Фантастика : Космическая фантастика : Запрещенная планета : Мюррей Лейнстер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7

вы читаете книгу

Глава I

Небольшой корабль Межзвездной медицинской службы вынырнул из подпространства. Его окружало странное звездное небо, необычный вид имел Млечный Путь. Впрочем, удивляться этому не стоило, так как и Млечный Путь, и местные Цефеиды, которые служили ориентиром, просматривались отсюда под непривычным углом. Кроме того, расположение звезд переменной величины также было необычным.

И все-таки Кальхаун удовлетворенно хмыкнул. Слева по борту сияло солнце, окруженное кольцом. И это было хорошо. Выскочить вот так, всего в шестидесяти светочасах от цели, на незнакомый для тебя участок Галактики, после трех световых лет полета при полном отсутствии какой-либо видимости, - совсем неплохо!

- Мургатройд, вставай и приведи себя в порядок, - сказал Кальхаун. - Расчеши усы. Подготовься так, чтобы местные жители, увидев тебя, рты пораскрывали от восхищения!

Сонный, тоненький и пронзительный голосок ответил: “Чи!”

Тормаль Мургатройд на четвереньках выполз из своего убежища и, моргая ресницами, посмотрел на Кальхауна.

- Скоро посадка, - заметил Кальхаун. - Ты должен произвести впечатление на местных жителей. Мне, по всей видимости, нечего надеяться на хороший прием. Судя по документам, за последние двенадцать эталонных лет ни один корабль Межзвездной медицинской службы не посетил эту планету с инспекцией. Да и последнюю, если судить по отчету, нельзя считать инспекцией в полном смысле этого слова.

Мургатройд ответил: “Чи! Чи!” - и принялся приводить себя в порядок, облизав прежде всего шерсть на правой, а затем на левой лапке. Затем встал, лениво потянулся и с интересом уставился на Кальхауна. Тормали, маленькие зверушки и хорошие товарищи для человека, приходили в восхищение, когда кто-нибудь разговаривал с ними. Они получали большое удовольствие, подражая действиям людей, подобно тому, как попугаи и сороки имитируют человеческую речь. Кроме того, тормали обладали некоторыми передающимися генетически талантами, которые делали их более ценными, нежели просто попутчики или домашние животные.

Кальхаун между тем сориентировался по лучу окольцованного солнца. Нельзя сказать, что это был наилучший способ измерения расстояния, но в качестве отправной точки мог сгодиться.

- Мургатройд, цепляйся за что-нибудь, - приказал Кальхаун.

Тормаль увидел, что Кальхаун выполняет определенные операции, которые всегда служили предвестником дискомфорта, и вновь юркнул в свое убежище. Кальхаун включил коммутатор перехода в подпространство, и космический корабль опять оказался в том сомнительном состоянии, когда возможны скорости, в сотни раз превышающие световую. Ощущения перехода в это состояние были не из приятных. Да и сразу при выходе из него они были не лучшими. И хотя Кальхауну приходилось их испытывать неоднократно, он не любил это состояние.

Солнце Вельда, огромное и ужасное, пылало в космическом пространстве. Теперь оно было совсем рядом. Его диск занимал на небосводе дугу в полградуса.

- Очень хорошо, - заметил Кальхаун. - Порт назначения нашего полета, Мургатройд, Вельд-3. Плоскость эклиптики должна составлять… гм…

Он развернул внешний электронный телескоп, навел его на ближайший сверкающий объект, увеличил его изображение, чтобы рассмотреть детали, и сравнил его с каталогом-путеводителем местных звезд. Затем быстро сделал необходимые расчеты. Расстояние было слишком небольшим даже для самого краткого прыжка в подпространство, и в то же время при использовании собственной двигательной установки, предназначенной для солнечных систем, перелет был бы довольно продолжительным.

Кальхаун нажал кнопку коммутатора и сделал вызов,

- Говорит космический корабль Межзвездной медицинской службы “Эскулап 20”. Сообщаем о своем прибытии и просим указать координаты для посадки, - сказал он спокойно. - Цель посещения - проведение инспекции санитарно-эпидемиологической обстановки на планете. Масса корабля - пятьдесят стандартных тонн. Выйдем на точку начала спуска примерно через четверть часа. Повторяю: корабль “Эскулап 20”…

После двукратного вызова он в ожидании ответа занялся приготовлением кофе. Мургатройд пошел за своей чашкой. Он обожал кофе и поэтому вскоре беззаботно потягивал обжигающую жидкость, крепко держа чашку в своей маленькой пушистой лапке.

Из динамика послышался голос:

- “Эскулап 20”, еще раз идентифицируйте себя.

Кальхаун направился к пульту управления.

- “Эскулап 20”, - терпеливо ответил он, - это медицинский корабль, посланный Межзвездной медицинской службой для проведения инспекции санитарно-эпидемиологической обстановки на планете Вельд. Свяжитесь с вашими органами здравоохранения. Это первый медицинский корабль за двенадцать эталонных лет, который прибывает на вашу планету. На мой взгляд, этому нет оправдания. Но ваша медслужба должна быть в курсе дела. Свяжитесь с ней.

Грубый голос прервал его:

- Ваше последнее место посадки?

Кальхаун ответил. Вообще-то это был не его участок, но в Секторе 12 сложилась тяжелая ситуация. Некоторые из планет этого сектора не посещались около двадцати лет, а интервал между инспекциями в двенадцать лет был почти обычным делом. Поэтому пришлось прибегнуть к помощи сотрудников других участков.

Кальхаун как раз и был одним из тех, кого привлекла Медслужба для выполнения задания. Именно из-за чрезвычайности ситуации он должен был проинспектировать одну за другой полдюжины планет вместо того, чтобы после каждого визита возвращаться на базу сектора. А сейчас, похоже, у него появились проблемы с операторами энергетической посадочной решетки.

Но несмотря на возникшие затруднения, он оставался очень спокойным. Он сообщил, на какой планете проводил последнюю инспекцию и откуда стартовал на Вельд-3. Голос из динамика сухо спросил о предпоследней остановке. Кальхаун ответил и на этот вопрос. Но в ответ услышал резкое и грубое:

- Не смейте приближаться, иначе будете уничтожены!

На этот раз твердость появилась и в голосе Кальхауна:

- Послушайте, мой боязливый друг! Я - представитель Межзвездной медицинской службы. Немедленно свяжитесь с вашей планетарной службой здравоохранения! Напомните им о Договоре о Межзвездной медицинской инспекции, подписанном двести сорок эталонных лет назад на Трэйли. Напомните им, что, если они откажутся сотрудничать с медицинской инспекцией, я объявлю планету зоной карантина и ваша космическая торговля прекратит свое существование.

Без санитарной инспекции ни один космический корабль с других планет этой Галактики не получит разрешение на полет к Вельду! Что касается Медслужбы в этом секторе, дела идут из рук вон плохо, и эти проблемы должны быть решены. И я помогаю сделать это. Даю вам пятнадцать минут для принятия решения! После этого я начну движение, и, если мне не удастся совершить посадку, будет установлен карантин! Передайте это вашей санитарной службе!

Молчание. Кальхаун выключил связь и налил себе вторую чашку кофе. Мургатройд протянул свою, и медик наполнил ее.

- Понимаешь, Мургатройд, не нравится мне прикрываться законом, - сказал он с досадой, - но, увы, есть люди, которые вынуждают нас к этому. Правило предписывает, чтобы мы никогда не прибегали к нашему авторитету без особой нужды, но когда это необходимо, мы должны показать свои власть и могущество тем, кто хочет быть сильнее нас.

Мургатройд заметил: “Чи!” - и допил свой кофе.

Кальхаун проверил курс корабля. Он продолжал рассекать космическое пространство. Из коммутатора послышался шум. Были слышны какой-то рокот, странные громкие и иногда прекрасные мелодичные звуки, происхождение которых являлось загадкой. Из-за бешеной пляски длины волны при электромагнитной их передаче практически исключалось предположение, что это была знаменитая “музыка небесных сфер”.

Через пятнадцать минут уже другой голос раздался из динамика:

- Медицинский корабль “Эскулап 20”! Медицинский корабль “Эскулап 20”!

Кальхаун ответил и услышал встревоженный голос:

- Приносим извинения за прием, но перед нами стоит вечная проблема “синекожих”. Поэтому мы вынуждены предпринимать меры крайней предосторожности. Вы готовы совершить посадку?

- Я уже в пути, - ответил Кальхаун.

- Органы здравоохранения планеты, - продолжал еще более встревоженно говоривший, - очень заинтересованы в сотрудничестве. Нам нужна помощь Медслужбы. Мы даже спать не можем из-за этих “синекожих”! Вы можете нам назвать имя последнего медицинского корабля, который посетил нашу планету, имя инспектора и дату последней инспекции? Мы хотим отыскать соответствующие документы для того, чтобы максимально облегчить вашу задачу.

- Он лжет, - сказал Кальхаун Мургатройду, - но это скорее от страха, а не из-за враждебности.

Он взял папку с документацией по Вельду-3 и сообщил запрашиваемую информацию о последнем посещении планеты кораблем Медицинской службы.

- Что же это такое - “синекожий”? - произнес он.

Раньше он уже читал документацию по Вельду, но сейчас, когда корабль продолжал двигаться в пространстве, вновь перелистал ее. Последняя медицинская инспекция была все же чисто символической. Двенадцать лет назад, вместо положенных трех, корабль Медицинской службы опустился на Вельд. Были проведены официальные встречи с представителями местных органов здравоохранения, представлен отчет об уровне рождаемости и смертности, об аномалиях, описаны все известные заразные заболевания. И все. Не было ни специальных комментариев, ни общей картины ситуации.

Наконец Кальхаун отыскал требуемое слово в словаре сектора, где фиксировались только слова местного употребления.

“Синекожий” - разговорный термин, который обозначает человека, выжившего после эпидемии, следствием которой являются большие пигментные пятна синего цвета, нерегулярно расположенные по всему телу. Главным образом это обитатели планеты Дейра. Говорят, что это следствие хронической, но не смертельной формы болезни планеты Дейра, которая якобы не является заразной. Однако полной уверенности в этом нет. Этиология болезни не установлена. Болезнь является наследственной, но в то же время речь не идет о генетической модификации, так как появляющиеся пятна не подчиняются законам Менделя”.

Кальхаун очень удивился. Никто так и не смог прочесть весь ежегодный отчет сектора, даже располагая бесконечно свободным временем при перелетах из одной солнечной системы в другую. Кальхаун тоже не пытался. Но сейчас очень внимательно и дотошно изучал все замечания и комментарии. Тем временем корабль продолжал свой путь в пространстве.

Однако другой информации о “синекожих” Кальхаун не обнаружил. Тогда он стал искать информацию о планете Дейра. Это была обитаемая планета, заселенная около четырехсот лет назад, располагавшая энергетической решеткой для посадки и запусков космических кораблей, и на время написания данного меморандума планета имела высокоразвитую и процветающую межзвездную торговлю. Кроме этого, Кальхаун обнаружил дополнение, сделанное, по всей видимости, в одном из последних изданий: “После эпидемии необходимо иметь специальное разрешение Медицинской службы на посадку”.

Это была вся информация. Абсолютно вся.

В динамике раздался вкрадчивый голос:

- Медкорабль “Эскулап 20”! Включите, пожалуйста, визор!

Кальхаун направился к пульту управления и выполнил просьбу.

- Что еще вы хотите? - спросил он.

Экран визора засветился. На него смотрело чье-то невыразительное лицо.

- Мы… проверили всю вашу информацию, - с Вельда донесся третий голос. - Еще только один вопрос. Вы один на корабле?

- Конечно, - ответил Кальхаун, нахмурив брови.

- Абсолютно один? - настаивал голос.

- Несомненно, - ответил Кальхаун.

- Никаких других живых существ? - продолжал настаивать голос.

- Ах! Вот в чем дело! - сказал с досадой Кальхаун и, повернув голову назад, позвал: - Мургатройд! Иди сюда!

Тот прыгнул ему на руки и с живым интересом уставился на экран. Голос стал более приветливым:

- Очень хорошо. Очень и очень хорошо! У “синекожих” нет тормалей. Вы действительно принадлежите к Межзвездной медицинской службе! Добро пожаловать! Ваши координаты…

Кальхаун записал их, вновь выключил коммутатор и проворчал, обращаясь к Мургатройду:

- Стало быть, я мог оказаться “синекожим”, а? И ты являешься моим паспортом, потому что только корабли Медслужбы имеют на борту представителей твоего племени. Что это, черт побери, означает, Мургатройд? Они действуют так, словно думают, что кто-то хочет совершить посадку на их планету, прихватив с собой возбудителей эпидемии.

Некоторое время он продолжал ворчать. Жизнь сотрудника Медицинской службы была далеко не синекура. Приходилось длительное время находиться в абсолютной мертвящей скуке подпространства. Затем два-три дня на какой-нибудь планете, проверка официальных и статистических документов, сбор информации об имеющейся на планете современной медтехнике и предоставление информации о технике, которая еще не поступила.

Затем старт в пространство, снова все та же скука, чтобы опять все повторилось в каком-нибудь другом месте. Экипаж медкорабля обычно состоял из одного человека, потому что двое, оказавшись в столь маленьком замкнутом пространстве, неминуемо начинали выяснять отношения. Именно поэтому на медкорабли стали брать тормалей, вроде Мургатройда, поскольку человек и тормаль прекрасно уживались, как человек и собака. Конечно, это была не равноправная дружба, но, похоже, она удовлетворяла обоих.

Кальхаун почувствовал большую досаду от того, как работала Медслужба в Секторе 12. Кальхаун был одним из многих, кто бился над устранением последствий некомпетентного руководства сектором. Всегда тоскливо исправлять ошибки других в то время, как можно было сделать столько нового. Примером тому могла служить подозрительность персонала службы посадки. “Синекожие” были людьми, унаследовавшими пятна на коже от других, которые выжили после эпидемии. Вне всякого сомнения, Вельд установил против них карантин. Но вообще-то ото чрезвычайная мера. Медслужбе полагалось держать ситуацию под своим контролем, устранить причину, вызвавшую карантин, а затем отменить его. Ничего этого не было сделано.

Кальхаун почувствовал, как в нем нарастает гнев.

Планета Вельд-3 становилась все более сверкающей и приобретала форму диска. Уже можно было различить полярные шапки и довольно пропорциональное распределение воды и суши. Корабль притормозил, когда голоса сообщили, что он вошел в поле видимости с поверхности планеты, и остановился на расстоянии примерно в пять планетарных диаметров. Сильное поле посадочной решетки подхватило его, и посадка началась.

Весь процесс посадки был более чем знаком начиная от голубого кольца”, которое появлялось вокруг планеты на расстоянии одного планетарного диаметра, до специфических особенностей поверхностей при дальнейшем снижении. Наконец появилась упомянутая решетка, круглой формы, которая взметнулась в небо на высоту около тысячи шестисот метров. Она обладала способностью посадить гигантские межзвездные транспортные корабли и вновь запустить их в космическое пространство с наибольшим удобством и экономией для всех.

Медкорабль сел прямо в центре площадки. Местные власти уже встречали Кальхауна, заранее знавшего эту рутинную часть визита. Предстояла беседа с верховным правителем планеты, какой бы титул он ни носил, потом неизменный банкет. Все будут ласкать Мургатройда, пытаться произвести самое сильное впечатление на Кальхауна тем, как блестяще решаются на планете вопросы здравоохранения. Станут рассказывать различные скандальные истории.

Вполне возможно, удастся встретить где-нибудь человека, который самоотверженно работает ради благополучия своих сограждан, пытаясь сохранить их хорошее здоровье, а если это не удается, лечить их, когда они заболеют. А через два-три дня вновь проводы и запуск в пространство. Вновь бесконечные дни полета, посадка, и все начнется сначала.

Все произошло точно так, как он и ожидал, за одним исключением. Все люди, которых он встретил на Вельде, хотели говорить о “синекожих”. Это было просто какое-то наваждение и всеобщий психоз. Кальхаун слушал их, не задавая вопросов. Он хотел выяснить, что значила эта идея в жизни обитателей Вельда. Он понимал, что ничего не выиграет, ставя вопросы наобум.

Никто не утверждал, что видел хотя бы раз “синекожего”. Никто не мог рассказать о достоверном событии, в котором принимал бы участие “синекожий”. Но буквально все их боялись. Это была действительно навязчивая маниакальная идея. Ему приводили шокирующие примеры подлости, развращенности, чудовищности “синекожих” с планеты Дейра и были убеждены, что Вельд должен, быть защищен от них любой ценой.

Это уже теряло всякий смысл. Поэтому Кальхаун вежливо слушал всех до тех пор, пока какой-то врач, пожелавший остаться неизвестным, не попросил его предоставить специальную информацию о методе селекции генов, который использовался на другом краю Галактики. Кальхаун пригласил врача на свой корабль, где и передал ему информацию, которую тот не мог получить иным путем. В глазах гостя Кальхаун увидел веселый блеск и то восхищение, которое появляется, когда человек долго и безуспешно искал что-то, потерял надежду и вот наконец нашел.

- А теперь, - сказал Кальхаун, - ответьте мне на один вопрос. Почему все на этой планете ненавидят обитателей планеты Дейра? Этот мир находится на расстоянии многих световых лет отсюда. Ведь никто не утверждает, что когда-либо пострадал от “синекожих”. Так почему же их так ненавидят?

На лице врача появилась гримаса.

- У них синие пятна на коже. Они не похожи на нас. Их можно представить как опасность, и наши политические партии могут использовать в качестве аргумента во время избирательной кампании право защитить нас от них. Их обвиняют не только в том, что на их планете была эпидемия, но и в том, что они хотят экспортировать эту болезнь.

- Гм… - буркнул Кальхаун. - Если я правильно понял, их обвиняют в том, что они хотят разнести заразу повсюду, не так ли? А нет ли таких, которые требуют уничтожить их всех из чувства сострадания?

- Д-да, - неохотно признал врач. - Политики в своих речах говорят об этом.

- Но где же тут здравый смысл? - спросил Кальхаун. - На чем основываются утверждения, будто бы эти пятна вызывают физическую и моральную деградацию? Чем это подтверждено?

- В школах, - ответил врач, - детям внушается мысль, что “синекожие” являются носителями болезни уже в четвертом поколении! Что они ненавидят всех, кто не “синекожий”. Что они постоянно вынашивают замыслы любым способом занести эту эпидемию к нам с тем, чтобы большинство умерло, а оставшиеся превратились в “синекожих”. Это не укладывается в рамки разумного. Этого не может быть, но не приходится сомневаться в этом.

- Плохи дела, - холодно заметил Кальхаун. - Подобного рода вещи, когда их доводят до логического конца, оборачиваются гибелью людей. Это может привести к массовому уничтожению людей!

- Возможно, в определенном смысле, это уже произошло, - с несчастным видом ответил врач. - Не хочу даже думать об этом. - На некоторое время он замолчал, а затем продолжил: - Двадцать лет назад на Дейре был страшный голод. Погиб весь урожай. Ситуация была очень тяжелой, и они построили космический корабль. Вообще-то у них не было в этом необходимости, так как ни одна из ближайших планет не хотела ни торговать с ними, ни разрешать посадку. Но в той ситуации они построили корабль и прибыли сюда. Вышли на орбиту вокруг Вельда и попросили, чтобы мы снарядили для них корабли с продовольствием. В обмен они предложили тяжелые металлы: золото, серебро, иридий и другие. Переговоры велись по видеосвязи. Мы увидели, что это были “синекожие”. Можете предположить, что затем произошло?

- И что же случилось? - спросил Кальхаун.

- Мы очень быстро вооружили наши космические корабли, - признался доктор, - преследовали их до самой Дейры и задержались около их планеты на некоторое время. Мы заявили им, что разрушим их планету от полюса до полюса, если они еще раз сунутся в космос. Затем заставили их разрушить корабль и с помощью визоров проконтролировали весь процесс уничтожения.

- Вы дали им продовольствие?

- Нет, - со стыдом признался врач. - Ведь это были “синекожие”.

- Это был сильный голод?

- Кто знает? Возможно, часть из них умерла. Ну а мы в течение ряда лет держали в космосе отряд боевых кораблей, оправдывая это желанием не допустить распространения эпидемии. И некоторые из нас поверили в это!

В голосе врача чувствовалась неприкрытая ирония.

- Позднее, - продолжал он, - наше правительство объявило кампанию по экономии ресурсов. Одновременно с этим в течение ряда лет мы получали сверхобильные урожаи. Правительство вынуждено было купить излишки зерна, чтобы поддержать цену на него. Патрульные корабли, построенные для наблюдения за Дейрой и уже списанные, вполне могли послужить в качестве складов. Мы загрузили их зерном и поместили на орбиту. Они находятся там и поныне. А это сотни тысяч или миллионы тонн зерна.

- А что с Дейрой?

Врач пожал плечами и встал.

- Есть уже и конкретный результат нашей ненависти к Дейре, - вновь с иронией сказал он. - Примерно на полпути между нами и Дейрой находится солнечная система, состоящая из двух планет. Одна из этих планет, Орид, пригодна для жизни. Было предложено превратить ее в наш передовой пост против “синекожих”. Для того чтобы заинтересовать переселенцев, мы завезли туда и выпустили пастись на волю стада скота.

Несмотря на это, не нашлось желающих приближаться к “синекожим”! Поэтому Орид оставалась необитаемой до тех пор, пока группа охотников, которая производила отстрел одичавшего скота, не обнаружила месторождение тяжелых металлов. Поэтому там сейчас работает шахта. И все. Несколько сотен мужчин на этих рудниках зарабатывают баснословные деньги. Вполне возможно, что вас попросят их обследовать. Но ни в коем случае Дейру!

- Понятно, - ответил Кальхаун, наморщив лоб.

Врач направился к выходу.

- Я ответил на все ваши вопросы, - сказал он печально. - Но если кто-нибудь узнает о том, что я вам рассказал, то в лучшем случае я отделаюсь ссылкой.

- Я не выдам, - ответил Кальхаун. При этом на лице его не было и тени улыбки.

Когда врач удалился, Кальхаун сказал решительным тоном:

- Мургатройд, ты должен быть доволен, что ты тормаль, а не человек. И тебе нечего стыдиться из-за того, что ты тормаль.

Затем с суровым выражением лица переоделся в парадную униформу сотрудника Медицинской службы. Предстоял банкет, на котором он будет сидеть рядом с Верховным правителем планеты и выслушивать бесчисленные речи о великолепии планеты Вельд. На этот счет у Кальхауна уже сложилось свое узко профессиональное мнение как сотрудника Медслужбы, особенно о последнем и наиболее восхваляемом новшестве на планете. Это был город под стеклянным колпаком, расположенный в полярной области, откуда никто не мог выйти на свежий воздух.

Как профессионал, он не испытывал никакого энтузиазма по поводу двигающихся улиц. Особенно его беспокоили так называемые “диффузоры сна”, аппараты, которые с помощью генераторов сна испускали для желающих гипнотические ритмы. Во время сна человеку постоянно внушалась реклама коммерческих товаров, и, проснувшись, он был почти уверен в высоком качестве этой продукции.

Впрочем, задача Кальхауна состояла в том, чтобы избегать критики там, где это было возможно. Работа Медслужбы в Секторе 12 была организована из рук вон плохо. Поэтому на банкете он ограничился короткой и дипломатичной речью, в которой похвалил то, что можно было похвалить, и больше ничего не сказал.

Верховный правитель последовал его примеру. Как глава правительства, он воздал должное Медицинской службе, но затем напомнил слушателям, что с тех пор, как его партия пришла к власти, обитатели планеты достигли высокого уровня культуры, прекрасного здоровья и значительного процветания общества. И это, добавил он, несмотря на необходимость быть постоянно готовыми дать отпор самой большой и страшной опасности, которой когда-либо подвергалась Галактика.

Без сомнения, он имел в виду “синекожих”. И ему не нужно было напоминать народу Вельда о бдительности и постоянном внимании к деятельности этой расы “развращенных и злых дегенератов, которая угрожает всему человечеству”. Но Вельд, продолжил он эмоционально, в одиночку несет факел борьбы за самое дорогое для человечества, не только защищает от “синекожих” свой народ, но и отстаивает от их посягательств благородные идеалы человечества.

Когда Верховный правитель закончил и сел, Кальхаун очень вежливо заметил:

- Похоже, что в один прекрасный день будут приняты практические меры по ускорению уничтожения “синекожих”. Что вы об этом думаете?

Верховный правитель охотно ответил:

- Подобные предложения уже были. И с точки зрения хорошей политики, нужно их поддержать. Но на практике это было бы безумием. Народ голосует против “синекожих”. И если они исчезнут, то что будет с нами, политиками?

Кальхаун, не сказав ни слова, заскрежетал зубами.

Были и другие речи. Затем появился белолицый курьер и вручил Верховному правителю письменное послание. Тот прочел его и передал Кальхауну. Это было сообщение Министерства здравоохранения. В нем говорилось, что из гиперпространства в солнечную систему Вельда вошел какой-то космический корабль. Его автоматическая система оповещения сообщила, что корабль прибыл из шахтерского поселка планеты Орид.

Между тем сразу после передачи автоматического сигнала корабль внезапно остановился. Не приближался к Вельду. Не отвечал на вызов. Дрейфовал, словно какой-то обломок, не имея определенного направления. Так как корабль прибыл с Орида, ближайшей к Дейре планеты, это был дурной знак. Поэтому министерство поспешило сообщить об этом Верховному правителю.

- Должно быть, это “синекожие”, - твердо сказал коварный планетарный правитель. - Они же соседи Орида. Это их рук дело. И я не удивлюсь, если, им удалось распространить свою эпидемию на Орид, а этот корабль был послан, чтобы предупредить нас.

- Но для подобных утверждений нет никаких доказательств, - запротестовал Кальхаун. - Мы можем констатировать только то, что корабль вышел из подпространства и не подает признаков жизни. И все!

- Посмотрим, - ответил правитель тоном, не предвещавшим ничего хорошего. - Едем в космопорт. Там мы сможем сразу получить всю поступающую информацию и, исходя из этого, оперативно отдать необходимые распоряжения.

Он взял Кальхауна за руку. Тот сухо позвал:

- Мургатройд!

Во время банкета Мургатройд наносил визиты женам высокопоставленных лиц. Их мужья даже и без своих официальных речей порядком им надоели. Поэтому, когда Мургатройда принесли Кальхауну, он от избытка ласк и перекормленный пирожными, кофе и прочими сладостями, клевал носом. Но, увидев. Кальхауна, очень обрадовался.

Сотрудник Медслужбы держал маленькое существо на руках, пока машина правителя с воющими сиренами неслась по разделительной полосе автострады, как бы утверждая на это свое право. Наконец прибыли в космопорт, где огромные металлические балки образовывали чудовищную стальную сеть для защиты от открытого звездного пространства. Верховный правитель величественно проследовал в служебные помещения космопорта. Новостей пока не было. Все оставалось без изменений.

Космический корабль с Орида после выхода из подпространства продолжал плавать в космосе, словно мертвый. Он не отвечал на вызовы, у него не было какой-то определенной орбиты. Словно фантом, без всяких признаков жизни, без всякого конкретного направления движения он вызвал панику среди персонала энергетической решетки пуска и посадки.

Кальхауну показалось, что трактовка официальными властями данного происшествия и явилась причиной того ужаса, который все больше охватывал всех присутствовавших. Без всяких объяснений новость была распространена по всей планете Вельд. На всей планете не было никого, кто, проснувшись, не был бы уверен, что планете грозит новая опасность из космоса. Мало того, никто не сомневался, что речь идет о “синекожих”. И эта реакция на новость была очень точно просчитана для того, чтобы поддерживать вечную ненависть планеты Вельд к обитателям Дейры.

Кальхаун отнес Мургатройда на медкорабль и вернулся в космопорт. Небольшой космический “челнок”, предназначенный для периодической проверки космических складов с зерном, уже находился на орбите. Пусковая решетка сразу забросила его на расстояние, превышающее половину дистанции до таинственного корабля. Сейчас “челнок” медленно подбирался к нему.

В космопорте Кальхаун не принимал участия во взволнованных разговорах властей с журналистами. Но прислушивался ко всему, что говорилось о молчащем корабле. По мере того как исследовательский корабль приближался к окутанному мертвым молчанием грузовому кораблю, версии его появления и последующего молчания росли как снежный ком и становились все более безумными.

При этом не было никакой, даже единичной, попытки объяснить загадку, не связывая ее с происками “синекожих”. Последние продолжали оставаться “козлом отпущения”, причиной всех тревог. Беспокойство, возникшее в этом, возможно, цивилизованном мире, достигло своего апогея.

Наконец “челнок” достиг таинственного корабля и начал кружиться вокруг него, повторяя запрос. Команда “челнока” сообщила, что транспортник погружен в темноту. Ни внутри, ни снаружи не было света. Двигатели не работали, хотя обычно они должны находиться в медленном режиме. “Челнок”-разведчик, предельно осторожно маневрируя, причалил-таки к таинственному незнакомцу и тут же сообщил, что микрофоны не улавливают ни малейшего движения.

- Пошлите добровольца на борт, - приказал Верховный правитель. - Пусть он нам докладывает обо всем, что происходит.

Возникла пауза. Затем откуда-то издалека торжественно объявили имя отважного добровольца. Кальхаун, слушая все это, хмурился все больше и больше. В Межзвездной медслужбе никто бы не стал делать из этого подвига. Это было обычным поведением.

Обстановка нагнеталась. Каждую секунду поступали доклады о том, что происходило. Доброволец передвигался в пространстве, разделяющем два корабля, с помощью портативного реактивного движителя. Он открыл входной люк шлюзовой камеры, затем вошел, закрыв внешний люк. Наконец открыл внутреннюю дверь и сообщил…

То, что он передал, трудно было назвать докладом. Его слова были бессвязны, полны ужаса, неописуемой обреченности, неверия в то, что он увидел. Обследуемый корабль представлял собой грузовик для транспортировки необработанной руды тяжелых металлов с Орида на Вельд. Его экипаж не превышал обычно пяти человек. Однако в грузовых отсеках этого корабля груза вообще не было!

Вместо него корабль был набит людьми. Люди находились даже в коридорах, заполняя любое пространство, где бы мог поместиться человек. Это было какое-то безумие. А еще большим безумием можно назвать саму идею запустить в космос корабль с грузом живых существ.

Потому что они уже были мертвы. Система регенерации воздуха рассчитана только на экипаж из пяти человек. В крайнем случае на двадцать человек. Но на этом корабле с Орида, по предварительной оценке, находились сотни людей. Это было намного больше того, что могли выдержать аппараты очистки воздуха. Кроме того, во время полета с Орида на Вельд не было никакой возможности накормить их всех.

Однако им не пришлось испытать чувство голода. Нехватка воздуха убила их еще до того, как корабль вышел из подпространства.

Бросалось в глаза отсутствие какой-либо записи о старте в бортовом журнале. Не было никакого упоминания о старте корабля с таким большим количеством пассажиров.

- Это дело рук “синекожих”, - вновь заявил Верховный правитель Вельда. Он был бледен. Окружавшие Кальхауна люди были потрясены, охвачены ужасом и ничего не могли понять. - Это “синекожие”! - повторил правитель. - Мы должны преподать им урок! - Он повернулся к Кальхауну. - Доброволец, который вошел в этот корабль, должен остаться там, не так ли? Он не может вернуться на Вельд, так как уже заразен.

Кальхаун от его слов пришел в бешенство.


Содержание:
 0  вы читаете: Запрещенная планета : Мюррей Лейнстер  1  Глава II : Мюррей Лейнстер
 2  Глава III : Мюррей Лейнстер  3  Глава IV : Мюррей Лейнстер
 4  Глава V : Мюррей Лейнстер  5  Глава VI : Мюррей Лейнстер
 6  Глава VII : Мюррей Лейнстер  7  Глава VIII : Мюррей Лейнстер
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap