, обрадовавшись такой просьбе, снял свой китель и накинул ей на плечи. Мадина предприняла вялые попытки отказаться, но вскоре наслаждалась теплом. В ту ночь она рассказала всё, всю свою жизнь, все свои радости и несчастья. Рассказала, как вышла замуж и как "развелась". Поведала о пленном солдате по имени Иван. Генерал долго клял себя за то, что поверил какому то майору… Именно по его приказу Ивана объявили предателем… Обещал найти и восстановить беглеца в звании, но он разумеется не мог знать насколько далеко зашла эта история…

– Теперь я буду не я, если не помогу тебе по настоящему… Эти сволочи не успокоятся пока не увидят твой… – он осёкся. – Я… Просто обязан…

В чём он обязан? – думала она глядя на его широкое, морщинистое лицо. Эти русские странный народ… Помогают только за то что им кто то понравился… И убивают, при не менее веских обстоятельствах – мрачно добавил коварный внутренний голос.

– Я не хочу оставаться в долгу и… – начала она поставив на столик свой опустевший стакан.

– Ты и не останешься… – перебил он. – Я думаю мы сможем помочь друг другу не оставляя кого либо в долгу… – загадочно улыбнувшись произнёс он. Довольный произведённым эффектом он тепло улыбнулся, на лице Мадины были написаны все чувства, переполняющие её душу противоречия… – У меня в Москве, есть старый друг… Ты была в Москве?

Девушка отрицательно замотала головой.

– Ну, это дело поправимое… – в глазах Мадины вспыхнули искры интереса. – Этот мой друг, сможет помочь тебе с трудоустройством… Думаю тебе понравится… Это интересная работа…

Кто даст ответ, был ли у неё выбор, тогда? Действовал ли генерал Корнеев из чистых побуждений, или руководствовался, какими то личными интересами?

Можно сказать одно, бедная, запуганная девушка без колебаний согласилась сменить грязь и кровь на блеск и роскошь… Знала ли она тогда, что за всё надо платить? Знала ли, какие в этом мире бывают расценки?



Содержание:
 0  Игры По Чужим Правилам : Амелин Константин  1  Глава 2 – "Кавказская Легенда" : Амелин Константин
 2  Глава 3 – Границы Времён : Амелин Константин  3  Глава 4 – Служить и Защищать : Амелин Константин
 4  вы читаете: Глава 5 – Кавказская Легенда (Часть 2) : Амелин Константин    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.