Фантастика : Космическая фантастика : Глава 2 : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4

вы читаете книгу




Глава 2

Проход действительно оказался тесным, даже для Кайла.

Он долго протискивался в ненадежную, опасную щель между обломками желтоватого камня, раздирая одежду и кожу об острые куски металлических прутьев, торчавших во все стороны, словно обломанные зубы хищного зверя.

Наконец проход начал расширяться, рука вдруг провалилась в пустоту, и Кайл, совершив неосторожное движение, вдруг обмер, почувствовав, что падает.

Ему повезло – падение прошло без последствий. Первое что он понял, осязая пространство вокруг – под ним твердый, ровный пол. Это одновременно и ободряло и настораживало. Затем рука вдруг нащупала стену, на которой к удивлению юноши сохранилась пластиковая облицовка.

Ему все-таки повезло!.. Кайл моментально забыл о том, что собирался искать оборванный кабель. Рука поднималась все выше, по-прежнему осязая пластик. Настоящее сокровище! Сколько полезных предметов сможет сделать из найденных пластин мудрый и умелый Лик!

Рука внезапно наткнулась на… пластину выключателя.

Кайл не надеялся, что он работает, но в очередной раз ошибся. Внезапно под потолком помещения начал разгораться неяркий, желтоватый свет.

Глаза, успевшие свыкнуться с мраком, некоторое время адаптировались к тусклому освещению. Наконец, когда рассеялись темные пятна, он смог осмотреться.

Поначалу Кайл испытал разочарование. Помещение оказалось маленьким и абсолютно пустым, лишь в одной из стен располагалась плотно закрытая, почти сливающаяся с материалом облицовки дверь, подле которой располагалась прямоугольная пластина непонятного предназначения.

Пол, покрытый толстым слоем белесой пыли, не сохранил иных следов, кроме отпечатка его падения. Значит, здесь очень давно никто не появлялся.

Кайл встал на ноги сделал шаг к двери.

Странная преграда. Ни замков, ни ручек. Только тускло поблескивает металлом пластина, впаянная в облицовку.

Он понятия не имел, как открыть подобную дверь, но не останавливаться же в самом начале пути!.. От предчувствий и охватившего рассудок любопытства исчезло даже надоедливое чувство голода, донимавшее его с самого пробуждения.

Пытаясь найти несуществующий выключатель, Кайл тщательно исследовал поверхность преграды, для верности ощупал ее и…

Стоило его пальцам прикоснуться к металлической платине как в материале двери, просвечивая сквозь тонкий слой декоративного пластика, зардело несколько красных точек.

Он попытался отдернуть руку, но не смог. Вслед за касанием пальцев непонятная сила в буквальном смысле притянула его ладонь, заставив ее плотно прижаться к пластине.

Прошло несколько секунд и огоньки начали менять свой цвет. Сначала они налились янтарной желтизной, затем на глазах стали светиться зеленым, и вдруг дверь плавно без рывков начала отодвигаться в сторону!..

Кайл не выдержал, закричав от страха.

Ему казалось, что руку утянет вслед за дверью, но странная сила отпустила ладонь, и он едва не упал, резко попятившись.

Картина, открывшаяся его взору, не внушала особых надежд. Он увидел иной, не привычный для глаза коридор, стены которого состояли не из камня, а из какого-то другого менее прочного материала: когда-то тоннель выглядел как труба, но потом его смяла непонятная сила, – набравшись смелости, Кайл перешагнул через порог и оказался в узком, деформированном пространстве, освещенном редкими, тусклыми, желтоватыми светильниками, расположенными под сводами смятого коридора.

Некоторое время он продвигался, не встречая препятствий, лишь поражаясь открывавшимся картинам: раньше он и подумать не мог, что стены какого-либо прохода могут быть так причудливо смяты, перекручены… Теперь, вспоминая тот тесный тамбур, с напугавшей его дверью, он удивлялся, как смогло уцелеть небольшое помещение, среди неистовства непонятных сил, следы воздействия которых он наблюдал повсюду?

Пока он размышлял, проход вновь стал сужаться, и ему пришлось двигаться боком, с трудом преодолевая теснину меж двух, вдавленных внутрь тоннеля стен.

* * *

Он долго и упорно продвигался вперед, вопреки робкому голосу здравого смысла, который пытался подсказать, что нельзя так бездумно удаляться от дома, – на обратную дорогу может просто не хватить сил.

Нет, любопытство и странное лихорадочное чувство первооткрывателя, охватившее Кайла, заставляли его двигаться все дальше и дальше, всерьез не задумываясь о последствиях, хотя все тело уже ломило от усталости, – он не привык к столь долгим физическим усилиям, да и голод вновь дал о себе знать, но потом притупился и он…

Несколько раз на пути юноши попадались развязки, от которых отходило по три-четыре прохода. Зная, как легко заблудиться, он каждый раз избирал крайний правый тоннель, чтобы иметь четкий ориентир для обратного пути.

Однако испытанный прием не помог. Оказавшись в очередном тамбуре, он вдруг заметил собственные следы, четко пропечатавшиеся в пыли, покрывавшей сорванный и расколотый на куски пластик облицовки стен.

Он прошел по кругу, сам не понимая, как такое могло произойти?

Настораживало и то, что за несколько часов блужданий он не встретил ни единой двери.

Наверное, я выбирал не те проходы.

Кайл проявлял глупое упрямство, ему казалось, что он всего в двух шагах от некоего потрясающего открытия. Конечно, ему следовало остановиться и подумать – не лучше ли вернуться назад, отыскивая по собственным следам путь к тому злополучному тамбуру с напугавшей его дверью?

Он все-таки остановился, переводя дух и одновременно размышляя: как поступить?

Что ждало его по возвращении домой?

Уж конечно не похвалы. Скорее хорошая взбучка, за то, что оставил без присмотра проход к жилому коридору. Тоннельные слизни хоть и тупые создания, но тепло обустроенных помещений притягивает их как магнит.

Кайл внезапно осекся в мыслях. Сколько он уже блуждает по странным деформированным коридорам? Несколько часов, а может и больше, и за это время не встретил даже намека на колонии лишайника, или иных представителей растительного, либо животного мира, населяющих обычные пещеры и соединяющие их проходы.

Кругом лишь пыль, но какая-то ненатуральная бархатистая, и уж явно не живая.

Жутковатое место. Кайл подумал об этом, и ему вдруг стало так одиноко, он внезапно почувствовал себя потерявшимся, а тут еще и голод вернулся с новой силой, да и усталость навалилась как-то сразу, – впору сесть, опустить руки и не двигаться, давая отчаянью полностью завладеть рассудком.

От резкой смены настроений стало совсем скверно на душе. Думать о возвращении расхотелось. Что ожидает его дома? Вечное презрение братьев, пинки, да объедки? Кайл сел, вытянув ноги, и огляделся. Здесь в гробовой тиши, среди таинственных изгибов искореженных коридоров, на него, по крайней мере, никто не орет, не попрекает уродством…

Немного отдохну и пойду дальше, – с отчаянной решимостью подумал он. – Здесь хоть нет этих противных тварей, а выход должен найтись, обязательно…

Откуда исходит такая уверенность, он объяснить не мог, просто Кайл был сообразительнее своих родичей, и интуитивно понимал: все окружающее имеет определенный смысл. Если он сумел найти вход, отыщет и выход, нужно лишь собраться с силами и идти дальше.

* * *

Короткий отдых не принес облегчения, усталость и голод постепенно брали свое, и наступил миг, когда юноша перестал воспринимать реальность, как связную последовательную цепь событий.

Он шел, машинально передвигая ноги, уже не видя ни смысла в своих поисках, иногда, вконец измотанный, он засыпал, опускаясь на пол там, где его оставляли последние силы, но обморочный сон не приносил облегчения. Открывая глаза после очередного провала беспамятства, Кайл с особой остротой понял, что уже ни за что не отыщет дорогу назад.

Я умру здесь, среди тишины и пыли

Мысль получилась блеклой, равнодушной, словно он окончательно смирился с неизбежностью.

Что же в таком случае заставило его встать и снова брести дальше, уже не придерживаясь определенных направлений, а двигаясь наугад?

Надежда. Неиссякаемая надежда, которая теплится в душе до последнего вздоха…

…В очередной раз сознание прояснилось среди сумрака.

Кайл не помнил, как оказался тут. Он лежал на полу и чувствовал, как движется прохладный воздух.

Сквозняк… Потрескавшиеся от жажды губы вдруг искривились в мучительной улыбке – ему пригрезился звук монотонно капающей воды…

Шли минуты, но звук не исчезал, как не проходило и ощущение свежего, не несущего запаха затхлости воздуха.

Кайл с трудом пошевелился, затем привстал, опираясь на ослабевшие, дрожащие руки и словно зверь огляделся вокруг: прояснившееся сознание, словно губка впитывало в эти мгновенья не только сумеречные контуры предметов, но и запахи, звуки…

Он пополз, ориентируясь на слух.

Под руки не попадали ставшие привычными обломки пластика, пыль исчезла, а источники тусклого света располагались где-то высоко, они едва разгоняли мрак, сияя в вышине холодными точками…

Вода.

Звук монотонно срывающихся капель способен был свести с ума измученного жаждой Кайла. Он полз, страшась лишь одного: чтобы тот не оказался миражом…

Рука вдруг оскользнулась на влажной поверхности, и в свете далеких, непонятных огней он вдруг увидел свинцово-черную гладь небольшой лужицы, в которую с тихим хрустальным звуком с неимоверной высоты срывались капли вожделенной влаги.

Он пил долго, не отрываясь, вкус воды сильно отдавал металлом, но Кайлу казалось, что это вкус жизни, которого он до этого просто не понимал…

Сделав еще несколько судорожных глотков юноша отполз в сторону.

Кайла знобило. Прохладный ток воздуха уже не казался таким приятным, скорее наоборот, прохлада не бодрила, а лишь вызывала новые приступы неконтролируемой дрожи.

Нужной найти силы и встать. Двигаться. Разогреть онемевшие мышцы…

Голос собственного рассудка, нашептывавший простые правила спасения, не позволял ему вновь впасть в забытье. От выпитой воды в желудке началась резь, но появившаяся боль, от которой в другое время он, наверное, закричал бы, сейчас помогала ему удерживать искорку сознания.

Цепляясь руками за непонятные, покатые возвышения, от которых вверх, к далеким призрачным огням уходили покрытые шелушащейся ржавчиной стойки, он сумел подняться на ноги и сделать несколько неуверенных шагов.

Теперь немного придя в себя Кайл начал понемногу осознавать, что находиться в огромном зале. Он никогда не видел такой большой пещеры. Ее свод терялся в плотном мраке, да и стен не было видно, лишь по мере продвижения в поле зрения из сумрака выдвигались странные решетчатые конструкции, по которым змеились целые связки кабелей…

Вид знакомых коммуникаций немного приободрил Кайла. Он чувствовал, что необычное место в чем-то сродни привычному миру пещер и вырубленных в камне тоннелей. Возможно, здесь найдется какая-нибудь еда и теплое место, где он сможет нормально выспаться?


Содержание:
 0  Отверженный : Андрей Ливадный  1  вы читаете: Глава 2 : Андрей Ливадный
 2  Глава 3 : Андрей Ливадный  3  Глава 4 : Андрей Ливадный
 4  Глава 5 : Андрей Ливадный    



 




sitemap