Фантастика : Космическая фантастика : IV : Мюррей Лейнстер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3

вы читаете книгу




IV

Договоренность была достигнута, естественно, на условиях Кальхауна по одной простой причине: у него было оружие, а у Роба нет. Кальхаун был по своей природе простым человеком, склонным рассуждать объективными категориями и думать о конкретных результатах. Роб руководствовался эмоциями, благородными идеями, которые были оторваны от реальной действительности. Кальхаун считал, что ему необходимо делать свое дело, поэтому этот вопрос должен быть решен так, как он считает нужным. Оказалось, что Роб, кроме всего прочего, обладает большим запасом непечатных выражений и неистощимыми ресурсами презрения. Он щедро использовал и то, и другое, посчитав, видимо, это удобным случаем, чтобы проверить свои запасы и испытать их эффективность. Эффективность была равна нулю. Кальхаун слушал его совершенно невозмутимо.

Затем он сказал довольно сурово:

— Все. Этого вполне достаточно. Вы, надеюсь, уже облегчили душу. Что будем делать теперь? Помогать друг другу или лелеять свои обиды? Я должен как можно скорее попасть в Главное управление медслужбы, для вашей планеты это единственный шанс. Мне нужны, прямо сейчас, образцы грязи из болота по вполне понятным, я надеюсь, причинам. Вы можете мне их доставить. Вы сделаете это?

Роб стиснул зубы от ярости. Когда он вновь обрел дар речи, то отказался в весьма красноречивых выражениях. Элна сказала:

— Я принесу то, что вам надо.

Так она и сделала, пока Роб скрежетал зубами в бессильной злобе. Для этого нужно было только приоткрыть дверь шлюзовой камеры, наклониться и зачерпнуть половником с длинной ручкой немного воды с грязью. Кальхаун физически был просто не в состоянии сделать то, что сделала Элна. Он в это время наблюдал за толпой, глядя на экраны. Из толпы слышались разгневанные возгласы. Некоторые стали искать камни, чтобы бросить в девушку, но, к счастью, на"болотистой поверхности камней не оказалось. Элна принесла половник, наполненный чем-то черным и издающим смрадный запах, и молча протянула его Кальхауну. Он вылил содержимое в центрифугу, чтобы отделить твердые частицы от воды. Пока центрифуга работала, он сел на минуту отдохнуть. Роб смотрел на него глазами несчастного человека, человека страстных убеждений, который лишен возможности действовать, претворяя их в жизнь. Без сомнения, он был готов пожертвовать даже своей жизнью ради счастья абстрактного человечества.

Центрифуга отделила частицы влажной почвы от коричневатой, зловонной воды. Когда воду размешали, отвратительный запах усилился. Воздух внутри корабля был сейчас воздухом Дели, и в нем тоже чувствовался этот запах, но он не был таким сильным, чтобы к нему нельзя было привыкнуть.

Кальхаун поднялся. Он поместил каплю этой воды на предметное стекло и стал рассматривать ее под микроскопом.

Наблюдать жизнь микроскопических существ можно только с помощью электронного микроскопа. Для достижения наилучшего оптического эффекта при обычном увеличении изображения необходимо большое количество света, который при определенной интенсивности становится смертельным для микробов. Но при электронном увеличении появлялось четкое изображение микроорганизмов, жизнедеятельность которых никоим образом не нарушалась. Кальхаун увидел что-то похожее на амебу и отметил, что она как будто покрыта волосками. Затем стали различимы существа, напоминающие гидр. Они бешено крутились вокруг своей оси в течение некоторого времени, потом остановились и стали с такой же дикой скоростью вращаться в другую сторону.

И тут он увидел тех самых пигментированных микробов сферической формы, которых искал.

Но эти существа не плясали, не совершали хаотичных перемещений. Они двигались, но очень медленно. Несомненно, они размножались, но Кальхаун этого не видел. Во всех других отношениях, если не считать отсутствия активности, они были близнецами тех микробов, которые вызывали так называемую «болезнь Дели».

— Вы когда-нибудь слышали об экологии, Элна? — спросил Кальхаун. — Вот здесь можно наблюдать микроэкологическую систему в действии.

Девушка покачала головой и посмотрела на Роба, который сидел неподвижно, сложив руки. Кальхаун не обращал на него внимания. Он сказал с удовлетворением:

— Микробы приспосабливаются к окружающей среде, как и все остальные живые организмы. И так же, как с другими, более крупными живыми существами, количество их зависит от целого ряда факторов и регулируется в результате очень сложных процессов. Мелкие животные размножаются быстро, так как их поедают более крупные. Более крупные размножаются медленно, потому что, если они будут размножаться слишком быстро, они съедят всю свою пищу и умрут от голода. Иногда ограничение популяций животных для предотвращения их вымирания объясняется весьма любопытными причинами.

Девушка, казалось, не слушала его и не сводила глаз с Роба. Сознавая драматизм ситуации, он игнорировал ее, полный оскорбленной гордости. Она предала его, помогая Кальхауну.

— Здесь мы видим, — продолжал Кальхаун, — микробов, вызывающих «болезнь Дели», в их естественной среде. Они заторможены и находятся практически в коматозном состоянии. Фагоциты в человеческом организме прекрасно могут с ними справиться. Но здесь, — он дотронулся до пробирки, в которой находились микробы из крови мертвого человека, которого он осматривал на Ланке, — находятся те же самые микробы в среде планеты Ланке. Здесь они чрезвычайно активны. На Ланке они могут вызвать страшнейшую эпидемию. Теперь я хочу посмотреть, что с ними произойдет на Дели.

Он взглянул на девушку, чтобы увидеть, интересно ей или нет, но она смотрела только на Роба, и вид у нее был очень подавленный. Кальхаун нахмурился, потом пожал плечами. Он взял пипетку, такую крохотную, как будто ее делали для самой маленькой куклы, и поместил пляшущих, роящихся, безудержно размножающихся микробов с Ланке на предметное стекло в болотную воду с Дели.

Роб сказал хриплым голосом:

— Они тащат к кораблю бревно, чтобы использовать его как таран, потому что с кувалдами ничего не получилось.

Кальхаун взглянул на экран внешнего обзора. Можно было подумать, что огромное бревно само медленно движется через болото при помощи пятидесяти пар ног. Оно было похоже на гигантское ползущее насекомое.

— Они все время спотыкаются, — сказал Кальхаун, — и не смогут таранить корабль, если не в состоянии удержаться на ногах.

Он снова повернулся к микроскопу. В крошечной капле жидкости из пипетки содержались тысячи и тысячи темных микроскопических сфер. Их хорошо было видно на экране: они плясали, носились взад и вперед, роились, делились на половинки, и снова восстанавливали свою сферическую форму. И все это с отчаянной быстротой, глаза едва успевали следить за всеми этими превращениями.

Затем активность их начала снижаться. Движения замедлились. Микробы прекратили размножаться, стали вялыми и апатичными. Постепенно они, казалось, заснули, время от времени слегка шевелясь. Они не были мертвы, не превратились в споры, но сразу потеряли активность. Кальхаун разглядывал их с удовлетворением.

— Ага!

События развивались очень интересно! Этого нельзя было наблюдать на Ланке, потому что там не было образцов из окружающей среды Дели. А на Дели этого нельзя было видеть, так как здесь не было суперактивных микробов с Ланке. Такой эксперимент мог осуществить только представитель Медслужбы с помощью того оборудования, которым был оснащен медицинский корабль. Кальхаун с довольным видом огляделся. Элна продолжала грустно смотреть на Роба, а Роба по-прежнему, видимо, обуревала то ярость, то готовность к мученичеству во имя высокой цели. Во всяком случае, судя по его внешнему виду, впечатление складывалось именно такое.

— Мургатройд, — сказал Кальхаун, — наверно, тебе это будет интересно! У нас появилась надежда!

«Чи?» — спросил Мургатройд.

Он прошлепал своими мягкими лапками по полу и прыгнул на лабораторный стол, который откидывался из стены. Что именно делал Кальхаун, он, конечно, понять не мог, но Кальхаун пригласил его для разговора. Мургатройд внимательно посмотрел на экран микроскопа, как будто осознавая, что происходит, и сказал: «Чи-чи! Чи-чи-чи!»

— Вот именно! — сказал Кальхаун. — Этот микроб на Дели находится в коматозном состоянии, и здесь нет эпидемии. На Ланке же он чрезвычайно активен. А мы знаем, что эпидемия этой болезни там была, она там может быть и, вероятно, уже есть сейчас. Теперь мы вернем наших подопытных в окружающую среду Ланке.

Он продистиллировал воду и добавил немного питательного вещества, создавая для микробов среду обитания, как на Ланке. Затем он вернул вялых, практически безжизненных микробов в ту среду, в которой они процветали. В считанные минуты они восстановили свою былую активность, начали снова размножаться и несомненно возобновили выделение смертоносного яда, как делали это прежде.

— Что-то в окружающей среде Дели, — сказал Кальхаун Мургатройду, — снижает их активность и темпы воспроизводства себе подобных, так же как на других планетах какие-то факторы сдерживают рост популяций хищников, например. Значит, на Дели этот фактор присутствует, а на Ланке его нет. Что бы это могло быть, как ты думаешь, Мургатройд?

Мургатройд сказал глубокомысленно: «Чи!» Он осторожно передвигался по лабораторному столу с таким видом, как будто проверял оборудование. Он взял пробирку с водой из болота, понюхал ее и сказал: «Чи!» — очень одобрительным тоном. Пробирка выскользнула из его лапки, и болотная вода пролилась на стол. Запах был действительно мерзкий! Мургатройд чихнул и отвернулся. Он сказал: «Чи!» — и энергично потер свой нос, как бы вытирая запах, оскорбивший его обоняние.

Кальхаун пожал плечами. Он вытер пролитую воду, представляя себе, что чувствует человек, живущий в таком мире, где почва и вода издают омерзительную вонь, когда их трогают, и где даже морская вода обладает такими же свойствами. Он вспомнил, как Элна попробовала обычную воду и сказала, что всегда теперь будет вспоминать вкус чистой питьевой воды, такой, какой она должна быть.

Он посмотрел на экраны визоров. В голубом небе плыли пышные белые облака. Все планеты, в атмосфере которых есть кислород, имеют голубое небо, и те планеты, коэффициент обитаемости которых равен единице, имеют однотипные климатические системы. На всех планетах, где есть растительность, есть растения трех типов, которые можно условно назвать деревьями, кустарниками и травой. И нельзя сказать, что Дели в этом смысле намного отличается от других подобных планет, она в целом не вызывает отвращения, если смотреть на нее. Если бы только не этот запах… Этим запахом пропитано здесь все, и этого нельзя не замечать, к этому нельзя привыкнуть. Запах болотной воды — это тот же самый запах, только в очень сильной концентрации. Если все это прочувствовать, то можно понять и страстное желание людей уехать отсюда.

Одно громадное бревно тем временем уже поднесли к медицинскому кораблю. Второе было где-то на полдороге. Сюда же стягивались люди, кто с веревкой, кто с небольшими бревнами.

Кальхаун отрешенно смотрел на них. Он увидел, как один человек споткнулся и упал в грязь, поднялся и опять упал, так как ему стало плохо из-за того смрада, который исходил от воды, взбаламученной его падением.

Кальхаун вернулся к своей работе. Он брал небольшие количества болотной воды, добавлял микроскопические дозы разных реагентов, а затем еще более крохотные количества воды, содержащей сверхактивные микробы из среды Ланке. Затем он смотрел, какое вещество или комбинация веществ после нейтрализации реагентом даст возможность крошечным сферам активно существовать в болотной воде.

Наверно, можно было бы заранее предположить, что сложные процедуры исследования окажутся бесполезными и ответ будет до крайности прост. Ответ подсказала полоска фильтровальной бумаги, смоченная препаратом с активными микробами и помещенная в наглухо закупоренную пробирку с небольшим количеством жидкости из болота. Эксперимент показал, что активность микробов мгновенно прекратилась, хотя бумага не соприкасалась с болотной водой. Она подверглась только воздействию отвратительного запаха.

— Черт возьми! — сказал Кальхаун и тщательно повторил этот опыт. Он хотел поговорить об этом, послушать со стороны свои собственные объяснения, чтобы оценить, насколько это правдоподобно. — Мургатройд!

Мургатройд откликнулся с неподдельным интересом: «Чи?»

— Я нашел, — сказал Кальхаун. — В болотной воде есть что-то, что воздействует на микробы и замедляет их активность — рост, размножение и выделение токсинов, которые смертельны для людей. В экологической системе Дели есть что-то, что сдерживает рост болезнетворных микробов, и поэтому никто не заболевает. Но на планете Ланке этот фактор отсутствует.

Мургатройд сказал понимающе: «Чи!» — и продолжал слушать Кальхауна, радостно следя за ним своими блестящими глазами.

— Ставлю бочонок кофе против одной галеты, — щедро предложил Кальхаун, — что все дело здесь в запахе, в этой отвратительной вони, которая… Подожди-ка! — Он торопливо схватил галактический справочник и нашел там планету Дели. — Вот оно! В атмосфере планеты есть один газ, производное метана. Содержание его в воздухе всего четыре десятых процента, столько же. сколько и углекислого газа. Может быть, его выделяют какие-нибудь микроорганизмы в океане, но это сейчас неважно. Здесь есть микробы, на которых этот газ действует угнетающе, так что жизнь в них едва теплится, но когда этот фактор отсутствует, они начинают бурно расти и размножаться. Понимаешь, Мургатройд? Корабль отсюда, с воздухом Дели внутри, может полететь на Ланке, и никто в нем не заболеет. Но человек с Дели заболеет, когда выйдет там из корабля, так как в воздухе Ланке нет такого газа, который сдерживает рост микробов. Понимаешь?

Мургатройд сказал восхищенно: «Чи!» — и понимающе моргнул своими круглыми глазами.

Элна заметила с тревогой в голосе:

— Они там сооружают что-то из бревен.

Кальхаун взглянул на экраны. Люди установили два коротких бревна вертикально и положили большое, тяжелое бревно поперек. На земле лежало еще одно бревно, очень длинное, к которому поперек было прибито много дощечек. Около него суетились люди с веревками. Вряд ли из этого получился бы хороший таран. Кальхаун находился в таком приподнятом настроении, что был просто не в состоянии вдаваться в подробности технических свершений обитателей Дели. Он хотел проверить свои выводы, свою догадку, которая была правдоподобна, но пока совершенно бездоказательна. Вот если бы удалось обнаружить в болотной воде какое-нибудь летучее, быстро испаряющееся вещество или сконденсированный газ… Корабль был снабжен всем необходимым для этого оборудованием. Кальхаун взял немного болотной воды и стал пропускать ее через специальное устройство для химического анализа, которое, варьируя давление и температуру, разлагало жидкость на составляющие ее газы.

Он собрал достаточное количество сконцентрированного пара, чтобы можно было рассматривать эту вновь полученную жидкость под микроскопом. Оперируя сверхточным регулятором температуры, он определил температуру кипения жидкости, наблюдая, как крошечные капельки исчезают, превращаясь в пар, и снова конденсируются в жидкость, по мере того как он повышал или понижал температуру.

Элна повторила встревоженно:

— Они собираются что-то делать…

Кальхаун посмотрел на экран. Люди копошились на расстоянии метров десяти от корпуса корабля. Они держались за веревки, которые были где-то привязаны, и становились вдоль этих веревок один перед другим, образовывая длинные шеренги. Их там были сотни, и они собирались что-то делать с бревнами. В стороне на небольшом бугорке виднелся дым. Там, видимо, мудрили с огнем. Настроение за бортом было самое боевое. Некоторые агрессивно потрясали кулаками в сторону медицинского корабля, готовые к нападению.

Кальхаун одобрил:

— Здорово придумали! Лихие ребята! Они уверены, что взлететь мы не сможем, поэтому собираются захватить корабль с минимальным ущербом…

— Когда вы собираетесь начать ломать оборудование? — со злостью в голосе спросил Роб.

Но Кальхаун его разочаровал:

— Мне сейчас есть что делать, и это гораздо более важно! Во много раз!

Он включил аппарат космической связи и начал повторять:

— Общий вызов! Общий вызов! Вызываю отремонтированный корабль! Медицинский корабль «Эскулап 20» вызывает отремонтированный корабль! Чрезвычайные обстоятельства! Отзовитесь!

Повторяя свой вызов, он наблюдал за тем, что происходит снаружи. Там, видимо, приближался решающий момент. Кто-то проверял, чтобы веревки на болотистой почве лежали правильно, чтобы их удобно было брать. Другие собирались группами, чтобы потом тянуть за эти веревки, и кто-то, облеченный властью, расставлял их так, чтобы обеспечить максимальное усилие в нужных местах на нужных направлениях. Несколько человек несли какой-то предмет, за которым тянулась полоса густого белого дыма. Они отворачивались, чтобы дым не попадал им в лицо.

— Вызываю отремонтированный корабль! Срочно! Я узнал, что служит источником заболевания! Отзовитесь!

Послышался уже знакомый ему голос, с трудом, видимо, сдерживающий ярость:

— Ну, что еще?

— Болезнь, — быстро заговорил Кальхаун, — вызывают микробы, которые здесь, на Дели, в воздухе, в почве, в воде находятся в заторможенном состоянии, потому что здесь есть одно вещество, соединение, содержащее газ метан и останавливающее их рост. Это то самое вещество, которое дает этот ужасный запах и частично улетучивается, когда вы кипятите воду. Оно было в воздухе на корабле, когда вы летели на Ланке, и было в воздухе, которым вы дышали, пока ваш корабль находился под водой в то время, как двое из ваших людей пытались захватить какой-нибудь космический корабль. Понятно?

Грубый голос сказал подозрительно:

— Ну и зачем вы мне это все говорите?

— Затем, что когда те двое отправились, чтобы попытаться захватить корабль на Ланке, они дышали воздухом Ланке без запаха, который не дает размножаться микробам. Один из них, как вы сказали, вернулся, когда у него в глазах начало двоиться. Когда он снова оказался на корабле и начал опять дышать воздухом, который сдерживает рост микробов, неприятные симптомы исчезли. Но другой ваш человек испугался, когда понял, что заболел «болезнью Дели». Он пошел в Министерство здравоохранения за помощью. Он надеялся, что его вернут на Дели и он будет жить. Но они убили его.

Из динамика послышались возгласы негодования. Кальхаун продолжал:

— Эту проблему можно будет решить с помощью Медслужбы, но мне нужно попасть в Главное управление. Вокруг моего Корабля собралась толпа людей. Они готовятся захватить корабль. Нужно, чтобы кто-нибудь остановил их. Я должен добраться до Главного управления и передать им необходимые материалы. Это в ваших же интересах. Во имя здравого смысла вы должны прийти сюда и остановить их!

Молчание. Затем грубый голос неохотно сказал:

— Мы там будем.

Кальхаун усмехнулся. Мургатройд звонко зачастил: «Чи-чи-чи!»

Обычно когда Кальхаун говорил в микрофон, это означало, что медицинский корабль скоро опустится на поверхность какой-нибудь планеты и люди будут ласкать Мургатройда, кормить его сладостями и поить кофе до изнеможения. Его маленький мозг и сейчас сделал такое же заключение. Он начал приводить себя в порядок, вылизывая свои усы, чтобы стать совершенно неотразимым.

Роб презрительно спросил:

— Неужели вы настолько глупы, чтобы поверить, будто они действительно защитят вас и позволят улететь? Они никогда этого не сделают! Никогда!

— Я этого и не жду, — спокойно сказал Кальхаун. — Но им действительно не следует предпринимать таких путешествий на Ланке. Это опасно! Из-за этого там сейчас, может быть, началась эпидемия. Я думаю, что они попытаются захватить корабль для своих собственных целей.

— Но они сейчас здесь появятся!

— Да, — согласился Кальхаун по-прежнему невозмутимо.

Он повернулся к экранам внешнего обзора. Около веревок в шеренги выстроились по меньшей мере человек восемьсот. Слышались крики, приказания и ругательства. Затем веревки внезапно сильно натянулись. Люди резко навалились на концы коротких бревен, которые поднялись и встали под углом в сорок пять градусов. Раздались еще крики, еще одно последнее, огромное усилие…

Длинное бревно, самое тяжелое, то, к которому поперек были прибиты планки, зашевелилось. Приведенные в движение более короткие бревна передали импульс по веревкам к спускающемуся вниз канату так, что длинное бревно, покачиваясь, стало подниматься от земли. Люди, держащие веревки, расходясь во все стороны, натянули их и подняли бревно в вертикальное положение. Оно стояло теперь, опираясь на один конец, высотой почти в дюжину метров, с поперечными дощечками, по которым можно было забраться на самый верх.

Теперь Кальхаун хорошо видел верхушку бревна. К ней была прибита основательная перекладина, направленная в сторону медицинского корабля. Люди, которые несли что-то дымящееся, прошли уже почти половину болота. Они старательно отворачивались от белого дыма, который окружал тот предмет, который был у них в руках.

Послышались крики, видимо, последние инструкции перед решительными действиями.

Явственно донесся запах горящей серы. Кальхаун подвинул рычажок прибора, контролирующего давление внутри корабля. Если в результате повышения температуры или по какой-нибудь еще причине давление в корабле повышалось, включался специальный насос, с помощью которого лишний воздух откачивался в один из больших резервуаров, в которых содержалось количество воздуха, в четырнадцать раз превышающее его объем внутри корабля. Кальхаун и Мургатройд могли долгое время жить за счет этих запасов, если система регенерации воздуха отказала бы.

Сейчас Кальхаун повысил давление, передвинув рычажок с показателя 1, 03 на 1, 4. Значит, на каждый квадратный сантиметр будет теперь давить столб воздуха весом почти в полтора килограмма. Заработали насосы, выкачивая воздух из резервуаров, и давление пошло вверх. Пары серы, попавшие внутрь, мгновенно охладились.

— Что…

Это произнесла Элна. Роб презрительно усмехался, но явно не понимал, что сейчас должно произойти.

Высокий столб с горизонтальной перекладиной слегка закачался. Кто-то оглушительно рявкнул какую-то команду…

Половина людей у веревок — те, кто удерживал бревно, чтобы оно не упало на корабль, — отпустили свои веревки. Остальные отчаянно дернули за веревки, чтобы свалить его на корабль.

Проделано это все было очень умело. Бревно с огромной силой ударило по обшивке «Эскулапа 20», пробив ее насквозь, как это не удалось бы сделать с помощью тарана. Затем по дощечкам, прибитым к бревну, вверх один за другим полезли люди. Те, кто нес дымящийся предмет, побежали, чтобы как можно скорее добраться до корабля. Контейнер, из которого выходил удушающий белый дым, стали поднимать наверх, передавая из рук в руки.

— Неглупо! — сказал Кальхаун. Он втянул в себя воздух. Снаружи донесся победный крик. Так обитатели планеты Дели выразили торжество по поводу своего близкого освобождения. В своем восторге они так сильно нарушили покой стоячей воды в болоте, что многим стало плохо от непереносимого смрада.

Кальхаун опять принюхался и кивнул.,

— Сера, — прокомментировал он. — Они жгут серу и направляют дым в дыру, которую пробили в обшивке. Расчет на то, что нам придется открыть шлюзовую камеру, чтобы выйти наружу, а то мы задохнемся. А когда мы выйдем, они войдут. Совсем неглупо!

Люди, стоявшие на верхушке столба, сорвались с узкой площадки и полетели вниз. Послышались возгласы боли, отчаяния, ярости.

Кальхаун передвинул рычажок регулятора давления в нормальное положение. Элна зябко повела плечами. Воздух внутри корабля был холодным.

— Что… что же теперь будет? — спросила она несчастным голосом. — Если вы не сможете взлететь…

— Я жду корабль, который летал на Ланке, — объяснил Кальхаун. — Они обязательно придут сюда, чтобы захватить медицинский корабль.

Динамик на потолке заговорил грубым голосом:

— Медицинский корабль! Ты думаешь, что очень умный, да? Выходи наружу и оставь дверь открытой, а то мы убьем тебя.

— Может быть, мы лучше поговорим? Мне действительно надо добраться до штаб-квартиры Медслужбы…

— У нас есть пушка, — перебил грубый голос. — Если нам придется ею воспользоваться, мы потом сможем починить то, что она разрушит. Выходи!

Кальхаун не ответил. Вместо этого он внимательно осмотрел все датчики и переключатели на пульте управления. Роб вспылил:

— Вот их корабль! Если они выпустят в нас снаряд, мы погибнем!

— Да, и медицинский корабль тоже, — ответил Кальхаун сочувственным тоном. — Это как раз то, к чему вы стремитесь. Но они не большие специалисты в стрельбе на близком расстоянии от планеты, ведь здесь гравитация делает прямую траекторию снаряда параболической.

Кальхаун увидел их корабль, заплатка на заплатке, с вмятинами и шишками на корпусе, кое-как сляпанный и выглядевший крайне нелепо. Корабль приземлился на ровной площадке у подножия горы. Опять послышался тот же голос:

— Выходи, оставив дверь открытой, или прощайся с жизнью!

Роб мрачно сказал:

— Выпустите Элну, прежде чем они нас всех убьют.

— Не волнуйтесь за нее. Я просто ждал, когда прилетит их корабль. Этой развалине давно следовало бы отправиться на покой, а не трясти своими железками в космосе. Никто не должен улетать с Дели, кроме меня.

— Но вы же завязли! Вы теперь застряли здесь! Ваши ракеты вам не помогут!

— Я и не надеюсь на ракетные двигатели, — ответил Кальхаун. — Я собираюсь использовать пар.

Он нажал кнопку, и тотчас под кормовой частью корпуса медицинского корабля появился тонкий сноп бело-голубого пламени. Это включился аварийный ракетный двигатель, с помощью которого корабль садился. Теперь корабль прочно засел в глинистой почве. Для того чтобы преодолеть засасывающий эффект глины, потребовалось бы усилие, во много раз превосходящее массу медицинского корабля. Одни ракетные двигатели не могли бы вытащить корабль из болотистой почвы, так крепко он завяз.

Но ракетное пламя глубоко прожигало почву. Под воздействием сверхвысокой температуры вода испарялась, исчезала и почва. Пламя проникло на глубину двадцати пяти метров в пропитанную водой землю на дне долины. Огромные массы пара устремились к поверхности, разрывая землю, вспучивая ее и вырываясь на поверхность через трещины мощными гейзерами. Еще мгновение, и медицинский корабль рванулся вверх прежде, чем другой корабль, поднявшийся в воздух, успел пустить в него снаряд. «Эскулап 20» поднялся почти на тысячу метров, когда Кальхаун убавил тягу ракетных двигателей. Затем он внимательно посмотрел на экраны. Корабль накренился и вдруг рухнул вниз. Казалось, долина прыгнула вверх, навстречу ему. Залатанный корабль плеснул в него ракетным пламенем Кальхаун ринулся прямо на него, как будто хотел протаранить его в воздухе. Сделав круг, он снова устремился к залатанному кораблю, который едва успел уклониться от удара.

— Я это делаю в атмосфере, — сказал Кальхаун извиняющимся тоном, — потому что в обшивке корпуса пробоина. Я должен добить этот корабль, чтобы он не смог улететь с Дели.

Корабль-развалюха выпустил снаряд. Это был выстрел наугад, и снаряд полетел совсем в другую сторону. Кальхаун усмехнулся. Они столкнулись с профессионалом, с которым не могли соревноваться в искусстве управления звездолетом. Еще до того, как они впервые сели в свой корабль, он уже знал все трюки. Он мог бы разрезать их корабль надвое пламенем своих ракетных двигателей, но он не собирался этого делать. Он просто хотел заставить их сесть, вновь и вновь прижимая их корабль к земле, хотя мог бы уничтожить их десять раз. В конце концов они в панике приземлились, и Кальхаун увидел, как из открывшихся дверей выбежали люди и бросились врассыпную.

«Эскулап 20» завис над другим кораблем на высоте пятидесяти метров, и раскаленное добела пламя его ракетных двигателей прожгло насквозь эту развалину через все многочисленные заплатки на его ржавом корпусе.

И только когда внутри вспыхнул огонь, Кальхаун поднял свой корабль и полетел за горизонт.

Он еще раз опустился на Дели на несколько сотен километров дальше от места первой посадки. И лишь здесь Кальхаун почувствовал, как безмерно устал. Он приказал Элне и Робу выйти из корабля.

— Никто не должен покидать Дели, кроме меня, — сказал он вежливо. — Поэтому вам придется сойти. Через неделю, максимум две, сюда прилетит корабль-больница. Вы собираетесь пожениться?

Роб сказал с чувством собственного достоинства:

— Если болезнь будет побеждена и мы сможем жить там, где хотим, тогда — да, но я не хотел бы создавать семью для того, чтобы наши дети, вынужденные все время жить в изоляции, постепенно становились дикарями.

— С больничным кораблем я пришлю вам свадебный подарок, — пообещал Кальхаун. — Вы мне очень помогли! Спасибо!

Он закрыл шлюзовую камеру и посмотрел на датчики приборов. Резервуары для воздуха были пусты. Кальхаун использовал его, когда выдувал сернокислый газ через пробоину в обшивке корпуса корабля. Он снова накачал резервуары воздухом, и это был воздух Дели. Тем, кто заражался «болезнью Дели», достаточно было дышать воздухом планеты, чтобы выздороветь. Медслужбе придется принять меры, чтобы у него не произошел рецидив болезни, когда он вернется на родную планету, и чтобы от него не заразились другие. Для врачей это будет вполне выполнимая задача. Специалистам Главного управления приходилось решать гораздо более трудные проблемы.

Кальхаун заделал пробоину в обшивке корпуса быстро затвердевающим герметикой и опечатал отсек, где была пробита стена. Он вернулся в отсек управления и включил ракетные двигатели. «Эскулап 20» взмыл вверх.

Часом позже он почувствовал, что окончательно выдохся. Он задал курс кораблю, нацелив его на далекое созвездие, которое было родным домом. С удвоенным вниманием, понимая, что очень устал, он проверил все расчеты и программу. Затем сказал:

— Начинаем прыжок, Мургатройд. Пять, четыре, три, два, один.

Вновь неизбежные головокружение, тошнота и ощущение падения вниз по сужающейся спирали. Корабль вошел в гиперпространство. На корабле было тихо, только как будто издалека доносились тихие, едва различимые звуки и шумы, создающие психологический комфорт и иллюзию неслышного присутствия других людей.

Кальхаун зевнул.

— Мургатройд?

«Чи-чи! — отозвался Мургатройд звонко. — Чи?»

— Принимай команду, — сказал Кальхаун. — В случае чрезвычайных обстоятельств действуй по обстановке. Я ложусь спать!

Так он и сделал.


Содержание:
 0  Планета на карантине : Мюррей Лейнстер  1  II : Мюррей Лейнстер
 2  III : Мюррей Лейнстер  3  вы читаете: IV : Мюррей Лейнстер



 




sitemap