Фантастика : Космическая фантастика : Эльдорадо : Том Лигон

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Кажется, эту угрозу из космоса уже не остановить… Или шанс все-таки есть?


Виктор Гендег дал глазам время приспособиться, разглядывая бугристый шар из грязного льда. Его освещал только свет звезд, особенно одного яркого светила с расстояния 3,3 световых дня, и Виктор напряженно вглядывался, стараясь рассмотреть хоть какие-то детали. Он так близко прильнул к окну, что оно запотело от дыхания. Виктор протер его и уставился на шар снова. - Компьютер, включить голосовой журнал. - Это наверняка он. Классический выброс после удара. Здесь точно было столкновение с меньшим и более плотным объектом.

Он проверил показания магнитометра. Действительно ли по мере приближения стали проступать следы магнитного поля?

- Да! Да, у него есть магнитное поле. Это должен быть он! - Виктор взглянул на мониторы, которые показывали объект намного четче невооруженного человеческого глаза, потом вернулся к окну, чтобы установить личную связь с маленькой планетой. - Эврика! В точности там, где тебе положено быть! Ах ты, сукин сын: думал, что тебя фиг кто найдет, если ты спрячешься в облаке Оорта, да? Но Виктор Гендег выследил твою побитую задницу! Четыре миллиарда лет уверток и пряток, но теперь ты мой, приятель. Я теперь так свински богат, что даже Астрофеллеры мне позавидуют. Я нашел Эльдорадо!

Солнечная система была молода, когда Юпитер и Сатурн вошли в орбитальный резонанс с соотношением 2:1 [1]. То было интересное время для всех прочих небесных тел, оказавшихся неподалеку. Пока два гиганта кружились в орбитальном танце, в Солнечной системе царил хаос. Два крупнейших после Солнца космических тела играли в перетягивание каната, и в этой схватке Юпитер победил, а все мелкие наблюдатели проиграли.

Больше всего не повезло двум небольшим каменистым планетам, каждая из которых имела ядро из железа и других металлов, и ее мантия уже преобразовалась в твердый камень. Их орбиты превратились в курс на столкновение. До этого оставались еще сотни миллионов лет, но оно было неизбежно.

Когда это произошло, обе планетки лишились каменистой коры, а их металлические ядра обнажились. Столкновение расшвыряло обломки во всех направлениях. Некоторые улетели в глубины космоса, другие - внутрь системы, где их со временем ждал драматический конец. Были и такие, которые обрушились на третью планету и ее спутник: люди когда-нибудь назовут это «поздней тяжелой бомбардировкой». Многие просто образовали пояс, форму которому придал гравитационный резонанс с Юпитером и несколькими другими массивными сферами. Одно из ядер осталось в безопасности пояса, покрытое толстым слоем обломков столкновения - частично собственных, а частично принадлежавших другой невезучей планетке. Второе оказалось на эллиптической орбите, опасно флиртующей с доминирующим газовым гигантом. Его тоже покрывали обломки, а вокруг обращалась свита из таких же каменных фрагментов.

Виктор нетерпеливо ждал, пока его кораблик совершал маневры перед мягкой посадкой на ледяную планетку. Теперь показания магнитометра были совершенно недвусмысленными. У этого ледяного шара есть железное ядро, тут никаких сомнений. Здесь, в одной пла-нетке, имеется все необходимое для постройки в космосе нового города.

Города?

- Черт, да я с этой хреновиной могу создать целую страну! Ведь у нее такое большое ядро, каких еще никто не видел. И металла в нем, наверное, больше, чем люди выжали из земной коры за всю свою историю. Да еще взгляни-ка на состав льда. Столкновение, должно быть, поработало со льдом не хуже обогатительной фабрики! Он просто сочится дейтерием и гелием-3 [2], здесь этого добра под завязку. Я так чертовски богат, что стану императором этих богом забытых космических задворок. А с нынешними медицинскими технологиями…

Подумай: среднюю продолжительность жизни сейчас увеличивают быстрее, чем человек успевает стареть. Если у тебя есть бабки, то, может быть, тебе уготована вечная жизнь! Ты только представь: Виктор - бессмертный император Оорта!

Он нервно взглянул на панель связи. На дисплее появились новые сообщения в сетевом чате. Поскольку объекты в облаке Оорта разделяли десятки миллионов километров, то есть нескольких световых минут, голосовая связь между ними была редкостью. Большая часть сообщений посылалась в текстовом виде с вложенными файлами - в форме электронной почты и постов на форумах. Судя по этим сообщениям, другие старатели, работающие по соседству с Виктором, позабыв обо всем, обсуждали новость о направленном радиосигнале, поступающем от какого-то источника на расстоянии двух десятков световых лет.

- И что с того, если кто-то решил сказать нам «привет»? Вот и пусть развлекаются, пока я не зарегистрирую заявку. Эти придурки и понятия не имеют, где я нахожусь. - Он легко оттолкнулся от пола в сторону панели связи, помня, что сила тяжести здесь почти отсутствует, и уселся перед клавиатурой.

Последним пунктом своего полетного плана Виктор указал визит к довольно скучному ледяному шарику, дрейфующему неподалеку от станции «Рандеву-3» - всего в шестнадцати миллионах километров. Все ожидали, что он посадит там свой маленький корабль-разведчик, роботы пробурят скважину, и он проверит, есть ли там стоящий разработки лед или минеральная пыль. Они предполагают, что на связь он станет выходить нерегулярно, но все же время от времени будет сообщать, как у него дела. Виктору меньше всего хотелось, чтобы за ним явилась спасательная команда, поэтому он оставил станцию релейной связи и ретранслятор на этой маленькой комете, взяв на ней ровно столько льда, чтобы потом выпустить его долгой и мощной струей сжатого газа и переместить корабль подальше от кометы.

А затем, оказавшись достаточно далеко, чтобы никто этого не заметил, включил термоядерные реакторы на небольшую мощность, скормил им богатую дозу рабочего тела [3], превратив ее в тяговую струю релятивистских электронов, и украдкой отправился исследовать более удаленный объект, который счел заслуживающим особого внимания.

Если бы кто-нибудь специально отслеживал его перемещения, то план не сработал бы. Но станция «Рандеву» служила базой лишь для горстки кораблей. Никакого диспетчерского контроля не требовалось, а корабли обычно выходили на связь между собой самостоятельно. Объем пространства, который исследовали старатели, был огромным и пустынным, им не на кого было положиться - только друг на друга.

- Да, так и я предполагал. Эти идиоты вместо геологической разведки ищут зеленых человечков. Черт, я бы и сам этим занялся, если бы всего в нескольких километрах меня не ждало открытие, которое выпадает раз в тысячу жизней! Если я не присоединюсь к их трепу, то они, наверное, решат, что я помер. Надо почитать… Что? Ну и бре-дятина!.. Зато теперь понятно, почему они так всполошились…

Рокхаунд:

- Досмотрщик, ты где, приятель? Тебе что-то пришло из «Лиги SETI» [4].

Досмотрщик:

- Только что получил, Каменный Пес. Попридержите лошадей, это большущий файл, да еще зашифрованный. Ну-ка, посмотрим, могу ли я вам о нем рассказать… да, он не секретный, просто они захотели, чтоб я первым его увидел. Ого, он от самого доктора SETI! Погоди-ка… ни фига себе, Пес, команда аналитиков лиги действительно начала извлекать крупицы смысла из этого сигнала. Очевидно, он содержит нечто вроде розеттского камня. Проблема в том, что в случае розеттского камня мы знали один из языков. А тут у них есть лишь смутная идея о нескольких словах, потому что они сопровождаются изображениями. Что за чушь?! Но тут он пишет, что, по их мнению, это сообщение есть не что иное, как - держись за шлем - религиозный трактат!

Айсмен:

- А-а-аххх! Как нам повезло! У нас появились соседи, и они чертовы реорганизованные родись-заново-на-седьмой-день инопланетные евангелисты!

Кто-нибудь получал в последнее время весточку от Винера? Этому парню нужно почаще высовывать голову изо льда и оглядываться. Тут такое происходит, а у него на уме только дырки сверлить.

- Виктор, черт побери. А не Уиннер. И не Винер [5].

Но Виктор предпочитал скрывать свои чувства. Причиной, по которой другие старатели упорно использовали этот его псевдоним, как раз и служил тот восторг, с каким они читали его протесты и возражения.

Винер:

- Я здесь, Айс. Спускался в скважину освободить застрявшего робота.

Айсмен:

- Ты заставил нас понервничать, парень. Брось ты этого робота, пошли другого. Если, конечно, он не нашел что-то интересное. Ты обнаружил какой-то металл?

Айсмен:

- Винер? Ты куда ушел, парень? Винер:

- Извини. Был занят, чинил кое-что и не смотрел на экран. Металл отыскал, но скорее астрономический, а не инженерный. В этом ледяном шаре столько карбида кремния, что можно открывать фабрику по производству наждачки. Он буквально жрет оборудование.

Айсмен:

- Плюнь ты на него. Здесь таких ледышек триллион, и не менее половины из них будут получше этой. Ты там уже давно болтаешься. Возвращайся на «Рандеву» и пробегись несколько раз при хоть какой-нибудь, но гравитации.

Айсмен:

- Эй, Ви-инер? Похоже, у этого парня малый объем внимания. Винер:

- Опять был занят. Я не могу бросить робота. Ты когда-нибудь пытался добиться здесь гарантийного ремонта? Я его уже почти высвободил, просто вернулся за кое-какими инструментами. Слушай, я знаю, что у кого-то из вас, старых пердунов, нет занятия получше, чем пялиться в экран и болтать в чате, но уж дай мне поблажку, если я не всегда буду отвечать сразу, договорились? Айсмен:

- Понял. Ладно, только возвращайся раньше, чем твои кости превратятся в кашу. Конечно, если такое случится, у тебя останется еще и неплохой кораблик. Я уж точно найду, кому его толкнуть.

Винер:

- Я все нужные упражнения делаю. А тебе, думаю, просто хочется, чтобы в твоем баре постоянно был теплым еще один стул.

Айсмен:

- Сейчас со смеху помру! Что ж, и это тоже. Но уж поверь мне: тянуть резиновые ленты полчаса в день - совсем не то, что гравитация, пусть даже искусственная. Именно поэтому я больше никуда не летаю - угробил всю мускульно-скелетную структуру… Облако существует треть возраста Вселенной. И никуда уже не денется. Какой смысл в богатой находке, если ты к тому времени станешь тряпичной куклой? Так что возвращайся, когда будет возможность, и мы все поднимем тост за то, что нам позвонили инопланетяне.

Винер:

- Скоро вернусь, но мне надо оплачивать счета. До связи!

Ядро совершило тысячи оборотов, пока не наступило судьбоносное событие - оно наконец-то слишком приблизилось к Юпитеру. Гигант потянул его к себе. Сотни каменных обломочков, вращающихся вокруг ядра, заколебались на своих орбитах, сформировав спиральное жемчужное ожерелье, но все же потянулись следом за более крупным телом, начавшим описывать завершающую петлю вокруг газового гиганта. Следующий проход был очень близким, почти нырком в глубину атмосферы, и закончился бы гибелью. Но ядро совершило резкий поворот вокруг массивной планеты и, подобно скейтбордисту, потянувшему за тормозную рукоятку, изменило направление. Оно приобрело дополнительную скорость в направлении орбиты Юпитера, но при этом еще и направилось под углом к плоскости эклиптики. В ходе этого маневра произошло два события. Во-первых, ядро увеличило скорость - до величины, почти достаточной, чтобы совсем преодолеть притяжение Солнца. Во-вторых, огромные приливные силы начали терзать наружный слой обломков. Некоторые из них высвободились, а ядро обрело вращение из-за несбалансированного нырка в резкий градиент юпитерианского гравитационного колодца. По мере его удаления от большой планеты все больше каменных обломков вылетало с его экватора, а другие рушились на их место, возмещая утраченное. Некоторые из беглецов падали обратно, вышибая новые обломки. Другие преодолевали слабое притяжение ядра и начинали разлетаться. Но все они летели примерно в одном направлении - к холодным, темным и почти пустым дальним пределам Солнечной системы.

Виктор едва сдерживал возбуждение, когда корабль преодолевал последние метры до поверхности ледяного планетоида, и затаил дыхание, услышав негромкий хруст - посадочные опоры потревожили древний снег. Пока компьютер выполнял процедуру выключения двигателя, он повернулся к панели управления роботами и приготовился к отправке бурильщика.

Уже через несколько минут буровая головка с компьютерным управлением вгрызлась в лед. По мере погружения она нагревала вынутый грунт, испаряя самые летучие газы и используя их для выброса снега через гибкий трубопровод. Твердые фракции выдувались на поверхность, образуя необычную баллистическую метель. Часть этого снега со временем облетит вокруг планетоида и нежно припорошит корабль белыми снежинками. Образовавшееся в результате кольцо рано или поздно станет видимым, но к тому времени заявку Виктора на этот объект уже зарегистрируют.

Часть газа он прогнал через мембраны с избирательной проницаемостью. Ценные дейтерий и гелий-3 были сохранены, а заодно и образцы менее летучих материалов. Виктор жадно разглядывал результаты анализов:

- Хороший материал. Вкусный материал! Немного смолы на поверхности и обычная смесь различной пыли, но пока это почти чистый лед. Легко бурится, но мы, наверное, скоро упремся в более твердый лед. До ядра еще далеко. О, мамочка бы мной гордилась! Ее мальчик будет самым богатым засранцем в системе.

Динамик на панели управления роботами пискнул, подавая сигнал, что бурильная головка только что прошла отметку в сто метров. Виктор восторженно тряхнул головой:

- Что ты сказал?.. Да, наверное, ты прав, я много ругаюсь. Но ведь ты не против? Уже летал со старателями?.. Нет, я не всегда так разговариваю. Обычно - когда один.

Гидравлический цилиндр в брюхе корабля негромко простонал, компенсируя возросшую нагрузку. Виктор ухмыльнулся:

- О, ты считаешь себя моим напарником? И хочешь стать моим другом, ведь я теперь самый богатый сукин сын, с тех пор как был найден братец этого шарика. Черт, наверное, даже богаче, поскольку тот булыжник был настолько сухой, что по сравнению с ним Сахара покажется болотом… Да, теперь все захотят дружить с Виктором Гендегом! Но ты? Ведь я даже тобой не владею. Я тебя арендовал. Пожалуй, ты не сукин сын, ты - шлюха, разве не так? Паршивая наштукатуренная дамочка, которую сутенер одалживает любому старателю, положившему на нее глаз. Ты хоть понимаешь, что я, когда вернусь и зарегистрирую заявку, сразу запущу коготки в корабль побольше?

Зашипел регулятор давления в системе жизнеобеспечения - она пополнялась кометным газом.

- Но ты не волнуйся, симпатяшка. Может быть, я сделаю Айсу интересное предложение, а тебя все равно оставлю себе. Может быть, отгрохаю себе дворец, а тебя поставлю на вершине вместо шпиля, буду туда подниматься, смотреть в окна и обозревать свою империю.

Он взглянул на анализатор.

- Гм-м-м, интересный карманчик… Оливин, немного бора и алюминия. Думаю, в этой куче мусора есть всего понемногу. Но к самому ценному мы пока не подобрались.

Виктор открыл ящик и достал похожий на подушку мешочек, а из него - кусок любопытного материала, наполовину каменного, наполовину металлического.

- Компьютер, включить видеожурнал кабины… Привет, малыш, ты знаешь, где ты сейчас? Думаю, я только что нашел твою маму. И мы не смогли бы это сделать без тебя!

Свободной рукой он сунул чашку с сифоном в раздатчик воды.

- Теперь у нас есть свежая вода из Эльдорадо. Настало время поднять тост. - Он извлек чашку из раздатчика, надел крышку и открыл клапан. На нем образовалась большая капля, которую он стряхнул. Капля поплыла к осколку астероида. - Первая дегустация - твоя. - Когда капля ударилась о камень, Виктор поднес чашку к губам, сделал глоток и слегка поморщился. - Э-э… не помешало бы побольше растворенного кислорода и, может быть, чуток виски. Но теперь все официально, мой маленький друг: мы с Эльдорадо стали единым целым.

Ядро улетело в темные окраины Солнечной системы, в ее замерзшие владения, где доминировал лед, а не камень. Но расстояния между ледяными телами были настолько большими, что пространство могло считаться пустым. Первоначальное ожерелье крошечных лун, сопровождавших ядро к Юпитеру, давно разлетелось. Тысячи кусочков мусора, вырванные с его поверхности, все еще летели рядом - большинство не крупнее гальки. Ядро уже потеряло большую часть скорости, но и притяжение звезды, причастной к его рождению, тоже почти исчезло. Если бы оно после окончательной встречи с Юпитером приобрело чуть больше кинетической энергии, то улетело бы в межзвездное пространство. Но вместо этого оно медленно пролетело по все более изгибающейся орбите среди рассеянного льда, почти остановилось, а затем развернулось и направилось обратно. Во время этого первого вторжения в облако Оорта длительностью более миллиона лет почти невидимая пленочка инея покрыла ядро и его спутники.

Но после двух тысяч прохождений слой инея стал гораздо толще. И при каждом возвращении во внутреннюю систему иней таял и просачивался в трещины. А при каждом возвращении в ледяной мрак влага снова замерзала, но уже чуть глубже. В конце концов лед полностью вытеснил камешки на поверхность, и они из-за слабой гравитации остались лежать там, где оказались. Но иногда - во время прохождения через внутреннюю систему или после редкого столкновения с крошечным фрагментом кометы - один из этих кусочков выбрасывало с поверхности. Часто они присоединялись к свите таких же обломков и кусочков, обращающихся вокруг ядра. Они восполняли эту популяцию, когда другие кусочки увлекало прочь из-за гравитационного взаимодействия с другими телами.

Ядро оставляло за собой след из «хлебных крошек», по которому его можно было отыскать.

- Взгляни на это! - Виктор поднял странный камень, словно желая показать его кораблю. - Ты хоть представляешь, что это такое? Это, мой новый жестяной друг, ключ к сундуку с сокровищами. Один из многих ключей, но важный. Кусок железа в этом ледяном шаре - самая большая часть, оставшаяся от планетки, которую разнесло вдребезги примерно четыре миллиарда лет назад. Люди находили ее обломки по всей Солнечной системе. Некоторые из них породили часть кратеров на Луне. Другие люди находили на Меркурии, Марсе и каждом спутнике всех внешних планет, за исключением Плутона, но это неважно, потому что Плутон в этом месяце планетой не считается. Пояс астероидов ими буквально кишит. Множество кусков болтается и в Троянских точках [6] Юпитера. Но самое приятное - действительно приятное! - то, что кусочки этой планетки влетают в облако Оорта и вылетают из него.

Ты ведь занимаешься старательским бизнесом. И ты уже была подружкой старателя. Ты знаешь, что здесь все хотят найти металл, хороший металл, из которого можно что-то построить… а искать здесь почти нечего. Само собой, из кусочков вроде этого, где сбоку прилепилось несколько сотен граммов железа, много космических флотов не сделаешь. Но такие кусочки подсказывают, где находятся большие куски. Они настолько важны, что правительство дает гранты парням вроде меня, чтобы они их отслеживали и выясняли их историю.

Я нашел этот кусочек, когда он летел из облака во внутреннюю систему. Я отлично представлял, где следует искать, потому что там были найдены и все остальные куски. Стоит на него посмотреть, и любой эксперт скажет, что это осколок границы между ядром и мантией. Анализ повреждений, нанесенных его поверхности космическими лучами, подсказывает, как давно он перестал быть частью ядра. А это указывает на дату, когда ядро еще обращалось по свободной орбите. И никто пока не находил более молодых обломков.

Не секрет, что у всех этих обломков один прародитель и что его орбита время от времени пересекала облако Оорта. Люди десятилетиями рассчитывали, где проходила эта орбита, надеясь отыскать беглеца. В расчетах они учитывали, когда именно вблизи нашей системы проходили другие звезды, все взаимодействия с внутренними планетами и ледяными гигантами, и даже точно рассчитали, когда - 3,748212 миллиарда лет назад - эта штуковина слишком близко пересекла орбиту Юпитера и оказалась выброшена из внутренней системы. Мы знаем, где ей следует быть: достаточно близко, чтобы нашарить ее радаром.

Но ее там нет.

Вот я и спросил себя: как может вот так взять и исчезнуть большое железное ядро, которому положено отражать радар со страшной силой? Все искали упущенные и неучтенные пертурбации в орбитальной механике. А я понял, что большая часть этих теоретических пертурбаций слишком мала, чтобы иметь значение. Период обращения этого ядра составлял чуть более миллиона лет, поэтому оно совершило всего лишь пару тысяч проходов через внутреннюю систему, а все пертурбации во внутренней системе отлично известны. Облако Оорта не хаотично, оно замечательно предсказуемо. Как только все близкие прохождения других звезд были занесены в каталоги, а все ледяные гиганты учтены, вероятность того, что какая-нибудь пертурбация окажется пропущенной, становится очень маленькой. Фрагменты вроде этого вылетают оттуда, откуда им положено вылетать. Значит, нет никаких неучтенных пертурбаций. Поэтому я начал искать событие, которое было настолько маловероятным, что никто всерьез о нем не думал. А какова вероятность, что это пушечное ядро где-то здесь, в облаке Оорта, врезалось в кучу снега?

Есть и другой класс фрагментов, который людей очень интересует. Тем, кто живет в поясе астероидов, летучие вещества нужны столь же отчаянно, как нужен металл тем, кто прозябает здесь - только в поясе астероидов людей гораздо больше. И что они делают? Гоняются за маленькими кометами, которые регулярно проносятся мимо. И что они выяснили? Подумать только: у многих маленьких комет тоже есть общие родители. Но кометы - это другой департамент, и никто, кажется, не задумался, есть ли тут связь с астероидами.

Поэтому мне надо было лишь заглянуть в базу данных всех фрагментов комет, сравнить орбиты их прародителей с возможными орбитами ядра - и рассчитать, где могло произойти столкновение. У меня получилось совпадение орбит, но произошло это почти миллиард лет назад. Я не мог знать точно, что произошло в этом столкновении, зато я определил, с какого направления ударило ядро. Все кометы разлетелись по радиусам, исходящим из одной точки, и это поведало мне, что столкновение было лобовым, в самый центр. Благодаря этому я узнал, какой диапазон изменений произойдет с орбитой объекта, получившего удар. Я предполагал, что результирующий объект будет плотнее, чем ему следует, а несколько «странных» параметров орбиты дали мне «пояс», в котором он может находиться. И еще я знал, какого класса этот объект и что у него должны наблюдаться следы столкновения очень конкретного типа. Все это сократило список кандидатов до нескольких тысяч известных небесных тел. Глядя на них, я мог прикинуть, соответствуют ли их массы «странности» тех орбитальных параметров. В результате у меня осталось сотни две кандидатов.

Заурчали корабельные трубопроводы, когда поток сжиженного газа переключился от наполненного бака к еще пустому. Виктор улыбнулся и кивнул.

- Что привело меня именно к этому объекту? Все очень просто. Два лучших кандидата находились ближе всего к этому космическому поселению. А мне оказалось по средствам сюда добраться.

Он взглянул на часы.

- Пожалуй, надо бы пропинговать сеть, чтобы парни узнали, что я еще жив.

Досмотрщик:

- Так, парни, доктор SETI только что прислал новости насчет перевода. И я понемногу начинаю тревожиться. Расшифровщики все еще думают, будто это религиозный трактат, но не похоже, что нас пытаются обратить в свою веру. Больше напоминает адское пламя и проклятия. Они смогли перевести несколько фраз. Одна вроде бы звучит, как «вы - мерзость мироздания». Другая - как «посмотрите сюда», далее идет текст, который они не смогли понять, а затем «увидите свое проклятие». А ближе к концу сообщения они говорят «поглощенную огнем».

Рокхаунд:

- Когда я был мальчишкой, был у меня сосед, который постоянно болтал примерно такую же чушь.

Айсмен:

- До тех пор, пока они остаются там, а мы здесь, я не очень-то и волнуюсь.

Фрости:

- Фрости на связи. Я возвращаюсь с полным грузом летучих, но ничего примечательного не нашел. Мужики, я всю жизнь хотел получить весточку от инопланетянина. А теперь он предлагает нам отправиться в ад? Да что мы ему такого сделали?

Рокхаунд:

- Привет, Фрост, рад снова получить от тебя известие… Как знать, а вдруг старина инопланетянин ловил наши телепередачи? Даже я считаю некоторые из них весьма мерзкими.

Винер:

- Винер на связи. Мама велела мне не спорить насчет религии, поэтому я воздержусь. Когда вернусь, буду регистрировать заявку. Конец связи.

Айсмен:

- Будем тебя ждать, парень. Все-таки решил открыть ту фабрику по производству наждачной бумаги и пустить корни?

Досмотрщик:

- Слушайте, никто из вас не пытался подсчитать, на каком расстоянии можно поймать сигнал телепередачи? Пролетев двадцать световых лет, он становится очень слабым, и вам понадобится огромная антенна размером примерно с планету и с большим коэффициентом усиления. И ее следует направить точно на нас, сканируя широкий диапазон частот. И даже в этом случае вы, вероятно, не сможете извлечь из сигнала какую-либо информацию. Мы, SETEr^, искали такой сигнал более столетия. Примерно раз в двадцать лет мы ловили огрызок чего-то, что выглядело как сигнал, и начинали радоваться, но мы никогда не принимали ничего четкого, непрерывного и недвусмысленного. Ни разу, пока не примчался этот сигнал. Вот я и гадаю: может быть, они уловили наши радарные импульсы, ведь мы тут очень активно составляли карты с помощью радаров.

Айсмен:

- Тогда почему этот сигнал такой сильный, если наши столь трудно засечь?

Досмотрщик:

- Скорее всего, у них есть нацеленная на нас антенна с большим усилением и размером с планету, и они закачивают в нее несколько миллионов ватт. А у нас есть расположенные в глубоком космосе антенны большого размера, нацеленные на все подходящие звезды в пределах семидесяти световых лет, и каждая из них снабжена совершенным оборудованием для прослушивания сигналов. Мы не знаем, что они засекли, но почти нет сомнений - сообщение предназначено нам. Основная часть моего задания сводится к сравнению мощности сигнала здесь с измерениями его мощности на этом же расстоянии, но под прямым углом. И здесь, вблизи от «Рандеву», сигнал льется точно нам в глотку - от той маленькой желтой звезды прямо к нашей маленькой желтой звезде, и наше поселение находится на этой линии, плюс-минус двести миллионов километров.

Рокхаунд:

- И все равно послание очень напоминает моего соседа. Такое впечатление, что само наше существование его оскорбляет.

Досмотрщик:

- Есть новости. Они решили воспринять «посмотрите сюда» буквально. Позвонили кое-каким друзьям, те навели туда большой телескоп и увидели объект нового класса, который они не могут распознать - прямо на фоне звезды, откуда идет сигнал. Очень горячие гамма-лучи. Теперь они просят направить туда один из массивов датчиков в дальнем космосе - вдруг удастся разглядеть его получше? Можете назвать меня параноиком, но у меня появилось нехорошее чувство: а вдруг инопланетяне запустили к нам какое-то оружие судного дня? Скажем, большой шар из антивещества? Пока он еще вроде бы очень далеко, но как знать? Слушайте, я хочу, чтобы вы были готовы, если нас попросят что-нибудь сделать - провести измерения или даже смонтировать какую-нибудь защиту. Рокхаунд:

- Можешь на меня рассчитывать. Айсмен:

- Станция «Рандеву-3» в твоем распоряжении. Вайолет:

- Вайолет на связи. Вы, ребята, знаете, что я всегда делаю то, о чем меня просят.

Фрости:

- Все, что потребуется, только скажи. Красти:

- Красти на связи. Я довольно далеко к востоку. У тебя есть мои координаты на случай, если я окажусь на нужной позиции, чтобы что-то сделать.

Вонючка Пит:

- Вонючка на связи. Я севернее вас на две А.Е. [7] и в вашем распоряжении.

Досмотрщик:

- Я пересылаю код дешифровки всех сообщений от «Лиги SETI». И тем сделал вас, ребята, почетными членами лиги. Разрешаю вам читать мою почту.

Ядро прошло через облако Оорта почти три тысячи раз, прежде чем пересекло орбиту древнего, нетронутого и первобытного снежного кома. Ледяное тело было достаточно большим, чтобы иметь округлую форму и многослойную структуру. По некоторым классификациям оно могло быть причислено к карликовым планетам класса Плутона. Но ему предстояло создать собственную, новую классификацию.

Относительные скорости обоих тел были невелики, а их слабые силы притяжения лишь немного ускорили сближение. По астрономическим стандартам столкновение оказалось мягким. Ядро вошло в ледовый шар буквально лоб в лоб, угодив почти в центр. Углубляясь, ядро выталкивало перед собой лед и выбросило с противоположной стороны фонтан ледяных обломков - так угодившая в спелую дыню пуля вышибает из нее струю брызг Оставшаяся энергия столкновения перешла в тепло. Его было немного, но для космического тела с температурой, близкой к абсолютному нулю, эффект оказался таким, словно его пронзили раскаленной кочергой. Лед вблизи ядра растаял и вскипел, а из трещин ударили струи пара.

Через несколько тысяч лет объект снова замерз, сохранив шрамы, которым предстояло остаться неизменными миллиард лет.

Виктор сравнил показания робота-бурильщика с измерениями, которые провели зонды, отправленные на орбиту вокруг Эльдорадо. Несмотря на необъяснимый фоновый нейтринный шум, он теперь мог точно сказать, где находится ядро, и полюбоваться им. Лед, внутри которого оказалось ядро, был бонусом, а не помехой, потому что, хотя летучие вещества были в облаке в относительном изобилии, расстояния между небесными телами здесь вряд ли можно было назвать тривиальными, а таскать воду из далекого колодца никому не хочется. Некоторым шахтерам нравилось экранирование от космических лучей, которое обеспечивал толстый слой льда.

Бурильщик уже приближался к ядру, вгрызаясь в твердый лед, где время от времени попадались камни и куски металла. Когда датчики показали, что до ядра всего несколько метров, Виктор снизил скорость бурения. Приборы выдали лес новых пиков.

- Сканирование показывает железо, никель, алюминий, медь, золото, серебро, платину - целый завод! Это все равно что получить в подарок на Рождество набор «Юный химик». Я так отвратительно богат!

Панель управления роботом пискнула. Виктор взглянул на дисплей.

- Так, начинает входить в контакт. Все, бурение прекратить, очистить поверхность лазерами. Аккуратно и легко.

Робот завершил обнажение металлического ядра и попятился, чтобы камеры могли выдать изображение. Виктор изучал его с гордостью, поглядывая для сравнения на кусок металла и камня в руке. Текстура оказалась поразительно сходной. А форма… Его взгляд сосредоточился на одном участке в поле зрения робота, и он приблизился к экрану, чтобы разглядеть его повнимательнее. Потом обвел пальцем область на изображении.

- Робот номер два, увеличить изображение в указанной области. Сканировать голографически. Хорошо, теперь вырезать в указанной зоне образец диаметром сорок сантиметров и толщиной в десять сантиметров и доставить его на поверхность.

Он вытянул перед собой руку с каменно-металлическим образцом и еще раз сравнил его с изображением.

- Быть такого не может… У меня просто слов нет…

Досмотрщик:

- Тревога по всей Сети! Поступила новейшая версия перевода. «Мерзость мироздания, отбросы мира, посмотрите сюда. Всасывающий водород преследователь света уже летит. Смотрите, как приближается ваше проклятие, которое не остановить. Вас поглотит пламя собственной звезды. Наша обязанность предупредить выполнена. Готовьтесь умереть». «Лига SETI» сообщает, что теперь они спрашивают всех, кто им известен, не может ли «всасывающий водород преследователь света» означать прямоточный двигатель Буссара [8].

Вайолет:

- Значит, ты был прав. Они к нам что-то запустили. И ты полагаешь, что они действительно могут попасть в Землю с такого расстояния?

Айсмен:

- О, какая прелесть. Они маньяки-убийцы, но они, по крайней мере, этичны!

Рокхаунд:

- Что ты там говорил о прямоточном двигателе Буссара? Я-то думал, что это лишь научно-фантастические железяки. И еще, кажется, читал, что эта идея не сработает. Что-то, связанное с чрезмерным торможением.

Досмотрщик:

- Неправильно, Каменный Пес. В моей базе данных указано, что идея была опубликована доктором Робертом У.Буссаром в 1960 году, в научном журнале под названием «Astronautica Acta». В прошлом тысячелетии было опубликовано несколько трудов о незавершенных конструкциях, которые не смогли бы работать, но в этой области до сих пор ведутся серьезные исследования. Дай мне минутку прочитать всю информацию.

Рокхаунд:

- Твоя идея с антивеществом мне нравилась больше. Досмотрщик:

- Рок, более поздними исследованиями было установлено, что чрезмерное торможение можно преодолеть, если двигатель не будет реально разгонять водород до скорости корабля. Работоспособная версия будет использовать динамику релятивистского потока, чтобы сжать топливо вне корабля и вызвать зажигание, примерно как в сверхзвуковом самолете.

Рокхаунд:

- Тогда почему мы не сделали такой двигатель? Досмотрщик:

- Потому что до сих пор не знаем, как построить реактор, в котором происходит термоядерный синтез на основе обычного водорода, и чтобы при этом выделялась полезная энергия.

Айсмен:

- Что мы ищем и как это остановим? Рокхаунд:

- А как же антивещество? Ведь ракета на антивеществе тоже будет «преследовать свет»?

Досмотрщик:

- Ко мне поступает новое сообщение. Рок, даже ракета на антивеществе подчиняется уравнению ракетного движения. Чтобы настолько приблизиться к скорости света, насколько способен корабль с прямоточным двигателем (КПД), соотношение массы топлива к массе полезного груза у ракеты должно быть просто феноменальным, и головная часть к концу полета должна быть чуть тяжелее перышка. А КПД не будет терять массу, более того, теория относительности утверждает, что он будет увеличивать массу. Возможно, очень значительно. Но есть еще и гибридная конструкция, где антивещество используется как топливо, а корабль вычерпывает из космического пространства водород, который реагирует с антивеществом и служит рабочим телом.

Рокхаунд:

- Ну вот. Может быть, вы оба правы. Кстати, в случае антивещества неважно, с какой скоростью оно летит - если ты его коснешься, это уже плохая новость.

Досмотрщик:

- Так, поступило новое сообщение. В резюме говорится: получено подтверждение того, что спектр нового объекта содержит широкополосное тепловое излучение, ионизированный водород и фотоны после аннигиляции электронов и позитронов, скорость которых по голубому смещению определена в 0,992 скорости света [9]. Рокхаунд:

- Ненавижу говорить «Я был прав», но сами видите: антивещество! Если мы способны наблюдать объект, то сможем его остановить. Для этого сгодится любой кусок любого вещества.

Досмотрщик:

- Наличие позитронов совсем не обязательно означает, что это корабль с двигателем на антивеществе. При использовании обычного водорода для разгона первым шагом должен стать термоядерный синтез на базе слияния протона с протоном - и это при условии, что там вообще используется термоядерный синтез. При П-П синтезе основная полезная энергия обеспечивается за счет позитрона, испускаемого, когда один из протонов превращается в нейтрон. И перечитайте мои сообщения… это же 99,2% от скорости света! Я думаю, что эта штуковина - межзвездный прямоточный двигатель. И я не уверен, что мы сможем его остановить. Дайте мне пару минут, надо кое-что рассчитать.

Рокхаунд:

- Ты считай, а я почитаю кое-что на эту тему. Досмотрщик:

- Да, этого я и боялся. Допустим, мы видим эту штуковину как крошечное пятнышко на расстоянии одного светового года. При такой скорости она отстает от света менее чем на три дня. Она намного ближе, чем кажется. Намного! Не думаю, что у нас останется время отреагировать. Проклятье, из-за длительности пересылки эта информация устарела минимум на 3,3 дня. Мы ближе к этой штуковине, чем Земля, но работаем со старыми данными.

Айсмен:

- На каком расстоянии они ее видят через тот большой телескоп? Рокхаунд:

- Это тот самый телескоп, который используется для обнаружения планет размером с Землю возле других звезд?

Досмотрщик:

- Расстояние они пока не определили, но если объект действительно мчится настолько быстро, то он начнет стремительно увеличивать яркость. Возможно, нам больше не понадобится телескоп с 10-километровой апертурой. Слушайте все - вы знаете, от какой звезды идет передача. Направьте на нее свои телескопы и посмотрите, не заметите ли нечто такое, чего там быть не должно. Я знаю, что у всех старателей есть навороченные спектрометры. Может кто-нибудь регистрировать горячие гамма-фотоны?

Айсмен:

- Наша станция может. И я знаю, что у Винера на корабле тоже есть гамма-телескоп. Потому что сам его там монтировал.

Фрости:

- На моем тоже есть. Вайолет:

- У меня есть такая возможность. Я взгляну. Рокхаунд:

- Мой сломался, но, думаю, я смогу его починить. Досмотрщик, если прямоточник разгонялся в течение всего полета, то это означает, что он не летел с постоянной скоростью в течение последнего светового года. Теперь он реально летит быстрее. И времени будет меньше, чем ты думаешь.

Досмотрщик:

- Надеюсь, что ты ошибаешься, Рок… но ты почти наверняка прав, и нам лучше спланировать самый быстрый ответ, какой у нас получится. Для начала нам нужен стартовый рывок в информации. Я просмотрел свою базу данных и вот что обнаружил. У меня просто крыша едет. Буссар провел анализ концепции своего прямоточника и пришел к выводу, что его максимальная скорость может достичь 99,9999% от скорости света. Вы можете осознать такую цифру? Давайте ставить на то, что именно такую скорость он и разовьет в конце полета. Буссар также предположил, что очень большой прямоточник, летящий с такой скоростью, может быть использован для инициации взрыва звезды, а не просто планеты. Дайте мне немного времени, надо прочесть саму статью.

Вонючка Пит:

- Вонючка на связи. У меня есть телескопы любого диапазона - от длинноволнового инфракрасного до горячего гамма. Но у гамма-телескопа апертура всего полметра.

Айсмен:

- Винер кому-нибудь писал? Он единственный, кто еще не выходил на связь. У него гамма-телескоп с апертурой в восемь десятых метра и очень хорошим детектором. Фрости:

- Мой телескоп засек точечный гамма-источник примерно там, где мы ищем. Но он почти тонет в фоновом шуме, и спектр пока снять не могу. Какие длины волн мы увидим?

Вайолет:

- Кажется, я его только что засекла. Очень тусклый источник. Я бы его и не заметила, если бы вы не подсказали, где надо смотреть. У нас уже есть траектория?

Досмотрщик:

- Я сейчас быстро читаю. Надеюсь, не пропущу что-нибудь важное. Буссар предположил: при полной скорости у прямоточника появится то, что он назвал темпорально-защитным экраном. По сути, это означает: на таком корабле время течет настолько медленно, что он даже не будет знать о столкновении со звездой, пока не погрузится в нее почти до ядра, примерно до 0,02 от радиуса звезды, если считать от центра. Едва корабль начнет приближаться к скорости света, то фактически превратится в устройство по преобразованию энергии в эквивалентную массу [10], поэтому когда он в конце концов испарится, выброс энергии получится колоссальный. Звезды не взрываются, потому что на их ядра, где происходит термоядерный синтез, воздействуют очень стабильные силы сжатия, находящиеся в равновесии с радиальным давлением из ядра. А взрыв такого масштаба это равновесие полностью нарушит. Буссар рассчитал, что результатом взрыва прямоточника станет мощный локальный перегрев ядра, а это вызовет нечто вроде взрыва сверхновой. И тот, в свою очередь, взорвет звезду. Подобное оружие не просто разрушит Землю, оно уничтожит все живое в Солнечной системе! Проклятье, эти парни, наверное, действительно нас ненавидят.

Рокхаунд:

- В ад этого Буссара за то, что он выдумал такую штуку!

Досмотрщик:

- Рок, это лишь предположение, но я готов поспорить на крупную сумму, что Буссар никогда не посещал ту звездную систему, которая запустила к нам такое дерьмо. Если бы подобная идея никому не пришла в голову, то как бы мы вообще поняли, что это такое и есть ли у нас шанс это остановить? И более того, оказывается, он тот самый

парень, который изобрел реактор «Поливелл Р-В 11», стоящий на твоем корабле, и если бы не он, то мы могли вообще не оказаться здесь и сейчас, получив шанс сделать хоть что-нибудь. Буссар рассчитал, что 200-километрового астероида на пути этой штуки будет достаточно, если удастся перехватить ее достаточно далеко от Земли. Это должно уничтожить сам корабль, хотя подозреваю, что попасть под ливень фрагментов, летящий из точки столкновения, не очень-то приятно. Айсмен:

- Астероиды здесь в дефиците, Досмотрщик. А ледяной глыбы с такой же массой хватит, чтобы сделать дело? Проблема в том, что здесь поблизости совсем нет буксиров для перемещения астероидов. Поэтому если у нас есть, скажем, 24 часа от «стоячего старта»… да, мы сможем передвинуть тело с такой массой примерно на половину его диаметра, если раскалим реакторы докрасна и в качестве рабочего тела станем использовать материал самого астероида.

Досмотрщик:

- У меня в мозгах был застой, ребята. Честно, я только что сбросил давление, и у меня родилась безумная идея. Межзвездный прямоточ-ник сконструирован так, чтобы собирать межзвездный водород с плотностью примерно один атом на кубический сантиметр, правильно? А обычный водород - на самом деле весьма жалкое термоядерное топливо. Его трудно зажечь, в звездах он даже работает как ограничитель интенсивности термоядерных процессов, а как топливо он дает всего один мегаэлектрон-вольт полезной энергии за счет того самого позитрона. Реакция слияния пары дейтерий-дейтерий дает энергии примерно в 27 раз больше, и зажигание происходит намного легче! У нас есть дейтерий, и мы можем перемещать его относительно быстро. Может кто-нибудь рассчитать, что случится, если мы поместим сотню тонн дейтерия, а для верности добавив еще и гелия-3, и все это при плотности в миллион раз больше, чем у межзвездного водорода, на пути машины, созданной пожирать и сжигать межзвездный водород?

Айсмен:

- Значит, ты надеешься, что система сбора водорода направит эту порцию топлива в корабль и взорвет его? Вероятно, ты немного переоцениваешь выход энергии. Я подозреваю, что пройдет только первый шаг термоядерной реакции. Быстрое слияние дейтерий-дейтерий даст всего лишь энергетический эквивалент… 2000 мегатонн тротила. Да, этого может хватить. Эффект будет примерно такой же, как если залить литр жидкого нитроглицерина в воздухозаборник двигателя внутреннего сгорания, только помощнее в два триллиона раз.

Досмотрщик:

- Будем надеяться, что этого хватит. Я пытаюсь оценить массу и энергию того корабля. Возможно, взрыв дейтерия окажется для него не страшнее чиха.

Айсмен:

- Может быть, ты и прав. Мы оперируем категориями ньютоновской физики. Но при релятивистских вычислениях формула F = m-a превращается в F = y3-m-a. Тут у - это фактор Лоренца, который при 0,999999 от скорости света равен 707. Возводим его в куб и получаем 3,536-108. Выходит, на скорость этого корабля, летящего почти со скоростью света, повлиять в 350 миллионов раз труднее, чем при низкой скорости! Неудивительно, что по расчетам Буссара нужен такой большой объект, чтобы угрохать эту гадину.

Рокхаунд:

- Полагаю, все мы летаем на разведывательных кораблях третьей модели. А у них спасательная капсула - это весь кокпит, вместе с компьютерами и прочим. Без нее корабль лишается мозгов. Мы не сможем запустить наши корабли в беспилотном режиме, если сперва не выведем их к точке встречи.

Досмотрщик:

- Времени уже нет, Рок. И я думаю, что уйдет не меньше месяца, чтобы запрограммировать наши корабли на совершение надежного автоматического перехвата. Есть у кого-нибудь вопросы по поводу математики?

Айсмен:

- Во внутренней системе двадцать один миллиард душ, а нас здесь восемь. Чтобы сделать выводы из такой математики, не надо быть ученым-ракетчиком, Досмотрщик. Я только что нашел кое-что в своей базе данных. Оказывается, некая контора под названием «Дрэйпер Лабз» серьезно исследовала проект использования такого прямоточ-ника в качестве оружия. По их расчетам, толку от него никакого. Его необходимо вывести на окончательную траекторию на расстояние от одного до полутора парсеков до точки нанесения удара. А это минимум 3,3 светового года. Теперь эта штуковина летит на нас. Если мы сможем рассчитать ее траекторию в пределах этого удаления, то можно спорить на что угодно - она на этой траектории и останется.

Рокхаунд:

- Тут сказано, что сам корабль может быть не очень большим, но он собирает топливо, проецируя перед собой силовое поле в форме воронки. Чем шире воронка, тем большую площадь она охватывает и тем больше топлива может собрать. Я видел разные оценки диаметра этой воронки, но этот корабль, чтобы стать убийцей звезд, должен быть очень большим. Ему требуется примерно десять квадратных километров площади захвата воронки на тонну массы покоя корабля. Допустим, по массе он равен древнему линкору, около 60 000 тонн, отсюда получаем диаметр воронки порядка 860 километров. Знаю, что это не очень много по сравнению с местными расстояниями, но уже лучше необходимости попасть точно в корабль, пусть даже в большой корабль.

Досмотрщик:

- Хорошая находка, Рок. Если ты прав, это означает: воронка рассчитана на то, чтобы захватывать в межзвездном пространстве менее килограмма водорода в секунду. И полный груз дейтерия, доставленный к точке перехвата, безусловно выдаст больше энергии - вероятно, всего за микросекунды, - чем корабль в состоянии переработать.

Вайолет:

- Ребята, топливо должно быть ионизированным. Воронка наверняка или электростатическая, или какая-то комбинация электростатического и магнитного полей. Она не будет взаимодействовать с нейтральными молекулами, а при такой скорости объект наверняка не в состоянии проецировать перед собой что угодно для ионизации нейтрального вещества. Но я возвращаюсь домой почти с полным грузом дейтерия.

Рокхаунд:

- У меня примерно половина полной загрузки. Айсмен:

- На станции «Рандеву» на складе около 6000 тонн ждут очередного танкера. Но переместить его куда-нибудь мы не можем. Я пересылаю весь наш обмен сообщениями на Землю, но ждать ответа некогда. Может быть, с нашей подачи они смогут организовать нечто вроде последней линии обороны. Надеюсь, они пришли к таким же выводам или же придумали нечто получше, потому что это даст им еще три дня для подготовки.

Досмотрщик:

- Вайолет, если эта штука пролетит мимо нас, то во внутренней системе, наверное, все погибнут. И ты можешь остаться единственной женщиной. Так что не делай ничего безрассудного, хорошо?

Вайолет:

- Ребята, вы знаете, что я люблю флиртовать и мне нравится ваше внимание. Но, может быть, из-за того, что я единственная женщина в пределах 300 астрономических единиц отсюда, а вы давно не видели других, вы подзабыли, что мне 86 лет. И чтобы сделать из меня новую Еву, понадобится команда специалистов-медиков, которые все поджарятся, если Солнце взорвется.

Рокхаунд:

- Способен кто-нибудь сказать, почему мы не можем вывести эту гадину из строя, просто сбросив у нее на пути булыжник массой примерно в тонну? По-моему, при такой скорости он очень эффективно превратит в энергию то, во что врежется. При околосветовых скоростях столкновение даже с маленьким объектом будет фатальным.

Айсмен:

- Да, Рок, булыжник вызовет офигенный взрыв, если ты сумеешь угодить в такую маленькую мишень, как корпус. А это трудновато, если учесть, что мишень покажется тебе словно на расстоянии светового года всего за несколько секунд до столкновения. Буссар наверняка рассчитал бы все гораздо лучше, но, по-моему, общая теория относительности как-то подтверждает, что прямоточник пожирал энергию десятилетиями, пока мы чесали задницы, и что он с большой вероятностью сильно склонит результат столкновения в свою пользу. Я знаю, что подобная асимметрия существует для растяжения времени. К тому же вряд ли к нам летит нечто вроде пассажирского корабля в форме большой консервной банки. Вероятно, корабль похож на таран. Если бы его конструировал я, то снабдил бы многослойными противометеоритными экранами, установленными на каркас и расположенными на большом расстоянии друг от друга. Ты сможешь испарить первый и повредить второй, зато сам корабль уцелеет.

Рокхаунд:

- Да, но корабль-то состоит из вещества, разве не так? Неужели взрыв мощностью 2000 мегатонн возле корпуса не испарит его?

Досмотрщик:

- Нет, Рок. В материалах программы «Орион», когда собирались использовать атомные взрывы для разгона ракеты, есть ссылка на данные о нескольких испытаниях на атолле Бикини. Там помещали большие стальные сферы очень близко от эпицентра взрыва, но их лишь едва опалило.

Айсмен:

- Точно, «Орион»! Сам должен был вспомнить! Мужики, кажется, я слишком рано впал в пессимизм. Уравнение, которое я вам послал несколько минут назад, справедливо для силы, требуемой в направлении движения! А под прямым углом это всего лишь f = y-m-a. То есть в полмиллиона раз меньше! И еще, Досмотрщик, поищи результаты испытания - одного из первых подземных, - во время которого шахту с атомным зарядом малой мощности заткнули тяжелой пробкой. Взрывом эту пробку разогнало до скорости примерно в шесть раз больше первой космической. Это должно быть в материалах по «Ориону», потому что вдохновило сам проект. Досмотрщик:

- Айс, ты прав. Это, скорее всего, программа «Пламбоб», испытание под шифром «Паскаль Б»… Я читаю прямо сейчас. Мощность взрыва была всего 300 тонн - просто хлопок! Думаешь, у нас есть шанс столкнуть эту штуковину в сторону? Можно ли заставить ее свернуть, если она не может свернуть сама?

Айсмен:

- Трудно сказать. Вероятно, проблема нацеливания корабля отчасти имеет ту же причину, из-за которой мы так поздно получили предупреждение: он «преследует свет» и с трудом видит то, что случится в будущем. Если мы сможем подтолкнуть его в сторону со скоростью всего лишь 8726 километров в час, то он пролетит мимо Солнца. Если мы устроим 2000-мегатонный взрыв в контакте с броневой пластиной с массой примерно как у линкора, то, думаю, фокус получится, и даже с запасом. Но против 707 линкоров? И мы лишь предполагаем, какова масса этой штуковины. Но если использовать трюк Досмотрщика, то воронка сама направит дейтерий в нужное место, и взрыв произойдет там, где он станет наиболее эффективным. А поскольку мы почти наверняка попадем не точно в центр, сила взрыва будет направлена чуть в сторону. Просто рассчитать траекторию уже будет нелегко, поэтому меня не очень волнует, попадем ли мы в яблочко. Кажется, Тедди Рузвельт сказал: «Делай, что можешь, тем, что у тебя есть, и там, где находишься». Думаю, это то, что у нас есть.

Досмотрщик:

- Айс, ты Хайнлайна читал? «Всегда прислушивайтесь к экспертам. Они скажут, что нельзя сделать и почему. А потом сделайте то, что нужно». Ты прав, попасть будет нелегко. Но мы можем предположить, что он нацелен практически в центр Солнца, скорее всего, в пределах одной пятнадцатой от его радиуса, и мы знаем, что свернуть с курса самостоятельно он не может. Даже если он угодит в Солнце, но не настолько близко к ядру, может быть, и этого окажется достаточно. На мой взгляд, наш лучший шанс - выйти на линию между точкой, где мы сейчас видим эту штуку, и центром Солнца. Большинство из нас уже сейчас достаточно близко к ней находится… Вонючка и Красти, пожалуй, вам пора стартовать.

- Компьютер, включить видеожурнал в кабине. - Виктор подождал, когда загорится индикатор записи, и повернулся к камере. - Это уж точно достойно записи для потомков. В моей библиотеке есть старый телесериал, в котором один из героев говорит: «Не путайте совпадение с судьбой». Совсем недавно мой робот-бурильщик вырезал этот образец ядра и доставил мне. - Он наклонил диск размером чуть больше обеденной тарелки, на выпуклой поверхности которого виднелась ямка. - Смотрите.

Виктор взял обломок астероида, найденный им десять лет назад во внутренней системе. И плавно совместил его с углублением на диске. Поверхности разлома идеально совпали.

Виктор улыбнулся в камеру:

- До сих пор я думал, что меня привела сюда хорошая детективная работа. Удача тоже сыграла свою роль. Чтобы найти этот обломок, понадобилось немного удачи, но даже для этого, в первую очередь, потребовались знания орбитальной механики и систематические поиски радаром. После всей подготовительной работы у меня имелся лишь один шанс из сотни, что этот объект окажется Эльдорадо, но и это недостаточное совпадение, чтобы впечатлить игрока в покер. А вот добу-риться до этого огромного железного шара, обнажить его кусок трехметрового диаметра и отыскать именно то место, где откололся найденный обломок? Черт побери, это уже не совпадение, это судьба!

Он взглянул на часы:

- Проклятье, я больше суток не выходил в Сеть. Они, наверное, думают, что я помер! У меня достаточно материала для заявки, а бланки только и ждут, когда их заполнят. Вот я и думаю - не настало ли время выпустить кота из мешка?

Досмотрщик:

- Тревога по всей Сети! С Земли только что прислали их лучший расчет траектории. Они будут посылать уточнения по мере поступления. Похоже, мы почти на линии перехвата, как и предполагали.

Они пришли к тем же выводам. И еще кое к каким. Сейчас все корабли, которые в состоянии выйти на траекторию объекта, уже летят для перехвата. Они тоже собираются испробовать выброс дейтерия, но опасаются, что ничего не выйдет. Аналитики на Земле предполагают, что воронка будет выключена за какое-то время до столкновения с Солнцем, чтобы объект не потерял часть кинетической энергии из-за взаимодействия с солнечной короной и фотосферой. Большинство кораблей, способных выйти на перехват, находится в пределах четырех А.Е. от Солнца. Это примерно половина светового часа. По времени объекта это не более двух с половиной секунд, поэтому высока вероятность, что к этому моменту воронка уже будет выключена. И если мы смогли быстро придумать вариант с дейтерием, то и создатели объекта могли его предусмотреть, и они отключат воронку намного раньше - когда, по их мнению, опасность такой диверсии станет высокой. Скорее всего, у нас ничего не получится.

Поэтому теперь главная стратегия - разместить как можно больше твердых предметов на пути объекта, с учетом допуска в расчетах траектории. Они хотят заставить объект пройти «сквозь строй» и максимально увеличить вероятность прямого попадания. Но траектория объекта проходит намного выше плоскости эклиптики. Она не пересекает пояс Койпера и пояс астероидов, а массивных небесных тел, которые можно хотя бы надеяться поместить на его пути, не очень много. К тому же поблизости всего три буксира для крупных масс. И шансов разместить 200-километровый астероид на пути объекта не больше, чем шансов у снежка уцелеть в аду.

Поэтому они делают заслон из кораблей. Сотен кораблей, которым предстоит выйти на траекторию объекта. Им даже приказано развернуться боком. Но шансы на прямое столкновение все равно паршивые. Проблема в том, что все это делается слишком близко. Если они смогут установить на пути объекта небольшой астероид, то превратят ружейный выстрел в упор в выстрел из дробовика в упор. Результат почти тот же. Но эта штуковина наверняка пройдет сквозь грузовик, как пуля сквозь лист бумаги.

Друзья, мы можем оказаться достаточно далеко, чтобы убить эту гадину вовремя. Шансы на то, что на таком расстоянии воронка будет все еще включена, гораздо выше - выйдя из межзвездного пространства, объект захочет зачерпнуть последнюю дозу энергии из чуть более плотного газа в нашей системе. Они наверняка не рассчитывали, что кто-то будет ждать их так далеко от Солнца. А то, что мы здесь - вообще самая фантастическая удача. И если мы сумеем хоть немного отклонить убийцу, то у Земли, возможно, появится шанс.

Ошарашенный Виктор перечитал сообщения на форуме. Через некоторое время он пришел в себя и начал обрабатывать плохие новости. Пока его не было в Сети, они претерпели метаморфозу от почти комического разглагольствования, доносящегося из такой дали, что на нее можно не обращать внимания, до настоящего судного дня.

Он взглянул на дисплей, оценивая текущее состояние корабля.

- А вот интересно, не пытаются ли эти придурки навешать мне лапшу на уши? Р-2, включай свою жалкую механическую задницу и топай стряхнуть снег с купола телескопа.

- Команда недействительна, - пожаловалась панель управления роботами.

- Р-2, удалить посторонний материал с купола телескопа.

- Команда принята, - объявила панель, и на дисплее показался робот техобслуживания, торопливо направляющийся к телескопам по внутренней шахте корабля.

Виктор открыл файл с данными, приложенный к одному из сообщений Досмотрщика, и ввел сферические координаты в гамма-телескоп. Место на поверхности Эльдорадо, где находился корабль, сейчас как раз смотрело в нужную сторону. Минуту спустя робот доложил, что задание выполнено. Виктор открыл купол и включил телескоп. Строки на дисплее быстро сложились в изображение, в центре которого виднелась неподвижная и яркая точка источника жестких гамма-лучей - как раз там, где должен располагаться приближающийся объект. Мощности сигнала хватило, чтобы снять приличный спектр.

- Ребята вроде бы писали, что источник едва детектируется. А мой телескоп не настолько лучше остальных. Если эти высокие пики означают гамма-лучи от аннигиляции позитронов, то какое у них голубое смещение? Так… получается около 0,02, что соответствует 0,9992 от скорости света. А нельзя ли это подделать?.. Не представляю, как такое возможно… Господи, выходит, они правы, и эта штуковина мчится к нам, причем гораздо быстрее, чем несколько часов назад… Компьютер, объедини спектры инфракрасного, оптического и ультрафиолетового телескопов с рентгеновским и гамма-спектром и введи поправку в 0,02 на голубое смещение.

Виктор изучил результат на дисплее.

- Интересно. Непохоже, что все излучение - тепловое… Компьютер, промоделируй и вычти спектр черного тела. Ага, вот и срез на высоких частотах. Очень похоже на спектр электронно-циклотронного резонанса в узлах пересечения магнитной силовой решетки. А это уже слишком сложно, чтобы подделать. Но какое магнитное поле способно вызвать ЭЦР в нанометровом диапазоне? Черт, около десяти миллионов тесла. А это лишь на порядок слабее напряженности магнитного поля на полюсах нейтронной звезды! Значит, ты, монстр, действительно используешь магнитное поле, как минимум, для работы магнитной воронки.

Но из чего, черт побери, можно изготовить нечто подобное? Конструкцию из железа и никеля такое мощное поле попросту сплющит. Фактически, оно более чем в миллион раз сильнее поля, в котором левитируют диамагнитные материалы, поэтому даже углеродное волокно оно порвет в клочки.

Насколько быстро такой объект будет увеличиваться? Он всего на семь часов отстает от света, который сам же испустил световой год назад! А если он выдает шесть девяток от скорости света… то отставание сокращается до тридцати секунд! Эта штуковина разбухнет от точки до размеров Луны всего за секунду, словно мчится быстрее света!

Значит, далее, как я полагаю, от меня ждут, что я улечу отсюда и займу позицию, на которой попытаюсь остановить эту чертову штуковину… Да пошли они в задницу! Готов поспорить на что угодно: то, что они предлагают, смертельно опасно. И вообще, все шансы за то, что я не окажусь достаточно близко. В отличие от них, мне есть что терять. Так пусть один из этих придурков и совершает подвиг, раз им так не терпится умереть.

Поступил очередной уточненный расчет траектории. Теперь конус расчетной ошибки стал уже, а его центральная ось четко проходила западнее станции. Эльдорадо же расположилось вблизи оси.

- Вот дерьмо! И какова вероятность, что эта штука угодит в мой горшок с золотом? - Он провел вычисления. - Небольшая. Фактически близка к нулю. Скорее всего, она пролетит в ста тысячах километров восточнее. Зато есть шанс, что я смогу воспользоваться планет-кой как щитом, когда эта штука пролетит мимо… Черт, ведь это целая куча гамма-лучей! И Айс был прав: даже если бы я захотел переместить Эльдорадо на самую вероятную траекторию перехвата, то не хватило бы тягового импульса - раз в тысячу, не менее, - поэтому они не смогут обвинить меня в том, что я не пытался.

Виктор смолк, подумал.

- Они не упрекнут меня в том, что я не попытался переместить Эльдорадо. Зато обвинят, что я остался на месте и не попытался остановить эту штуку. Мои баки под завязку наполнены высококачественным термоядерным топливом, а до лучшей траектории перехвата мне всего часа два полета на восток. Поэтому если я просто дам этой штуковине пролететь мимо и ничего не сделаю, и Земля поджарится, а потом заявлюсь и подам заявку на Эльдорадо, они поймут, что я был рядом и лишь наблюдал, как все происходит. Да уж, если у меня и сейчас маловато друзей, то после этого не останется ни одного…

Где-то в глубине корабля заурчал мотор, поднимая в трюм робота-бурильщика.

- Уж ты бы помолчал! - рявкнул Виктор. - Мой жестяной друг, если мы попытаемся остановить эту штуку, то ты поджаришься вместе со мной! Так что давай никуда не лететь. Ведь я буду настолько богат, что эти придурки все равно станут целовать мою задницу.

Виктор замер.

- Или… погоди-ка. Черт, вся моя модель бизнеса накрывается медным тазом! Если внутренняя система будет уничтожена, где я возьму клиентов?

Он снова задумался, потом злобно усмехнулся:

- Но я и после этого останусь владельцем самой богатой находки, какую только выдавало облако Оорта… А что мы здесь имеем поблизости? Четыре исследовательских поселения, да еще корабль дальней разведки «Немезида» - примерно в четверти светового года от нас, в плоскости эклиптики. Как говорится, закон обратных квадратов - лучший защитный экран [11]. Поселения, скорее всего, отделаются легким испугом, а уж с кораблем точно ничего не случится. Значит, человечество выживет. Мы просто начнем здесь все сначала. Пусть пройдет несколько поколений, прежде чем это будет кое-что значить, но я все равно останусь самым богатым человеком системы. И если у меня есть шанс остановить эту штуку, то, похоже, у трех других кораблей он тоже имеется… Может быть, Земля уцелеет. И тогда я закажу замечательную статую в память о ее спасителе… А-а-а, черт! Ведь здесь почти нет врачей! Интересно, сколько у нас уйдет времени, чтобы воссоздать методы продления жизни, которые есть у медиков в системе?

Тут ему вспомнились слова Вайолет с форума.

- Проклятье, вот еще одна дыра в моем плане. Я даже не знаю, есть ли вообще в облаке женщины детородного возраста. Из-за радиационной опасности большинство женщин, которым хочется прилететь сюда и заняться старательством, ждет, пока этот возраст окажется за спиной.

Где-то в недрах корабля громко зашипел клапан, стравливая газ перед отсоединением «пуповины» робота-бурильщика.

- Да? - отозвался Виктор. - Ну и что, если я кусок дерьма? А теперь заткнись и займись делом.

Досмотрщик:

- Полагаю, вы все просматривали обновленные расчеты траектории. Они быстро сходятся западнее станции «Рандеву». Вся эта информация - уже устаревшие новости. Если мы и дальше будем на нее полагаться, то наверняка слишком отстанем от реальной ситуации. Думаю, что с этого момента нам нужно относиться к задаче как к обычному визуальному перехвату, но при безумно больших скоростях. Объект внезапно начнет быстро увеличиваться, вероятно, уже через несколько часов, и когда это произойдет, возможности отреагировать почти не останется. Когда цель не перемещается относительно вашего поля зрения, а лишь увеличивается на экране, то это означает, что вы на курсе перехвата. Старайтесь оставаться на нем как можно дольше и точнее. Пит и Красти, похоже вы, ребята, уже не при делах. Вы не сможете оказаться в нужном месте вовремя. Айс:

- Судя по всему, станция «Рандеву» тоже выходит из игры… Никто не получал весточки от Винера? Объект, вероятно, пройдет западнее ледяного шарика, который исследует Винер, и он, возможно, сумеет выйти в точку перехвата вовремя. Сейчас его топливные баки должны быть полны.

Виктор уставился на диск - образец материала из ядра Эльдорадо. В его глазах пылала ненависть. На экране все еще виднелся обновленный расчет траектории объекта. И расчетная дата его запуска - год, когда родился Виктор.

- Это несправедливо! Ты, дурацкий кусок неодушевленной материи, выманил меня сюда, так ведь? Ты и твой слоистый приятель, что лежит у меня в мешке для образцов. Черт, надо было привязаться к мачте и не позволить вам, двум сиренам, себя обольстить! Но это бы меня не спасло, да? Я наверняка вернулся бы в пояс астероидов и поджарился вместе с остальными. Значит, я сам во всем виноват. Мне надо было выбрать «Рандеву-2» вместо «Рандеву-3». Но тогда я бы никогда не нашел Эльдорадо и остался бедным и одиноким добытчиком льда, проводящим годы в одиночестве, холоде и мечтах о женщине рядом.

Виктор продолжал испепелять диск взглядом, а в голове у него лихорадочно мелькали мысли.

- Как ты здесь вообще оказался, идиотский железный шар? Тебя послал сюда бог? А мог ли какой-нибудь всемогущий и всезнающий сукин сын все это предвидеть? Я что хочу сказать: все это началось более четырех миллиардов лет назад. Жизнь на Земле - и, наверное, на других мирах тоже - тогда была лишь комочками слизи в грязных лужах, если вообще существовала! Ну как мог кто угодно, даже всеведущее существо, знать, что такое произойдет сейчас и здесь? Даже если бог - потрясающий игрок в бильярд, то как он может предвидеть будущее, когда имеет дело с существами, обладающими свободой воли? Виктор уткнулся лицом в ладони и всхлипнул.

- Что же ты так паршиво прицелился, бог? Ты промахнулся? В этом все дело? Да, признай это. Сделав ход в самой крутой бильярдной партии всех времен, ты промахнулся на жалкие сто тысяч километров. Поэтому ты заманил меня сюда, чтобы решить проблему, да?

Он резко втянул воздух, потом вздохнул.

- Нет, план был не такой, верно? Ты поместил здесь Эльдорадо для нас, но последний шаг придется делать мне. Ну ты и паршивец!

Немного подумав, Виктор взял диск и уложил его в транспортный контейнер для образцов.

- Компьютер, запусти контейнер. Может быть, его кто-нибудь найдет и сделает из него памятник.

- Первая команда принята. Вторая команда не понята.

- Компьютер, игнорировать вторую команду. Приготовиться к отлету. Игнорировать мою метафизическую болтовню. Проблема не в том, что я не могу увидеть разницу между совпадением и судьбой. А в том, что я не могу различить судьбу и рок.

Винер:

- Виктор Гендег на связи. Извините, ребята, я водил вас за нос. Я на лучшей позиции, намного западнее того места, где я, по вашему мнению, находился. Мои баки полны смесью из примерно 90% дейтерия и 10% гелия-3. Я передаю свой вектор состояния и свои бортовые журналы. В журнале вы найдет вектор состояния, результаты анализа образцов и заявку на космическое тело, которое я на самом деле исследовал. Оно, скорее всего, уцелеет после грядущих событий, и вы захотите прилететь сюда и взглянуть на него сами. Прошу передать его всем, кого я не смог поблагодарить, когда это имело значение. Думаю, это определение должно включать все человечество. В любом случае, просмотрите журналы - и вы увидите, что никакой я не герой. Просто судьба сделала выбор за меня.

- Компьютер, начать передачу голоса и данных в реальном времени.

Виктор просмотрел выведенное на дисплей компьютера руководство по эксплуатации.

- Всем, кто меня слушает. Я пытаюсь опустошить баки с дейтерием, но они замерзли через несколько секунд после того, как я открыл клапаны, и теперь из них ничего не выходит. Обогреватели баков слишком маломощные для такого сильного потока. Черт, в фильмах у каждого космического корабля есть устройство самоуничтожения. Ну почему эту жестянку невозможно взорвать? Проклятые инженеры начисто лишили меня этой возможности. Эх, если бы у меня был термоядерный заряд! А у меня есть лишь несколько геологических зарядов.

Он взглянул на дисплей телескопа. С каждой минутой светящийся диск с яркой точкой в центре становился все крупнее.

- Чертовски много жесткого гамма-излучения. Уж не ошиблась ли Вайолет? Может быть, гамма-излучение ионизирует газ, если я смогу вовремя создать дейтериевое облако.

Он закрыл дренажные клапаны, вывел на экран изображение с камер, показывающих корму, и коснулся на экране нескольких точек на баках с дейтерием.

- Р-2, помести пятикилограммовые заряды в каждой из отмеченных точек. Объявляю аварийное аннулирование протокола безопасности.

- Эта команда нарушает условия договора аренды и страховки, - предупредил компьютер.

- Я принимаю на себя ответственность, а моя франшиза [12] лежит на депозите, - огрызнулся Виктор. - Это я жадная до денег сволочь, а ты всего-навсего арендованное имущество. И мне наплевать, что ты по этому поводу думаешь. Я сегодня не в настроении.

- Аварийное аннулирование протокола безопасности принято. Бессмысленные команды проигнорированы. - На дисплее пульта управления показался обслуживающий робот, торопящийся выполнить свое последнее задание.

Виктор перевел взгляд на дисплей телескопа.

- Похоже, мы все еще точно напротив центра. Пожалуй, Айс все же прав… логичнее попробовать направить взрыв чуть в сторону. Если держаться предположения, что объект нацелен точно в центр Солнца, то на таком небольшом расстоянии конус ошибок становится весьма узким. Компьютер, выведи на дисплей положение Земли относительно Солнца, с небесными осями. Покажи траекторию объекта. - Он кивнул. - Компьютер, покажи цель с небесными осями. - Он вытянул руку и развел пальцы, чтобы наглядно представить относительные ориентации. - А теперь настало время поиграть в угадайку. Компьютер, настрой точку перехвата на десять километров юго-восточнее центра конуса ошибок траектории.

Виктор покачал головой, ощутив, как заработали двигатели ориентации.

- Я обманываю себя, полагая, что объект нацелен столь точно… Если бы у меня было побольше времени! Проклятье, я не знаю, сколько времени понадобится гамма-лучам, чтобы ионизировать газ при такой плотности. Ведь я фактически буду сбрасывать жидкий водород. И он, вероятно, какое-то время будет существовать в виде капелек тумана. Черт, я даже не знаю, какова окажется его плотность. Мне остается лишь выполнить сброс и надеяться.

Проклятье, а насколько быстро станет ослабевать поле воронки при удалении от ее центра? Я оценил его напряженность в десять миллионов тесла вблизи от центра, но магнитное поле будет ослабевать пропорционально кубу расстояния. Вблизи центра оно должно иметь форму узкой воронки, и энергия, накопленная в самом поле, окажется просто невероятной. Но на расстоянии около двухсот километров оно слишком слабое, чтобы захватить большое количество ионов. Электрическое поле будет ослабевать не так быстро, но дебаевские радиусы экранирования [13] в плотном облаке будут означать, что большую часть ионов это поле даже не заметит. Сбрасывать дейтерий нужно почти точно в глотку. Если меня кто-то слушает, то запомните: надо подобраться так близко, как только сможете.

Несколько минут спустя робот доложил, что задание выполнено. В баках снова появилось слабое давление, а корабль выполнял торможение, занимая новую позицию. Виктор развернул арендованный у Айсмена корабль и нацелил корму на быстро приближающийся диск адской радиации, потом набрал команду. Корабль содрогнулся и дернулся вперед. Виктор взглянул на дисплей. За кормой бурлило плотное облако газа и замерзших капелек, с каждой секундой расползаясь все шире и заслоняя приближающийся корабль-убийцу.

- Я собираюсь добавить немного тепла в это облако, чтобы испарить лед и ионизировать все, что смогу. Возможно, полная ионизация и не нужна. Еще несколько минут плотность облака будет достаточно высока, чтобы столкновения частиц вызывали каскадную ионизацию, особенно когда их начнет захватывать и всасывать воронка… Компьютер, вывести реакторы на полную аварийную мощность. Установить свойства выхлопной струи на максимальный выход ионов с энергией в сто электрон-вольт. Мы немного подсветим это облако.

- Команда принята. Реакторы выведены на двадцать мегаватт. Полная тяга через две секунды, одну, зажигание… Бессмысленная команда проигнорирована.

Виктор напрягся - корабль с максимальным ускорением рванулся прочь от облака кипящего термоядерного топлива.

- Все, что я могу сказать: надеюсь, моя задумка сработает. На каком расстоянии перед собой эта штука способна обнаружить выброс облака? Наверняка лишь за долю секунды перед столкновением. А успеет ли она выключить воронку?.. Да о чем я вообще болтаю? Конечно, все сработает. Иначе зачем я здесь нахожусь? Уж я не промахнусь. Эй, бог, если ты слушаешь и если пустишь меня в рай, то меня там должна ждать тысяча девственниц. А если ты пошлешь меня в ад, то сатана еще пожалеет, что ему поклонялись те, кто запустил эту штуковину. Я для него приготовил кое-что гораздо…

Запись оборвалась.

- После этого его передачу заглушил радиошум. - Айсмен нажал кнопку голографического проектора в баре. - А вот что произошло несколько секунд спустя. Помните, как мы прикидывали возможную длину воронки? Но из-за релятивистской скорости она ужалась до почти плоского диска. Больше похоже на космическую мухобойку, верно? Все наверняка кончилось быстро. Большую часть своей боли он уже пережил заранее.

Смотрите дальше. Видите, мне пришлось быстро переключать телескопы, потому что излучения обрели красное смещение, когда объект промчался мимо. Насколько я могу судить, он промахнулся всего примерно на два километра от корпуса. Точность прицеливания абсолютно потрясающая. Вы видите вспышку в ядре, но еще не очевидно, что случилось нечто полезное. Я немного ускорю воспроизведение. Теперь вы видите, как схлопывается поле воронки, а ядро объекта начинает разваливаться. На вид здесь три крупных обломка, шесть поменьше и облако мелочи. Мощность взрыва оказалась намного больше, чем мы думали - вероятно, потому что большие магниты, которые Виктор обнаружил, накопили в себе энергетический эквивалент в несколько гигатонн, и они разрушились с той же стороны, где взорвался дейтерий. Траектория изменилась всего лишь на тысячную градуса, но этого вполне достаточно, чтобы большие обломки пролетели мимо Солнца.

Фрости качнул свой бокал и насладился ароматом лучшего коньяка в баре Айсмена:

- Есть идеи насчет того, что будет с внутренней системой? К ним все еще летит чертова куча обломков почти со скоростью света. Кусочек размером с горошину при столкновении рванет не хуже ядерного заряда.

Айс кивнул:

- Это точно. Но в Солнце угодит очень мало обломков, и он сумел отвести значительную часть от Земли. Всем в системе придется хреново, тут сомнений нет, но большинство все же выживет. Не пройдет и недели, как мы всё узнаем…

Красти пригладил свои длинные светлые волосы, встал со стула возле стойки бара и заговорил:

- Мы сейчас посмотрели и прослушали его записи, и мне хочется, чтобы мы кое о чем договорились. Предлагаю вырезать из них всё, кроме нескольких избранных цитат, и отдать прессе только хорошие фрагменты. В этих записях слишком много личной информации. Совершенно очевидно, что парень долго колебался, пока не принял решение. Что ж, я тоже могу признаться, что испытал облегчение пополам с виной, когда Досмотрщик сообщил, что я слишком далеко и не успею что-либо предпринять. Быть бесстрашным - попросту глупо. Но не надо смешивать бесстрашие с храбростью. И никто не скажет, что ему понравился бы такой выбор. Готов поспорить, что Пит до сих пор не с нами именно потому, что его гложет вина: он не мог помочь.

Рокхаунд покачал головой:

- А вот я бы не вынес, если бы на меня оказалась нацелена камера. Мне было бы настолько стыдно за свои чувства, что я ни за что не сохранил бы их в записи… Я нажал кнопку, чтобы опустошить свои баки, проклиная невезение и дрожа, как лист, и у меня возникла та же проблема, что и у Виктора. Как только жидкий дейтерий в баках закипел, температура упала, дейтерий замерз и давления не стало. Эти баки попросту не рассчитаны на быстрое опорожнение. Я потратил кучу времени, пытаясь решить проблему, а потом до меня дошло, что я ведь не нахожусь на пути объекта. И тогда я заплакал - и потому, что потерпел неудачу, и от облегчения… Что там говорят о запахе страха? Так вот, поверьте - он есть! Мне пришлось выбросить тот комбинезон.

- Все вы, ребята, перевозили дейтерий. - Досмотрщик угрюмо покрутил свой бокал. - А у меня было только инертное вещество для электрического тягового двигателя. Я мог бы выйти на позицию, да толку, наверное, от этого не было бы никакого. Но все парни во внутренней системе так поступили. Почему я этого не сделал? Желания-то у меня было столько, что я даже всех вас уговорил.

- А я скажу, почему сама этого не сделала, - призналась Вайолет. - Перед собой я оправдалась тем, что не успею выйти в точку перехвата… но если честно, то могла бы успеть. Правда, я не смогла бы там остановиться… и точно прицелиться тоже вряд ли сумела бы… но могла хотя бы попытаться выпустить свой запас дейтерия вовремя. Но я слишком долго колебалась, поскольку все время помнила, что у меня есть оправдание: ведь я могла оказаться единственной женщиной, если бы мы потерпели неудачу. Я и мои сморщенные яйцеклетки… Я уже прабабушка, и очередное поколение в пути. У меня двое детей, пятеро внуков примерно возраста Виктора, а у внуков еще девять детей. Мне бы следовало думать о том, как их защитить.

- У тебя была та же проблема: ты не смогла бы достаточно быстро сбросить груз дейтерия, - отметил Рокхаунд.

- Мне следовало умереть, пытаясь это сделать, - заявила Вайо-лет, уставившись в свой бокал.

Фрости покачал головой:

- Ребята, вы что, так ничего и не поняли? Допустим, ты, Досмотрщик, сумел бы оказаться на пути того корабля, и он промчался бы сквозь тебя. Чего бы ты этим добился?

Досмотрщик открыл рот, чтобы ответить, но Фрости остановил его, подняв руку:

- Заткнись и выслушай правду. Ты бы, скорее всего, сшиб какую-нибудь важную штуковину в оборудовании, которое создавало воронку, и та не засосала бы порцию дейтерия, запущенную Виктором. Корабль все равно угодил бы в Солнце, но теперь уже никто бы не увидел, как он приближается, поэтому более поздние попытки его остановить провалились бы. А ты, Вайолет, наверное, вызвала бы у корабля своим дейтерием нечто вроде отрыжки - и только спровоцировала бы отключение воронки. С тем же результатом.

- Но у меня был неплохой шанс… - запротестовал Рокхаунд.

- Заткнись, дурак! - рявкнул Фрости. - Ты находился с неправильной стороны, всего лишь с половинным грузом дейтерия, понятия не имея, как его сбросить, и, готов поспорить, с наспех отремонтированным телескопом. Ты наверняка оказался бы настолько далеко от центра, что заряд плотного газа вызвал бы локальную перегрузку воронки и не был бы уловлен и втянут. Не говоря уж о том, какого рода проблему ты бы вызвал. Нет уж, никто из вас не должен был остановить тот корабль. Этого не было в плане. Вайолет приподняла бровь:

- Черт побери, Фрости, ты что, в религию ударился?

- Хороший вопрос. - Фрости вздохнул. - С тот момента, когда Досмотрщик предложил идею с выпуском дейтерия, я рассматривал проблему захвата воронкой такого количества газа сразу. И пришел к выводу, что смысла в этом нет никакого. Да, Виктор затолкал свой дейтерий прямо кораблю в глотку, именно туда, где поле воронки самое сильное. Но она сожрала сотню тонн примерно за микросекунду, а не килограмм в секунду, как была спроектирована. И я не понимаю, почему облако газа попросту не пролетело сквозь поле. Я прикинул, какова должна быть напряженность поля, сколько энергии оно должно хранить, релятивистские эффекты… и результат никак не сходится. Впечатление такое, что воронка была изготовлена из алмазного волокна или чего-то подобного. Или ее удерживало нечто иное.

Но в одном я уверен: в самом конце Виктор был четко убежден, что его замысел обязательно сработает. А кто из вас может сказать, что отправился бы на перехват с такой же убежденностью?

Фрости обвел взглядом помещение.

- Так я и думал. Я тоже не могу. Мы сидим тут и лягаем себя, потому что думаем: у нас мог быть шанс, но мы его упустили. А теперь вспомните обо всех этих бедных героях во внутренней системе, которые писали кипятком, зная, что делают слишком мало и слишком поздно. Представьте, каково быть уверенным, что у тебя ничего не получится. Виктор был святым, друзья мои. Благословенным.

Айсмен поднял бокал:

- Сам уже не помню, сколько лет я надеялся отыскать то проклятое ядро астероида. И не смейте отрицать: вы тоже надеялись. А он уже держал этот приз в руках. Судьба же пырнула его ножом, да еще и крутанула нож в ране. Что с того, что он все время злился и матерился? Ведь его не нужно было тащить силой, он не упирался и не вопил. Он сделал то, что требовалось сделать, по собственной воле и в одиночку. И не важно, согласился бы он со мной или нет, я поднимаю тост за героя.

Перевел с английского Андрей НОВИКОВ

© Tom Ligon. El Dorado. 2007. Печатается с разрешения автора. Рассказ впервые опубликован в журнале «Analog» в 2007 году.

Примечание переводчика

Используемый в современной авиации прямоточный воздушно-реактивный двигатель (ПВРД) устанавливают на сверхзвуковых самолетах. В отличие от турбореактивных двигателей он почти не имеет движущихся частей и наиболее эффективен при высокой скорости полета в верхних слоях атмосферы. Принцип его работы основан на том, что объект, движущийся в воздухе с высокой скоростью, создает высокое давление перед собой и область низкого давления позади себя. Высокое переднее давление загоняет поток воздуха в трубчатый двигатель, где он смешивается с топливом в камере сгорания, нагревается до высокой температуры и выходит через сопло со сверхзвуковой скоростью.

Основанный на этом же принципе метод разгона космических кораблей был предложен в 1960 году физиком Робертом У.Буссаром (Robert W.Bussard) как вариант ракеты с термоядерным двигателем, способной развить огромную скорость при межзвездных перелетах, и ныне известен как прямоточный реактивный двигатель Буссара (ПРДБ). Двигатель использует огромное - до тысяч километров - электромагнитное поле в форме воронки для улавливания и сжатия водорода, находящегося в межзвездной среде. Высокая скорость загоняет водород во все более узкое магнитное поле, сжимая его до тех пор, пока не начнется термоядерная реакция. Далее магнитное поле направляет струю продуктов термоядерной реакции в виде реактивного выхлопа.

Главная проблема использования ракетных двигателей - огромное количество топлива. Поскольку топливо тоже необходимо разгонять вместе с кораблем, это приводит к экспоненциальному возрастанию массы корабля. ПРДБ обходит эту проблему тем, что не берет топливо с собой. Идеальный ПРДБ теоретически может разгоняться бесконечно. Но поскольку торможение при улавливании межзвездного вещества возрастает вместе со скоростью, у такого корабля будет иметься предельная скорость, при которой торможение станет равным тяге. Для создания положительной тяги термоядерный реактор должен обладать способностью осуществлять реакцию без существенного торможения поступающих в него ионов (относительно скорости корабля).

Собранное воронкой вещество может служить рабочим телом для плазменного реактивного двигателя, ионного реактивного двигателя и даже реактивного двигателя на аннигиляции вещества и антивещества. Межзвездная среда содержит в среднем 10-21 кг массы на кубометр пространства, в основном в форме неионизированного и ионизированного водорода, с небольшой примесью гелия и без значимых примесей других газов. Это означает, что воронка должна прочесать 1018 кубометров пространства, чтобы собрать 1 грамм водорода.

Очевидным источником энергии, предложенным Буссаром, является термоядерный синтез на основе слияния ядер водорода (протонов) - наиболее распространенного компонента межзвездного газа. К сожалению, добиться слияния протонов чрезвычайно трудно. Поэтому источниками энергии для межзвездного ПРДБ должны быть другие термоядерные реакции, однако нужные изотопы в космосе очень редки, и запас топлива надо будет везти с собой. Реактор может работать, используя известные реакции слияния дейтерия и другого изотопа водорода, трития.

Один из вариантов конструкции ПРДБ читатели могут увидеть на обложке журнала.


[1] Орбитальный резонанс возникает, когда два небесных тела оказывают регулярное и периодическое гравитационное влияние друг на друга, обычно из-за того, что периоды их обращения выражаются соотношением двух простых чисел. Орбитальные резонансы значительно усиливают взаимное гравитационное влияние двух тел. В большинстве случаев они приводят к нестабильному взаимодействию, при котором тела обмениваются моментами движения и меняют орбиты, пока резонанс не прекращается. При некоторых обстоятельствах резонансная система может быть стабильной и самоподдерживающейся, при этом тела остаются в резонансе. (Здесь и далее прим. перев.)


[2] Дейтерий, «тяжелый водород», в природной воде содержится в ничтожных количествах в форме «тяжелой воды» (D 2О). Гелий-3, легкий и нерадиоактивный изотоп гелия, на Земле встречается очень редко. Оба вещества могут служить «топливом» для термоядерного синтеза, который пока осуществлен только в форме водородной бомбы.


[3] Любой материал, который в конечном итоге выбрасывается из сопла ракетного двигателя, создавая тягу. Релятивистские частицы имеют скорость, близкую к скорости света, при которой начинают действовать принципы теории относительности.


[4] «Лига SETI» (SETI League) - основанная в 1994 году бесприбыльная международная образовательная и научная организация, объединяющая специалистов-энтузиастов, занятых поисками внеземных цивилизаций. В 2000 году лига объединяла около 1200 членов в 59 странах и использовала около 100 частных радиотелескопов. Возникла после того, как в октябре 1993 года NASA прекратила финансирование первоначального проекта SETI. Сейчас возглавляет лигу ее почетный директор (доктор SETI) американский ученый и инженер Поль Шач.


[5] Все упоминаемые в рассказе сетевые псевдонимы (ники) имеют неоднозначный смысл. Рокхаунд - «собака-ищейка камней» и «каменная собака», Айсмен - «тот, кто путешествует по снежным и ледяным территориям», он же «продавецмороженого» и «развозчик льда». Далее упоминаются Фрости - «морозный, ледяной», Вайолет - «фиалка» и «фиолетовый цвет», Красти - «покрытый коркой, жесткий, твердый» и «несдержанный, раздражительный». Ники Виктора означают: Уиннер - «победитель», Винер - «однофамилец Норберта Винера, основоположника кибернетики», «венский, из Вены» и «дурак, козел» на слэнге.


[6] Точки Лагранжа - пять позиций орбитальной конфигурации, где малый объект, на который действует лишь гравитация, может теоретически оставаться неподвижным относительно двух более крупных объектов (например, спутник относительно Земли и Луны). Троянские астероиды (Троянцы) - большая группа объектов на орбите Юпитера. Относительно системы координат с Юпитером в центре каждый из Троянцев находится в одной из двух точек Лагранжа, расположенных на 60 градусов впереди или позади Юпитера на его орбите. Троянцы распределены там в виде вытянутых и изогнутых скоплений вблизи точек Лагранжа.


[7] А.Е. - астрономическая единица (расстояние от Солнца до Земли), около 150 миллионов километров.


[8] Редакция рекомендует перед дальнейшим чтением ознакомиться с описанием этого устройства, приведенным после произведения.


[9] Голубое смещение - уменьшение длины волны и (или) увеличение частоты передаваемого сигнала. Поскольку коротковолновой конец оптического спектра голубой (фиолетовый), то при уменьшении длины волны видимого света он «смещается в голубую сторону». Противоположный эффект, увеличение длины волны сигнала, называется «красным смещением». Оба эффекта обычно ассоциируются с движением источника сигнала относительно наблюдателя («Доплеровский эффект»), и при голубом смещении источник движется к наблюдателю, а при красном - от него.


[10] Вспомним знаменитую формулу Эйнштейна: полная энергия тела равна его массе, умноженной на скорость света в квадрате.


[11] При увеличении расстояния от источника излучения вдвое интенсивность излучения снижается в четыре раза.


[12] Франшиза - освобождение страховщика от убытков, не превышающих определенного процента от страховой оценки.


[13] Величина названа в честь голландского физика-химика Питера Дебая. Это расстояние, за пределами которого подвижные носители заряда (например, электроны) экранируют свои электрические заряды в плазме и других проводящих средах. Другими словами, это расстояние, на котором может возникать разделение индивидуальных зарядов.


This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org15.08.2008

Содержание:
 0  вы читаете: Эльдорадо : Том Лигон    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap