Фантастика : Космическая фантастика : Глава 14 (44) : Аллан Коул

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




Глава 14 (44)

Билли пронзили холод и дикий страх – это ощущение он ни с чем не мог перепутать. Он помнил его с того самого дня, который круто изменил его жизнь. Теперь он знал наверняка, что это ощущение предвосхищает появление страшного монстра – то же самое мальчик пережил во время катастрофы круизного лайнера «Холидей Первый».

– Он здесь, Чертяка! Он вернулся! – вскочив с места, отчаянно закричал Билли.

Но слова были излишни, Старый Чёрт не хуже Билли чувствовал присутствие Планетарного Демона. Резко вскинув голову, он увидел, как к деревне с горы мчится верзила-огр.

От него не отставала туча отвратительных существ, сопровождавшая спуск истошным визгом, который более всего походил на завывания зимнего ветра.

– На помощь, Малыш! – отчаянно взвыл Чёрт.

При этом он выпалил самое убийственное заклинание, которое только имелось в арсенале моторного беса. Это заклинание открылось ему в ту секунду, когда взрыв разносил в клочья невезучий «Холидей Первый», и в нём заключалась смерть, смерть и смерть. Столько смерти, сколько могли вместить мысли Старого Чёрта. Столько смерти, сколько Чёрт был в состоянии навлечь. Вслед за заклятием он стал изрыгать свои отборные ругательства, сотрясая воздух ядрёной бранью, сокрушительными проклятиями и смачной матерщиной.

Но сколько бы страсти он ни старался вложить в свои виртуозные ругательства и заклинания, он сознавал, что все усилия пропадают даром. В сражении с армией призраков смерти он был так же беспомощен, как муравей против слона, не говоря уже о том, что предпринимать какие-либо решительные меры было слишком поздно.

Но внезапно Чёрт ощутил, что его сила объединилась с силой мальчика и действенность заклинания возросла в несколько раз. Образовался некий магический эквивалент пулемётной очереди, в древние времена пришедшей на смену одиночным зарядам.

Благодаря их совместному удару было обезврежено несколько сотен призраков.

Но для Чёрта это было весьма слабым утешением: множество сотен ещё оставалось в живых! Сопротивление мягкокожего мальчика с Чёртом лишь разожгло их пыл, и они взвыли громче и страшнее прежнего.

К тому же магический удар не коснулся огра. Этой хитрой бестии удалось его избежать. Как ни в чём не бывало он мчался вниз, на ходу выкрикивая команды следующим за ним призрачным подчинённым.

Если бы деревню атаковало подразделение «Бурых медведей» или «Одиссеи», то при такой плотности огня на десять миль в окружности уже не оставалось бы ни единого живого существа. Но духи, следовавшие за Крайгвормом, не были обученными призраками смерти и действовали медленно и бестолково. Призраки смерти по демонским меркам существа довольно медлительные. Недаром для выполнения боевого задания их запихивают в боеголовку или гоблинпатрон, которые должны доставить убийцу к цели. Сам по себе призрак смерти двигается не многим быстрее обычного человека. Зато он спокойно выдерживает не только адское пламя, но и взрыв ядерной боеголовки, отлично чувствует себя в воде, под землёй и в солнечных недрах. Никто не знает, чем занимаются призраки смерти на своих огненных планетах, но по доброй воле они никогда не выходят в холодный мир, а будучи вытащенными с помощью заклинаний, готовы убить всякого, лишь бы поскорей вернуться в родимую Преисподнюю. Немалую долю пищи пожиратели ненависти из Совета Семи получали от этих буйных существ, которых примиряет с рабством лишь возможность вволю убивать ненавистных рабовладельцев.

Призрак смерти не имеет постоянного облика, он может с легкостью вселиться в мелкокалиберный гоблинпатрон, но после взрыва способен раздуться до огромных размеров. Но сейчас сотни призраков мчались в своём излюбленном обличье: зубастых струящихся тварей, чей вид ужасен, а прикосновение смертельно.

Обвив Билли руками и повернув к противнику спиной, Чёрт прижал мальчика к себе. Моторный бес решил защищать его до конца, принимая основной удар призраков смерти на себя.

Сами призраки были ещё далеко, но их заклятия снопами острых шипов впивались Чёрту в толстую чешуйчатую шкуру. Нестерпимая боль заставляла извиваться и стонать.

Утешало Чёрта в минуты этой страшной агонии только то, что ни один колдовской снаряд ещё не угодил в мальчика. Билли смог призвать всю свою силу и разум – это явственно чувствовал Чёрт, держа его в своих объятиях, – чтобы сформировать очередное убийственное, предназначенное врагу заклятие.

К сожалению, мальчик был неискушён по части жестокости, и произведённое им заклятие вряд ли могло оказать сколько-нибудь ощутимое сопротивление приближающемуся смертельному потоку.

Однако Чёрт был бессилен ему помочь. Адская боль не давала ему ни малейшей передышки. Он не мог сосредоточиться и произвести вместе с Билли хоть какое-то магическое действие, которое могло бы спасти их обоих.

Отовсюду слышались истошные крики жителей, бросившихся бежать врассыпную от надвигающегося смертоносного потока. Чёрт слышал, как его приятели-гуманоиды перед смертью чертыхались и молили о пощаде. Слышал, как те, кто ещё прошлой ночью называл его братом, пытались сопротивляться и погибали смертью храбрых.

Вынести этот ужас у Старого Чёрта не было никаких сил. Вокруг находилось столько мёртвых и смертельно раненных, что ему невольно вспомнились последние минуты на «Холидее Первом». Гибель находившихся под его опекой пассажиров и экипажа лайнера сопровождалась тем же жутким ощущением чьего-то незримого присутствия, и этот кто-то вновь вершил свое чёрное дело, содействуя огру и всей его нечисти.

Призраки смерти приближались куда быстрее, чем хотелось бы, и единственное, что было во власти Чёрта, – до последнего вздоха защищать мальчика.

Но как раз, когда моторный бес понял, что вот-вот умрёт, до него донёсся необычайный рёв, словно вырвавшийся из огнедышащей пасти гигантского дракона. Нестерпимая боль неожиданно стихла.

Наверху, над головой Старого Чёрта, кружили два странных корабля. Дробно затарахтели пулемёты, поливая огнём ряды нападающих.

Мягкая свинцовая пуля не могла бы причинить вреда бесплотным тварям, заговорённая арбалетная стрела – излюбленное оружие «Одиссеев», «Бурых медведей» и прочих карателей не подходит для спаренного пулемёта: калибр не тот. Казалось бы, как может повредить древнее механическое оружие выходцам из ада? И всё же огонь немедленно проредил толпы атакующих. Настигнув цель, всякая пуля немедленно взрывалась, выбрасывая в воздух чёрное облачко порошкообразного серебра. Призрак, которого смертельное облако задевало хотя бы краем, немедленно падал и больше уже не шевелился. Через минуту земля вокруг селения была усыпана скорчившимися телами, которые медленно истаивали под лучами заходящего солнца.

И в тот же миг Чёрт заметил кружившееся над ним крылатое существо – внезапное его появление в минуту опасности невольно порождало сравнение с ангелом-хранителем. Верхом на нём сидела женщина, держа в каждой руке по огромному пистолету старинного образца.

Даже за то время, пока Чёрт на неё смотрел, он заметил, как ловко она стреляла: бум! бум! бум! – и нескольких призраков смерти, которые уже почти подобрались к Чёрту с мальчиком, как не бывало. Они разлетались на куски, будто воздушные шарики, наполненные зелёной жидкостью.

Но на место погибших духов заступали их братья и сёстры и, яростно скрежеща зубами, с не меньшим остервенением неслись к вожделенным жертвам.

Женщина быстро спрятала пистолеты в кобуру и достала из пристёгнутого к седлу футляра какое-то длинное чёрное оружие.

То, что Чёрт принял за летающее существо, на самом деле было вовсе не живой тварью, а летательным аппаратом – механическим махолётом Тани Лоусон. Конечно, эффект от стрельбы с махолёта был минимальным, но должна же была полковник Лоусон оправдаться перед подчинёнными, объяснив, зачем она волокла через полГалактики громоздкую и совершенно ненужную штуковину. К тому же так приятно пострелять с безопасной высоты по живым мишеням!

Женщина вновь открыла огонь. И всё же дьявольское племя не думало отступать. Огр, предводитель призраков, был уже совсем рядом. Он вскинул тяжёлый полицейский револьвер, навёл его, стремясь одним выстрелом покончить с Чёртом и мальчишкой. Несомненно, револьверный гоблинпатрон был снаряжён всё тем же призраком смерти, но этому призраку не нужно было и секунды, чтобы вцепиться в жертву, стремительный гоблин мигом доставит его куда нужно.

Но прежде чем огр успел выстрелить, ему в грудь угодил снаряд, выпущенный всё той же женщиной.

Огра отшвырнуло назад, и, когда он нажал на спусковой крючок, пули, начинённые кровожадными духами, вылетели вверх, не причинив никому вреда. Удачного выстрела оказалось достаточно, чтобы лишённые командира духи с визгом кинулись врассыпную.

Старый Чёрт был спасён, а также цел и невредим остался Билли, который изо всех сил пытался освободиться из его объятий.

– Пусти меня, Чертяка, пусти, – требовал Билли. – Смотри, это опять она. Та самая тётка! Из полиции!

От этого открытия внутри у Старого Чёрта всё перевернулось. Такого поворота событий он не ожидал. Неужели один враг был повержен только затем, чтобы его место занял другой?

Старый Чёрт поднял глаза. Посадив махолёт, Таня спустилась на землю и уверенной походкой направилась к нему. Взгляд её не предвещал ничего хорошего, тем более что оружие она по-прежнему держала наготове.

– Вы арестованы, – заявила она.

Конечно, это был чудовищный произвол, ведь до сих пор ни Старый Чёрт, ни мальчик не совершили ничего противозаконного. Сама следователь подтверждала это, но всё же, сначала их не желали отпускать из заточения, а теперь, уже второй раз, пытаются задержать, не озаботившись даже оформить какую ни на есть паршивую бумажонку. Разумеется, Старый Чёрт лишь на словах обладал какими-то правами, а на самом деле был таким же рабом, как и вся прочая нечисть. Но мальчишку-то чего ради хватать?

– Сука ты легавая! – с чувством произнёс Старый Чёрт. – Подстилка блохастая! Что, хватило сил на старика и ребёнка? Ну, усрись теперь от радости. Нет чтобы огра живым взять. Или вас в ментовке только и учат, как из пушки палить, а нужными заклинаниями уже и не владеешь? Или ты, дристоболка, свидетеля под шумок убирала, боялась, что твой помощничек на допросе лишнего скажет? Так я тебе скажу…

На этих словах Старый Чёрт икнул и умолк, ибо разгневанная Таня Лоусон продемонстрировала, что заклинаниями усмирения она владеет в полной мере.

* * *

Вся сцена происходила на глазах у Инфелиго.

Парализованный заклинанием, он сидел на вершине холма, где в любую минуту мог проститься с жизнью. Инфелиго видел, как полчища верных Планетарному Демону призраков смерти под предводительством огра спускались вниз.

Он стал свидетелем многих смертей, хотя на них ему было ровным счётом наплевать. Его волновало одно – лишь бы остались в живых мягкокожий мальчишка и моторный бес. Это была его последняя надежда. Если бы их убили, он оказался бы со своим открытием один на один и никто так и не узнал бы правды, никто не смог бы подтвердить его слова.

Обдумав эту мысль до конца, Инфелиго ощутил всю её глупость. Хотя Планетарный Демон скрылся, едва на горизонте появились боевые корабли и открыли огонь, но его чары по-прежнему держали Инфелиго в тисках.

Он не мог шевельнуть ни единым мускулом, не мог создать ни одного собственного заклинания. Ему ничего не оставалось, как сидеть и ждать, наблюдая, как женщина в сопровождении дюжины бравых вооружённых мужчин вела моторного беса и мальчика вверх по холму, как раз к тому месту, где сидел он.

Находиться в таком положении Инфелиго ещё не приходилось. Беспомощность в любом её проявлении пугала его больше всего на свете. Первый раз в жизни он оказался в шкуре тех, кого сам превратил в рабов и на многие века подчинил своей воле.

Остановившись напротив, женщина принялась изучать острым пронзительным взглядом оцепеневшего пожирателя, начиная с чешуйчатой брони на голове и кончая когтями ног.

– Чёрт подери, что это за зелёное чучело? – спросила она.

От её грубого тона Инфелиго готов был взорваться. Какая дерзость! Что это она себе позволяет? Если бы не подлое заклятие, показал бы он ей, как надо обращаться к члену Совета Семи! Урок она запомнила бы до конца своей недолгой жизни. Однако Инфелиго оставался нем как рыба и неподвижен словно мумия.

Один из вооружённых мужчин ткнул его штыком в бок и зычным голосом прорычал:

– Слышь, ты, грязная задница, отвечай полковнику, кому говорят!

Ничего подобного никогда с Инфелиго не случалось. Бывало, он сталкивался с сопротивлением столь мощным, что считал нужным временно отступить, но попадать в столь унизительные ловушки ему не доводилось. Планетарный Демон исчез, оставив его во власти ничтожнейших существ, рабов, с которыми прежде не было нужды считаться. А теперь они тычут в него острыми железяками и обзывают бранными прозвищами! Ничего, едва вернётся хотя бы малая толика сил, никому из собравшихся вокруг не жить! Или нет, жить они будут, ещё долгие годы услаждая его слух стонами, воплями и мольбами. Такой милости, как быстрая смерть, они не получат.

У Инфелиго уже созрело грязное проклятие, но, вместо того чтобы слететь с языка, оно комом сдавило ему горло.

Парень в форме космической пехоты вновь пихнул его в бок:

– Слышь, ты, отвечай, не то хуже будет.

– Постойте, Мун, – прервала его Таня Лоусон, – здесь что-то не так. Насколько я могу судить, этот мерзкий тип не может не только говорить, но даже двигаться. Когда вы ткнули его в бок, он даже не вздрогнул.

– Тогда что нам с ним делать? – осведомился тот, кого звали Мун. – Эта бронированная лягуха – важный свидетель, ведь именно отсюда нападали призраки. И я печёнкой чую, что он приложил к этому делу свои грязные когти.

«Какая неудача, что я сейчас в облике демона, – сокрушённо подумал Инфелиго. – Человека эти дураки не заподозрили бы ни в чём и, может быть, даже помогли бы мне освободиться от заклятия…»

– Попробуем пойти другим путём, – ответила Таня.

Она приблизилась вплотную к Инфелиго и горящим взглядом впилась ему в глаза. Когда магические чары Тани попытались прозондировать мозг Инфелиго, его неожиданно охватила паника. Пожиратель ненависти понял, что его полупарализованный мозг открыт сейчас для любого мало-мальски опытного чародея, и кто-кто, а Таня Лоусон сумеет вылущить на свет все его тайны.

«И зачем только мы послали на это дело опытного следователя? – мелькнула отчаянная мысль. – Довольно было бы какого-нибудь исполнительного дуралея, который составил бы нужный отчёт и никогда в жизни не стал бы копать глубже, чем следует…»

Закончив обследование, Таня удовлетворённо кивнула, по всей видимости, обнаружив то, что искала.

– Так я и думала, – произнесла она, повернувшись к Муну, – кто-то лишил его подвижности специальным заклятием. К тому же весьма сильным. Обычной нечисти сотворить такое не по зубам.

Какое-то время Таня прикидывала в уме разные варианты и наконец после долгого раздумья сказала:

– Положите его на землю. Кажется, я знаю, что делать.

Мун и четверо пехотинцев подняли необъятное тело демона и без особых церемоний швырнули на землю. Теперь взор Инфелиго созерцал красное солнце, горячие лучи которого больно жгли ему глаза.

До него донеслись слова Тани Лоусон, обращённые к моторному бесу и мягкокожему мальчишке:

– Кто-нибудь из вас что-нибудь знает о нём?

– С какой стати нам тебе помогать? – крикнул в ответ Билли. – Не ты ли нас волочёшь в тюрьму или куда похуже?

– Послушай, Билли, – мягко начала Таня, – возможно, ты этого не заметил, но я только что спасла вам жизнь. По-моему, это не повод, чтобы на меня злиться. Я не собиралась вас убивать. Но я ищу того, кто хотел это сделать.

Билли, который по характеру был упрямым и несговорчивым мальчишкой, в ответ лишь фыркнул.

– Ты не прав, Маленький Друг, – вступил в разговор моторный бес, которому вопрос следователя возвратил возможность говорить. – Мне и самому не улыбается помогать фараонам, но этот красавчик нравится мне ещё меньше. Видите ли, полковник, кроме вас, за нами гонялся ещё какой-то мягкокожий колдун с красным камнем во лбу. Точь-в-точь как у этого, только светящимся. И чтоб мне остаток жизни работать плевательницей, если этот дерьмоглот не из команды колдуна с красным камнем.

Наступило молчание.

– Ладно, Старина, – наконец произнёс Билли, – будь по-твоему. Я им скажу. Дело в том, что это и есть тот самый чародей с красным камнем, который охотился за нами. Уж не знаю, демон это или человек, но это он собственной персоной. И я бы очень не хотел, чтобы его сейчас отпустили на волю. Он нравится мне гораздо больше, когда лежит вот так и смотрит на солнышко.

– Замечательно, – согласилась Лоусон. – Пусть он пока полежит, а я подготовлю кое-что для разговора по душам.

«Жестокие, до чего жестокие эти люди!» – размышлял Инфелиго, не сознавая иронии своего упрека. Верно, сам он забыл, что вытворял со своими коллегами над людьми на протяжении последних десяти веков. И теперь, оказавшись на их месте, едва ли не стал взывать к милосердию, о котором сам понятия не имел.

Минуты ожидания показались ему вечностью. Наконец он услышал приближающиеся шаги.

На лицо Инфелиго упала тень. Таня стояла над ним, держа в левой руке чёрную свечу, покрытую красными рунами. Если бы Инфелиго не был парализован, он замер бы от страха: вид свечи для него говорил о многом, но остановить предстоящее действо было не в его силах.

– Так или иначе, – начала она, – но ты, приятель, сейчас нам выложишь всё, что знаешь. Прежде чем решить, как с тобой поступать, мы вывернем твою душу наизнанку.

Таня нагнулась, скрывшись с поля зрения Инфелиго, и, как он ожидал, принялась монотонно, нараспев произносить заклинание мозгового зондирования. Вообще, такие чары почти не действовали на пожирателя ненависти, привыкшего за многие века скрывать замыслы от коллег, таких же сильных и пронырливых, как и он сам, но сейчас, лишённый способности творить контрзаклинания, он понимал, что не устоит.

Через секунду волшебный распев подхватил грубый голос моторного беса, и сильный магический удар сотряс тело Инфелиго. Изо всех сил он старался не поддаваться чужому колдовству. Стиснув зубы и когти, силился удержать над собой контроль.

Но тут в игру вступил мальчишка, присоединив к дуэту свой детский голосок. Его любопытство оказалось столь велико, а магия такой сильной, что они тотчас лишили воли и развязали язык Инфелиго. Впрочем, говорить ему не пришлось, тем более что речь к нему так и не вернулась. Но и без того в считанные секунды всё, что он знал, все его тайны выплыли наружу и стали достоянием присутствующих. Ах, если бы он только мог произнести хоть самое маленькое убийственное заклинание!


Содержание:
 0  Армагеддон. Книга 2 : Аллан Коул  1  Глава 1 (31) : Аллан Коул
 2  Глава 2 (32) : Аллан Коул  3  Глава 3 (33) : Аллан Коул
 4  Глава 4 (34) : Аллан Коул  5  Глава 5 (35) : Аллан Коул
 6  Часть вторая ПОЕДИНОК : Аллан Коул  7  Глава 7 (37) : Аллан Коул
 8  Глава 8 (38) : Аллан Коул  9  Глава 9 (39) : Аллан Коул
 10  Глава 10 (40) : Аллан Коул  11  Глава 11 (41) : Аллан Коул
 12  Глава 12 (42) : Аллан Коул  13  Глава 13 (43) : Аллан Коул
 14  вы читаете: Глава 14 (44) : Аллан Коул  15  Глава 15 (45) : Аллан Коул
 16  Глава 16 (46) : Аллан Коул  17  Глава 17 (47) : Аллан Коул
 18  Глава 18 (48) : Аллан Коул  19  Глава 6 (36) : Аллан Коул
 20  Глава 7 (37) : Аллан Коул  21  Глава 8 (38) : Аллан Коул
 22  Глава 9 (39) : Аллан Коул  23  Глава 10 (40) : Аллан Коул
 24  Глава 11 (41) : Аллан Коул  25  Глава 12 (42) : Аллан Коул
 26  Глава 13 (43) : Аллан Коул  27  Глава 14 (44) : Аллан Коул
 28  Глава 15 (45) : Аллан Коул  29  Глава 16 (46) : Аллан Коул
 30  Глава 17 (47) : Аллан Коул  31  Глава 18 (48) : Аллан Коул
 32  Часть третья АРМАГЕДДОН : Аллан Коул  33  Глава 20 (50) : Аллан Коул
 34  Глава 21 (51) : Аллан Коул  35  Глава 22 (52) : Аллан Коул
 36  Глава 23 (53) : Аллан Коул  37  Глава 19 (49) : Аллан Коул
 38  Глава 20 (50) : Аллан Коул  39  Глава 21 (51) : Аллан Коул
 40  Глава 22 (52) : Аллан Коул  41  Глава 23 (53) : Аллан Коул
 42  Использовалась литература : Армагеддон. Книга 2    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.