Фантастика : Космическая фантастика : Глава 2. Круг : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу

Глава 2. Круг

Мое личное погружение в область незнакомых знаний происходило постепенно и нужно сказать – достаточно мучительно. Некоторые книги вызывали откровенное недоумение, иные заставляли задуматься, третьи… третьи вообще хотелось отшвырнуть в угол и больше не прикасаться к ним.

Постепенно я начал собирать информацию в сети Интернет.

Были сайты поразившие меня своей явной, темной, либо светлой направленностью. 

Я то нырял в гнилостное информационное болото, то поражался некоторым (чрезвычайно редким, к сожалению) светлым мыслям.

Постепенно я начал понимать: истины не знает никто. Я в корне не верно подходил к проблеме, пытаясь найти готовые ответы на мучившие меня вопросы. В большинстве книг (либо информационных блоков) содержалась лишь крупица настоящего знания, часто глубоко завуалированная домыслами, либо догматами.

Постепенно, день ото дня, в процессе мучительных размышлений, у меня начал формироваться свой взгляд на часто упоминаемое, где-то уже затасканное, не имеющее четких границ и определений понятие "астрал".

Я размышлял, формируя для себя картину данности, стараясь не подтасовывать факты, не выдавать желаемое за действительное, – я рассуждал логически, соединяя современные знания с утверждениями, взятыми из древних источников.

Не было вспышек озарения, откровений… Шел нормальный процесс осмысления. Первое на что я обратил внимание: каждое физическое тело обладает своими энергетическими характеристиками. Даже камень, покоящийся на обочине проселка, содержит определенное количество потенциальной энергии, кроме этого он получает, либо отдает тепло, в зависимости от условий внешней среды… Мысленно представляя упомянутые процессы я видел уже не камень, а энергии, начиная понимать, что мысленный образ соответствует энергетическому телу лежащего на пыльной обочине проселка булыжника.

Такой взгляд на привычные предметы и явления внезапно открыл для меня совершенно иную картину мироздания. Я мысленно абстрагировался от физических тел, представляя мир, наполненный исключительно их энергиями .

Поначалу меня ослепляла феерия полупрозрачных, фантастически-красивых, постоянно взаимодействующих друг с другом энергетик, но потом моя мысль начала удаляться от Земли, и вдруг…

Я увидел черноту.

Черноту, в которой мой мысленный взгляд уже не мог различить тех мощных энергетических потоков, что пронзают космическое пространство. Я понимал, что они есть, но недостаток знаний сыграл свою роль, – в моем рассудке не находилось адекватного отображения для явлений космического масштаба.

Усвоив урок, я вернулся к земле, где мог представить энергетику хотя бы некоторых физических тел.

Выходит астрал – это мир энергий, не доступный обычному взору, вторая, незримая Вселенная, которая окружает нас повсюду, ибо ее генерируют различные физические процессы?

Да выходило именно так. По моему представлению наиболее сложную ауру генерировали живые организмы, среди которых, несомненно, доминировал человек.

Мы мыслим, в нашем организме протекают миллиарды биохимических процессов, и в результате тело любого человека наполняют и окружают различные энергии. Несомненно, мышление, эмоциональное состояние и физический тонус организма формируют уникальный для каждого человека энергетический образ, астральное тело, в котором находят свое отражение мысли индивидуума, потому как они – результат биоэлектрической активности мозга.

Значит, каждый человек будет иметь три устойчивых структуры – матрицу сознания, или энергетический слепок разума, эмоциональную составляющую – душу – которую формируют мощные биохимические реакции, формирующие наши эмоции, которые суть – характер человека, сумма эмоциональных побудительных мотивов к тому или иному действию, и, наконец, энергетическую оболочку, в которую заключены структуры души и разума – отражение физического состояния организма.

Следующий этап размышлений привел меня к закономерному вопросу: если природные энергии стихийны, повторяемы, объяснимы, то человек, как уникум, личность, является наиболее сложным генератором структуры "астрального тела".

Что случается, когда наступает финал?

Астральное тело, благодаря своей устойчивой прижизненной структуре, еще некоторое время сохраняет целостность.

А дальше?

Дальше оно либо распадается, либо… продолжает свое существование.

При каких условиях астральное тело может сохранить свою структуру, перейдя на иной способ самоподдержания – к примеру, поддерживая целостность за счет подпитки другими окружающими энергиями?

Мне приходил только один ответ на заданный самому себе вопрос: стихийные энергии взаимодействуют друг с другом в силу объективных физических законов, и только человек силой своего разума, может – это доказано тысячелетиями истории научно-технического прогресса – воздействовать на них, подчиняя свое воле.

Главным условием здесь является осознание цели, осмысленность, обоснованность действия, наличие определенных знаний. Не получиться успешного химического, либо физического опыта, если человек не обладает знаниями в нужных областях, не видит перед собой конкретной цели совершаемых действий.

Так и в астрале.

Оказавшись в условиях энергетической Вселенной, но, не потеряв способность мыслить , человек может либо принять, осознать новую форму своего существования, либо нет.

В первом случае он осознанно начнет искать способ самоподдержания и с большой долей вероятности – уцелеет, во втором, его ждет неизбежное разрушение под воздействием окружающих энергий.

Постепенно, по мере осознания происходящего, в мою жизнь вторгались перемены. Странные иррациональные обрывки снов. События, которые никак не мог ассоциировать мой разум. Жизнь резко разделилась на две взаимоисключающие данности, – одна проходила на уровне размышлений, другая в "реале", уже после возвращения из состояния глубочайшей задумчивости, граничащей с полной отрешенностью от реального мира, в мучительных поисках логического осмысления новых выводов, и связанных с ними явлений.

Чтобы не "свариться в собственном соку" я начал делиться своими размышлениями с Ланой. Мы вместе пробовали рассуждать, опровергая, либо подтверждая мои умозаключения.

Постепенно мы приходили к согласию, в том вопросе, что двойная память определенно не являлась плодом больного воображения. Есть другая данность, мы все ближе подходили к осмыслению ее истинной сути.

Мне нужен был опыт. Явно подтверждение или опровержение.

Да, но как его осуществить? Прежде всего, я понимал: опыт следует ставить над собой. Вера в собственный рассудок толкала меня на рискованный шаг. Теперь, спустя годы я понимаю, насколько он был опасен, но тогда, измученный сомнениями, я был настроен пойти на определенный риск. Сидеть, сложа руки, становилось выше всяких сил. Ощущение, что дни пролетают мимо, из-за нерешительности, подсознательного страха перед последним шагом, не покидало меня.

Как поступить? Что может являться экспериментом?

Лана подсказала мне ответ.

Существовал еще один аспект, который я поначалу не принял во внимание.

Как поведет себя человек, при жизни познав суть окружающей нас энергетической Вселенной?

Вполне естественно, что увлеченный исследователь не побоится провести эксперимент, – он осуществит попытку сознательно отделиться от физической оболочки совершив экскурс в неведомое..

Насколько это опасно? Можно ли вернуться назад? Как долго можно находиться вне тела, и какие последствия это повлечет?

* * *

Этим вечером мы долго обсуждали волнующие нас вопросы.

– Как ты считаешь, чем занималась Вильгельмина?

Лана устало улыбнулась.

– Наверное, она посвятила свою жизнь изучению астрала. Научилась управлять энергиями и создала мир "тоннеля". Вот только мне не понятно, откуда там могли появиться современные технические коммуникации?

– Вселенная необъятна. – Ответил я. – Если мы не одиноки в космосе, то могут существовать цивилизации, далеко опередившие нас в области прогресса технических знаний. Я думаю что мир "тоннеля" не единственный, миров должно быть много, и не факт, что все они принадлежат людям, сумевшим сохранить свою целостность при астральном существовании. Поэтому часть "оборудования" Тоннеля могла быть заимствована у более развитых цивилизаций.

Лана кивнула.

– Я постоянно думаю над трагическим финалом. – Спустя некоторое время произнесла она. – Если Вильгельмина, как принято называть, занималась практической магией , то она ведь могла, используя как свои, так и древние знания, оградить родной город от посягательств?

Я ответил не сразу.

– Милая, возможно, ты со временем вспомнишь об этом. Постарайся не углубляться сейчас в воспоминания, не концентрируйся на них. – Я говорил так, потому что смутные подозрения уже начали брезжить в моем рассудке. Чем больше я думал о нападении на город, "тоннеле" и необъяснимом исчезновении Вильгельмины, тем сильнее крепло во мне подозрение: именно ее знания стали причиной нападения. И банды различного сброда, явно не по своей воле покинули леса, – их гнала на город неведомая пока сила…

– А что я должна, по-твоему, делать? – Спросила Лана.

– Ты бы не хотела попытаться отыскать другие миры, расположенные поблизости от Тоннеля? – Осторожно предложил я. – Сам факт их существования будет иметь огромное значение.

Ни я, ни Лана – мы еще не знали какой неожиданный оборот примут последующие события, с какой невероятной скоростью они станут развиваться, открывая не только тайны мироздания, но и приподнимая завесу, скрывающую события прошлого и их взаимосвязь с настоящим.

* * *

Я уснул, как казалось – глубоко и крепко, но на самом деле мой разум начал постепенно выходить за рамки привычной реальности.

Чудились какие-то мельтешащие вокруг тени, голоса, даже смех – далекий переливчатый и нереальный.

Постепенно видение окружающего начало проясняться, принимать конкретные, знакомые черты.

…Мы живем на первом этаже в кирпичном доме постройки начала двадцатого века. Недавно мы получили официальное разрешение и вместо одного из окон сделали отдельный вход в квартиру. Перед крыльцом разбили небольшой декоративный садик – несколько кустов вереска, розы и настоящая, плодоносящая виноградная лоза, адаптированная к условиям средней полосы России.

Смех доносился с улицы.

Я открыл дверь. В начале июня наступает время белых ночей, и я не удивился тому, что на улице светло. Посмотрел на машину, припаркованную у крыльца, убедился, что все в порядке, несколько секунд наблюдал за помаргиванием индикатора сигнализации и хотел закрыть дверь, когда над кроной ясеня, прикрывающего своей сенью небольшую площадку, вдруг наметилось непонятное, размытое движение.

Вообще я не люблю кошмары.

Машинальная попытка проснуться, открыть глаза, чтобы на корню пресечь бредовое видение не увенчалась успехом: не смотря на "белые ночи", вдруг упали сумерки, затем начала сгущаться тьма, а призрачные силуэты стали принимать черты существ, взявшихся за руки и несущихся по кругу в безостановочном, но плавном движении...

Я уже упоминал, что редко вижу яркие запоминающиеся сны. Чаще всего процесс отдыха сливается для меня в одно мгновение, когда кажется, что только закрыл глаза – и буквально секунду спустя тебя уже будят.

На этот раз все складывалось абсолютно иначе...

Двоякость состояния раздражала: с одной стороны, я, наверное, все же провалился в глубокий сон, раз не смог открыть глаза простым усилием воли, и в то же время мой разум продолжал бодрствовать, прокручивая перед мысленным взором эту странную картину, обрастающую все новыми и новыми подробностями...

То, что я поначалу принял за яркое сновидение, быстро и недвусмысленно принимало вид реальности: тьма вновь начала редеть, и я не только оказался в знакомой обстановке, но и почувствовал легкое дуновение ветерка, запахи…

Я еще раз предпринял тщетную попытку проснуться, надеясь, что происходящее все же является бредом, но тщетно – глаза не открывались.

Оставалось лишь смириться и стоически разглядывать картины, что проступали на фоне окружающей черноты...

Видение противоречило логике, фигуры в странных, ниспадающих одеждах кружили в воздухе на высоте двух-трех метров от земли…

В тот момент я, конечно, не вспомнил ни о сделанных накануне выводах, ни о своем желании произвести осознанный опыт, лишь в третий раз попытался проснуться, но опять ничего не вышло: сон продолжался, где-то неподалеку раздался переливчатый, неприятный смех, в котором, как мне показалось, прозвучала издевка.

Что ж...  – мысленно смирился я, –  пусть себе снится...

Порой философское, наблюдательное отношение к жизни в затруднительных ситуациях действительно выручало меня... но только не сейчас.

Пока я пытался примирить свое сознание со странными грезами, картина окружающего приобрела еще большую материальность. Теперь я отчетливо видел, как над машиной и виноградной лозой, под сенью раскидистой кроны ясеня несся хоровод из девяти взявшихся за руки фигур.

Некоторое время я рассматривал мистический хоровод, все более погружаясь в детальную атмосферу происходящего

Тела таинственных порождений спящего рассудка действительно были полностью скрыты под свободно ниспадающими балахонами, но у меня отчего-то росла внутренняя уверенность, что передо мной женщины, причем разного возраста. Трудно сказать, как я сумел придти к подобному выводу, не видя их лиц, даже не сумев угадать, кому из них принадлежал прозвучавший смех?...

Создавалось странное и неприятное ощущение, что некоторое количество информации о сущности тех, кто вторгся в сон, было попросту "закачано" в мой разум.

Во мне глухо нарастало сопротивление, неприятие ситуации в целом, но что я мог предпринять, оставаясь в объятиях глубокого сна? Разве что испытывать раздражение от осознания собственной беспомощности, да наблюдать за окружающим и слушать этот переливчатый смех, который попеременно казался сродни то нежному позвякиванию колокольчика, то грубому, хриплому карканью ворона...

...Внезапно в окружающем сумраке раздались иные звуки – со стороны фигур, до этого безмолвно скользивших под сенью ясеня, донеслась странная речь: слова, зазвучавшие в ночной тиши, произносились нараспев, на незнакомом языке, – это было нечто среднее между пением и речитативом; разум невольно воспринимал отдельные непонятные фонемы, подпадая при этом под ритм монотонного хоровода, который внезапно обрел двоякость, превратившись не только в круг тел, но и в плавный полет произносимых нараспев фраз...

Меня явно заставляли смотреть и слушать. Круг летящих над землей тел замкнул сознание в ловушку мелодичного речитатива, сковывая рассудок и волю, не давая ни малейшего шанса на бегство или противодействие.

Осознав это, я бросил тщетные попытки высвободиться, либо принять происходящее за сон, и… сразу же стало легче, а в следующую минуту, на мгновение поборов оплетающий сознание монотонный ритм, я мысленно выкрикнул, обращаясь к головокружительному мельканию взявшихся за руки безликих фигур:

"Что вам от меня надо?!"

Опять зазвучал тот же самый смех, а потом на фоне продолжающегося речитатива внезапно раздался отдельный, хорошо различимый голос:

"Ты правильно истолковываешь реальность, но твой разум несет в себе морок: ты многое предвидишь, но не во все веришь".

Теперь со мной разговаривали на понятном языке!..

Следующий, мысленно произнесенный вопрос, уже не стоил мне таких неимоверных усилий, как первый выкрик:

"Во что я должен верить?!"

Круг ускорил свое движение, не нарушая ритма непонятных фраз, а тот же голос ответил на заданный вопрос:

"Мир в твоем понимании был удручающе прост, а на самом деле он сложен. Намного сложнее, чем это видит самый просвещенный из вас. Ты прикоснулся к тайне и хотел подтверждений… Мы пришли, чтобы дать его!"

Собственно, с этого момента сам круг стал восприниматься мною как фон. Главным стал голос, который существовал отдельно от ритмичного хоровода тел и звуков.

Снова хохот, мелькание тел в темных балахонах, певучий речитатив фраз, в которых слух уже начал различать повторяющиеся элементы, и голос:

"Будь осторожен. Береги себя и Лану. Скажи – пусть доверяет своей сущности"...

Круг вдруг порвался, рассыпался на отдельные фигуры, которые, немного помедлив, взмыли в темно-фиолетовые небеса и исчезли во тьме, за очертаниями ближайших зданий, оставляя за собой жуткое ощущение реальности

...

Их исчезновение сопровождал затихающий вдали, переливчатый смех...

* * *

Утром я проснулся не в себе, с приступом головной боли.

– Лана что такое сущность? – Спросил я за завтраком.

– Разве ты не знаешь? – Искренне удивилась она. – Ты ведь читал…

– Я не сосредотачивался на данном вопросе.

– Не знаю, как тебе объяснить…

– Ну, приведи пример. У тебя ведь есть сущность?

– Есть… – Лана выглядела несколько растерянной. – И ты знаешь прекрасно, что это "Nebel".

– "Nebel"?! – Я был настолько удивлен, что даже на минуту забыл об изнуряющей головной боли. – Ты хочешь сказать…

– Да, я общаюсь с ним. – Кивнула Лана. – Но, – она предугадала мой следующий вопрос, – к сожалению, он помнит немного, только момент окончательного обретения самосознания. Это происходило много веков назад, когда он лежал на полу, больше не ощущая присутсвия своей хозяйки.

– Как это могло произойти?! – Я имел в виду возникновение самосознания у предмета!..

Лана поняла мой вопрос.

– Вильгельмина, по твоим же собственным выводам, вполне осознавала истинную сущность энергетической Вселенной. Она специально создала "Хранителя", и, отравляясь в астрал, брала его с собой, как оружие. Многолетняя близость, фактическое слияние их энергетических тел (Вильгельмина носила Хранителя на груди, в ножнах, имевших вид креста) сформировало сущность.

Да. Я не должен был задавать глупых вопросов, ведь отлично помнил, как при изготовлении Nebel а меня коснулись первые видения, которые на поверку оказались фрагментами его собственной памяти о событиях многовековой давности.

– Извини. Глупый вопрос. Мог бы сам догадаться.

– Андрей, а что случилось?

Я рассказал ей о появлении круга странных существ.

Лана побледнела.

– Сколько их было? – С непонятной дрожью в голосе спросила она.

– Девять… По-моему, девять…

Моя головная боль усиливалась с каждой минутой, становилось тяжело думать, появилась знакомая сухость во рту…

– Выйду, покурю на улице. – Я встал, направляясь к двери.

На улице ярко светило солнце. Похлопав себя по карманам, я понял, что забыл сигареты, зато рука наткнулась на ключи от машины.

Отключив сигнализацию, я сел на водительское сидение, потянулся за сигаретами. Боль пульсировала в голове, и, чтобы отвлечься, я машинально коснулся кнопки на панели магнитолы.

В следующий миг мне пришлось на секунду мысленно пожалеть о совершенном действии.

Мое сознание, не смотря на теоретические изыскания, оказывается, не было готово принять оформившиеся предположения за истину, но…

Что мне оставалось думать, как я мог теперь относиться к ночному происшествию, когда из динамиков акустической системы внезапно раздались знакомые, пробивающие по телу короткими волнами дрожи звуки, – я услышал тот самый речитатив , который ночью в буквальном смысле пленил мой разум, заставив присутствовать при появлении Круга…

Прошло несколько секунд, прежде чем я нашел в себе силы поднять руку и с силой надавить на кнопку выброса кассеты.

Обычная "TDK", со знакомой царапиной на наклейке. Я помню: на ней был записан сборник… Палец вновь толкнул кассету назад, в гнездо магнитолы, и опять из динамиков полились знакомые, произносимые нараспев слова незнакомого языка.

Я вынул кассету и пошел домой.

Ни слова не говоря, я сел у компьютера в столовой, и включил запись с камер охранной системы, которую мы установили после того, как примерно с пол года назад какие-то уроды выбили заднее стекло в машине.

Пол часа, мучаясь головной болью, я смотрел ночные записи, но… обе камеры показывали лишь изредка проезжающие мимо нашего дома машины, да запоздалых прохожих.

Никто не приближался к нашему крыльцу, а уж тем более не залазил в машину.

И, тем не менее, в моих руках была кассета с записью, – неопровержимым материальным свидетельством ночного происшествия.


Содержание:
 0  Башня : Андрей Ливадный  1  Глава 1. Самуэль : Андрей Ливадный
 2  вы читаете: Глава 2. Круг : Андрей Ливадный  3  Глава 3. Клементий : Андрей Ливадный
 4  Глава 4. Кольцо Фригайды : Андрей Ливадный  5  Глава 5. Рывок : Андрей Ливадный
 6  Глава 6. Скала Правосудия : Андрей Ливадный    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap