Фантастика : Космическая фантастика : Глава 15 Дети, вы рвете цветы… : Алексей Корепанов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 15

«Дети, вы рвете цветы…»

Кабак, в соответствии с имперскими традициями[76], носил истинно римское название «Сатурн» и располагался в парке над Волгой, под стенами высокого здания с двумя круглыми башнями по бокам. Все-таки отдавали дань земляне причудам Императора…

Крис просидел на его открытой площадке часа полтора, неспешно жуя фрукты, попивая сок и слушая те самые песни, которые пел Гена Тихомиров.


В городском саду падал снег,
Я по снегу к тебе иду.
Как под музыку падал снег
В городском саду[77].

Не про этот ли самый парк была негромкая песня, плавно возносившаяся к верхушкам деревьев?

Спешить ему было некуда. Он уже изучил расписание: ближайший борт с Единорога шел к Земле послезавтра, двенадцатого. Если, конечно, Янкер не найдет что-нибудь побыстрее галеры. Здесь он появится только вечером шестнадцатого, и времени у Криса было навалом. Не только всю Тверь можно было изучить вдоль и поперек, но, пожалуй, и полконтинента. Но покидать этот город он не собирался – хотелось быть поближе к юниту. Это пусть Здено Шатан с Лили Акимжанов порыскают по планете. А возможно, они, ругаясь на чем свет стоит, уже улетают отсюда. Несолоно хлебавши. Что ж, не всем быть победителями…

Только в третьем часу ночи Габлер подошел к своему номеру на втором этаже «Селигера». Крис приложил кей-кард и открыл дверь. В прихожей тут же загорелся свет. Файтер прошел мимо ванной и туалета, приостановился у большого настенного зеркала. Посмотрел на себя, остался вполне доволен своим видом и подмигнул отражению. Орел на комбинезоне тоже, казалось, любовался собой. Габлер взялся за ручку чуть приоткрытой двери в комнату, потянул на себя – и увидел летящий в лицо кулак.

Ошибка нападавшего заключалась в том, что тот решил обойтись без применения оружия. Вероятно, не хотел поднимать шума. Пальнул бы из гана в колено файтеру – и стал бы хозяином положения. Или у него просто не было оружия. А еще сыграло здесь роль то обстоятельство, что Крис ничего, кроме сока, не пил и был абсолютно трезв. А реакции любого трезвого эфеса можно только позавидовать…

Увернуться от удара не было никакой возможности, но Габлер успел отклониться назад, смягчая его силу. Чужой кулак все-таки чувствительно впечатался в его подбородок, но это был никак не нокаут. Крис продолжил движение назад и упал на спину. Делать это было совсем необязательно, но у файтера имелись на этот счет свои соображения. Распростершись на полу прихожей, он сквозь неплотно сомкнутые веки ожидал, когда противник появится в дверном проеме.

И дождался. Здено Шатан, старый знакомый, шагнул вперед из темной комнаты, а за его плечом виднелось лицо такой же старой знакомой – зеленоглазой Лили Акимжанов. Шатан успел сделать только один шаг, и Габлер, даже не прибегая к помощи экстры, резко ударил подошвами бегунцов по голеням противника. Шатан, охнув от неожиданности, начал клониться вперед, и его голова оказалась в тисках рук мгновенно вскочившего с пола файтера. Крис помог ему рухнуть на пол и, держа в поле зрения застывшую в комнате женщину, два раза, присев на корточки, приложил незадачливого противника лбом о напольное покрытие. Делал он это не наобум, а точно рассчитывая силу – как учили. Чтобы, не дай бог, не убить, но вырубить наверняка. На какое-то мгновение он все-таки потерял Лили из виду, и она тут же, как хищный зверь, налетела на него, толкнула в бок и прыгнула на спину. Церемониться Габлер не стал – не тот был случай, чтобы проявлять галантность по отношению к женщине. Не оборачиваясь, он ткнул ее локтем под ребра и, когда она, задохнувшись, ослабила хватку и начала сползать с его спины, проделал с ней то же самое, что с Шатаном. Конечно, такие контакты головы с полом грозили этим двоим сотрясением мозга, но тут уж выбирать не приходилось. На войне как на войне…

Габлер выпрямился и на какое-то мгновение ощутил дежавю. Вновь те же самые люди лежали на полу, только был это другой город и другой отель. И одежды в этот раз на них было побольше: бессменный синий свитер и джинсы на Шатане, мохнатая сиреневая кофта и просторные темные брюки на его напарнице.

Он аккуратно переступил через Шатана и, открыв дверь номера, быстро выглянул в коридор. Там было тихо и не наблюдалось никакого движения. Захлопнув дверь, файтер принялся действовать.

Он упарился, пока выполнил задуманное. Зато теперь можно было вытереть трудовой пот и полюбоваться на дело рук своих. На сей раз файтер убегать не собирался, – эти двое уже не представляли для него опасности. Прежде чем они смогут вновь устремиться в погоню за ним, если такое желание у них еще не пропало, он уже доберется до буферной зоны, до космопорта «Дикое поле». Снимет номер в отеле и будет в ожидании Янкера шляться по всяким людным местам, чтобы все время быть в толпе. Судя по самолично устроенной этой парочкой засаде, сообщников здесь у них нет, а сами они ничего не смогут ему сделать. Схватят и устроят допрос на предмет местонахождения юнита? Пусть-ка попробуют… А уж убивать им и вовсе не резон. Ведь не он им нужен, а украденная у Босса вещица.

«Я вновь переиграл их», – с гордостью подумал файтер.

Но тут же решил, что гордиться особенно нечем: эти двое были какими-то неподготовленными. Не чувствовалось в них профессионализма. Может, в воровских приемчиках они и знали толк, но в другом…

Стоя у стола в уже освещенной комнате, Габлер смотрел на результаты своих трудов. Здено Шатан и Лили Акимжанов лежали на полу у ложа со связанными руками и ногами – пришлось пустить на это дело разрезанную на полосы простыню из комплекта постельного белья, предоставленного отелем. Под головы им Крис заботливо подложил подушки, он ведь не испытывал личной неприязни к бедолагам. Хотя воровать, конечно же, нехорошо, тем более не у кого-нибудь, а у самого Императора. Кажется, еще в древности это считалось грехом, что-то говорилось по этому поводу в Библии. В книге, сочиненной, между прочим, здесь, на Земле.

Крис только что обшарил их карманы и выложил на стол унидески и разные карды. Нэпов у них с собой не было и оружия тоже. Они хотели взять его голыми руками. Видно, плохо знали файтеров, и случай в «Туарере» ничему их не научил.

Хотя вычислили они его очень быстро. И каким же, интересно, образом? Как они могли разузнать о том, что он, Крис, отправится именно в Тверь и остановится именно в отеле «Селигер»?

Эта непонятная проницательность не вязалась с тем представлением, которое сложилось у Габлера о незадачливой парочке, и он протянул руку к столешнице, собираясь порыться в россыпи кардов. Собственно, его совершенно не интересовало, кто они такие, – не его это было дело, – и он намеревался отправить все их карды в утилизатор. Как и унидески. Дабы как можно более затруднить их дальнейшую жизнь – как им удастся преследовать его без денег и документов? Пока они доберутся до дубликатов… Но теперь файтер изменил свое решение и хотел взглянуть на их ин-кард.

Но так и не сделал этого, потому что Здено Шатан зашевелился и открыл глаза. Обвел мутным взглядом потолок, мрачно посмотрел на Габлера и покосился на соседку. Попытался поднять руки, но тут же понял, что крепко связан.

– Голова не очень болит? – участливо поинтересовался Крис.

Если бы взглядом можно было действительно испепелять, то от файтера, скорее всего, не осталось бы ни клочка.

– Кто ты такой? – спросил Шатан, сдвинув мохнатые брови.

Голос у него был глубокий, басистый. С таким голосом хорошо песни орать в кабаках.

Габлер молча похлопал по своей нагрудной эмблеме.

– Это я уже видел, – хмуро процедил Шатан. – Какого дьявола ты вмешался? Тебя что, наняли? Или это маскарад?

Вероятно, он имел в виду униформу файтера.

Лили Акимжанов тоже начала проявлять признаки жизни. Чуть застонала, потерлась затылком о подушку и открыла глаза. Габлер еще раз отметил, что они у нее очень красивые и смотрятся инородным вкраплением на несимпатичном лице. Она сразу сообразила, что дергаться не стоит, и молча воззрилась на Криса. Несмотря на прелестные глаза, взгляд у нее был очень злой. И, кажется, слегка испуганный.

– Маскарад не маскарад… – Габлер чуть наклонился и уперся ладонями в стол. – Это не имеет значения, и вам это знать необязательно. У меня тоже есть вопрос. – Он смотрел на угрюмого Здено Шатана. – Как вы узнали, что я здесь? Просто интересно.

– Гос-споди! – с надрывом протянул Шатан, возведя глаза к потолку. – Ты из какой дыры вылез, трилобит? Что, о жучках никогда не слыхал?

Что такое «трилобит», Крис не знал. А о жучках, разумеется, имел представление. Но когда они сумели? Как?..

Лили Акимжанов продолжала молча сверлить его взглядом. И сквозила в этом взгляде уже не злость, а обреченность. И еще она нервно покусывала губу.

Габлер несколько мгновений оставался неподвижным, потом отошел от стола и сел в кресло у стены. Снял бегунцы, перевернул кверху подошвами. На светлой подошве правого бегунца, ближе к пятке, желтело еле уловимое круглое пятнышко. Крис подцепил его ногтем и с усилием отлепил. Поднес к глазам крохотный тонкий диск. Аккуратненький был жучок, ничего не скажешь. Габлер положил его на широкий подлокотник, встал и вернулся к столу.

– В своем номере по полу разбросали? В «Туарере»? – произнес он, не столько даже спрашивая, сколько утверждая.

Подцепить жучок он мог только в 1205-м, когда забрался через окно к этой парочке и бежал через комнату к прихожей.

Пленники молчали.

– Предусмотрительные вы, – прищурившись, добавил файтер. – Воры-специалисты. И отмычками хорошими запаслись. Ко всем дверям подходят?

Шатан всем телом повернулся к нему, поморщившись от неудобной позы.

– Слушай, ты кто все-таки? Если…

– Что ты собираешься с нами делать? – не дала договорить Шатану его спутница.

Габлер вновь уперся руками в столешницу.

– По первому вопросу я уже высказался: кто я – не имеет для вас значения. А на второй отвечу более подробно. И извини, что пришлось тебя ударить, мистрис. Ей-богу, я вовсе не кровожадный и женщинам стараюсь не грубить. Но, как говорится, положение обязывает.

– Конкретней, – раздраженно бросил Шатан, уже вновь улегшись на спину, на связанные руки.

– Пожалуйста. Я запру вас здесь, в номере. Тебя, мистрис, в ванной, а тебя, мистер, в туалете – ты уж извини. Ну и кляпы, конечно… Придется вам потерпеть. Утром придет серв – надеюсь, они уборку делают каждый день – и вас освободит. А я исчезну. Думаю, жучков на мне уже нет, но я проверю. И от штуковины, которую вы где-то там стащили, избавлюсь в самое ближайшее время. Вот такие у меня планы.

Крис обвел их взглядом. Мужчина едва заметно облегченно вздохнул, а женщина перестала кусать губу, и ее потухшие было глаза вновь заблестели. Вероятно, они ожидали, что он прикончит их и выбросит тела в утилизатор.

Впрочем, вид у Шатана все равно оставался угрюмым. Расставаться с юнитом явно не входило в его планы.

– Слушай, шустряк, – зло сказал он, – ты хоть соображаешь, в какую игру ввязался?

– У меня в этой игре роль маленькая, – поскромничал Габлер. – Забрать и передать. И все, для меня игра закончена.

– И эта маленькая роль может принести тебе очень большие неприятности, – зловеще произнес Шатан. – Знаешь, какое наказание предусматривает уголовный кодекс за нападение на государственных служащих высших категорий, находящихся при исполнении? Да еще с причинением телесных повреждений? Пожизненное, шустряк! Как минимум.

Упади сейчас возле отеля «Селигер» космическая глыба, взвой разом все сирены противоракетной обороны, Крис, пожалуй, не обратил бы на это внимания. Руки его, упиравшиеся в стол, дрогнули. Он лихорадочно принялся перебирать документы и выудил две тонкие пластинки. Вгляделся сначала в одну, а потом в другую.

И понял, что совсем недавно уже читал подобное.

«Система Юпитера… Вери Рома… Грэнд Рома… Администрация Императора… Управление делами… Преториат Унус… Лансер-трес…»

И Здено Шатан, и Лили Акимжанов были коллегами Янкера – ин-кард невозможно подделать в принципе!

Габлер поискал позади себя стул, не нашел и остался стоять с документами в руке. Два лансера-треса, два высокопоставленных государственных служащих из Администрации Императора, два грэнда молча смотрели на него.

Вероятно, выглядел файтер совершенно обалдевшим, потому что Шатан с легким удивлением спросил:

– Ты что, не знал?

Крис не ответил. Он был всецело поглощен собственным мыслительным процессом.

Коллеги Янкера… Это дело совсем перестало ему нравиться.

«Господи, во что же я вляпался? – растерянно думал он. – Нанес побои грэндам… При исполнении… Да, тут не только пожизненное можно схлопотать, но и вообще с жизнью распрощаться…»

Из подвалов памяти вдруг всплыли когда-то где-то то ли прочитанные, то ли услышанные строки:


Дети, вы рвете цветы, собираете вы землянику. —
Прочь убегайте: в траве – змея холодная скрыта[78].

Между прочим, хороший был совет.

Хитрюга Улисс вел какую-то свою игру? Что-то там обтяпывал, и втравил и его, Габлера, наивного защитника отечества…

«Стоп! – сказал себе Крис. – Удирал-то не Янкер, а вот эти…»

Кажется, все эти лансеры-тресы друг друга стоили. «Вор у вора дубинку украл» – так, что ли? Нужно было прекратить сбор земляники и немедленно убегать прочь. В космопорт – и на ближайший рейс куда угодно. Провести время на любой планете, в любой дыре, и вернуться сюда только тогда, когда здесь уже будет Янкер. Не таскать же с собой эту штуковину по галерам! Не хватало еще и влипнуть на досмотре… Тоже, между прочим, пожизненное заключение, без права на апелляцию… Поскольку лансеры-тресы действовали тайно, значит, никто не будет подкарауливать его, Габлера, ни в космопорте, ни тем более на галере. Пусть играют в свои игры, воруют что-то там друг у друга – не его это дело. Его дело – побыстрее выбраться из этой заварушки и попасть наконец-то домой!

Все в голове, кажется, утряслось. Габлер прищурился и сказал, похлопывая инками лансеров-тресов по ладони:

– Ребята, у меня почему-то такое ощущение, что шума вы поднимать не будете. А насчет пожизненного заключения или высшей меры… Насколько я понимаю, это должно сейчас больше заботить не меня, а вас.

И уже спокойно выдержал яростный взгляд Шатана.

– Я не знаю, что там у вас за дела, – продолжал файтер, – и какую такую ценность вы друг у друга уводите. Это ваши проблемы, а не мои. Я ведь не работаю в Администрации Императора. Так что сейчас я затолкаю вам кляпы и препровожу в места, так сказать, временного содержания. Надеюсь, сопротивляться не будете, пожалеете свои головы? Я ведь мозги и напрочь отбить могу.

Шатан сверкнул глазами, а Акимжанов вновь принялась кусать губу. Габлер начал собирать со стола документы и унидески.

– Не трогай, – бросил Шатан.

– Извини, не могу. У меня на душе будет спокойней, когда все это окажется в утиляге.

Габлер направился к двери – люк утилизатора находился в прихожей. За спиной вновь раздался басистый, но уже с нервной хрипотцой, голос Шатана:

– Постой!

Крис повернулся к своим пленникам. Чиновник напрягся и сел, всем телом подавшись к файтеру. Его залысины блестели от пота. Сослуживица Шатана оставалась неподвижной, но видно было, что она многое бы отдала за возможность освободиться от пут.

– Я так понимаю, ты в подробности не посвящен? – вкрадчиво спросил Шатан.

– Правильно понимаешь, мистер. И не желаю быть посвященным. Мне это совершенно ни к чему.

– Послушай, ты влез в очень опасное дело. Не знаю, кто и что тебе про нас нарассказывал, но тебя бросили под танк. Поверь, я знаю, что говорю. У тебя нет шансов выйти сухим из воды, концы-то остались. Ты будешь крайним, а знаешь, что делают с крайними?

У Габлера от этих слов мурашки побежали по спине.

«Может ли Улисс сподличать еще раз?» – задал он себе вопрос.

Ему в это не верилось. И он надеялся, что друг детства в случае чего убережет его от неприятностей.

– Не знаю, что императорские чиновники делают с крайними, – сказал он, – но не думаю, что буду именно таким. И вообще, мистер Шатан, дай мне самому позаботиться о себе. Ты лучше о своей дальнейшей участи побеспокойся. – Он перевел взгляд на бледную Лили Акимжанов. – И твоей пособницы.

– Тебя все устраивает в Империи? – вдруг быстро спросил Шатан.

Крис некоторое время с удивлением смотрел на него, а потом усмехнулся и покивал:

– Понимаю, тебе не хочется сидеть с кляпом в сортире, тебе лучше поболтать. Но у меня другие планы, я их уже довел до вашего сведения. Если имеешь что-то против Империи, то это не мне надо рассказывать, а кому-нибудь другому.

Габлер сделал еще один шаг к прихожей, но Шатан вновь остановил его:

– Тебе обещали заплатить? Сколько?

Файтер развел руками, чуть не уронив карды:

– Тайна сделки, сам понимаешь…

– Мы заплатим больше! – выкрикнул Шатан. – Назови сумму! Любую, слышишь?

Крис немного помолчал и сказал:

– Не помню, где видел одно изречение: «Есть мера в вещах». По-моему, сказано неплохо. А наши, когда играют в карты, приговаривают: «Не очко меня сгубило, а к одиннадцати – туз!»

И, уже не останавливаясь, направился к утилизатору, услышав сзади злобный возглас, сопровождаемый звуком плевка: «Идиот!»

Габлер не стал обижаться. На месте Шатана он, наверное, еще и не так бы ругался. Позаковыристей.

* * *

Быстро спустившись с крыльца отеля «Селигер», Крис направился к уже поджидавшему такси – теперь ему было не до ночных прогулок по городу. Теперь следовало как можно быстрее очутиться подальше не только от Твери, но и от Земли.

Ближайшая пассажирка уходила с орбиты в одиннадцать – это была галера «Луций Корнелий Сулла Фэликс» до системы Квирина, и Крис на нее успевал. Еще в номере, затолкав грэндов в ванную и туалет и привязав к трубам (они не сопротивлялись, сохранив тем самым здоровье), он заказал билет. Квирин так Квирин, ему было все равно. Информировать портье о том, что он не намерен возвращаться в отель, Крис не стал – зачем? Портье это знать ни к чему, да и номер оплачен на неделю вперед. Поинтересовался только, когда будут делать там уборку. «Часиков в десять-одиннадцать», – ответил портье. И это значило, что Шатан с Акимжанов при всем желании не успеют попасть на «Суллу». И останутся с носом.

Такси чуть ли не мгновенно перемахнуло через реку и опустилось у вокзала «Волга». Габлер, оставив плащ на сиденье, быстрым шагом направился в зал и забрал императорскую цацку из камеры хранения – чтоб ей провалиться в тартарары! Оставлять ее здесь было совершенно ни к чему, пусть теперь полежит в другом месте. Вновь забрался в уникар, и тот взял курс на космопорт «Дикое поле».

Стояла глубокая ночь, небо постепенно затягивали тучи, гася звезды, и внизу тоже почти не попадалось никаких огоньков. Планета казалась холодной, унылой и безлюдной…

«Прощай, Тверь», – подумал он.

На Шамбалу – единственную спутницу Квирина галера должна была прибыть тринадцатого, а в обратный рейс уходила пятнадцатого. Таким образом, вновь появиться на Земле он сможет только вечером семнадцатого августа. А Янкер будет здесь шестнадцатого.

«Ничего, поскучает сутки, – сказал себе Габлер. – Так даже лучше, будет держать под контролем своих вороватых сослуживцев, если объявятся в космопорте».

Конечно, самым приемлемым вариантом было бы просто, оставив юнит в «Диком поле», сообщить Улиссу номер камеры хранения и, долетев до Шамбалы, отправиться домой – через Единорог. Но пойти на такое Крис не мог. Выставить номер на эд-пейдже, на всеобщее обозрение… Это не лезло ни в какие ворота. Может, никакого риска тут и не было, но Габлер от такой идеи сразу же отказался. Нет, он откроет камеру хранения своим голосом, в присутствии Янкера, отдаст ему юнит, взамен получит вторую часть обещанного вознаграждения… и там будет видно, откажется ли Эрик от других своих посулов или нет.

Крис вынул из кармана унидеск, зашел на эд-пейдж «Терра» и начал просматривать сообщения. И почти сразу обнаружил нужное:

«Гладиатору. Буду 16-го. Улисс».

Как Габлер и предполагал.

Янкер не стал пользоваться скоростными кораблями спецслужб, предпочитая обычную рейсовую галеру. Значит, по-прежнему не хотел привлекать лишнее внимание. Или не мог…

«Меня это не касается», – подумал Крис и начал набирать новое послание: «Уллису. Улетаю налегке, вернусь 17-го. Жди в «Диком поле». Гладиатор».

Он представил недоумение Янкера и усмехнулся. Пусть поволнуется, пусть поругается… «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Золотое правило нравственности. А Янкер о нем в свое время не вспомнил.

Габлер убрал унидеск, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Теперь можно было немного подремать.

Но ему не дремалось. В голове неустанно крутились мысли об этом темном деле, и он задавал себе вопрос: стоило ли соглашаться на предложение Янкера? Да нет, не предложение это было, а просьба. Отчаянная просьба попавшего в безвыходное положение человека. Возможно, провал грозил Улиссу не только потерей места в Администрации Императора, но и чем-то похуже…

«Это его проблемы», – сердито отмахнулся от мыслей Габлер и дал команду пайлоту включить тиви.

…В залах космопорта «Дикое поле», кажется, ничего не изменилось со вчерашнего вечера: шопы, кафетерии, бегущие надписи, мув-имиджи; даже пассажиры были похожи на вчерашних. До шаттла на орбитальную станцию оставалось еще много времени, и Крис был обречен на томительное безделье. Юнит он вновь поместил в камеру хранения, прошептал заклинание и отправился бродить туда-сюда, разглядывая витрины. Еще в такси он накинул плащ. Ему хотелось быть как можно более незаметным, а лучше всего – вообще невидимым. Но «невидимки» остались на базе – да и кто бы выдал одну из них уходящему в отпуск?

Когда из-за угла сувенирки показался рыжий здоровяк в тускло-серебристом комбинезоне, Крис вновь всерьез подумал о том, что каким-то невероятным образом провалился в прошлое. Во вчерашний вечер. Рыжий все так же покачивался, а когда заулыбался, обнаружились у него во рту две дырки на месте все тех же передних зубов. Улыбался он не просто так, а потому что явно узнал Криса – и это было удивительно, учитывая его вчерашнее и сегодняшнее состояние. Судя по всему, он за все это время так и не прилег. Впрочем, умение много пить входило в обязанности эфесов…

– А вот и ты! – взревел рыжий и стремительно заключил Габлера в объятия. – Куда ты подевался, Алессандро? Я ж, эт-самое, обыскался.

Крис с трудом высвободился из железной хватки «солнца» и хотел уже пояснить, что он вовсе не Алессандро, но тот бесцеремонно схватил его за борт плаща, распахнул и завопил еще громче:

– Ага, «минерва»! Послушался-таки Арьена Рютте. Но меня не проведешь! Пошли, братан, промочим горло!

Он не выпускал плащ Габлера из своей лапищи, и Крис понял, что на этот раз ему не отвертеться. Да и не было, собственно, причины отказываться – стаканчик-другой чего-нибудь в меру крепкого ему сейчас бы не помешал. Хотя пить спиртное в столь ранний час вовсе не было его хобби.

Арьен Рютте поволок его на второй ярус, почти непрерывно говоря на ходу. Прогуливавшиеся по залу полицейские внимательно смотрели на него – наверное, далеко не в первый раз, – но не трогали. Продолжал он изливаться и в «поилке», где его, видимо, уже хорошо знали, – рыжий явно соскучился по компании, но заводить беседы с сивилами считал ниже своего достоинства. Можно было только поражаться тому, что он до сих пор способен довольно внятно излагать свои мысли и почти не терять нить повествования. И отрекомендовавшегося ему Габлера он безошибочно называл Крисом.

Напиток, предложенный для употребления Арьеном, оказался весьма своеобразным. «Горилка с перцем» – так он назывался, и Габлер радовался, что поначалу сделал всего лишь один не очень длинный глоток. В горле словно развели костер, а на глаза навернулись слезы. Он торопливо влил в себя предусмотрительно взятый сок, и пожар утих. В дальнейшем он действовал по той же методике, и вскоре ему стало очень хорошо и очень легко, словно свалился с души тяжелый камень. Арьен же Рютте горилку ничем не запивал, однако держался на том же уровне и не выказывал никаких признаков близящейся отключки. Видать, очень крепкий был парень. Сродни горилке.

История файтера легиона «Солнце» была проста, как стойка «смирно». Арьен Рютте и еще два его сослуживца, дождавшись законного отпуска, покинули базу на Марсе. («Краснозадый» – так неделикатно называл Рютте четвертую планету системы Солнца.) Каботажник доставил их к Земле, на одну из орбиталок. Сослуживцы благополучно отбыли в свои родные планетные системы, а Рютте решил смотаться на Землю и немного оттянуться перед возвращением домой. Собственно, отмечать отпуск они начали, еще даже не стартовав с Марса, продолжали в течение всего полета, и Арьен загружался в шаттл, уходящий на Землю с «Ринга», в «не очень четком состоянии» – так он выразился. Почему он выбрал шаттл, идущий именно сюда, в космопорт «Дикое поле», для него до сих пор оставалось загадкой. Наверное, просто под руку, так сказать, подвернулся. Душа-то жаждала праздника, душа-то стремилась к развлечениям… Хотелось куда-нибудь еще, но, побродив по окрестностям, Рютте понял, что все желаемое можно найти прямо здесь, и сложил крылья в «Диком поле». Погулял он, по его словам, хорошо, и длилось это четверо суток. Зубы, как он объяснил, пострадали не в драке, а по его собственной оплошности – Арьен не стал уточнять, какой именно. Зубы не беда, дома новые вставит. Главное – получил удовольствие, жаль только, эфесы ему не попадались. Приходилось пить то с хошками, то в одиночку.

– Только не с этими сивилами, братан, – гудел он, перегибаясь через стол к Габлеру. – Я с ними – ни-ни! – и он мотал указательным пальцем, подобным стволу излучателя.

Крис не стал выяснять, чем вызвано такое негативное отношение ко всем тем, кто не служит в Стафле. Он терпеливо слушал, время от времени кивал и подавал реплики, но не забывал следить за временем. Он вовсе не собирался прозевать посадку на шаттл до орбиталки.

Когда Арьен Рютте все-таки немного выдохся и сделал паузу, Габлер поинтересовался его дальнейшими планами. Не вечно же «солнце» собирался сидеть тут, и дома, поди, заждались…

– Не заждались. – Арьен помрачнел и стукнул по столу кулаком. – У матери, эт-самое, медовый месяц… а и года не прошло! – Он скрипнул зубами и повертел в руке полупустой стакан. – Так что на Шамбале меня не очень-то и ждут. Но я все равно заявлюсь!

Крис поднял брови:

– Так ты на Шамбалу? Прямо сейчас?

– Ну да, а куда же еще? Не на постоянку[79] же возвращаться! Это я еще успею.

– Значит, летим вместе, – сказал Габлер. – Мне тоже туда.

– Годится! – вновь заулыбался Арьен. – За это надо выпить! Что-то у меня, эт-самое, в горле напрочь пересохло…


Содержание:
 0  Эхо горного храма : Алексей Корепанов  1  Глава 1 Это твой мир! : Алексей Корепанов
 2  Глава 2 Чужак : Алексей Корепанов  3  Глава 3 На Нова-Марсе : Алексей Корепанов
 4  Глава 4 Угроза Триединого : Алексей Корепанов  5  Глава 5 По тормозам : Алексей Корепанов
 6  Глава 6 С чего начинается отпуск : Алексей Корепанов  7  Глава 7 Гулять так гулять! : Алексей Корепанов
 8  Глава 8 У каждого свое : Алексей Корепанов  9  Глава 9 Галера Гней Помпей Магн : Алексей Корепанов
 10  Глава 10 Что такое бессердечность : Алексей Корепанов  11  Глава 11 От греха подальше : Алексей Корепанов
 12  Глава 12 Эхо прошлого : Алексей Корепанов  13  Глава 13 На хвосте : Алексей Корепанов
 14  Глава 14 Детские забавы : Алексей Корепанов  15  вы читаете: Глава 15 Дети, вы рвете цветы… : Алексей Корепанов
 16  Глава 16 О пользе знаний : Алексей Корепанов  17  Глава 17 Все хорошо, что хорошо кончается : Алексей Корепанов
 18  Глава 18 Игрушка Императора : Алексей Корепанов  19  Использовалась литература : Эхо горного храма



 




sitemap