Фантастика : Космическая фантастика : Армагеддон. Книга 2 : Аллан Коул

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




Этот роман – смелый эксперимент, задуманный и осуществленный с поистине галактическим размахом. Его авторы – Ник Перумов, один из признанных лидеров российской фантастики, и маститый американец Аллан Коул – объединили усилия и создали свой «Армагеддон» – слегка ироничный, чуть-чуть пародийный фантастический боевик, насыщенный космическими приключениями, детективными расследованиями и могущественной магией. Есть в нем и любовь, помогающая добру одержать победу над злом. Этот роман существенно отличается откниг Ника Перумова, к которым мы все так привыкли и которые так любим, не похож он и на «Стэн» и «Атеро» Аллана Коула, имевших успех и в США, и в России. Это первый по-настоящему интернациональный фантастический проект, оригинальный, неожиданный, неповторимый.

Разве горе-трюкачу По плечу Нож бросать и вновь ловить, Хворь валять и вновь целить, Медь дробить и вновь ковать, Змей дразнить и вновь смирять, Нож пронзит ему висок…[1]

Часть первая

ПРОВОКАЦИЯ

Разве горе-трюкачу

По плечу

Нож бросать и вновь ловить,

Хворь валять и вновь целить,

Медь дробить и вновь ковать,

Змей дразнить и вновь смирять,

Нож пронзит ему висок…[1]

Глава 1 (31)

Cтарого Чёрта заела тоска. Уныние его было столь глубоким и беспросветным, что у него едва хватало куража отпустить пару-другую крепких ругательств, даже если случай настоятельно того требовал. Брань его поблекла, стала менее забористой, виртуозной и ядрёной.

Казалось, нет во всей Вселенной такой силы, которая заставит бывшего моторного беса воспрять духом. Даже Гомуле, великой матери призраков смерти, не удавалось вывести Старину из депрессии. Меж тем возлюбленные чада Гомулы, как всегда беспечные и жизнерадостные, беззаботно выплясывали и распевали воинственные песни в языках пламени, бушующих в отделении для нечисти космической крепости «Бородино». Но тщетно они упрашивали Старину позабыть о своих горестях и составить им компанию в живительных кострах Внутренней Преисподней. Все представители нечистого племени не зря считают эти костры лучшим средством от хандры. Огненные языки неизменно дарят успокоение и облегчение.

Но Старый Чёрт понуро сидел в углу, устремив в пустоту невидящий взгляд. Излюбленные прежде удовольствия и развлечения совершенно утратили для него былую прелесть и притягательность.

Все его мысли были безраздельно поглощены воспоминаниями. Вновь и вновь он представлял гиперпространство, любовался мерцанием бесчисленных звезд, преодолевал опасные магнитные бури. Он скучал без работы. Ему так хотелось бы услышать вновь голоса далёких друзей. А ещё произнести моторное заклинание, ох, это удивительное заклинание, благодаря которому неуклюжие на вид, тяжеловесные конструкции преодолевают космические сверхрасстояния со скоростью, многократно превышающей скорость света.

Старый Чертяка уже потерял надежду, что ему когда-нибудь удастся покинуть это жуткое место. Ему до смерти надоели докучливые боевые призраки с их бесконечными плясками, набили оскомину назойливые песни, в которых маленькие смертоносные создания восхваляли убийство, кровь и насилие. Он хотел лишь одного – вновь вернуться к своему честному ремеслу моторного беса, вновь направлять огромные космолёты в отдалённые уголки Вселенной. Однако Старый Чёрт был далеко не глуп. Он отлично понимал: положение складывается так, что рассчитывать на подобное везение не приходится. Вряд ли ему когда-нибудь позволят взяться за единственное дело, мастером которого он не зря считался. За дело, которое он любил и которому посвятил всю свою жизнь. Он догадывался, что в лучшем случае ему суждено провести остаток своих дней в унылой праздности. «Неужели мне не доведется снова испытать восхитительные ощущения, которые составляют главный смысл существования истинного моторного беса?», – с отчаянием думал Старый Чёрт.

Даже любимый поэт Киплинг не приносил ему прежней радости. На память впавшему в мерехлюндию Чертяке, как назло, приходили лишь самые мрачные и горестные строки. Например, те, что посвящены «горе-трюкачу» и его бедам.


Нож пронзит ему висок,
Змеи уползут в песок,
Не пойдёт неловкость впрок —
Люди станут, хохоча,
Гнать такого трюкача!

Сбитый посох, пыль дороги,
Чёрствый хлеб, глоток воды —
Вот удел его убогий,
Вот награда за труды![2]

Старый Чёрт не мог без содрогания думать о том, что ему придётся навсегда остаться пленником, заточённым в опостылевшем отсеке проклятой, трижды вонючей крепости. Ему трудно было смириться с подобным уделом, с тем, что он никогда уже не увидит звёзды, а тем более вожделенный Авалон.

Вроде бы все, кто расследовал дело Старого Чёрта, пришли к единому, самому благоприятному для него мнению. В случившейся катастрофе не было ни малейшей вины моторного беса, утверждали они. Однако Старый Чёрт имел возможность убедиться: виновен он или нет, ему никогда не позволят выйти на свободу. Всякий раз, когда он осмеливался заикнуться, что хочет покинуть крепость «Бородино», находилось множество веских причин, по которым в данное время его присутствие здесь было совершенно необходимо.

Старый Чёрт знавал на своем веку немало скользких хитрецов, умеющих мутить воду. Однако он прежде не встречал таких мастеров на всякие отговорки, увёртки и оправдания, как хозяева космической крепости. «И пусть весь адский огонь погаснет, если это не так», – угрюмо твердил он про себя.

Но сейчас кое-что отвлекало Старого Чёрта от грустных воспоминаний, тягостных размышлений и тревожных предчувствий. Точнее, кое-кто. Этот мальчонка, который не шёл у него из головы. Нет, он просто засел у него в уме!

Мощный поток мыслей, посылаемый Билли, с легкостью преодолевал не только расстояние, но и многочисленные сверхпрочные перегородки космической крепости. Он проникал в сознание Старого Чёрта и заглушал звучавшую там тоскливую беспросветную мелодию.

Да! Билли, несмотря на свой юный возраст, обладал незаурядными магическими способностями. Постепенно он начинал это понимать и понемногу обучался владеть собственной сверхъестественной силой. Он постоянно общался со Старым Чёртом, не выходя из охраняемой госпитальной палаты, расположенной на борту российской космической крепости.

Старый Чёрт успел привязаться к Билли. Благодаря мальчику он не чувствовал себя совершенно одиноким. Он наградил своего юного приятеля прозвищем Маленький Друг Всего Мира, которое позаимствовал из любимого романа Киплинга. Впрочем, ему нечасто приходилось пользоваться этой громоздкой и неудобной кличкой, так что Билли куда чаще оказывался мягкопузиком, дружком, а то и просто малышом.

И в эту самую минуту издалека явственно доносился телепатический шёпот мальчика, который твердил без устали:

– Мы должны выбраться отсюда, Старина! Надо непременно бежать! Иначе нам крышка! Ты сам знаешь, по доброй воле они нас ни за что не выпустят!

– Бежать-то нам, конечно, надо, мягкопузик. Вопрос в том, как это сделать? – со снисходительной усмешкой осведомился моторный бес. – Не представляю, как унести отсюда ноги. Мы полностью в их власти: что захотят, то с нами и сделают. Ох, тошно мне! Ты уже сподобился увидеть знаменитого колдуна, Карвазерина? Силен, собака! Разве нам удастся победить его заклятия? Нет, кишка тонка.

– Видал я твоего хвалёного колдуна. – Судя по пренебрежительному тону, встреча не произвела на Билли сильного впечатления. – Ничего в нём особенного нет, доложу я тебе! Я не стал с ним церемониться и назвал попросту Дэнни. Видел бы ты, как он взбесился!

– Ох, Маленький Друг, прошу, будь осторожнее! Такие шутки до добра не доводят! – взмолился Старый Чёрт. Однако же, услыхав о мальчишеской выходке Билли, он не смог удержаться от довольной ухмылки. – Господина Карвазерина лучше не злить. Он из семьи могущественных колдунов. Такие свинские династии всречаются очень редко. Его брат, господин Брэнд Карвазерин, среди русских волхвов пользуется репутацией самого могучего! Конечно, оба эти жопотряса привыкли к почёту. Знаешь, мне говорили, – продолжал Старый Чёрт, – все боевые колдуны русских крепостей, расположенных на старушке Земле, находятся в подчинении у Карвазерина-старшего, чтоб его горячей магмой по самые уши залило!

– Да слышал я сто раз, какие они с братом большие шишки, – с вызовом заметил Билли. – Старикашка Дэнни вечно об этом талдычит. Все уши прожужжал. Но ведь нам с тобой, Чертяка, их крутизна только на руку. Подумай сам, мы слишком мелкие сошки для таких великих деятелей. Так что, когда мы сбежим, они самую малость поищут поблизости, только так, для очистки совести. А если не найдут, шибко горевать не станут, успокоятся, а вскоре и думать о нас забудут. Им же некогда канителиться со всякой мелюзгой. Потому что у них и так уйма дел. Великих дел, достойных таких больших шишек!

Старый Чёрт вспомнил угрюмое, непроницаемое лицо колдуна, его холодный пронзительный взгляд и невольно поёжился.

– Ох боюсь, дружище, ты нас слишком мелко крошишь! Да и Карвазерина тоже, – возразил он. – Если мы убежим, Карвазерина от злости понос пробьёт. Хотя сам колдун мягкокожий, но душа у него чешуйчатая. И будь уверен, он сыщет способ, как нами подтереться. Не поздоровится тогда бедному Старому Чертяке. Наверняка Карвазерин в порошок сотрёт его косточки!

– Да наплюй ты на него! – Билли едва не сорвался на крик. – Дурак он и есть дурак. Нам и без него хватает о чём волноваться. Разве ты ничего не чувствуешь, Старина? Скоро что-то произойдёт. Что-то действительно ужасное. Куда страшнее всех пакостей твоего Карвазерина.

По чешуйчатому загривку Старого Чёрта пробежал холодок. Билли был прав, с недавних пор в сердце отставного моторного беса поселилось тревожное предчувствие. И сейчас это предчувствие кольнуло его вновь, заставив закалённую душу Старого Чёрта сжаться от ужаса.

– Да, Маленький Друг Всего Мира, честно говоря, я тоже порядком передрейфил, – признался Старый Чёрт. – И пусть меня кастрируют овечьими ножницами, но я нутром чую, надвигается неладное. Всем нам крышка.

– Кто-то приближается, Старина, – многозначительно произнёс Билли. – Он ещё далеко, но уже старается рассмотреть нас получше. Кто-то ужасно сильный и жутко злой. Я чувствую, как холод его мыслей преследует меня. И мне это не нравится. Мне не нравятся его мысли!

Старый Чёрт содрогнулся всем телом. Теперь, когда мальчик решился заговорить об этом вслух, образ врага стал более чётким и осязаемым: перед глазами Старого Чёрта замаячила огромная тёмная туча, несущаяся сквозь гиперпространство, туча, полная смертоносных грозовых молний.

Внезапно перед его внутренним взором предстало неведомое существо с омерзительно жестоким лицом и горящим во лбу кроваво-красным кристаллом. Монстру нужны были они, Старый Чёрт и Билли! Уверенность в том, что это именно так, обожгла грудь моторного беса.

– Как же мы с тобой убежим, Маленький Друг Всего Мира? – спросил он. – Ты же сам говоришь, надвигается большая беда… От такой беды не уйдёшь!

– Прежде чем катастрофа наступит, мы успеем унести отсюда ноги, Старина! – В голосе Билли звучала неколебимая надежда. – Нам с тобой не привыкать к таким переделкам. Один раз нам уже удалось спастись с «Холидея Первого», правда? Так почему, гуманоид тебя задери, трусливый старый нытик, нам не спастись опять?

Старый Чёрт задумался. Он так волновался, что взмок от испарины, хотя чешуйчатые демоны, как известно, не потеют. Конечно, на первый взгляд побег – вещь совершенно невероятная. Но если раскинуть мозгами, понимаешь, что это возможно, вполне возможно! В особенности если он и юный колдун объединят магические силы! Как бы то ни было, надо попробовать. Игра стоит свеч! А потом пусть всё сыплется в тартарары!

– Есть лишь одно затруднение, – прервал его размышления Билли, почувствовавший, что ему удалось убедить Старого Чёрта в своей правоте. – Я не представляю, куда нам податься, когда мы наконец выберемся отсюда. Где мы можем спрятаться? Нужно найти надёжное место. Но для тебя-то это пара пустяков, Старина. Ты же моторный бес, настоящий космический волк. А это не так мало. Ты способен приводить космолеты в движение. А я ничего подобного не умею. Я всего лишь мальчишка, недомерок и недоучка. К тому же ублюдок-полукровка, достойный только пинка под зад!

– Не юродствуй, Маленький Друг Всего Мира, – недовольно перебил Старый Чёрт. – Запомни, даже в шутку нельзя унижать ни себя, ни свою кровь! Звёзды светят ярче благодаря тебе. Никогда об этом не забывай.

– Но всё же, Старина, где мы спрячемся? – настаивал мальчик. – Неужели ты не знаешь подходящего местечка? Тебе ведь известны все закоулки галактики.

Старый Чёрт молчал, почёсывая чешуйчатый затылок толстым крючковатым когтем. Вопрос разрешался не так просто, как это представлялось Билли. Тут не помешало бы опрокинуть несколько кубков согревающего огненного пунша. Вроде того, что подают в любимом трактире моторных бесов сектора 666.

Честный бес с грустью вспомнил этот трактир, полный благодатного адского огня и живительного едкого дыма. Да, если бы он мог оказаться там… Но что, тысяча лысых гуманоидов, ему мешает?

– Эй, Маленький Друг Всего Мира, похоже, я знаю одно такое тёплое местечко. Как раз то, что нам надо, – внезапно произнёс он, и тут же надежда загорелась в его груди, немедленно растопив лёд тоски и тревоги. – Надёжное убежище, где мы можем спрятаться на некоторое время. Там мы будем в безопасности, среди друзей. Друзей, которые соображают, что к чему, и плохого не посоветуют.

– Где оно, это замечательное место, Старина? – Голос Билли звенел от радости. – Как оно называется?

– Оно носит самое славное название из всех названий в галактике, Маленький Друг Всего Мира, – ответил Старый Чёрт. – Я не знаю слова слаще и благозвучнее, чем… Авалон!

Глава 2 (32)

– Собаки по-прежнему беспокоятся, товарищ сержант, – обратился молодой русский солдат к своему командиру, крепко сбитому детине с грубо высеченным широким лицом.

– Так что с того, рядовой? – последовал раздражённый ответ. – Ты полагаешь, собачьей брехни достаточно, чтобы ворваться к старшему по званию и отвлекать его? На то и собаки, чтобы брехать. Заткни глотки своим беспокойным собакам, всего и делов. До рассвета осталось четыре часа, и у меня пропасть работы. Так что я вовсе не собираюсь терять время на то, чтобы слушать скулёж и вой вонючих псов, будь они трижды неладны!

– Так точно, товарищ сержант! Но, товарищ сержант…

– Ты всё ещё здесь, парень? Составь рапорт и упомяни в нём свое имя. А то вдруг я забуду, кого мне следует хорошенько пнуть в задницу, когда у меня выдастся свободная минутка.

– Товарищ сержант, – в дрожащем голосе молодого солдата звучало искреннее отчаяние, – товарищ сержант, но согласно уставу…

– Что устав?.. Засунь его себе в жопу, свой драгоценный устав! Больше он ни на что не годится! Никакие уставы не действуют в два часа ночи, понял? И упомяни себя в рапорте дважды, чтобы я не забыл дать тебе пинка два раза. А теперь проваливай, рядовой. Ты меня утомил. И чтоб больше духу твоего здесь не было.

Незадачливый молодой солдат, которого звали Грегор, нерешительно направился к дверям караульной. Выволочка, которую он только что получил от сержанта, ничуть его не расстроила. Чёрт с ним, с этим самодовольным болваном и с его нагоняями! Если что сейчас и волновало Грегора по-настоящему, так это поведение собак, необъяснимое и странное.

Солдат исполнял должность инструктора служебных собак. Он привык доверять своим четвероногим подчиненным и прислушиваться к их мнению. А они в течение последних часов явно были чем-то расстроены и встревожены, но, увы, не могли даже намекнуть ему на причины своей тревоги.

Особенно волновало солдата необычное поведение его подопечного. Это была огромная немецкая овчарка, хладнокровный и невозмутимый пёс. Грегор стал его проводником ещё в учебке. Он назвал своего боевого товарища Фанг, в честь бесстрашного преданного пса, героя одной из книг Джека Лондона. Фанг не любил попусту поднимать шум. Но с тех пор, как они вошли в караульное помещение, он заходился от яростного, надрывного лая.

Грегор подавил обиженный вздох. Ладно, хватит об этом. Его дело – предупредить, а дальше – дело начальника. Как и у сержанта, у него пропасть обязанностей. И он должен выполнить их прежде, чем закончится длинная караульная смена.

В данный момент ему следовало присоединиться к патрулю, который обходил с внутренней стороны заграждение из колючей проволоки, окружавшее стратегический военный объект.

Из всех бесчисленных военных баз, находившихся на территории Российской Федерации, именно эта была самой важной. Здесь базировались отборные военно-воздушные войска – Дважды Краснознамённые Кенигсбергско-Псковские военнно-воздушные гвардейские дивизии. В них насчитывалось четырнадцать тысяч военнослужащих-гуманоидов; приблизительно двадцать тысяч единиц нечисти, приводящей в движение военные машины и орудия; специальные ударные авианосцы, оборудованные тактическими истребителями «МиГ-229» и «СУ-327»; кроме того, на территории военного объекта находилась батарея антибаллистических ракетных установок.

Колоссальная военная база размещалась в пределах стратегической линии антиракетной защиты вокруг Старой Москвы. Помимо войск и других средств защиты база располагала также множеством могущественных военных магов и колдунов всех классов и рангов.

Почти все колдуны и большинство военнослужащих высокого ранга, служивших на базе, проживали здесь вместе с семьями. Считалось, что это поможет сохранить атмосферу стабильности на объекте, где постоянно возникали тревожные ситуации.

Добросовестный молодой солдат и его верный пёс, разумеется, не знали – а если бы и знали, то не придали бы этому никакого особого значения, – что среди колдунов, служащих и постоянно проживающих на базе, находится Брэнд Карвазерин, брат Даниэля Карвазерина – главного колдуна космической крепости «Бородино».

Семья Брэнда жила на базе вместе с ним, и солдаты обязаны были соблюдать надлежащие меры по охране домочадцев колдуна, а также защищать и охранять его самого.

Так предписывали положения устава.

Растерянный и недоумевающий Грегор медленно брёл по патрульной дорожке. На протяжении всего пути громадный мохнатый Фанг боязливо жался к правой ноге хозяина и жалобно скулил. Собака, несомненно, была напугана. Но Грегор, как ни ломал голову, не видел ни малейших причин, способных вызвать этот испуг.

Ночь дышала теплом, покоем и безмятежностью. Небесный свод, высокий и чистый, был усыпан мириадами звёзд. Млечный Путь… Орион… Большая Медведица…

Издалека снова донёсся унылый хор – то был пронзительный вой, издаваемый множеством собачьих глоток. Несмотря на то что база была окружена огромным количеством разнообразных магических систем безопасности, собаки по-прежнему оставались одним из самых надёжных охранных средств. Ко всем важным военным объектам были приписаны сотни собак. Фанг, заслышав призыв соплеменников, заскулил ещё громче и надсаднее.

– Спокойно, Фанг, спокойно, – произнёс солдат, легонько поглаживая своего четвероногого товарища. – Что стряслось, милок? Что тебе взбрело в голову?

Собака устремила на человека взгляд больших тёмно-коричневых глаз, полных смертной тоски. Тихонько поскуливая, Фанг подпрыгнул и лизнул Грегора в щеку.

Согласно инструкциям, которым неукоснительно следовал Грегор, такое поведение совершенно «не соответствовало» высокому положению служебно-сторожевой собаки. Фанг также уважал инструкции и устав. И с тех пор как пёс вышел из щенячьего возраста, он никогда не позволял себе подобных слюнявых нежностей.

– Господи, помилуй, – прошептал потрясённый солдат.

Теперь он не сомневался – или Фанг спятил, или происходит что-то из ряда вон выходящее. Схватив своего мохнатого друга за широкий ошейник, Грегор притянул его поближе к себе. Пса сотрясала мелкая дрожь, уши его были прижаты к голове, а шерсть на загривке встала дыбом.

Потом Фанг вновь завыл, и издаваемый псом резкий, раздирающий слух звук, полный невыразимого ужаса и отчаяния, становился всё громче и громче.

* * *

Юный Грегор находился в таком же неведении, как и его непосредственный начальник, тупоголовый сержант, как и многие другие – бойцы диверсионно-десантных отрядов, пилоты, маги, занимающие невысокие должности, и менее значительная нечисть, техники, охранники, повара и прочий обслуживающий персонал. Все эти мелкие сошки не имели ни малейшего понятия об истинном назначении базы.

Внизу, глубоко под землей, под всеми казарменными помещениями и лабораториями, под бронированными ангарами и помещениями для нечисти, под офисами командования, находился ещё один уровень – секретный этаж, скрывающий нечто таинственное и способное навести трепет на непосвящённых.

Вход на этот секретный уровень был тщательно скрыт от посторонних взоров при помощи как магических, так и материальных средств маскировки. Караул здесь несли призраки смерти специальной, особо злобной сторожевой породы, незрячие и безгласные. Крошечные создания, исполненные самой чёрной ненависти, одержимые неуёмной жаждой крови, жаждой убивать.

Призраков смерти подобной породы невозможно подкупить, запугать и тем более задобрить; если их всё же удастся захватить в плен, никакой допрос не поможет добиться нужного результата и выпытать у них необходимые сведения.

Секретный уровень, как уже говорилось, был скрыт глубоко под землёй – так глубоко, что особые отряды тектонических колдунов, непревзойдённых специалистов в области розыска подземных помещений, не сумели бы его обнаружить даже совместными усилиями.

Тайны, которые хранил подземный этаж, стоили всех этих чрезвычайных мер предосторожности.

Брэнд Карвазерин был в числе немногих посвящённых, в числе тех, кто обладал правом круглосуточного доступа на секретный уровень. Именно туда он сейчас и направлялся. Придав своему и без того каменному лицу самое непроницаемое и угрюмое выражение, колдун миновал последний пост патрулей-гуманоидов и решительной походкой устремился вперед, прямо в слепящую тьму, непроглядную и беспредельную.

Вот уже три месяца он работал здесь, на самом секретном из всех секретных магических производств, расположенных под землёй. Совместно с несколькими колдунами пятого разряда он создавал новую сверхмощную серию магического оружия, намного превосходящую по убойной силе все известные прежде виды, а также конструировал важнейшие средства доставки этого оружия к местам военных действий.

Старые, некогда надёжные заклинания, вызывающие опустошительные пожары, наводнения, смертоносные землетрясения и ураганы, эпидемии неизлечимых болезней, массовое безумие и самоубийства, давно уже никуда не годились.

Много лет назад были созданы эффективные средства защиты, лишающие силы подобные заклинания. Они уже не могли служить устрашению потенциального врага и обеспечивать господство во Вселенной. И теперь обе мировые державы, Россия и Америка не покладая рук бились над разработкой новых, сверхразрушительных заклятий массового уничтожения.

День за днём, ночь за ночью русские колдуны, служившие на военной базе, не зная отдыха, трудились над новыми магическими монстрами. Их самоотверженная работа принесла уже немалые результаты, которые до поры до времени тщательно скрывались в особых заговорённых контейнерах.

Перед колдунами была поставлена нелёгкая задача: найти «Что-то Действительно Новое», а для краткости программа создания сверхмощного смертоносного оружия получила название «Проект ЧДН».

Итак, в глухой ночной час, когда расшумевшиеся без видимой причины собаки причиняли столько беспокойства молодому часовому, Брэнд Карвазерин спешил в свою секретную лабораторию.

Его со всех сторон окружала густая, непроглядная темнота, горячая и липкая. Колдун двигался по коридору, где не было ни пола, ни стен. Он не шёл, а мягко плыл по воздуху, словно тучка в детских снах.

Пока он продвигался по коридору, потоки магической силы играли и клубились вокруг его пальцев; благодаря этому безмолвные и невидимые часовые, которые несли караул у секретного входа в лаборатории и цеха, понимали, кто перед ними, и беспрекословно пропускали Карвазерина.

Несмотря на каменное выражение лица, колдун был охвачен тревогой. Проект ЧДН, хотя и продвигался небезуспешно, был ещё весьма далёк от завершения. А ведь не исключено, что матушке-России придётся в скором времени начать военные действия против американских ублюдков, которые что-то совсем распоясались. Если так и случится, проект может не поспеть вовремя. Прежде чем колдун успел спуститься на подземный этаж, где располагалась нужная ему лаборатория, до его слуха донёсся заунывный собачий вой.

Собак Брэнд ненавидел всей душой. Не меньшей неприязнью Карвазерина пользовались и кошки, птицы, лошади, дикие звери – словом, все живые твари. Давным-давно старый учитель Брэнда предупредил начинающего колдуна, что вся его жизнь будет отравлена неизбывной ненавистью. Такова цена, которую приходится платить за истинную силу.

Брэнд терпеть не мог собак, однако он отнюдь не был дураком, который плюёт на предупреждения. «Что-то не так, – подумал он, прислушиваясь к тоскливому пронзительному вою и проходя мимо двух серых шаров, которыми был отмечен вход на секретное производство. – Не зря эти паскудные псы подняли такой шум. Вдруг это имеет отношение к проклятым америкашкам? Неужели они осмелятся напасть первыми?»

«Нет, это невозможно, – твердо сказал себе Брэнд после нескольких секунд спокойного размышления. – Спору нет, американьеры – грязные ублюдки. Однако ублюдки и маньяки-самоубийцы – не вполне одно и то же. Брат пишет, что дурында Лоусон ещё не закончила расследование обстоятельств гибели „Холидея Первого“. До того как она вынесет свой вердикт, американцы должны воздержаться от нападения. Пока что им придётся ограничиться проклятиями и угрозами в адрес русских».

«Что касается проклятий, тут мы в долгу не останемся, – ухмыльнулся по себя Карвазерин. – На каждый вылитый на нас ушат грязи ответим целым чаном. Однако начало военных действий необходимо по возможности оттянуть – до той поры, пока не будет завершена работа над Проектом ЧДН. Поди разберись, с чего переполошились эти четвероногие пустобрёхи. Но можно не сомневаться, они почуяли вовсе не американцев. Но почему все же эти вонючие паршивцы подняли такой вой? Не могли же они все разом взбеситься!»

Поглощённый тревожными размышлениями, Брэнд едва не забыл предъявить свой невидимый пропуск на последнем контрольно-пропускном посту.

Когда колдун миновал этот пост, темнота внезапно отступила, и Брэнд оказался в низенькой тесной комнате, вдоль стен которой находилось несколько запертых железных шкафчиков. Здесь колдун переоделся в спецодежду.

Дверь, ведущая в помещения, где располагалось главное производство, была украшена всеми существующими магическими рунами, защищающими от вторжения врага. Среди этих рун был даже христианский крест. Брэнд коснулся ладонью потайной кнопки, и дверь с шипением отворилась.

За ней оказался длинный коридор, по обеим сторонам которого виднелся бесконечный ряд дверей. Не мешкая, Брэнд бесшумно открыл одну из них.

– Здравствуйте, Брэнд! Как дела? Что новенького наверху? – приветствовал его находившийся в лаборатории пожилой человек.

Он стоял у длинного массивного стола, выложенного толстыми плитками лучшего итальянского мрамора. На этих плитках Брэнд разглядел несколько чёрных живых существ размером примерно с крысу. Они лихорадочно метались туда-сюда под светящимся занавесом, состоящим из тонких, как паутина, нитей.

– Ничего особенного, Алекс. Никаких происшествий. О, я вижу, ваш последний эксперимент оказался успешным. Примите мои поздравления.

– Благодарю, – откликнулся польщённый колдун, коллега и подчинённый Брэнда. – Все параметры остаются стабильными. И вмешательство посторонней воли лишь увеличивает силу заклятия.

– Отличная работа, – довольно кивнул Брэнд. – Значит, опытная часть эксперимента практически завершена. Ну, Алекс, теперь нам остались пустяки – повторить успех в полевых условиях, перейдя к боеголовкам. И если всё у нас получится, значит, наша красотка готова отплясывать на балу.

Алекс спрятал в бороде зловещую ухмылку.

– Бал получится на славу. Америкашки повеселятся до упаду, когда начнётся потеха. Им придётся по душе наш подарочек, – взахлеб затараторил он, не в силах справиться с охватившим его возбуждением. – Это будет славная заваруха! Исполинские чудовища терроризируют американские города! Чудовища, вышедшие из пустоты! Они мигом разрушат все линии коммуникаций. Все объекты жизнеобеспечения. В два счёта распотрошат этих поганцев. Представляю, какая вспыхнет паника. Загляденье! А потом мы…

– Придержите язык! – раздался резкий окрик Брэнда Карвазерина. – Вы что, последний разум пропили? О таких вещах нельзя говорить даже здесь, старый вы осёл…

Алекс осёкся, испуганно вытаращил глаза и вытянулся по стойке «смирно».

– Виноват, товарищ Карвазерин! – пробормотал он. – Я просто потерял голову от радости. Уверяю вас, это больше не повторится! Прошу у вас прощения. Я сознаю свою ошибку!

– Ладно, довольно об этом, – снисходительно процедил Брэнд. – А теперь, Алекс, оставьте на некоторое время в покое своих маленьких крысообразных демонов. Пусть немного отдохнут, а вы пока поднимитесь наверх, посмотрите, что там происходит с этими чёртовыми собаками. Они сегодня как с ума посходили. От их воя уши лопаются. Вы ведь у нас считаетесь повелителем зверей, Алекс. Вот прекрасный случай доказать, что вы и в самом деле заслуживаете этого звания.

– Слушаюсь, товарищ Карвазерин. Я займусь этим немедленно, – с готовностью отрапортовал старый колдун. – Говорите, собаки чем-то встревожены? Интересно, очень интересно…

И Алекс, всецело поглощённый догадками о возможных причинах собачьей тревоги, с отсутствующим видом кивнул своему грозному начальнику и торопливо покинул лабораторию.

Брэнд проводил его долгим, задумчивым взглядом. Он знал, что, несмотря на скверный характер, Алекс по праву считается превосходным колдуном. Он кажется трусоватым, но на самом деле умеет действовать решительно и быстро, и у него безотказная интуиция. Алекс тоже почувствовал – наверху творится что-то не то. Брэнд мог бы поклясться, что ощущает явственный запах опасности.

Этот запах насквозь пропитался злом – то было гнилостное зловоние всеобщего разложения.

Брэнд попытался освободиться из-под гнёта тоскливого предчувствия. «Ерунда, – говорил он себе. – Вот уж действительно чушь собачья, иначе не скажешь. Глупо поднимать панику из-за собачьей брехни. Наверняка всему виной мощные магические волны, порождаемые Проектом ЧДН. Они-то и тревожат четвероногий сброд».

К тому же скопилось множество срочных дел, которые настоятельно требуют его внимания. Брэнд расправил плечи и направился прочь из лаборатории.

Не позволив себе прислушаться к голосу интуиции, Брэнд совершил трагическую ошибку, о которой вскоре пришлось пожалеть всей Галактике.

Глава 3 (33)

Таня не сводила взгляда с далёких звёзд, мерцание которых проникало сквозь прозрачный свод. Она нежилась в тёплой благоуханной воде бассейна, окружённая мягкими облаками пара, которые благодаря искусной подсветке переливались золотисто-розовыми оттенками.

Танин более чем скромный «сплошной» купальник в стиле ретро казался на её роскошном теле откровенным и вызывающим, и она это прекрасно знала. Знала она также, что двое весьма привлекательных мужчин, плавающих по разным сторонам бассейна, неотступно наблюдают за каждым её движением. Однако стоило ей в очередной раз подумать об этом, как у неё сладко захватывало дух.

Ничего не скажешь, она выбрала неплохой метод проведения расследования. И уж точно наиболее приятный. Расследование! При этой мысли Таня не смогла сдержать улыбки.

Видели бы её сейчас старые приятельницы, с которыми она вместе училась! Уж тогда-то они не стали бы укоризненно покачивать головами и намекать, что она, Таня, безнадёжный синий чулок и к тому же выбрала себе не слишком подходящее для женщины служебное поприще. Зрелище и в самом деле хоть куда: Таня купается в роскоши в самом буквальном смысле этих слов, а рядом не один, а целых два мужественных красавца, которые пожирают её глазами и ради неё готовы на всё.

И при этом Таня не на курорте развлекается. Напротив, она находится при исполнении самых что ни на есть служебных обязанностей. Конечно, совмещать полезное со столь значительной долей приятного – не в её привычках крепкой профессионалки. Но, господи боже, она ведь не из железа сделана! Она самая обычная, нормальная женщина, из плоти и крови. И кровь её, между прочим, совсем не холодна. На ум ей приходят самые обычные, нормальные мысли. И те чувства, в которых большинство женщин видит главный смысл жизни, ей вовсе не так чужды, как это может показаться со стороны. Хотя, честно говоря, с тех пор, как она в последний раз поддалась подобным чувствам, прошло чертовски много времени.

Таня потратила значительную часть отпущенных ей денежных средств на три соединённых номера люкс в отеле Центральной галактической библиотеки. Укрывшись от посторонних глаз в этих уютных номерах, предназначенных для чего угодно, только не для библиографических изысканий, они с Дэвидом и Владом днями и ночами занимались именно библиографическими изысканиями, по крупицам собирая просочившиеся в печать сведения о случаях, подобных трагедии «Холидея Первого». Конечно, исследование можно перепоручить специалисту по СМИ, каких в полиции немало, но Таня не желала упускать возможности понаслаждаться жизнью за казённый счёт. Дни и ночи следует посвящать работе, но ведь в ее распоряжении остаются вечера…

Таня порой не могла скрыть удивления – с чего это её дернуло выбрать самый расточительный и шикарный способ расследования. Без бассейна, номеров люкс и двух помощничков, ни хрена не смыслящих в библиотечной работе, дело пошло бы куда быстрее. И все же не было сил отказаться от всего этого великолепия.

«Наверное, сейчас мне следовало бы ощущать неловкость и стыд, – думала Таня. – Галактика зависла над пропастью между войной и миром, а я как ни в чём не бывало нежусь в шикарном бассейне. Но ведь в том, что волей обстоятельств мы оказались в этих апартаментах, нет моей вины. Как нет моей вины и в том, что к трём роскошным номерам, которые мы заняли, примыкает этот чудесный маленький бассейн с подогретой минеральной водой. Здесь можно немного отдохнуть и расслабиться, пока архивные крысы суетятся не покладая рук, собирая данные, которые необходимы нам для дальнейшего расследования».

Центральная галактическая библиотека была не только храмом знания, но и уютным местом отдыха, где с удовольствием проводили время состоятельные литераторы. Библиотека не зря гордилась своим отелем – чуть не самым комфортабельным во всей галактике.

Сама библиотека представляла собой целый искусственно созданный мир, планетоид, выведенный на орбиту Марса. Здесь располагались крупнейшие хранилища информации, магические и электронные. Но главное её богатство составляли миллионы настоящих, старинных бумажных книг, которые, согласно желанию посетителя, можно было полистать. На создание библиотеки было потрачено много усилий и ещё больше средств. Неудивительно, что она служила незаменимым источником всевозможной информации как относительно прошлого, так и относительно настоящего. А тот, кто был не обделён умом и сообразительностью, мог здесь узнать немало интересного и о ближайшем будущем.

Вокруг библиотеки группировались и прочие культурные центры. Здесь находились концертные залы, галереи, театры и кинотеатры. И, разумеется, дело не обошлось без ресторанов, кабаре и ночных клубов. Всё самое лучшее, что выработало человечество за свою историю – музыку, картины, кулинарные шедевры, спектакли и фильмы, – можно было получить здесь одновременно, причём в самых комфортабельных условиях.

Таня и два её новых сотрудника провели в подобном раю уже целую неделю. Они отдавали должное всем предлагаемым удовольствиям, а по ночам устраивали совещания – настоящие мозговые штурмы, которые нередко затягивались до самого утра. Вообще-то по ночам принято заниматься несколько иными делами, но ревнивое внимание соперников побуждало всю троицу уделять ночные часы работе.

А вот купание в тёплой воде бассейна служило прекрасным средством от усталости, которая неизбежно охватывала их после этих бурных прений. Постепенно совместное посещение бассейна вошло у них в привычку. Интимная обстановка, царившая здесь, немало способствовала укреплению странных и неестественных отношений, которые зародились во время самой первой их встречи.

Всего неделю назад Дэвид и Влад набросились друг на друга как смертельные враги. Однако теперь у Тани уже не было необходимости прибегать к успокоительному заклятию, чтобы удержать своих коллег от попыток вцепиться друг другу в глотки. Казалось, само её присутствие действует на них умиротворяюще и благотворно.

Да, теперь она была в этом абсолютно уверена. Они и думать забыли о вражде. Дэвид и Влад лениво плескались каждый на своей стороне бассейна, и всё их внимание было приковано к женщине, которая находилась между ними. Две пары глаз ласкали её формы, которые не мог скрыть скромный купальный костюм.

Тане не надо было гадать, о чём они сейчас думают. Она не сомневалась, что думает о том же. Сейчас она была безраздельно поглощена одной мыслью, очень приятной, ленивой и сладкой, как истома. При этом она не ощущала ни малейшего давления со стороны Дэвида и Влада – ни один из них не торопил её. Двое влюблённых мужчин не настаивали, чтобы она непременно сделала выбор.

Кстати говоря, она сохраняет за собой право не выбрать ни одного из них.

Как раз в этот момент раздался сигнал, вызывающий её на связь. Таня, торопливо перевернувшись на живот, поплыла к бортику бассейна, чтобы ответить.

Дэвид восхищённо наблюдал за её грациозными быстрыми движениями. Длинные золотистые волосы Тани рассыпались и плыли за ней по воде, словно хвост сказочной морской русалки. Зрелище это доставляло Дэвиду невероятное, почти непереносимое удовольствие.

Тут он заметил, что взгляд Влада устремлён в том же направлении.

Внезапно глаза их встретились. Теперь они неотрывно смотрели друг на друга поверх Таниной головы.

Губы обоих соперников одновременно тронула улыбка.

«Всё-таки жаль, что после того, как дело будет сделано, мне придётся убить этого парня», – подумал Дэвид.

«Если бы не приказ, я оставил бы его в живых, хоть он и американец», – подумал Влад.

И они улыбнулись друг другу ещё шире и доброжелательнее.

А потом две пары глаз одновременно устремились на Таню, которая разговаривала с кем-то по линии космической связи, и пересеклись вновь.

Улыбки медленно сползли с погрустневших лиц.

«Когда я убью его, у меня не останется никаких шансов на Таню, – подумал Дэвид. – На этот раз у победителя не будет трофеев. Таня возненавидит того, кто останется в живых, – убийцу с окровавленным ножом. Но отец Зорза отдал мне приказ. Я должен выполнить его во что бы то ни стало. Любой ценой, даже самой высокой».

«Нельзя предавать Церковь Меча, – подумал Влад. – Самый опытный и умелый боец отряда особого назначения „Бурые медведи“ не волен слушаться голоса собственных желаний».

Тем временем Тане тоже приходилось несладко. Разговор оказался не из приятных. Подобно Дэвиду и Владу, Таня получала приказы. И между ней и тем, кто эти приказы отдавал, тоже не было согласия.

– Послушай, Гарри, – говорила она. – Не моя вина, что начальство назначило тебя посредником. Я прекрасно знаю, ты это посредничество в гробу видал. Но раз уж на тебя это нагрузили, то надо смириться и перестать брыкаться.

– Вам не кажется, полковник, что вы слишком о себе возомнили? – перебил Гарри, подчеркнутой резкостью тона стараясь поставить её на место и напомнить о существующей между ними разнице в званиях.

Таня привыкла к грубым выпадам генерала, и обычно они мало её трогали. И всё же лицо её исказила гримаса презрения. «Хорошо, что Гарри не видит меня сейчас», – пронеслось у неё в голове. Над созданием сети магических заклинаний, которая защищала их разговор от подслушивания, долгое время трудилась большая команда колдунов. В целях безопасности сеть пропускала лишь голоса собеседников, а изображения блокировала.

Таня придала своему голосу всю непреклонность и суровость, на какую только была способна:

– Послушай, Гарри, если начальство намерено что-то сделать, оно это сделает, можешь не сомневаться.

– Да, только оно совершенно не намерено прислушиваться к жалобам полковника Лоусон. Я говорил, что для этой миссии хватит мозгов у простого полисмена. После этого они почему-то выбрали тебя.

По большей части высокие посты в Организации Объединённых Планет занимали служащие, имевшие опыт дипломатической работы. Но Таня занималась полицейским расследованием. И ей было до смерти необходимо, чтобы чиновник высокого ранга взял на себя ответственность и избавил её от бюрократических проволочек, неизбежных в центральном управлении полиции Объединённых Планет.

Как ни печально, но обратиться за помощью она могла только к опостылевшему до чёртиков Гарри.

Её босс испустил страдальческий вздох, словно человек, которого силой вынуждают ставить под угрозу собственное благополучие, а то и жизнь.

– Хорошо, Таня, – процедил он. – Я знаю, от тебя не отвяжешься. Выкладывай: что тебе нужно?

– Спасибо, Гарри. Как хорошо, что ты меня понял. Я знаю, ты всё понимаешь с полуслова. За это я тебя и ценю, – беззастенчиво солгала Таня. – На самом деле просьба у меня самая простая. Для тебя это раз плюнуть. Я всего лишь хочу, чтобы кто-нибудь обошёл стороной бюрократов и получил для меня несколько докладов ООП.

– Докладов Организации Объединённых Планет? Ничего себе! Каких именно?

Таня наизусть прочла шесть сложных шифров, состоявших из множества букв и цифр.

Гарри присвистнул. Удивление его было столь сильным, что в трубке что-то защёлкало.

– Теперь-то я понимаю, почему у тебя возникают проблемы. Судя по грифам, это сверхсекретные документы! В хорошенькую переделку ты хочешь меня втянуть!

– Только для секретности нет ни малейших оснований, – возразила Таня. – Все шесть инцидентов в свое время получили широкую огласку. Телевидение и радио раструбили о них по всей Галактике. А в ООП почему-то раздули из мухи слона и наградили секретным грифом доклады, посвящённые этим происшествиям.

– Для того, чтобы утаить какие-то неприглядные факты. Ты ведь клонишь именно к этому, если я не ошибаюсь? – подчеркнуто равнодушно осведомился Гарри.

– Да. Именно к этому, – с готовностью откликнулась Таня. – Там должны быть свидетельства очевидцев. Конечно, пока всё это только мои подозрения. В случае с каждым из инцидентов следователи полиции Объединённых Планет тщательно допрашивали всех очевидцев. И я думаю, кто-то очень не хочет, чтобы эти показания всплыли вновь.

В трубке повисло тягостное молчание. Таня знала своего босса как облупленного и не сомневалась, что на другом конце линии Гарри обмирает от страха.

Меньше всего на свете ему хотелось становиться поперёк дороги сильным мира сего. А сейчас его стравливали с кем-то, кто обладает влиянием. И, судя по тому, как глубоко этот кто-то сумел запрятать концы, влияние было немалым.

– Скажи, а разве эти… ну, инциденты… имеют какое-то отношение к твоей миссии? – пробормотал он наконец. – С чего тебя вдруг потянуло на эти доклады?

Таня, забыв, что Гарри её не видит, досадливо пожала плечами:

– А как же иначе? Стала бы я тебя беспокоить понапрасну. Во всех шести случаях есть куча совпадений с тем, что произошло с «Холидеем Первым». Прежде всего все они связаны с нападением на русские или американские гражданские объекты. В первом случае на крупнейший зернообрабатывающий комплекс Новой Украины была сброшена биобомба. Десять служащих погибло. Две сотни получили ранения. Вся продукция, находившаяся в тот момент на заводе, была отравлена. В стране немедленно поднялась паника, так как этот зерновой комплекс обеспечивает продовольствием более пятидесяти миллионов людей. К счастью, время для бомбардировки завода было выбрано не слишком удачно. Урожай того года уже был обработан почти полностью.

– Я отлично помню эту заварушку! – Теперь в голосе Гарри звучало неприкрытое удивление. – Это произошло лет пять-шесть назад. Русские тогда подняли вой, будто всему виной американцы. Однако мы полностью опровергли эти подозрения. Впрочем, истинный виновник так и не был обнаружен. Тёмное оказалось дельце.

– Примерно так же дело обстояло и в пяти других случаях, Гарри, – продолжала Таня. – Вот, например, два года назад американский космический отель столкнулся с астероидом, который многократно превосходил его размерами. Вскоре выяснилось, что этот астероид – не космическое тело, а создание человеческих рук. И управлялся он людьми. Однако бедные ублюдки вновь просчитались и выбрали неудачное время для нападения. В отеле завершались отделочные работы, он ещё не был заселен. В результате столкновения погибло лишь несколько рабочих-строителей.

– И этот инцидент я тоже помню! – отозвался Гарри. – На этот раз американцы обвиняли русских. Мы тщательно расследовали обстоятельства происшествия и вновь доказали, что обвинения несправедливы… Хотя в чём там было дело, до сих пор неизвестно… Подозреваемых нет…

– Я могу подробно рассказать и про остальные четыре случая, Гарри, но думаю, ты поверишь мне на слово, – перебила его Таня. – Все они схожи как капли воды.

Вновь повисло молчание, на этот раз более длительное. Таня справедливо предполагала, что сейчас Гарри судорожно соображает, стоит ли ему ввязываться во всё это и удастся ли в случае чего выйти сухим из воды. Ломает голову над тем, возможно ли выполнить её просьбу и в то же время держать её на коротком поводке и сохранять за собой право на отказ.

– Похоже, ты права, Таня, – произнёс он наконец. – Допускаю, что всё обстоит именно так, как ты говоришь. Тебе действительно необходимо ознакомиться с этими несчастными докладами. – Помявшись, он добавил нарочито самоуверенным и бесшабашным тоном: – Так и быть, я проверну для тебя это дельце. Хотя не сказал бы, что это для меня раз плюнуть. Но раз я взялся… в течение суток ты получишь эти долбаные доклады, будь они прокляты.

– Я тебе ужасно благодарна, Гарри! Ты душка! – ответила Таня. Несмотря на всю свою неприязнь к боссу, на этот раз она не кривила душой.

Конечно, помочь ей его заставляли лишь уязвлённая гордость и желание подчеркнуть свою значительность и весомость. Однако можно было не сомневаться – Гарри сделает всё, что от него зависит, чтобы жизнь нескольких мелких бюрократов превратилась в кошмар.

Она уже собиралась попрощаться с ним и прекратить сеанс связи, когда Гарри неожиданно добавил:

– Погоди, Таня! Надо же, едва не забыл! Так замотался, что голова кругом!

– Что такое, Гарри? Говори скорей!

– Я только что получил рапорт из крепости «Бородино». У них очередное ЧП: моторный бес, которого ты допрашивала, и этот мальчишка, как его там… Билли Иванов… В общем, они исчезли. Как говорится, дали деру.

От такого известия Таня едва не окунулась с головой.

– Что значит «исчезли»? – недоумённо переспросила она. – Каким образом свидетели могли исчезнуть с охраняемой космической крепости?

– Я понимаю, это звучит странно, – ответил Гарри. – Но их нигде не могут найти. Пропали бесследно.

– Как такое могло случиться? – настаивала сбитая с толку Таня. – «Бородино» находится не где-нибудь, а… в космосе, чёрт его подери! Неужели они сумели выбраться оттуда так, что ни одна живая душа не заметила?

– Понятия не имею! Как видно, при первом знакомстве ты их недооценила. Они оказались большими пройдохами. А ведь ты могла бы сообразить, что раз они сумели сбежать с лайнера во время взрыва боеголовки, то удрать из-под стражи им тем более не составит труда. – В голосе Гарри явственно слышались довольные нотки. Теперь, переложив на неё ответственность, он мог быстренько отступить на задний план. – Но я полностью доверяю тебе, Таня, – торжественно заявил он. – Знаю, для такого специалиста, как ты, найти эту парочку не составит особого труда.

На этом связь прервалась. Голос Гарри смолк.

Глава 4 (34)

Брэнд Карвазерин находился в центре огромного подземного производства, рядом с исполинским магическим устройством.

На первый взгляд его можно было принять за громадный газовый генератор, однако на самом деле устройство представляло собой тело, сердце и душу Проекта ЧДН.

Светясь от гордости и самодовольства, Карвазерин осмотрел своё детище со всех сторон. Одно лишь соображение несколько омрачало его торжество: всё это время американцы тоже не сидели сложа руки. Они вполне могли изобрести собственное устройство, идентичное детищу русских колдунов. Устройство, способное в считанные секунды уничтожить мир. Карвазерин располагал достоверными данными, что его американские коллеги работают над сходным проектом. Но пока что он не знал, к каким результатам привела их работа.

– Внимание всем постам! Доложить о готовности на центральный пульт управления! – скомандовал Карвазерин.

– Пост один – осмотр завершён! – тут же последовал первый доклад. – Полная боевая готовность.

То был старый Фисагава-сан, потомок мятежных японских боевых колдунов. Давным-давно его предки устроили заговор с целью свержения правительства Японии. После того как заговор провалился, они бежали из своей страны и нашли прибежище в России. Несмотря на то что Фисагава обладал незаурядной колдовской силой, он всё же многократно уступал Карвазерину.

– Пост два – всё в порядке! – раздался ещё один голос.

Этот голос также был старческим и дребезжащим. Однако он также принадлежал сильному колдуну. К делу, которым занимались Карвазерин и его коллеги, допускались лишь проверенные кадры. Начинающим колдунам или тем, кто обладал слабыми чарами, не было места в секретных лабораториях.

Подобно эху, доклады следовали один за другим, повторяясь почти слово в слово: пост три… четыре… пять… шесть… и, наконец, семь!

Счёт, исполненный ритуального смысла, был завершён. Семь постов контролировали могущественную магическую силу, которая до поры таилась в хитроумном устройстве, готовая по первому приказу вырваться из иных измерений, покорить миры, подчинить их и поставить себе на службу.

Даже Брэнд Карвазерин не осмеливался слишком долго размышлять о том, насколько велика разрушительная сила, которая может получить свободу благодаря Проекту ЧДН.

– Отлично! – поздравил Брэнд своих коллег. – Хорошая работа!

В ответ раздался довольный гул. Все знали, что обычно Брэнд Карвазерин скуп на похвалы.

Когда гул стих, Брэнд заговорил вновь:

– Но, товарищи, работа ещё не закончена. Теперь мы должны сосредоточить все свои усилия на…

Не успел он закончить фразу, как сердце его внезапно налилось страшной свинцовой тяжестью. Брэнд схватился за грудь, согнувшись пополам от резкой боли.

Но уже в следующее мгновение боль разжала свои тиски, и Бренд выпрямился, пытаясь перевести дух. Однако передышка оказалась краткой – дыхание у него вновь перехватило от боли, раздирающей сердце.

Брэнд, несмотря ни на что, сохранял полную ясность сознания. Он прекрасно понимал, что причина его страданий отнюдь не сердечный приступ. Всякий раз, когда боль овладевала им снова, он отчётливо ощущал запах враждебной магии, окружившей его подобно плотному облаку.

Боль всё нарастала и нарастала. Брэнд торопливо поднял руку, чтобы предупредить остальных: к ним проник чужой. Невидимый враг, имеющий самые коварные намерения. Хотя Брэнд с трудом держался на ногах, он не испытывал ни малейшего страха. Самообладание не изменило ему ни на секунду. Колдун, наделённый неимоверной силой, Брэнд был всегда готов к любым неожиданностям и способен противостоять магическому вторжению.

Но когда безжалостная боль вновь сжала его сердце, он не смог сдержать стона.

Фисагава первым заметил, что с шефом творится что-то неладное.

– Все сюда! – крикнул он остальным. – Брэнду нужна помощь!

Пытаясь удержать гаснущее сознание, Брэнд слышал, что коллеги бросились к нему.

Ему оставалось надеяться, что помощь подоспеет вовремя.

* * *

Молодой солдат Грегор медленно совершал обход патрульного периметра. Охватившее его предчувствие беды было настолько сильным, что у Грегора буквально заплетались ноги. Меж тем всё вокруг было спокойно. Луна стояла высоко в безоблачном ночном небе. Вдалеке светилось несколько приветливых огоньков – то были окна в домах небольшого селения.

Однако в воздухе, тяжёлом, словно пропитанном тревогой, висел какой-то странный запах. Запах казался Грегору смутно знакомым, но он тщетно пытался припомнить, где ощущал его раньше.

Внезапно молодой солдат вздрогнул. Он вспомнил, что это за запах. Это запах смерти. Именно так пахнут трупы в морге.

Грегору следовало продолжать патрульный обход, и он заставил себя двигаться вперед. Он шёл, сохраняя видимость спокойствия, но ему казалось, что при каждом шаге бездонная пропасть разверзается у него под ногами.

– Это всего лишь воображение, – твердил себе Грегор, – от этой чертовой духоты у меня разыгрались нервы. А как только сержант влепит мне два наряда вне очереди – всё сразу пройдёт.

Но жуткая чёрная бездна, которую непокорное воображение назойливо рисовало ему вновь и вновь, манила молодого солдата как магнит – она протягивала к нему невидимые руки и звала его, звала, звала… Она сулила неизведанное блаженство, несказанные, неисчислимые чудеса. Надо лишь шагнуть в эту пустоту.

Вдалеке разноголосо выли сторожевые собаки. А верный пёс Фанг по-прежнему не отходил от Грегора ни на шаг, почти припадая к его тени, и жалобно поскуливал, словно пытаясь о чём-то предупредить.

Если бы только пёс мог говорить!

* * *

Боль ослабила хватку, и Карвазерин пришёл в себя.

– Враг на станции, – прежде всего предупредил он коллег, которые поддерживали его под руки, не давая рухнуть на пол. – А со мной всё в порядке

Фисагава с сомнением взглянул на Брэнда. В лице у того не было ни кровинки, руки дрожали, грудь тяжело вздымалась.

– По-моему, с вами далеко не всё в порядке, товарищ Карвазерин, – возразил он. – Честно говоря, вы выглядите так, словно только что вырвались из пасти…

Но закончить ему не удалось. Карвазерин, охваченный внезапным кошмаром, судорожно дернулся вперёд, вырываясь из поддерживающих его рук.

– Пасть! Пасть! – дважды выкрикнул он.

Крик сорвался на отчаянный визг ужаса. Затем Карвазерин упал как подкошенный и замер на полу без движения.

Столпившиеся вокруг колдуны обменялись беспомощными и недоумёнными взглядами.

* * *

Глубоко-глубоко, под самыми корнями земли, слуги космического существа услышали зов повелителя.

Этот ужасающий голос был равно недоступен как слуху гуманоидов, так и слуху созданий, порождённых миром духов. Однако он достиг бесчисленных войск, ожидающих приказа властелина, и привёл их в движение.

Миллионы беспощадных зубов со скрежетом вгрызлись в землю. Миллионы острых когтей раздирали прочные перегородки, которые сдерживали потоки расплавленной магмы.

Невыразимый страх овладел всеми живыми существами, которые с незапамятных времён обитали под землёй. Увидев захватчиков, посланных монстром, они пытались спастись бегством.

Раскалённые реки магмы устремились вперед, а потом вверх, всё выше и выше, сметая на своём пути старые тропы, ведущие на поверхность земли.

Ударяясь о холодные камни, огнедышащая лавина издавала оглушительный вопль, словно смертельно раненное животное, которое бросается в свой последний отчаянный бой.

* * *

Когда монстр напал на русскую военную базу, одновременно мириады призраков смерти вырвались на свободу.

Они выкрикивали яростные, леденящие душу заклинания, полные ненависти и злобы.

Багровый фонтан огня ударил в тёмное ночное небо, содрогнувшееся от страха.

А земля испустила тяжкий страдальческий вздох, словно сожалея о тысячах живых существ, обречённых на смерть. Затем поверхность её дала глубокую трещину, будто потемневший речной лёд в пору весенней оттепели.

Черная жадная бездна открыла отвратительную пасть, и прожорливые языки пламени вырвались оттуда, уничтожая всё, даже тучи, закрывавшие луну.

Фанг издал горестный, почти человеческий вопль. Однако, несмотря на страх, верный пёс не покидал хозяина. Вцепившись зубами в рукав Грегора, собака пыталась оттащить его прочь от эпицентра катастрофы, в относительно безопасное место.

Но молодой солдат словно прирос к земле, ошеломлённый, оцепеневший, растерянный. Он не мог двинуться с места, не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой, язык отказывался ему повиноваться, мысли в голове будто замерли.

Он видел, как стены пятиэтажных казарменных бараков покрываются паутиной огненных трещин. В следующее мгновение стены обвалились так легко, точно были сделаны из расплавленного воска, и все бараки исчезли за огненной завесой. Секунду спустя ничего не осталось от зданий, построенных из наилучшего стратегического материала, способного выдерживать бомбовые удары и не воспламеняться даже во время магической ядерной атаки.

Неистовый огонь охватил всё вокруг.

Все это происходило на глазах скованного ужасом молодого Грегора.

Взрывы безостановочно следовали один за другим. Наконец вся равнина, на которой совсем недавно находилась огромная военная база, превратилась в месиво, напоминающее учебную мишень исполинской дальнобойной артиллерии.

Грегору казалось, что на территории базы взрываются бесчисленные тяжёлые снаряды и взрывная волна сметает всё на своём пути. Снаряды уходили в глубину, мгновенно пробивая сверхпрочные перекрытия подземных этажей, и оставляли в земле глубокие воронки.

Молодой солдат видел, как огненное чудовище с лёгкостью проглотило здания и сооружения колоссального военного объекта. Машины, бронированные бункера, резервуары, всевозможные орудия, люди и нечисть, которые этими орудиями управляли, – всё было уничтожено в мгновение ока.

База исчезла в кроваво-красном огненном море, посредине того, что несколько минут назад было территорией базы, поверхность земли просела под давлением раскалённой магмы на глубину более шестидесяти метров. Ядовитые испарения наполнили воздух, убивая то немногое, что чудом уцелело в пламени.

Невероятно, но молодой солдат остался цел и невредим посреди этого светопреставления. Он словно окаменел у самого края бездны и с ужасом взирал на то, что творилось там.

Фанг, отчаявшись вывести хозяина из столбняка, решил нарушить субординацию и прибегнуть к крайней мере. Он укусил Грегора за ногу. Спасительная боль заставила молодого солдата стряхнуть оцепенение.

Но ясность сознания по-прежнему не возвращалась к Грегору. Потрясение было слишком велико. Он попытался двинуться с места, но ему казалось, будто его ватные, непослушные ноги вязнут в жидкой грязи.

Верный Фанг вновь вцепился в рукав хозяина и принялся упорно тянуть его прочь от огня.

Наконец молодой солдат окончательно пришёл в себя.

Послушно следуя за своим мудрым четвероногим товарищем, Грегор скрылся в ближайшем лесу.

Эта ночь стала последней для многих тысяч людей. В живых остался он один.

* * *

Старик Фисагава полагал, что Брэнд Карвазерин потерял сознание. Однако это было не так.

Когда мысленным взором колдун увидел, что страшная пасть возникла из небытия, чтобы проглотить его, он незамедлительно сотворил могущественное охранительное заклинание, благодаря которому ему удалось на какое-то время спасти свою жизнь, предотвратить разрушение телесной оболочки.

Душу ему пока удалось спасти тоже. Но он видел, что эта страшная пасть способна пожирать безостановочно души смертных, чтобы насытить свой жуткий голод.

Однако свою душу Брэнд Карвазерин не собирался уступать без боя.

Проект ЧДН имел множество магических возможностей. Все они находились в полном распоряжении Брэнда Карвазерина. Он мог управлять ими по собственному усмотрению. И сейчас ничто не мешало ему направить сокрушительную магическую силу против таинственных захватчиков.

Но прежде всего он должен был сообщить военному командованию, что база подверглась нападению. У Брэнда не было сомнений, откуда исходит нападение. Не зря он опасался, что американцы создали собственное оружие, способное уничтожить мир. Сегодня худшие его опасения подтвердились. Эти сукины дети устроили своему оружию боевое крещение, использовав его, чтобы стереть с лица земли военную базу русских.

Колдун, без движения распростёртый на полу, творил одно могущественное заклинание за другим. Первое из них должно было поставить в известность о происшедшем тех, кому подчинялся Карвазерин. Второе – нанести ответный удар американцам, которые, по убеждению Карвазерина, первыми напали на русских.

Он успел сотворить заклинания как раз вовремя. Пока он, не разжимая губ, произносил магические слова, стены подземной крепости содрогнулись и дали трещину.

Но благодаря по-прежнему сильной воле Карвазерина удар был отражен. Стены устояли, треснувшие балки и перекрытия в мгновение ока срослись и вновь стали целыми.

Затем, собрав остатки своего могущества, колдун применил последнее противодействие.

Брэнд прекрасно понимал, что сопротивление бесполезно и конец его неотвратим. И всё же он продолжал обречённую на поражение борьбу, принимая на себя всю ярость таинственного врага.

Тем самым он давал своим товарищам шанс спастись, хотя и минимальный. И возможно, именно потому, что Брэнд вступил с захватчиком в отчаянную схватку, молодому солдату и его собаке удалось уцелеть среди огненной бури.

Наконец, сопротивление Брэнда было сломлено. Посланцы монстра преодолели магические барьеры, созданные Брэндом на их пути, и разрушили сверхмощное магическое оружие, над которым так долго трудились русские колдуны.

Некоторые коллеги Брэнда пытались бежать, но безуспешно. У них в буквальном смысле слова не осталось выхода: все подземные коридоры были завалены рухнувшими потолками и перекрытиями, и в безумном танце языков пламени исчезали остатки того, что прежде было людьми, приборами и устройствами.

Брэнд Карвазерин видел, что неравная битва проиграна. Тогда, испустив душераздирающий крик, он собственными руками свернул себе шею. Он не хотел живым попасть в руки нечистой силе, посланной врагом. Но прежде чем расстаться с жизнью, Брэнд сотворил свое последнее заклинание. И тут же вихрь холодного голубого огня накрыл орды захватчиков, заставив их содрогнуться. Но силы Брэнда были на исходе. Столь же внезапно вихрь ослабел и улёгся.

Исход схватки был предрешён. Крыша подземного сооружения обрушилась, и хлынувший поток раскалённой магмы уничтожил всех и всё, что находилось под землёй.

* * *

Когда от базы не осталось камня на камне, виновник кошмара вновь издал клич, призывая свои орды. Пришло время скрыть следы и исчезнуть, прежде чем мягкокожие поймут, что именно произошло здесь.

К великому недоумению монстра, его войско понесло весьма серьёзные потери.

Как видно, мягкокожие оказались вовсе не так слабы, трусливы и беззащитны, как он полагал ранее.

Глава 5 (35)

Лихорадочно соображая, к каким последствиям может привести известие о бегстве главных свидетелей, Таня выбралась из бассейна и принялась вытираться.

Тут она с удивлением обнаружила, что Дэвид и Влад её опередили. Оба уже успели вытереться и накинуть купальные халаты.

– Мы невольно слышали твой разговор с боссом, – торопливо сообщил Влад. – Самое разумное, что мы сейчас можем сделать, – немедленно вернуться в «Бородино» и выяснить, что на самом деле случилось со Старым Чёртом и маленьким Билли. Что там за чушь с их побегом.

– Возможно, мы только впустую потеряем время, – с нарочитой небрежностью заметил Дэвид. Однако плясавшие в глазах огоньки выдавали его. – В любом случае надо всё проверить на месте. В таком деле верить кому бы то ни было на слово – чистой воды идиотизм.

Влад, возбуждённый перспективой решительных действий, принял слова Дэвида на свой счёт и вспыхнул как порох.

– Под «кем бы то ни было» ты, конечно, имеешь в виду русских, – прорычал он. – По-твоему, всё, что исходит от нашей страны, не заслуживает доверия!

Дэвид повернулся к Владу. В его крови тоже заиграл адреналин.

– Ну раз ты сам понимаешь это, тогда…

– Спокойно, господа, спокойно, – сочла нужным вмешаться Таня. – Не кипятитесь. Сейчас не время выяснять отношения.

Отношение обоих её коллег друг к другу изменилось так резко и стремительно, что Таня даже немного испугалась. Люди, только что общавшиеся между собой вполне миролюбиво, в мгновение ока опять превратились в непримиримых врагов.

– Нам уже удалось стать сплочённой и дружной командой. И вдруг вы оба как с цепи сорвались. Взъелись друга на друга из-за полной ерунды. Неужели вы хотите свести на нет все наши усилия? – попыталась она воззвать к их разуму.

Чтобы охладить накал эмоций, Таня начала творить про себя примирительное заклинание, а вслух произнесла:

– Можете мне поверить, я на своем веку повидала немало разборок. И всякий раз, чёрт возьми, когда дело шло к драке, умнее всех оказывался тот, кто умел вовремя остановиться. Он спокойно стоял в стороне, а дураки продолжали препираться или разбивали себе носы.

Её слова и примирительное заклинание незамедлительно оказали должное действие. Оба боевых петуха, смущённо потупившись, забормотали в два голоса: «Да, да, конечно, Таня, ты совершенно права, мы погорячились, больше этого не повторится».

Победа далась Тане так легко, что сперва это даже привело её в недоумение. Потом она сообразила, что и Влад, и Дэвид сами не хотели разжигать ссору. Оба подспудно стремились подчиниться действию её заклинания, поэтому оно и сработало так успешно.

«Дело тут непросто, – мелькнуло в голове у Тани. – У нас тут возник самый настоящий любовный треугольник. Оба втрескались в меня по уши. Как мальчишки. А я…» И, осознав последнюю мысль до конца, она невольно вспыхнула.

Господи, как ей такое взбрело в голову? Неужели эти двое… действительно любят её, а не просто решили приударить за ней от нечего делать? А она, неужели она любит их, причём обоих?

Разве это возможно? И как ей теперь быть? В хорошенькое положение они попали, ничего не скажешь. Ведь оба этих симпатичных парня – профессиональные убийцы с многолетним стажем! На счету каждого – сотни жизней. Как же она может…

А затем по спине у Тани пробежал холодок. Обострённым женским чутьём, помноженным на магические способности, она почуяла отголосок чужой волшбы. Кому-то очень хотелось, чтобы она мучилась любовными загадками и жуировала жизнью вместо того, чтобы денно и нощно заниматься расследованием рокового преступления.

Её терзания неожиданно прервал громкоговоритель, висевший на стене бассейна. Приятный мягкий голос произнёс:

– Просим прощения у наших гостей за беспокойство, но мы вынуждены передать важное сообщение!

Таня и мужчины с удивлением подняли головы на звук, который исходил из устройства, расположенного под самым потолком. Такие громкоговорители, являвшиеся частью центральной системы оповещения, в обязательном порядке находились во всех помещениях Центральной галактической библиотеки.

– Дамы и господа, настоятельно просим вашего внимания, – вновь раздался голос. – Только что мы получили экстренное сообщение. Произошло чрезвычайно тревожное событие! Совершена вооружённая атака на один из российских военных объектов! Первые сообщения с места происшествия утверждают, что количество погибших исчисляется десятками тысяч.

Краем уха Таня расслышала сдавленное рычание Влада.

А голос в громкоговорителе продолжал:

– Повторяем наше сообщение. Расположенный на Земле российский военный объект подвергся вооружённой атаке. Возможно, погибли десятки тысяч людей. Организаторы атаки пока неизвестны. – Громкоговоритель немного помолчал, словно в нерешительности, а потом сладкозвучный голос зажурчал вновь: – Дамы и господа, приносим вам свои извинения. Нам прямо сейчас сообщили некоторые дополнительные подробности происшедшего. О… это и в самом деле грозит серьёзными последствиями… В соответствии с источниками, которыми располагает информировавшее нас агентство, российские власти заявили, что атака, вне всяких сомнений, предпринята Соединёнными Галактическими Штатами… Россия оставляет за собой свободу ответных действий. Минутку… Подождите, господа… Просим прощения… А! Вот! Российский Высший Военный Совет созвал экстренную сессию. Мы пока не располагаем информацией о том, какие вопросы будут обсуждаться на этой сессии.

– Известно какие вопросы… война! – сквозь зубы пробормотал Влад.

Таня и Дэвид одновременно взглянули на него. В лицах у обоих не было ни кровинки.

– Мы не нападали на ваш объект! – с пылом воскликнул Дэвид. – Поверь мне, Америка тут ни при чем! Не представляю, чьих рук это дело! Это какая-то чертовщина!

– Даже если я тебе поверю, это ничего не изменит! – отрезал Влад.

У него перехватило дыхание. Волна жгучей ненависти к американским ублюдкам и ко всему американскому распирала его. Побороть её было выше сил. Теперь, после страшного сообщения, все нервы его были натянуты до предела.

– Войны не избежать! – проскрежетал он.

– Нам необходимо поговорить с представителями российского командования. Выйти на самый высокий уровень! – решительно заявила Таня. Про себя она вновь пыталась сотворить примирительное заклинание, но на этот раз оно оказалось совершенно безрезультатным. – Надо остановить их! Нельзя допустить, чтобы они развязали войну!

– Почему это? – оборвал её Влад. – Теперь мне ясно как день, всё это происки чёртовых америкашек. Они ведут подлую игру. Сначала сами сбили свой проклятый «Холидей Первый» и обвинили во всём нас. Дураку понятно, им нужен был повод, чтобы нанести удар по нашему объекту.

Пока он говорил, Таня не сводила с него глаз. Влад медленно поднял правую руку. Пальцы его изогнулись, рука стала похожа на змею, готовую к смертельному броску.

В тот же самый момент Дэвид незаметно перенёс тяжесть тела на левую ногу, готовясь устремиться на противника, подобно живому снаряду.

Однако эти приготовления не ускользнули от глаз Тани. Она стремглав бросилась между ними.

Оказавшись между противниками, Таня внезапно испугалась. Того и гляди, через пару секунд от неё мокрого места не останется. Оба уже вошли в раж, обоих переполняет ненависть, и, стремясь дать этой ненависти выход, они просто прихлопнут Таню, точно надоедливое насекомое.

В какое-то мгновение она подалась назад, и оба противника повторили её движение. Но Таня быстро взяла себя в руки, выпрямилась и вскинула голову.

– Отставить разборки! – рявкнула она начальственным басом.

Оба бойца замерли, словно в нерешительности.

Таня воспользовалась моментом. Сцена, разыгравшаяся во время их первой встречи, повторялась вновь. Но на этот раз, опасалась Таня, финал будет совсем не таким мирным.

– Если вы хотите перегрызть друг другу глотки, давайте, черт с вами! Но сначала вам придётся убить меня! – Она умышленно применила слова, произнесённые во время той, первой встречи. Потом она с вызовом посмотрела прямо в глаза Владу. – Ну же, Влад! Давай! Прикончи меня, и дело с концом!

Угрожающе поднятая рука русского медленно опустилась.

Таня резко повернулась к Дэвиду:

– А может, ты будешь решительнее, Дэвид? Может, ты уберёшь меня с дороги?

Дэвид сделал шаг назад.

Таня продолжала наступление:

– Чёрт возьми, пораскиньте своими мозгами, если только они у вас остались, два надутых гусака! Вы выбрали самый неподходящий момент сводить счёты. Мы проделали огромную работу, а вы, недоумки, хотите отправить её псу под хвост. Вспомните, ведь мы собрали столько важных свидетельств. Вспомните, как прошлой ночью мы спорили до посинения и глаза у нас лезли на лоб от усталости, но нам на всё было наплевать, потому что мы наконец нащупали нить… Мы поняли, что всё это – заговор! Чудовищный заговор! И цель его – развязать межгалактическую войну. Только ни русские, ни американцы здесь ни при чём. Этот заговор – дело рук третьей стороны, которая строит свои подлые козни..

– Всё это только наши домыслы, – неуверенно возразил Влад.

– Пока что у нас нет неопровержимых доказательств, – поддержал его Дэвид.

– Если мы продолжим наше расследование, доказательств у нас будет хоть отбавляй, – непререкаемым тоном заявила Таня. – Когда Гарри достанет наконец для нас эти чертовы доклады, я не сомневаюсь – мы обязательно найдём в них то, что ищем. Факты, за которые можно ухватиться. И в голове у меня уже начинает складываться достаточно ясная картина. Вспомните, во всех шести случаях речь идёт о том, что нападавший совершил некоторые просчёты. И в этих просчётах есть нечто такое, что не вполне…

Тут она смолкла, осенённая внезапной догадкой: «Чёрт побери! Отель ещё не был открыт, когда по нему нанесли удар! Чёрт побери ещё раз! Урожай был давно обработан, когда на зерноперерабатывающий завод сбросили биобомбу! Чёрт побери множество раз!»

– Послушайте, – произнесла она, справившись с волнением. – Кажется, я знаю, в какую сторону нам теперь надо двигаться. Знаю, кто может…

Тут система оповещения снова подала голос:

– Дамы и господа, мы получили сообщение о дальнейшем развитии событий. Официальное сообщение! Послы отозваны! Обе державы объявили всеобщую мобилизацию. В пограничной зоне зафиксированы первые боевые действия. Убедительно просим наших гостей принять немедленные приготовления для возвращения на собственные планеты! Центральная галактическая библиотека будет закрыта вплоть до окончательного разрешения конфликта. Повторяем, через двенадцать земных часов библиотека будет закрыта. В течение этого времени все гости должны её покинуть. Наше бюро путешествий окажет содействие в…

Ошеломлённая Таня медленно повернулась к своим коллегам.

Дэвид растерянно пожал плечами.

– Поздно, – только и произнёс Дэвид. – Уже ничего не исправишь.

– Мне очень жаль, Таня, но я должен уйти, – подал голос Влад.

И прежде чем она успела удивиться, он метнулся к ней, сжал её в объятиях и прижался к её губам долгим горьким поцелуем. Затем отпустил её и быстро отвёл в сторону повлажневшие глаза.

– Прощай, Таня. – С этими словами он исчез за дверью.

Таня, всё ещё не оправившаяся от неожиданности, взглянула на Дэвида:

– Куда он? Что за спешка?

Дэвид понимающе вздохнул:

– Ты ведь слышала, Таня. Это не конфликт. Война уже началась. Он обязан немедленно поступить в распоряжение своего командования для получения дальнейших приказов. – Дэвид пожал плечами. – Точно так же, как и я. – Губы Дэвида тронула грустная улыбка. – Ему придётся многое объяснять своему начальству. Например, как вышло, что он оставил меня в живых. Мне тоже предстоит неприятный разговор. Придётся объяснять, каким образом я оставил в живых его. – Дэвид опять вздохнул. – Знаешь, совсем скоро мы оба получим очередные задания. И я догадываюсь, в чём они будут заключаться.

Тане ни к чему было спрашивать, что он имеет в виду. Она обо всём догадалась сама. У неё не было никаких сомнений, что Дэвид и Влад вскоре встретятся вновь. И одному из них эта встреча будет стоить жизни.

Внезапно Таня обнаружила себя в объятиях Дэвида. Его поцелуй был таким же долгим и страстным, как поцелуй Влада. И таким же горьким и безнадёжным.

Он медленно разжал руки и произнёс:

– Я никогда не забуду тебя, Таня.

А потом исчез – метнулся к дверям и растаял, словно тень.

Момент был тяжёлый. Даже железной женщине трудно справиться с болью двойной разлуки. Но Таня, собрав в кулак всю свою волю и мужество, приняла решение.

Она непременно должна остановить эту проклятую войну. Остановить немедленно. Любой ценой. Пусть даже ценой собственной жизни.

И она знает, с чего, точнее, с кого надо начинать. Ей нужны Билли Иванов и Старый Чёрт!


Содержание:
 0  вы читаете: Армагеддон. Книга 2 : Аллан Коул  1  Глава 1 (31) : Аллан Коул
 2  Глава 2 (32) : Аллан Коул  3  Глава 3 (33) : Аллан Коул
 4  Глава 4 (34) : Аллан Коул  5  Глава 5 (35) : Аллан Коул
 6  Часть вторая ПОЕДИНОК : Аллан Коул  7  Глава 7 (37) : Аллан Коул
 8  Глава 8 (38) : Аллан Коул  9  Глава 9 (39) : Аллан Коул
 10  Глава 10 (40) : Аллан Коул  11  Глава 11 (41) : Аллан Коул
 12  Глава 12 (42) : Аллан Коул  13  Глава 13 (43) : Аллан Коул
 14  Глава 14 (44) : Аллан Коул  15  Глава 15 (45) : Аллан Коул
 16  Глава 16 (46) : Аллан Коул  17  Глава 17 (47) : Аллан Коул
 18  Глава 18 (48) : Аллан Коул  19  Глава 6 (36) : Аллан Коул
 20  Глава 7 (37) : Аллан Коул  21  Глава 8 (38) : Аллан Коул
 22  Глава 9 (39) : Аллан Коул  23  Глава 10 (40) : Аллан Коул
 24  Глава 11 (41) : Аллан Коул  25  Глава 12 (42) : Аллан Коул
 26  Глава 13 (43) : Аллан Коул  27  Глава 14 (44) : Аллан Коул
 28  Глава 15 (45) : Аллан Коул  29  Глава 16 (46) : Аллан Коул
 30  Глава 17 (47) : Аллан Коул  31  Глава 18 (48) : Аллан Коул
 32  Часть третья АРМАГЕДДОН : Аллан Коул  33  Глава 20 (50) : Аллан Коул
 34  Глава 21 (51) : Аллан Коул  35  Глава 22 (52) : Аллан Коул
 36  Глава 23 (53) : Аллан Коул  37  Глава 19 (49) : Аллан Коул
 38  Глава 20 (50) : Аллан Коул  39  Глава 21 (51) : Аллан Коул
 40  Глава 22 (52) : Аллан Коул  41  Глава 23 (53) : Аллан Коул
 42  Использовалась литература : Армагеддон. Книга 2    



 




sitemap