Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9. : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу

Глава 9.

Подземные коммуникации. Неделей позже.

– Привет, Энтони. – Ян вошел в центральный отсек отделяемого модуля "Европы" и сел в кресло. После интенсивной многосуточной терапии он все еще ощущал слабость. – Что на сканерах?

– Идет тотальное прочесывание "запретки". Нагаев бросил на поиски все резервы.

– Сколько по твоим подсчетам у нас времени?

– Двое суток, максимум. – Ответил Дрейк и уточнил: – Они осматривают каждую агроферму, зачищают бункера, и брошенные поселки, но продвижение групп сильно осложняет обилие ложных целей.

– Андроиды, обитающие в запретной зоне?

– Да. К удивлению их оказалось намного больше, чем я полагал. Большинство сейчас пытается уйти от преследования в сторону пустынь, но некоторые оказывают сопротивление.

– Шансов отсидеться, как я понял, нет?

– Никаких. Я подключился к спутнику. Из-за облачности не могу продемонстрировать визуальное изображение, но данные сканирования поступают каждые три часа, сразу по прохождении космического аппарата над "запреткой". Вот динамика продвижения поисковых групп за последние двенадцать часов.

Ковальский посмотрел на схему, покачал головой и тихо произнес:

– Скверно… 

В этот момент ему подумалось, что Мари, которая лишь накануне вечером пришла в сознание, не порадуется таким новостям.

Чудо, что мы вообще остались живы. Техническое чудо, – мысленно поправил себя Ковальский.

– Энтони, ты выполнил мою просьбу? Есть какие-нибудь данные по колониальному транспорту?

Дрейк кивнул.

За пять суток, пока автоматика медицинского модуля боролась за жизни Мари и Яна, он не сидел на месте. Находясь на постоянной связи с системами поддержания жизни, андроид с присущей ему скрупулезностью исследовал все помещения сегмента "Европы". Для кибернетического механизма это не являлось сверхзадачей, скорее наоборот, Дрейк впервые по-настоящему смог реализовать свой потенциал, одновременно испытывая ощущение полноты жизни, – его действия получили смысл, рамки восприятия изменились, более не существовало узости задач, но главное – он, наконец, оказался востребован, нужен Мари и Яну – людям, которым Энтони, по сути, был обязан всем.

Это придавало его действиям особый смысл.

– Ну, так что? Не тяни, рассказывай.

Дрейк подошел к терминалу кибернетической системы. Отсек, в котором они сейчас находились, являлся аварийным командным постом, отсюда осуществлялось управляемое снижение отделившегося сегмента колониального транспорта, здесь же располагался мини-информаторий, до изучения которого в свое время так и не добралась Мари.

– Это проще показать, Ян.

– Тебе виднее.

Дрейк ввел несколько команд с панели ручного управления комплексом. За период исследований он убедился, что большинство аппаратуры в данный момент функционирует в полуавтоматическом режиме.

– Мне удалось обнаружить одну видеозапись, а так же краткий информационный отчет, который по всей вероятности был автоматически продублирован на все приемопередающие устройства разделившихся модулей. На мой взгляд, информация предназначена для поколений, рожденных на Проционе. А если говорить конкретно – она адресована тем, кто будет вести целенаправленный поиск.

На панели управления трепетно вспыхнул индикатор.

Устройство голографического воспроизведения сформировало в центре отсека объемное пространство, в котором появилась модель звездной системы, снабженная данными, касающимися параметров орбит девяти планет.

– Это Солнечная система? – Не сумев скрыть охватившего его волнения, спросил Ян.

– Верно. – Из указательного пальца Дрейка вырвался тонкий лазерный луч, спроецировавшийся в виде изумрудного маркера.

– Земля. Родина Человечества. – Зеленая точка очертила третью планету, имеющую один спутник.

– Марс – Маркер переместился к четвертой планете. – Первая и единственная на момент старта "Европы" внутрисистемная колония.

Пространство внутри сферы голографического воспроизведения на миг помутилось, затем произошла резкая смена кадра.

Ян почувствовал, как невольная дрожь медленно ползет вдоль позвоночника.

Внешняя камера показывала огромную конструкцию, зримо перемещающуюся на фоне холодных россыпей звезд.

На бронеплитах вращающегося вокруг оси симметрии корпуса, среди многочисленных надстроек ясно читалась нанесенная огромными буквами надпись:

"Колониальный транспорт "Европа".

Земля. Корпорация "Дитрих фон Браун".

Камера лишь некоторое время держала в фокусе надпись, далее пошел "наплыв", часть надстроек резко укрупнилась и…

Очередная смена кадра создала иллюзию прохождения сквозь обшивку.

Космический корабль, погруженный во мрак…

Пустые коридоры, давно не работающие гравитационные шахты межпалубного сообщения, тусклые индикаторы энергосберегающего режима на контрольных панелях, – все свидетельствовало о длительном, затянувшемся сверх всяких расчетных параметров полете.

Кибернетические системы корабля продолжали функционировать, но нигде, ни в одном из помещений колониального транспорта "Европа", не угадывалось следов присутствия экипажа: каюты, вахтенные посты выглядели осиротевшими, лишившимися смысла, не смотря на тусклые индикационные сигналы, немо свидетельствовавшие, что корабль продолжает полет в автоматическом режиме, экономя драгоценную энергию, но в отсутствии людей исправность самодостаточных кибернетических комплексов выглядела, как минимум зловеще…

Вряд ли кто-то мог угадать, что именно произошло на борту колониального транспорта.

Темные коридоры и пустые отсеки хранили тайну, разгадать которую было очень сложно: для этого на борту как минимум должен был бы появиться кто-то живой, ищущий, стремящийся к пониманию.

Увы, на удалении в несколько десятков световых лет от Солнечной системы, спустя годы после старта, вряд ли такое пришествие было возможно.

Корабль безнадежно затерялся среди бездны космического пространства, и в действиях автоматики, упорно ведущей "Европу" к намеченной много лет назад цели, уже не виделось смысла.

Однако кибернетическим системам исчезновение людей не мешало исполнять свои функции, реализуя запрограммированный план полета.

Время не имело значения.

Ничто не имело значения кроме задачи, поставленной сотни лет назад.

Процион – Альфа малого Пса – уже месяц как превратился из холодной немигающей точки в маленький, постепенно растущий и разгорающийся шарик звезды, вокруг которой по данным локационных систем обращались четыре планеты.

Не было никаких сомнений, – автоматика до конца выполнит программные предписания: зонды разведают планеты, и тогда кибернетический мозг корабля, выждав положенное время, примет решение о посадке.

Казалось, в этих действиях отсутствовал всякий смысл, и даже при удачном совершении всех маневров огромный корабль в лучшем случае застынет на поверхности одной из планет системы, как памятник дерзновенной попытке людей достичь далеких звезд.

Так это или нет, должно было показать ближайшее время.

Возможно тишина и пустота отсеков, пустые камеры низкотемпературного сна, ощущение покинутости огромного корабля не соответствовало реальному положению дел.

Люди уже не единожды доказывали, что экстремальные ситуации либо, патовые, безвыходные условия существования, способны привести к появлению совершенно неординарных решений, таких, что никогда не были бы реализованы в условиях Земли или Солнечной Системы.

Дальний космос холоден и равнодушен. Выжить в его условиях чаще всего является сверхзадачей, но люди, если они действительно решительны, подготовлены и амбициозны, способны справиться с большинством нештатных ситуаций, стремясь к одному – во что бы то ни стало выжить, сохранить свое "я".

Так ли удручающе окончательна была пустота отсеков?

Светило системы приближалось, разгораясь все ярче, и огромный колониальный транспорт впитывал обжигающий солнечный ветер, свет Проциона поглощался специальным материалом обшивки, превращаясь в энергию, столь необходимую для реактивации подавляющего большинства систем колониального транспорта.

Шло время, один за другим оживали терминалы кибернетической сети корабля и, вместе с их пробуждением казалось, что в пустые отсеки возвращается надежда.

Надежда на техническое чудо.

Ян понимал: его восприятие видеозаписи субъективно, но мысли невольно сопровождавшие видеоряд, представляли собой странную смесь, сотканную из эманаций обреченности и надежды…

Непонятно откуда шло чувство, словно за кадрами бесстрастной автоматической съемки незримо присутствовали эмоции загадочного существа или существ, которые, как и Ковальский видели эту запись, и отпечаток их ощущений парадоксальным образом наложился на видеоряд…

Возможно ли это?

Ян подсознательно чувствовал – да. Он не мог прогнать мысли, что вкупе с изображением воспринимал мысли тех, для кого колониальный транспорт, движущийся через бездну пространства, стал узилищем, из которого невозможно бежать…

Или они все же нашли путь к бегству от одиночества, трудного, невыносимого, однообразного существования?

Мысли Ковальского нарушил объемный текст, сменивший панораму интерьеров космического корабля:

"Краткий отчет системы.

Категория – общие сведения.

Объект: колониальный транспорт "Европа".

Построен в 2380 году. Порт приписки – планета Земля. Владелец – корпорация "Дитрих Фон Браун".

Технические данные:

Стартовая масса – 850 миллиардов тонн.

Габариты 7000 метров вдоль оси вращения, наибольший диаметр надстроечных компонентов 3000 метров, наименьший 700 метров.

Силовая установка: пять термоядерных реакторов (два ходовых, два резервных, один выделенный для нужд внутреннего энергопотребления).

Двигательная система трехкомпонентная, совмещенная: маршевая тяга достигается за счет истечения плазмы, коррекция пространственного положения обеспечена системой реактивных жидкотопливных двигателей и струйных компрессионных сопел автоматики ориентации.

Конструктивные особенности:

Сегментное деление на автономные модули. Общее количество (без учета специализации отсеков) – 12 000. Модульное строение корабля обосновано трехсотлетним опытом освоения Солнечной системы, удобством монтажа, повышенной живучестью колониального транспорта в условиях нештатных ситуаций.

Общие данные по проектной загрузке:

Штатный экипаж: 4000 человек.

Первоначальный проект предполагал наличие криогенных залов для 50 000 колонистов, однако разработка крионических камер была остановлена на стадии полигонных испытаний.

Переоснащение корабля в связи с изменившимися техническими условиями произведено в период 2385-2388 годов. Девяносто процентов систем в результате модернизации получили статус "автоматических" (с сохраненной функцией ручного управления).

Загрузка криогенных залов отменена, штатный экипаж сокращен до ста человек. Освободившееся внутрикорабельное пространство отдано под хранилища биологических материалов и техники (см. документацию по проекту перспективного освоения удаленных звездных систем путем внедрения самодостаточных роботизированных комплексов класса "терраформер", производитель корпорация "Дитрих Фон Браун").

Общие сведения по эксплуатации:

В период с 2388 года колониальный транспорт "Европа" при полной загрузке хранилищ планетопреобразующей техники и банков генетического материала проходил испытания на живучесть, обращаясь по собственной орбите вокруг Солнца.

Малые корабли с борта "Европы" выполняли тестовые рейсы с маневрированием в условиях пояса астероидов.

В 2390 году после принятия решения о частичной консервации, колониальный транспорт включен в состав группы технического обеспечения Марсианского проекта. Служил опорной базой для корпоративных ВКС при ликвидации последствий Марсианского кризиса. На борту "Европы" размещался временный штаб управления кризисной ситуацией. В связи с потребностями текущего момента расконсервированы сектор биологических лабораторий, главная двигательная установка, система навигации и кибернетическая сеть корабля.

Примечание:

Старт корабля из Солнечной системы осуществлен 17 мая 2390 года.

Главные командные последовательности введены в режиме ручного управления с терминалов ходовой рубки, при соблюдении установленной процедуры допуска.

Реальный экипаж на момент старта – семь человек. Список прилагается.

Инициализация главных командных последовательностей привела к автоматическому включению систем пилотирования. Принята к исполнению программа автоматического полета. Цель – система Проциона (альфа Малого Пса).

Дополнительные сведения о процессе автоматического полета зафиксированы в записях бортового журнала.

Особые пометки:

Пятый год полета. В связи с распространением чужеродных микромашинных форм расширена зона строгого карантина. На совещании экипажа принято решение об отстреле инфицированных отсеков, при достижении конечной цели полета, с параметрами орбиты, неизбежно влекущими сгорание части сегментов корабля в плотных слоях атмосферы.

Программа автоматического полета исчерпана 12 декабря 2415 года аварийным разделением модулей на низких орбитах третьего спутника Проциона.

Экипаж в целях безопасности размещен в обособленных отсеках, инициирована система искусственного поддержания личностей, с перспективной функцией биологической реконструкции на основе выработанных в ходе полета технологий.

Отсеки экипажа: 1084-1091. Управление автономное.

Примечание:

Локационными системами основного модуля "Европы" в ходе снижения зафиксировано нештатное изменение траекторий карантинных модулей. Вероятная причина – перехват управления аварийными силовыми установками. Источник несанкционированных действий – инфицированные в колонии Марса сервомеханизмы андроидного типа, предназначенные для утилизации, путем полного уничтожения в плотных слоях атмосферы.

Программа автоматического полета завершена с ошибками.

Конец записи.

* * *

Реальная информация.

Первый проблеск истины на фоне сотен загадок.

Да что там проблеск – Ян ощущал, что краткий информационный отчет кибернетической сети "Европы" содержал саму суть: он прояснял главное, – откуда стартовал корабль, почему вслед за ним не появились последующие колониальные транспорты, и главное – в отчете упоминались формы микромашиной жизни…

Откровенно – голова шла кругом.

Земля… Солнечная система… Марс… – новые понятия отдавались в душе чувством глубокой подсознательной ностальгии.

– При допросе Нагаева Мари выяснила, что микромашинные формы жизни, по его сведениям, не принадлежат к сумме известных технологий. – Нарушив воцарившуюся тишину, произнес Ян.

Энтони кивнул, затем сел в кресло (это придавало разговору некоторую раскованность) и произнес:

– Я размышлял над данным несоответствием. Среди технической документации действительно нет описания микромашинных форм. Но ты видел своими глазами: в комплексе диагностической аппаратуры медицинского модуля присутствуют необходимые программные и аппаратные средства для тестирования колоний микромашин. Если сложить все полученные данные, то можно с большой долей вероятности предполагать следующее:

В процессе освоения четвертой планеты Солнечной системы возникла нештатная ситуация. Нагаев, скорее всего, прав – микромашины плод иных, не человеческих технологий, но люди, столкнувшись с непонятной инфекцией, поражавшей в первую очередь механизмы, искали способы защиты, изолируя и изучая инфицированные механоформы на безопасном удалении от Земли, а именно – на борту колониального транспорта "Европа".

– Логично. – Согласился Ян. – Но при таких условиях отправлять колониальный транспорт к иной звездной системе попросту неразумно.

– Да. Но обрати внимание на количество членов экипажа. Семь человек вместо ста по штатному расписанию.

Ян задумался.

В отсеке воцарилась гнетущая тишина, – сознание Ковальского вновь искало ответ на очередной вопрос, лежащий вне плоскости жизненного опыта…

– Могу я внести предположение? – Спустя некоторое время спросил Дрейк.

Ян вздрогнул от его голоса, – он настолько глубоко погрузился в собственные мысли, что на время позабыл о Дрейке.

– Конечно, Энтони. Извини, я задумался…

– Есть над чем подумать. – Ответил Дрейк. Он старался максимально использовать свой словарный запас, ему хотелось, чтобы Мари и Ян не воспринимали его как исполнительную машину.

– Говори, я слушаю.

– Ян, мне кажется, нужно искать ответ, на время отвергая логику. Не думаю, что старт "Европы", превращенной в лабораторию по исследованию чуждой людям механоформы, был санкционирован.

– Хочешь сказать, что космический корабль угнали?!

– Такая возможность не исключена. Люди непредсказуемы в своих поступках, особенно когда они попадают в критические ситуации. На Марсе произошла техногенная катастрофа, это понятно из отчета системы колониального транспорта. Вероятно, пострадали люди. К тому же, технология иной расы, помимо опасности, представляет уникальную ценность. Иначе говоря, – инфицированная техника не подверглась уничтожению на месте – ее вывезли для исследований. Я тут ознакомился с некоторыми материалами, касающимися социального и экономического устройства Земного общества, и предположил, что исследования на борту "Европы" могли производиться тайно, в корыстных целях определенной группы лиц. Под подозрение падает все та же корпорация "Дитрих Фон Браун", руководство которой вполне могло игнорировать принципы общечеловеческой безопасности ради получения потенциальной выгоды. Теперь, сложив вместе все известные обстоятельства, ответь – могли ли семь человек, инициировавших старт "Европы" оказаться в безвыходной ситуации, стать заложниками обстоятельств, вынудивших их к бегству?

– Не лишено смысла. – Согласился Ян.

Давление обстоятельств… Разве он сам не испытывал подобное? Разве не шел на рискованные шаги, в попытке вырваться из тупика?

Предположение Дрейка объясняло многое.

– Возможно, ты прав, Энтони. – Ковальский посмотрел на андроида. – В таком случае для нас очень важно знать – что стало с экипажем "Европы"?

Дрейк понимал, о чем говорит Ян.

Только люди, инициировавшие старт колониального транспорта, могли поведать истину, внести ясность в ту невероятную сумму технологий, что расцвела в сотнях очаговых зон освоения по всей поверхности Проциона.

Они знали несоизмеримо больше чем все кибернетические системы вместе взятые, ибо настоящее знание заключается не только в конкретной информации по существу отдельного вопроса, – истина, в ее глобальном понимании, охватывает все аспекты реального положения дел, начиная от технических подробностей, и заканчивая нравственными оценками.

– Прошли века Ян. Почему ты думаешь, что экипаж "Европы" по-прежнему находиться на Проционе?

– Я следую логике твоего предположения. Во-первых, дилетанты не могли угнать колониальный транспорт. Во-вторых, еще во время полета они искали способ выжить, не сойти с ума от одиночества в тесноте корабельных отсеков, исследовали микромашины, создали специфичное оборудование. Вспомни отчет системы. Они знали, что должно произойти после посадки, сознательно отделили исправную технику от "инфицированной". Значит, они не теряли надежды на успешный процесс терраформирования, прекрасно понимая, сколько времени уйдет на преобразование бесплодных вулканических пустынь. Процион в его изначальном виде – это ад для человека, а прозябание в герметизированных бункерах мало чем отличается от невыносимо-долгих для рассудка условий космического перелета.

Они хотели жить. – Убежденно продолжил Ян. – Как любой из нас. Не существовать, а именно жить полноценной жизнью в новом мире, под открытым небом, но для этого должны пройти как минимум две фазы терраформирования: преобразование атмосферы, и первичная адаптация растительных форм.

Как ты считаешь, Энтони, они могли создать системы, позволившие обмануть время?

Дройд ответил не сразу. Он размышлял как минимум минуту.

– Вероятность высока, но для категоричного ответа слишком мало данных. В отчете системы имеются ссылки на "сохранение личностей" и "камеры биологической реконструкции", но нам неизвестно что подразумевается под "технологиями, выработанными в ходе полета"…

– Я то же не знаю, о чем идет речь. Даже предположить не могу. – Ответил Ковальский, понимая правоту сомнений, высказанных Дрейком.

– Вот именно. Мы ничего не знаем о степени надежности разработанных экипажем устройств. Были ли упомянутые технологии апробированы на практике или применялись впервые, на свой страх и риск?

– Есть еще один повод для поиска модулей экипажа. – Проигнорировав последнюю реплику андроида, произнес Ян. – Нам в любом случае нужно уходить. Ситуация не в нашу пользу. Ты сам сказал, что через пару дней группы прочесывания доберутся до холма.

– Мы бросим Город? Прекратим сопротивление? – на этот раз в голосе Дрейка прозвучало откровенное недоумение.

Ян невесело усмехнулся.

– Я не сомневаюсь, что способен физически уничтожить энное количество машин, вершащих сейчас судьбы людей. Но проблема города и его населения не имеет простого решения, как казалось раньше.

– Странно слышать от тебя подобные суждения. – Обеспокоено заметил Дрейк. – Мне казалось, что для тебя проблема власти машин над людьми имеет первостепенное значение. Ты изменил приоритеты? Это из-за Мари?

Ян лишь покачал головой в ответ.

Общение с Энтони попеременно казалось ему то предельно простым, ясным, до абсолютного логического взаимопонимания, то трудным, туманным и неопределенным, когда речь вдруг заходила о чисто человеческих взаимоотношениях.

Откуда ему знать, как нас ежеминутно, ежечасно меняет жизнь?

Любовь и ненависть, жизнь и смерть, – крайние состояния души, разума, неадекватно влияющие на поступки. Энтони мыслил иными категориями, он до сих пор не мог понять, что между крайностями существуют полутона, оттенки чувств, которые доминируют в сознании любого человека.

Их взаимоотношения с Мари, на которые неумело намекнул андроид, не поддавались простому описанию.

– Не трогай мои чувства Дрейк.

Энтони сделал протестующий жест.

– Я не трогаю их Ян. Но мне кажется, ты сам еще не сделал однозначного выбора.

– В смысле? – Ковальскому совершенно не нравился внезапный оборот их диалога.

– Ты не решил, что тебе нужно: спокойная жизнь, или продолжение борьбы? Бегство видится мне не лучшим компромиссом между двумя крайностями.

– Спокойная жизнь… Ты издеваешься?

– Отнюдь. Город не единственное место, где можно обосноваться, верно? Вряд ли тебя страшат некоторые превратности жизни в запретной зоне. Здесь даже спокойнее чем в мегаполисе. У вас с Мари появятся дети, они не будут зависимы от…

– Ты либо провоцируешь меня, либо впрямь ничего не понимаешь. – Нахмурившись, оборвал его Ян. – Да, можно сказать, что мы с Мари отвоевали свое. Но как я буду растить детей, не ведая, что готовит им будущее?

– Тогда нужно уничтожить сбойные кибернетические системы. Освободить город. Мы ведь можем это сделать? Существуют разные способы борьбы. Не обязательно рисковать жизнью с оружием в руках. Любая сеть уязвима, ты прекрасно знаешь об этом.

– Город нельзя трогать. По крайней мере сейчас.

– Почему?

– Уничтожив, как ты выразился, "сбойные киберсистемы" мы не приведем на их место никого, способного управлять мегаполисом. Глупо отрицать, что люди живут сейчас не за счет собственных знаний, – они находятся на полном обеспечении у машин. Они не работают, а ведут праздный, ставший привычным образ жизни. Многие ли поймут меня, когда им будет сказано: прежняя жизнь закончилась, нужно восстанавливать разрушенное, возможно – голодать, терпеть лишения?

– Почему ты так скверно отзываешься о людях?

– Потому что знаю, чем живет население города. Мы не сможем изменить ситуацию, просто уничтожив власть машин. Это приведет лишь к техногенным катастрофам, лишениям, и в конечном итоге – гибели единственного очага жизни на планете.

– Мне кажется, или еще вчера ты мыслил иначе? – Продолжал допытываться Дрейк,

– Хватит. – Ян начал выходить из себя. – Я нашел в себе силы открыть глаза и увидеть реальное положение дел. Вот и все. Прежде чем менять власть, мы должны найти замену свихнувшимся ИскИнам, или, по меньшей мере способ их нейтрализации, не затрагивающий глобальную сеть города и связанные с ней службы жизнеобеспечения…

Дверь отсека открылась.

На пороге стояла Мари.

– О чем спор? – Спросила она, кивнув Дрейку и обняв Яна.

– О перспективах. – Уклончиво ответил Энтони.

Не поймешь его… – Пытаясь погасить раздражение, подумал Ян.

Тепло исходящее от рук Мари снимало напряжение, гасило боль, но вопрос оставался открыт.

– Пожалуй, я приму участие. – Внезапно заявила Мари, усаживаясь в кресло. Она с усмешкой посмотрела на Энтони и добавила:

– В следующий раз, когда начнете спор, проверь, не включена ли система интеркома на громкую связь.

Мари позволила себе пару секунд простого удовольствия, – было забавно смотреть, как лицевые мышцы андроида приподняли бровь.

– Ну, а если серьезно, то я согласна с Яном: жить в лесном бункере, рожать детей, и каждое утро просыпаться в неизвестности, я не согласна.

– Почему? – Упрямо переспросил Дрейк, которому хотелось до конца понять образ мышления двух ставших близкими для него людей.

– В таком случае мне придется учить своих детей как отличать дройда от человека, как распознать эволюционировавший механизм, из числа "одичавших" терраформеров, куда и как следует стрелять, чтобы устранить внезапную проблему. Это будет скверное детство, Дрейк. Можешь поверить мне на слово.

– Значит? – Бровь Энтони опустилась.

– Значит, мы с тобой прислушаемся к словам Яна. Нужно искать экипаж "Европы", или хотя бы информацию, о той сумме технологий, что позволит взять под свой контроль одичавших терраформеров. – Она обернулась и добавила: – Ты прав милый. Без исполнительных машин, способных поддерживать городские инфраструктуры, нам не изменить существующего положения.

– Можно задать еще один вопрос?

– Да, Энтони?

– Если мы найдем нужное количество исполнительных машин, сумеем нейтрализовать правящих городом андроидов, разве от этого измениться психология ныне живущего поколения людей?

– Нет. Не измениться. – Ответила Мари. – Они останутся избалованными потребителями.

– Тогда где смысл борьбы? Не честнее ли скрыться от этого кошмара, который, по сути – тупик?

– Ты забываешь о детях Дрейк. На смену живущим придут новые поколения, воспитанные вне власти машин. Они и есть смысл.


Содержание:
 0  Процион : Андрей Ливадный  1  Часть 1. Мари. : Андрей Ливадный
 2  Глава 2. : Андрей Ливадный  3  Глава 3. : Андрей Ливадный
 4  Глава 4. : Андрей Ливадный  5  Глава 5. : Андрей Ливадный
 6  Глава 1. : Андрей Ливадный  7  Глава 2. : Андрей Ливадный
 8  Глава 3. : Андрей Ливадный  9  Глава 4. : Андрей Ливадный
 10  Глава 5. : Андрей Ливадный  11  Часть 2. Дрейк. : Андрей Ливадный
 12  Глава 7. : Андрей Ливадный  13  Глава 6. : Андрей Ливадный
 14  Глава 7. : Андрей Ливадный  15  Часть 3. Сумма технологий. : Андрей Ливадный
 16  вы читаете: Глава 9. : Андрей Ливадный  17  Глава 10. : Андрей Ливадный
 18  Глава 8. : Андрей Ливадный  19  Глава 9. : Андрей Ливадный
 20  Глава 10. : Андрей Ливадный  21  Эпилог. : Андрей Ливадный
 22  Использовалась литература : Процион    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap