Фантастика : Космическая фантастика : Королева куба : Сергей Куприянов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

В азартные игры, как известно, пагубно не столько играть, сколько отыгрываться.


Авария, произошедшая на одном паршивом танкере, на много дней заставила замереть жизнь в порту Малютка. Распыленное в припортовом пространстве сверхактивное, обогащенное окислителем топливо не позволяло не только включить двигатели кораблей, чтобы выйти из опасной зоны, но и весьма продолжительное время пользоваться как дальней, так и ближней связью. Не говоря уже о ремонтных и даже погрузочно-разгрузочных работах. Потому что достаточно было малейшей искры, чтобы топливо сдетониро-вало, а космопорт сначала превратился в плазменное облако, где взрываются корабли, запасы горючего и кислорода, а потом в кучку бессмысленной космической пыли, которой и без того хватает во Вселенной. Возможно, много лет спустя на какую-нибудь из планет упадет кусочек искореженного, оплавленного металла, и новый Ньютон, не успевший вырасти из коротких штанишек, будет рассматривать его, морща юный лоб, в то время как ученые мужи станут продолжать спор о происхождении метеорита.

Другими словами, никого из присутствующих на Малютке такая перспектива не устраивала, поэтому правила безопасности, объявленные в первые же минуты после аварии, стали выполняться со всей строгостью, что не помешало начальнику порта Йорку, за глаза за свирепость называемого Кабаном, ввести усиленное патрулирование всей территории и объявить запрет на выход в открытый космос без его личного на то разрешения, получить которое не представлялось возможным.

В космосе, как известно, нет ни ветров, ни течений, ни приливов с отливами, то есть ничего из того, что могло бы естественным путем очистить загрязненное пространство. Ничего, если не считать инерции движения, с которой разлеталось хлестнувшее из брюха танкера топливо. По расчетам, должно пройти около трех недель, прежде чем взрывоопасное облако покинет территорию порта. За несколько дней до этого можно будет потихоньку начинать чистку конструкций и кораблей сжатым газом, вымывая из всяких потайных мест и с обшивки микрочастицы топлива. Сколько на это может уйти времени - тоже неизвестно. Таким образом, крупный космопорт оказался блокирован на неопределенное время, что вело к крупным и многочисленным убыткам. Представители страховых компаний в ужасе подсчитывали размеры своих выплат, Кабан закручивал дисциплинарные гайки, а остальной народ по большей части маялся от безделья, если не считать охрану, поваров, барменов и официантов. Вот уж кому приходилось пахать от зари до зари.

Первые трое суток Макс просто блаженствовал, упиваясь бездельем. Спал, смотрел телевизор, читал, ел, снова спал, ходил в бар пропустить сто граммов и пару пива прицепом. Небольшая гравитация - всего в одну четверть - позволяла многие вещи проделывать практически с теми же удобствами, что и на Земле. По крайней мере, напитки не улетали из твоего стакана, а на ночь не нужно привязывать себя к койке, чтобы в результате неосторожного движения не проснуться на потолке.

Кормили в портовой столовой сносно, пиво подавали приличное, фильмотека была богатая, так что несколько дней Макс наслаждался жизнью. Да и чего, казалось бы, нужно обычному судовому механику, большую часть жизни проводящему в состоянии ускорения и постоянных стрессов из-за регулярных поломок оборудования? Покой, только покой.

Лишь на четвертый день Игнатов почувствовал что-то вроде усталости, а по истечении недели еще и нарастающее беспокойство. Так долго предаваться безделью он не привык, да и ежедневные сводки, звучащие по внутренней сети, действовали на нервы. Невольно приходили неприятные мысли о смерти, разлитой прямо за стенами порта, да и вообще становилось как-то тоскливо.

Еще пару дней он провел за компьютером, до одурения раскладывая пасьянсы и играя в шумные стрелялки, сражаясь то с динозаврами, оккупировавшими город, то с засевшими на заводе террористами.

Наверное, он так бы и развлекался до самого окончания заточения, потихоньку сходя с ума, если бы на одном из ужинов не столкнулся с Борей Колядой. Пять лет назад они, можно сказать, сдружились, когда проходили переподготовку на трехмесячных курсах. С тех пор они встречались только однажды и точно так же случайно, после чего бурно отметили это выдающееся событие в баре.

Звонко хлопнув друг друга по рукам, так, что кое-кто из окружающих вздрогнул - угроза возможного взрыва здорово давит на психику, - приятели, решив не изменять традиции, двинули в бар, на ходу обмениваясь новостями.

Там-то, за третьей кружкой в меру холодного пива, Боря и поведал, что на пришвартованном во втором ремдоке «Астронавте Янге» идет большая игра «для своих», а выбор спиртного получше, чем в этом вонючем баре, и цены божеские.

Если на Малютке азартные игры и проституция были запрещены в принципе, то на внутренние порядки судов, имевших разных владельцев и страны приписки, эти ограничения не распространялись. Другое дело, что Кабан успел эвакуировать все экипажи кораблей, стоявшие на рейде и даже у пирсов, так что в связи с вынесенным им же запретом на перемещения за пределами стен порта попасть на них стало практически невозможно. Другое дело ремонтный док. Чтобы зайти на стоящий там корабль, даже скафандр не требовался.

В общем, Максу это предложение показалось интересным, хотя он не считал себя азартным человеком. Но скука, скука же! Надо же как-то с ней бороться.

Будь Макс опытнее, он заметил бы нездоровый блеск глаз коллеги и правильно оценил некоторую нервозность, если не сказать дерга-ность приятеля, изобличающие с трудом подавляемый азарт проигравшегося в пух и прах игрока.

Вообще отсутствие опыта, даже обыкновенной практичности частенько подводило Макса. Космические дальнобойщики нередко подрабатывают мелкой контрабандой. Когда только возникла мода на ва-танабский каменный шелк, но ввоз его на Землю еще не был разрешен, один ушлый помощник капитана по хозяйственной части нашил из него упаковочных мешков для пищевых контейнеров, заработав на этой поставке хорошие деньги. Но эта история, скорее, из разряда легенд, а то, как второй пилот Вартанян провез целую пригоршню драгоценного камиабского жемчуга непревзойденного небесно-голубого цвета, Макс видел лично. Алик поступил как настоящий стратег, об-ратя себе на пользу даже собственную болезнь. В последнее время у него побаливал желудок, и судовой врач направил его на обследование в городскую клинику Камиаба. Обнаружив у больного начинающийся гастрит, ему выписали лекарство.

Вартанян, с детства проявлявший себя как натура творческая (в частности, ему очень удавались матерные стишки), при виде бело-синих капсул быстренько смекнул, какую они могут принести пользу помимо медикаментозной. Купленные им два десятка уникальных жемчужин аккуратно вошли в капсулы, а вскоре весь экипаж знал, что Алик лечится. У него появилась даже собственная диета. Стоит ли говорить, что его любили.

На Земле таможенник, досматривавший его багаж, едва не лишился чувств от служебного восторга, обнаружив незадекларированный меч коллекционного вида, напоминающий турецкий ятаган, по ножнам и рукояти густо усыпанный камнями и заветными голубыми шариками. Потребовалось не меньше получаса, прежде чем таможенник уяснил, что обнаруженное им холодное оружие в драгоценном исполнении является не чем иным, как грубовато выполненным сувениром, о чем имелась соответствующая справка и фирменный чек из магазина. Однако таможня, не желающая выпускать из рук пойманную добычу, все же провела экспертизу, полностью подтвердившую факт бутафории.

После такого фиаско остальной досмотр был проведен без обычного тщания, и когда Алик в ответ на вопрос о лекарстве выискал в ворохе бумаг копию рецепта и чек аптеки, вопросы к нему иссякли, а сам он вскоре обогатился на некоторую сумму.

Еще один пример удачливости в незаконной коммерции явил кок корабля шотландец Пол. Всех подробностей той истории он никогда не рассказывал, но однажды, будучи в сильном подпитии, проболтался, что к нему обратился представитель некоей организации и предложил за хорошее вознаграждение вывезти с планеты Чарли образцы нового, только что разработанного и не то что не поступившего в продажу, но еще и не запатентованного косметического препарата, теперь известного как телепатический грим. Суть в том, что нанесенный на тело, главным образом, на лицо, он может в довольно широком диапазоне менять цвет по желанию хозяина. Скажем, секунду назад губы у твоей подружки были алыми, ты отвернулся - хлоп! - а они уже зеленые. Правда, тогда, на первых этапах, яркость цветопо-дачи оставляла желать лучшего. Да и с точки зрения санитарной безопасности имелись вопросы.

Осталось за кадром, как тюбики с кремом попали на борт, хотя по этому поводу у Макса имелись соображения, главное, как они прошли несколько таможенных досмотров - на самой Чарли, в нескольких промежуточных портах и на Земле. Видно, с творчеством у Пола тоже все оказалось в порядке, потому что он наклеил на стандартные тубы этикетки супа-концентрата, в изрядном количестве имеющегося на камбузе корабля, упаковал их в ящик и «нечаянно» залил его горячим топленым маслом, после чего мало у кого возникало желание в нем шарить.

Словом, у Макса перед глазами имелось достаточно примеров для подражания, причем примеров успешных, и он придумал, как ему казалось, безупречную операцию.

Интеллектуальным толчком для нее послужило внезапное увольнение его соседа по каюте, в одном из портов объявившего капитану, что он покидает борт, так как нашел для себя работенку получше. После него осталось много всяких мелочей вроде разномастных грязных носков или набора голографических фильмов настолько садистского содержания, что Макс их абсолютно не мог смотреть. Надо ли говорить, что некоторое время ушло на то, чтобы все это наследство переправить в утилизатор. Среди прочего оказался еще один предмет, некоторое время вызывавший у Макса искреннее недоумение. Собранный из плотно подогнанных друг к другу деревянных реек, щит служил основой для аляповатой картины на тему Рамаяны. Преувеличенно яркие, контрастные краски, оскаленные физиономии, неестественные театральные позы - на звание художественного произведения полотно размером почти метр на метр никак не тянуло. В утилизатор же оно не угодило только по причине своих размеров. А чуть позже судьба в лице Макса распорядилась иначе. У него появилась идея.

Нью-Кастилья, куда они доставили большую партию сублимированных продуктов питания, в силу каких-то сугубо политических причин находилась в экономической блокаде, преодолевать которую разрешалось лишь кораблям с гуманитарным грузом на борту, причем объем и состав груза жестко контролировались. Надо ли говорить, что ситуация на этой планетке сложилась аховая. Сельское хозяйство там присутствовало в виде нескольких гидропонных оранжерей, урожай которых не мог в полном объеме обеспечить население продуктами, а производство заключалось в выработке кислорода для своих и чужих нужд, добыче некоторых руд, их первичной переработке и некоторое - небольшое - полукустарное производство на их основе. Все остальное было привозным, что, естественно, делало Нью-Кастилью очень зависимой от внешнего мира, и это, очевидно, не вполне понял кто-то из ее правителей.

Впрочем, Макс не больно-то вникал в причины бедственного положения планеты. Он уяснил для себя главное - на Нью-Кастилье имеется переизбыток драгоценных металлов, которые принимаются у нее только в обмен на продовольствие, медикаменты и промтовары. Другими словами, драгоценностей полно, но девать их катастрофически некуда, и по этой причине они там страшно, фантастически дешевы. За пару крепких ботинок из натуральной кожи и бутылку водки можно выменять массивный золотой перстень грубой работы. Впрочем, наличные тоже охотно принимались.

За неделю, пока шла разгрузка и погрузка, Макс, проявив чудеса предприимчивости, договорился, что ему изготовят металлическую раму для картины. Взамен от отдал ящик консервированных сосисок, четыре упаковки пива, коробку сардин в масле, два почти новых комплекта летной формы, карманный спутниковый телефон, расписание пассажирских рейсов в этом секторе и походную установку для дистилляции воды. Через два дня ему вручили аляповатую раму размером семьдесят пять на девяносто сантиметров, покрытую чистейшей медью. Самое главное заключалось в том, что скрывалось за слоем меди. Семь кило натуральной, почти без примесей, платины. В довесок ему отвалили три кило металлического мусора: кусочки меди, олова, железа, магния, даже золота… Главное требование Макса заключалось в возможно большем разнообразии цветов и оттенков.

На обратном пути Макс все свободное время посвятил творчеству. Урезав эпическое полотно под размер рамы, он начал складывать металлическую мозаику на уже имеющийся сюжет. Все проволочки, шайбочки и даже ножки от микросхем, которые он сумел найти на борту, шли в дело. Неожиданно самого Макса захватил творческий процесс подбора и приклеивания кусочков металла: никогда еще полет не проходил для него так интересно и насыщенно. Нечего и говорить, что за это время в его каюте перебывал весь экипаж, начиная с капитана. И каждый считал своим долгом внести свою лепту. Кто отсыплет пригоршню мелочи, скопившейся в карманах в разных портах, кто пожертвует молнию со старой куртки, кто подарит старую жестянку из-под леденцов, набор пивных крышечек. На доске красовались как фрагменты автоматных гильз, так и граненые стальные вставки, которыми недавно было модно украшать руль автомобиля на Ираиде. Металлического хлама на корабле оказалось с избытком.

Макс закончил около двух третей картины, когда корабль оказался в распоряжении земной таможни. Стол, на котором стояла картина, был заставлен баночками, коробочками, свертками с металлом, там лежали пучки проволоки, инструменты, тюбики с клеем, напильники, кусачки, самодельная машинка для шлифовки, бутылочка с кислотой, микродрель. Словом, наличествовала сугубо творческая обстановка, подкрепленная хорошо узнаваемым запахом свежеобра-ботанного металла.

Таможенник Гейнц, хитрый как черт, поздоровался с порога кивком и мазнул по каюте рыбьим глазом.

- Один? - спросил он, ставя досмотровый ящик на небрежно застланную койку.

- Один, - ответил Макс.

С Гейнцем они были старыми знакомыми, и до сих пор трений у них не возникало. На это тоже был расчет.

- Чего так?

- Так получилось.

- Бывает. Декларацию давай.

Продолжая шарить по крохотной каюте снулым взглядом, таможенный инспектор вдруг остановился на картине.

- Это что?

- Рамаяна. Понимаешь, это тот самый момент, когда Хануман… - начал было объяснять Макс, но таможенник его оборвал, подавшись к произведению.

- А ну-ка.

Сердце Макса пропустило один удар, после чего упало в мошонку и там замерло. Все…

Но, оказалось, чиновника заинтересовала не картина, а обрезки деревянного щита. Гейнц, натянув на кисть резиновую перчатку, выхватил один и приблизил к глазам. Несколько секунд всматривался в свежий спил, после чего произнес уставное: «Оставаться на местах».

Страшнее этого может быть только «Вы задержаны по подозрению в контрабанде».

Макс замер. Он ничего не понимал.

Таможенник вскрыл свой ящик, извлек какую-то железку, наподобие инструмента стоматолога, и принялся скрести ею по деревяшке, снимая мельчайшую стружку. Потом в дело пошла лупа, затем, напялив на себя респиратор, инспектор капнул на стружку какой-то гадостью, отчего та закипела.

- Кардавр, - произнес он из-под маски, включая вытяжку на максимум.

- Чего? - не понял Макс.

Кардавр? То есть труп, что ли? Что за фигня? Гейнц, отступив к двери, устало стянул маску.

- Где ты взял эту дрянь? - спросил он.

- Какую? - потерянно поинтересовался Макс. - Я не понял. Его колени начали мелко дрожать. Неприятности встали перед ним в полный рост, уж это-то он был в состоянии понять.

- Кардавровое дерево.

- С-случайно, - пробормотал Макс.

Это была одна из распространенных и известных страшилок перевозчиков и таможенников. Кардавровое дерево, или кард, как именуют его профессионалы. Обладающее страшными мутагенными свойствами, оно запрещено к провозу в любой порт на любой планете. Из-за этой дряни закрыты две вполне годные для заселения планеты, а еще правительства вынуждены держать восемь фильтрационных лагерей, на самом деле закрытых зон, где содержатся те, кто прикасался к этой внеземной заразе. Перспективы у Макса нарисовались самые что ни на есть безрадостные.

- Игнатов, твое счастье, что я тебя знаю и что этой доске по меньшей мере сто лет. - Инспектор помолчал, что-то прикидывая про себя. - Короче, так. Рапорт я напишу. На корабле объявляется карантин.

- Мать твою, - схватился Макс за голову. Штрафа от компании не избежать. Вот уж попал так попал!

- Слушай сюда. Сейчас в моем присутствии ты упаковываешь каждую мелочь, - инспектор взглядом обвел крохотное помещение. Я вызываю санитарную группу, и все это в самом быстром темпе погружается в утилизатор, включенный на особый режим. Плюс ты получаешь неделю санкарантина. Пока неделя! До выяснения. И не вздумай хоть что-то затырить. Деньги, часы - все! До последнего шурупа.

- Но откуда? - возопил Макс.

- Не стони. Мне тоже из-за тебя, идиота, в карантине париться. Обойдется - простава с тебя.

Обошлось. За сто лет доска потеряла свои ужасные свойства, а Макс - всего за неделю - желание быстрого обогащения. Комиссия, разобрав обстоятельства дела, признала Игнатова невиновным, хотя и вынесла персональное предупреждение. Макс счел за лучшее не оспаривать вердикт, хотя юрист профсоюза и советовал. Как бы там ни было, а он чувствовал за собой вину. Без нее, как известно, наказания не бывает. Он потерял деньги, свои, кровные, честно заработанные, но расстался и с иллюзией. Кто-то может сказать, что он испугался. Пусть так. Но неделя в спецкарантине кого хочешь излечит.

Так что предложение Бори сыграть пару партий в кости он ни в коем случае не рассматривал как способ внезапно обогатиться. Просто средство от скуки и только. Для себя он заранее определил, что больше чем три сотни на кон не поставит ни в коем случае. Главное в азартных играх - четко определить максимум своего грядущего проигрыша.

Пока шли ко второму ремдоку, Коляда, наклоняясь к его плечу, повествовал детали. «Янг» был зарегистрирован не только как транспортник, но и как филиал торгового дома, к которому приписан. Это позволяло прямо на его борту вести торговлю и оказывать иные услуги, разрешенные уставом фирмы. Поэтому ничего противозаконного в начавшейся на его борту игре нет. Сам капитан держит банк, подтверждая его состоятельность солидной гарантией. Все выплаты - сразу. Никакого обмана. Как в лучших домах.

Когда они оказались в ремонтной зоне, Борис вдруг придержал приятеля за локоть.

- Послушай, Макс, я тут забыл… Не возвращаться же. Ты мне тысячу до утра не ссудишь?

К такой просьбе Макс оказался категорически не готов, поэтому чуть ли не весело ответил: «Без проблем». Сказал и сразу же пожалел. Но слово-то вылетело. Столько наличных у него при себе не было, но на карточке значилось примерно около сорока тысяч, большую часть которых составлял бонус по итогам года. А еще имелся счет в одном из земных банков, отсюда недоступный, но само его наличие позволяло чувствовать себя уверенно.

Поэтому вахтенного, которому Боря делал какие-то знаки, Макс практически проигнорировал. Не с босяком дело имеете! Хотя не исключено, что пиво в баре оказалось несколько крепче, чем можно было бы предположить.

Неприятно поразило присутствие во входном коридоре вооруженного охранника с лейблом «Янг» на правом нагрудном кармане. Он их остановил, заступив дорогу.

- К кому? - не слишком учтиво спросил он.

- Ты чего? - нервно удивился Боря. - Я же только что… Ну? Узнал?

Вооруженный осмотрел их с ног до головы - именно с ног, а не в обратном порядке, - кивнул и освободил проход.

- По коридору прямо и направо вторая дверь.

- Да знаю, - досадливо отмахнулся Борис и потянул Макса на увеличенной скорости. Эта его поспешность начинала раздражать и несколько настораживать. Куда он прется? Надо было хотя бы своего капитана предупредить. Замутил голову.

Макс решил некоторое время воздерживаться от спиртных напитков.

К его удивлению, кают-компания была куда больше, чем на его родном «Великане», хотя сам «Янг» здорово уступал ему в размерах. И обставлена побогаче, прямо сказать, нестандартно.

Не слишком яркий свет с потолка выделял два пятна, два стола, вокруг которых сидели люди. Не слишком много, человек по семь-во-семь, и были еще свободные места. А подальше, почти в полумраке, имелась не то барная стойка, не то импровизированный магазин, где тоже стояли и сидели люди.

Большего рассмотреть он не успел, потому что Борис дернул его за рукав. Макс обернулся к нему, и тот с умильной улыбкой показал глазами куда-то в угол. Глянув в ту сторону, он увидел стандартный банкомат. Вот уж чего ему никогда не приходилось встречать на борту торговых кораблей. На пассажирских - пожалуйста, но тут… Век, оказывается, живи и весь отпущенный тебе срок учись.

- Наличными? - почему-то шепотом уточнил Макс.

- Ну а как? Конечно.

Выудив из автомата тысячу и вручив Боре, Макс, поколебавшись, разрешил себе пять сотен. Но только пять, и все!

Ему доводилось играть в кости, поэтому он довольно быстро понял принятую за столом схему. Резались в «четверку». То есть в игре четыре человека и крупье, в обязанности которого входит только фиксировать выпавшие очки и сделанные ставки. Кости бросают в очередь. Первый заход в четыре круга, где очки суммируются. Двое проигравших вылетают, давая возможность разыграть кон двум финалистам, которые, в свою очередь, могут поднимать ставки. Выигрыш достается одному: из этой суммы крупье забирает пять процентов. Понаблюдав за двумя партиями, Макс про себя удивился, почему коллега говорил о том, что выплаты идут без задержки; игра шла на наличные, без всяких фишек, которые используют в казино.

Он хотел было занять место в третьей партии, но его опередил изрядно поддатый толстяк, в котором Макс узнал лицензионного инспектора порта, славившегося крутым нравом.

Больше по привычке держаться подальше от начальства, чем по искреннему интересу, Макс отошел к другому столу, где, судя по репликам, шла азартная игра. Раскрасневшийся Боря бросал новенькие купюры в кучу на столе, задирая ставку.

- Сто и сто сверху.

- Триста, - парировал лысый тип с татуировкой на ухе, в очередь тряся деревянный стаканчик. У него выпало шесть очков.

- Пошло триста, - не стал поднимать ставку офицер с нашивками капитана на рукаве.

Макс, подвинувшись, заглянул в записи крупье. Шел четвертый круг. Если кто-нибудь из игроков еще поднимет ставку, то у Бори не хватит денег продолжить игру.

- Пятьсот, - провозгласил некто в гражданском, словно подслушав его мысли. У него выпало семь.

Боря побледнел. Ему не хватало двух сотен. Рука, потянувшись к стаканчику, замерла. Пальцы вонзились в зеленое сукно.

- Покрытие не трогать! - сурово объявил крупье.

Боря поднял голову, его глаза заметались. Остановившись на лице Макса, замерли. Умильная улыбка расцвела на лице игрока. «Черт с тобой», - подумал Макс и кивнул, доставая из кармана деньги.

- Шестьсот! - выкрикнул просиявший Боря, проворно встряхивая стаканчик.

Ну ничего себе заявочки! Растерявшийся Макс отсчитал три сотни и бросил на стол. Нет уж, все! Больше никаких займов за игровым столом.

- Десять!

Капитан и гражданский - откуда такой взялся в порту? - встали из-за стола, но не ушли, остались досматривать игру.

Крупье раздал игрокам по костяшке. Начинает игру тот, у кого выпадет больше очков. Боре повезло. С тремя очками против двух он начинал первым. Попробовал было еще раз вымолить взглядом денег, но Макс благоразумно проигнорировал призыв.

- При своих, - объявил тот, тщательно взбалтывая кости и что-то беззвучно шепча.

- Играем, - напомнил крупье. И Боря сыграл.

- Одиннадцать!!!

Практически предельная сумма.

- Везет дураку, - пробормотал кто-то за спиной Макса. Прокатившиеся по сукну кости остановились в позиции три-три.

Шесть. Татуированный схватил их, запихнул в стаканчик, резко встряхнул и, выбрасывая, объявил:

- Тысяча!

- Ставка не принята, - солидно, без суеты объявил крупье. - У вас девять.

Интересно, откуда берутся такие спецы на торговом судне?

- Почему не принята? - взревел Борин соперник.

- Ставка была объявлена после взброса костей.

- Как это после? До! Я говорю, до!

- В случае разногласий предлагаю просмотреть видеосъемку. Желаете?

- А то как же! Очень даже желаю.

- Игра прерывается. Прошу внимания.

Крупье, отодвинувшись, показал на стену, которая сразу превратилась в большой экран.

- Обычный режим.

Глядя на показанные крупным планом руки и возглас «Тысяча!», Макс не мог бы с уверенностью утверждать, что произошло раньше - вылет кубиков из игрового стакана или возглас. Конечно, ради Бори (и своих денег) он готов был согласиться с утверждением крупье, но совесть его при этом не осталась бы чистой.

- Достаточно? Или желаете замедленное воспроизведение? Татуированный набычился; он явно желал, но при этом, очевидно, понял, что спорить дальше бессмысленно.

- Не стоит.

Он встал и направился к бару.

- Ваш выигрыш, - объявил крупье, пододвигая деньги к Боре, при этом ловко выхватив из кучи несколько купюр.

Тот дрожащими пальцами стал уравнивать банкноты в более или менее аккуратную пачку.

Макс хотел было шагнуть к нему, чтобы получить долг, как его тронули за локоть. Рядом с ним стоял стюард в белом, оскалившись улыбкой.

- Желаете что-нибудь выпить?

Вид у него при этом был такой, будто он хотел сказать: «Ежели ты, сволочь, не пьешь и не играешь, то какого хрена ты тут делаешь?»

- Легкого пива.

- Сию минуту.

Когда лакей отвалил и Макс нашел взглядом Борю, тот уже что то оживленно обсуждал с человеком в гражданском, недавно вставшим из-за стола. Наверное, это какой-нибудь попутный пассажир; иногда капитаны транспортников брали на свободное место одного-двух человек, не брезгуя дополнительным заработком. Не решившись им мешать, Макс снова уставился на стол, где уже формировалась новая партия, в которой Боря, успев последним, тоже принял участие.

- Ваше пиво, - сказал стюард, на подносе у которого стояла стеклянная кружка, закрытая изящной крышкой.

- Спасибо.

- Позвольте совет. Из-за малого тяготения пена разлетается, так что рекомендую вам воспользоваться соломинкой, - он взглядом указал на длинный пакетик. - А вставлять вот сюда, - показал он на центр крышки.

- Благодарю.

- Ну что вы! Сыграть нет желания?

- Может быть. Только уж ставки у вас больно круты.

- Это поправимо. Еще что-то?

- Пока ничего.

- Открыть вам кредит?

- Кредит? - удивился Макс. Он наконец высвободил соломинку и уже предвкушал первый глоток. - Зачем?

Стюард глазами показал на запотевшую кружку. Макс достал из кармана свеженькую сотню.

- Вот. И разменяйте там.

- Конечно, сэр.

Он не успел допить свое пиво, как уже сидел за игровым столом. Предельная ставка - двадцадка.

Первую, как, впрочем, и вторую партию он проиграл и освободил место, чтобы немного прийти в себя. Да, новичкам не всегда везет. Или не сразу? Он отошел к стене, когда к нему подлетел Боря с горящими глазами.

- Ну как? - азартно спросил он.

- Да так, ничего особенного. А у тебя?

- Прет, как на дрожжах.

- Так, может, рассчитаемся?

- Макс, ну договорились же до утра. И потом во время игры - плохая примета, запомни. Ну, я пошел. Дерзай!

И он дерзнул. Проигрывал, выигрывал. Незаметно планка поднялась до полусотни. В какой-то момент он понял, что карман его катастрофически опустел, и тут ему пошла фишка. Выиграл три игры подряд, одну сдал, потом предел подняли до сотни, и он снова выиграл.

Внутри его колотило от напряжения, он пил бесконечное пиво, но хмель не ударял в голову; заявляли о себе лишь почки.

Дождавшись конца партии (он снова выиграл), собрал деньги, без счета сунул в карман и направился в туалет. Там он заодно и подсчитал выигрыш. Больше двух тысяч! Минус исходные пять сотен - полторы штуки чистого навара. Нехило скуку развеял.

Умываясь, почувствовал, как горит лицо. Пожалуй, на сегодня довольно. Везенье не может быть бесконечным.

Проходя через кают-компанию, старался даже не смотреть в сторону столов, взглядом обшаривая остальное пространство. Бори не было видно.

- Всегда рады вас видеть, - сладко улыбнулся ему стюард. Кажется, в запале Макс отваливал ему немалые чаевые.

Кивнул и вышел в коридор.

Перед тем как отправиться в каюту, заглянул в бар: чувствовал, что не сумеет заснуть без хорошей порции чего-нибудь крепкого. Когда вернулся к себе, обычно где-то пропадающий сосед храпел, лежа на спине. Этот разящий храп и не до конца погашенное возбуждение долго не давали заснуть. Проснулся, не ощущая себя отдохнувшим. Вяло позавтракал, потолкался по порту, узнавая новости - хороших не было, - и отправился на «Янг».

Через два часа от вчерашнего выигрыша не осталось и следа. И Боря что-то не появлялся. Если бы он принес деньги… Потоптавшись с полчаса у бара, решился и воспользовался услугой банкомата. Следующую тысячу он проиграл за пятнадцать минут.

Выпивая у бара очередной стаканчик, понял, что выбрал неправильную тактику. Вчера, играя по-мелкому, он осторожно делал ставки, не слишком рискуя. Сегодня же, ввязавшись в серьезную игру, и рисковать нужно было по-крупному. Мысль показалась здравой, и он снял еще пять тысяч. Освободился от них он через полтора часа.

Выпив услужливо поднесенную стюардом порцию, решительно вышел. Можно было бы еще продолжить игру, но он слишком много выпил, чтобы рассуждать разумно. Придя в каюту, он, не раздеваясь, рухнул на койку и проспал часа три.

Весь в поту, с противной сухостью во рту, полностью опустошенный. Надо брать себя в руки. Посмотрел на часы. Однако вечер.

Взяв чистое белье, отправился в душ, потом в столовую. Как ни оглядывался, Бориса так и не увидел. Жадно уплетая переваренное мясо, вдруг сообразил, что ему нужно. От нетерпения едва закончил ужин. Нет уж, питаться надо нормально.

- Ты чего такой? - спросила, подсаживаясь к нему с подносом, Эмма, штурман «Великана».

- Какой?

- Взъерошенный.

Кого другого он, может, и послал бы, но Эмме он симпатизировал, если не сказать больше. Она к нему тоже относилась не без приязни. Если бы не разница в служебном положении, то их взаимоотношения можно было бы считать перспективными.

- Да нет, ничего. Просто спал днем.

- Много спишь. Слышал, Кабан вроде бы хочет объявить сухой закон до окончания чрезвычайки?

- С чего бы это? - удивился Макс, про себя подумав, что «Янга» это вряд ли коснется. Вовремя он напал на эту жилу.

- Да некоторые тут уже совсем с ума сходят. Кстати, кэп утром объявляет сбор. Ты в курсе?

- Приду, - пообещал он.

Кажется, на тумбочке в его каюте и вправду лежал какой-то конверт, но он почему-то им не заинтересовался.

- Ладно, пойду я. Приятного аппетита.

- Спасибо.

Теперь ему нужны игральные кости. Такие мелочи обычно свободно продаются в сувенирном киоске - от фирменных наклеек порта и расчесок до журналов с картинками и «магических» четок. Он сунулся в игру, не имея достаточного навыка. Нет, ему, конечно, приходилось трясти стаканом, но когда это было! И главное - совсем в иных условиях. Во-первых, другая сила тяжести. Это очень важно. Во-вторых, он растерял ощущение костей. Во время игры, в азарте, не до этого. Ну и в-третьих, ему необходимо к ним привыкнуть. Ощутить как продолжение себя. Когда-то он увлекался теорией игр, мало что понял, но свел кое-какие знакомства, в результате чего получил больше сведений, чем из сухо написанных книг. Это дело надо чувствовать!

Купив два комплекта, заперся в каюте, вместо зеленого сукна бросив на тумбочку шерстяную фуфайку синего цвета - по фактуре почти то же самое. Бросал кости минут двадцать, после чего - перерыв. Самая эффективная методика. За один сеанс многому не научишься, это факт, но некоторые ощущения приходят, определенная уверенность появляется.

Умом Макс понимал, что профессионально выступать ему рановато, но хотелось кое-что проверить на практике. Например, если положить костяшки в стакан шестерками вниз и не очень сильно встряхнуть пару раз, то в условиях уменьшенной вчетверо силы тяжести вероятность того, что при вбросе выпадут обе шестерки, где-то около семидесяти процентов. Совсем неплохо.

Он поставил себе границу - две тысячи. И никакого спиртного. И еще не зарываться. Тянуть игру, присматриваться. Наверняка не он первый открыл, что при пониженной силе тяжести кубики ведут себя иначе, чем при нормальной. Ведь порт не первый год тут стоит. И «Астронавт Янг» не одну неделю в доке. Вон какие натасканные у них крупье.

Отдохнувший, выспавшийся и сытый, он готов был сыграть аккуратно, но не вышло. Сегодня на «Янге» оказался аншлаг. Играли навылет. На каждое место очередь в два-три человека. Можно сказать, не протолкнуться. Даже к банкомату очередь. На его глазах приготовили еще один стол. Стюарды носились как наскипидаренные, приставая к каждому вошедшему в кают-компанию. Одного суровый охранник вывел за дверь, крепко придерживая за локоть. Поколебавшись, Макс взял себе пива. Пока до него дошла очередь, выпил почти всю кружку.

Верхняя ставка сто. На сукне перед Максом оказался влажный след чьей-то пятерни.

Он присматривался к чужой манере бросать кости. Носатый в желтом комбинезоне с нашивкой «ТКК» над левым карманом играл с азартом, яростно тряся стакан и далеко от себя отбрасывая кости, раскатывающиеся по всему столу. Ему не везло с самого начала. Он яростно ругался и повышал ставку. Усатый худеныш с нашивками помощника капитана играл расчетливо, бережно встряхивая кости, выкладывая их перед собой и показывая при этом неплохой результат. Здоровый пьяный латинос, украшенный рваным шрамом на подбородке, пытался мухлевать, придерживая кости, но крупье при поддержке публики сразу его осадил, пригрозив вывести с борта.

Первую партию Макс выиграл, хотя особой своей заслуги в том не видел. Разве что некоторая уверенность появилась. Во второй он благоразумно не задирал ставки, так что, проиграв, оставил на столе меньше, чем взял в первой. Народу все прибывало, и соответственно, росли ставки. Кто оказывался не в силах их принять, покидал борт «Янга».

Когда Макс, успевший выпить еще пива, снова сел за стол, минимум назначили сто, максимум - тысячу. По наличным он еще вписывался в игру. Как оказалось, в одну, потому что вылетел в финальном вбросе. Пришлось снова покинуть стол.

Поразмыслив за барной стойкой, решил еще раз испытать судьбу, тем более что пространство немного расчистилось; несостоятельных игроков потихоньку выдавили из зала. Ставки еще поднялись, поэтому он выудил из банкомата пять тысяч. В финальной схватке против него, судя по нашивке, стоял капитан «Звезды Эд», совершенно лысый детина, непрерывно жующий жвачку. До этого он уже взял две игры, и куча купюр перед ним внушала уважение и подогревала азарт.

Им обоим - редкий случай - выпало по семи. Значит, предстоит решающая схватка.

- Предлагаю удвоить ставку, - прогнусавил капитан, пузыря слюни на губах и буравя Макса неподвижным, мертвым взглядом.

- Заведение не возражает, - механическим голосом отчеканил крупье.

Макс лихорадочно прикинул. На кону примерно пятнадцать тысяч. У него в кармане не больше трех. На счету… Трудно сказать, но десятка точно есть. Да больше!

- Не возражаю. Но тогда мне в случае необходимости потребуется пройти к банкомату.

- Вообще-то во время игры вставать запрещено, - прокомментировал крупье, жуя губами. - Но если вы гарантируете выплату…

- Естественно! - возмутился Макс.

Ну что это за недоверие! За кого они его держат?!

- Прошу продолжать игру.

Зрители ахнули, когда у обоих выпало по шести.

- Удваиваю!

- Пошло!

Вокруг стола стояли в два кольца. Даже дышать стало нечем. Стюард, которого выкликнул Макс, едва пробился к нему с кружкой холодного пива.

- Господа! Играем.

Лысый выбросил семь. На его макушке выступили капли пота. Макс попытался подсчитать, сколько же сейчас на кону, но запутался и расчетливо-медленно отпил пива. Пошло!

Первый кубик остановился сразу, явив четверку на верхней грани. Зато второй покатился, отблескивая гранями, никак не находя покоя. Два!

Макс на деревянных ногах пошел к банкомату и снял остатки со своего счета, где были жалкие пять сотен. Вернулся к столу и положил деньги перед крупье.

- В расчете?

- Вполне. Благодарю.

Победивший кэп пил прозрачное белое вино из высокого бокала. Макс почувствовал, что его шатает. Ноги совсем не держат.

- Ну что, - осклабился лысый. - Матч-реванш?

Макс молча развернулся и пошел к бару, стараясь держать спину. Продул! И ведь всего-то не хватило чуть-чуть. Ему определенно везло. Без всякого сомнения. Согласись он на отыгрыш… Если бы у него оставались деньги. Так ведь они есть! На Земле, в банке. Если бы только работала связь, ему б немедленно перечислили деньги на карточку. И компания за месяц должна, но это уже копейки.

Бармен, молодой человек в белом, сочувственно посмотрел, наливая ему порцию коньяка, и прошептал:

- За счет заведения. Не расстраивайтесь. Поговорите с родными, успокоитесь.

- Шутим? - резко спросил Макс. Издевательств над собой он не терпел.

- Что вы! - отшатнулся бармен.

- Как это я поговорю?

- Так связь восстановили час назад. Можно пользоваться.

Залпом выпив коньяк - только горло обожгло, - он рванул наружу, к ожившему радиоцентру. Тут тоже оказалась очередь, в которой он заметил Борю, стоявшего почти у самой двери. Вид у него был какой-то… С перепою, что ли?

Макс бросился к нему, хватая за плечо.

- Ты куда пропал? Я тебя жду, понимаешь.

- А-а, Макс! - расцвел тот. - Ты? Я тебя просто потерял.

- Это я тебя потерял! Где мои деньги?

- Твои? А! Ну конечно. Сейчас я хочу оформить перевод, так что завтра утречком…

- На мой счет! - отрезал Макс. - Ты понял? На мой.

- Нет, подожди, это невозможно. Это эксклюзив. Интим, можно сказать. - Он наклонился к уху и яростно зашептал: - Это частные средства, они не могут быть зачислены на твой счет.

- Да мне плевать!

Боря с укоризной посмотрел на него. Даже почти с жалостью. Помолчал.

- Ну, если ты так настаиваешь.

- Настаиваю.

- Никаких возражений. Даже с процентами, если желаешь.

Как раз подошла очередь, и Боря, нежно придерживая Макса за поясницу, ввел его в радиорубку, где Макс к собственному удивлению увидел того самого типа в гражданском костюме. Тот что-то набирал на компьютере, морща лоб.

- Господин Позье, - обратился к нему Борис. - Вот господин Игнатов хочет вместо меня получить средства со счета банка «Свис-Арктика».

- В каком объеме?

- В полном.

- Вы подтверждаете это?

Макс пожал плечами. Почему, собственно, нет? Странный вопрос. Если не сказать, дурацкий. А как еще, частями, что ли? В год по капле? Уж на кого-кого, а на игроков он насмотрелся.

- Разумеется.

- И вы, - Позье потрогал себя за мочку уха. - Вы имеете собственный счет на Земле?

- Ну разумеется!

- В таком случае прошу сообщить мне его номер.

Макс, как отличник у доски, отбарабанил комбинацию цифр, а тип только отстукивал клавишами вслед и потом уставился на экран.

- Вполне прилично, - пробормотал он. - Что ж, осталось соблюсти формальности. Попрошу ваш полетный паспорт. Спасибо. И продиктуйте ваши данные. Полное имя…

Пяти минут не прошло, как Макс подписал какую-то бумагу. Все произошло с такой ошеломляющей скоростью, что он опомниться не успел. Только спросил:

- Вы хотите сказать, что деньги поступят на мой счет на Земле? Честно говоря, я рассчитывал получить их здесь.

- Никаких проблем. Всю сумму?

- Естественно.

- Будьте добры вашу кредитку.

Последовал еще один перестук клавиш, по скорострельности напоминающий пулеметную очередь, и кредитка вернулась к своему владельцу.

- Прошу. Если на этом все, пригласите следующего.

Они вышли, и Макс, слегка оглушенный и испытывающий к Боре почти любовь, спросил у него:

- Это кто такой?

- Представитель банка на Малютке. Пошли проверим, что он там нахимичил.

В окошке банкомата, когда Макс ввел свой пин-код, появилась цифра в пятьдесят тысяч. Хлопнув глазами, он только и смог сказать: «Не понял». Затем, вырвав карту, огромными прыжками, словно молодой олень, рванул обратно. Растолкав очередь, ввалился и на ходу выпалил:

- Зачем вы сняли деньги с основного счета? Я этого не просил!

- А, это вы. Ваш счет, уважаемый, я не трогал. Как бы я мог это сделать без вашего распоряжения, посудите сами.

- Тогда откуда на карточке столько денег?

- Господи! Это деньги, которые попросил перевести на ваше имя ваш товарищ, неужели непонятно? Или вас что-то не устраивает? Хотите совершить обратную трансакцию?

Макс затряс головой. Пятьдесят тысяч! Ну, Боря дает.

- Н-нет, не стоит. Спасибо.

- На здоровье. Если у вас все, то я с вашего разрешения продолжу.

- Да-да, извините.

Выйдя, он увидел настороженный взгляд приятеля.

- Почему ты мне сразу не сказал? Пошли, закончим расчет. И чего ты на свою карточку не стал переводить? Думаешь, я бы тебе не поверил?

- Ну, ты же настаивал.

- Интересно, в банкомате наберется столько наличных? - весело спросил Макс, увлекая за собой приятеля.

Деньги в банкомате нашлись, и Макс торжественно вручил приятелю толстенькую пачку, отсчитав от нее необходимую сумму. Боря, сразу здорово повеселевший, бодро умчался прочь, скорее всего, по направлению к «Янгу». Что ж, теперь ему есть что проигрывать. Или наоборот. Это уж как кубик ляжет.

Деньги жгли карман, но он благоразумно решил сегодня больше не испытывать судьбу. При этом занять себя оказалось совершенно нечем. Просто катастрофически. Ни читать, ни с компьютерными монстрами сражаться желания не возникало. Бесцельно валяться в тесной каюте - тоже. Даже удивительно, как это он раньше находил способы убить личное время. Сейчас все прошлые занятия казались до предела пресными. А ведь раньше он считал себя человеком, которому не скучно наедине с самим собой. Куда что девается?

Послонявшись по коридорам, он обнаружил, что неумолимо приближается к ремдоку. Макс сделал волевое усилие и, развернувшись, решительно пошел прочь, на ходу лихорадочно придумывая себе занятие, причем такое, чтобы его не потянуло обратно. Пойти в бар и надраться? Так где гарантия, что, напившись, он не понесется к игровому столу с удвоенной скоростью. Нет, воля у него, конечно же, есть. Как не быть. Но после потери сорока тысяч на этот счет начали появляться сомнения. Ну, пусть не сомнения, но некоторые опасения как минимум. Взять что-нибудь почитать? В киосках он видел какие-то книги, кстати, неплохо бы кое-что купить с собой в рейс, но сейчас было не до чтения.

В портах вроде этого частенько встречаются проститутки, но тратить на них последние деньги было по меньшей мере жалко. Пойти потренироваться кости бросать? Тоже дело, только не факт, что после этого его снова не потянет на чертов «Янг». Кстати, кто он такой, что его именем назвали корабль? Надо бы поинтересоваться. И вообще, как это Кабан, известный своим диким нравом, разрешил на территории порта азартные игры, запрещенные везде, кроме специально отведенных мест? Наверняка в доле. Что ж, каждый крутится, как умеет.

Эмма! Ну конечно! Почему бы не пригласить ее выпить пива или еще чего? Сейчас они не на корабле, не на службе, так что могут считаться ровней. В крайнем случае, зло подумал он, можно уволиться и здесь же, на Малютке, устроиться на другой корабль. Хорошие механики на дороге не валяются, их еще поискать надо. Впрочем - вспомнил он один эпизод со своим участием - иногда все же валяются.

В каюту к ней он идти не решился. Сняв с пояса коммуникатор, нашел в его памяти штурмана и нажал кнопку вызова. После третьего сигнала на экране появилось лицо Эммы.

- Привет, Макс. Что-то случилось?

- Да нет, в общем. Просто хотел… Ну, пригласить тебя, что ли.

- Уже интересно. И куда?

- Да, собственно, даже не знаю. Пивка попить, к примеру.

- Вообще-то… - раздумчиво проговорила она, и Макс вдруг понял, что сейчас услышит: «Я пива не пью».

В критические моменты человек способен соображать быстрее, чем обычно, хотя Максу приходилось замечать, что случается это далеко не всегда. Но тут он вспомнил, что об Эмили говорили в команде. Капитан однажды обмолвился: дамочка смыслит в деньгах. Все сделали очевидный вывод, что она по основной специальности финансист. Экономист там, бухгалтер или кто еще.

Поэтому он поспешно проговорил:

- По правде говоря, я хотел с тобой проконсультироваться.

- Вот даже как? И о чем?

- Это связано с деньгами, - выпалил он. И чего несет? - Ты можешь уделить мне некоторое время? А шампанское или что ты предпочитаешь - за мной.

- Сойдет и пиво. Ладно, иди занимай столик в баре, я буду минут через десять.

Ну и чего, спрашивается, он засуетился? Я пива не пью! Да кто такое сказал? И что он теперь ей будет впаривать? Ничего, как-нибудь выкрутится.

В баре свободных мест не оказалось. Вообще. Были заняты даже места у стен, где хоть облокотиться можно. Ничего себе - пригласил, называется, девушку. Потолкавшись минут пять, Макс вышел из двери. Когда не везет, так не везет по-крупному.

Эмму, идущую по коридору в своем рабочем комбезе, он увидел издалека. И двинулся ей навстречу.

- Пролет, - покаянно сообщил он на подходе. - Там зубочистке негде упасть. Извини.

Она передернула плечами.

- Тогда пошли в офицерский.

Вот она, сословная дискриминация в действии. Чего он и боялся.

- Пошли-пошли, - стала настаивать она, заметив его колебания.

- Все нормально. Там сейчас почти никого нет. Все старшие офицеры на общем собрании. Кабан созвал. А тут народ отрывается, как перед концом света. Идем.

- Получается, что ты меня приглашаешь, - криво улыбнулся Макс.

- Ну это ты уже хватил. Нет уж, уважаемый, я просто делаю любезность, сглаживая твою неловкость. Так что ты мне, считай, должен.

- Ладно, так и буду считать. Двинули.

Конечно, насчет того, что в офицерском баре никого нет, Эмма ошиблась. Народ был. Но далеко не высшие офицеры, что значительно примирило Макса с ситуацией. Им даже удалось найти отдельную свободную кабинку, во всех портах именуемую одинаково - шхера.

- Так по какому поводу тебе нужна консультация? - спросила она, когда осунувшийся от усталости стюард принял их заказ и удалился, всей своей форменной спиной выражая презрение к окружающим. Его можно было понять. - Только предупреждаю тебя, если речь пойдет о том, чтобы проложить пиратский маршрут, я пас.

- Ну, до такого я еще не дошел. Хотя, если ты считаешь это стоящим бизнесом, я не прочь подумать над твоим предложением.

- Но-но! Мне не так просто досталась моя должность!

У Макса, как говорится, кольнуло в сердце. Знаем мы, как не просто достаются женщинам должности, а также шубы, драгоценности и многое другое. По-хорошему, следовало бы промолчать, но он не удержался и спросил:

- И как же, интересно?

- А-а, дело прошлое, - отмахнулась она и посмотрела на плетущегося к ним стюарда с двумя стаканами коктейля на подносе. - Так о чем ты хотел спросить? Или это так, речевой оборот, способ затащить наивную девочку в кабак?

- Да нет, действительно… - пробормотал Макс, тушуясь. Мало кто любит, когда его обман, даже невинный, раскрывают, особенно с такой легкостью.

Чтобы придумать что-нибудь пооригинальнее, взял соломинку в зубы и втянул в себя коктейль. А ничего, вкусный и крепенький. Красиво офицеры отдыхают. Впрочем, в общем баре коктейли, кажется, тоже есть, только их почти не заказывают из-за дороговизны.

Нам бы напиток попроще и покрепче. Ничего путного в голову не приходило, да и, честно говоря, он несколько побаивался отправляться в свободное плавание фантазий на финансовую тему. Уж больно Эмма резка в реакции и оценке.

- Понимаешь, встретил я тут одного приятеля и дал ему взаймы.

- И много дал?

- Да не очень. Но дело не в этом. Ты ведь знаешь, сегодня дали связь, и он списал со своего счета деньги. Ну, чтобы мне отдать и вообще. И сразу на мою карточку. Всю сумму. То есть и долг свой и много сверху. Как-то это странно.

- Ну, в принципе, почему бы и нет. При определенных обстоятельствах такое возможно. А что дальше?

- Да ничего. Я снял в банкомате деньги, отдал ему разницу. Просто я хотел, ну, как-то удостовериться, что ли. Ты ведь понимаешь в этом, а?

- Понимаю, понимаю. Значит, приятель? Знаешь что? Пойдем-ка к банкомату и посмотрим. Это прямо здесь.

- Ой, ладно тебе. Хорошо сидим. Потом.

- Можно и потом, - нравоучительным тоном согласилась она. - Но если ты останешься без денег…

- Это как? - оторопел Макс. - Шутишь, что ли?

По давней холостяцкой привычке он почувствовал тревожный звоночек. Если женщина протянула руку к твоим деньгам - все, жди беды. Даже если только заглянула в твой кошелек одним глазком. Сначала глазок, потом коготок, затем по локоть. Аппетит приходит известно когда.

- Послушай, - Эмма постучала по бокалу коротко остриженным ногтем. - Если ты действительно пригласил меня в качестве консультанта, то знаешь, чего не надо сейчас делать? Мандражировать. Я не собираюсь запускать руку в твой карман. Мы договорились на бар и этого довольно. Ну?

- Да ладно, чего ты? Давай посмотрим.

Пока он набирал цифры, Эмма демонстративно, даже с вызовом, смотрела в сторону. Мол, мне дела нет до твоих кодов. У самих, знаете ли, не хуже. Зато когда Макс закончил, впилась глазами в экран. С полминуты ее пальцы летали по кнопкам, выжимая информацию, после чего она сказала:

- В общем, радоваться нечему. У этой бандуры нет связи с Землей. Теперь Макс встревожился уже не на шутку.

- Поясни. Она вздохнула.

- Понимаешь, какая штука. Очень похоже, что твой приятель тебя элементарно кинул. Погоди! Дело вот в чем. Счет, с которого тебе перевели деньги, кредитный. Это видно, - она показала пальцем в середину длинной строки цифр, - вот здесь. То есть, насколько я понимаю, он просто оформил кредит на твое имя.

- То-то клерк интересовался моим счетом, - пробормотал пораженный Макс.

- Какой клерк?

И он рассказал. И про Борю, и про игру и про собственный проигрыш, выпив за это время аж два коктейля вместо того, чтобы немедленно идти разбираться с подлым приятелем. И чем больше он пил, тем сильнее ему хотелось учинить расправу.

- Не дергайся. Ставлю один против пяти, что твой дружок успел спустить все твои денежки, так что взять с него уже нечего.

- Я ему все зубы выбью, - зло пообещал Макс. - И это самое меньшее, что я могу с ним сделать.

- Уверена, что этим ты своих денег не вернешь. Да, красиво они тебя.

- Сволочи! - Макс щедро отхлебнул. - Погоди, а почему они? Что ты имеешь в виду?

- Да так, соображения, мысли вслух.

Она помолчала, задумавшись. Ничего особенного в том, что человек думает, нет, но отчего-то Максу показалось, что сейчас, именно в этот момент, решается его судьба. От этого ощущения кожа между лопатками съежилась. Атавистическая реакция. Видно, раньше у человеческих предков шерсть на загривке вставала дыбом.

- Но это точно? Может, слушай, к этому клерку сходить, предупредить? Отменить, в конце концов. Ну, с банком связаться. В полицию заявить…

- Не суетись. Все, корабль отчалил, претензии от опоздавших не принимаются. Неужели ты думаешь, что игроман-неудачник мог провернуть такую махинацию с кредитом в одиночку? Кстати, кто тебе сообщил о возобновлении связи?

- Стюард с «Янга».

- Ну вот и все. Стюард, твой приятель и клерк. Все, проехали. Короче! Ты свои деньги хочешь вернуть?

- Ты еще спрашиваешь!

- Тогда делаем так. Я предлагаю тебе сделку.

На «Янг» они вошли порознь. Когда Макс появился в знакомом зале, Эмма, элегантная, слегка возбужденная, уже сидела за столом и метала кости, что-то с кокетливым смешком спрашивая у соседа. Бледный как смерть Боря сидел напротив нее и, похоже, проигрывал. Макс, сияющий, словно новенький отражатель ионного двигателя, сделал ему ручкой и уверенным жестом завсегдатая подозвал стюарда, заулыбавшегося ему до коренных зубов.

- Коктейль штурманский с ананасом.

- О-о! - уважительно проговорил лакей.

Внутренний карман форменной тужурки Макса оттопыривала толстая пачка банкнот, которой он, будто невзначай, мелькнул, расплачиваясь за выпивку. После этого он еще успел заметить, как стюард, перегнувшись через стойку, что-то негромко говорил бармену.

Эмма выиграла немногим более тысячи - за этим столом ставки были средними. Какой-то тип с желтыми мичманскими нашивками на рукаве и невероятно аккуратной прической что-то нашептывал ей на ухо, чуть не задевая губами высокий воротник ее строгого серо-голубого кителя.

Если честно, то Макс ей до конца не поверил. Туманные россказни про круглатуру куба, основанную на некоей теории - о такой он слыхом не слыхивал - единства массы и энергии в замкнутом пространстве, произвели на него впечатление только тогда, когда Эмма выудила из банкомата кипу новеньких купюр общим счетом в триста тысяч, из которых сто сразу же перекочевали в его карман. В принципе, это с лихвой покрывало все его потери, так что можно было бы и не играть вовсе. Эмма предложила очень хорошие, просто невероятные по щедрости условия. Можно было бы, если б Макс, увидев игровой стол с катящимися по нему кубиками, смог совладать с собой.

Место за соседним столом для него нашлось минут через десять. Со своего места он мог наблюдать за игрой напарницы.

По настоянию игроков крупье поднял ставки до двухсот. Эмма - ну дура дурой - улыбалась мичману, почти не обращая внимания на ситуацию за столом. И быстро поплатилась, вылетев в первом же круге. Но - столов прибавилось, и ставки все возрастали, поэтому игра шла до упора, не навылет. Дела у «Янга» просто перли в гору.

Макс, действуя с умеренной осторожностью, сначала выиграл около трех тысяч, а потом разом спустил десять. Натяжение ткани на его груди уменьшилось незначительно, практически незаметно, поэтому он не почувствовал тревоги. Эмма же проигрывала просто страшно. Если не сказать, глупо. Он, вставая и меняя столы, очевидно, осторожничая, пока держал предельную планку, а ее просто понесло. Макс даже засомневался, когда увидел, что ей принесли очередной, третий или четвертый, коктейль. Пива она не признавала категорически.

Он сел рядом с ней, когда предельную ставку подняли до пяти тысяч. Сердце при виде этой груды денег билось уже просто в желудке. Он почти не видел партнеров. «Пять и три сверху». «Поднял и еще пять». «Плюс пять в гору».

И он выиграл!

- Коньяк на стол! Бутылку!

Некто курносый предложил поднять предел до десяти. Игроки, соглашаясь, покивали. Скорость игры возросла. Деньги и кубики летали со скоростью стрижей на закате, только успевай следить. Крупье едва успевал забирать свои проценты.

- Двадцать!

- Пошло по двадцать. Господа?

- В игре.

- Пас.

- Может, предел опустим?

- Слабакам тут не место. Играем. Кто готов?

Эмма проигрывала жутко. От недавней беспечности и следа не осталось. Свеженаведенный макияж начал расползаться под напором едкого пота игрового азарта. В кают-компании «Астронавта Янга» и впрямь становилось горячо. Игра пошла крупная. Эмма достала из кармана и положила рядом с собой пудреницу, успев заглянуть в нее лишь мельком.

Макс, взвинчивавший ставки и проигравшийся до последнего, вынужден был покинуть стол, превратившись в одного из зрителей, которые толпились вокруг большой игры. За столом остались трое - Эмма, блондин в васильковой униформе без знаков различия и крупье. Здесь любой чих мог взорвать атмосферу, любое неосторожно брошенное слово. Даже дыхание, направленное в сторону стола. Трое молодцов с накаченными плечами и с эмблемами «Янга» аккуратно ввинтились в разгоряченную толпу, с хмурой настороженностью поглядывая по сторонам. Впрочем, на них мало кто обращал внимание; все были заняты игрой. Глянув напротив, Макс сквозь частокол голов увидел лицо Бориса. Тот дышал приоткрытым ртом, часто цедя воздух между зубами.

Но кону стояло примерно четыреста тысяч.

- Предлагаю снять границу, - проговорил блондин, в упор глядя на Эмму.

Та, как сомнамбула, кивнула. Потом, натужно сглотнув (смотреть на нее было страшно: по вискам стекает пот, рот набок, глаза безумные, ведьмины), сказала:

- У меня с собой столько наличных нет.

- В таком случае ставка считается проигранной, - объявил крупье.

- Нет! - истерично выкрикнула она. - Правила заведения позволяют взять деньги из банкомата в зале? Не так ли?

- Да, естественно.

- Или еще лучше. - Эмма сморщилась, словно собираясь заплакать. Положение ее и вправду было поганым. - Прибор на стол.

- Мы это обычно не практикуем, - с сомнением в голосе заметил крупье.

- И без ограничений! - заявила она.

Нет сомнений, что у крупье имелась прямая связь с кем-то, кто контролировал игру. Секунд пять-семь у него было каменное, непроницаемое лицо - слушал, черт, указания, - потом медленно, по-царски, наклонил голову.

- Это возможно. Но потребуется некоторое время.

- Сколько? - возбудилась Эмма.

Макс понял, что человек на пределе. Куда там Боре! Это похуже наркотика. Похуже… Словом, сумасшествие, вот что это такое.

Он протолкался к ней, обогнув стол, и наклонился к уху, не обращая внимания на тычки.

- Послушай. Все, заканчивай. Ты устала и вообще. Пойдем. Всех денег не выиграешь, а вот проиграть - легко. Я тебя прошу, ну.

- Отвали. Понял?

- Эмма.

- Я тебе не Эмма! - взвизгнула она.

Макс почувствовал, как его нежно и твердо взяли под руки и потащили прочь.

- Всё! Всё, парни, я понял.

- Точно понял? - спросил некто очень угрюмый и очень крупный.

- Никаких проблем.

- Смотри, парень. Ты сам сказал. - Хватка ослабла. - Но если что…

- Я понял, понял. Ну?

- Тебя предупредили. Последний раз.

Дело тут оказалось поставлено круче, чем можно было предположить.

Макс, ощутив свободу, протолкался к столу. Тут кое-что изменилось. Рядом с крупье обозначился маленький человек с капитанскими нашивками, а справа от него стоял универсальный картридер или так называемый пулемет - в рекламных роликах эту штуку из-за скорости проведения и отображения платежей именовали именно так. Впрочем, в последнее время, а это где-то года три или около того, рекламный слоган поменяли. Сейчас ни Максу, ни всем остальным не было дела до названий торговых приемов и прочих, не относящихся непосредственно к игре деталей.

Толпа вокруг стола разрослась настолько, что на анонимный возглас, требующий включить экран, она отозвалась одобрительными криками. Экран, на котором кроме картинки собственно стола отображались еще и ставки, включили меньше чем через минуту.

- Пятьдесят тысяч, - негромко объявил блондин. Невозможно представить, что кто-либо из находящихся в кают-

компании этого не услышал.

- Принято.

Эмма, вбрасывая, выкинула пять очков. В теории это проигрыш. Впрочем…

- Три! - ахнули зрители.

Блондин втянул щеки. Максу показалось, что он с кем-то советуется, упрямо набычив голову.

- По сто пошло?

- По двести, - сказала Эмма, сузив глаза.

- Идет.

И тут блондину поперло. Девять против четырех - он взял кассу. Огромный, во всю стену экран показывал выигрыш. Даже стюард не работал - смотрел.

- Дай отыграться.

- Четыреста на кон? - с заметной издевкой спросил блондин.

- Поехали.

И этот кон он взял - семь против пяти.

Эмма, молодая, цветущая женщина, вдруг превратилась почти в старуху: щеки обвисли, губы расползлись, руки ходили ходуном.

- Предлагаю, - прохрипела она, - в три раунда. По миллиону каждый. Без перерыва. Ставку можно поднимать на каждом следующем вдвое. Как захочешь. Поднимешь?

Возникшая пауза ни у кого не вызывала сомнений - блондин получает инструкции. И, скорее всего, он играет не на свои. Но при этом его пальцы начали подрагивать. Такая игра! Такие ставки! Прямо на глазах рождается история.

- Поехали! - азартно сказал он.

Макс, в диком напряжении наблюдавший за происходящим, тихо удивлялся про себя. Это какой же у Эммы должен быть счет, что она фактически ставит на кон пять миллионов? С такими деньжищами ишачить штурманом на грузовике по меньшей мере глупо.

Дальнейшее вошло в легенду. Эмма - ее ход был первым - выкинула десять. Блондин - пять. Соперница нервно барабанила пальцами по своей пудренице. На втором вбросе он удвоил ставку и показал девять очков. Эмма, всего один раз встряхнув стакан, снова выложила на сукно десять.

Хищно, совсем не по-человечьи, криво скаля зубы, она рассмеялась, запрокидывая назад голову и обнажая нежное горло, ходящее волнами.

Долго, явно напоказ, издевательски - в этом ни у кого не могло быть сомнений - взбалтывала кости. Двенадцать!

Кают-компания взвыла от восторга.

Блондин, сдувшийся как проколотый воздушный шарик, выбросил пять и оцепенел, тупо глядя на соперницу.

- Прошу произвести зачет средств, - сказала она.

Блондин молча смотрел на нее, стиснув зубы так, что одеревенело лицо.

- Я… - наконец промямлил он. - У меня нет таких денег.

- Неужели? - едко удивилась Эмма. - Интересно, как же вы начали такую игру? Так. Для начала прошу выплатить хотя бы часть долга наличными. Прямо сейчас.

Народ одобрительно загудел. Блондин неловко засуетился.

- Вот, - выложил он пачки денег. - Вот еще.

Руки его дрожали, и еще он явно боялся смотреть на капитана.

- Сколько здесь?

- Около восьмисот…

- Отлично, - бодро прокомментировала Эмма, сгребая деньги и рассовывая их по карманам.

- Минутку, - вмешался крупье. - Прошу выплатить комиссию заведению.

- Ага! Теперь давайте разберемся с вами. Почему за игровым столом оказался несостоятельный игрок?

- Он ввел нас в заблуждение.

- Каким образом? Или вы не проверили его состоятельность?

- Ну, можно сказать и так, только…

- Отлично, что признаете свою вину.

- Нашей вины здесь нет! Мы не обязаны проверять платежеспособность посетителей. И вообще, это вы предложили играть на безналичные, нарушив одно из основных наших правил.

- И вы со мной согласились? Уж не потому ли, что этот игрок член команды вашего корабля?

Толпа угрожающе загудела. Похоже, дело начало принимать горячий оборот. Макс увидел, как в кают-компанию вошли еще четверо членов экипажа «Янга», двое из которых оказались вооружены.

- Как вы смеете? - несколько картинно возмутился крупье. - Ваши обвинения ничем не обоснованы!

- Так да или нет? Я требую ответа.

- Мы все требуем! - крикнул кто-то.

- Жулье! У них тут все подстроено! Грабят нашего брата почем зря. Проверить его! Пусть покажут судовые списки!

- Нет нужды, - отмахнулась Эмма, вставая и убирая в карман пудреницу. - Полные данные на членов всех экипажей имеются в диспетчерской порта.

- Командование судна не отвечает за проступки отдельных членов его экипажа, - наконец подал голос капитан. Голос у него оказался не под стать внешности - громкий и грубый.

- Даже в том случае, если член экипажа действовал по прямому указанию командования? - громко спросил Макс.

- Глупости. У вас нет и не может быть таких данных, - отмахнулся кэп. Держался он, надо отдать ему должное, очень хорошо. Слегка небрежно и абсолютно невозмутимо.

- Тут вы ошибаетесь, капитан, - встрял кто-то с нашивками лейтенанта технической службы. - Все радиопереговоры в пределах порта фиксируются службой охраны.

- Здесь суверенная территория!

- Однако эти данные охотно примет к рассмотрению суд вашей страны, - отчеканила Эмма. - Как и факт сговора со здешним представителем банковского союза.

Может быть, последнюю реплику поняли не все присутствующие, но те, кто понял, не замедлили отреагировать. Макс не без любопытства наблюдал за поведением людей. Одни рвались к капитану, чтобы немедля учинить расправу; блондин сразу получил по затылку. Другие связывались со своими приятелями, вызывая подмогу. Третьи начали громить кают-компанию. Четвертые… Эмма сгребла со стола кости и зажала в кулаке.

- И мы еще посмотрим, что за такие волшебные у вас кости! Капитан оказался куда умнее, чем можно было бы ожидать. Он

что-то шепнул в спрятанный микрофон, и расторопные стюарды врезались в толпу, чуть не насильно раздавая стаканы со спиртным, а он тем временем вещал, жестами призывая к молчанию и спокойствию. А что ему оставалось делать, если через несколько минут его корабль мог превратиться в поле боя.

- Заведение признает свою оплошность. Мы должны были проверить платежеспособность допущенного к столу игрока. Виновные будут строго наказаны, это я вам обещаю.

- Деньги давай! - проорал кто-то.

Судя по доносящимся звукам, в углу курочили банкомат.

- Поэтому! - выкрикнул он. - Поэтому я принял решение немедленно возместить недостающую сумму этой леди! Не могли бы вы проследовать со мной?

Эмме даже не пришлось напрягаться. Публика жаждала публичного реванша, громко и недвусмысленно выражая свое желание. И капитан «Янга» вынужден был на глазах у всех провести трансакцию под восторженный гул зрителей.

- Парни! - победно вскинула руку Эмма. - Приглашаю всех отпраздновать это дело. За мной!

И толпа, которую даже не пытались сдерживать хмурые, настороженные охранники, повалила прочь, неся в себе, как в коконе, победительницу.

Она просто скупила бар. В сущности, за то, чтобы унести с «Янга» ноги и выигрыш, она заплатила не так уж и много - что-то около четверти миллиона или даже меньше. Такой отчаянной пьянки порт Малютка не видел, наверное, никогда. Пили в баре, в коридорах, передавая друг другу бутылки и стаканы. Пили все. Пили всё. Служба безопасности порта боялась вмешиваться, стараясь только локализовать гульбище, дабы, с одной стороны, не дать ему распространиться на остальную территорию, а с другой - не допустить туда новых участников, прослышавших про дармовое угощение. Поэтому Максу с Эммой стоило некоторого труда прорваться в спальную зону, что встало ему в несколько сотенных купюр, ловко предложенных злющему офицеру.

К счастью, сосед Макса по каюте оказался в эпицентре гулянки, поэтому их уединению никто не помешал.

- Пора бы нам с тобой рассчитаться, - напомнила Эмма.

Она принялась доставать из карманов банкноты, выкладывая их перед Максом.

- Порядок?

- Более чем. Спасибо тебе. Послушай, я все хотел спросить, как это ты… В смысле…

После выпитого - а выпитого было много - мысли путались и ускользали, поэтому он не мог быстро вспомнить того, что на самом деле хотел спросить.

- Столько денег! Какого черта ты пошла в штурманы?

- А куда еще?

- Ну-у-у… Не знаю. Мало ли.

- Вот именно что мало. Где еще честной девушке найти себе мужа? Нормального!

Такие откровения он слышал нечасто, поэтому несколько смутился. Но ненадолго.

- Это я понимаю. А если бы ты проиграла? Тогда как?

- Ни за что!

- Это почему?

- А потому что… Нет. Это я могу сказать только близкому человеку.

- Так скажи. Сейчас ближе меня у тебя никого нет.

- А потом?

- И потом тоже! - рубанул он.

- То есть это что? Ты делаешь мне предложение, что ли?

- Делаю. Официально.

- Ты пьян, Игнатов.

- Недостаточно. Предлагаю тебе руку и сердце. Берешь?

- Черт с тобой. Забираю.

- Тогда давай я тебя поцелую. Невеста.

Одним поцелуем дело не ограничилось. Двумя, впрочем, тоже. Часом позже кто-то барабанил в дверь, но им было не до посторонних.

Уставшие, прижавшись друг к дружке на узкой служебной койке, они легко болтали, перескакивая с темы на тему.

- Так ты мне не сказала.

- Про что?

- Как ты выиграла.

- Забудь. Теперь я не подпущу тебя к зеленому столу.

- Я тебя тоже.

- И это правильно.

- Эмма!

- Да господи! Они же шулера, разве ты не понял? Обыкновенное жулье, видала я таких. Давай поспим, а? Чего-то я совсем…

- Я понял! - воскликнул Макс. - Пудреница, да?

- И это тоже. Главное - кубики, реагирующие на переменное поле.

- Ты их подменила?!

- Ну естественно. Иначе зачем бы мне потом их надо было забирать. Все, спим. Через три часа у нас общий сбор. Не хочу выглядеть перед нашими парнями чувырлой. Э-э, женишок, руку отсюда убери. Отбой.

У Макса еще оставались вопросы. Например, где это она «видала таких» и откуда появилась чудесная пудреница. Где Эмма взяла чудесные же, мягко говоря, кости. Откуда у нее вообще такой навык. И еще эти немалые деньги. Но он был старым холостяком и неудачливым контрабандистом и поэтому перестал быть романтиком, так что с ответами на эти вопросы решил не спешить. К тому же действительно здорово хотелось спать.

Утром стало известно, что некий Борис Коляда найден повешенным в третьей венткамере. Веревка при 0,25 g? А часом раньше по всему порту был объявлен абсолютно сухой закон. Большинство из тех, кому это адресовалось, спали беспробудным алкогольным сном. А еще через двое суток с Малютки стартовал первый борт.


This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org08.08.2008

Содержание:
 0  вы читаете: Королева куба : Сергей Куприянов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap