Фантастика : Космическая фантастика : Глава 6 : Дмитрий Кружевский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68  69  70  72  74  75

вы читаете книгу




Глава 6

Девяноста с лишним парсеков, больше месяца полета, с редкими выходами из подпространственного тоннеля, когда туша корабля зависает в пустоте космоса, пока навигаторы прокладывают курс, учитывая новые данные, полученные с дальрадаров. Вопреки распространенному мнению, полет в подпространстве не являлся этакой сплошной прямой от одной точки до другой, ибо массивные объекты, подобные звездам, планетам или блуждающим массам темной материи, оказывали влияние и там, создавая так называемые Т-массфлюктуации, столкновение с которыми было чревато мгновенной аннигиляцией корабля. Поэтому в малоизученных областях космоса кораблям приходилось постоянно выходить в обычное пространство, теряя время на прокладку курса. Иное дело прямой прокол, корабли с такими генераторами создавали, так сказать, «глубокие кротовые норы», что позволяло практически мгновенно перемещаться между двумя точками, однако для создания такого тоннеля нужен был так называемый «финиш-фиксатор», ибо гравирезонансные колебания норы при удалении от точки входа достигали запредельных величин. Поэтому существовали ограничения по максимальному расстоянию прямого прокола без фиксатора, и оно составляло всего около пяти парсеков. При более дальних расстояниях требовалась установка и калибровка фиксатора. В принципе это и было одним из заданий экспедиции. Однако прокольники имели еще один минус… большой минус. Мало кто из людей мог выдержать прямой прокол. Даже с установкой фиксатора выдержать остаточный резонанс могли единицы. Эти люди были элитой космических сил Земли, да и любого мира Анклава. Одним из таких пилотов, например, была Лайм…

Кир зевнул и, открыв глаза, сел на кровати. Мотнув головой, чтобы прогнать остатки сна, он бросил взгляд на запястье, отливающее металлическим блеском, и на нем тут же возник экран, а еще через мгновение на руке уже красовался привычный браслет запястника. Прошло уже почти полтора месяца со времени подсадки, а Кирилл так и не научился стабилизировать ВИПСС, и тот постоянно терял свою форму, растекаясь по руке металлической пленкой. О мысленном общении с прибором вообще речи не шло. Изредка Кир чувствовал как бы странный треск в мозгу и даже разбирал редкие фразы, но это всегда вызывало вспышки головной боли, и поэтому он отключил функцию мыслесвязи.

Лежащий рядом спирс приподнял голову, что-то фыркнул себе в усы, встал и, перебравшись к стенке, вновь свернулся там калачиком.

– А ты, брат, совсем обленился, – покачал головой Кирилл.

Электронный зверек в ответ лишь дернул кончиком хвоста.

Кир, конечно, понимал, что особо делать спирсу было нечего и, скорее всего, программа этой умной машинки просто перевела его в режим ожидания, но иногда ему нравилось подтрунивать над роботом, наблюдая его ответную реакцию.

Дверь каюты с легким шелестом ушла в сторону. Вошедший Андрей принялся стягивать с себя пропотевшую майку.

– В тренажерном был? – поинтересовался Кир, надевая комбинезон.

– Ага, – Андрей открыл шкафчик и бросил майку в нишу очистителя.

– А одноразку не мог в зале взять?

– Забываю постоянно, – отмахнулся Малышев. – Ты на дежурство?

– Да, – кивнул Кир. – Скоро выйдем из «нуля», и надо готовить наших птичек к работе. Да и на тренажере поработать хочу, а то я на этих «чайках» не летал никогда.


Ангар встретил его тишиной. Кир прошел вдоль ровного ряда машин и, поднявшись на площадке гравиподъемника, оказался в тренажерном зале, где стояли знакомые капсулы симуляторов. Привычно подстроив под себя сенсор-кресло, он закрыл колпак тренажера, активировав программу полета.

«Чайка» ему не нравилась. Низкоманевренная тяжелая двухместная машина с усиленной броне– и энергозащитой была предназначена для работы на планетах с высокой степенью опасности. Похожая на вытянутый металлический брусок со сплющенным носом, в который была встроена кабина, она имела два изогнутых стабилизатора, располагавшихся прямо позади ее колпака, и еще два под кормовыми двигателями, идущих из днища под углом к корпусу. Нелепая машина. Не было в ней той мощи и стремительности, что нравилась Киру в «Волке», той легкости и маневренности, что присутствовала в гладиусах.

Отлетав программу, Кир вновь спустился в ангар. На этот раз тот встретил его суетой и гулом работающих механизмов. Вообще-то, у разведчиков во время полета работы было мало, лишь при выходе корабля в обычное пространство два звена из четырех находились на постоянном дежурстве. В это время приходилось сидеть в кабинах «чаек», изредка совершая облет туши космолета. Причем Кириллу показалось, что этими полетами их командир не столько исполнял букву инструкции, сколько давал звеньям возможность слетаться.

– Кир.

Юноша обернулся и мысленно поморщился, заметив идущего к нему Бергмана. Несмотря на прошедшие годы, неприязнь к Марку осталась, причем сам Кир не понимал почему. Впрочем, в близкие друзья Бергман не набивался, да и встречались они редко, так как Марк был причислен к техническому отделу одной из исследовательских групп экспедиции. Это несколько удивляло Кирилла, но расспрашивать он не стал.

– Какими судьбами? – Кирилл автоматически пожал протянутую Бергманом руку.

– Да так, делать нечего, вот решил на тренажеры сходить, а то скоро совсем летать разучусь.

– Понимаю, – кивнул Кир. – Кстати, все хотел тебя спросить: как ты среди ползунов-то очутился?

– Да так получилось. Вообще, я в последние годы больше на наземных машинах работал, вот и тут… – Он кивнул на угловатую машину в углу ангара. – Видишь этот гроб на гусеницах? Передвижная лаборатория «Армор», может работать даже в жерле действующего вулкана или под двадцатикилометровой толщей воды. Куча всякой-разной защиты, и экипаж всего пять человек. Короче, прежде чем спускать всех остальных, первой идет эта детка…

– Ясно, – кивнул Кирилл. – Значит, ты первым ступишь в новый мир?

– Ну, ступлю, не ступлю, а гусеницами его исполосую, – усмехнулся Бергман. – Ладно, пойду, полетаю, а то у нас через час инструктаж.


«Мерцающий» вышел из подпространства на окраине системы и уже несколько дней продвигался к своей цели.

Дни безделья для Кира и других членов экспедиции наконец-то закончились, сменившись предпосадочной рабочей суетой. К тому же у их звеньев начались постоянные дежурства по режиму «готовность три», что несколько удивляло Кира, ибо подобное было нормой скорее для военных, а не для исследовательских кораблей, да и то при входе тех в зону возможного столкновения с противником. И эти дежурства продолжались до самого подхода «Мерцающего» к пятой планете системы, вращающейся вокруг звезды класса А. Звезда еще не имела официального названия, как, впрочем, и планета, а лишь номер: 3274-F2V.

Планета напоминала Землю, разве что материков было меньше да практически отсутствовали шапки полюсов. Исследовательский корабль вышел на стационарную орбиту вокруг планеты и отстрелил от себя кристаллообразные ежи спутников, которые принялись располагаться на разных высотах, формируя сканирующую сеть. Монтажная группа принялась за установку маяка прокольника на одном из трех спутников планеты.

Три дня спустя, после того как спутниковая орбитальная группировка была полностью развернута, Гравов собрал пилотов, чтобы дать последние указания перед высадкой.

– Господа, – Гравов внимательно оглядел собравшихся. – Сегодня на совещании было решено начать высадку на планету через пятнадцать часов. – Он бросил взгляд на ВИПСС. – Точнее, уже через четырнадцать. В задачу вашей группы входит воздушная разведка, обеспечение снабжения и поддержка наземных групп, возможная эвакуация. Я остаюсь на «Мерцающем», чтобы координировать взаимодействие воздушной и наземной разведки, а старшим группы назначаю Градова.

– Есть, – встав, козырнул Кирилл.

Гравов кивнул, жестом попросил Кира сесть, и продолжил:

– Первыми пойдут «Арморы», они должны провести рекогносцировку, после чего вниз отправятся транспортники с инженерами для развертывания базы. Этим займутся космофлотчики. А вот доставка вниз наших мозголомов и их дальнейшее перемещение по этому шарику, – он ткнул в сторону объемной модели планеты, вращающейся посередине комнаты, – это полностью ваша задача. На месте действуйте по обстановке, но на рожон не лезьте. Хотя планета не относится к категории опасных, произойти может все, что угодно. Запомните, мы в сотнях световых лет от Земли, и если что случится, спасать нас будет некому. Все пока свободны, Градов через полчаса у меня.


База расположилась на плато, которое возвышалось над морем джунглей, метрах в трехстах от странного решетчатого сооружения, обнаруженного при предварительном сканировании поверхности планеты. Еще недавно джунгли хозяйничали и здесь, пока не заработали излучатели инженерных машин, подготавливавших площадку под строительство исследовательского комплекса. Тяжелые агрегаты выжгли не только всю растительность, но и прокалили почву на глубину нескольких десятков метров, превратив ее в стерильный монолит. Затем по периметру очищенной площадки были установлены излучатели защитного поля, и над ней вспыхнуло голубоватое марево, накрывая плато своим куполом. Закончив очистку, тяжелые агрегаты уступили место ловким киборгам, которые стали раскладывать по подготовленной площадке продолговатые металлические контейнеры и подключать их толстыми кабелями к одной из инженерных машин. Прозвучал громкий сигнал, и киборги кинулись в разные стороны, а рифленые контейнеры принялись раздуваться и выбрасывать из своего нутра длинные блестящие жгуты, которые с легким потрескиванием вонзались в почву. Процесс формирования зданий занял всего около трех часов, после чего киборги отсоединили готовые здания от машины и принялись за внутреннюю отделку. Через сутки база была готова к приему персонала.


Чужой мир. Кир никак не мог привыкнуть к этой мысли, хотя пробыл на этой планете уже около месяца. Первые дни после высадки были наполнены суетой, связанной с постоянными разведывательными вылазками и неожиданными находками. Планета оказалась настолько богата на различные артефакты, что научная братия просто не знала, за что браться. Так что приходилось не только координировать работу группы, но и самому мотаться на транспортном глайдере с места на место, доставляя ученых и их оборудование, перебрасывать наземные отряды да еще и вести воздушную разведку. В результате, к вечеру Кирилл чуть не засыпал в кабине своего летательного аппарата, едва гасли решетки антигравов.

Запарка начала спадать только к концу второй недели, когда исследователи более-менее определились с планами работ и разлетелись по временным лагерям, так что их группе осталось только осуществлять снабжение этих баз да заниматься уточняющей разведкой, ибо основное сканирование и картографирование планеты шло с помощью спутников. Вообще, по мнению Кира, их группа занималась не столько разведкой, сколько перевозкой людей и доставкой различных грузов. Лишь дважды их группа действовала по своему основному профилю, один раз, когда производили разведку обнаруженных в горной местности развалин небольшого города, и второй раз, когда вытаскивали исследователей из джунглей, где те подверглись атаке местных хищников, похожих на гигантских леопардов. Кир выразил свое недовольство Гравову, и тот ответил, что в подобных экспедициях любого могут использовать там, где он в данный момент нужен больше всего. Кир с этим согласился, тем более действительно профессиональные пилоты были только в их группе да у космофлотчиков, но те в основном занимались своими делами.

В результате с друзьями видеться удавалось редко. Рен погряз в своей электронике, занимаясь с другими инженерами настройкой аппаратуры базы. Андрей не вылезал с раскопок, которые велись у подножия решетчатого артефакта, а Эрика и Аира были отправлены с группой на один из островов в океане, где обнаружились остатки какого-то поселения, несколько отличавшегося от всех остальных. Пару раз он видел Георга, но тот только коротко здоровался и быстро проходил мимо.

И вот сегодня выдался первый более-менее свободный день. Гравов приказал готовить технику, ибо с завтрашнего дня их группа начинала тщательную разведку большого полуострова на юге материка, где сканеры засекли две странные аномалии. Кир воспользовался своей должностью командира и, оставив ребят ковыряться с подготовкой «чаек», решил навестить Андрея, тем более что тот работал на объекте чужих, что расположился недалеко от базы. Артефакт напоминал гигантскую рыболовную сеть, огромной дугой выгнувшуюся над поверхностью планеты. Это странное образование можно было увидеть из любой точки базы, и многие считали, что размещение ее рядом с неизученным артефактом большая глупость. Кир был согласен с этим, пока не узнал, что их база временная, а к созданию основной должны приступить после прибытия «Дальнебы». Эта же специально создавалась именно для изучения данного артефакта, который очень заинтересовал земных ученых.

Пройдя через арку шлюза, Кир натянул респиратор и направился по дороге к месту раскопок. В принципе, респиратором можно было не пользоваться, ибо атмосфера оказалась вполне пригодной для дыхания, но Киру не очень нравились необычные приторно-сладкие запахи здешней флоры. Излучатели хорошо поработали, выжигая местную растительность, и теперь даже в сотнях метров от лагеря вместо зарослей был лишь потемневший камень, на который киборги уложили дорожную монопену, да редкая невысокая трава непривычного яркого сине-зеленого цвета. Правда, за этим выжженным кругом растительности становилось с каждым метром все больше и больше, так что вскоре вокруг Кира сомкнулись своды самого настоящего леса, сквозь заросли которого тянулось серое полотно дороги. Кирилл автоматически хлопнул по бедру, проверяя, на месте ли импульсник, хотя и знал, что присутствие человека распугало всю живность на несколько километров вокруг, да и киберы-патрули регулярно прочесывали прилегающие джунгли на предмет хищников. Но могло случиться всякое.

Металлическая полусфера патрульного киборга вынырнула из-под свода деревьев, заставив Кира вздрогнуть и мысленно выругаться. Робот завис над дорогой, словно рассматривая юношу, затем облетел вокруг него и нырнул обратно в джунгли. Кирилл убрал руку от кобуры и зашагал дальше.

Вблизи артефакт казался просто гигантским и каким-то невесомым. Кирилл, задрав голову, рассматривал эту гигантскую изогнутую сеть, пытаясь определить ее высоту.

– Красиво?

– Ага, завораживает, – Кирилл обернулся и увидел Андрея, одетого в светло-синий комбинезон ученого. – Вот, пришел посмотреть, как ты тут. А то живем на одной базе и почти не видимся.

– Да я там практически не бываю, – ответил Малышев. – Как спустился, все время в лагере торчу.

– Что-то интересное нашли?

– Даже не представляешь, насколько. Пошли в лагерь, покажу кое-что.

Лагерь ученых приютился возле самых джунглей, отгородившись от них куполом защитного поля. Вообще-то, стоящий под зонтиком поля ТВЗ-7 – танк высшей защиты – и расставленное вокруг него оборудование лагерем можно было назвать с большой натяжкой, но ученые как-то умудрялись тут еще и жить, хотя в паре сотен метров, на базе, их ждали уютные домики. Но больше всего удивило Кира, что хотя местность вокруг артефакта была абсолютно свободна от растительности, лагерь ученых почему-то «испуганно» жался к самым джунглям.

– Какое-то излучение, – пояснил Андрей в ответ на его вопрос. – Точно понять не можем, но что-то из разряда тахионных возмущений. Впрочем, наша защита с ним прекрасно справляется, однако без скафандра рядом находиться долго не советую.

– Неужели эта штука что-то до сих пор излучает? – удивился Кир.

– Она не излучает, – покачал головой Андрей, – но там… – Он ткнул пальцем себе под ноги. – По данным сканирования, внутри плато разветвленная система тоннелей, и, похоже, это поле результат какой-то утечки.

– Весело, – усмехнулся Кир. – Так, возможно, мы разместили базу на бочке с порохом? Может, там какие реакторы протекают, в любой момент могут рвануть, лет-то им уже сколько… Наверх хоть доложили?

– Доложили, – кивнул Малышев. – Однако там тоже считают, что опасности нет. Кир, эта штуковина тут простояла несколько тысяч лет, даже удивительно, что вообще сохранилась.

– Ни фига себе, – Кирилл присвистнул. – А выглядит как новая.

Он вновь задрал голову и несколько секунд разглядывал артефакт, тускло блестевший в лучах солнца.

– Это отсюда кажется, – сказал Андрей. – На самом деле она порядком повреждена, да ты присмотрись. – Он указал рукой на основание артефакта.

И действительно, в том месте, где ажурное строение касалось земли, врастая в нее странным фундаментом, напоминавшим переплетение корней, в сплошной сети виднелись довольно большие прорехи.

– Там, наверху, не лучше. Вообще, думаю, что еще немного, и вся эта конструкция рухнет. Ей повезло, что тут такая роза ветров, сильных почти не бывает, иначе давно бы рассыпалась.

Возле танка был натянут тент, он защищал от жаркого солнца полукруглый стол, где мерцали экраны «персоналов», на которые внимательно смотрели двое мужчин. Причем один из них, в нарушение всех инструкций, расстегнул комбинезон до пояса и, сняв его верхнюю часть, завязал рукава вокруг талии.

– О, смотрю, к нам гости, – сказал он, оборачиваясь.

– Причем из разведчиков, – добавил второй. – И что здесь понадобилось доблестным летунам?

– Это ко мне друг пришел, – пояснил Андрей. – Кир, разреши тебе представить моих коллег. Этот вечно загорающий – Насим Канов, специалист по экзоинженерии.

– Изучаю подобные строения, – сказал тот, пожимая руку парня. – Давно мечтал выбраться со старушки Земли и, так сказать, пощупать нечто подобное в натуре.

– Как будто у нас в системе подобного добра мало… – проворчал второй, протягивая руку Киру. – Егор Раков – инолог.

– Инолог? – Кир вопросительно посмотрел на парня, лицо которого покрывала недельная щетина, уже превращающаяся в бороду.

– Не слышал? – усмехнулся тот. – Ну, коротко говоря, я занимаюсь изучением и моделированием быта иных разумных существ, а также…

– В общем, пытается влезть в головы инопланетным тараканам и понять, о чем они там думают, – перебил того Насим. – А потому вечно такой угрюмый.

– Ну, можно и так сказать, – согласился Раков, поморщившись. – Кстати, ведь ты именно тот человек, благодаря которому и была обнаружена эта планетка?

Кир пожал плечами. Действительно, во время полета Андрей рассказывал, что благодаря карте, увиденной им шесть лет назад в том разбившемся корабле, и была открыта эта планета. В голове промелькнули воспоминания о том злополучном дне, когда он чуть не погиб.

– А где Теодор Вольдемарович? – спросил Андрей, заглядывая в открытую дверцу танка.

– Пошел к «решетке», что-то ему в навеске датчиков не понравилось, хочет переставить, – ответил Насим, кивнув сторону артефакта.

– Ну, как всегда, – улыбнулся Андрей и пояснил Киру: – Это руководитель нашей группы, известный ученый-физик, причем даже в мирах Анклава. Именно он предположил, что этот артефакт нечто вроде наших генераторов прокола…

– В общем, это что-то типа прямого прохода в другой мир, – перебил Андрея Раков. – Этакая гигантская дверь. Активируешь ее и можешь ходить туда-сюда, пока батарейки не сядут, причем без всяких кораблей.

Кирилл недоверчиво посмотрел на Ракова, затем на Андрея, но Малышев только развел руками:

– Так думает Вольдемарыч, и, судя по получаемым нами данным, он, возможно, прав.

– Ага, осталось дождаться «Дальнебы» с дополнительным оборудованием, – вставил Канов. – Эта планетка просто рай для ученых, такого количества артефактов в одном месте еще никто не находил.

– Тут ты прав, – согласился Раков, глядя на экран и делая пометки в тетради. – Похоже, планету начали активно колонизировать, но потом забросили.

– И куда же подевались сами колонизаторы?

– Ну, этого мы не знаем, – пожал плечами Андрей. – Может, все эвакуировались через подобные врата, а может, вон, в джунглях рычат… Вы у нас разведка, вам и выяснять.

– Вообще-то, я думаю, что ты со своей кисточкой да щеточкой больше выяснишь, – рассмеялся Кир, хлопнув друга по плечу. – Однако обещаю, прежде чем стрелять в рычащего, попробую спросить у него теорему Пифагора.

– Думаю, лучше не стоит, – улыбнулся Андрей. – Кстати, еще одно. Эта «решетка» не видна на экранах спутниковых сканеров. Поэтому, вероятно, в первый прилет ее и не обнаружили. Правда, нашли еще что-то, напоминающее антенну дальсвязи, но это тоже случайность. Так что во время полетов поменьше ориентируйся на технику, а больше на свои глаза.

– Хорошо, – кивнул Кир. – Я…

Пронзительный вой сирены тревоги, раздавшийся со стороны базы, заставил всех встрепенуться.

– Это еще что? – спросил Насим и начал быстро натягивать комбинезон.

– Не знаю, – бросил Кир.

Он попытался связаться со своим ведомым, но не получилось. Кир набрал другой номер – в голове пискнуло, и перед глазами развернулась полоска экрана, с которого на него глядело испуганное веснушчатое лицо.

– Карина, что происходит на базе?

– Не знаю, – ответила девушка. – Центральный вирт выдал сигнал тревоги, и никто не может понять почему. Будут какие-то приказания, сэр?

– Да, скажи Николаю, чтобы на всякий случай готовил птичек к подъему, а то я с ним связаться не могу. Бегу к вам.

– Хорошо…

В этот момент тренькнул еще один сигнал вызова. Кир, бросив взгляд на замигавшую в углу пиктограмму, облегченно вздохнул и скомандовал Карине отбой. Экран перед глазами мигнул, и на нем появилось взволнованное лицо ведомого.

– Ник, что у вас происходит?

– Хотел бы я знать… Все в растерянности, с «Мерцающим» связи нет ни у нас, ни у космофлотцев.

– Ясно, значит, действуем по красному коду, готовь птичек к подъему.

– Легко сказать, командир. Две на замене подъемных антигравов, еще у одной ионный стабилизатор вышел из строя, оставшиеся три готовили к завтрашней разведке и…

– Черт! – выругался парень. – Через сколько сможем поднять?

– Ребята уже занимаются, думаю, через полчаса.

– Хорошо, продолжайте, я сейчас буду.

Кир отключил связь и поморщился, прямая мыслепередача до сих пор вызывала приступы головной боли, хотя с ВИПССом это происходило несколько легче. Ученые уже отсоединяли оборудование от танка, быстро закидывая самое важное внутрь бронированной машины.

– Подожди, я с тобой, – бросил Андрей и, на миг скрывшись внутри танка, вернулся с протонным излучателем в руках. – Побежали.


На базе царила суета. Многие просто не понимали, что делать и к чему готовиться. И если члены «Искателя» уже заняли заранее расписанные посты, то в рядах космофлотцев явно чувствовалась растерянность. Связи с «Мерцающим» все еще не было, а там находилось практически все начальство экспедиции.

На базу стянулись все киберы-патрули, рассредоточившись по ее периметру.

– Ребята, – Айко выскочил откуда-то точно чертик из коробочки. – Нужна ваша помощь.

– Что случилось? – Андрей поправил сползший с плеча ремень протонника.

– Антенна… – Рен кивнул на длинную пику антенны дальсвязи, торчавшую возле здания узла связи.

– Секунду. – Кир вновь вызвал Николая и, узнав, что те заканчивают с подготовкой машин, сообщил, что задержится.

– Ну и что тут случилось? – спросил Андрей, подходя вслед за Айко к антенне.

– Вот.

Рен склонился над цилиндром передатчика и, нажав пару кнопок, заставил его верхнюю часть раскрыться подобно цветку. Внутри прибора царил хаос. Разноцветные пластинки фемтосхем были разбиты, а тоненькие жилки нейроволокон разорваны, и на их кончиках вспыхивали разноцветные огоньки. Кир переглянулся с нахмурившимся Андреем и мысленно назвал код, выданный ему Гравовым после назначения на должность командира группы. Сирена смолкла.

– Внимание, – неожиданно раздался мягкий женский голос, – всему персоналу базы, боевая тревога. Это не учение. Повторяю, всему персоналу базы, боевая тревога.

Люди кинулись к стойкам со скафандрами и оружием. Синий купол защитного поля засиял сильнее, а полусферы киберов-патрульных занимали место в технических сотах для замены бортового вооружения.

И все же они опоздали. Неожиданно купол защитного поля вспыхнул разноцветными разводами, и над ним пронеслись странные угловатые аппараты. Одна из двух взлетевших «чаек» даже не успела отреагировать и вспыхнула огненным шаром.

– Николай, кто это был? – крикнул Кир, наблюдая за маневрами незнакомых машин.

– Симакин.

– …Твою! Сажай второго, против истребителей наши каракатицы бессильны.

– Придется открыть окно…

– Сажай, я сказал, подними оставшуюся птичку, чтобы прикрыла.

– Есть!

Стоявшая у ангара «чайка» взмыла в воздух и зависла под самым защитным куполом. Вторая, метавшаяся все это время над куполом и пока успешно уворачивавшаяся от ленивых атак истребителей, нырнула в протаявшее в защитном поле отверстие.

– Почему они его не сбили? – спросил Андрей.

– Они и не хотели сбивать, – ответил Кир, вновь связываясь со своим ведомым, чтобы отдать очередной приказ. – Это «Кобры» – истребители солнечников. Правда, старая модель, но при желании они бы сожгли наши машины за пару минут. Они и первую-то сбили просто для устрашения.

– Значит, нас просто хотят удержать на базе, – констатировал Малышев. – Думаешь, солнечники?

– Все может быть, – сказал Кирилл. – Хотя не уверен.

– Но зачем?

– Кирилл, есть связь с «Мерцающим», – крикнул Айко, все это время копавшийся в передатчике. – Я тут немного перестроил цепочки, дальняя не работает, но с кораблем связался. По-моему, нас банально глушат, однако у дальника мощность побольше, так что пробился.

Кир подошел к Айко, перед которым уже развернулся экран связи.

– «Мерцающий», это База-один. Ответьте, «Мерцающий»!

Кир вопросительно посмотрел на Айко.

– Канал открыт, – сказал Рен, – и они нас точно слышат, вызывай.

– «Мерцающий»…

На экране возникло изображение командной рубки корабля. На них смотрел человек в синей форме космофлота с нашивками помощника капитана.

– «База-один», слышим вас, кто на связи?

– Лейтенант Градов, командир группы разведки. Что происходит?

– На нас совершено нападение, мы только что едва вывели корабль из-под огня. Наши поля держатся, но генераторы при последнем издыхании. Пытались эвакуировать часть экипажа на спасательных капсулах, но эти сволочи расстреливают их при отделении от корабля.

– Кто напал? – спросил Андрей.

– Да хрен его разберет, три корабля без опознавательных кодов. По обводам похожи на легкие крейсера СГИ. У вас-то как?

– Нас атаковали истребители, но поле им не пробить. Правда, передатчик дальсвязи выведен из строя.

– Черт! – ругнулся космофлотец. – Нашу систему накрыли первым залпом. И ведь знали, куда бить, а корабль-то переделали перед вылетом.

– Значит…

– Секундочку…

Экран мигнул, и вместо помощника капитана на нем появился Гравов. Он окинул взглядом привычно вытянувшихся по стойке «смирно» друзей:

– Слава богу, что вы еще живы. Как я понял, за вас еще не взялись.

– Практически нет, – подтвердил Кирилл. – Вокруг базы барражирует пятерка атмосферных истребителей и пресекает наши попытки подняться в воздух. Потеряли одну машину…

– Пилот?

– Погиб, – опустил глаза Кир. – Моя вина…

– А вот это, Градов, отставить, – нахмурился Гравов. – Не время заниматься самокопанием. А теперь слушайте. Времени особо нет, связь может прерваться в любую секунду. «Мерцающий» обречен, наша гибель дело времени, а вот вам надо постараться уцелеть и дожить до прихода «Дальнебы». Посему приказываю покинуть базу и, разделившись на мелкие группы, рассредоточиться в джунглях. – Он еще раз пристально оглядел растерявшихся друзей и грустно улыбнулся: – Не дрейфьте, ребята, вы справитесь, я верю в это. Удачи вам, и прощайте, – он вскинул руку, поднося раскрытую ладонь к виску. – Во имя Земли!


Танк высшей защиты, раскрыв зонтик энергополя, медленно полз к джунглям. Истребители противника, точно разозленные пчелы, то и дело ныряли к бронированной машине, поливая ее огнем своих орудий, однако такие танки создавались для работы в высокоагресивной среде и даже с отключенным полем могли бы выдержать эти атаки. Противник уже потерял три истребителя от огня киберпатрульных, прикрывающих эвакуацию, и старался не слишком нарываться, пока не подошла подмога. Наконец на помощь оставшейся паре подоспели еще две пятерки истребителей. Они быстро расправились с шустрыми полусферами киборгов, выбив их с помощью самонаводящихся ракет.

– Нам еще везет, что эти птички вооружены слабо, – сказал Кир, наблюдавший за перемещением танка, который на самом деле лишь отвлекал противника, пока люди уходили по техническим тоннелям, ведущим к подножию плато. – Сколько людей покинуло базу?

– Больше половины, – ответила девушка в синей форме космофлота с нашивками младшего лейтенанта на рукаве. – Думаю, за полчаса управимся.

– Хорошо, заканчивайте, – Кир, автоматически погладив примостившегося на плече спирса, покинул узел связи, временно превращенный в командный пункт.

– И что ты ковыряешься? – бросил он все еще копающемуся в передатчике антенны Айко. – Давай заканчивай, скоро выходим.

– Сейчас, – Рен сунул отвертку в карман. – В принципе, все починил, кроме блока управления. Вообще-то вместо него можно попробовать подключить «персонал», но на настройку и калибровку уйдет часа два. Может, рискнуть и задержаться?

– Сомневаюсь, что стоит, – сказал подбежавший Андрей. – Смотрите, – он ткнул пальцем вверх.

Кир поднял голову и посмотрел на огненное пятно на небосклоне.

– Похоже, один из тех крейсеров, что напали на «Мерцающий». Надо уходить…

Над куполом что-то вспыхнуло, защитное поле пошло разноцветными разводами и с резким хлопком исчезло, и над головами застывших друзей с воем пронеслась пара горбоносых машин.

– …Твою! – ругнулся Кир. – Штурмовики ОСМ! Эти тут быстро все с землей сровняют. Бежим!

– Нам хотя бы кратко передать на Землю, что тут произошло, – сказал Рен.

Спирс вдруг куснул Кира за ухо и, спрыгнув с его плеча, быстренько взобрался на раскрытый цилиндр передатчика.

– Шустрик, ты что?

Электронный зверек бросил взгляд на хозяина, затем коротко пискнул, и вдруг его пушистое тельце стало расплываться, превращаясь в блестящую металлом лужицу. От нее побежали серебристые ручейки, скрываясь среди разноцветных схем передатчика. Лишь голова зверька не теряла своей формы. Неожиданно черные бусинки глаз налились ярко-красным огнем, и голова четким металлическим голосом произнесла:

– Соединение завершено, калибровка завершена, начата трансляция…

– Шустрый… – Кир склонился над прибором и указательным пальцем провел по голове электронного зверька.

Затем оглядел товарищей и, махнув рукой, бросился назад, в здание узла связи.

Глаза спирса погасли.


– Командор, зарегистрирована широкополосная передача с 3274-F2V, код «К-3», ведется в открытом режиме.

– Странно, – нахмурился Дорнер. – Выведите мне на монитор и на всякий случай свяжитесь с «Дальнеба».

– Слушаюсь.

Экран монитора моргнул, и на нем появился Кирилл.

– База подверглась нападению вооруженных сил неопределенной принадлежности. Связь с «Мерцающим» потеряна, имеются людские потери, начата эвакуация базы… – Кирилл отвернулся от экрана, затем вновь посмотрел на Дорнера. – Чужой десантный бот идет на посадку! Мы уходим, конец связи!

Экран погас и, свернувшись в луч, втянулся в поверхность стола.

Дорнер несколько мгновений растерянно смотрел перед собой, затем быстро набрал на запястнике номер Майера.


– Отходите! – Кир выглянул из-за танка и, выстрелив из импульсника, нырнул обратно. – Да уходите же! – он махнул рукой в сторону джунглей.

– Кир, ты один не справишься, – сказал Андрей.

– А вместе мы справимся? – усмехнулся юноша. – Андрей, ты ранен, Рен тоже, уходите.

Малышев пристально посмотрел на друга и, хлопнув того по плечу, подхватил на руки лежащего без движения Айко. Рукав комбинезона Рена потемнел от разряда импульсной винтовки.

Бросив взгляд вслед отступающим друзьям, Кир поправил респиратор и вновь высунулся из-за танка, оглядывая развалины базы. Враг, встретив ожесточенный отпор и потеряв десяток солдат, затаился. Правда, и от их группы из десяти человек в живых осталось только четверо. Кирилл покосился на безголовое тело девушки, которая руководила вместе с ним эвакуацией, и, скрипнув зубами, несколько раз наугад выстрелил в сторону базы. Опустошив обойму винтовки, он откинул ее в сторону и, вытащив из кобуры пистолет, принялся отползать назад.

Им еще повезло, что после высадки десантников штурмовики и истребители куда-то скрылись, оставив зачистку базы и поиск беглецов пехоте. Группе Кирилла удалось под прикрытием ТВЗ дойти почти до полосы джунглей, отделявшей базу от решетчатого артефакта. Но тут удача отвернулась от них, ибо, прочесав лагерь, неведомые захватчики обрушились на них всеми своими силами. Танк подбили, и в завязавшейся перестрелке их группа потеряла шестерых. И все-таки, на взгляд Кира, их атаковали не профессионалы, ибо многие действия нападавших выглядели довольно глупо. Противник несколько раз кидался в лобовую атаку, теряя людей, и вновь откатывался на свои позиции, пока на помощь не подоспела новая группа. Она своими слаженными действиями явно отличалась от их прежних преследователей. После десятиминутной стычки противник скрылся из глаз, явно что-то замышляя.

Кирилл отполз от танка на несколько метров и, вскочив на ноги, кинулся к деревьям. Несколько выстрелов, произведенных со стороны крайних строений, прошли выше, сбив листву.

– Еще поживем, – процедил Кир, пробираясь сквозь заросли.

Над головой полыхнуло. Кир посмотрел вверх и увидел, что в двух метрах над ним деревья словно срезало гигантским ножом. Чертыхнувшись, парень ускорил шаг. Невидимая смерть еще пару раз нанесла удар, буквально испаряя деревья и пробивая в растительности широкие просеки.

– Да что ж это за оружие такое? – пробормотал Кир, присел на корточки и зачерпнул пригоршню пыли, в которую неведомый луч превратил деревья.

«Боевой аннигилятор «Шатун-М», – неожиданно четко раздался в голове голос ВИПССа. – Используется войсками ОСМ».

– Вот тебе здрасте! Ты-то как прорезался? – удивился юноша, уже привыкший, что, из-за особенностей его организма, ВИПСС для него просто запястник с расширенными функциями.

«Рекомендую покинуть сектор обстрела, – продолжил ВИПСС, проигнорировав предыдущий вопрос. – Кроме того, отмечено присутствие неопознанных объектов в ближайших секторах. Рекомендуемая схема отхода…»

Перед парнем развернулся экран, на котором было отмечено его местоположение. Судя по данным радара, противник обошел его практически со всех сторон, медленно смыкая клещи окружения. Оставалось только одно направление, ведущее прямиком через поляну с артефактом. Почему-то неведомые враги ее избегали.

«Надеюсь, ребята успели выбраться. ВИПСС, где наши?»

«Извиняюсь хозяин, но спутник перестал отвечать, сканирующая сеть больше недоступна, попытка установить прямую связь блокирована…»

– Черт!

Окружили Кира в тот момент, когда он вышел к артефакту. Из зарослей неожиданно выкатил самый настоящий танк и, лязгнув траками, замер. Его башня с хоботом орудия – блестящих пластин, обвитых мерцающей спиралью, – медленно повернулась в его сторону. Кир попятился и, очутившись под сетью артефакта, замер, так как сбоку появились несколько пехотинцев в боевых скафандрах, с тяжелыми излучателями в руках.

– Оружие на землю! – крикнул один из них.

– А то что? – ехидно поинтересовался Кир.

Пехотинец поднял руку, и с дула танка сорвалось бледное пламя, ударившее в сеть артефакта.

А дальше произошло неожиданное. Артефакт загудел, словно огромный колокол, заставив Кира упасть на колени и обхватить голову руками, а пехотинцев попятиться в ужасе. Затем по нему прошла странная голубая волна, и позади Кира вспыхнула мерцающая воронка. Его опрокинуло на спину и потащило по земле к воронке, превратившейся в гигантский пылесос. Он пытался удержаться, хватаясь руками за траву, но его оторвало от земли, словно тряпичную куклу, и бросило в воронку.

Кирилл падал в синюю бездну, чувствуя, как его тело буквально разрывает на мелкие кусочки неведомой энергией. Хотелось закричать во всю мощь легких, но горло словно ватой набило. Левое запястье вдруг вспыхнуло дикой болью, а в голове точно взорвалась маленькая бомбочка. Кир с трудом поднял руку и увидел, что ВИПСС растекся по коже бурлящей пленкой металла, превратив кисть в некое подобие стальной перчатки. Сознание стало покидать парня, и, уже уходя в небытие, он неожиданно услышал знакомый голос:

– Искатель, что ищешь ты? Чего хочешь ты? Куда идешь? Зачем?

Он хотел ответить, но его мысли стали тонуть в подступающей тьме, и последнее, что он почувствовал, был дельфинчик, неожиданно шевельнувшийся под броней скафандра в нагрудном кармане форменной рубахи.


– Я не верю! – пробормотала Лайм. – Не верю. Не верю.

– Успокойся, девочка, – Ирина обняла заплаканную девушку и прижала к себе. – Успокойся.

– Он вернется, он жив…

– Возможно, – ответила женщина, стараясь удержать рвущиеся наружу слезы. – Возможно. Мы будем ждать. Ждать и надеяться.

– Да, – Лайм подняла голову и прижала руку к груди, где в кармане лежал маленький дельфинчик. – Я буду ждать.

Ментанопластиковый брелок неожиданно вздрогнул и шевельнул хвостом.

– Буду ждать.


Содержание:
 0  Искатель : Дмитрий Кружевский  1  Часть I Школа : Дмитрий Кружевский
 2  Глава 2 : Дмитрий Кружевский  4  Глава 4 : Дмитрий Кружевский
 6  Глава 2 : Дмитрий Кружевский  8  Глава 4 : Дмитрий Кружевский
 10  Глава 2 : Дмитрий Кружевский  12  Глава 4 : Дмитрий Кружевский
 14  Глава 6 : Дмитрий Кружевский  16  Глава 8 : Дмитрий Кружевский
 18  Глава 10 : Дмитрий Кружевский  20  Глава 12 : Дмитрий Кружевский
 22  Глава 1 : Дмитрий Кружевский  24  Глава 3 : Дмитрий Кружевский
 26  Глава 5 : Дмитрий Кружевский  28  Глава 7 : Дмитрий Кружевский
 30  Глава 9 : Дмитрий Кружевский  32  Глава 11 : Дмитрий Кружевский
 34  Глава 13 : Дмитрий Кружевский  36  Глава 2 : Дмитрий Кружевский
 38  Глава 4 : Дмитрий Кружевский  40  Глава 6 : Дмитрий Кружевский
 42  Глава 8 : Дмитрий Кружевский  44  Глава 2 : Дмитрий Кружевский
 46  Глава 4 : Дмитрий Кружевский  48  Глава 6 : Дмитрий Кружевский
 50  Глава 8 : Дмитрий Кружевский  52  Глава 2 : Дмитрий Кружевский
 54  Глава 4 : Дмитрий Кружевский  56  Глава 6 : Дмитрий Кружевский
 58  Глава 2 : Дмитрий Кружевский  60  Глава 4 : Дмитрий Кружевский
 62  Глава 6 : Дмитрий Кружевский  64  Глава 2 : Дмитрий Кружевский
 66  Глава 4 : Дмитрий Кружевский  67  Глава 5 : Дмитрий Кружевский
 68  вы читаете: Глава 6 : Дмитрий Кружевский  69  Глава 1 : Дмитрий Кружевский
 70  Глава 2 : Дмитрий Кружевский  72  Глава 4 : Дмитрий Кружевский
 74  Глава 6 : Дмитрий Кружевский  75  Использовалась литература : Искатель



 




sitemap