Фантастика : Космическая фантастика : Глава 11 От греха подальше : Алексей Корепанов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 11

От греха подальше

Первым с плато в серые тучи взвился черный штурмер с «сильванами», за ним последовал полицейский флаинг. Габлеру, Арамису и Портосу отвели места в соседствующих друг с другом креслах, а Граната устроился возле их ног, на полу. Он вел полупьяный, сбивчивый, но очень обстоятельный рассказ и время от времени прикладывался к бездонной, судя по всему, фляжке. Или это была уже другая фляжка? А спасенные файтеры слушали во все уши и смотрели во все глаза на невзрачного носатого парня Гамлета Мхитаряна, которого смело можно было переименовывать из Гранаты в Мессию – Спасителя.

Гамлет Мхитарян этого, безусловно, заслуживал.

Спасенные файтеры жевали энергетические батончики, которыми их угостили полицейские. Точнее, жевали Габлер и Арамис, а Портос просто бросал одну за другой коричневые колбаски в рот и, казалось, заглатывал одним куском, разве что упаковку снимал. Полы с интересом прислушивались к повествованию Гранаты.

А послушать там было что. Это была целая сага о Файтере-Спасителе…

Как выяснилось из этой саги, после расставания с сослуживцами Граната недолго сидел в отеле «Коктебель». Даже не заглянув в свой номер, он отправился прямиком в расположенный на первом этаже кафетерий и часа два поминал Атоса. Сначала в одиночку, а потом, хорошо разогревшись, в компании постояльцев отеля. Затем его, как положено, потянуло прогуляться, и он пустился в странствия по улицам Александрии. Естественно, то и дело заглядывая во все попадавшиеся на глаза кабаки.

По его словам, он особенно «не злоупотреблял» и не нарывался на неприятности – настроение было совсем неподходящим для разгула. Да и полы за ним присматривали. Он хоть был и не слишком трезв, эту слежку не сразу, но засек и вел себя вполне скромно. День пролетел незаметно и как-то сразу перешел в глубокий вечер. Граната обнаружил сей факт, когда вышел проветриться из какого-то очередного кабака, расположенного неизвестно где. Как его туда занесло и что он там делал, он понятия не имел. Но оказалось, что проводил он там время не один, а с хошкой, каковая тут же выскочила вслед за ним и напомнила, что они собирались отправиться к ней домой.

Дорога в его памяти не отложилась, а при очередном просветлении он понял, что сидит в чем мать родила в какой-то уютной комнате, где играет тихая музыка, и хошка, тоже голая, танцует перед ним на столе… Вот тогда он и вышел на связь с Арамисом.

В отличие от событий вечера ночные события запомнились ему достаточно хорошо. Ночь выдалась напряженной, и хошка осталась им довольна. Это обстоятельство Граната в своем эпическом повествовании особенно подчеркнул, как будто сослуживцы собирались усомниться в его способностях.

Утро третьего августа, а точнее, давно вступивший в свои права день он встретил все с той же хо. Запоминанием ее имени он себя не утруждал. Еще сколько-то там времени они предавались возлияниям вперемежку с любовными утехами, а потом – и вновь, как положено, – Принцу Датскому захотелось перемены обстановки и новых ощущений. В отпуске он был сам себе хозяином, а потому, недолго думая, распрощался с хошкой и рванул на аэротакси в гейм-зону, километров за триста от Александрии. Гейм-зона оказалась вполне традиционной. Там отсутствовали какие-либо суперигры, дававшие возможность вмиг стать владельцем огромного состояния или оказаться без единого асса, но рискованных для кармана развлечений было более чем достаточно. Однако при всем своем раздолбайстве Граната здравый смысл не утратил (за что и ценили его в вигии), да и мысли об Атосе, с которыми не могло справиться опьянение, мешали отрываться «по полной». Он, казалось, прочно зацепился за рулетку, но все-таки вовремя встал и, по его словам, даже раздал часть выигрыша местным хошкам. Просто так, от широты натуры. А потом отправился в ближайший город, названия которого он сейчас не помнил. «Нижний Волок», – подсказал кто-то из слушателей-полицейских.

– Томление какое-то было в душе, парни, понимаете? – пояснил он. – Муть какая-то…

Муть в душе Граната начал активно разгонять в одном из кабаков Нижнего Волока в компании новых приятелей. О них он мог сказать только одно: эти люди имели какое-то отношение к местной богеме, потому что перемежали поглощение спиртного чтением стихов и рассуждали о некой «шедевральной» объемке, изображая ее персонажей в лицах. А еще в памяти Мхитаряна засела пронзительная строчка: «Одной из долгих вьюжных зим галерой буду задавим…»

Из кабака Граната, поддерживаемый под локотки двумя хошками, переместился в какой-то отель. Снял роскошный номер, и пошел у них с девчонками кутеж от души, на всю катушку…

В номере работали сразу два тивишника, и уже ночью он услышал невероятное известие: галера «Гней Помпей Магн» захвачена неизвестными лицами и, после торможения и разворота, идет уже не к сабу, а на всех парах мчится назад, к Нова-Марсу.

«Вот оно что, – подумал Габлер. – Оказывается, никто нас в космосе с галеры не выкрадывал… Ай да беллизонки!»

Условий те, кто захватил галеру, не ставили, кто они такие, было неизвестно, и вообще из ньюзов трудно было хоть что-то понять (или же Граната просто уже не мог соображать). У него сложилось впечатление, что медиары то ли сами толком ничего не знали, то ли им рекомендовали при освещении этого происшествия не вдаваться в детали. Можно было подумать, что кто-то из пассажиров просто оставил дома включенный утюг и теперь стремился исправить эту оплошность. Так или иначе, но галере срочно дали добро на посадку. Однако она не пошла на космодром, а, оторвавшись от поднятых в воздух полицейских флаингов, плюхнулась в пустынной местности к западу от Стронгхолда, немного не дотянув до горного массива.

Вскоре там было не протолкнуться от полицейских, аварийщиков и медиаров. Последние наперебой вели репортажи с места события и фиксировали каждую мелочь. Граната не отрывал глаз от тиви, забыв о выпивке и хошках. Галера стояла на равнине чуть ли не впритык к горам, возле нее вились разноцветные ездяще-летающие аппараты – флаинги, аэротакси с желающими поглазеть на происшествие, частные уникары… Трапы были опущены, по ним спускались пассажиры. Граната пытался доконнектиться до Габлера, Портоса и Арамиса, но ни один из них не отвечал. И в веренице людей, покидавших ничуть, кажется, не пострадавшую галеру, он их не видел. Когда еще раз дали вид сверху, с медийного уникара, Граната узнал местность. Совсем недавно он пролетал тут на флаинге вместе с другими файтерами двадцать третьей вигии. Где-то неподалеку был храм Беллиза. Галера явно не случайно совершила посадку именно тут!

Бурлящие в крови и дурманящие голову алкогольные напитки отнюдь не помешали Гамлету Мхитаряну сообразить, что к чему. И про Атоса он тоже все понял. Чуть не протрезвев от этого озарения, он тут же связался с полицией и сообщил, где следует искать трех файтеров легиона «Минерва», если их не окажется среди пассажиров. И, вытурив хошек из номера, устремился в местный полицейский участок.

Надо отдать полам должное: они все сделали оперативно. Проверили списки, установили личности пассажиров, опросили экипаж галеры и выяснили, что, кроме трех файтеров «Минервы», в толпе, высыпавшей из чрева «Гнея Помпея Магна» на рыжий песок, не хватает еще трех женщин. Трех девушек-студенток.

Гранату забрала в Нижнем Волоке вылетевшая из Стронгхолда спецгруппа во главе с прим-лейтенантом Мухамадом Гайланом. Прежде чем флаинг устремился к горному храму, Граната предупредил о прикрывающих эту обитель орудиях. Вигион Скола намеревался сообщить о них куда следует, но, как выяснилось, никто из полиции после файтеров двадцать третьей вигии в окрестностях храма не бывал, и никакие меры по изъятию этих пушек не предпринимались.

Дабы не рисковать, прим-лейтенант Гайлан попросил начальство связаться с висевшим на орбите хайвом легиона «Сильван» – пусть обеспечит поддержку. Стафл не отказался помочь местной полиции, и с хайва сбросили штурмер.

Впрочем, атаковать эфесов и полов никто не пытался. Храм встретил их полнейшим безлюдьем. Как ни рвался Граната принять участие в операции, его оставили наверху, – не в том он был состоянии, чтобы лазить в подземных лабиринтах. Он бродил по плато, прихлебывая коньяк, до тех пор пока из храма не вынесли тела Габлера, Арамиса и Портоса. Вполне живые и здоровые тела. Всех троих нашли в одном из коридоров, совсем недалеко от поверхности. Видимо, жрецы поняли, что если за храм возьмутся всерьез, тут камня на камне не останется. Вернее, только груда камней и останется, не более.

Этим спецгруппа и ограничилась. Искать в подземельях виновниц инцидента с галерой, намеревавшихся убить трех файтеров Стафла, полицейские не собирались. Все призывы Гранаты сбросить на храм парочку бомб или долбануть ракетами, которыми был оснащен штурмер, остались без внимания. Судя по всему, местные полицейские не имели никакого желания связываться со служителями храма беллизонского божества.

– Однажды попробовали, – хмуро сказал полицейский, сидевший рядом с Крисом. – Лет двадцать назад…

Габлер повернулся к нему:

– И?

Полицейский взглянул на него и отвел глаза:

– У тех, кто пробовал, потом были в жизни… неприятности…

– Какие? – тут же высунулся из-за Габлера Арамис.

– Разные… – коротко ответил полицейский и вовсе отвернулся.

Его товарищи молчали.

Под флаингом уже проплывали предместья Стронгхолда – небольшие дома были заключены в прямоугольники зеленых садов, ограниченные ровными линиями нешироких улиц. Ближе к центру дома становились выше, а улицы – шире, они то и дело вливались в круги и овалы площадей. Никаких разрушений от бунта беллизонцев заметно не было – город выглядел вполне обычно. Внешним своим видом на столицу он никак не тянул, не было в нем ничего ни монументального, ни изысканного… Заурядное место проживания тысяч людей, таких мест хватало на любой планете Империи.

Граната, запрокинув голову и открыв рот, тряс над ним перевернутой фляжкой, безуспешно пытаясь извлечь из нее то, чего там уже не было. Портос шуршал обертками от батончиков, скатывая их в шарики. Глаза у него все равно оставались голодными, и он хищно поглядывал на полицейских, словно прикидывая, кем из них можно закусить.

– Да уж… – протянул Арамис. – Теперь, дорогой ты наш Прынц Датский, мы тебя обязаны поить по гроб жизни.

– Не возражаю, – расслабленно ответил Граната и спрятал фляжку. – Вот сейчас сядем, и можно будет приступать. За вырванных из лап смерти. Хотите – верьте, хотите – не верьте, но Гамлет спас парней от смерти!

– Эт-точно, – кивнул Портос и щелчком отправил в Гранату шарик из обертки.

А Габлер подумал о том, что знает теперь, как выглядит его ангел-хранитель. Ангел-хранитель был курчавым и с большим носом. И то и дело разражался всякими стишками.

* * *

Процесс упаивания Гранаты пришлось пока отставить. Вместо того чтобы расположиться за уставленным бутылками столом в кабаке, файтерам было предложено устроиться на стульях в одном из помещений полицейского управления Стронгхолда. А за столом в одиночестве сидел хозяин кабинета, и никаких бутылок перед ним не стояло. И появления их не предвиделось – Граната сразу это понял и заметно огорчился.

Какое звание носил хозяин кабинета, осталось неизвестным, – он был не в полицейской форме, а в коричневых брюках и тонком зеленом свитере с широким полукруглым вырезом, из которого поднималась крепкая шея. Желтоватое лицо, узкие глаза и редкие черные, тщательно прилизанные волосы безошибочно указывали на то, что полицейский был из «азиатов» – так издавна называли этот тип людей. Почему именно так – Габлер не помнил, а может, и не знал никогда. Отрекомендовался он как Нисазава, и непонятно было, имя это или фамилия. Или сразу и то и другое?

Вопросов он задавал много, и сам кое-что объяснял, хотя, собственно, объяснять было нечего. Каким образом посторонним удалось проникнуть в рубку управления галеры, оставалось неясным, равно как и то, кто же именно это был – системы контроля оказались выведенными из строя, причем бесконтактно. Представить подобное можно было с трудом. Более того, ни один из членов экипажа не мог сказать об этом событии ровным счетом ничего. Ни-че-го! Они вполне сознательно включили тормозные двигатели, вполне сознательно, описав петлю в пространстве, направили галеру назад, к Нова-Марсу, вполне сознательно пошли на посадку в стороне от космодрома и совершили ее виртуозно, не причинив вреда ни кораблю, ни пассажирам. Которым, кстати, было объявлено, что галера возвращается в пункт отправления по техническим причинам. Да, все они делали вполне сознательно, но почему они это делали, никто из них объяснить не мог. Никого постороннего они в рубке не видели и никаких приказов или угроз не слышали. Ни со стороны, ни в собственной голове.

«Какие-то сказки бабушки Арины», – туманно выразился мистер Нисазава.

Троица файтеров подробно описала «девушек-студенток» и пояснила, с какой целью эти девушки к ним прицепились, пролив, таким образом, свет на причину, по которой беллизонки не дали галере «Гней Помпей Магн» долететь не то что до Единорога, но и до саба.

– Понятно, – пробормотал Нисазава, вздохнув и пригладив и без того приглаженные волосы. – Теперь все понятно. Жрицы Беллиза… Спасайся, кто может…

В комнате стало как-то особенно тихо. Габлер бросил взгляд в окно, и ему показалось, что листья на деревьях застыли, хотя, когда файтеры шли от флаинга к зданию полицейского управления, дул довольно сильный ветер, гоняя пыль по посадочной площадке.

Хозяин кабинета медленно обвел файтеров узкими темными глазами:

– Вот что, стафлы, мой вам совет: если нет у вас здесь дел, срочно улетайте. И даже если есть дела, все равно улетайте. Вас в покойники записали…

Граната ехидно прищурился:

– Очень интересно слышать п-подобный совет от чел… от человека, – некоторые слова давались ему с трудом, – в обязанности которого входит об… обеспечение без-зопасности граждан.

Нисазава развел руками и ответил:

– Вот я и стараюсь обеспечить вашу безопасность. Дуйте на космодром, а мы, чтобы избежать неожиданностей, тщательно проверим личности всех ваших будущих попутчиков. Хотя не думаю, что кто-нибудь в ближайшее время осмелится высунуть нос из храма. – Он помолчал, постукивая пальцами по столу, и признался: – Правда, у них есть потайные ходы. Вас же не по горам туда принесли. А для того чтобы контролировать всю территорию, у нас просто…

– Но сегодня галер на Единорог нет, – прервал его Крис, успевший поработать с унидеском. – Нам что, лонг ради такого случая предоставят?

Полицейский отрицательно покачал головой:

– Это вряд ли. Но есть ведь сегодня и другие рейсы. Садитесь на любую галеру и…

– Мда-а, выходит, полиция расписывается в собственном бессилии, – протянул Арамис.

– И зачем нам тогда такая полиция? – подхватил Граната.

– И кто вернет нам деньги за полет туда, куда нам совсем не надо? – прогудел Портос.

Лицо полицейского неуловимо изменилось, оно словно затвердело и стало похожим на каменную маску.

– Я могу выделить вам отдельную камеру и приставить охрану, – процедил Нисазава. – Но это не дает стопроцентной гарантии. Если уж они сумели проникнуть в рубку галеры и заставить совершить разворот… – Он замолчал и оттянул край выреза свитера, словно ему вдруг стало жарко.

– Камер с меня достаточно, – проворчал Портос.

– Имейте в виду, что «Помпей» завтра к Единорогу не пойдет, – продолжал полицейский. – И послезавтра тоже. Его же надо перегнать на космодром, подготовить…

– Да это понятно, – сказал Габлер. Он подумал о Годзилле. – А как насчет местных «сильванов»? Может, у них какое-нибудь корыто идет к Единорогу? Мы бы на хайве пересидели, а оттуда…

– Ага! – встрепенулся Нисазава, и лицо его оттаяло. – Возможно, это вариант!

Он вместе с креслом развернулся к стенному шкафчику за спиной, нагнулся так, что почти исчез под столом, и чем-то там застучал. Потом вынырнул с пузатой початой бутылкой в одной руке и двумя расписными стаканчиками в другой. Поставил все на стол и поднялся.

– Стаканов только два, но уж чем богаты. Угощайтесь, стафлы, а я сейчас наведу справки.

Дверь еще не успела за ним закрыться, как Граната подскочил к столу.

– «Сириус»! – провозгласил он, сграбастав бутылку. – Не с-самый худший коньяк!

– И куда только в тебя влезает? – задумчиво спросил Арамис. – Как в прирву… Хайв – это вполне надежно. Не думаю, что твоей подружке-беллизонке, – он взглянул на Габлера, – удастся туда прорваться. Хотя с удовольствием всадил бы ей там…

– Между ног? – поинтересовался Граната, уже успев отхлебнуть прямо из горлышка.

– …заряд в лоб, – невозмутимо закончил фразу Арамис.

Крис промолчал, а Портос с тоской простонал:

– Жрать хочется, как после недельной голодухи… Надо еще футляр с Атосом отыскать. И после смерти ему покоя нет…

– Судьба такая, посмертная… Потерпи без жратвы, пей пока. – Граната протянул ему стакан, а другой вручил Арамису. – Хорошее пойло. Не держи посуду, Ара, Гладиатор тоже мается.

– Я не буду, – сказал Крис. – Не то настроение. Думаю, штурмер назад еще не ушел. Вряд ли они сломя голову бросятся на хайв, когда можно немного размяться чем-нибудь вот таким, – он кивнул на бутылку в руке Гранаты. – Да уж, лучше нам на хайве сидеть, чем здесь…

– Согласен. – Граната вновь отхлебнул из бутылки. – Теперь уж я с вами, парни. А с Единорога – на Китеж. Говорят, там девочки типа «закачайся и не упади»…

– Упади и не встань, – буркнул Арамис, пригубив коньяк. Видно, пить ему тоже не очень хотелось. – Совалку-то не стер еще?

– Такие не стираются! – гордо ответил Граната. – Тверда, неутомима и не промажет мимо! – От выпитого он не опьянел еще больше, как можно было бы ожидать, а, наоборот, выглядел трезвее, чем две минуты назад.

– И зажевать нечем, – сокрушенно сказал Портос, залпом осушив свой стаканчик.

– Рукавом, Портосина, рукавом, – посоветовал Граната. – Давай плесну еще, коньячок голод притупляет.

Крис вновь достал унидеск и, вздохнув, сообщил домой о непредвиденной задержке в пути.

Вернувшийся минут через десять Нисазава обнаружил, что коньяка в бутылке осталось чуть-чуть. Лицо у него было довольным, словно он только что поучаствовал в успешной операции.

– Все в порядке, стафлы, – заявил он с порога. – Штурмер уходит на орбиту часа через три-четыре и вас заберет. А завтра у них ротунда шлепает на Трижды Два. Они немного поупирались, но мы их все-таки уговорили: подбросят вас до саба и денег не возьмут.

– И высадят? – осведомился Арамис. – Прямо в пространство?

– Разумеется, нет, – успокоил его полицейский. – Ротунда пройдет через «дырку» и подождет ближайшую галеру до Единорога. Мы с «сильванами» все прикинули и рассчитали. Со Снежинки идет «Агриппа», мы им уведомление уже послали. Состыкуетесь, перейдете на пассажирку – и вперед! Только перелет от саба до Единорога нужно будет оплатить, тут уж мы бессильны.

– Без проблем, командир! – Граната взмахнул бутылкой. – Спасибо! И за выпивку спасибо.

– На здоровье, – улыбнулся Нисазава.

– А что такое Трижды Два? – полюбопытствовал Крис.

– Это мы так Нова-Марс Шесть называем, – пояснил полицейский. – Для разнообразия. «Сильваны» там новую базу планируют вместо Семерки.

Крис подумал о том, что на Нова-Марсе-VII действительно произошло что-то из ряда вон выходящее, коль стафлов переводят на другую планету. Неслыханное дело! Что ж там такое могло стрястись на базе легиона «Сильван»?

– Нам тело нужно забрать, – угрюмо сказал Портос. – И вещи в каютах остались, на «Помпее».

– Все вам сюда доставим, – успокоил его Нисазава. – И тело, и вещи ваши. Не волнуйтесь. Вот что я предлагаю, стафлы: отсюда лучше никуда не уходить – мало ли что… У нас хорошая столовая, поедите, посидите в комнате отдыха. Или полежите. А потом сразу на штурмер.

– А выпивка в столовке есть? – осведомился неугомонный Граната.

– Выпивки нет, но вокруг шопов предостаточно. – Полицейский кивнул на окно. – Вон, прямо через дорогу…

Когда файтеры покинули кабинет, Арамис повернулся к Гранате:

– На кой черт тебе еще выпивка? У тебя уже из ушей течет.

Граната вытаращился на него:

– Так надо же должок человеку отдать или как? Или нахлебался на дармовщинку «Сириуса» – и так и надо? А на хайв что – думаешь с пустыми руками заявиться?

Арамис молча, словно защищаясь, выставил перед собой ладони.

Крис шел по коридору и думал об удивительных, просто пугающих способностях жриц Беллиза. Но как бы ни были могущественны беллизонки, теперь они потеряют след. Не сумеют почувствовать тех, кто убрался отсюда за сотни световых лет, в другую планетную систему.

Перед глазами возникло очаровательное лицо Анизателлы, и он грустно вздохнул.

* * *

– А ты вообще знаешь, что главное в объемках? – Граната потряс воздетым к потолку пальцем. – Узна-вае-мость! Зритель любит только то, что уже видел раньше! Те же драки, те же постельные сцены, те же выпивки, та же финальная схватка с главным злодеем! Естественно, с победой героя! Почему оплевали «Призрачного Сфинкса»? Да потому что автор хотел отойти от формата, от всех этих штампов. Но формат не победить! Оболванивание продолжается!

Он чуть ли не вдавил плечом собеседника-«сильвана» в переборку. Тот молча кивал, сжимая в руке недопитый стакан.

Крис понятия не имел, почему и как разговор перешел на обсуждение объемок. Впрочем, беседы в подвыпивших компаниях порой забираются в такие неожиданные дебри, что остается только диву даваться.

Просторный репеар, один из многих на хайве, был битком набит файтерами. У дальней от входа стены его пересекал длинный стол для сборки-разборки. Но никакой сборкой-разборкой там и не пахло: на столе царило изобилие бутылок, лишь кое-где чередовавшихся относительно скромной закуской. Те, кому не хватило места за столом, сидели прямо на полу возле нуждавшегося в починке оборудования; тут же на полу тоже стояли бутылки. Четверка прибывших на спейсматку файтеров «Минервы» не поскупилась на выпивку. Принимающая сторона, в свою очередь, дабы не ударить в грязь лицом, выставила все, что могла, – благо группа, слетавшая на Нова-Марс на штурмере, основательно отоварилась в шопах Стронгхолда. Здесь, при молчаливом попустительстве командиров, собрались не занятые исполнением служебных обязанностей файтеры легиона «Сильван», пребывавшие на борту космического улья «Гулливер».

Дружеская встреча представителей двух легионов Стафла была в полном разгаре. «Минервы» поведали об участии в операции на Нова-Марсе и впечатлениях от Александрии, рассказали о печальной судьбе Атоса, чье тело ждало отправки на родину в холодильной камере хайва, и перипетиях полета на галере «Гней Помпей Магн». Граната повторил историю о том, как стал для своих товарищей Мессией, и поделился пространными воспоминаниями о тесном общении с хошками Нова-Марса. Все эти разговоры неоднократно прерывались тостами и обильными возлияниями вполне в духе древних римлян. Правда, перышком в горле, чтобы вызвать рвоту, никто себя не щекотал, – народ тут собрался бывалый, закаленный и прекрасно обходился без этого. Да и к чему такие ухищрения? Если подопрет – само выйдет, без всяких перышек…

Криса царапнула по душе ответная история, рассказанная коренастым «сильваном» с блаженно хмельными, глядящими в разные стороны глазами. Родом он был с Нова-Марса, из Стронгхолда, и даже успел сегодня на минутку заскочить домой, пока товарищи по группе, прилетевшей на штурмере, бродили по кабакам и шопам. Много лет назад, когда он только пошел в школу, в соседнем квартале жил полицейский с семьей. «Сильван» помнил, что этот пол однажды исчез, и его так и не нашли. А еще он помнил похороны сначала дочери пола, а потом – жены. Сына забрал к себе дядя, но через несколько лет, как говорили, парень тоже пропал без вести. Толком «сильван» ничего не знал, но его отец связывал тогда все эти трагедии со служителями горного храма Беллизона. Что-то там этот полицейский им натворил, то ли в самой обители, то ли где-то еще…

Настроения Габлеру эта история отнюдь не прибавила. Впрочем, для него случай с поклонницами триединого божества был уже просмотренной до конца объемкой, и посещать Нова-Марс он больше не собирался. А Низа… Что ж, когда-нибудь появится в его жизни другая Низа. И не такая жестокосердная.

В свою очередь, медленно, но верно пьянеющая четверка «минерв» узнала кое-что о житье-бытье братьев-«сильванов». «Гулливер» – здоровенная шарообразная космическая посудина, целый орбитальный город – уходить на свою базу, на Нова-Марс-VII, не собирался. На патрулирование Конфайна крейсера отправлялись прямо отсюда, с околопланетной орбиты, и сколько это будет продолжаться, собутыльники «минерв» не знали. А может, и знали, только им не велено было об этом говорить. С хайва регулярно уходил транспорт на Трижды Два, где разворачивалась работа по созданию новой базы легиона «Сильван». Крепко подвыпивший Граната прямо в лоб спросил о том, что случилось на Семерке, – заговор? бунт? катастрофа с техникой? Но его «лобовой удар» был отражен одним-единственным словом: «карантин». Личный состав легиона «Сильван» безотлучно пребывал на месте постоянной дислокации, на Нова-Марсе-VII, а здесь, на «Гулливере», находились только те, кто вернулся из отпуска и на базе в неведомый «час икс» отсутствовал.

Настырный Граната попытался узнать о причинах карантина, но в ответ получил лишь пожимание плечами. Опять же, либо «сильванам» причины эти были неведомы, либо запрещалось о них распространяться.

Чужие секреты – это чужие секреты, и нечего туда лезть, иначе можно потерять спокойный сон.

А из какой искры вдруг вспыхнул разговор об объемках, было непонятно. Но вспыхнул – и угас, сменившись другой темой. Застолье продолжалось, всем было хорошо и уютно – ничто так не сближает, как душевная пьянка, и Граната уже сидел в обнимку с коренастым «сильваном». Портос, очистив пространство на столе перед собой от бутылок и стаканов, соревновался в армрестлинге с таким же гигантом из легиона «Сильван». На них вовсю делали ставки. Арамис показывал какие-то гинейские фокусы с перевернутыми стаканами, из которых спиртное никак не хотело выливаться. Крис пил в меру и, хотя в голове шумело, как в лесу в ветреный день, вполне себя контролировал и старался отвлечься от всех мрачных мыслей.

– Э-эх, завидую я вам, парни! – «Сильван» Зигмунд Свобода, расставив локти, сцепил пальцы на бритом затылке, прислонился спиной к переборке и мечтательно возвел взгляд к потолку. – Завтра будете на Однорогом… Там такое местечко есть, в столице, в Кришне, – пальчики оближете! Точнее, вам оближут, и не только пальчики.

Граната насторожился и мигом повернулся к нему.

– Одно название чего стоит, – продолжал Свобода. – «Сад наслаждений». Улавливаете? Я там трое суток проторчал… и у меня постоянно торчал! Это что-то! Супер! Настоятельно рекомендую…

– А ну-ка, ну-ка! – зачастил Граната. – Координаты? И помедленней, пжалуста, я запис-сую.

– Бывал в Кришне?

– Пока нет, но обязательно побываю! В самое ближайшее время!

– Ну, тогда… Да что объяснять, там любая справочная подскажет. Не проблема! И девочки там… – Зигмунд причмокнул. – Каждая красива, как Венера. И мальчики, между прочим, тоже есть.

– И каждый красив, как Аполлон! – Граната поморщился. – Мальчиков можешь оставить себе.

– Аполлон… – Сидевший поблизости «сильван» оторвал голову от опущенных на стол кулаков и мутным взглядом обвел окружающих. – «Сад наслаждений»…

На вид ему было далеко за тридцать, короткие седые волосы отнюдь его не молодили так же, как и глубокие складки, перечеркивавшие лоб. Глядя на его грубоватое хмурое лицо, можно было подумать, что он неделю не спал. Хоть и пребывал он в состоянии весьма сильного опьянения, но выговаривал слова внятно и твердо.

– Аполлон, – повторил он и потянулся за стаканом. – Есть «Сад наслаждений», а есть и другие места… гораздо хуже… Гора-аздо хуже, юноши. – Он поднес стакан к бледным губам, но пить не стал и внезапно взметнул его над головой, словно салютуя, разбрызгав спиртное на соседа. – Аполлон… светлый бог… Ха-ха! Как бы не так! Черта с два, юноши… Да я дважды «мерзляком» был!

Он со стуком поставил стакан на стол и вновь уронил голову на сжатые кулаки.

– Дед немного утомился, – сочувственно сказал кто-то.

– Что там твой «Сад наслаждений», Зиг, – подал голос бритый наголо файтер в расстегнутом до пояса комбинезоне. – А бывал ли ты, братец, в ликсийских банях, на Утопии? А в Долине гейзеров, у зерран, на Питере?

И пошло-поехало… Тема никого не оставила равнодушным, файтеры с удовольствием описывали разные злачные местечки Империи, не забывая прикладываться к стаканам. Казалось, огромный хайв то и дело содрогался от их громких голосов.

Подошедший сзади долговязый «сильван» с покрасневшими глазами, сжимая в одной руке бутылку, другой чувствительно хлопнул Габлера по плечу.

– Вот эт я понимаю, нормальные мужики! Накрыли поляну, и все как положено. Не то что этот ваш, позавчера, черномордый. Ладно, пить не стал, тут бог ему судья, – так слова же из него не вытянешь…

– У него проблемы, – повернувшись к «сильвану» и потирая плечо, пояснил Крис. – Серьезный разговор предстоит из-за девчонки. А вообще, Годзилла парень нормальный и выпить не дурак. Может, он уже ваших и напоил на Минохе.

– Ну, не знаю… – с сомнением протянул долговязый. – Только он не на Миноху полетел. С чего бы нашей биреме на Миноху переться? Не ближний свет, однако. Наш випр[57] прихватил его с собой на «Верку», в столицу.

Габлер удивленно снизу вверх посмотрел на «сильвана»:

– На «Верку»?

– Ну да, випра в штаб вызвали. Вот ваш к нему и пристроился. Давай по глоточку за мир и дружбу!

Крис прикоснулся стаканом к бутылке собеседника и сделал вид, что выпил. Он знал: этот глоток был бы уже лишним. Долговязый, не заметив уловки, запрокинул голову и присосался к горлышку. Шумно отдышался, вновь хлопнул Габлера по плечу, на этот раз по другому, и побрел вдоль стола.

Граната, сидевший во вращающемся рабочем кресле, резко крутанулся к Крису:

– Не понял! Ты же говорил, Годзик на Миноху свою умотал.

– Ну да, он мне так сказал, – недоуменно ответил Крис. – Сижу, говорит, на хайве, скоро вылетаю на Миноху. Я еще подумал: с чего «сильванам» лонг туда гнать?

Да, это действительно было непонятно. Зачем Годзилле, так спешившему на Миноху, лететь на «Верку» – планету Вери Рома? Через Единорог домой ему было бы гораздо быстрее. Когда Вери Рома стала центром Империи, средоточием самых разнообразных властных структур, саб, находившийся неподалеку от нее, перенесли на окраину системы Юпитера, подальше от планеты, на которой располагалась резиденция Императора, – в целях безопасности. Так что Годзилла затратит намного больше времени, добираясь оттуда на свою Миноху. Какое-то совершенно нерациональное он принял решение. И главное – зачем он соврал? Какая в том была нужда?

– По-моему, что-то темнит наш Годзик, – заявил Граната. – Это был у нас в группе один, Гена Шлиманян. Отцу говорил, что в футбол идет играть, матери – что танцевать учится, а сам бежал в музей, черепки разные разглядывать. Там много чего от древних корбов осталось, автохтонов наших. Сказания их изучал… И что? Вырос и раскопал их легендарный город, в который никто не верил. Вот тебе и Шлиманян!

«Гена Шлиманян…» – Крису почему-то показалось, что Принц Датский врет не хуже Годзиллы.

– А ну-ка, допросим стервеца! – воскликнул Граната. – Выведем на чистую воду!

Он, едва не вываливаясь от поглощенного спиртного из высокого кресла, достал из кармана унидеск, шевельнул пальцем. Подождал немного и повторил попытку связаться с Годзиллой. Досадливо бросил унидеск на стол:

– Не отвечает, зараза!

– Ты что, перепил? – наконец-то сообразил Крис. – Он ведь уже давно саб прошел. Если и ответит, то не скоро, устанешь ждать.

Граната хлопнул себя по лбу:

– А, блип, точно! Пока сигнал дойдет… – Он взял стакан, зачем-то тряхнул его, взбалтывая содержимое. – Ну и пусть потом локти кусает, что не участвовал в таких превосходных посиделках. И в «Сад наслаждений» хрен попадет. А уж я ему так все опишу, что он слезами захлебнется, образина черномазая!

И Граната лихо осушил стакан.

Дружеская встреча продолжалась…


Содержание:
 0  Эхо горного храма : Алексей Корепанов  1  Глава 1 Это твой мир! : Алексей Корепанов
 2  Глава 2 Чужак : Алексей Корепанов  3  Глава 3 На Нова-Марсе : Алексей Корепанов
 4  Глава 4 Угроза Триединого : Алексей Корепанов  5  Глава 5 По тормозам : Алексей Корепанов
 6  Глава 6 С чего начинается отпуск : Алексей Корепанов  7  Глава 7 Гулять так гулять! : Алексей Корепанов
 8  Глава 8 У каждого свое : Алексей Корепанов  9  Глава 9 Галера Гней Помпей Магн : Алексей Корепанов
 10  Глава 10 Что такое бессердечность : Алексей Корепанов  11  вы читаете: Глава 11 От греха подальше : Алексей Корепанов
 12  Глава 12 Эхо прошлого : Алексей Корепанов  13  Глава 13 На хвосте : Алексей Корепанов
 14  Глава 14 Детские забавы : Алексей Корепанов  15  Глава 15 Дети, вы рвете цветы… : Алексей Корепанов
 16  Глава 16 О пользе знаний : Алексей Корепанов  17  Глава 17 Все хорошо, что хорошо кончается : Алексей Корепанов
 18  Глава 18 Игрушка Императора : Алексей Корепанов  19  Использовалась литература : Эхо горного храма



 




sitemap