Фантастика : Космическая фантастика : Глава 10. : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава 10.

Колония Гефеста. Комплекс офисных зданий. Утро после ночного боя в котловине…


Здания бывшей резиденции господ Раули выглядели притихшими и обезлюдевшими, лишь Соломатов с Семеновым подбирали на дворе, перед входом, развороченным взрывом, обломки роботов да части металлических конструкций. Автоматика не работала, вся кибернетическая система офиса, казалось, полетела к Дьяволам Элио, после того как ее сначала взломали заключенные, а затем активировал капитан Столетов.

Фроста и Саймона вытащили из кресел, отсоединив их от нейросенсорных шунтов, но оба вели себя, словно великовозрастные дети, – пускали слюну и с трудом удерживали головы в вертикальном положении. Тест, проведенный на уцелевшей аппаратуре, дал отрицательный результат – они не симулировали, оба в действительности лишились рассудка.

Их поместили в низкотемпературные ячейки, соблюдая все предосторожности подготовки к процессу криогенного сна, и перепоручили два контейнера с телами преступников заботам автоматических систем космического корабля, который по-прежнему возвышался на посадочной площадке подле зданий.

Капитан Столетов, как только окончательно рассвело, спустился вниз к окраине города и долго бродил меж воронок, подбирая с земли какие-то обломки. Потом, отыскав наконец среди перепаханной взрывами земли оторванную и помятую голову робота-андроида, он завершил поиски и поднялся наверх.

Грин все это время не выходил из своего кабинета. Подключенный к автоматике персонального ложа Вениамина Раули, полковник лежал, пытаясь навести хоть какой-то порядок в собственных мыслях…

Он вздрогнул, когда в дверь осторожно постучали, но дотянулся до пульта дистанционного управления и открыл бронированные створки.

– Привет, командир. – В кабинет вошел Столетов с черным свертком в руках. Грина неприятно поразил вид плотной пленки, из которой обычно изготавливали полиэтиленовые мешки для трупов.

Положив свою ношу на стол, Денис развернул сверток. Там оказалась помятая, пробитая в одном месте навылет голова андроида и несколько угловатых фрагментов грудного кожуха с клеймами серийных заводских маркировок.

Заметив вопросительный взгляд полковника, капитан пояснил, усаживаясь в кресло:

– Это останки того дройда, который вытащил тебя с возвышенности. Пока мы с ним беседовали, перед самой атакой, я успел разглядеть вот этот серийный номер. – Он выразительно постучал пальцем по вдавленному лбу отчлененной механической головы.

Полковник некоторое время молчал, глядя в потолок, а потом произнес, не меняя позы:

– Я ничего не помню, Денис.

Столетов посмотрел на бледное лицо Грина.

– Тогда мы в полном отстое, командир. Операция сорвана, заключенные погибли, аппаратура частично разрушена, а частично выведена из строя терминирующими программами…

– Ты свою задачу выполнил, капитан. – Грин повернул голову, отрывая взгляд от белого потолка. – Людей спас, бойцов сберег. Это я… – начал было он, но Денис оборвал слабую попытку самобичевания:

– Извини, командир, маленькая поправка. – Он машинально прокатил голову андроида от одного края стола до другого. – Ты знаешь, кто эти люди из остаточного поселения?

Александр отрицательно покачал головой. Целые сутки выпали из его сознания. Он не мог понять, как это произошло. Сидя в своем кабинете, он составлял отчет для Белова и уже начал передачу первого пакета данных по виртуальному каналу связи, как вдруг внезапная боль вспыхнула в голове, и сознание моментально погасло… чтобы вернуться спустя много часов, когда бой уже отгремел, а он каким-то образом оказался среди руин города, откуда его выносили бойцы капитана Столетова.

– Они потомки жителей Зороастры, бежавших с планеты перед самой зачисткой.

Грин присел, не обращая внимания на глухую боль в голове.

Вот это была новость…

Еще одна дилемма, добавившаяся к списку тревожащих душу, наболевших вопросов. Мало того, что обнаружение тут остаточного поселения аннулировало сделку по Гефесту: закон «О правах разумных существ» четко прописывал пункт, в котором значилось, что планета при таких обстоятельствах принадлежит населяющим ее людям, а теперь…

– Ты понимаешь, чем это пахнет, командир? – нарушил болезненный ход его мыслей голос Столетова.

– Приблизительно…

– «Приблизительно» не годится, – возразил Денис. – Я сам видел некоторые любопытные штуки, например врожденные импланты у этой девушки, которая захлопнула двери медицинского модуля с дистанции в два километра, просто подумав об этом. Как только данный факт получит огласку, сюда налетят не представители гуманитарной миссии Совета Безопасности, а ребята из отдела по борьбе с незаконными биотехнологиями.

Грин бессильно откинулся на подушки.

– Что ты предлагаешь, Денис? – хрипло спросил он. – Произвести планетарную зачистку своими силами? А потом, пользуясь нашими «легендами», вернуться из отпусков?

Столетов хмуро посмотрел на командира.

– Знаешь, что сказал мне этот дройд, который представился как Кристофер Раули?.. – Денис снова с грохотом прокатил по столу отчлененную голову машины.

– Ну? – болезненно поморщившись от неприятного звука, спросил Грин.

– Он сказал, что обещал тебя вытащить из-под носа Фроста, и, кстати, выполнил свое обещание. Теперь подумай, кому он мог дать подобный зарок, когда тут оставался только ты да пятеро заключенных?

После его слов в кабинете повисла звонкая, гнетущая тишина.

Не дождавшись немедленной реакции, капитан встал.

– Это для отчета, – указал он на изуродованную голову андроида. – Подумай над тем, что я сказал, командир, но знай – убивать людей, которых вытаскивал вчера из-под огня, я не стану, будь они хоть трижды зороастрийцами. Дети, в конце концов, не отвечают за своих родителей, и я не вижу в них врагов нашей драгоценной Конфедерации.

* * *

Дверь кабинета закрылась за капитаном Столетовым, а Грин еще несколько минут лежал, глядя на изуродованную голову андроида и несколько опаленных фрагментов его корпуса.

Значит, это все, что осталось от Кристофера Раули?..

Не стоило ломать голову, какими извивами обстоятельств разум Криса был «выдавлен» из собственной Вселенной и вынужденно перекочевал на носители дройда. Грин подозревал, что не узнает этого никогда. Для него операция была окончена, оставалось только расставить последние точки над «и».

Столетов был прав – Грин знал лишь одного человека, которому Раули мог что-то пообещать.

Подтянув к себе пульт дистанционного управления, он включил терминал и вышел на выделенный канал Гиперсферной Частоты. Манипулируя электроникой, он на этот раз не воспользовался шунтом нейросенсорного контакта.

Налаживая связь, Александр ожидал увидеть на осветившемся экране недовольное и усталое лицо генерала Белова, но ошибся – вместо получения изображения система начала прием файлового пакета данных.

Отправление было шифрованным, но Александр имел ключ и потому спустя несколько минут смог прочесть истинный текст сообщения:

«Полковнику Грину.

Секретно.

Операцию свернуть. Личный состав подразделения возвращается по условленной схеме отхода. Населению колонии оказать посильную помощь перед отлетом. Мероприятий по зачистке не проводить. Сообщить потери личного состава и состояние группы исполнителей. Отдельно доложить подробности по бытовому андроиду серии 463-гн-15.

Белов».

* * *

Петр Алексеевич находился у себя в кабинете, когда заработала ГЧ-связь и на Гефест ушла заранее подготовленная шифровка.

В данный момент ему нечего было сказать Грину – генерал, несмотря на весь свой опыт и самообладание, до сих пор не мог опомниться от событий, которые произошли в виртуальном пространстве несколько часов назад, когда на далеком Гефесте наступал вечер и ничто не предвещало ночного боя.

Его личная карьера и вместе с ней весь здравый смысл операции, направленной прежде всего на благо человечества, вот уже десять часов как были поставлены под вопрос.

Спустя некоторое время вновь заработал ГЧ-передатчик, и генерал поспешно сел в кресло за терминалом. Как он и ожидал, пришла шифровка от Грина.

«Генералу Белову.

Потерь среди личного состава нет. Отход по указанной схеме подтверждаю. Группа исполнителей самоликвидировалась. Андроид серии 463-гн-15 уничтожен в ходе боестолкновения. На месте его гибели обнаружены фрагменты машины с соответствующей маркировкой.

Грин».

* * *

Прочитав шифровку, генерал откинулся в кресле, глядя в темные глубины стереоэкрана, и время будто открутилось назад под его тяжелым взглядом…

…Пять часов утра по местному времени Элио.

Он точно так же сидел перед терминалом, ожидая получения отчета от полковника, который послал предупреждающий сигнал по ГЧ, сообщая, что на Гефесте возникли непредвиденные обстоятельства: обнаружено остаточное поселение людей.

В 5.30 запищал сигнал связи. Белов по привычке машинально воткнул шунт нейросенсорного контакта в свой имплант – это была элементарная мера предосторожности, гарантировавшая, что разговор не прослушает никто из посторонних, ведь беседа двух призраков в виртуальном пространстве не сопровождалась ни звуком речи, ни артикуляцией губ.

Войдя в виртуальную реальность, генерал оказался на обычной поляне посреди лесопарковой зоны. Грин и Белов встречались тут регулярно. Он подождал, пока стабилизируется фантомная среда и на деревьях, окружающих поляну, перестанет шуметь листва, что являлось сигналом полного включения защиты.

Легкий ветерок стих, и генерал обернулся.

Перед ним в трех шагах стоял не полковник Грин, а совсем иной человек. Среднего роста, худощавый, одетый в легкий спортивный костюм. Его лицо было смутно знакомо Белову, но в первый момент внимание генерала сосредоточилось не на нем, а на снайперской импульсной винтовке с компьютерным прицелом, которую держал в руках самозванец.

В следующий миг сработала профессиональная память, и Белов узнал Кристофера Раули, одновременно осознав, что перед ним не программный глюк, а вполне самостоятельный фантом, вторгшийся в виртуальное пространство поляны, несмотря на многочисленные программы защиты…

Крис еще не сказал ни слова остолбеневшему генералу, но тот уже понял – вся тщательно спланированная и успешно протекающая операция внезапно вышла в неуправляемую стадию, и причиной тому послужило не обнаружение остаточного поселения людей на Гефесте, о котором сообщал Грин, а нечто более серьезное…

Они смотрели друг на друга, и у Белова что-то леденело в груди от пронзительного взгляда Раули – не было сил, чтобы заставить свою руку подняться и вырвать шунт нейросенсорного контакта из разъема височного импланта.

Крис явно угадал его состояние и мысли.

– Не делайте этого, генерал, – спокойно предупредил он, поднимая ствол импульсного оружия на уровень лба своего собеседника.

Белов был неробкого десятка – утраченное на мгновение самообладание уже вернулось к нему, и потому Петр Алексеевич посчитал, что действительно не стоит грубо обрывать контакт.

– Это смешно, Раули, – произнес он, глядя в темный зрачок электромагнитного компенсатора. – Мы ведь не в реальном мире, чтобы вы могли…

– Могу… – спокойно заверил его фантом. – Вспомните смерть адмирала Моргана. Загадочная кончина, верно?

У Белова по спине проползли крупные мурашки – он действительно не понаслышке знал об упомянутом случае. Это было десять лет назад, тогда Белов в звании полковника только начинал свою карьеру в ведомстве внешней разведки и ему пришлось выехать на место происшествия.

…Картинка десятилетней давности стояла перед глазами, будто это было только вчера. Седой, коротко стриженный затылок адмирала, шунт нейросенсорного контакта в виске, глухая обстановка кабинета, расположенного в сорока метрах под землей, и сосредоточенное лицо эксперта-медика.

– Обширное кровоизлияние в мозг, – произнес тот, глядя в окошко сканера.

– Тебя что-то смущает, Криган? – спросил Белов, заметив тень недоумения на лице эксперта.

– Тут два очага, господин полковник. В диаметрально противоположных точках. Основное кровоизлияние произошло в лобных долях и еще один микроинсульт в затылочной области. Похоже на контрольный выстрел снайпера, не находите? – провел аналогию эксперт.

Белов тогда только фыркнул в ответ.

Какой, к дьяволам Элио, снайпер в кабинете без окон в сорока метрах под землей?

Конечно, он не брал в расчет висевший на стене экран, куда транслировалось изображение уступчатой громады небоскребов Раворграда.

… – Это сделал я, – спокойно сообщил ему Раули. – Если бы десять лет назад вы внимательнее отнеслись к своим обязанностям, то нашли бы в виртуальном пространстве за псевдоокном нечто подобное вот этому. – Палец Раули погладил пластик импульсного оружия. – Через шунт нейросенсорного контакта можно ударить в любую точку мозга, нужно лишь обладать специальной программой, которую я предпочитаю облекать в привычный образ оружия. Так проще работать.

По седому загривку генерала скользнул озноб – ощущения не страха, но торжества. Белов понял – Раули не блефует, а значит, наступил-таки момент истины! Та реакция, которой он добивался, ставил целью всей операции!.. Значит, Грину удалось расшевелить фантомную сущность этого негодяя, заставить его действовать, засвечивая те потенциальные возможности, которые предоставляет Вселенная Логра заключенному в ней разуму!..

– Думаете о том, как ловко поимели меня, генерал? – спросил Крис. – Составляете мысленный отчет? Тогда включите в него ряд следующих фактов: незаконное вторжение на носители Логриса, нарушение тайны личности, преступное давление на разум усопшего, освобождение пожизненно приговоренных и, в конечном итоге, – непреднамеренный геноцид местного населения, – на Гефесте сейчас бушует эпидемия, в результате которой, несмотря на усилия ваших солдат, выживших будет в три раза меньше, чем скончавшихся.

Белов молча выслушивал его слова, в то время как в сознании Петра Алексеевича ощущение победы медленно таяло, сменяясь на совершенно противоположное чувство…

– Чтобы вы не обольщались, генерал, я подготовил несколько файловых пакетов с подробной информацией на эту тему, – произнес Крис. – У меня нет гарантий, что наш разговор окончится положительно, и тогда файлы уйдут по назначению.

Белов привык соображать быстро, но на сей раз цейтнот оказался жестким, и до него с опозданием начало доходить, что призрак пытается надавить на него, прижать к стене! Кристофер Раули пришел сюда не для того, чтобы убить, из личной мести или ненависти, а…

– Какого дьявола? – вырвалось у Белова.

– Такого, генерал, что вы плохо спланировали операцию. Вы подобрали скверных исполнителей, и эти провокации с харамминами были убогими. Вы ничего не знаете про Логрис и не узнаете никогда.

Его спровоцировал не Грин…

Белов никогда не был упрямым ослом, он обладал гибкостью мышления и мог реагировать на ситуацию.

Оглянувшись, он присел на пенек и спросил:

– Что произошло на Гефесте, Раули?

Кристофер принял предложенное перемирие.

Эволюция его души уже прошла определенные стадии, и Крис успел понять, что выстрел импульсной винтовки зачастую ставит лишь точку в вопросе, но не решает его.

– Вы сами подбирали компьютерных специалистов? – спросил он.

Белов кивнул. Не было смысла отпираться.

– Плохая работа, – произнес Раули. – Доминик Фрост узнал меня, мы встречались при жизни, – лаконично пояснил он. – Я спокойно сносил ваши тесты, пока он, улучив момент, не вломился ко мне на пару с Генрихом Саймоном. Они умудрились написать программу, способную уничтожать участки виртуальной структуры Логра, и продемонстрировали ее в действии. Вот это была настоящая провокация, на которую я был вынужден реагировать.

– Зачем они приходили? – мрачно спросил Белов, осознавая, что появление Раули на конспиративной виртуальной поляне уже не может расцениваться им как результат эксперимента, – это скорее походило на жест доброй воли со стороны почившей души наемного убийцы…

– Они приходили, чтобы «заказать» полковника Грина, – ответил Крис, выразительно указав взглядом на импульсную винтовку в своих руках. – Нужно сказать, у них нашлись веские доводы, чтобы склонить меня к сотрудничеству.

– Что с ним? – встрепенулся Белов.

– Пока – ничего. Он лишь пытается разобраться, что случилось с аппаратурой, которую я занял для визита сюда. Диспозиция такова: Грин в своем кабинете, Фрост и его соратники на наблюдательном пункте. Весь личный состав охраны во главе с капитаном Столетовым внизу, спасают тех поселенцев, кто еще не умер от внезапной эпидемии. На меня надавили и ждут устранения Грина. Если я не исполню «заказ» Доминика Фроста и не открою двери кабинета полковника в течение ближайшего получаса, то они уничтожат мою личность. Способ, каким они это сделают, я уже видел. – Раули позволил себе усмехнуться. – Вы задействовали не тех людей, генерал, и были заранее обречены на бунт и саботаж.

Белов понимал, о чем говорит Крис, и потому молча сглотнул упрек в некомпетентности.

– Они убьют вас, Кристофер, – сделал он встречный выпад. – Так или иначе – убьют.

– Попытаются убить, – спокойно парировал Крис. – Жизнь, прожитая по волчьим законам, не оставляет места для иллюзий, тем более в моем сегодняшнем состоянии. Потому я предлагаю сделку.

Белов нахмурился, выигрывая секунды для осмысления услышанного.

– В чем ее суть? – наконец спросил он.

– Я аккуратно стреляю в полковника, с наименьшим вредом для здоровья, и вытаскиваю его в расположение капитана Столетова, после того как Фрост убедится в том, что он стал хозяином положения, и, сняв ошейник, кинется взламывать компьютерную систему офиса. Это даст мне лимит времени, чтобы собрать свою личность и убраться с носителей Логра до того, как Фрост заявится туда по мою душу.

– Но тогда они станут хозяевами в зданиях на возвышенности!

– Это неизбежно, – покачал головой Раули. – Они атакуют кабинет Грина так или иначе. Осталось меньше получаса. Я могу сохранить жизнь полковнику и, убравшись с Логра, вытащить его с территории офиса, остальное – дело ваших компехов, которых я постараюсь проинформировать.

– Куда ты денешь свою сущность, Раули? Это ведь огромный объем информации… – Белов не заметил, как перешел на «ты».

– В кабинете Грина стоит симпатичный бытовой дройд. Попробую влезть в него, а дальше – как повезет. Если ваши бойцы справятся с проблемой – вернусь назад, в Логр. – Крис взглянул на часы. – Решайте, генерал, да или нет, осталось двадцать минут. – Его голос вдруг приобрел металлические нотки.

Белов размышлял не более нескольких секунд.

– Да, – вынужден был согласиться он, не отыскав за это время более приемлемого выхода из обрисованной ситуации, сложившейся на Гефесте. – Последний вопрос: что я должен буду отдать в обмен на сотрудничество?

Кристофер был заранее готов к ответу.

– Оставить Гефест в покое, – произнес он. – Гефест, его жителей и мой Логр. Ваш эксперимент закончен.

– Безрезультатно?

Крис усмехнулся:

– Вы настырны, генерал. Хотите напоследок вырвать то, чего не сумели выжать своими убогими экспериментами? – Он на мгновение задумался, а потом произнес: – Хорошо, у меня есть еще пара минут… Если бы вы правильно наблюдали за мной, генерал, то увидели бы, как душа Кристофера Раули варится в бесконечном аду воспоминаний, вновь и вновь переживая агонию своих жертв. – Крис выговорил эти самоуничтожающие фразы медленно и спокойно. – Не знаю, кому будет полезна такая правда, но могу заверить, что полноценное существование души на электронном носителе невозможно. Это либо полная статика, равнодушие, отсутствие каких-либо желаний, что я правдиво продемонстрировал полковнику Грину, либо бесконечная, однообразная и утомительная прокрутка хранящихся в памяти событий и эмоций, где ты не можешь ни на йоту изменить чувства, сопутствующие тем или иным событиям. В Логрисе, да и на любом другом аналогичном носителе, сможет чувствовать себя комфортно только тот, кто прожил счастливую жизнь в реальности.

Он искоса посмотрел на Белова и добавил:

– Вы выполнили свою задачу, генерал. Ответ на все вопросы вашего эксперимента дал не я, а вы сами вкупе с Домиником Фростом и его компанией. На самом деле мир мертвых ничем не угрожает миру живых – электронные личности равнодушны, так как у них нет тел, нет биохимии, побуждающей чувства, нет стимула для страстей и поступков. Но статус-кво сохраняется лишь до тех пор, пока живые сами не начинают вторгаться в мир призраков, перекидывая мостики в иную реальность, тревожа души усопших… – Крис усмехнулся и заключил: – Вот – правда, а что с ней делать – решайте сами… – Призрак Раули вдруг начал терять свои очертания. – Если все сложится, еще увидимся, генерал.


Содержание:
 0  Грань реальности : Андрей Ливадный  1  Часть I. ГОРДИЕВ УЗЕЛ : Андрей Ливадный
 2  Глава 2. : Андрей Ливадный  3  Глава 3. : Андрей Ливадный
 4  Глава 4. : Андрей Ливадный  5  Глава 1. : Андрей Ливадный
 6  Глава 2. : Андрей Ливадный  7  Глава 3. : Андрей Ливадный
 8  Глава 4. : Андрей Ливадный  9  Часть II. ВЗЛОМ СИСТЕМЫ : Андрей Ливадный
 10  Глава 6. : Андрей Ливадный  11  Глава 7. : Андрей Ливадный
 12  Глава 8. : Андрей Ливадный  13  вы читаете: Глава 10. : Андрей Ливадный
 14  Глава 5. : Андрей Ливадный  15  Глава 6. : Андрей Ливадный
 16  Глава 7. : Андрей Ливадный  17  Глава 8. : Андрей Ливадный
 18  Глава 10. : Андрей Ливадный  19  Часть III. ГРАНЬ РЕАЛЬНОСТИ : Андрей Ливадный
 20  Глава 12. : Андрей Ливадный  21  Глава 13. : Андрей Ливадный
 22  Глава 11. : Андрей Ливадный  23  Глава 12. : Андрей Ливадный
 24  Глава 13. : Андрей Ливадный  25  Эпилог : Андрей Ливадный



 




sitemap