Фантастика : Космическая фантастика : Глава 6. : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу

Глава 6.

Планета Саргон. Восемь часов спустя…

Близился вечер когда "Дизверт", двигаясь по древней дороге, миновал редколесье и оказался на границе двух пространств: лесной массив остался позади, сразу за опушкой начинались терраформированные территории, очевидно в прошлом здесь располагались сельскохозяйственные угодья, о чем свидетельствовали старые разрушенные временем постройки.

Приближались сумерки. Вадим подумал, что неплохо было бы осмотреть заброшенные здания до захода солнца, ему требовалось больше информации о людях, населявших колонию, ведь вскоре ему придется встретиться с ними, а он практически ничего не знал о нравах местной цивилизации. В этом мог существенно помочь осмотр древней агротехнической фермы. Немершева интересовали любые свидетельства, способные пролить свет на историю Саргона, капитан подозревал, что современный конфликт имеет исторические корни, связанные с тяжелым наследием Галактической войны. К тому же следовало оценить уровень технического оснащения поселенцев.

Свернув в сторону построек, он вскоре выехал на единственную улицу небольшого поселка. Он ожидал увидеть подле домов старую технику, но ошибся. Типовые двухэтажные коттеджи, обнесенные высокими оградами из бетонных блоков, выглядели нежилыми: выбитые стеклопакеты в окнах, сорванная пластиковая черепица, трещины в стенах, местами разрушенные блоки оград, – все говорило о том, что поселение покинуто давно.

Он остановил машину возле крайнего дома. Ворота, ведущие во двор, оказались приоткрыты. Вадим боком протиснулся в полуметровую щель между массивными створами, почему-то не удивляясь излишней на первый взгляд фундаментальности ограды, – после увиденного в лесу он ожидал чего-то подобного, однако, окинув взглядом пустой двор, не нашел видимых признаков поспешного бегства людей или наоборот, свидетельств долгого противостояния.

Тишина, запустение, отсутствие обычных для покинутого населенного пункта свидетельств былой жизни, несколько настораживали.

К входу в дом вела короткая, массивная бетонная лестница в пять ступеней, без перил или других архитектурных украшений. Металлическая дверь поддалась не сразу, ему пришлось прилагать усилия, прежде, чем она скрипнула, нехотя открываясь; протяжный звук прихваченных коррозией петель нарушил вечернюю тишину, прозвучав громко и жалобно.

Оказавшись внутри, Немершев понял, что зря рассчитывал найти тут признаки внезапно остановившейся жизни. Комнаты оказались пусты, ни мебели, ни элементов информационной структуры, ни случайно забытых вещей, только голые стены, да осколки битого стекла.

Создавалось впечатление, что люди покинули поселок организованно, увозя с собой все, что представляло хотя бы минимальную ценность.

Плановая эвакуация?

Голые стены с ободранной облицовкой и пустыми каналами для кабелей не могли однозначно ответить на мысленный вопрос. Демонтаж энергетических и информационных коммуникаций даже при эвакуации казался мерой излишней. Может быть позже, после ухода населения, здесь поработали мародеры?

Не похоже. Аппаратура демонтирована аккуратно, на полу при самом тщательном осмотре не заметно даже случайно оброненного винтика.

Осмотрев дом, Вадим вышел на улицу. С высокого крыльца открывался вид на такие же пустынные дворы соседних строений, где так же не наблюдалось следов бегства или поспешной эвакуации, только принесенная ветром пожухлая листва, скапливавшаяся не один год, вносила в серое уныние потрескавшегося бетона скупое разнообразие красок.

Он внимательно изучал доступные взгляду окрестности, решая, как поступить дальше, когда внезапно почувствовал легкий холодок, проскользнувший вдоль спины.

Для тревоги, конечно, имелись причины, интуитивное ощущение опасности, проскользнувшее легким ознобом, заставило Вадима машинально присесть, и пуля, с глухим ударом выбившая несколько кубических сантиметров бетона, на уровне головы стоящего человека, бессильно ушла в визгливый рикошет.

Не смотря на внезапность, он точно определил направление стрельбы. Оказывается, сонное запустение брошенного поселка ничуть не успокаивало его, напротив Вадим подсознательно ждал какого-то подвоха и не ошибся.

Несколькими секундами позже он уже стоял под стеной, вне поля зрения таинственного стрелка.

Сердцебиение участилось, а вот ощущение пристального взгляда со стороны исчезло.

Вадим соединился со сканирующим комплексом "Дизверта". Аппаратура зафиксировала выстрел, подтвердив направление и дистанцию огня.

Стрелка надо брать. Кем бы он ни был, машиной или человеком.

Немершев наметил безопасный маршрут, ведущий к цели под прикрытием высоких бетонных заборов.

Зайду в тыл. Хотя, если стрелял кибермеханизм, маневры вряд ли помогут.

Машины не промахиваются… – Мысленно напомнил себе Вадим. – Но что делать тут человеку? – Подумал он, рывком пересекая единственный открытый участок, на пути к цели.

Выстрела на этот раз не последовало.

* * *

Несколькими минутами позже Немершев оказался у цели.

Как и предполагала компьютерная модель поселка, созданная по данным сканирования кибернетической системой "Дизверта", таинственный стрелок затаился на втором этаже одного из типовых строений.

Опять бетонный забор, такой же серый, безликий, как и все остальные, слишком высокий, чтобы нормально вписываться в первоначальную архитектуру опрятного коттеджного поселка, но все же недостаточно мощный, чтобы послужить серьезной преградой для кибернетических механизмов.

Впрочем, оценив обстановку, Немершеву пришлось изменить первоначальное мнение. Андроид конечно без труда поднимется на трехметровую высоту, но спокойно перемахнуть через гребень забора не сможет – поверху располагались системы датчиков, на этот раз вполне исправные, излучающие в различных диапазонах сканирования. Вспомнив широкий пустынный двор, Вадим понял: у стрелка, затаившегося в доме, есть все шансы доставить непрошенному гостю кучу неприятностей.

Знать бы точно человек там или машина?

Рискнуть? Все равно, кто бы там ни был, он знает о моем приближении.

Немершев прошел вдоль забора до самых ворот, которые оказались плотно сомкнуты.

Множество внезапно заработавших сканеров создавали плотную засветку, встречное излучение блокировало работу систем обнаружения, интегрированных в экипировку Вадима.

Оценив ситуацию, он на миг задумался. Если перед ним не случайная позиция, а постоянное убежище, почему при наличии систем раннего обнаружения на периметр элементарно не установили несколько автоматических турелей?

Нет в наличии? Или все же дом необитаем? Откуда в таком случае обилие сканеров?

Пришлось рисковать. Иного выхода он не видел. Уже наступили сумерки, окрестности стремительно погружались в плотные серые тона подкравшегося вечера, и стрелок, не взирая на обилие датчиков, наверняка контролирует ситуацию визуально.

Немершев заметил щель под воротами. Сантиметров пять, не более. Достаточно. – Он извлек из клапана экипировки два одинаковых на вид шарика, небольшого размера. На самом деле под тускло-серыми оболочками были заключены два разных устройства – генератор электромагнитного импульса и светотермический заряд. Одно гарантированно воздействует на кибермеханизм, второе на время ослепит человека. 

Метнув обе микрогранаты в щель под воротами, Вадим мысленно отсчитал три секунды и начал вскарабкиваться на стену, пользуясь молекулярным составом, нанесенным на ладони специальных перчаток. Автомат он вынужденно закинул на спину.

До края забора оставалось пол метра, когда во дворе полыхнул сдвоенный взрыв. Вокруг на секунду стало светло, как днем, предметы и постройки отбросили резкие черные тени.

Он привычным, отработанным до полного автоматизма движением перекинул свое тело через гребень забора, сгруппировался, и, мягко приземлившись на ноги, тут же перекатился в сторону, с таким расчетом, чтобы уйти с линии огня, блокировав направление выстрела стенами дома. Стрелку теперь придется по пояс высунуться в окно, чтобы открыть себе сектор обстрела.

Выждав пару секунд, Вадим, прижимаясь к стене, медленно, бесшумно двинулся к дверям.

Вот и крыльцо.

Немершев приготовился рывком открыть дверь, когда за его спиной внезапно раздался отчетливый голос:

– Не двигайся!

Проклятье… Он сместил палец на сенсорную гашетку автомата. Посмотрим у кого лучше реакция…

Уже начав резко разворачиваться, одновременно смещаясь вбок, он услышал сухой щелчок выстрела, боковым зрением успел зафиксировать облачко бетонной пыли, выбитое из стены на том месте, где он только что стоял, и, наконец, увидел таинственного стрелка.

Старушка… Сгорбленная старушка, одетая в непонятные лохмотья, божий одуванчик с импульсной винтовкой в руках!..

Вид противника мгновенно спутал все планы. Вместо короткой автоматной очереди, он сделал прямо противоположное, – продолжая смещаться, резко нырнул за угол дома, прижавшись к стене под аккомпанемент второго выстрела, оставившего глубокую выщерблину в сером бетоне.

Старушка стреляла строго в голову, но ее реакция все же запаздывала почти на секунду.

– Бабушка… Вадим понимал, что данный узел нужно развязывать языком, а не рвать зубами. – Я, между прочим, просто проезжал мимо!..

Тишина.

– Ну, да. А мне, откуда знать?

– Чем же тебя люди так обидели?

– Докажи, что ты человек.

– А кто же я? Разве не видно?

– Не видно. Может и человек. А может киберхаг. Был бы человеком – не ехал бы из леса.

– Ну, ситуации разные бывают. Что, если я не из вашего мира? Торговать прилетел… Откуда я знал, что из леса у вас появляться не принято?

Киберхаг…– Оброненное ею слово звенело в рассудке.

– Может быть, повременим со стрельбой? Разве непонятно, что я человек?! Какие нужны доказательства?!

– Оружие брось. И выходи медленно.

– А если откажусь? – Вадим не мог поручиться, что старушка в своем уме. Где гарантия, что она не всадит в него пулю?

– Тогда один из нас умрет.

Проклятье…

– Нет, так не пойдет. Я говорю и действую, как человек. Разве это не заметно?

– Они тоже прикидываются людьми. Пока не отсканирую тебя, не поверю.

Нормально. Против экспресс-сканирования Немершев не возражал, но…

– Сканер есть?

– Да.

– Тогда встречное предложение: бросаем оружие одновременно. Идет?

– Надеешься на свое проворство, киберхаг?

– А что слишком самонадеянно? – Вадим поймал себя на том, что начинает заводиться.

– Посмотрим. – Голос пожилой женщины стал скрипучим. – Я согласна. Бросаем оружие.

Вадим молча отшвырнул автомат, дождался глухого лязга ударившейся о бетонное покрытие двора импульсной винтовки и сделал шаг, выходя на открытое пространство.

* * *

Она приближалась медленно, насторожено.

Седые волосы, собранные в узелок нехитрой прически, выбившаяся прядь, морщинистое лицо, лихорадочный блеск в глубоко запавших глазах, сгорбленная фигура, – облик старушки никак не сочетался с ее образом действий. Немершев поймал себя на мысли, что в людном городе прошел бы мимо, не заметив ее в толчее. Однако здесь, в безлюдном регионе, восприятие резко менялось. Судя по всему, они являлись единственными представителями рода человеческого на многие километры вокруг…

Что же твориться на планете если…

– Спрашиваешь себя, почему я так убого одета? – Теперь она смотрела на него твердым, холодным, оценивающим взглядом.

Нет, она не безумна. По крайней мере, самоконтроль ей не чужд…

– Действительно, почему? – Вадима, откровенно говоря, интересовали совсем другие вопросы, но не поддержать разговор было бы глупо.

– Они не очень умны. Часто оценивают человека по внешности. А внешность обманчива.

Старушка подошла совсем близко, в ее руке действительно был сканер, а не импульсный пистолет, как опасался Вадим.

Древний прибор. Наверняка малоэффективный. Как бы она не приняла мой имплант за недопустимое расширение рассудка…

Женщина подняла сканер, удерживая его на уровне подбородка Вадима, чуть под углом, чтобы зона охвата сканирующего излучения проходила через его голову, несколько секунд пытливо всматривалась в крошечный дисплей, а затем вдруг вздохнула, опуская прибор.

– Ты не киберхаг. Извини, что чуть не убила. – Она наклонилась, поднимая импульсную винтовку с оптико-электронным комплексом снайперской стрельбы и добавила: – Меня зовут Хельга. Пойдем в дом, нечего торчать на улице.

– Как ты определила, что я не киберхаг?

– Сканер не зафиксировал излучения микромодулей. – Скупо ответила Хельга. – Поторопись, на улице находиться опасно.

Вадим молча подобрал автомат, решив не отказываться от настойчивого предложения. Во-первых, ему было любопытно. Во-вторых, Хельга могла дать ему столь необходимую информацию. Ну и, в-третьих, бросать пожилую женщину один на один с ее проблемами, было бы для капитана Немершева не правильно, с точки зрения жизненных принципов.

– Меня зовут Вадим. Теперь, когда все недоразумения сняты, можно спросить: почему ты стреляла в меня?

– Ты, что, действительно не из нашего мира? – Спросила она, отпирая двери дома.

– Я же сказал.

– Да, дела… – Она толкнула дверь, но, прежде чем войти в дом, на секунду задержалась, окинув окрестности беглым, но пристальным взглядом. – Кто ж тебя горемыку так подставил?

– В смысле? – Не понял Вадим.

– В прямом. Разве можно высаживать человека на территории нелюдей?– Последнее слово она прошипела, вложив в него неизмеримую долю ненависти и презрения. – Что, через космопорт никак? Или от тебя хотели избавиться?

– Не думаю. – Ответил Вадим, с интересом осматриваясь вокруг.

Дом явно оставался жилым на протяжении многих лет, внутри было чисто, присутствовала кое-какая мебель, проводка и компьютерные терминалы не демонтированы.

Пока он осваивался, Хельга подошла к панели управления домашней киберсистемой, и касанием сенсора опустила массивные бронежалюзи. Автоматически включился свет, на двух вмонтированных в стену резервных дисплеях появилось изображение, передаваемое с видеодатчиков периметра.

– Пойду, переоденусь. Подожди тут и ничего не трогай.

Вадим кивнул. События принимали все более неожиданную окраску. Подъезжая к поселку, он и помыслить не мог, что здесь возможна столь удивительная встреча. Хельга показалась ему не просто странной, сначала он решил, что старушка не в своем уме, потом у него проскользнуло запоздалое подозрение, но и оно не выдерживало критики…

Немершев сел в старое, местами потертое кресло. Кибернетических систем Хельга не опасалась. Если бы у нее была серьезно нарушена психика, то фобия распространилась бы на все машины без исключения. Она же боялась и ненавидела конкретную модель, обозначенную термином "киберхаг".

Сделать интуитивный вывод оказалось несложно, в памяти были свежи воспоминания об увиденном в лесу. Хотя спешить не следует, – мысленно одернул себя Вадим.

С шелестом скользнула по направляющим дверь и в гостиной появилась Хельга.

Да, первое впечатление ой как обманчиво. Лохмотья старили ее, сейчас перед Вадимом возник совершенно иной образ, – почему-то вспомнилась виденная по сферовизору реклама, где добрая, заботливая бабушка наливает внукам синтетическое молоко.

Однако, стоило им встретиться взглядами, как глупые ассоциации тут же исчезли.

Глаза Хельги остались прежними: в них читался глубокий холод, не ощущалось тепла, но взгляд не отталкивал, он как будто пронзал насквозь.

– Есть хочешь? – Без лишних церемоний спросила она.

Вадим отрицательно качнул головой. Он не знал, как воздействует на его организм местная пища, и экспериментировать не собирался.

– Я сыт, спасибо.

– А я голодна. – Она, вопреки ожиданию Вадима, не стала обращаться к панели управления бытовым кибернетическим комплексом, просто открыла небольшую упаковку и выщелкнула из нее несколько капсул.

– Пищевой концентрат?

Она кивнула.

– Я знаю, у тебя куча вопросов. Но почему я должна отвечать на них?

– Не настаиваю. – Пожал плечами Вадим. – Хотя не стану скрывать, информация мне не помешает.

– Ты действительно торговец?

– Не совсем. – Вадим запомнил ее проницательный взгляд и решил не рисковать. – Я свободный человек. Путешествую по разным мирам. Иногда действительно торгую.

– Странный ты. Может, и впрямь с другого мира… Я думала – киберхаг, но ошиблась. Хотя раньше интуиция меня не подводила.

– А кто такие "киберхаги"?

– Не знаешь?

– Нет. Наверное, если бы знал, то остерегся. Здесь что вот так запросто можно получить пулю в голову?

– Пуля не худшее из существующих зол. – Произнесла Хельга. – Ладно, я видимо должна перед тобой извиниться. Действительно могла убить. – Она вдруг умолкла, и некоторое время сидела, глядя в одну точку. – Будет лучше, если расскажу… – казалось, она разговаривает в данный момент сама с собой. – Тебе ведь тоже может встретиться киберхаг…

– Вы живете тут? В поселке? Почему люди покинули его?

– Хочешь обращаться ко мне на "вы"?

– Машинально вырвалось.

– Не нужно. Я начинаю ощущать себя старой. Просто – Хельга, договорились? Не люблю вспоминать о возрасте. – Она говорила короткими, отрывистыми фразами. – Нет, живу я не тут. В городе. Когда-то это – она обвела неопределенным жестом окружающую обстановку, – было моим домом. Потом появились машины… Чужие машины, вслед им пришли киберхаги, и все рухнуло… Только тогда мы еще не знали об этом…

– Давно?

– Что, давно?

– Когда это случилось?

– Много лет назад. Не скажу точно. Потеряла счет.

– Машины напали на вас?

– Нет. Они появлялись и исчезали. Сначала мы думали, что дройды приходят с какого-то законсервированного и утерянного склада, даже пытались найти его, но безрезультатно. А киберхагов мы тогда еще не умели распознавать. Они совсем как люди. Только без души.

– А что им было нужно?

– Наши жизни.

– Не понимаю… – Вадим с трудом вникал в туманную, обрывочную информацию. Он боялся, что Хельга может пуститься в пространные воспоминания, не относящиеся к сути интересующей его проблемы, и потому задавал встречные вопросы, чтобы удерживать разговор в нужном русле.

– Они охотники за рассудком. – Хельга нервно поежилась. – Все, у кого есть импланты, попадают под их власть. Рано или поздно, но попадают.

– Они воздействуют на рассудок человека?! Через имплант, я правильно понял?..

– Да. – Глаза пожилой женщины потемнели. – Не знаю, не спрашивай, почему это происходит. Техническая сторона мне неизвестна. Зато я знаю другое… – Она вдруг замолчала и отвернулась.

Вадим на этот раз воздержался от наводящих вопросов.

– Я безумна… – Тихо произнесла Хельга. – Безумна, понимаешь? Они пытались украсть мой рассудок, но что-то не получилось… С тех пор память и разум временами изменяют мне. Все становиться расплывчатым, блеклым, я не понимаю что делаю… Потом сознание возвращается. Знаешь как это страшно? Понимать, что у тебя никого нет, что ты сам почти бездушная кукла…

– Поэтому ты приходишь сюда? – Спросил Вадим, не зная, как можно ободрить или утешить Хельгу.

– Да. Я прихожу в этот дом… Не хочу, но прихожу, когда сознание становиться расплывчатым, рыхлым. Потом рассудок проясняется, тогда я беру оружие мужа и брожу по окрестностям. Иногда мне везет… Но чаще – нет. Встретить киберхагов стало сложно. Люди, наконец, прозрели и истребляют их, где только могут.

– Я слышал, что в твоем мире идет война. Это война людей и машин?

– Да. Кто тебе рассказал?

– Знакомый торговец. Он привез меня на вашу планету. Значит киберхаги и человекоподобные сервомеханизмы вторглись к вам с Нормана?

– Да. Но я впервые услышала об этом недавно. Раньше мы думали, что их гнездо где-то тут, в лесах. Никто не думал что они с другого мира.

– Хельга, а ты знаешь, зачем они это делают?

– Они не люди. Им незнакома жалость. Машины в оболочке из плоти. 

– Странно все это. – Вадим понял, что сидит, не меняя позы, словно его заморозили в кресле. Мышцы спины одеревенели от напряжения. 

– Что странно? – Хельга повернула голову, пристально посмотрев ему в глаза.

– Я знаю машины. Мне совершенно непонятно, зачем им понадобилось лишать людей рассудка. В этом нет присущей киберсистемам логики…

– Логики? – Она хрипло рассмеялась. – А много ли ее в нашей жизни? Я тоже не понимала – зачем, и за что? За что убили мою семью? За что сделали меня вдовой, да еще и умалишенной? Мне очень хотелось найти ответ… Очень… – Повторила она. – Я даже пошла учиться. Поборола свой страх перед машинами и получила специальность техника. Пока была молодой, припадки случались редко. Я искала, но так и не нашла ответ. Потом мне все отлилось сполна. Пришла бессонница. Я стала нервной, провалы в сознании случались все чаще, я потеряла счет времени, и уже не могла вспомнить, сколько мне лет. Даже сейчас за спиной толпятся призраки. Они спрашивают: "почему"? Но ответа им нет.

– А что говорят в колонии?

– Ничего. – Покачала головой Хельга. – Город живет своей жизнью. Новое поколение уже выросло, оно не помнит прежних времен. Для них война – нечто само собой разумеющееся, данность… 

Сбивчивый рассказ Хельги оглушил Вадима.

Многое оставалось непонятным, ему казалось, что, выслушав ее, он не приблизился к ответу на вопросы, а напротив еще больше отдалился от истины, словно заблудившийся путник, пытающийся найти дорогу в глухом лесу. Минуту назад он еще видел тропку, но теперь – нет; повсюду, куда не посмотри, лишь чаща, одинаково непроходимая со всех сторон.

– У них нет души… Нет воли к жизни, разума, воспоминаний… – Хельга говорила, не обращая внимания на глубоко задумавшегося Вадима, ей нужно было высказаться, выплеснуть копившееся внутри безумие… Видимо в городе никто не хотел ее слушать. Потому и приходила сюда, в период помутнения рассудка, ноги сами несли ее в родной дом, где оживали воспоминания, и очнувшаяся ярость давала выход безысходности, даруя смысл существования в короткие моменты возвращения в реальность…

– Ты пыталась их понять?

Хельга вскинула голову.

– Пыталась. Я не всегда была такой как сейчас. Этот дом набит разной аппаратурой. Мне пришлось взять в помощники двух андроидов. Они демонтировали с других коттеджей все оборудование, проводку, – каждый винтик пошел в дело. Машины не знают усталости. Я поставила им задачу, и спустя некоторое время мой дом превратился в крепость, набитую разными устройствами. Но я ничего не добилась этим, разве что создала для себя иллюзию безопасности. Киберхага невозможно обнаружить или изучить дистанционно. А живыми они не сдаются.

– Ты пробовала?

– Не раз. Они сражаются, пока не всадишь пулю в голову. Только так можно остановить киберхага. А потом изучать уже нечего.

– А в городе? Люди, живущие там, пытались изучить противника?

– Не знаю. Спроси у них. Они иногда делятся со мной куском хлеба, но не своими мыслями.

Немершев кивнул:

– Обязательно спрошу. – Он думал, что делать дальше, как помочь Хельге, потому что бросить ее, зная, что в приступе ярости или в припадке безумия она покинет защищенный дом и пойдет на свою страшную охоту, он не мог. В чем-то Вадим умел быть жестким и рассудительным, но не жестоким. Он прекрасно понимал, что из рассказа следует сделать очевидный вывод: техническое оснащение колонии не дотягивает до минимально необходимого уровня. Их сканеры слабы, аппаратура не пригодна для специальных дистанционных исследований.

Много загадок, противоречий, неточностей. Он получил информацию, но не продвинулся ни на шаг в понимании сути процессов.

Возможно, в городе мне удастся узнать больше, но как быть с Хельгой? Согласится ли она покинуть заброшенный поселок?

А что если не говорить ей напрямую о своих намерениях? Может быть, я смогу увезти ее отсюда, не прибегая к бессмысленным уговорам?

– Хельга, ты поможешь мне?

– В чем?

– Я хочу попасть в город.

– Так поезжай. С пути не собьешься, дорога туда ведет только одна.

– А ты не составишь мне кампанию?

– Зачем? Мне и тут неплохо.

– Я опасаюсь ехать один. После всего, что ты рассказала…

– Ты испугался? Мне показалось, что ты не из трусливых.

– Нет, ты не поняла меня. Я боюсь… ошибиться. Ведь киберхага не отличить от человека, пока он не начнет действовать, верно?

– Отличить можно. Но нужен опыт и наблюдательность.

– Если я убью человека, мне этого не простят. А если подпущу к себе киберхага, он заберет мой разум… – Вадим выразительно коснулся мягкой заглушки закрывающей имплант. Знать о том, что он защищен от сторонних воздействий Хельге вовсе не обязательно.

Хотя с чего я взял, что в городе ей лучше, чем тут?

– Да, выбор у тебя не богатый. – Внезапно согласилась она. – Почему бы тебе попросту не вернуться к себе на родину?

– Я не могу. Откуда было знать, что тут все так сложно? Корабль вернется за мной только через месяц. Я думал за это время повидать новый мир, заключить сделку с живущими тут людьми. А видишь, как все вышло…

– Ты говоришь, убить киберхага можно, только попав в голову?

– Да.

– А выстрел в сердце не помогает?

– Тебе сложно понять. Стрелять нужно только в голову, иначе зря израсходуешь боеприпасы. Пули не останавливают их. Я видела своими глазами и не раз, они сражаются даже изрешеченные. Жуткое зрелище. Одного, был случай, заблокировали в городе, он укрылся в здании и отстреливался. Потом выяснилось, что снайпера попали в него раз десять, он истекал кровью, но продолжал сопротивляться. Держался почти двое суток. Потом когда ему все же разнесли башку, я приходила смотреть на тело. Оно усохло, будто у человека, голодавшего целый месяц, но раны уже не кровоточили, они успели зарубцеваться за это время. Теперь тебе ясно?

– Примерно. – Уклонился от прямого ответа Вадим.

Ясно ему было лишь одно – он столкнулся с технологией, аналогов которой не знали, и не могли предугадать в самых жестоких и пессимистичных прогнозах относящихся к вопросам наследия Галактической войны.

Объективная информация, достаточно скупая, все же не оставляла сомнений, что таинственные "киберхаги" – результат запредельно жестоких, перешагнувших все нормы этики и здравого смысла опытов, проводимых в тайных исследовательских центрах Земного Альянса.

Немершеву казалось, он попал в иную реальность, словно видел кошмарный сон или смотрел дурной фильм, на тему мифического древнего зла, неосторожно разбуженного и вырвавшегося на волю.

Угроза, после сделанного в лесу открытия и последующего общения с Хельгой, внезапно обрела материальные черты, переместившись из области смутных догадок в реальную плоскость.

Здесь на пространстве недавно открытой колонии, потерянной во времена Великого Исхода, шла жестокая борьба, в которой не просто гибли люди – они сходили с ума, срывались в пучину безумия и ненависти, и только чудо (как казалось теперь Вадиму) спасало остальные планеты от неожиданного вторжения.

Он слишком хорошо понимал, что могут натворить точные копии человека, обладающие заранее запрограммированным навыком взлома имплантов. Как могла возникнуть подобная ситуация? Почему биологические машины, спроектированные три века назад, оказались способны влиять на современные устройства, имплантируемые людям?

Ответ был прост. Война, отбушевавшая на просторах Обитаемого Космоса, довела конструкцию имплантов до той стадии совершенства, что за три столетия после ее завершения люди не сумели придумать ничего более продвинутого, чем схема, которая была разработана военно-промышленным комплексом Альянса.

Сразу после войны никому и в голову не приходило, что нужно менять программы. В галактике оставалось огромное количество техники военных лет, использование которой было бы немыслимо без посредничества совместимых имплантов. Потом когда начала возрождаться промышленность, появились новые образцы планетарной и космической техники, ее проектировали с оглядкой на устройства дистанционного доступа и управления, с которыми жили и работали несколько послевоенных поколений.

Конечно, люди не останутся беззащитны. Благодаря инциденту на Элио, меры будут приняты. Существуют дополнительные программные модули, которые устранят обнаруженные "дыры", без радикальной перестройки существующей архитектуры имплантов. Хорошо, если генерал Стангмаер сможет убедительно доказать необходимость такой модернизации, и решение примут на соответственно высоком уровне. Тогда обновление программ можно провести без лишнего шума, в короткие сроки, не поднимая паники, используя сеть Интерстар для передачи и автоматической инсталляции новых программных модулей. Все пройдет быстро и безболезненно, вопрос лишь в том, сколько времени и усилий понадобиться для выработки и принятия столь радикального, ответственного решения?

Рано ты списал себя в запас, капитан. Все не так просто, как виделось. Сунулся, – теперь расхлебывай, на пол пути уже не остановишься.

…Вадим покосился на Хельгу.

Она задремала. Дорога, проложенная несколько веков назад, ровно стелилась под колеса, "Дизверт" стремительно пожирал километр за километром, приближаясь к самому сердцу колонии – месту исторической посадки транспорта "Саргон", где машинами был возведен так называемый "цоколь", огромный фундамент для будущего города.

* * *

Система спутникового позиционирования указывала, что до города осталось около ста километров.

Хельга вздрогнула, и беспокойно заворочалась во сне.

Вадим посмотрел на нее. Жуткая судьба, поведанная языком коротких, но емких фраз, вызывала сострадание, собственные обиды и невзгоды, казавшиеся такими значимыми, вдруг утратили остроту, как будто стушевались на фоне ее откровения…

А сострадал ли он?

Несомненно. Но Немершев не мог полностью отдаться во власть чувств, привычка к самоконтролю не исчезла, к тому же он, впитав ее боль, оттолкнул ненависть, не дав ей проникнуть в рассудок и прочно обосноваться там. Поддаться напору эмоций легко, труднее будет справиться с ними…

Мысли постепенно перекинулись на Стангмаера.

Понимал ли тот реальную степень угрозы?

Нет. – Ответил себе Вадим. Генерал не осведомлен о ее масштабах. Он не знает, что инцидент на Элио лишь частность, отголосок глобальных событий происходящих тут. Хотя Вронин недвусмысленно намекнул что группа, проходившая курс ускоренной подготовки на базе их подразделения направляется сюда, в колонию Саргона.

Не слишком ли осведомленным оказался Вронин? – Вновь спросил себя Вадим.

Немершев не был профессиональным разведчиком, но постоянная конфронтация с кибернетическими системами учит логике, и сейчас переосмысливая события, предшествующие его появлению тут, он вдруг ясно увидел ту натяжку, которой не смог ощутить, действуя под давлением эмоций.

Действительно, не слишком ли легко Вронин раздобыл интересующую его информацию? Неужели Стангмаер не в состоянии обеспечить надлежащий режим секретности? И разве управление внешней разведки выпустило бы его из поля зрения, позволив так запросто покинуть границы системы Элио?

Слишком гладко все сложилось. – Запоздалая мысль отдавала досадой, но изменить ход свершившихся событий Вадим уже не мог. Он лишь удивился выдержке Стангмаера, и его вере.

Он рассчитывал на меня. Генерал предвидел реакцию на события и лишь слегка подкорректировал ситуацию, обратив мое своеволие в свою пользу. Знал что я не бегу, а пытаюсь разобраться. Не затем ли лейтенанту Вронину столь явно раскрыли маршрут и задачу группы, посланной на Саргон?

Не для зачистки они сюда прибыли.

* * *

Размышления Немершева прервал дорожный знак.

Еще через километр показался второй, за ним в свет фар попала предупреждающий щит с надписью:

"Зона контроля. Внимание, при нарушении разметки огонь открывается без предупреждения".

Вадим взял ручное управление, и притормозил, внимательно следя за указателями.

Впереди ночной мрак редел, там все явственнее проступало бледное зарево огней большого города.

На дорожном покрытии действительно появилась разметка, стрелы, нанесенные флюоресцирующим составом, пока что указывали прямо.

Еще через десять километров впереди уже явственно просматривались отдельные огни, обозначившие громаду древнего цоколя. Дорога вела к огромным воротам, но метрах в трехстах от них рдели предупреждающие сигналы, и ясно читалась огромная надпись "Стоп", нанесенная поперек магистрали.

Он скинул скорость и остановил "Дизверт" у черты.

Некоторое время он сидел, пытаясь рассмотреть, что происходит около ворот, но мало преуспел: массивные створы оставались неподвижны, верхняя часть цоколя скрывалась в сумерках, которые сгущались вне освещенного фарами пространства.

Голос, внезапно раздавшийся из расположенной где-то поблизости системы громкой связи, заставил Хельгу вздрогнуть и проснуться:

– Пассажирам выйти из машины. Руки держать на виду. К вам направляется группа сканирования.

– Выходим. – Вадим ободряюще улыбнулся Хельге.

Она несколько раз моргнула, потом молча выбралась из машины, и только вдохнув прохладный ночной воздух, произнесла:

– Немного от меня было проку. Мог бы и сам доехать.

– Так спокойнее. – Отделался шуткой Вадим.

Хельга промолчала.

Внезапно появившаяся в поле зрения "группа сканирования" оставила ее равнодушной, а вот Вадим был откровенно удивлен.

К ним приближались несколько животных, похожих на крупных сторожевых псов. Вместо ошейников у них оказались сканеры, закрепленные на специальной системе из нескольких ремешков.

Двойная проверка. Обитатели города, явно наученные горьким опытом многолетнего противостояния, научились не доверять приборам, полагаясь не только на электронику, но и на инстинкты прирученных животных.

Интересно – подумал Вадим, – как они отличают человека от киберхага? По запаху?

Он с опаской покосился на двух представителей местной фауны, потом перевел взгляд на Хельгу, но та стояла спокойно, терпеливо ожидая завершения осмотра. Видимо подобная процедура давно стала для нее рутинным, заурядным явлением.

Наконец минут через пять, после того как четвероногие стражи обнюхали машину, залезли в салон и багажник, раздался тот же голос:

– Можете подъезжать. Мы открываем ворота. Двигайтесь медленно, чтобы мы могли видеть, что следом за вами никто не идет.

– Почему они не поинтересовались, откуда я? – Спросил Немершев, вернувшись к "Дизверту". – Или у вас навалом таких машин?

– Машин много. Разные. – Скупо ответила Хельга. – А ты защитникам не интересен. Любому человеку открыт доступ в город. У нас не принято спрашивать, откуда ты взялся.

– Даже после вторжения?

– Не понимаю. – Хельга нахмурилась. – Ты не киберхаг и этим все сказано. Что еще нужно?

– Ничего. – Вадим понял, что избрал не лучшую тему. – Я просто поинтересовался.

– Странный ты… – Она искоса взглянула на Вадима. – А в твоем мире недостаточно быть человеком? Нужно что-то еще?

На этот раз промолчать пришлось Вадиму. Благо он мог сделать вид, что сосредоточился на ручном управлении.

* * *

Город встретил их сумраком улиц. Фонари городского освещения не работали, лишь на больших перекрестках было светло, улицы же тонули во тьме, которую изредка разгонял сиротливый свет из окон.

– Куда ехать? Здесь есть гостиница, или что-то в этом роде?

– Я не понимаю тебя. – Хельга слегка пожала плечами. – Что такое "гостиница"?

– Место, где останавливаются приезжие.

– У нас так не принято. Много домов пустует. Ты можешь выбрать любую незанятую квартиру. Только нужно смотреть, чтобы дом не был разрушен, иначе не будет воды и электричества.

– Понял. А как насчет еды?

– Синтезаторы продуктов установлены в каждом доме. По одному на этаж.

* * *

Когда Вадим проснулся, Хельги в квартире уже не было.

Она не оставила ему даже короткой записки, но Немершев не удивился, и не стал досадовать, в конце концов кто он для нее? Сын, брат? Случайный человек, не более.

Главное я привез ее в город, здесь она, по крайней мере, может получить необходимую помощь в случае внезапного обострения психического расстройства.

Позавтракав, он сразу же занялся делом: активировав древний компьютерный терминал, вошел в сеть города, но дальше его ждало разочарование – доступных ресурсов оказалось немного, вся информация, к которой он смог получить доступ, относилась к периоду вековой давности.

Не густо.

Связи с техническими службами цоколя установить не удалось, и причиной тому являлась не блокировка прав доступа, а тривиальные обрывы информационных каналов. Очевидно, за техническим состоянием коммуникаций никто не следил. Знакомая ситуация. Большинство колоний времен Великого Исхода прошли путь деградации, утраты знаний. В этом повинным многие факторы. Новые поколения, рожденные в колонии, не всегда представляли себе те задачи и способы их решения, что ставили перед собой их предки. Реальность колонизируемого мира была для них данностью, они не так остро ощущали враждебность окружающего, сознание новых поколений концентрировалось не на проблемах глобальных проектов, а на личном выживании. Отсюда пагубное пренебрежение знаниями, утрата многих представлений о мире, неадекватное восприятие существующих и продолжающих функционировать в автоматическом режиме систем цоколя.

Общая тенденция, справедливая для большинства колоний, по данным статистики, выводила следующую закономерность – уже в четвертом поколении люди (при наличии терраформированных территорий) начинали покидать город, их не интересовало незавершенное строительство первого жилого уровня, значимыми казались уже не общеколониальные проекты, а личные замыслы и перспективы.

Стихийное возникновение автономных поселений, ориентированных на ведение сельского хозяйства, сыграло недобрую шутку со многими планетными цивилизациями. Люди начинали расселяться по доступным территориям, город пустел, строительство останавливалось, но поддержание баланса между преобразованными территориями и исконной биосферой планеты, как правило, требует многовековых планомерных усилий, и печальным итогом индивидуализма в большинстве случаев являлось внезапное наступление со стороны исконной жизни, коллапс колонии, бегство людей из периферийных поселений, подвергающихся усиливающемуся прессингу экзобиологических форм.

Таким образом большинство населения колоний вновь оказывались в городе, но теперь, утратив часть знаний потеряв представление о изначальной сути проводимых преобразований, они не могли, а во многих случаях и не пытались реанимировать колониальные амбиции своих предков.

Самодостаточные автоматические системы цоколя исправно поставляли на первый жилой уровень энергию, тепло и воду, в большинстве автоматизированных поселений, как на Саргоне сохранились системы синтеза пищевых концентратов, люди пользовались этими благами, не задумываясь, откуда что берется.

Недра технических уровней мегаполиса становились чем-то зловещим, загадочным, мелкие неполадки, возникающие в глубинах цоколя, часто внушали страх, люди избегали рискованных, сомнительных экскурсов в глубь автоматизированных уровней, окончательно формируя неодолимый барьер между своим сознанием и функционированием сложных комплексов поддержания жизни.

В этом плане колония Саргона не являлась исключением из правил.

Размышления не мешали Немершеву работать. Он прибыл не с пустыми руками, в распоряжении Вадима был не только многолетний опыт поиска и исследований потерянных колоний, но и выработанные в ходе таких изысканий программы, способные если не восстановить глобальную сеть унифицированного цоколя, то, по крайней мере, востребовать все имеющиеся на сегодняшний день возможности.

К сожалению, компьютерные сети оказались в плачевном состоянии. Большинство доступных в прошлом соединений не отвечала вообще, к примеру, не было связи ни с одним из низлежащих технических уровней, недоступны данные по статистике населения, распределения жителей между существующими кварталами, зато Вадиму удалось выяснить, что часть кибернетических систем, расположенных по периметру цоколя, поддерживается в исправном состоянии.

Уже что-то…

Несколько часов потребовалось Немершеву, чтобы разобраться в существующих соединениях и получить доступ к современным базам данных. Как он и предполагал, некоторая часть компьютерных мощностей была восстановлена недавно. По сведениям, полученным из сети, получалось, что периметр города контролируют датчики локационных комплексов, собранных кустарным способом, из комплектующих, сохранивших свою функциональность на протяжении веков забвения.

Это наводило на мысль, что данные, полученные штабом флота, мягко говоря – недостоверны. По предварительной информации три звездные системы сектора поддерживали торговые отношения, образуя чуть ли не союз. Но, стоило понять, каких титанический усилий от современных жителей Саргона потребовали работы по воссозданию контролирующей периметр компьютерной сети, чтобы задать себе вопрос: почему вдруг оказались востребованы, и даже жизненно-важны утраченные знания?

Вторжение. Люди защищали город, постепенно понимая, что без компьютерных систем обнаружения они попросту не удержат ситуацию под контролем. В свете таких предположений информация о некоем "торговом" союзе и исключительно мирном использовании переоборудованных штурмовых носителей не выдерживала критики.

Здесь шла война, и ее инициаторы всеми средствами пытались скрыть данный факт.

На что они рассчитывали? И зачем пришельцам из другого мира понадобились не такие уж и обширные жизненные пространства Саргона? Да и они ли им требовались? – Спросил себя Вадим, вспомнив заброшенный, пустующий поселок.

Вопросов не убывало, а напротив прибавлялось.

Немершев закурил, просматривая новые данные, которые удалось получить, взломав нехитрые коды доступа к недавно восстановленным системам.

Ага, архивы, пронумерованные по датам местного летоисчисления. Суточные записи сканирования? Скорее всего.

Углубившись в изучение баз данных, Вадим вскоре понял, что архивы содержат записи за последние две недели. Придется довольствоваться тем, что есть. Если полагаться на информацию, полученную от Вронина, то получалось, что группа специального назначения могла появиться тут приблизительно дней десять назад.

Итак, меня интересуют четыре человека, словесные портреты которых известны. Группой или поодиночке они должны проникнуть в город. Придется просматривать все данные, ничего не поделаешь…

* * *

Семь часов понадобилось Вадиму, чтобы найти искомые записи, и определить точку сбора группы.

Посмотрев на карту города, Немершев потянулся до характерного хруста в суставах. В двух кварталах отсюда. Если конечно они не сменили точку дислокации.

Проверить можно двумя способами, либо организовать наблюдение, либо пойти на контакт.

Я прилетел сюда с определенной целью. Нужны ли мне свидетели? Особенно из состава разведгруппы, присланной для зачистки?

Знают ли они о существовании большого количества киберхагов? Если да, то, что им удалось выяснить? Как это повлияло на их планы? Приступили они к выполнению задания или нет?

Количество заданных себе вопросов склоняло ко второму варианту действий. Если командир разведгруппы имеет четкие инструкции на мой счет, следует выяснить это сразу, и здесь простое наблюдение ничего не даст.

Нужно попытаться установить с ними связь. В конечном итоге, я мало чем рискую. Вряд ли даже подготовленные разведчики смогут эффективно соперничать с офицером антикибернетического подразделения, когда речь идет о поиске в условиях древних коммуникаций. Отыскать двух человек, скрывшихся в недрах заброшенного цоколя, задача крайне сложная. Ее можно решить только одним способом, – в процессе продвижения по лабиринтам технических уровней постоянно снимать оперативную информацию с уцелевших систем слежения, реанимировать локальные сети уровней, а это потребует навыков взлома. Если командир мобильной группы здравомыслящий человек, мы найдем общий язык, если же нет, то ему придется искать уже не две, а три "иголки" в мрачных недрах цоколя.

Приняв решение, Вадим не стал откладывать его реализацию.

* * *

Покинув приютившую его квартиру, Вадим решил прогуляться пешком, оставив внедорожник во дворе пустующего дома.

Два квартала, размеченные по масштабам первого уровня мегаполиса, расстояние не близкое, но он хотел осмотреться, не привлекая повышенного внимания со стороны местных жителей.

Днем город выглядел более приветливо, чем в сумерках. Хотя большинство возведенных машинами построек носили следы разрушений от времени, кое-где были видны застекленные окна явно обитаемых квартир, да и на улице в этот час двигалось немало людей и машин.

Город жил. Люди спешили по своим делам, проезжая часть использовалась по назначению, – за время получасовой пешей прогулки Вадиму повстречалось десятка два флайкаров и вездеходов, самых разных конструкций.

Здание, где обосновалась группа капитана Доргаева, выглядело необитаемым. Немершев вычислил его достаточно просто, – при помощи установленной в "Дизверте" системы НАВАКС, получающей данные с нескольких древних спутников. Отследив и проанализировав количество действующих на поверхности цоколя сканирующих комплексов, Вадим нашел только два очага постоянной информационно-энергетической активности, расположенных внутри периметра следящих электронных устройств. Одно аномальное пятно располагалось ближе к северной окраине, и было соединено со сканерами, контролирующими окраины города десятками недавно проложенных информационных каналов. Скорее всего, там располагался штаб сил самообороны, а вот второй источник постоянных, но не так ярко выраженных сканирующих излучений позиционировался с одиноко стоящим среди руин недостроенного квартала многоэтажным зданием.

Очень удобный наблюдательный пункт.

Вадим прошел мимо недостроенной "высотки", пытаясь определить точное расположение сканеров. Меньше всего ему хотелось по недоразумению сторон вступить в силовой конфликт с бойцами охранения. Не за этим пришел. – Мысленно напомнил себе Вадим, преодолевая мальчишеский соблазн внести помехи в системы сканирования и, обойдя посты наблюдения, нанести неожиданный визит людям Стангмаера.

Нет, взаимопонимания это не добавит. Глупо. – Упрекнул себя Вадим.

Он уже прошел мимо здания, когда один из прохожих, поравнявшись с ним, вдруг внятно произнес:

– Почему не зашел "на огонек" капитан? Мы тебя ждали.

Вадим, не делая резких движений, остановился, готовясь к любым неожиданностям, но плотно сбитый, крепкий парень в длинной, порядком поношенной, надетой поверх выцветшего комбинезона куртке, весело подмигнул ему, протягивая руку:

– Глеб Доргаев. Не напрягайся, мы действительно заждались.

* * *

Наблюдательный пункт располагался на верхнем этаже недостроенного высотного здания.

– Знакомься капитан: лейтенант Ричард Дуглас, сержант Коул и наш компьютерный техник Сергей Набоков, можно просто – Серж.

Вадим поочередно поздоровался с бойцами группы Доргаева.

– Значит, ждали меня? – Спросил он у Глеба, когда они отошли к краю строительной площадки, откуда открывался вид почти на всю панораму первого уровня несостоявшегося мегаполиса.

– Ждали. В прямое подчинение к тебе не входим, но рекомендовано сотрудничать.

– В вопросе ликвидации двух киберхагов?

– Ну, это тебе решать, – ликвидировать их или нет.

– Почему мне?

– Приказ. Я замыслов начальства не разумею. Сказано, что ты прибудешь и примешь решение. Почему – не объяснили. А в остальном, – наши дорожки расходятся.

– Информация по объектам есть? – Вадим заставил себя произнести слово "объект". Он пока не мог составить определенного мнения насколько можно доверять капитану.

– Сложа руки, мы, конечно, не сидели, но и на рожон не лезли. – Ответил Доргаев. – Транспорт "Элизабет-Альфа" обнаружен примерно в ста километрах южнее города. Замаскирован, покинут.

– Есть предположения, где сейчас Лори и Эльза?

– Они в городе, если быть точнее: в недрах цоколя на минус четвертом уровне в секторе биологических лабораторий. Ими реактивирована часть исследовательского оборудования. Единственный выход из сектора на поверхность находиться как раз неподалеку отсюда. Все другие переходы перекрыты либо аварийными переборками, либо обвалами. Мы все проверили очень осторожно, с минимальным участием сканеров, чтобы не вызвать ответной реакции. Никаких устройств сигнализации не ставили.

– Правильно сделали. Значит, ты уверен, Глеб, они до сих пор там?

– Визуальное наблюдение ведется круглосуточно. Они, конечно, могут обмануть сканеры, но не человеческий глаз. Что ты намерен делать?

– Спущусь к ним.

Доргаев пнул небольшой камушек и спросил:

– А если не вернешься?

Вадим понимал, что капитан был обязан спросить, а он должен ответить.

– Тогда – зачистка. Но я вернусь. Можешь не сомневаться.

– Хорошо. Препятствовать не буду. Контрольное время ожидания?

– Сутки.

– Ладно, капитан. – Глеб прищурился, глядя в сторону горизонта. – Твое решение. Слушай, посмотри, – внезапно попросил он – у меня что-то со зрением или там какие-то точки в небе?

Немершев посмотрел в указанную сторону.

– Включи-ка сканеры. А лучше пусть твой техник свяжется с киберсистемой моей машины, сейчас дам код доступа. Сдается мне это не птицы…


Содержание:
 0  Киберхаг : Андрей Ливадный  1  Часть 1. Особое задание. : Андрей Ливадный
 2  Глава 2. : Андрей Ливадный  3  Глава 3. : Андрей Ливадный
 4  Глава 4. : Андрей Ливадный  5  Глава 5. : Андрей Ливадный
 6  Глава 6. : Андрей Ливадный  7  Глава 1. : Андрей Ливадный
 8  Глава 2. : Андрей Ливадный  9  Глава 3. : Андрей Ливадный
 10  Глава 4. : Андрей Ливадный  11  Глава 5. : Андрей Ливадный
 12  вы читаете: Глава 6. : Андрей Ливадный  13  Часть 2. "Киберхаг". : Андрей Ливадный
 14  Глава 8. : Андрей Ливадный  15  Глава 9. : Андрей Ливадный
 16  Глава 10. : Андрей Ливадный  17  Глава 11. : Андрей Ливадный
 18  Глава 12. : Андрей Ливадный  19  Глава 7. : Андрей Ливадный
 20  Глава 8. : Андрей Ливадный  21  Глава 9. : Андрей Ливадный
 22  Глава 10. : Андрей Ливадный  23  Глава 11. : Андрей Ливадный
 24  Глава 12. : Андрей Ливадный  25  Использовалась литература : Киберхаг
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap