Фантастика : Космическая фантастика : Лес : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3

вы читаете книгу




1

Овальный люк мягко, почти бесшумно «утонул» в толстой переборке, отделявшей ходовую рубку от других отсеков картографического разведывательного корабля Конфедерации Солнц.

На пороге появился Мьют Анг, капитан космофлота, командир КРК[1] «Ищущий».

Главный пост управления тонул в полумраке: не смотря на наличие мощного бортового реактора, вырабатывающего достаточно энергии для всех подсистем корабля, кибернетический пилот «Ищущего» экономил энергоресурс, вот и сейчас освещение в рубке включилось лишь с появлением человека.

– Как обстановка, КСАП[2]? – Спросил капитан, занимая свое место в кресле противоперегрузочного пилот-ложемента.

– Идем по графику. – Мгновенно отозвалась аудиосистема. – Минута тридцать секунд с момента промежуточного всплытия. Завершен десятый прыжок, расстояние от пункта базирования восемь с половиной парсек.

Материал пилотажного кресла услужливо поддался, принимая вес тела, сенсорные датчики тут же начали передавать сигналы сервомоторам, которые регулировали положение противоперегрузочных элементов.

КСАП, дай внешний обзор. – Мысленно приказал Мьют Анг.

Стены и сферический потолок ходовой рубки приобрели иллюзорную прозрачность, они словно «растворились» благодаря включению сотен плотно состыкованных друг с другом секций телескопического обзора.

В правой полусфере сканирования полыхала звезда системы, по курсу корабля системы анализа подсветили невзрачный шарик единственной планеты, в левой полусфере слабым мерцанием обозначилось поле астероидов.

Капитан рефлекторно поморщился, и тут же, предугадывая его мысль, экраны правой полусферы изменили яркость изображения, свет звезды поблек, а в соседних секторах обзора явственно проступили холодные россыпи звезд, складывающийся в незнакомый рисунок созвездий.

Шелест пневматического привода возвестил о появлении в рубке еще одного члена экипажа. Сергей Климов совмещал должности пилота и навигатора, что не особо обременяло его, учитывая наличие на борту системы КСАП.

Поздоровавшись с командиром, он занял кресло во втором пилот-ложементе и, пристегиваясь, спросил:

– Насколько я помню, у нас встреча с танкером в этой системе?

– Да. – Ответил Мьют, рассматривая увеличенное изображение единственного спутника звезды. – Заправимся активным веществом и далее – прыжок к Аллору.

– Не слышал такого названия.

– Новая колония. Власти Элио собираются создать там центр колониальной администрации сектора Окраины. Мир, так себе, ничего необычного.

– Ага, значит вот почему «Ищущий» несет в трюмах комплексы терраформирования? Для Аллора, верно?

Капитан кивнул.

– Транспортных судов не хватает, что ли? – Возмутился Климов, которого вовсе не порадовала предстоящая процедура разгрузки дорогостоящей техники на необорудованных площадках. – Люди-то там есть?

– На Аллоре? – Мьют Анг едва заметно пожал плечами. – Пока нет. Для приема грузов существует две временных площадки в сельве. Меня особо предупредили: биосфера очень агрессивна.

– Ладно, разберемся, – Климов переключил на свой персональный дисплей файлы сканирования[3] и углубился в их изучение.

– Расслабься Серега. – Мьют потянулся. – Разгрузимся и дальше в неисследованные сектора, заниматься привычным делом. У меня куча заявок на разведку рудных месторождений на непригодных для жизни планетах.

– От кого заявки? – Климов насторожился: он был уверен, что основная задача «Ищущего» – миры пригодные для заселения.

– Часть от комиссии по переселению и ресурсов, а несколько от частных корпораций желающих перенести свои производства подальше от Центральных миров.

– Левые что ли?

– Нет, заявки на разведку официальные, но мы можем рассчитывать на «особую благодарность», если найдем для корпораций подходящие месторождения на планетах, не фигурирующих в списке колониального проекта.

Климов неопределенно хмыкнул. Он соображал быстро, и информация, выданная капитаном, показалась ему весьма перспективной.

– А эту систему до нас картографировали? – Поинтересовался он, оценивающе взглянув на явно безжизненный шарик планеты.

– Нет. Ее занесли в звездные каталоги во время Первой Галактической. В электронном атласе дано только общее описание, никаких данных относительно разведки самой планеты нет.

– Тогда, может, стоит попробовать? Планета одна, судя по данным сканирования к жизни непригодна, чем не кандидатура?

Мьют сверился с данными по расчетному прибытию танкера и кивнул.

– Давай попробуем. У нас в запасе еще двенадцать часов. Точка рандеву на окраине системы, туда нужно успеть без задержек.

– КСАП докладывает, что на полной крейсерской скорости мы успеем за шесть часов. Ты специально вывел корабль из аномалии раньше срока?

– Угадай с трех попыток?

Климов гадать не стал. С Мьютом он летал не так давно, поэтому всех привычек и тонкостей в поведении капитана узнать не успел. Против внеплановой разведки планеты он не возражал, в конце концов, деньги никогда не бывают лишними. Тем более Мьют сказал, что заявки на картографию официальные.

Если нам повезет можно получить приличную премию. – Подумал он, начиная принимать данные от КСАПа по расчету курса сближения до дистанции отстрела автоматических разведывательных зондов.

– Состав атмосферы нас интересует? – На всякий случай осведомился он.

– Задействуй возвращаемые зонды с комплексными системами сканирования.

– То есть, работаем по полной программе?

– Конечно. Успеем за шесть часов?

– Не проблема. – Ответил Сергей. Звезды на экранах уже начали плавно смещаться, – это «Ищущий» совершал маневр ориентации, выходя на курс сближения с планетой.

* * *

Дистанции запуска аппаратов разведки «Ищущий» достиг спустя полтора часа бортового времени.

Расчет капитана был несложен. Четыре комплексных разведывательных аппарата совершают по нескольку витков на разных орбитах, затем входят в атмосферу планеты, чтобы взять пробы грунта в местах, где будут обнаружены залежи полезных ископаемых. После этого аппараты догонят базовый корабль, которому потребуются почти сутки на полную заправку опустевших емкостей для активного вещества, питающего бортовой реактор.

– Зонды, минутная готовность.

В обшивке «Ищущего» сдвинулось несколько бронеплит, обнажая шахты электромагнитных катапульт.

– К запуску готов, отклонений в работе автоматики нет, зарядка стартовых стволов – девяносто процентов. – Раздался голос КСАПа.

– Старт разрешаю. – Ответил Мьют Анг.

В принципе с такой элементарной задачей справилась бы и автоматика, но капитан по возможности старался не нарушать регламента процессов, – в длительном полете это помогало сохранять форму, не поддаваться ощущению самоуспокоенности. Он знал немало печальных случаев, когда люди, полностью полагаясь на автоматику, не контролируя необходимые, кажущиеся рутинными действия, в конечном итоге расслаблялись, начинали откровенно скучать, отчего возникало эмоциональное напряжение, а в случае нештатных ситуаций любой член экипажа, привыкший полностью полагаться на автоматические системы, как правило, терялся, упуская драгоценные секунды, в моменты принятия ответственных, критических решений.

…Серия легких толчков возвестила об успешном завершении работа стартовых катапульт.

– Десять секунд, полет стабильный. – Климов внимательно следил за траекторией сближения зондов с планетой.

Мьют дождался, пока аппараты разведки совершат первый орбитальный виток, затем углубился в изучение файлов сканирования.

– Горячая планетка. – Прокомментировал принимаемые данные Сергей. – Терраформирование тут невозможно.

– Зато для заданных критериев поиска подходит идеально. – Отозвался Мьют.

Действительно мир, мимо которого сейчас двигался «Ищущий» оказался слишком молод (по меркам геологического времени), чтобы на его поверхности в обозримом будущем могли возникнуть поселения людей, но для корпораций, занятых разработкой полезных ископаемых ядовитая атмосфера и наличие множества вулканов не являлось помехой.

– Командир, быть может, не будем разрешать разведзондам посадку? – Сергей посмотрен на изображение, транслируемое из-под густого покрова облачности.

– Почему?

– Всюду вулканы. Поля застывшей лавы сейсмически неустойчивы. Я думаю при таких условиях достаточно сбросить пару сейсмокапсул. Они зафиксируют распределение полезных ископаемых в радиусе нескольких сот километров от точки падения[4].

– Хорошо. – Согласился Мьют Анг. Он был доволен предварительными результатами. Даже без тщательной разведки было понятно – планета абсолютно бесперспективна в плане колонизации, но для корпораций добывающих ресурсы, она подойдет как нельзя лучше. Здесь полезные ископаемые можно разрабатывать открытым способом, не возводя дорогостоящих, долгосрочных баз. Достаточно вывести на орбиту рудоперерабатывающий комплекс и черпать продукты извержения недр прямо с поверхности при помощи дешевой и надежной автоматизированной техники.

Пока он размышлял над перспективами постепенно удаляющегося мира («Ищущий» шел к точке встречи с танкером), три зонда успешно отработали программу, передав на борт данные сейсмосканирования.

– Сергей, почему нет связи с четвертым аппаратом?

– Разбираюсь командир. Он на другой стороне планеты. Выйдет из «мертвой» зоны через минуту.

* * *

Спустя семьдесят секунд четвертый разведывательный аппарат действительно вышел на связь передав данные по составу планетной коры и… украсив карту планеты невероятным (для данного мира) условным знаком.

Несколько секунд Мьют и Сергей молчали.

– Программа дала сбой? – Осторожно предположил Климов.

– Похоже. – Мьют Анг смотрел на условное изображение лесного массива, площадь которого по оценкам аппаратуры зонда достигала нескольких десятков гектар, не находя здравого объяснения подобному феномену.

Нет, в таких условиях жизнь может существовать разве что на уровне микроорганизмов, да и то не факт… – Подумал он, и тут же мысленно прикинул, что этот маркер сколь ни парадоксально он выглядит, ставит жирный крест на коммерческой ценности всей полученной информации. Если на планете в адских условиях существует лес, его нужно изучать, и ни о каком присутствии здесь корпораций уже не может быть и речи. Конечно, Мьют не верил, что там действительно существует растительность, но чем не шутит космос? Он может удалить часть данных полученных с зонда, и что? Вдруг потом выясниться, что это не сбой, и там действительно существует покров растительности?

– Сергей, отмени программу возвращения для четвертого зонда. Пусть вернется к месту обнаружения растительности. Остальные аппараты переориентируй так, чтобы они служили ретрансляторами сигнала. Я хочу увидеть это место и лично убедиться во всем.

– Понял, сейчас сделаю. – Сергей сам был далеко не в восторге от внезапной выходки автоматических систем.

– Готово, командир. – Доложил он спустя некоторое время.

– Где видеоряд? – Мьют посмотрел на осветившийся информационный экран, который застилала серая мгла.

– Сольный ветер. Над равниной сейчас несет облака вулканической пыли.

– То есть зонд не фиксировал лес видеодатчиками?

– Нет. Данные получены от комплексных систем сканирования.

– Хорошо. Пусть опуститься ниже.

Мьют Анг пристально всматривался в однообразную картину где серые частички пепла, увлекаемые порывами ветра, образовывали сплошную непроницаемую завесу.

– Сто метров до поверхности… Семьдесят… Пятьдесят… Тридцать…

В этот миг командир «Ищущего» увидел как из мглы навстречу снижающемуся аппарату выхлестнулось что-то длинное и гибкое, ему показалось, что это похоже на лианоподобное растение, зеленовато-бурого цвета.

В следующий миг сигнал от аппарата разведки пропал.

* * *

Попытки восстановить связь успехом не увенчались.

– Что будем делать? – Хмуро поинтересовался Климов.

Мьют ответил не сразу. Нельзя сказать, что в его душе шла борьба между алчностью и здравым смыслом, нет, командир «Ищущего» не был столь жаден и безрассуден, чтобы переживать по поводу потери разведывательного аппарата и вероятных проблем с продажей данных по планете заинтересованным промышленным группам.

Сейчас его душе боролись искатель приключений, авантюрист, и старший офицер корабля.

Если бы он своими глазами не видел непонятное образование, захлестнувшее разведзонд за секунду до необъяснимого обрыва связи, то несомненно, победил бы капитан.

Но он видел…

– Мне возвращать зонды на корабль? – Напомнил о себе Климов.

– Вот что Сергей. Поступим иначе. И попрошу тебя не пререкаться ос мной, договорились?

Климов удивленно обернулся. Что еще задумал Мьют? И почему у него глаза так лихорадочно блестят?


Содержание:
 0  вы читаете: Лес : Андрей Ливадный  1  2 : Андрей Ливадный
 2  3 : Андрей Ливадный  3  Использовалась литература : Лес



 




sitemap