Фантастика : Космическая фантастика : Пространство гиперсферы Борт фрегата Артемида… : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49

вы читаете книгу




Пространство гиперсферы

Борт фрегата «Артемида»…

– Внимание на боевых постах! Переход в режим «граница»[30] через минуту тридцать секунд!

Голос капитана Дымова звучал спокойно, хотя внутри все стыло в напряжении – он чувствовал, схватки не избежать. Интуиции Глеб верил. Она никогда не подводила его. Если в груди стынет ледяной комок, значит, грядет смертельная опасность.

– Зондам – готовность! – Он унял ноющий холод, не дал ощущению неизбежности проникнуть в рассудок. – Истребителям прикрытия ждать команды!

– Командир, связь на гиперсферных частотах! Экстренный вызов! Адмирал Шайгалов!

– Переключить на мой имплант!

Как не вовремя!

Голос адмирала возник в рассудке. Вокруг Глеба автоматически сгустилось поле, препятствующее прослушиванию передачи данных.

– Дымов?

– На связи! Адмирал, у меня режим «граница»!

– Отмени! Уводи фрегат!

– В чем дело?!

– На связь вышел один из пропавших пилотов истребителей! Он использовал станцию ГЧ древнего колониального транспорта. В системе обнаружена база резервного флота Альянса!

– Вы прослушиваете частоты колониальных транспортов? – Вопрос подразумевал, что передача является ловушкой, частью какого-то плана противника. Дымов разбирался в технике и понимал: древний узел ГЧ-связи не способен осуществить передачу на используемых в современности частотах.

– Передача была принята станцией боевого терраформирования «Эдем» и ретранслирована в систему Элио.

Ника…

Мысль ударила, мгновенно оглушив.

Несколько секунд на принятие решения.

– Адмирал, Ника пропала! – напомнил он Шайгалову.

– Она ретранслировала передачу. Это точно. Задержка в получении данных произошла по вине особого отдела Флота. СБТ «Эдем» не входит в список доверенных абонентов. Они потеряли время, перепроверяя источник.

Дымов оценил ситуацию:

– База Альянса на консервации?

– Не выяснено. Пилоты не рискнули сканировать стартовые сегменты.

– Точнее, адмирал!

– Шестая планета, Глеб. На второй, судя по всему, обосновались колониальные искусственные интеллекты.

Теперь ситуация читалась достаточно ясно. База Альянса действующая, и Дейвид прикрылся ею, как щитом. Логичный шаг с его стороны. Появление кораблей Флота Колоний неизбежно пробудит автоматику роботизированных соединений прародины, произойдет взаимоуничтожающая битва, победителями из которой выйдут древние колониальные «ИИ».

Секунды уносились, становясь прошлым.

– Применение установки «Свет»?

– Недопустимо. Вторая планета обладает биосферой, на ней обнаружены поселения деградировавших потомков колонистов с транспорта «Фобос». К тому же есть основания полагать, что адмирал Рокотов и личный состав пропавшей эскадры содержатся там.

Глеб продолжал перебирать варианты.

Тупик? Патовая ситуация? Но переговоры с Дейвидом ни к чему не приведут. Он ступил на тропу войны и слишком далеко зашел в реализации своих замыслов. Но атака на базу флота Альянса лежит за гранью возможностей фрегата. Тут и эскадра фактически бессильна.

Тупик?..

– Адмирал, у меня энергоресурс на исходе. Вызывайте обе Элианские эскадры.

Шайгалов опешил.

– Там база Альянса, Глеб! Опомнись! Прекрати процедуру всплытия!..

– Поздно, адмирал. Зонды ушли. Их обнаружат. Если я сейчас уведу фрегат, искусственные интеллекты поймут, что их точка базирования раскрыта. Они передислоцируются. И мы никогда не отыщем эскадру Рокотова!

– Глеб, они прикрыты базой Альянса, как щитом!

– Я понимаю. Но другого шанса не будет. Подтягивайте эскадры! Мы дадим возможность кораблям выйти из гиперсферы и развернуть боевое построение! Конец связи!

– Тебя уничтожат!

Ответом Шайгалову послужила тишина.

«Артемида» вышла из зоны связи.

…Мрак пространства озарила бледная вспышка.

Зонды, отработавшие в режиме «граница», передали на борт «Артемиды» достаточно данных для принятия взвешенного решения.

Фрегат вышел из гиперсферы в энергетически невыгодной точке всплытия, следуя заранее рассчитанным курсом атаки, – огромный корабль материализовался на высоких орбитах шестой планеты и тут же озарился множеством вспышек. Одновременно отработали стартовые катапульты, спустя мгновение разрядились ракетные шахты, три тяжелых генератора плазмы, – один, занимающий носовую часть «Артемиды», и еще два, расположенных на состыкованных с фрегатом артиллерийских платформах, пока молчали, готовые к залпу.

Двадцать истребителей прикрытия ускорились, каждая пара боевых машин вышла на свою орбиту, они двигались в режиме боевого сканирования, передавая тактическим подсистемам фрегата подробные данные, с каждой секундой охватывая все большие площади, выявляя все новые и новые искусственно созданные сооружения, замаскированные под фон естественного рельефа.

Доклады с боевых постов шли нескончаемым потоком.

– Пятнадцать секунд с момента гиперперехода!

– Истребители на заданных орбитах!

– Есть разделение боевых частей «Пираний»! Боеголовки в режиме поиска целей!

– Локальная сеть наномашин сформирована!

– Множественные очаги нарастающей энергетической активности на поверхности планеты!

– Система анализа фиксирует процесс реактивации кибернетических комплексов на глубине бункерных зон!

Фрегат неумолимо приближался к планете.

– Тридцать пять секунд с момента гиперперехода!

Рассудок Глеба воспринимал огромные объемы информации. Бой еще не начался, но разум Дымова утратил связь с физическим телом, он полностью погрузился в цифровое пространство, оценивая происходящее посредством миллионов датчиков, рассеянных в околопланетном пространстве, – он царил над событиями, осознанно сдерживая уже выплеснутую в космос мощь.

Рано.

Разделившиеся кассеты выпустили десятки тысяч боеголовок.

Статус: распознавание и захват целей.

Истребители завершили первый виток, теперь структура законсервированной базы флота Альянса читалась с полной определенностью.

Дежурные подсистемы противокосмической обороны противника обозначили себя огненными трассами, направленными ввысь. Аэрокосмические истребители уклонились от огневого контакта, ситуация необратимо усугублялась, Глеб ощущал невероятное напряжение каждого члена экипажа, чувствовал страх, недоумение – в мысленном обмене данными он безошибочно угадывал всплески обреченности.

– Нервы в кулак! – мысленный окрик Дымова ударил, как хлыст, отсек эмоции подчиненных.

Несколько секунд. Еще несколько секунд…

Весь опыт войны, сотни боев, в которых участвовал Глеб, половина сознательной жизни, проведенная в прямом нейросенсорном контакте с кибернетическими системами, знание логики боевых искусственных интеллектов Альянса позволяли ему сохранять самообладание. От филигранности и своевременности каждого производимого маневра уже зависели не успех или победа, а сто пятьдесят человеческих жизней – такова была истинная цена принятого им решения. Если не выдержит кто-то из них, сочтет командира безумцем, а себя – обреченным, заранее принесенным в жертву, то все пойдет прахом. В эти мгновения степень доверия между командиром и экипажем играла решающую роль.

Фрегат казался песчинкой на фоне унылого ландшафта планеты, лишенной атмосферы, превращенной в крепость.

Титанические корабли, затаившиеся в ангарах бункерных зон, уже «ожили», инициировав процедуру экстренного старта.

Первыми выйдут истребители прикрытия, за ними «Нибелунги», следом корветы, дальше средние и тяжелые корабли эскадр резервного флота.

– Активация ложных целей! – Мысленная команда Глеба привела к мгновенному отклику устройств.

Модернизированные фантом-генераторы, выброшенные в космос сразу по завершении гиперпространственного перехода, до сих пор ничем не выдавали себя, но по мере того, как основные системы противокосмической обороны планеты выходили из энергосберегающего режима, их использование стало одним из ключевых пунктов реализуемого плана.

На орбитах планеты начали появляться бледные фантомы.

Устройство генераторов, имитирующих ложные цели, за послевоенные годы значительно изменилось. База Альянса обладала самым передовым на период окончания войны оборудованием, и внезапное появление полусотни космических кораблей не могло обмануть системы анализа целей. Однако за пятнадцать лет технологии шагнули далеко вперед, теперь фантом-генераторы создавали не только оптический фантом и энергетическую матрицу космического корабля, они включались постепенно, предлагая системам обнаружения противника полную имитацию «всплытия» корабля из пространства гиперсферы.

– Огневой контакт!

– Полторы минуты!

– Наблюдаю движение вакуум-створов на дне кратеров! Ангары открываются!

Этого мгновения ждал Глеб.

Он начал действовать, спрессовывая десятки мысленных приказов в каждой секунде начавшейся схватки.

Подчиняясь его воле, тысячи дрейфующих в космосе «Пираний», заранее захвативших цели, устремились к поверхности планеты.

Сеть противокосмической обороны противника полностью активировалась, сосредоточив шквальный огонь на ложных сигнатурах, имитирующих состав двух эскадр. Около сотни «Фантомов», стартовав из сотовых пусковых сегментов бункерных зон, устремились навстречу лжекораблям, а в подсвеченных багрянцем зевах вакуум-доков появились зловещие очертания штурмовых носителей класса «Нибелунг».

В следующий миг поверхность планеты вскипела.

Боевые части разделившихся ракет ударили практически одновременно, поражая узлы противокосмической обороны, круша скалы, ослепляя датчики, нарушая энергоснабжение, деформируя еще не открывшиеся створы вакуумных доков, – массированный упреждающий удар оказался настолько сокрушительным, что вся инфраструктура военно-космической базы потонула в огне взрывов, многокилометровые выбросы пыли выметнуло в околопланетное пространство, а вспышки попаданий продолжали сверкать – вторая волна «Пираний» атаковала «Нибелунги», третья устремилась на перехват истребителей.

Точный, хладнокровный расчет, помноженный на непостижимую для машин человеческую способность к осознанному риску, нерациональному промедлению, которое не учитывали боевые системы искусственного интеллекта, – все это сыграло решающую роль.

Система ПКО базы флота Альянса ушла в сбой, инициировала вторичную перезагрузку уцелевших узлов разорванной сети. Боевые машины оказались в полыхающем аду, среди разрывов и ложных сигнатур. Облака нанопыли создавали глобальные помехи, данные необратимо искажались, вторая и третья волны ракет продолжали разрушительную атаку – сбившиеся с курса, предпринявшие экстренное противоракетное маневрирование «Фантомы» попали под шквальный зенитный огонь «Артемиды», вспухая среди пылевых выбросов ослепительными бутонами разрывов. Миллионы обломков уже парили в космосе, создавая дополнительные засечки на радарах, – в результате ни один из стартовавших аэрокосмических истребителей Альянса не дотянул до зоны низких орбит, где продолжали маневрировать фантом-генераторы, имитируя боевое перестроение двух эскадр. А на поверхности планеты вновь рушились скалы – четвертая волна «Пираний» ударила по целям, превращая перезагрузившиеся узлы противокосмической обороны в груды обломков, сотни тонн скальных пород, превращенных в пыль, вспухали вычурными серо-оранжевыми облаками, постепенно поглощая огромные пространства.

Хаос.

Тактические системы противника захлебывались в потоках ложных данных. Заранее разделившиеся кассеты позволили реактивным снарядам рассредоточиться в зоне низких орбит, они включали двигатели, атакуя с разных направлений, заставляя кибернетические системы тщетно вычислять точки старта, лавина роковых ошибок в расчетах нарастала, приводя к неверным ответным действиям, а в облаках пыли, расползающихся по лику планеты, продолжали бесноваться вспышки разрывов – это последняя, пятая волна выпущенных «Артемидой» ракет атаковала все обнаруженные сегменты базы, поражая пытающиеся стартовать корабли, наглухо «запечатывая» подземные ангары.

Непостижимая для неподготовленного рассудка схватка длилась полторы минуты.

Планету окутала пыль. Корветы, как и рассчитывал Глеб, не успели стартовать, лишь два корабля покинули ангары, продираясь сквозь пылевую завесу.

Аэрокосмические истребители с «Артемиды», разделившись на две группы, устремились в атаку на эти корветы, фрегат, двигаясь на малой тяге, продолжал сближаться с планетой.

Напряжение достигло наивысшей точки, но теперь Глеб остро чувствовал перемену в настроении экипажа, в докладах появилась уверенность, офицеры на боевых постах убедились, что атака фрегата на оживающую планету-крепость не являлась жертвенным шагом.

Да, у большинства из них не было того боевого опыта, которым обладал Дымов, но их психология на протяжении двух месяцев бесконечных изматывающих тренировок постепенно менялась, и сейчас, поверив в командира, заглянув в глаза собственному ужасу, они преобразились.

Два корвета противника, получив критические повреждения, падали, так и не вырвавшись из зоны пылевых облаков.

Внизу, под покровом клубящихся выбросов, пришли в движение огромные, горизонтально расположенные створы – они поворачивались вокруг оси, вставая на ребро, открывая сразу по два стартовых сегмента.

Три крейсера Альянса, сжигая пыль огнем двигателей планетарной тяги, начали синхронный старт, вторя им, полыхнули зарницы поменьше – это из глубин исполинских ангаров поднимались фрегаты трех эскадр полностью роботизированного резервного флота прародины.

– Три цели класса «Крейсер» в зоне поражения!

– Коррекция курса!

– Батареи плазмогенераторов с первой по третью к залпу готовы!

«Артемида», отработав двигателями ориентации, развернулась к планете.

– Батареям – залп!

Плазменные выбросы, свитые в тугие спиральные смерчи, ударили по расположенным в огромном кратере стартовым сегментам.

Датчики на миг ослепли.

Казалось, что под непроницаемой завесой пыли на поверхности планеты зародились три рукотворных солнца.

Звездные энергии, сконцентрированные на сравнительно небольшой площади, испаряли скалы, превращали дно кратера в жидкое стекло, металл – в огненные гейзеры магмы. Серия вторичных взрывов судорогой прокатилась по поверхности, огромные многокилометровые трещины пронзили планетарную кору, ослепительное прозрачное пламя свивалось тугими вихрями, раскаленные пузыри вспухали и лопались, огненный вал распространялся по полусфере, достав до зоны низких орбит, опалив «Артемиду».

– Есть поражение целей!

Один из крейсеров, получив критические повреждения, вдруг начал разламываться, проседая назад, в стартовый сегмент, еще секунда, и невероятной силы взрыв потряс планету, мимо фрегата, совершающего маневр уклонения, словно снаряды, проносились выброшенные на высоту сотен километров фрагменты деформированных конструкций и обломки оплавленных скал.

– Групповая цель разрушена!

– Наблюдаю активацию стартовых сегментов в секторах с девятого по восемнадцатый!

– Три фрегата Альянса в зоне низких орбит!

– Активация сотовых пусковых шахт! Множественные запуски, цели малоразмерные, идентификация – «Фантом»!

– Обнаружены стартовые сигнатуры в секторах с девяносто восьмого по сто двадцатый! Тяжелые единицы флота класса «Крейсер»!

– Сигнатуры штурмовых конвойных и ракетных носителей в северном полушарии!

– Фрегаты противника начали формировать боевое построение!

– Всем орудийно-ракетным комплексам – беглый огонь! Выбор целей самостоятельный! Навигационный пост – боевой разворот!

На перезарядку плазмогенераторов требовалось семьдесят две секунды, но дерзкий фрегат уже исчерпал все мыслимые лимиты. Десятки кораблей противника продолжали стартовать, некоторые, получив повреждения, пытались осуществить аварийную посадку, на дне кратеров открывались все новые и новые сегменты подземных космодромов.

– Истребителям прикрытия – вернуться на корабль! – Глеб трезво оценивал ситуацию, он не собирался бездумно рисковать. «Артемида» и без того совершила практически невозможное, на шестьдесят процентов выведя из строя системы противокосмической обороны планеты, уничтожив первую волну «Фантомов», не дав стартовать штурмовым носителям, повредив три крейсера и восемь фрегатов.

– Пума-1, понял вас, идем в ангары!

– Пума-2, принято, возвращаемся!

Семь минут тридцать две секунды с момента выхода «Артемиды» из гиперсферы.

Одна за другой оживали системы ПКО фрегата. Корабли Альянса уже вели прицельный огонь по «Артемиде», прорываясь сквозь пылевые облака, взметнувшиеся на сотни километров ввысь.

– Артиллерийским платформам – расстыковка! Полный автоматический режим! Огонь по выбору!

Два ощутимых толчка возвестили о немедленном выполнении команды.

– Первая эскадрилья в ангаре. Вакуум-доки правого борта закрыты, вторая эскадрилья заходит на посадку!

– Ждать последний истребитель!

Теперь фрегат уже не огрызался – он полыхал огнем. Две артиллерийские платформы, разорвав дистанцию, вступили в бой с ближайшими кораблями противника.

– Вторая эскадрилья завершила посадку! Доки левого борта закрыты!

Пятнадцать секунд до полной перезарядки плазмогенератора.

Сквозь клубящийся пылевой выброс проступили зловещие очертания тяжелого ракетного носителя Альянса.

– Двести малоразмерных целей! Он произвел залп!

Удар ракетного носителя с близкой дистанции равнозначен смертному приговору. Вслед за исполином в ореоле сиреневых вспышек, обозначивших работу стартовых катапульт, показался контур конвойного носителя вражеского флота.

«Артемида» мелко вибрировала – все орудийные комплексы работали на отражение ракетной атаки, вокруг фрегата полыхали вспышки, сливаясь в море огня, словно пылал сам космос, затем серия сокрушительных ударов потрясла корабль.

– Попадание во вторую, четвертую и пятую палубы! Поражены сорок три отсека правого борта!

– Генератор плазмы перезаряжен!

Глеб отдал мысленный приказ.

Между носовой частью фрегата и двумя тяжелыми кораблями Альянса протянулись ослепительные изломанные стрелы: перефокусированный генератор ударил пучковым разрядом, по броне конвойного и ракетного носителей метнулось ослепительное пламя, в космос брызнули гейзеры расплавленного керамлита, затем оба корабля как будто подернулись дымкой, их контуры исказились. Взламывая поврежденные бронеплиты, ослепительными волдырями выплеснулись внутренние взрывы, и оба исполина, сбившись с курса, начали удаляться, беспорядочно вращаясь.

Ближайшая к «Артемиде» артиллерийская платформа потонула в пламени взрыва.

Пространство на границе пылевых облаков стремительно наполнялось обломками.

– Боевой разворот! Осмотреться в отсеках, доложить о потерях! Курс двести шестнадцать, возвышение[31] ноль, полная маршевая тяга! Гиперпривод технического носителя номер один – готовность к пробою метрики пространства!

Вторая артиллерийская платформа успела задействовать генератор плазмы, еще одно рукотворное солнце вспыхнуло и погасло за кормой фрегата.

Ускорение маршевой тяги навалилось предельной перегрузкой.

Чтобы задействовать гиперпривод, фрегату следовало удалиться от бурлящего котла энергий, иначе любой, заранее рассчитанный гиперсферный курс грозил обернуться слепым рывком или того хуже – неуправляемым срывом на Вертикаль.

– Девятнадцать отсеков не отвечают на вызов! Высланы аварийные команды сервомеханизмов! Потеряны двадцать четыре огневые точки! Окончательные цифры уточняются!

Израненный фрегат стремительно уходил в сторону второго спутника безымянной звезды.

– Связь на гиперсферных частотах!

– Дымов?

– Адмирал Шайгалов?

– Доложи обстановку!

– Уничтожен один крейсер противника, два серьезно повреждены, десять фрегатов взорваны в стартовых сегментах, конвойный и ракетный носители выведены из строя ударом генераторов плазмы! Девяносто семь истребителей «Фантом» сбиты при попытке старта. Часть подземных ангаров уничтожена. Вражеский флот действует без построения, штурмовые носители и корветы до сих пор не стартовали! Потерял две артиллерийские платформы, повреждены четыре палубы по правому борту.

– Выходи из боя!

– Двигаюсь в зону гиперперехода.

– Молодец, – не удержался Шайгалов. – Мы в режиме «граница»!


«Артемида» уходила в сторону второй планеты, вслед дерзкому фрегату били ракетные залпы, но стремительный маневр на полной маршевой тяге разорвал дистанцию прямого огневого контакта, в бой вступили лазерные комплексы противоракетной обороны, введенные в автоматический режим.

Казалось, что фрегату удастся ускользнуть, но ракеты шли волна за волной, попадания происходили все чаще, энергоресурс стремительно таял.

– Поражение двенадцати отсеков левого борта!

Сетка лазерных разрядов вспыхивала все реже.

– Попадание в правый маршевый двигатель!

– Три эскадрильи «Фантомов» в зоне оптической видимости на курсе атаки!

– Вражеский флот формирует построение!

Глеб, напряженно следивший за ситуацией, понимал: битва только начинается. Экраны сферорадаров с каждой секундой пополнялись все новыми и новыми сигналами, атакованная база Альянса исторгала в космос сотни малоразмерных целей – эскадрильи «Фантомов», корветы, штурмовые группы «Нибелунгов» подтягивались к ядру флота, совершающему боевое перестроение в границах низких орбит.

Не дотянем. Не вырвемся…

В мысли Дымова вплелся доклад:

– Произведено обследование отсеков правого борта. Невосполнимых потерь среди личного состава нет. Пятнадцать человек отправлены в спасательные капсулы с легкими ранениями и травмами. Отсеки второго слоя – декомпрессия. Повреждения подсистем артиллерийских палуб в пределах восьмидесяти процентов! Смена боекомплекта приостановлена, артпогреба пусты!

«Артемида» теряла скорость, сбиваясь с курса. Не все ракеты из залпа, произведенного носителем Альянса, удалось сбить, броня фрегата зияла уродливыми пробоинами – Глеб совершил единственную ошибку, промедлив на границе пылевых облаков, дожидаясь перезарядки плазмогенератора.

Критические повреждения охватывали все большее количество отсеков внешнего слоя.

– Четыре минуты до зоны безопасного гиперперехода!

«Фантомы» противника угрожающе приблизились.

Орудийные башни расходовали остатки боекомплекта.

В этот миг сканеры зафиксировали первую вспышку гиперпространственного перехода.

– Наблюдаю флагманский крейсер «Ахилл»!

Еще две ослепительно-черные воронки разрыва метрики пространства возникли за кормой флагмана, и тут же система идентификации подтвердила – вслед «Ахиллу» появились ударные крейсеры «Гектор» и «Приам».

Исполинские корабли ускорились, совершая боевое перестроение, озарились сполохами от работы стартовых электромагнитных катапульт – «Пумы» покидали ангары, формируя щит истребителей, а в точке гиперперехода уже материализовались контуры фрегатов Кьюиганской эскадры.

Из глубин пылевых выбросов навстречу крейсерам Колоний тут же устремилось сонмище сигналов – серьезно потрепанный, но все еще боеспособный флот Альянса, действующий под управлением «Одиночек», начал атакующий бросок.

Системы боевого искусственного интеллекта не ведали страха или сомнений. Смыслом их существования являлась война – однажды разбуженные от чуткого настороженного сна энергосберегающего режима, они либо сметали со своего пути любого противника, либо погибали, третьего им не было дано.

…Линия корветов и две ремонтно-технические платформы последними покинули пространство гиперсферы.

Крейсеры Колоний, завершив боевое перестроение, поднялись над плоскостью эклиптики, встретив атакующий бросок противника синхронным залпом тяжелых излучателей плазмы, край пылевого облака внезапно вспыхнул, закручиваясь десятками локальных вихрей, начало схватки было поразительно похоже на рождение звезд…

Мысли Глеба разорвал доклад:

– Сбой в работе гиперпривода! Датчики «Аметиста» фиксируют поле низкой частоты!

Для «Артемиды» последнее прозвучавшее сообщение являлось приговором. Израненный, потерявший боеспособность фрегат оказался между жерновами начинающегося сражения.

– Экипажу покинуть боевые посты! Эвакуация! Повторяю, всем покинуть боевые посты, занять места в аварийно-спасательных капсулах!


Содержание:
 0  Наемник: Грань возможного : Андрей Ливадный  1  Глава 1 : Андрей Ливадный
 2  Планета Кассия. Усадьба семьи Полвиных : Андрей Ливадный  3  j3.html
 4  Планета Кассия. Усадьба семьи Полвиных : Андрей Ливадный  5  Глава 2 : Андрей Ливадный
 6  Система Кьюиг. База Флота Колоний… : Андрей Ливадный  7  Планета Эридан. Сектор Периферии 4 марта 2650 года по универсальному летоисчислению… : Андрей Ливадный
 8  Система Кьюиг. База Флота Колоний… : Андрей Ливадный  9  Глава 3 : Андрей Ливадный
 10  Планета Фобос Точка крушения грузового сегмента колониального транспорта… : Андрей Ливадный  11  j11.html
 12  Планета Фобос Точка крушения грузового сегмента колониального транспорта… : Андрей Ливадный  13  Глава 4 : Андрей Ливадный
 14  Планета Фобос Точка крушения двигательного сегмента колониального транспорта : Андрей Ливадный  15  Система Дарвин Борт станции боевого терраформирования класса Эдем… : Андрей Ливадный
 16  Планета Фобос Точка крушения двигательного сегмента колониального транспорта : Андрей Ливадный  17  Глава 5 : Андрей Ливадный
 18  Планета Фобос : Андрей Ливадный  19  Глава 6 : Андрей Ливадный
 20  Система Кьюиг Борт флагманского крейсера Ахилл : Андрей Ливадный  21  Планета Кьюиг. Центр межзвездной связи : Андрей Ливадный
 22  Система Кьюиг Борт флагманского крейсера Ахилл : Андрей Ливадный  23  Глава 7 : Андрей Ливадный
 24  Райский остров. Двое суток спустя… : Андрей Ливадный  25  Райский остров Посадочная площадка в секторе адаптации : Андрей Ливадный
 26  Планета Фобос. Райский остров… : Андрей Ливадный  27  Райский остров. Двое суток спустя… : Андрей Ливадный
 28  Райский остров Посадочная площадка в секторе адаптации : Андрей Ливадный  29  Глава 8 : Андрей Ливадный
 30  Планета Фобос. Райский остров Зона посадки транспортного корабля… : Андрей Ливадный  31  Райский остров На подступах к климатической станции… : Андрей Ливадный
 32  Райский остров. Побережье… : Андрей Ливадный  33  вы читаете: Пространство гиперсферы Борт фрегата Артемида… : Андрей Ливадный
 34  Планета Фобос Древний колониальный форт… : Андрей Ливадный  35  Древний колониальный форт Точка посадки Элизабет-Альфы… : Андрей Ливадный
 36  Околопланетное пространство… : Андрей Ливадный  37  Фобос. Бункерная зона колониального форта. Несколькими минутами ранее… : Андрей Ливадный
 38  Периферия. Эскадра адмирала Шайгалова : Андрей Ливадный  39  Планета Фобос. Райский остров Зона посадки транспортного корабля… : Андрей Ливадный
 40  Райский остров На подступах к климатической станции… : Андрей Ливадный  41  Райский остров. Побережье… : Андрей Ливадный
 42  Пространство гиперсферы Борт фрегата Артемида… : Андрей Ливадный  43  Планета Фобос Древний колониальный форт… : Андрей Ливадный
 44  Древний колониальный форт Точка посадки Элизабет-Альфы… : Андрей Ливадный  45  Околопланетное пространство… : Андрей Ливадный
 46  Фобос. Бункерная зона колониального форта. Несколькими минутами ранее… : Андрей Ливадный  47  Система Элио Центральный клинический госпиталь ВКС… : Андрей Ливадный
 48  Система Элио Центральный клинический госпиталь ВКС… : Андрей Ливадный  49  Использовалась литература : Наемник: Грань возможного



 




sitemap