Фантастика : Космическая фантастика : Заоблачный град Cloud Sky City : Алексис Лэтнер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Героиня ищет разгадку этой планеты и находит. Правда, не там, где ищет.

Флаер, которым управляла Каролина дела Манта, легко скользил вдоль подножия горной гряды под серыми бесформенными облаками. Из рубки флаера перед Каролиной открывался пустынный и голый пейзаж. Вдоль невысоких отрогов гор тянулись древние каменные стены. Они были настолько бессмысленны здесь, словно пару тысячелетий назад просто вот так вереницей свалились с неба.

Эти развалины никоим образом не напоминали руины города.

Лина была настолько разочарована, что чуть было не выпустила из рук рычаги управления флаером, отчего тот едва не задел искрошенный зубец стены, вьющейся по холму. Она резко дернула рычаг вверх — флаер нехотя поднялся выше, преодолев препятствие. Лина всего несколько часов назад взяла этот флаер на прокат на торговом посту. Модель была устаревшей, хотя еще использовалась кое-где. Такая машина прекрасно подходила для целей, которые преследовала Лина. Но начало поисков было совсем иным, нежели она предполагала.

Девушка открыла свой ноутбук и начала диктовать:

Предварительный осмотр развалин с воздуха не позволяет сделать какие-либо окончательные выводы. Свидетельства того, что на этом месте некогда располагался крупный промышленный комплекс и космопорт, отсутствуют. Несмотря на то, что легенда о Заоблачном граде занимает центральное место в мифологии коренных жителей планеты Эмдэ, строительство их предками города на этой территории в Колониальную эпоху не является очевидным фактом.

Естественно, возможность того, что легенда не имеет под собой никакой реальной исторической основы, существовала. В анналах археоистории хватает тупиков. Но Лина поклялась самой себе, что Эмдэ не станет одним из них.

Холодный воздух забирался внутрь теплого комбинезона Лины. Подогрев кабины во флаере отсутствовал, а на Эмдэ сейчас стояла ранняя весна — было теплее, чем местной зимой, но по сравнению с другими мирами намного холоднее. Она направила флаер вдоль отрога невысокой гряды. Внизу все так же тянулись стены. Предназначение множественных построек оставалось неясным. Конечно, они могли бы быть террасами для земледелия, но их, видимо, давно забросили. Туземцы живут, в основном, вокруг большого озера, где они ловят рыбу, а по берегам собирают растения. Озеро Эмдэ, цвета стали с отливом в синеву, виднелось вдали.

Внезапно Лина мысленно перенеслась в то время, когда она, маленькая девочка, летом приезжала на берега залитых солнцем голубых озер. Это было в ее мире — Новой Каталонии. Большие камни, которые предыдущие поколения туристов специально сложили на берегу, завораживали ее. На одних можно было сидеть, другие лежали вокруг костра и вдоль канав. Именно благодаря этим валунам у Лины появилось страстное желание стать археоисториком. Она мечтала находить новые развалины Колониальной эпохи — времени, когда человечество медленно карабкалось к звездам. Тогда амбиции были весьма высоки, а скорости очень невелики.

Колонисты заселили около двадцати миров в разных частях Вселенной, а на Земле прошло еще много суетных веков, прежде чем человечество совершенно случайно открыло способ быстрых космических перелетов. И тогда земляне вновь отправились покорять звезды, обнаруживая свои собственные колонии, одни из которых были в упадке, другие, наоборот, процветали, но большинство находилось в промежуточном состоянии — все зависело от того, насколько гостеприимной оказалась планета, принявшая первых поселенцев.

Название этой планеты — Эмдэ — было анаграммой слова «Эдем». Никогда еще мечта о рае по ту сторону звезд настолько не соответствовала действительности, как на Эмдэ.

Резкий порыв ветра вернул мысли Лины в настоящее. Здесь стены оказались выше, чем в других местах: они преграждали путь ветру, заставляя воздух столбом подниматься вверх.

Стены были сложены из грубо обтесанных камней, не скрепленных, казалось, никаким раствором. Они представляли собой очень несложную конструкцию, которая за века под влиянием дождей и ветров стала еще проще. Лишайники, что сплелись в причудливую картину на камнях, должно быть, играли более важную роль, поддерживая постройку.

Исследовательское оборудование флаера состояло из одной камеры, но, по крайней мере, это убогое устройство имело выход для ноутбука. Лина быстро запрограммировала свой компьютер на отображение диаграммы стен.

Она тяжело вздохнула, увидев получившуюся картину на маленьком экранчике ноутбука. Стены, тянущиеся вдоль подножия гор, образовывали полукруг, в центре которого могло бы находиться нечто важное. Однако центр оказался пуст: единственное, что там было — это километры ничем не примечательного пологого склона, спускающегося от стен к синевато-серому озеру.

Разочарование — сильное, несмотря на то, что Лина его предвидела — застыло ледяным комом у нее внутри. Возможно, здесь никогда не было города, построенного в Колониальную эпоху. Но, если не здесь, то и нигде больше, потому что только данный район был когда-то освоен поселенцами.

Если Заоблачный град никогда не существовал, это не имело большого значения для планеты Эмдэ. Сей суровый мир мог жестоко противостоять архитектурным притязаниям первопоселенцев. Но это очень многое значило для Лины. Она была настолько примерной студенткой великого древнего Университета на планете Земля, что именно ей дали премию, о которой мечтали многие. На эти деньги Лина снарядила собственную экспедицию на Эмдэ, чтобы найти Заоблачный град. Ее друзья и коллеги считали это предприятие захватывающей авантюрой, но если кому и была по плечу такая задача, то именно Каролине дела Манта.

Как бы она ни изменяла параметры карты, экран ее ноутбука по-прежнему показывал, что разрушенные стены образуют полукруг, в центре которого нет ничего, кроме пустого пологого склона, где взгляду не за что зацепиться. Лина в бешенстве сунула компьютер в багажное отделение. Она проверила, сколько во флаере осталось горючего — счетчик показывал, что она уже использовала две трети топлива (Лина, впрочем, и сама это знала, так как она проделала уже половину намеченного пути), и продолжила свой исследовательский полет. Второе открытие Эмдэ состоялось совсем недавно, и ни один археоисторик не ступал на планету до Каролины. Ученый просто обязан был сделать здесь головокружительные открытия, и Лина была настроена решительно.

На гряде прямо перед флаером выросла стена, которая казалась намного выше других. На ней был выгравирован древний рисунок. Казалось, стену украшал полуразрушившийся фриз. У Лины мелькнула догадка, что здесь в свое время находился рынок или, что более вероятно, какое-нибудь культовое сооружение, — например, храм.

Предвкушение открытия придало Лине силы. Резким движением она направила флаер вниз, чтобы приземлиться с подветренной стороны большой стены. Флаер начал спуск на вертикальной тяге.

Приземлившись, Лина в ту же секунду увидела, что ее «фриз» — не что иное, как плотное скопление лишайников. Несмотря на исполинский рост (над флаером высилось добрых десять метров), стена была еще одним нагромождением серых камней.

Ничем между собой не скрепленных. Чрезвычайно неустойчивых.

Стена, потревоженная посадкой флаера, покачнулась на фоне белесого неба. Лина с ужасом увидела, что лишайники натянулись и пошли трещинами. Чтобы взлететь на вертикальной тяге, старенькому флаеру понадобится секунд двадцать, а это слишком долго! Девушка потянулась к двери и распахнула ее.

Резкий оглушающий звук обрушился на Лину. Крыша флаера просела. Испуганная девушка выскользнула из кресла пилота и бросилась на пол флаера. Крыша, обрушиваясь, уперлась в спинку кресла, которое ответило пронзительным лязгом. Неожиданно ужасный грохот затих.

Приборная панель, придавленная разбитым креслом, зашипела. Над ней поднялась струйка дыма. «Разлитое топливо, рваные провода, — пронеслись в голове Лины отрывочные мысли. — А если сейчас все вспыхнет?»

Дверь была искорежена, но открыта. Лина лихорадочно поползла к выходу, отодвигая по пути упавшие камни.

Машина вспыхнула малиновым огнем — это топливо придавало пламени такой оттенок — уже у Лины за спиной. Жар заставил девушку броситься вперед.

«Мой ноутбук», — удрученно думала она, сидя на земле. Ноутбук? Лина в отчаянии обыскала карманы комбинезона. Она обнаружила там аварийный комплект и радио, но только не компьютер — бесценную вещь, где хранились не только ее предварительные исследования, но и вся информация, собранная на Эмдэ.

И дернуло же ее сунуть ноутбук в багажник! К этому времени микросхемы уже благополучно расплавились в огне. Лина, словно загипнотизированная, была не в силах оторвать взгляда от охваченной пламенем машины и не верила, что могла так глупо поступить.

Флаер потемнел и сморщился: теперь он представлял собой бесформенную груду металла и пластика. Холодный ветер, словно морской прибой, обдувал ноги Лины. Неясное предчувствие росло, пугая девушку, и это заставило ее соображать более интенсивно. Она взяла радиоприемник и попыталась вызвать к жизни этот маленький квадратный приборчик.

Что-то, отломившись от приемника, упало в ладонь Лины. «Наверняка какая-нибудь важная деталь», — подумала путешественница, но в отчаянии продолжала щелкать рычажком.

Тщетно. Радио молчало.

Приемник лежал в левом кармане ее комбинезона. Левая нога предательски болела. Лина смутно припомнила, с какой сокрушительной силой рухнула крыша флаера. Так… Значит, и без приемника придется обойтись.

Лина рассеянно смотрела в белесое небо. Сложившаяся ситуация не укладывалась в ее голове. На Новой Каталонии «воздушная сеть» в ту же секунду отправила бы к потерпевшей санитарный флаер, а красно-синие попугаи тут же собрались бы пожурить беспечного летчика. Здесь же не было ни попугаев, ни людей — ничего, только серые краски и одиночество.

Она вспомнила, что ее предупреждали: локатор-ответчик флаера неисправен. Наверняка эту машину обычно брали на прокат предприниматели авантюрного толка, которые хотели скрыть свое местонахождение. Но беспечная путешественница пропустила это замечание мимо ушей, зная, что у нее есть аварийный комплект и радио.

Нервная дрожь начала пробивать Лину. Ее флаер разбит. Она абсолютно беспомощна, сидит в каком-то безлюдном поле, в самой дальней и самой заброшенной части цивилизованного мира. Лине стало трудно дышать. Она схватила аварийный комплект, который до сих пор не осмотрела, и дрожащими руками открыла его — пищевые кубики, зажигалка, фляжка с водой, палатка.

Возможность выжить у нее оставалась: она не сильно пострадала и могла бы добраться туда, где ей могли оказать помощь.

Торговый пост находился на вершине одной из гор, но Лина не была уверена, на какой именно. Она не смогла бы вернуться туда, не зная ни расстояния, ни времени, которое займет путь. Наверное, более благоразумно пойти в другом направлении. Аборигены, живущие у озера, могли бы ей помочь.

Лина отчетливо видела большое озеро вдалеке. Деревни коренных жителей, похожие на груду обломков кораблекрушения, ютились на ближнем берегу. Но они были так далеко, что Лина не могла различить ни людей, ни даже строений. Глубоко вздохнув, она стала спускаться вниз по склону холма.

Лина мысленно отчитывала себя. Сколько ошибок она совершила! Начиная с того, что взяла на прокат негодное оборудование, и заканчивая невнимательностью при посадке. Она, не новичок в таком деле, засмотрелась по сторонам.

Несколько часов спустя Лина все брела, спотыкаясь от усталости, а расстояние до озера, казалось, не уменьшилось: деревни были так же далеки и трудноразличимы, как щепки, вынесенные на берег прибоем. У нее все сильнее и сильнее болела голова — девушка, наверное, стукнулась обо что-то, когда на флаер обрушилась стена. Теперь каждый новый шаг отдавался в черепе взрывом боли. Между тем серые облака сбились в кучу, закрывая заходящее солнце и лишая землю его скудного тепла. Без прямых солнечных лучей все вокруг приобрело пугающе серые оттенки.

От ужаса у Лины перехватило дыхание. Гибель в этом забытом Богом углу становилась абсолютно реальной.

Девушка подавила панику, напомнив себе, что у нее есть аварийный комплект с палаткой, пищей и водой. Она вполне может продержаться на планете целую ночь. Но пустота этого мира и ее собственное одиночество приводили путешественницу в отчаяние. Она попыталась не обращать внимания на боль и, пошатываясь, двинулась дальше.

От холодного ветра у нее начали слезиться глаза. Лина продвигалась вперед, словно в тумане. Туман неожиданно сгустился и приобрел очертания человеческой фигуры.

Ошарашенная, Лина застыла на месте. По коренастому телосложению незнакомца и его одежде — крагам, парке с капюшоном и толстым меховым перчаткам — можно было догадаться, что это абориген.

— Привет, — с трудом выдохнула девушка.

Считалось, что большинство местных жителей понимали примитивный язык, который использовался на торговом посту. Этот язык был основан на всеобщем английском. Отчаянно желая, чтобы ее поняли, Лина выпалила:

— Я летела искать Заоблачный град. Мой флаер завалило камнями. Мне нужна помощь.

Абориген отступил на шаг. К его поясу был приторочен короткий лук, а с плеча свисала тонкая веревка, на которую были нанизаны тушки маленьких животных. Их кровь алыми каплями падала на серую землю. Это был самый яркий цвет, который Лине довелось увидеть на Эмдэ. Абориген повернулся к ней спиной и, прежде чем испуганная девушка успела закричать, бросил через плечо:

— Идти домой.

Примитивный вариант языка был очень схематичен. Наверное, охотник хотел сказать: «Идем ко мне домой». Лина, разбитая и дрожащая, нехотя последовала за ним.


Казалось, она брела уже несколько дней, а может, всего пару часов. Он не шел рядом с ней, но и не уходил далеко вперед. Он ждал, пока Лина с трудом поднималась с земли, если ей случалось поскользнуться на камне, поросшем мхом. А еще он часто оглядывался, чтобы поглядеть на нее. Его глаза неестественно блестели, как будто у него была высокая температура.

В конце концов он опять поразил Лину, остановившись у небольшого куполообразного холмика. Путница изумленно осмотрелась вокруг. Эта берлога была изолирована от внешнего мира, и нигде поблизости не было другого жилья, созданного руками человека.

Лине стало страшно. Однако она знала, что аборигены крайне редко нападали на чужаков.

Охотник протянул руку к жесткому пологу, закрывавшему то, что можно было считать входом в берлогу. Сама дверь была по пояс обыкновенному человеку.

— Идти домой, — повторил абориген. Его глаза ярко блестели. Лина была обескуражена, но выбора у нее не оставалось, поэтому она наклонилась, чтобы протиснуться внутрь.

В берлоге, по сравнению с пронизывающим холодом снаружи, оказалось тепло, и это лишило Лину последних сил. В полуобморочном состоянии она упала на груду шкур. От них шел сильный запах — дыма, пищи и жизни.


Каждое утро безнадежная серость Эмдэ заставляла Лину испытывать все большее отчаяние. Дни были терпимыми, на Эмдэ стояла весна — самое теплое и светлое время года: все, на что была способна эта планета. Но головная боль, не проходившая уже много суток, усиливалась по утрам, поэтому начало каждого дня для Лины было пустым, серым и промозглым, как могила. Сегодняшний день не стал исключением.

Путешественница, неуклюжая от холода, с пустым бурдюком для воды устало тащилась вдоль едва заметной на мшистой земле цепочки следов. Следы шли параллельно стене, сложенной из неотесанных камней. Невыразительная местность в серовато-зеленых тонах простиралась до самых гор, вершины которых были спрятаны под шапкой гнетущих облаков.

Рядом со стеной на чахлом деревце засуетилась маленькая невзрачная птичка — жалкая пародия на попугаев Новой Каталонии. Звук, словно иглой, пронзил мозг Лины, окутанный туманом боли. Девушка споткнулась о камень и машинально схватилась за стену. Резкое движение тут же отозвалось болью. «Интересно, что бы подумал хозяин берлоги, Истэ, если бы я умерла? Умирают ли призраки?»

Упрямый огонек надежды все еще горел в душе Лины. Она оттолкнулась от стены, как будто та была воплощением ее отчаяния, и продолжила путь. Нести даже пустой бурдюк для воды, сделанный из пузыря гигантской рыбы, оказалось очень неудобно — его нельзя было ни свернуть, потому что он был слишком плотным, ни просто держать в руках, потому что он выскальзывал из ладоней. Лина обхватила его и несла, как младенца.

Птичка на дереве вдруг нахохлилась и повернула голову, увидев что-то по другую сторону стены, которая была высотой с саму Лину. Девушка услышала какое-то шарканье, будто по мху ступал кто-то очень грузный.

Лина подошла к тому месту, где стена, покрытая инеем, была разрушена. Держась за края проема, она устало посмотрела поверх разбросанных камней. И тут же отпрянула, нос к носу столкнувшись с громадным животным, стоявшим на четырех лапах. Оно подняло косматую морду и обнажило клыки.

Судорожно вздохнув, Лина сделала шаг назад, а потом со всех ног бросилась бежать к берлоге Истэ. Чудовище преследовало ее по другую сторону стены, и было слышно, как под его лапами шуршит мох. Лина ворвалась в хижину, оттолкнув шкуру, висящую на входе. Дрожа от страха, она забилась в дальний угол. Хорошо, что у хижины такие толстые земляные стены.

Вдруг шкура заколебалась. Лина в ужасе подпрыгнула. Это был хозяин. От него разило рыбой — с утра он отправился промышлять на озеро. Истэ вглядывался в сумрак берлоги — свет в нее поступал лишь через маленькое отверстие для дыма над погасшим очагом. Увидев пустой бурдюк, он рассердился:

— Плохая женщина.

— Там было большое животное, — заикаясь, пробормотала Лина. Она не знала, как на здешнем примитивном наречии описать случившееся.

Истэ взял бурдюк и вышел. По возвращении он сказал:

— Здесь был красный медведь.

Его лицо представляло собой маску, и понять, что скрывается за ней, было невозможно — в этом была вся сущность Истэ. Он налил воду в большую ракушку.

— Делать огонь, — велел он своей гостье.

С помощью электронной зажигалки из аварийного комплекта Лина непослушными от холода пальцами подожгла ветки в очаге. Зажигалка была рассчитана на тысячу включений, счетчик показывал уже семнадцать.

Каждое утро и каждый вечер Истэ требовал, чтобы она разводила огонь; вечером костер горел чуть дольше, чем утром. Вот уже восемь дней она зажигала огонь для Истэ. Даже в первый раз, когда Истэ велел ей развести огонь и она воспользовалась зажигалкой, он совсем не удивился. Разводить огонь было ее обязанностью, а как она это сделает — обычным способом или при помощи магических предметов, — его не волновало.

Истэ опустил в большую ракушку корни ходо, похожие на сморщенные кусочки мрамора. Он понемножку подкладывал в огонь торф, чтобы вода кипела, пока ходо не стали мягкими. Тонкие полоски сырой рыбы он положил рядом с огнем.

Маленькой оловянной ложкой Истэ выловил корешки из кипящей воды и разложил их вместе с полосками прокопченной рыбы на два блестящих диска — на чешуйки гигантской рыбы. Одну из чешуек с едой он передал Лине. Горячий студенистый отвар они по очереди черпали жестяной ложкой.

Поев, Лина перестала дрожать, и ее голова начала работать лучше. Красный зверь и впрямь внешне походил на медведя. У него были толстые лапы и красноватый мех. Лина вспомнила, что он очень похож на то животное, которое она видела в ознакомительном голографическом фильме. Красные медведи были способны вытащить из воды гигантскую рыбу или озерного тюленя, чтобы потом вдоволь попировать на берегу. Иногда они нападали и на людей. Лина с содроганием представила, как чудовище клыками и когтями разрывает ее тело.

— Ты видеть красного медведя там, где упасть стена.

— Да, и я побежала обратно.

— Медведь идти за тобой. Следы сюда, — проворчал Истэ. — Хорошая женщина. Быстро бегать.

Лина знала, что сегодня ей удалось выжить, хотя она была на волосок от смерти. К тому же она чувствовала приятную теплоту и тяжесть в желудке, где еще недавно было пусто до колик. Она не подозревала, что рацион на Эмдэ столь скуден. Аборигены жили за счет бедной экосистемы, где некоторые питательные вещества, жизненно необходимые для чужаков, просто отсутствовали.

— Красный медведь уходить. Всем у озера лучше быть осторожными, — заметил непривычно разговорчивый Истэ. — Время затмения делать красного медведя бешеным.

В этом безлунном мире аборигены отмечали время в зависимости от положения их солнца по отношению к его спутнику — далекой красной звезде. В настоящее время года обе звезды располагались на одной линии — тогда большой тускло-желтый диск солнца Эмдэ затмевал другую звезду, оставляя лишь малиновое сияние вокруг. Когда Эмдэ максимально приближалась к своему солнцу под влиянием красной звезды-спутника, это считалось весной.

— Почему красный медведь сейчас злой? У них брачный период? Истэ отругал ее:

— Ты очень много забывать.

— Но я не призрак! — возразила Лина. — Я жила в таком же мире, как этот, только там теплее и людей больше.

— Мир есть мир. Мертвые люди идти в Заоблачный град и забывать все, что здесь. Но иногда приходить обратно.

Рай здесь воспринимался как некий город. Это был отголосок воспоминаний о городах на Земле, которые когда-то покинули их предки.

Лина и прежде пыталась образумить Истэ. Возможно, стоило попробовать снова:

— У тебя есть новая жестяная ложка. И иглы из стали. Эти вещи привезли из внешнего мира. Моя зажигалка не имеет ничего общего с магией. Это просто инструмент, как твой нож. — Для убедительности она помахала зажигалкой. — Почему ты не веришь, что я просто прилетела из внешнего мира, а не воскресла из мертвых?

— Твоя кожа, как наша.

Действительно, у большинства людей, работающих на торговом посту, кожа была или темнее, или имела землистый оттенок, в отличие от кожи Истэ. Но у миллионов жителей родной планеты Лины кожа носила подобный — бронзовый — цвет.

— Твои глаза, как небо. Они становиться синими в Заоблачном граде, — заявил Истэ с неоспоримым отсутствием всякой логики..

А может, этот серый ад и был загробной жизнью! Вместо того, чтобы найти на Эмдэ древний заброшенный город, как надеялась Лина, она обнаружила лишь километры ветхих каменных стен и этого сумасшедшего человека, считавшего ее своей умершей женой.

На глаза навернули слезы.

Истэ не принуждал ее к близким отношениям. Лина не представляла, что бы она стала делать, если бы это случилось.

— Красная звезда во время затмения, где красный медведь ее не видеть. Он становиться бешеным, — изрек Истэ.

Каждый день Лина пыталась убедить аборигена отвести ее на торговый пост. Но Истэ не собирался расставаться со своим безумным убеждением, что отыскал свою погибшую жену. Поэтому пленница начала планировать побег.

Поначалу у нее ныли растянутые мышцы и сбитые ноги. Сейчас все прошло. Даже ее ушибленная нога приходила в норму. Постоянная головная боль не покидала ее, но теперь стала терпимой. Однако теплая дымная берлога Истэ казалась ей более безопасным местом, чем просторы Эмдэ, поэтому до времени она не пыталась осуществить задуманное.

Настала пора посмотреть правде в глаза. С какого-то момента физическое состояние Лины могло только ухудшаться: недостаток пищи и жизненно важных питательных веществ, а также ежедневная борьба с холодом, к которому она не была приспособлена, грозили полностью истощить путешественницу. Она, конечно, могла сколько угодно прятаться в берлоге Истэ, но медленная смерть от недоедания или жестокая гибель от заморозков стали бы ее уделом. Единственный выход — побег. Сейчас или никогда.


Истэ был сумасшедшим, но у него хватало ума не оставлять мнимую жену в одиночестве тогда, когда она могла бы сбежать. Рано утром, в предрассветной серой дымке, он уходил рыбачить на дальнее озеро. В это время Лина просыпалась, но ее тело было настолько окоченевшим и слабым от голода, что она едва могла принести воды. К полудню облака расходились, позволяя увидеть бледно-голубое небо. Истэ возвращался домой, чтобы при свете дня починить сети. По словам Истэ, это было «яркое» время — единственный достаточно теплый и светлый отрезок суток, когда можно было заниматься какой-нибудь работой за пределами берлоги.

Из тайничка Истэ достал то, что ему было нужно для починки сетей. Лина, стараясь не привлекать внимания, проверила и свой тайник — ямку, вырытую рядом с ветхой стеной. Она боялась, что красный медведь мог обнаружить его. Ее клад оказался нетронутым. Видимо, корешки ходо и два пищевых кубика, завернутые в фольгу, не вызвали у него интереса. В конце концов, это было плотоядное животное с очень кровожадным нравом.

Вдали, со взлетной площадки торгового поста, расположенного на вершине горы, стартовал космический корабль, оставляя за собой тонкую полоску желтого огня. Лина хорошо запомнила место взлета: это была большая гора с плоской верхушкой, которая стояла, если смотреть со стороны большого серебристо-синего озера, прямо напротив берлоги Истэ.

Отсюда Лина могла различить хижины и большие общие дома ближайшей деревни. Но из-за ежегодного потепления климата ледяные равнины, окружающие великое озеро, подтаяли, превратившись в коварную трясину. Жители деревни знали безопасные тропы, но, по словам Истэ, в болото уже затянуло убежавшего пони.

Пространство между берлогой Истэ и заветной горой было неровным, каменистым, беспощадно холодным, однако не заболоченным. А местонахождение торгового поста можно было определить по огням кораблей. Если Лина отправится в путь в ясную погоду и будет точно придерживаться своей цели, она сможет добраться до единственного уголка цивилизации на планете.

Хотя тусклое солнце Эмдэ нельзя было сравнить с лучистой звездой, согревающей родную планету Лины, свет радовал ее. От недолгого дневного тепла она расслабилась. Назойливая головная боль наконец утихла. Лина была почти уверена в своих силах. Сегодня она попытается выполнить задуманное.

Истэ расстелил перед ней сеть, сплетенную из веревки — полосок коричневых озерных водорослей. По краю сети концы волокон были завязаны в хитрые узлы. В одном месте огромная рыба, чешуей которой аборигены пользовались как тарелками, разорвала край сети. Истэ ткнул в сеть пальцем:

— Надо чинить.

— Но я не знаю, как это сделать.

— Ты забывать очень много, — сурово повторил свой укор Истэ. Потом он показал ей, что нужно делать. Истэ бранил Лину — призрак своей жены — только за забывчивость, но он никогда не сердился на нее за неловкость и показывал, как вязать крепкие узлы, которые не разойдутся в воде.

Истэ был еще не стар. Он мог похвастаться гладкой смуглой кожей, он отлично умел мастерить и чинить всякие вещи. Истэ не сделал Лине ничего плохого. По меркам общества, поставленного на грань выживания, где мужчине необходима жена, просто чтобы не умереть, он был хорошим человеком. Его заблуждения относительно Лины несли в себе зерно реализма: было немыслимо, чтобы мужчина существовал в одиночку.

Планета Эмдэ была почти непригодна для проживания людей. Район экватора — самый населенный — даже после двух тысяч лет колонизации оставался пустынным и почти ненаселенным.

— Надо уйти, — резко сказал Истэ. Он направился к небольшой глубокой лощине, лежащей довольно далеко от берлоги — туда сбрасывались экскременты и пищевые отходы. Лина схватила моток веревки из водорослей. Дрожа от внезапно нахлынувшей решимости, она склонилась над камнем, накрывавшим ее тайник, и осмотрелась вокруг — не предвидится ли помехи ее побегу.

Лина была очень удивлена, увидев вдали две фигурки — аборигенов, поднимающихся вверх по холму от озера и направляющихся, казалось, прямо к берлоге Истэ.

Лина оцепенела. Как поступить? Надеяться, что они смогут объяснить Истэ, кто она такая, или скрыться от всех троих?

Если она побежит, то аборигены увидят ее так же хорошо, как она видит сейчас их. Она вспомнила, что собиралась сделать сразу после аварии: отыскать аборигенов и попросить их о помощи.

Вскоре вернулся Истэ. Некоторое время спустя подошли гости.

Один из них явно был мужчиной, другого — пониже ростом, в юбке пурпурного цвета поверх краг и в накидке, украшенной вышивкой и блестящими рыбьими чешуйками — Лина определила как женщину. Девушка почувствовала непреодолимое желание броситься к ним и умолять о помощи, но сдержалась. На Эмдэ женщины никогда не разговаривали, пока к ним не обращались. Женщинам из внешнего мира советовали поступать точно так же, если им требовалась помощь со стороны местных жителей.

Пришедшие остановились в нескольких шагах от Истэ и замерли.

— Эйкэ, Истэ, — сказал мужчина.

Микрочип-переводчик, устройство, имплантированное в мозг Лины для того, чтобы она могла понимать иностранные языки, тут же сработал. Картридж с языком Эмдэ она приобрела еще на торговом посту. «Эйкэ» на языке аборигенов использовалось как приветствие и прощание.

Истэ никогда не говорил с Линой на своем родном языке. Он упрямо пользовался только примитивным языком торговцев, не откликаясь на ее просьбы. В конце концов, Лина вспомнила некоторые сведения об обычае Эмдэ, согласно которому люди, потерявшие супругов, не должны были разговаривать в течение целого года по местному исчислению. Примитивный язык не считался настоящим, и это позволяло обойти правило.

Мужчина оглядел Лину, а затем всем корпусом повернулся к Истэ:

— Что это за женщина?

Гость говорил на языке аборигенов, Истэ настойчиво пользовался примитивным:

— Моя женщина. Твоя сестра.

Глаза гостя расширились от удивления, а его спутница глубоко вздохнула.

Лина закусила губу и заставила себя промолчать.

— Она появилась здесь восемь дней назад? — спросил шурин Истэ.

Истэ едва слышно пробормотал что-то утвердительное.

— Вчера в нашу деревню пришел человек с торгового поста. Он рассказал, что женщина из внешнего мира прилетела на Эмдэ и пропала. Он спрашивал людей, не известно ли им что-нибудь о ней. Посмотри, Истэ, это она?

От облегчения у Лины закружилась голова. Пришедший был абсолютно нормален. Люди с торгового поста искали ее.

— Нет, Окардэ, нет!

Микрочип не перевел слово «окардэ»; скорее всего, это было имя. Истэ жестикулировал, словно рассекал воздух ребром ладони. Маленький помощник — микрочип — был рассчитан на обработку аудио- и видеоинформации и переводил не только слова, но и давал толкование жестам. Лина поняла, что жестикуляция Истэ выражает бурный протест.

— Смотрите, цветная одежда. Моя женщина делать хороший цветная одежда.

На Лине был теплый комбинезон ярко-синего цвета и желтая куртка.

Окардэ кивнул. Микрочип сообщил Лине, что на языке Эмдэ кивок означал «нет».

— Она носит одежду чужаков. Отведи ее на торговый пост или у нас будут неприятности.

Истэ энергично закивал: «Нет!»

— Послушай, Истэ, твоя женщина больше не вернется. Ты не послал за ней яркое крыло.

Лина читала о погребальном ритуале аборигенов Эмдэ, называемом обрядом яркого крыла. Аборигены призывали души умерших обратно, запуская воздушного змея, который становился на короткое время непрочной ниточкой, связывающей их убогую землю с райским городом на небе. Об обряде постепенно забывали, особенно теперь, когда на Эмдэ появился торговый пост.

— Ерунда, — ответил Истэ, используя словечко, которым торговцы называли товары невысокого качества. Лину поразило, что даже Истэ, слишком гордый, чтобы работать на чужаков в бериллиевых шахтах, по-прежнему пользующийся вместо тарелок чешуйками гигантских рыб, не следовал традициям своего народа. Он просто подменил их своими собственными заблуждениями: — Все равно она прийти обратно.

— Ну послушай, Истэ, отец моей матери вернулся. Он был красным медведем. Моя семья помнит это.

Окардэ был достаточно терпелив, стараясь убедить Истэ, чей разум был замутнен горем. Истэ обязательно передумает. Лина ухватилась за эту надежду: она не чувствовала ненависти к своему пленителю. Ей не хотелось, чтобы правда окончательно свела его с ума или заставила обозлиться на весь мир.

— Иногда души возвращаются в обличье птиц, иногда, может статься, в обличье пушистых горностаев, даже темных рыб, но никогда — в виде людей.

— Призраки похожи на людей, — огрызнулся Истэ.

— Призраки, — повторил Окардэ.

Он развел руками — жест, означающий бесплодность усилий. Истэ оставался глух к уговорам шурина, так же как он не желал слышать слов Лины.

— Мужчины достаточно поспорили. Йайу! — Окардэ жестом подозвал женщину, которая, вероятно, была его женой. До сих пор она не вымолвила ни слова.

Йайу печально взглянула на Истэ:

— Она не твоя женщина, и ты это знаешь. Истэ закивал:

— Нет. Нет. НЕТ.

Его руки в перчатках были крепко сжаты, словно пружины — Истэ вел себя, как загнанный в угол зверь.

— Скажи ты, — Окардэ указал на Лину.

Лине захотелось закричать: «Я чужая здесь! Заберите меня отсюда!», — но что-то заставило ее промолчать и только глубоко вздохнуть.

Истэ, балансировавший на грани безумия, был добрым малым, но некоторые связующие звенья в его мозгу отсутствовали. Лина была археологом, и ее научили понимать язык немых развалин. Найди четвертую стену, очаг в центре. Начинай копать там, где они могли бы оказаться… Может, все дело в том, что Истэ не исполнил обряда, принятого в его народе? А вдруг совершение этой церемонии позволит безумцу вновь стать нормальным и отпустить пленницу добровольно?

Почему же это казалось ей столь важным?

Гости ждали. За все время разговора они едва пошевелились. В этом мире лишние движения были ни к чему.

Лина постаралась избавиться от замешательства. Она знала, чего хочет, но не была уверена, сработает ли ее план. В руке все еще был зажат моток водорослей, который она собиралась украсть. Что еще подошло бы в качестве веревки для воздушного змея? Лина указала на небо:

— Для Истэ плохо не отправить яркое крыло. Окардэ удивленно моргнул, затем побормотал: — Да.

Жена Окардэ тоже сказала:

— Да. Да.

Она переплела пальцы, что указывало на общее согласие.

Истэ пожал плечами. Микрочип никак не перевел этот жест. Скорее всего, у самих аборигенов такого жеста не было — он пришел с торгового поста, чуждый для этого мира, как примитивный язык и привозимые товары.

— Хорошо. Истэ и Йайу делать настоящее яркое крыло. Я приводить Тугапу, — сказал Окардэ на примитивном языке.

«Ту» — она, плюс «гапу» — мужчина, буквально переводится как «мужчина женского пола», — сообщил Лине микрочип. Так на языке аборигенов Эмдэ назывался шаман.


Истэ выглядел взволнованным. Его принуждали реально взглянуть на происходящее, и было очевидно, что это его тяготит. Лина беспокоилась за него.

Женщина, Йайу, выглядела старше, чем Истэ — у нее была сморщенная кожа и седеющие волосы. То ли возраст, то ли социальное положение (о чем на первый взгляд догадаться было сложно) давали Йайу право указывать Истэ, как мастерить воздушного змея. Она отправила его к тайнику за длинными и тонкими рыбьими костями, большим куском рыбьей кожи, похожей на пергамент, и мотком веревки из водорослей. Из трех костей Истэ сделал рамку, крепко связав их с одной стороны и разложив веером с другой, а затем привязал четвертую кость поперек. Йайу, осмотрев рамку, одобрительно кивнула. Истэ пришил к рамке треугольник рыбьей кожи. Получившийся воздушный змей по ширине был размером в полный рост Истэ.

Поднявшийся ветер погнал по небу облака и принес с озера холодный воздух. Змея, выскользнувшего из рук Истэ, поволокло по земле; казалось, ему не терпится взлететь. Наблюдая, как Истэ пытается его поймать, Лина почувствовала жалость и любопытство.

Йайу заставила Лину проверить веревку, принесенную Истэ, и найти слабые места. Сама Йайу отрезала тонкие куски веревки и связывала концы маленькими хитроумными узелками. В конце концов получилась одна длинная бечевка.

Тусклое солнце Эмдэ, постояв в зените, начало садиться. Вскоре после этого вернулся Окардэ. С ним был еще один абориген, ехавший на косматом коричневом пони.

Йайу и Истэ встали и замерли в ожидании. Лина последовала их примеру.

На шамане была женская одежда — юбка из цветной ткани и вышитая накидка, украшенная крохотными, похожими на льдинки алмазами. Но шаман был выше Истэ или Окардэ, и его старчески хриплый голос (он поприветствовал всех, крикнув «Эйкэ!») принадлежал мужчине.

С чопорной грацией старухи шаман слез с пони. Однако его скуластое лицо, окаймленное прядями седых волос, выбивающихся из-под капюшона накидки, было лицом пожилого мужчины. Лина узнала в этом традицию, которая была древнее самой цивилизации — примитивную попытку людей преодолеть несоответствие между ролью, уготованной человеку, и его характером. Каждому приходилось раз и навсегда решить: вести себя как мужчина или как женщина. Те немногие, которые выбирали для себя роль, не соответствующую их полу, и преуспевали в ее исполнении, становились святыми, пророками и лидерами.

Шаман — мужчина, переодетый в женщину — посмотрел на Лину; его глаза были цвета меди.

— Видишь, Тугапу? — спросил Окардэ.

— Моя женщина, Тугапу, — сказал Истэ, и в его голосе послышалась мольба.

Тугапу заговорил:

— Я вижу женщину с глазами цвета неба и готовое яркое крыло. Я вижу, что ветер гонит по небу облака. Хорошо.

Шаман отпустил своего пони щипать скудный лишайник. Потом он торжественно пересчитал присутствующих, включая себя и Лину.

— Столько, сколько пальцев на руке. Достаточно, чтобы запустить яркое крыло. Ты говоришь на нашем языке? — обратился он к девушке.

Лина не могла себе позволить купить программу двустороннего перевода для микрочипа.

— Я не говорю на вашем языке, но я его понимаю, — призналась она.

Шаман встал вполоборота и поднял руки к небу.

— Взгляните же, друзья и женщина из внешнего мира, вот одинокий человек, и этот человек — Истэ. Куда уходят мертвые? С того времени, как наши предки из Мира-колыбели пришли сюда сквозь звезды, сменилось столько поколений, что эта земля на три ладони состоит из праха.

Лицо шамана было обращено в сторону гор, на вершины которых приземлялись космические корабли, а у подножия вились каменные стены. По мере того, как Лина слушала слова шамана, ее интерес рос и рос. Эта проповедь заключала в себе древние знания о колонизации Эмдэ землянами. Возможно, в первую очередь именно они нужны были Лине — свидетельства первых дней вторжения: осколки памяти, лучше сохранившиеся и несущие в себе больше информации, чем старые развалины. Лина слушала шамана, и ее наполняло чувство непобедимого любопытства; то же самое она испытывала, когда впервые увидела стены.

— Станет ли земля в хижине тихо шептать по ночам? — продолжал шаман. — Позволит ли она этому человеку развести огонь или разложить корни ходо, чтобы они высохли и у него была пища на зиму? Нет в земле Эмдэ боданги для Истэ. Как у овдовевшего мужчины может быть радину?

Микрочип, пытаясь перевести слова Тугапу, выдал сразу несколько вариантов:

Будущее.

Помощь.

Надежда, — наконец сделал выбор переводчик.

До Лины, кажется, дошло. На Эмдэ понятия «одинокий человек» просто не существовало: помощь давала надежду — надежду на будущее. Язык впитал в себя жестокую логику здешней жизни.

— Слушайте меня: перед нашим народом был Народ, — вещал шаман. — Он возник после того, как звезды выбросили пыль и железо, превратившиеся в круглые планеты. Но это произошло задолго до того, как наши предки покинули Мир-колыбель. Первый Народ стал мудрым давным-давно, он научился изменять формы гор и воды планет так же легко, как гончар меняет форму глиняного сосуда. Слушайте меня!

Лина едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть от удивления. Шаман только что перефразировал самую таинственную загадку археологии.

Во многих звездных системах были найдены следы древней межзвездной цивилизации, не похожей ни на одну из существующих. Такие следы встречались повсюду, но это все равно не вело к разгадке. Немногие археологи, придерживающиеся совершенно различных взглядов, пытались найти объяснение необъяснимым артефактам и окрестили неизвестную цивилизацию Положившими Начало.

Но как следы этой цивилизации обнаружились в таком далеком уголке межзвездного, пространства?

— Здесь они оставили путеводную веху для тех, кто придет за ними. Это не груда камней для птиц, чтобы вить гнезда, или лишайники, чтобы карабкаться вверх. Это творение доступно лишь людям — их мысленным взорам. Камни рушатся. Веха, оставленная Первым Народом, вечна.

От напряжения у Лины закружилась голова.

Понимал ли шаман то, что говорил? Считалось, что следы Положивших Начало были найдены на дюжине колонизированных планет. Полностью неопровержимым факт находки был признан, пожалуй, только в четырех случаях. Но до сих пор технологические принципы, лежащие в основе артефактов, оставались загадкой. Одна из авторитетных команд археологов рискнула предположить, что технологии неизвестной цивилизации были основаны на психологических принципах — некоем необъяснимом взаимодействии между разумом и специфическими свойствами материи.

— Здесь, в центре Мира, выросли горы, созданные ими, чтобы стать повозкой, проносящей их знак через время.

Горная гряда на Эмдэ представляла собой орографическую странность — горы были аккуратно выстроены в виде латинской буквы V без видимых геологических оснований. Геологи отнесли это к разряду маленьких загадок планетологии. В то же время археологи повсюду спорили, включать ли в число артефактов, оставленных Положившими Начало, геологические особенности, обнаруженные в нескольких мирах, — странные детали, немного измененные подвижками материков.

Но Эмдэ в силу своего почтенного возраста отличалась геологической стабильностью. Все, что Положившие Начало оставили здесь, должно сохраниться.

Лина обнаружила, что энергично кивает.

Тугапу посмотрел на нее:

— Ты не согласна, женщина с глазами цвета неба?

— Простите меня. Когда я киваю, это значит, что я согласна. То, что вы говорите, справедливо.

— Спайзи, — сказал Истэ. — Рыбий бред.

— Нет, — настойчиво возразила Лина. — Следы Положивших Начало обнаружили на десятке планет. Я читала об этом.

При изучении археоистории человечества Лина касалась проблемы Положивших Начало лишь поверхностно, но знания остались в памяти девушки, как странный и красочный сон.

— Понятно, — сказал шаман, пронзая ее глазами цвета меди. — Териктэ.

Микрочип в ее мозгу объяснил, что буквально шаман сказал: «Женщина мужского пола». Это слово обозначало женщину — спутницу шамана, ясновидящую женщину-вождя.

Три других туземца посмотрели на нее с удивлением.

Всего лишь одним словом шаман изменил баланс сил в их маленькой группе, наделяя Лину долей власти. Она решила, что теперь ей позволено говорить не только тогда, когда к ней обращаются. Но ей следовало вести себя дипломатично. Иначе она могла лишиться доверия. Лина глубоко вздохнула:

— Пожалуйста, продолжайте.

— Друзья мои и женщина из внешнего мира, во время затмения мы можем сделать так, чтобы веха в небе, оставленная Первым Народом, появилась. Мы можем послать яркое крыло и следовать за ним разумом. Почему?

Лина почувствовала: Тугапу решил испытать ее. Она знала, как ему ответить. Возможно, она не сумела бы передать свою мысль на примитивном языке: все бы устали от ее неуклюжих попыток, прежде чем поняли, что она хочет сказать. Поэтому девушка заговорила на всеобщем английском, надеясь, что Тугапу понимает ее достаточно хорошо.

— Некоторые умные люди, изучающие творения Первого Народа, говорят, что все основано на психологической инженерии. Работать их заставляет разум. При приложении направленного умственного усилия что-то происходит. Существует несколько мест, где психологические технологии могут работать за счет орбитальной симметрии. То есть за счет того, что планета и ее спутники гармонично движутся, и это дает энергию.

А что, если речь идет о планете и двух звездах? На что способно творение Положивших Начало, если его питают энергией две звезды? Лина вздохнула, чтобы немножко успокоиться, и продолжила:

— Но существует еще одна вещь, неразрывно связанная, как полагают, с творениями Первого Народа. Кристаллизованный углерод — алмаз — каким-то образом служит катализатором. Каменный лед, я хочу сказать, — добавила она, вспоминая слово из примитивного языка. — Для того, чтобы что-то произошло, нужен каменный лед.

Слово в примитивном языке для обозначения алмаза существовало: на Эмдэ находили эти драгоценные камни, причем высокого качества. Но это были не богатые трубки, пригодные для разработки, а лишь отдельные сверкающие кристаллы, которые иногда — очень редко — находили аборигены. На торговом посту за один такой алмаз платили целое состояние.

Шаман переплел пальцы в знак полного согласия. Алмазы, которыми была расшита его накидка, искрились, словно капли росы.

— Это правда.

Истэ пребывал в замешательстве. Он выглядел как человек, цепляющийся за перевернутую лодку в бушующем море:

— Правда?

— Да, правда, — отрезала Лина.

Шаман вытащил из-под накидки сверкающий камень.

— Некоторые люди готовы продать живых и мертвых, чтобы получить деньги торговцев. Вместо алмазов для обряда яркого крыла они пользуются стеклом. У торговцев можно найти большие куски стекла, причем очень красивые. Но они не имеют силы.

Он прикрепил свой алмаз к воздушному змею Истэ.

Положив обе руки на плечи Истэ, Тугапу объяснил, каким образом вдовец должен отдать своего змея ветру, когда придет время. Истэ пребывал в состоянии оцепенения и постигал все очень медленно. Шаман был терпелив. До этого он много раз общался с овдовевшими людьми.

— Иди к ручью и молись до заката, — приказал Тугапу напоследок.

Истэ послушно ушел. Окардэ двинулся вслед за ним, чтобы уберечь его покой от красного медведя.

Тугапу сел у стены недалеко от берлоги Истэ и жестом пригласил женщин последовать его примеру.

Йайу сказала:

— Я надеюсь, что его жена сегодня вернется. Тогда он не будет возражать, если мы отведем женщину с глазами цвета неба на торговый пост.

— Да, это поможет, — ответил Тугапу. Он повернулся к Лине: — Ты поступила правильно.

Для примитивного народа, живущего в жесточайших условиях, разлад в обществе был самой страшной бедой. Неужели Лина чему-то научилась у Истэ и потому предложила выполнить обряд вместо того, чтобы выбрать немедленное спасение? Или она просто уступила своему пленителю?

Повинуясь внезапному порыву, Лина спросила у Тугапу:

— Вы действительно верите в призраков? Прежде чем приехать сюда, я прочла об Эмдэ все, что могла, поговорила со всеми путешественниками, которые у вас побывали. О призраках нигде не упоминалось.

— На Эмдэ нет призраков, — после паузы ответил Тугапу. — Память о мертвых возвращается к нам в теплое время года в обличье животных и растений, а не тенями, разгуливающими повсюду! Призраки — это выдумка торговцев. Я в них не верю.

Дневной свет потускнел, оставляя лишь розоватые отблески заходящего солнца. Плотные облака плыли по небу, подгоняемые усиливающимся ветром. Тугапу пронзительно свистнул, чтобы позвать Истэ и Окардэ.

— Тугапу, — сказала Лина и заколебалась. Она помнила, что Истэ всегда раздражало, когда она задавала слишком много вопросов. Было ли это следствием его помешательства, его жизни на Эмдэ или чертой его характера? — Вы верите в существование рая?

— Чего?

— Места, куда люди попадают после смерти. Того, чем является Заоблачный град.

— А, ты хочешь сказать торену?

Микрочип тут же предложил Лине множество вариантов перевода слова Тугапу:

Память.

Воспоминания.

Общность.

Начало и конец.

От обилия вариантов, которые выдал микрочип, в мозгу у Лины словно зазвенели колокольчики. Скорее всего, переводчик не слишком утруждал себя поиском подходящего эквивалента.

Истэ и Окардэ вернулись. Истэ поднял воздушного змея над головой, удерживая его в равновесии, а Тугапу взял веревку. Змей колыхался, потому что от волнения, переполнявшего душу Истэ, его била дрожь.

Тугапу что-то коротко вскрикнул. Истэ подбросил змея в воздух, а шаман резко отступил назад. На ветру рыбья кожа затрепетала. Змей под углом ушел в небо, унося с собой свою драгоценную ношу — алмаз.

Тугапу запел и стал понемногу отпускать веревку. Произносимые им звуки ничем не отличались от звуков его родного языка, но слова не принадлежали к языку аборигенов Эмдэ. Микрочип оставлял их без перевода. Пение шамана имело почти гипнотический эффект: оно буквально приковывало внимание Лины к поднимающемуся все выше и выше воздушному змею.

Невидимая сейчас красная звезда притягивала планету Эмдэ ближе к ее собственному солнцу. Приближающееся тепло несло с собой и атмосферные вихри. В пространство над V-образной горной грядой мощный поток ветра сгонял облака. Они теснились между гор — мрачно-серые посередине и розовые по краям. Лине показалось, что она видела слабый отблеск молнии. Углы воздушного змея заискрились.

Мысли Лины отвлеклись от змея, когда она вдруг осознала, что веревка может оказаться мокрой, что водоросли, из которых она сплетена, могут содержать металлы и что через воздушный змей в людей может попасть молния.

— Смотри на змея. Наши мысли должны стать единым целым, — прошипел Тугапу.

Старый шаман знал свое дело. Лина нашла воздушный змей взглядом и обратила все свои мысли к нему. Высоко в небе серебристая рыбка нырнула в гущу серых облаков. Где-то в их самой середине сверкнула молния.

Внезапно Лина почувствовала уверенность в том, что их усилия объединились, словно каждый из них стал частью целого. Ощущение это стало вдруг таким очевидным, словно кто-то повернул ключ в замке.

Облака вновь озарились. На этот раз свечение не погасло. Среди облаков появилось нечто — пространство, свободное от туч, но заполненное фигурами, отчетливыми в неярком свете.

Лина ахнула.

На фоне резко очерченных краев и острых углов были видны более мелкие и еще более сложные фигуры — завораживающая в своей бесконечности геометрия. Вся картина двигалась: линии путались и кружились, постоянно перегруппировываясь, лишь на мгновение позволяя увидеть застывшие геометрические формы.

Огромное сооружение казалось сотканным из света и воздуха, бесплотным, как мираж. Но оно было достаточно реальным, чтобы изменить направление ветра и заставить облака закружиться в водовороте.

Оно парило на фоне грубых темных гор. Эта поразительная по своей сложности картина говорила о присутствии чужого, древнего, как само время, разума.

Лина, словно завороженная, могла бы смотреть на происходящее, сколько бы оно ни длилось — ночь или год. Но видение исчезло, будто мыльный пузырь. На том месте, где оно только что было, сгустились тучи.

Окардэ и Йайу переглянулись в немом изумлении. Лина, потрясенная, села на землю. Теперь она понимала, почему аборигены, имевшие смутное представление о цивилизации, называли это городом. Увиденное напомнило ей древние храмы в городах на Земле. Но даже самый прекрасный храм по сравнению с Заоблачным градом казался старой простенькой детской игрушкой.

Планета по-своему выразила свое восхищение. Порыв ветра, неожиданно теплый и влажный, пронесся над землей — первый признак приближающейся весны.

Тугапу подтянул трепещущего и дребезжащего на ветру воздушного змея к земле. Воздух вокруг — до далеких стен, беспорядочно разбросанных вдоль низких склонов горной гряды — казался чистым, как хрусталь. Рядом со стеной на чахлом деревце сидела птичка. В лучах заходящего солнца ее оперение отливало голубым и желтым — весенние цвета.

— Истэ, — Тугапу указал на птаху. — Посмотри на нее!

Истэ уставился на птицу. А потом у него из глаз полились слезы: его горе начало таять, как по весне тает лед.

Это была просто птичка. Совпадение. Стояла весна — время вить гнезда, и оперение всех птиц делалось ярким, а красные медведи и другие хищники уходили.

Истэ верил, что его жена вернулась, и он уже не тот одинокий, дошедший до помешательства человек. Он снова может жить и найти себе спутницу. Когда он был один, ему оставалось лишь верить в призрака.

Он посмотрел на Лину. Их взгляды встретились. У него были большие карие глаза, в которых читались грусть и надежда.

— Эйкэ, Истэ, — сказала Лина. — Здравствуй и прощай.


Окардэ шел вперед по горной тропинке. Ночной холод Эмдэ окружил Лину — она не замерзала только потому, что двигалась очень быстро. Окардэ сказал ей, что знает дорогу, как свою собственную лодку. Лина верила ему, но голод и усталость брали свое.

Йайу осталась с Истэ, чтобы омыть его лицо и приготовить для него еду; это было заключительной частью обряда. Тугапу на своем косматом пони отправился в дорогу. Шаман направлял лошадку так, чтобы она шла рядом с Линой. Девушка ощущала горячее дыхание пони у себя за спиной.

— Что ты скажешь торговцам? — спросил ее Тугапу.

— О Заоблачном граде — ничего, — твердо ответила Лина.

— Я знал, что ты поступишь именно так, — отозвался старый шаман.

— Я не стану упоминать ни обряд яркого крыла, ни ваш алмаз. Да они сами вряд ли спросят об этом. По мнению торговцев, археоисторики — это люди, ищущие то, чего не существует, и никогда не находящие ничего стоящего.

— А ты нашла то, что искала?

Лина думала об этом в течение всего трудного пути. Наверное, она действительно обнаружила что-то, способное оправдать потраченную премию Университета. Но объявить об этом публично? Тогда ученые всех мастей, которые ничем не лучше торговцев и геологов-авантюристов, бросятся исследовать построения Заоблачного града. Наконец она сказала:

— Нет. Я не знала, что Первый Народ был здесь. Я искала старые здания, оставшиеся с тех времен, когда наши предки пришли сюда.

— Сейчас это просто, — сказал Тугапу. — Люди путешествуют среди звезд так же легко, как рыбаки плавают по озеру в лодках.

Ночь была ясной, а на небе блистали звезды, похожие на алмазы с накидки Тугапу. Возможность космических перелетов должна была стать вершиной развития цивилизации, длившегося двенадцать тысяч лет. Вершиной ли?

— Мне кажется, рыбаки находят то, что ищут, и возвращаются домой счастливыми, — выдохнула Лина.

Окардэ перебил их, указывая на вершину горы:

— Наверху трудно говорить.

И они продолжили взбираться по крутому склону в тишине. Вскоре Тугапу, решив пощадить пони, спешился. Подниматься вверх за Окардэ, шагающим довольно быстро, было для Лины пыткой. Кроме того, холод усилился, и проникающий в легкие девушки воздух причинял ей саднящую боль. Ее ноги налились свинцом, а ступни ломило.

Путешествие от берлоги Истэ до торгового поста не было утомительным для аборигенов, знавших дорогу. Но в одиночку Лина никогда бы не дошла так далеко. Помощь дает надежду.

Окардэ подал всем знак остановиться, чтобы немного передохнуть. Пока Лина переводила дыхание, она могла рассматривать смутные очертания всей горной гряды, простиравшейся до далекого озера, едва различимого отсюда — блестящего зеркальца, отражающего свет звезд.

Эта картина казалась ей знакомой. Она уже видела ее раньше, именно под таким углом. Конечно, из окна флаера!

Во мгле виднелись полуразрушенные стены, образующие полукруг, в центре которого был только склон.

Или только воздух.

От неожиданно сверкнувшей догадки у Лины голова пошла кругом. А что, если не горстка людей, как сегодня, а тысячи устремляли свои мысленные взоры ввысь, следя за таким же алмазом? Тогда на этом месте им открывался Заоблачный град; именно там, где немые стены словно указывали на присутствие чего-то подлинного.

Лина понемногу начинала понимать, и от этого ее сердце забилось быстрее. Эмдэ была местом паломничества. Поэтому здесь существовало так много разбросанных в беспорядке стен. Тысячи людей селились на склонах гор и строили стены, чтобы защититься от ветра и разделить территории, занимаемые разными маленькими группами. Они жили во временных постройках, которые уже давным-давно разрушились. Пилигримы проделывали трудный путь через звезды, длившийся нескончаемые века, не для того, чтобы построить город, а для того, чтобы восхищаться видением города в небе.

Лина шла, не замечая ничего вокруг.

— Тугапу, — спросила она, тяжело дыша, — означает ли рай — я хочу сказать Начало и Конец — то, что надежда существует? Для тех, кто умер, и для тех, кто живет сейчас?

— Да, и для тех, и для других. — Тугапу иногда останавливался, чтобы перевести дыхание, но упрямо продолжал идти вверх по крутому склону. — Первый Народ знал это.

С неба упала звезда. Она светилась все ярче и ярче, пока наконец не достигла вершины горы. Приземляющийся корабль осветил неуклюжие строения торгового поста, стоящие перед посадочной полосой. Возможно, этот корабль только вчера стартовал с планеты, расположенной на расстоянии десяти звездных систем отсюда.

Крутой подъем внезапно прекратился. Тугапу вел пони под уздцы. Тот тяжело дышал. В свете приземляющегося корабля лицо шамана казалось мрачным и старым: он не мигая смотрел на машину, постепенно разрушающую уклад жизни его народа.

— Теперь мы можем отправляться домой. Ты знаешь, куда идти, женщина.

Лина выпалила:

— Да, знаю. Внешний мир похож на Истэ — он одинок, печален и безумен. Ему необходимо увидеть Заоблачный град.

Шаман посмотрел на нее внимательным, пронзительным взглядом:

— Каким образом?

Лина почувствовала, как у нее к горлу подступает комок. Она могла предположить, какие ужасные картины пришли на ум Тугапу: торговцы — или ученые, — разворовывающие секреты Заоблачного града, словно бериллиевую руду из горных шахт.

— Чтобы от этого был толк, нужно поступить так, как мы поступили сегодня. Нужно, чтобы наши мысли соединились. Нужно просто смотреть и видеть. Я уверена, что это получится. Только не сразу. Мне предстоит еще очень многое узнать о вашей цивилизации, прочитать десятки книг. — Девушка с надеждой посмотрела на Тугапу. — Если я вернусь, вы поведаете мне старинные сказания Эмдэ?

Шаман молчал.

Лина догадалась, о чем он думает.

— Не сейчас, Тугапу. Заоблачный град — это не шахта в горах для добычи бериллия. Теперь я это понимаю.

Тугапу улыбнулся.

— Ты такая молодая, и это хорошо. Чтобы все завершить, нужна долгая жизнь. Мой путь почти окончен, поэтому возвращайся скорее.

Лина почувствовала, что ее судьба, словно стрелка компаса, повернулась, указав на Заоблачный град. Лина обратила взгляд к Окардэ, поблагодарила его за помощь. В ответ он вытянул руки вперед ладонями вверх, что (как подсказал микрочип) означало уважение.

Затем Тугапу поднял руку, благословляя ее:

— Эйкэ, Териктэ.

Лина с изумлением вспомнила, что шаманы — такие, как Тугапу — никогда не имели детей. Но они иногда выбирали себе преемников.

Перевела с английского Елена МЕЛИССИНА


Содержание:
 0  вы читаете: Заоблачный град Cloud Sky City : Алексис Лэтнер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap