Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 10 : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




ГЛАВА 10

Сфера Дайсона. Гостиничный комплекс двести первого сектора…


Беат вернулась домой только под утро. Патрик возил ее осматривать Мемориал, и она, скидывая туфли и направляясь в ванную комнату своего гостиничного номера, все еще пребывала под впечатлением этого таинственного места.

Столько скорби и одновременно уверенности в завтрашнем дне – такого она не могла себе даже вообразить. Сила духа тех, кто пережил Галактическую войну, крах и возрождение собственной души, присутствовала меж стен мемориального ущелья даже теперь, по прошествии тысячи лет.

«Теперь уже нет таких острых чувств», – с оттенком сожаления подумала она, вставая под горячие струи воды. Ей вдруг стало неловко перед Андором, который был непосредственным участником тех событий тысячелетней давности. Она находила его странным, но Скорбящие Стены принадлежали ему в равной степени, как и тем людям, что основали первое поселение в разрушенной временем Сфере Дайсона.

«Интересно, что скажет по этому поводу Рейв? – подумала она. – Будет интересно слетать туда еще раз вместе с ним».

Запахнувшись в халат, она вышла из ванной комнаты и задумалась, остановившись посреди гостиничного номера. Как все-таки чудесно, когда вокруг тебя цивилизация. На столе стоял поднос с завтраком. В узкой высокой вазе, источая божественный аромат, благоухали свежие цветы.

Она села в кресло, пододвинула к себе кофе и, прижав к уху трубку мобильного коммуникатора, послала вызов.

– Да, мэм? – голос гостиничного процессора было сложно отличить от человеческого, но тем не менее Беат поняла, что разговаривает с машиной.

– Соедините меня с Райвеном. Вы знаете, кто это такой?

– Да, мэм. Одну минутку.

Она успела выпить кофе, прежде чем коммуникатор заработал вновь.

– Мое соединение блокируется, – виновато сообщил голос. – Боюсь, что вам придется спуститься самой. Возможно, ваш робот неисправен или временно отключен. Он находится в седьмом парковочном боксе подземного гаража комплекса.

– Проклятье!… – Беат вскочила, словно эти слова ужалили ее. «Ваш робот». Истинный смысл этой фразы моментально дошел до ее сознания. «Нет, Рейв, ради бога, это просто нелепая ошибка». Она внезапно поняла, какой эгоистичной дурой оказалась по отношению к нему. «Ваш робот». Она почувствовала легкую панику. Сбросив халат, Беат лихорадочно одевалась, со страхом пытаясь представить, что он мог натворить.

Только она и Райвен, два существа во всей Вселенной, могли понять всю нелепость этой ситуации.

«Господи, Рейв, милый, только бы ты был там, – растерянно подумала она, выскакивая из номера. – Они же просто гостиничные автоматы, откуда им знать».

Она представила его, застывшего меж обыкновенных машин в темном боксе подземного гаража. «Что же я натворила», – с этой мыслью она захлопнула дверь номера и побежала к лифту.

Сердце Беат бешено колотилось.

Лифт опустил ее до подземного уровня. Выскочив на огромное пространство гаража, она застыла, мучительно пытаясь понять, где же этот проклятый бокс номер семь.

– Райвен! – не выдержав, крикнула она.

Тишина. Только гулкое эхо метнулось меж бетонных столбов, подпиравших свод.

– Райвен! – теперь в ее крике была мольба. Медленно продвигаясь меж запаркованных машин, она продолжала звать его, уже даже втайне не надеясь на ответ.

Она обидела его. Больше – она его бросила, и он понял это.

Бокс номер семь был пуст.

Ухватившись рукой за ярко-желтое ограждение, Беат подняла к уху трубку коммуникатора.

– Соедините меня с Андором, – бессильно попросила она.

* * *

Гермес. Девяносто седьмой уровень Башни

– Сэр, вот, вероятно, то, что вы ищете, – компьютерный техник «Виктории» протянул полковнику электронный планшет.

Шнайдер взглянул на изображение.

«В этой Башне сам Шиист ногу сломит», – подумал он, пытаясь проследить взглядом узор ломаных и кривых линий.

То место, которое указал ему техник, располагалось чуть выше пробоины. Это был огромный сферический зал, и, судя по результатам сканирования, большая часть всех коммуникаций Башни стекалась именно сюда.

– Как мы можем туда попасть?

– Сэр, мы обнаружили генераторную, – доложил один из бойцов, вынырнув из тьмы бокового прохода. – Там все выглядит исправным, нужен лишь пусковой импульс. Возможно, нам удастся запустить один из лифтов.

– Хорошо, пошли, – Шнайдер обернулся. – Это не опасно? – спросил он у компьютерного техника.

Тот пожал плечами.

– Мы не знаем ничего о структуре этого комплекса. Здесь должны быть системы охраны. Я бы вообще не стал тут трогать ни одного рубильника.

Шнайдер поморщился, как от зубной боли. Знать бы, что тут произошло несколькими веками раньше!

– Ладно, Фрайг с ним. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.

– Сэр, – осторожно начал шагавший за его спиной техник, – помните тот эндоостов на лестнице?

– Ну? – не оборачиваясь, спросил Шнайдер.

– Когда мы проходили мимо, я отсканировал его системы, – нерешительно сообщил солдат.

– Да говори ты толком! – Полковник резко остановился, так что техник, не успевший вовремя затормозить, едва не сбил его с ног. – Что ты там увидел?

– Его системы не обесточены, – признался солдат, который все еще не пришел к определенному мнению, кого он боится больше: Шнайдера или этой жуткой, безмолвной конструкции. – Есть такое понятие – долгий резерв, – пояснил он. – Энергосберегающая функция – это признак любой высококлассной машины. – Техник поднял голову, и фонарь гермошлема осветил бледное лицо Отто Шнайдера. – Его накопители все еще заряжены, – закончил наконец техник свою мысль, – я так думаю.

– Почему он тогда сидит там? – не понял Шнайдер.

– Потеря командных приоритетов. Он потерял связь с руководящими программами.

– Дерьмо! – полковник схватил его за плечевые пластины скафандра и дернул к себе, так что их гермошлемы глухо стукнули, ударившись друг об друга. – Почему ты молчал?

– Я не был уверен.

Одному Шнайдеру было известно, сколько сил потребовалось ему, чтобы разжать пальцы. Слишком велик был соблазн садануть кулаком по забралу гермошлема этого труса, чтобы тот узнал, что такое настоящий страх, когда жизнь по капле утекает из твоего организма вместе с последними молекулами пригодного для дыхания воздуха.

– Иди вперед! – он пинком подтолкнул техника по направлению к генераторной. – И не вздумай еще раз испугаться. Лучше пораскинь своими мозгами, как подать ток на выборочные системы, чтобы не активировать защиту.

– Хорошо, сэр. Я буду стараться.

…В темном прямоугольном зале у застывших силовых установок уже суетились люди. Внезапно мрак заметно поредел – это вспыхнуло несколько переносных прожекторов, осветив покатые контуры генераторов.

– Взрыв произошел несколькими уровнями выше, но заряды не были направленными, потому разрушения распространились во все стороны, – произнес один из офицеров, указав полковнику на трещины в своде и на стенах зала. В некоторых местах болтались обгоревшие огрызки кабелей высокого напряжения, перебитые замыканиями провода. – Вот в этом месте на генераторы подавалось первичное питание обмоток возбуждения, – он указал на связку толстых энерговодов, которые отсекло от стены, словно какой-то гигант полоснул по ним ножом. – Выходы аварийного питания на цепи Башни по большей части целы – генераторы не были запущены, и по этим цепям в момент катастрофы не шло напряжение.

– Что это нам дает? – осведомился полковник.

– Мы можем запускать генераторы по одному, выясняя тем самым, с какими системами Башни они связаны.

– Метод «научного тыка»? – криво усмехнулся полковник.

– Ничего другого не остается, сэр.

– Что ж, будем пробовать, – пожал плечами Шнайдер. Ему уже изрядно надоело ползать в кромешной тьме по запутанным уровням этого циклопического сооружения. К тому же он лучше других представлял, что рано или поздно, но им придется начать процесс проб и ошибок.

Из секундной задумчивости его вывел раздавшийся в коммуникаторе возглас:

– Смотрите сюда!

Полковник резко обернулся, пытаясь понять, что привлекло внимание одного из солдат, заставив того позабыть о субординации.

Пятна света от плечевых фонарей собрались вместе у дальней стены. Там, у крайнего из генераторов, явно присутствовало нечто чужеродное – по стенам в живописном беспорядке тянулись разнокалиберные провода, на полу, словно ящики на складе, в штабель были сложены стабилизаторы напряжения. Связки силовых кабелей ползли по самодельной конструкции, исчезая в недрах генератора.

– Здесь кто-то включал аварийное питание!

– Да, но это было очень давно, – один из офицеров «Виктории» провел рукой по глянцево-черной поверхности самого толстого кабеля, демонстрируя, сколько пыли успело на нем скопиться с того времени, как в этом зале в последний раз ступала человеческая нога.

«А может, и не человеческая?..»

Мгновенное воспоминание о Деметре заставило полковника вздрогнуть, но он тут же отогнал от себя все страхи. Его не простят за провал на Деметре. Он проиграл там вчистую. Поэтому у Отто Шнайдера был лишь один способ реабилитироваться перед теми, кто держал в своих руках все корпоративные сектора Окраины. Он должен победить тут. Или погибнуть. Третьей попытки у него не будет.

– Запускайте, – негромко приказал он, отступая на шаг. «Посмотрим, куда тянутся все эти ниточки», – усмехнувшись, про себя добавил он, взглянув на наспех проложенные энерговоды.

* * *

Тот человек, что вернулся сюда спустя много лет, после постигшей Башню катастрофы, видимо, имел определенную цель визита. Об этом свидетельствовали самодельные бирки с едва различимыми, сделанными от руки надписями, что крепились на кусках проволоки прямо у входа кабелей в распределительную коробку генератора.

«Пятый уровень. Комплекс экспериментальных разработок».

«Восемьдесят восьмой. Лаборатория сервоприводов».

«Периферия процессора».

Бирок было много – больше двух десятков, и часть из них уже не читалась. Осмотрев доступные надписи, к Шнайдеру подошел офицер.

– Этот человек был отлично знаком с внутренними системами Башни. Он действовал очень избирательно.

– Я думаю, что мы идем по следам того, кто создал Райвена, – ответил полковник. – Включай, Майкл, и посмотрим, что к чему.

– Сэр, этот человек ЗНАЛ Башню, – вновь повторил офицер. – Он мог оставить ловушку.

– Включай! – оборвал его Шнайдер. – С ума вы все посходили от страха, что ли?

– Есть, сэр.

Повернувшись, офицер махнул рукой одному из подчиненных.

Очищенный от наслоений пыли рубильник скрипнул и повернулся.

В следующий момент пол гулко завибрировал – это раскручивался якорь генератора, потом что-то заискрило в проложенной по стенам проводке, и в разных частях Башни внезапно вспыхнул тусклый свет аварийных систем.

Один из кабелей, выйдя из гудящего и вибрирующего чрева генератора, тут же уходил прямо в стену. Он не был помечен биркой и вообще оказался уложен так, чтобы не бросаться в глаза.

Этот энерговод был подключен намного позже основной проводки. Он вел к центральному процессору Башни.

* * *

Многовековое забвение нарушил тонкий, тревожный писк.

Глобальная кибернетическая система Башни не обладала разумом и не могла развить в себе подобного свойства – об этом позаботились ее бывшие создатели, которые больше всего на свете доверяли своим машинам именно потому, что те, в отличие от людей, были точны, исполнительны и бездушны. Никаких саморазвивающихся программ. Никакой самостоятельности. Только строгое выполнение заложенных однажды функций.

Те, кто на протяжении веков доминировал на галактическом рынке робототехники, делали только первосортные машины.

Они давно стали прахом. Исчезли их тайны, страсти, пороки, замыслы, надежды и амбиции. Осталась только Башня и те, кто пытался ее реанимировать. Именно этого боялся тот человек, что, закончив свой последний визит сюда, на останки некогда могучей корпорации, проложил тот самый невзрачный кабель. Он был знаком с оборудованием башни и знал, что при включенном процессоре весь комплекс гораздо легче уничтожить, чем заставить работать под чью-то диктовку.

Сам же он не хотел пользоваться той мощью, что шла вразрез с его понятиями человечности.

Мина, заложенная столетие тому назад, сработала безупречно.

Теперь в игру вступали программы безопасности глобальной кибернетической системы.

* * *

Над южным полушарием Гермеса опустились сумерки. Ветер немного утих, и сквозь завесу поднятой им днем пыли слабо просвечивали сиротливые габаритные огни Башни.

Внезапно в темнеющих небесах Гермеса вспыхнул и начал разгораться еще один огонек.

Космический корабль, что появился спустя несколько минут над унылой равниной, выглядел по меньшей мере странно. Создавалось такое ощущение, что его спустили до срока со стапелей какой-то космоверфи, потому что законченной эту конструкцию назвать мог только человек, далекий от самого понятия «космос».

Сквозь прорехи отсутствующих бронеплит внутри сферической конструкции ясно просматривался решетчатый скелет несущих опор. На темном корпусе не светился ни один габаритный или навигационный огонь. Центральный шлюз корабля зиял черным провалом по причине отсутствия в нем люков. Нетрудно было догадаться, что на борту царил вакуум, который в момент вхождения в атмосферу был вытеснен ядовитыми газами Гермеса.

Компьютер посадочного модуля «Виктории» попытался вступить в радиоконтакт с новым объектом, но эта попытка не увенчалась успехом, – темная, частично оплавившаяся сфера в гробовой тишине грациозно рухнула в песчаные дюны, выбив своей массой громадную воронку, и застыла, завалившись на один бок.

Некоторое время ничего не происходило, лишь отчетливо потрескивал нагретый металл, затем в темном провале главного шлюза показалась смутная исполинская тень.

Это был Райвен.

Огромный трехпалый ступоход серв-машины глубоко вдавился в песок. Он повел торсом, сканируя окрестности.

Его системы моментально зафиксировали Башню и севший неподалеку от нее спускаемый модуль.

С тихим щелчком включились оптические умножители и вместе с ними – инфракрасные сканеры.

Песок был холоден. Перед внутренним взором Райвена он лежал, как красноватая масса.

Зато Башня полыхала потоками тепловых излучений.

Несколько секунд он изучал полученную посредством сканеров картинку. На ней пирамидальный комплекс выглядел, словно слоеный пирог. Одни этажи оставались темными, другие светились багрянцем, выдавая скудную энергетическую и тепловую активность работающих там аварийных систем. В некоторых местах на фоне темных этажей двигались отдельные источники энергии, – очевидно, там, среди мрака и мертвого оборудования, перемещались какие-то механизмы.

В одном месте оптические умножители показали гигантскую пробоину, изуродовавшую тело Башни на высоте нескольких сотен метров.

Вот там как раз и цвел целый букет ярких тепловых сигналов.

Райвен сразу различил работающий генератор и протянувшиеся от него пульсирующие нити кабелей, которые расползались по различным этажам, словно яркая паутина.

В районе пробоины шел бой. Зло и часто вспыхивали выстрелы, алые тени метались в лабиринте помещений, более тусклые пятна машин монотонно отрабатывали свои программы.

Нервно взвизгнули сервоприводы торсового разворота . Сканеры сообщили, что орбитальный челнок принадлежит разведывательному кораблю «Виктория».

Это был корабль Отто Шнайдера. Полковник опередил его.

Резко повернувшись, Райвен тронулся с места и размашисто зашагал по склону выбитого посадкой песчаного кратера в сторону Башни.

Он прилетел сюда, чтобы узнать: кто он такой и с какой целью был создан. Он не собирался ни помогать Отто Шнайдеру, ни убивать его. Люди не интересовали потерявшего свою личность Райвена. У него была своя цель.


Содержание:
 0  Райвен : Андрей Ливадный  1  ГЛАВА 2 : Андрей Ливадный
 2  ГЛАВА 3 : Андрей Ливадный  3  ГЛАВА 4. : Андрей Ливадный
 4  ГЛАВА 5 : Андрей Ливадный  5  ГЛАВА 6 : Андрей Ливадный
 6  ГЛАВА 7 : Андрей Ливадный  7  ГЛАВА 8 : Андрей Ливадный
 8  ГЛАВА 9 : Андрей Ливадный  9  вы читаете: ГЛАВА 10 : Андрей Ливадный
 10  ГЛАВА 11 : Андрей Ливадный  11  ЭПИЛОГ : Андрей Ливадный



 




sitemap