Фантастика : Космическая фантастика : Глава 13. : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава 13.

Гефест. Комплекс офисных зданий. Трое суток спустя…


Запыленный внедорожник, похожий на усеченную версию вездехода с тесной кабиной и открытым кузовом, ранним утром притормозил подле памятного устья тоннеля, ведущего к комплексу расположившихся наверху построек.

Водородный двигатель работал тихо, ритмичное постукивание и лязг поврежденной подвески, который они слышали на протяжении всей дороги, сейчас смолкли, и оттого казалось, что тишина вокруг царит оглушающая, ватная.

Здания немо возвышались над ними, показывая свои верхние этажи, виднеющиеся над неровным краем скальной площадки.

Зев тоннеля, перед которым на старом покрытии дороги темнело несколько свежих воронок, казался сумрачным и пустым.

Никакого движения ни наверху, ни в самом городе, который они только что проехали из конца в конец на раздолбанной, позаимствованной на одной из брошенных буровых вышек старой машине.

Прошла уже без малого неделя с тех пор, как войсковой транспорт покинул Гефест, и теперь все вернулось на круги своя – тихо завывал утренний ветерок, заплутавший меж иззубренных руин, и только свежие выщерблины от пуль, испещрившие бетонную рубашку тоннеля, свидетельствовали о недавних событиях.

Крис медленно тронул машину с места, и грузовой внедорожник, жалобно постанывая поломанными деталями подвески, въехал в наклонный тоннель, расталкивая помятым передним бампером усеивающие дорогу обломки.

В конце стометрового замкнутого пространства светлел четкий овал неба.

Ни Крис, ни сидящая рядом с ним Дана не проронили ни слова, пораженные этой зловещей тишиной. Обоих тревожили мысли об оставленных тут выздоравливающих членах небольшой колонии, но никто не встречал их, ни одна тень не затмила собой приближающийся выезд, и оставалось только гадать, куда подевались люди, – все еще находятся под присмотром медицинской автоматики или уже освобождены ею и просто не захотели оставаться в непривычном для них месте, которое традиционно считалось запретным и недоступным?

«Хорошо бы так…» – подумал Крис, выводя машину из тоннеля.

Наверху, перед разбитым взрывами крыльцом офиса, гулял ощутимый ветер. Двери, вырванные во время ночного штурма, валялись снаружи, в пустом проеме покачивался на ветру отрезок кабеля с распределительной коробкой на конце.

«Странно…» – подумал Крис, вспомнив, сколько обслуживающих машин содержал в себе этот комплекс. По идее тут все уже должно быть прибрано и по возможности исправлено, однако запустение и разрушения вкупе с различным мусором, пляшущим на ветру, были налицо.

Не вылезая из машины, он прикрыл глаза и постарался сосредоточиться, мысленно представив себе бытовую человекоподобную машину.

Дана, которая на протяжении их короткого путешествия объясняла Крису, как она пользуется своими имплантами, молча покосилась на него, заметив, что крохотная алая точка за правым ухом Кристофера нервно вздрагивает. Короткий, едва отросший ежик волос не мог скрыть внешнего проявления сформированных вместе с организмом биоэлектронных систем.

Он пытался использовать свой новый дар…

Отвернувшись, Дана решила не мешать ему, по собственному опыту зная, что удаленный контакт с любой кибернетической системой – это индивидуальное, интимное чувство, которое не следует нарушать. Он делал свои первые шаги в освоении новых способностей, и помочь в этом ему могли теперь только интуиция и выдержка.

В гробовой тишине она смотрела в серый провал выбитых дверей, ожидая, пока Крис завершит свою попытку удаленной связи с кибернетическим комплексом зданий.

Тишина вокруг стояла вязкая, ненатуральная, ее нарушало лишь тонкое подвывание ветра да еще какой-то до странности знакомый звук, который медленно приближался из сумеречных глубин расположенного за выбитыми дверями холла.

* * *

Пока Дана прислушивалась к окружающим ее невнятным звукам, Крис действительно экспериментировал, хотя понимал, что выбрал для этого не лучшие время и место. Перед плотно смеженными веками не возникало никаких картинок, там лишь просвечивал розоватый узор кровеносных сосудов, и он подумал, что зря старается… этой наукой, основанной на интуиции, еще предстояло овладеть, возможно, он нечетко высказывал свое желание, или…

Образ бытового дройда возник перед ним внезапно, словно вынырнул из розовато-черного пространства.

Это произошло так неожиданно, что Крис едва не открыл глаза.

Изображение было смазанным, нечетким и постоянно уплывало из фокуса зрения, пока он не догадался, что его имплант связался не с чем иным, как с камерой внутреннего наблюдения, подвешенной у потолка неизвестного ему помещения офиса.

Изображение плавно смещалось – это камера поворачивалась из стороны в сторону.

Вот в разрешающую область ее объектива опять попало изображение дройда, и Крис сосредоточил свое внимание на нем.

Чем была занята бытовая машина?

Робот стоял спиной к камере наблюдения, склонившись над столом, на котором были разложены какие-то механические детали.

Первое, что безошибочно узнал Крис, было пластиковое ложе импульсного пулемета, рядом, отдельно, лежал барабан, в отверстия которого вставлялись семь стволов, десяток снятых электромагнитных катушек блестели разъемами контактов чуть в стороне от механических частей.

Бытовой робот собирал или осваивал конструкцию импульсного оружия!..

Мысли, которые до этой секунды текли плавно, неторопливо, вдруг лихорадочно сорвались с места: за долю секунды он успел подумать о многом, прежде всего о том, что, ускользнув в Логр, сущности Доминика Фроста и Генриха Саймона, похоже, не утратили ни связи с компьютерным комплексом офисных зданий, ни своей болезненной жажды свободы и власти…

В следующий миг его мнемоническая связь с видеокамерой офиса была грубо оборвана: Крис ощутил толчок в плечо и одновременно услышал приближающийся звук работающего сервомотора.

Открыв глаза, он увидел рулевую колонку внедорожника и понял, что грубый рывок Даны сбил его на пол в узкое пространство между сиденьем водителя и панелью управления.

Он не успел обменяться с ней ни словом, ни взглядом – над головой раздался оглушительный треск, и гранулы прошитого очередью лобового стекла осыпали тесную кабину хрустальным крошевом. Несколько пуль угодили в капот внедорожника, и из моторного отсека, заволакивая все вокруг, ударила струя водорода, смешанного со специальными двигательными добавками. Это была не воспламеняющаяся смесь – машину в одну секунду окутало плотными клубами удушливого тумана, похожего на желтоватый пар.

Все происходило стремительно, намного быстрее, чем поддается описанию. Гранулы разбитого стекла еще сыпались серебристым дождем, а Крис уже толкнул дверь внедорожника, хватая свободной рукой укороченный вариант «ИМ-12», позаимствованный из бортового арсенала оставленного высоко в горах модуля.

– Дана, не шевелись! – успел выкрикнуть он, кубарем выкатываясь из кабины.

Его рывок со стороны мог показаться просто паническим прыжком, но на самом деле Раули действовал расчетливо, хотя и испытывал в этот миг досаду на самого себя.

Он должен был заранее подумать об этом! Зная таких людей, как Саймон и Фрост, следовало загодя понять, что они не откажутся от борьбы, не осядут статичными, ни на что не способными наборами байт на опустевших носителях его Логра…

Они уходили туда, уже зная, куда попадут и как следует себя вести. Статика не коснулась их – в отличие от Криса, который спокойно готовился к переходу в мир иной, они ускользнули в фантомное пространство, унося с собой всю эмоциональную гамму предсмертного шока, состояния борьбы и чувства проигрыша…

Неудивительно, что очнувшись там, они прежде всего ринулись назад, по известному заранее пути, которым не раз и не два проникали в виртуальное пространство Логра, когда на его носителях еще обитала душа Раули.

Офис. Все системы офиса, которые, по утверждению Даны, были заблокированы военными, вновь заработали. Видимо, две фантомные личности сумели за прошедшее время восстановить уничтоженное программное обеспечение, видоизменив его на свой лад, а он, как последний идиот, подвел машину к самому крыльцу!..

Удара о землю он не почувствовал, его тело хоть и было воссоздано заново, но рефлексами управлял прежний разум: он вовремя сгруппировался, и оттого перекат вышел точным, безошибочным. Выкатившись из клубов водородного облака, Крис с колена выпустил очередь, и андроида, который стоял на крыльце, буквально вбило назад, в сумеречное пространство просторного холла.

«Этот уже вне игры», – подумал Крис, бросаясь назад к машине.

Дана сползла со своего сиденья и теперь полулежала в тесном пространстве, широко раскрыв глаза и задержав дыхание, чтобы не наглотаться ядовитой воздушной смеси.

Крис действовал машинально, а она не сопротивлялась, полностью доверившись ему. Его рука нашарила ручку, распахнула дверь, и Крис подтолкнул Дану наружу, выразительным жестом указав на открытый кузов внедорожника, которого не достигали сминаемые ветром ядовитые клубы. «Спрячься за ним и жди!» – вот что говорил его немой приказ, и Дана безропотно повиновалась.

У Криса не было ни единой лишней секунды на более подробные объяснения, – он понимал, что ситуация развивается по чужому сценарию, и это обстоятельство нужно было срочно изменить.

Моторный отсек внедорожника продолжал истекать ядовито-желтыми клубами тумана, но теперь эфемерная завеса играла ему на руку: под ее прикрытием он проскользнул до самого крыльца, и, пожалев, что в его скудном арсенале нет ни одной гранаты, заглянул в сумеречное помещение.

Дройд лежал на полу в двух метрах от порога, куда его отшвырнула очередь штурмового автомата. Укороченный образец «ИМ-12», который по-другому еще именовали «шторм», вполне оправдывал свое название. Его скорострельность выражалась многозначными числами, и, сообразуясь с данной характеристикой, нетрудно было понять, почему короткой очереди, выпущенной Крисом, вполне хватило, чтобы проделать в корпусе дройда уродливую, оплавленную по краям дыру, куда при желании можно было всунуть кулак.

«Одна проблема – заряды», – подумал он, рассмотрев поверженную машину. К «шторму» подходил любой магазин от стандартной импульсной винтовки, но у Раули их было всего два, поэтому он, окинув беглым взглядом обширное помещение холла и не заметив ничего подозрительного, прежде всего подполз к опрокинутому навзничь роботу.

В скрюченных пальцах андроида была намертво зажата такая же «ИМ-12». Зная, что пытаться разжать механические пальцы робота занятие бесполезное, Крис, изловчившись, освободил фиксатор, выщелкнув из рукояти оружия две обоймы. Запасная оказалась полной, первая же опустела на треть, значит, по внедорожнику было выпущено, как минимум, тридцать титановых пуль. Если бы Дана вовремя не толкнула его, вырвав из транса, валяться бы Крису сейчас на окровавленном сиденье с разбитой вдребезги черепной коробкой.

Мысленно поблагодарив любимую и поклявшись самому себе, что больше не станет изображать вальяжного лоха, вернувшегося домой после загородной прогулки, он осторожно двинулся вперед, следуя периметру холла и используя каждое, мало-мальски пригодное укрытие, чтобы осмотреться.

Конечно, бойцы из бытовых роботов никудышные – это сразу же доказал своим поведением атаковавший их андроид, который, выпустив прицельную очередь, тупо застыл в проеме дверей, разглядывая плоды своего творчества, но самоуспокаиваться на этом не стоило. Если Крису не изменяла память, то бытовых образчиков человекоподобной техники в офисе насчитывалось около четырех десятков, да и различного оружия, если поскрести по кладовым господ Раули, можно было набрать на маленькую армию…

«Ладно, эту задачу будем решать по мере ее возникновения», – подумал Крис, перемещаясь вдоль стены холла.

Сейчас его занимал другой вопрос: знают ли новые хозяева покинутой им виртуальной Вселенной о прибытии незваных гостей, или данный робот просто охранял вход, исполняя бесхитростную программу, – стрелять по всему, что шевелится?

Криса больше устраивал последний вариант.

«Не факт…», – мысленно одернул он себя.

Не стоило недооценивать противника. Слишком свежи были в памяти воспоминания о вторжении Фроста в его виртуальную Вселенную. Этот человек был умен и дерзок, при ближайшем рассмотрении его цинизм казался еще опаснее, чем аналогичное качество самого Кристофера. Фрост был виртуальщиком, а это накладывает известный отпечаток на психику. Для личности, которая большую часть времени проводит в среде электронных образов, человеческая жизнь перестает играть положенную ей роль. В отличие от Фроста Раули не раз воочию видел смерть, и, как бы дико это ни прозвучало, научился ценить жизнь, никогда не убивая без нужды. Фрост же привык «мочить» направо и налево, нимало не задумываясь при этом о той тонкой грани, которая разделяет симулятор и настоящую жизнь.

Его следовало остановить во что бы то ни стало. Крис еще не соприкоснулся с двумя душами, ускользнувшими в оставленное им пространство, но уже понял, что Логрис подкинул очередную загадку, от решения которой зависело многое… Возможно, он неверно оценивал военных, и в их действиях и опасениях было зарыто намного больше зерен истины, чем это могло показаться на первый взгляд?

Скорее всего это было именно так, просто им попался неудачный образчик испытуемого. Крис не лгал Дане, когда говорил, что еще перед уходом из жизни начал изменяться в своей душе, к тому же у него был изношенный, равнодушный ко всему рассудок, – поэтому он так апатично реагировал на внешние раздражители. Фросту же внешние стимуляции, похоже, не нужны вовсе – он и без подталкивания извне готов перевернуть обе Вселенные, и виртуальную и физическую… остается лишь уповать, что за столь короткий промежуток времени у него не нашлось достаточно верного способа сделать это…

* * *

Осмотрев холл здания, Крис вернулся к центральному входу и призывно махнул рукой Дане.

Она быстро пробежала разделяющее их расстояние, низко пригибаясь при этом, чем еще раз удивила Раули. Он заранее не инструктировал ее, как вести себя в той или иной ситуации, но трудная жизнь в городских руинах научила ее многому.

Оказавшись рядом с Крисом, она поймала его взгляд, не решаясь заговорить, потому что каждый звук отдавался в огромном пустом помещении гулким эхом.

Склонившись к ее уху, он прошептал:

– Двигаемся вверх по правой лестнице. Идешь за мной метрах в пяти позади. Нам нужно попасть в компьютерный центр.

– А люди? – также шепотом спросила она.

– Медицинское крыло проверим позже. Все намного хуже, чем я предполагал.

– Давай разобьем этот компьютер… – с нотками усталости в голосе прошептала в ответ Дана. – От него одни неприятности.

– Нельзя… – лаконично ответил ей Крис. – Дело не в машине, а в человеческих сущностях, которые ее контролируют. – Перебить всех дройдов и разгромить компьютерный центр – дело нехитрое… Но как мы потом совладаем с Гефестом без поддержки машин?

– Ладно… – тихо согласилась с ним Дана. – Тебе виднее.

Компьютерный центр колонии располагался двумя этажами выше, в том крыле комплекса, где находились рабочий кабинет и бывшая спальня Вениамина Раули со злополучным электронным окном.

Крис первым начал осторожно подниматься по правой лестнице, ведущей вдоль стены холла на второй и третий этажи комплекса.

Какой раз он входил с оружием в руках в дом, где родился и провел большую часть детства!

Крис знал тут каждый уголок, но мысленно эти стены казались чужими, слишком много безрадостных воспоминаний наслаивалось на те крохи беззаботного счастья, которые хранила память маленького мальчика…

Лестничная площадка второго этажа контролировалась подвешенной под потолком видеокамерой.

Крис остановился вне пределов обозреваемой ею области, секунду подумал, а потом мысленно махнул рукой, переключив «шторм» в режим одиночной стрельбы.

Титановый шарик с хрустом пробил тонкий механизм камеры, заставив ее сделать несколько конвульсивных рывков и застыть, истекая едким дымком.

«Так можно переломать все на свете…», – не без раздражения подумал он, поднимаясь на лестничную развязку.

Гробовая тишина продолжала окутывать помещения. Не было слышно ни звука сервомоторов бытовых роботов, ни каких-то иных признаков жизни. Здания казались вымершими, но то была обманчивая, коварная тишина. Крис вполне мог купиться на нее, но только в том случае, если бы у порога его не встретил перепрограммированный человекоподобный робот с импульсной винтовкой в руках…

Нет, в данный момент комплексом владели определенные силы, но они затаились, выжидая удобный момент, либо просто потеряли Криса и Дану из поля зрения…

Он, секунду поколебавшись, ступил на следующий лестничный марш.

Двери третьего этажа послушно распахнулись перед ним, открывая длинный узкий коридор, который вел к компьютерному центру брошенной колонии.

Когда-то тут действительно располагалось сердце всех кибернетических систем освоенной котловины, отсюда осуществлялось автоматическое управление климатическими станциями, буровыми вышками, здесь отдельные компьютеры регулировали транспортные потоки и обслуживали совершавшие посадку челночные корабли.

Сейчас весь комплекс, частично омертвевший, а частично перепрофилированный, служил иным целям – отсюда пытались диктовать свою волю сначала полковник Грин, а теперь ускользнувшие от возмездия Саймон и Фрост…

Крис сделал шаг вперед, и в этот миг массивные двери компьютерного комплекса дрогнули и начали раздвигаться в стороны.

– Назад! – крикнул он Дане, плашмя падая на пол коридора.

Град титановых пуль просвистел над головой, впившись в сомкнувшиеся за спиной Раули створки легких пластиковых дверей.

Их разнесло вдребезги, расколов на мельчайшие кусочки, которые взметнулись дымчатым, шелестящим вихрем.

Он выстрелил в ответ, целясь в полуметровую щель раздвигающихся створов, и передовой андроид из внушительной группы человекоподобных механизмов, сконцентрированных именно там, повалился, опрокидываясь на спину, словно огромная, тяжеловесная кукла, у которой вдруг отказали ведущие механизмы.

За несколько секунд, пока падал загородивший проем андроид, Крис успел переключить регулятор темпа стрельбы и прицельно выпустить остаток магазина в упрямо расширяющийся проем.

Тщетно… Их было слишком много…

Сухо щелкнул интегральный затвор «шторма», на пистолетной рукоятке оружия зардел предупреждающий сигнал, и пустая обойма серебристой рыбкой мелькнула в воздухе, клацнув об усеянный осколками пластика пол коридора.

Крис, не раздумывая, кувыркнулся назад, выкатившись, словно свернувшийся клубком ежик, на лестничную площадку, у стены которой, вжавшись в облицовку, стояла бледная как смерть Дана.

– Бегом вниз, на второй этаж! – Крис уже стоял, припав на одно колено под защитой простенка, и перезаряжал штурмовой автомат.

Из коридора послышался характерный ноющий звук сервомоторов, сливающийся в сплошной гул.

Слух отказывался однозначно определить количество роботов, двигавшихся по коридору.

Раули быстро прикинул шансы и понял – ему не выстоять. Пусть эти роботы не предназначены для ведения боевых действий, но масса вооруженного сервоприводного металлопластика, не знающая ни страха, ни инстинкта самосохранения, а лишь наспех обученная нехитрым приемам стрельбы, так или иначе сомнет, уничтожит его…

Он заставил себя отползти от спасительного простенка, на миг выглянув в коридор, и действительно увидел там множество дройдов, заполнивших узкий проход от стены до стены.

Три секунды – и магазин «шторма» опустел.

За ничтожный отрезок времени он успел повести стволом автомата, наискось перечеркнув пространство коридора плотной, уничтожительной очередью. Несколько передовых машин разом повалились, утратив равновесие и загораживая дорогу остальным, образовался хаос, в который внесли свою лепту прущие сзади механизмы. Обнаружив человека, они открыли огонь, но ни один заряд не достал Раули – все пули впились в спину передовых машин. Один из дройдов взорвался, наполнив узкий коридор чадным дымом, под прикрытием которого Кристофер ускользнул с опасного участка и вновь оказался на лестничной площадке.

В другое время программная тупость бытовых дройдов вызвала бы у Раули усмешку, но только не сейчас, когда у него остался последний, наполовину опустевший магазин к импульсному автомату.

Оставался один путь – отступать, но куда?

Он понимал, что действиями разношерстного сервоприводного отряда руководит отнюдь не главный компьютер офиса, машины были перепрофилированы и действовали сами по себе, но вот остановить их вполне могла команда, поданная с главного кибернетического узла комплекса зданий.

Одно плохо – туда не прорваться.

Оставались еще импланты, которыми обладали он и Дана, но время для столь глубоких экспериментов со своими новыми способностями показалось Крису совершенно неподходящим. Не факт, что он сумеет остановить хотя бы одну машину волевым усилием своего разума, – неизвестно, какие программы руководят ими в данный момент…

Эти мысли промелькнули в голове в течение нескольких секунд, пока он сбегал вниз по лестнице.

Дана ждала его на площадке второго этажа у открытых дверей.

Крис, тяжело дыша, перезарядил автомат и посмотрел на нее.

В ее глазах не отражалось ни тени испуга. Казалось, что, пока он пытался воевать со сворой бытовых дройдов, Дана по-своему оценила ситуацию.

– Сюда. – Она потянула Криса за рукав, намереваясь войти на второй этаж.

– Зачем? Куда ты меня ведешь?

Она не ответила, потому что цель располагалась буквально в двух шагах от входа на второй этаж.

Кабинет Грина…

Крису захотелось расцеловать ее. Умница…

Они вбежали внутрь, и массивные двери автоматически сомкнулись за их спинами. Если уж выбирать позицию для отражения атаки, то лучше этого помещения не найти во всем комплексе зданий. Полковник Грин был разумным человеком, он не тронул ничего в бывшей спальне Вениамина Раули. Крис смог убедиться в этом, взглянув на локальный компьютерный комплекс, возвышавшийся уступчатой массой в углу комнаты. Кроме массивных пуленепробиваемых дверей, данное помещение отличалось от иных кабинетов офиса несколькими степенями дополнительной защиты. Отсюда, посредством терминала, можно было соединиться с центральной кибернетической системой и управлять ею. В эти секунды Крис впервые в жизни порадовался маниакальной подозрительности отца, который постарался отгородить свой смертный одр от любых посягательств извне… и в то же время оставил за собой право безраздельно управлять делами колонии.

Прошло меньше минуты, и эйфория Криса угасла.

Компьютерный комплекс не желал реагировать на вводимые команды. Все попытки выйти на связь с центральным процессором офиса кончались лаконичной надписью: Сбой.

Поздно было гадать, что явилось причиной нарушения связи, – случайная пуля, повредившая какой-либо важный кабель, проложенный за тонкой пластиковой облицовкой коридорных стен, или предусмотрительность двух беглецов, которые знали о потенциальных возможностях дублирующего компьютерного комплекса, – так или иначе Крис и Дана оказались в ловушке. По ту сторону дверей уже слышались неясные, стушеванные звукоизоляцией шумы, и вдруг мощные створы дверей задрожали, принимая на себя выпущенную в упор очередь из импульсной винтовки.

Крис огляделся вокруг, лихорадочно соображая, долго ли продержатся двери под методичным натиском дройдов, и увидел, что Дана стоит и пристально смотрит в стереоскопические глубины электронного окна.

Он остановился, как громом пораженный, глядя туда же.

* * *

Над кьюиганской степью клубились свинцово-черные, готовые вот-вот разразиться бурей облака.

Не было белого домика у виртуального горизонта и бесконечной водной глади за ним. Вместо этого, разделяя мрачное предгрозовое пространство, там высились два гротескных, уступчатых замка, в небе, разрывая тяжкое месиво туч, с надсадным воем пронеслось звено орбитальных штурмовиков, вслед им, продавив облачный покров и наплевав на все физические законы, начал опускаться титанический космический корабль, на борту которого четко проступали буквы интеранглийского, складывающиеся в название титана: «Интерпрайз».

Дана взяла Криса за руку и взглядом указала за окно.

Ему была понятна ее мысль и немой жест, но Крису, несмотря на весь опыт прошлой жизни и короткого существования в Логре, вдруг стало жутко. Дана предлагала ему сделать то же самое, что проделала однажды наивная девушка, вскарабкавшаяся по уступам скал в запретные для посещений здания офиса.

Войти туда, в мир виртуальной реальности, в пространство Логра, где теперь властвовали две иные, чуждые Крису души.

Она знала, как это сделать…

В бронированные двери ударило что-то тяжелое, и толстый металл прогнулся внутрь.

Крис протянул руку и включил последний рубеж защиты, предусмотренный в данном помещении его отцом. Две автоматические пушки, спрятанные в углах комнаты, активировались, с противным визгом развернув стволы по направлению к двери, которая трещала и гнулась под ударами извне.

Он взял Дану за руку, они встали напротив электронного окна, сосредоточенно глядя в его глубины, и два импланта – его и ее – вдруг заработали, синхронно взмаргивая крохотными алыми огоньками.

Никто из ныне живущих не мог проделать ничего подобного – только они двое оказались способны войти в общечеловеческую сеть, а через нее и в Логр, без непосредственного, физического контакта с электронными машинами. Они уходили туда, используя только силу мысли: собственное желание плюс врожденные, биологические приспособления, готовые связать их с любой точкой, избранной разумом из множества виртуальных миров.

С момента своего второго рождения Крис нес в себе крохотный участок ДНК, сконструированный более сотни лет назад на сожженной дотла планете Зороастра, но только сейчас он смог впервые ощутить всю ошеломляющую мощь такого способа вхождения в сеть, когда все происходит мгновенно, безболезненно, словно делаешь шаг вперед и…

…Мрачная кьюиганская степь, по которой барабанили первые крупные капли дождя, внезапно рванулась навстречу, обнимая их сознание предгрозовыми запахами и ревом планетарных двигателей совершающего посадку крейсера.

Они вошли в личный ад Доминика Фроста и Генриха Саймона.

Отсюда к виртуальной системе управления офисными зданиями Гефеста вел узкий мостик, перекинутый военными специалистами через сияющие информационные потоки сети Интерстар.

Вопрос заключался лишь в том, доберутся ли Крис с Даной до него прежде, чем какой-либо из персонажей этой фантасмагории обратит внимание на них или штурмующие спальню Вениамина Раули андроиды ворвутся внутрь?

Поздно было гадать, их разумы уже находились тут, в пространстве Логра.

Они не слышали, как с треском вылетела одна из бронированных створок дверей, и два расположенных под потолком спальни автоматических орудия заработали, выбивая назад, в коридор, сунувшихся было в образовавшийся проем дройдов.

* * *

Шквальный, порывистый ветер, секущие капли крупного дождя, разряды молний, бьющие из облаков, раскаты грома и перекрывающий их рев работающих планетарных двигателей огромного крейсера – вот та гамма ощущений, что навалилась на них в первую же секунду пребывания в ином пространстве.

Дождь внезапно превратился в ливень, видимость резко сократилась, и в этой бушующей стихии стало невозможно ориентироваться, – мгла сомкнулась вокруг двух фантомных фигур, отрезав их от панорамы окрестностей.

Первые ошеломляющие секунды пребывания в виртуальном пространстве уже канули в вечность, шок прошел, и оба – Крис и Дана – прекрасно понимали, что им нужно бежать, двигаться, но куда?!

В конечном итоге, взявшись за руки, они побежали наугад, продираясь сквозь упругую, хлещущую наискосок стену дождя.

В этом движении было что-то жуткое и завораживающее. Они понимали безо всяких иллюзий, что творящаяся вокруг фантасмагория не что иное, как мысли, память, внутренний мир двух людей, ускользнувших в опустевший Логр от неминуемой смерти.

Что они делали или пытались сделать?

Внезапно сквозь мутную стену проливного дождя показалась человеческая фигура, они, не сговариваясь, остановились, пытаясь понять, кто идет им навстречу, но появившийся перед ними человек оказался незнакомым. Он был толстым, низкорослым, одетым в строгий и дорогой деловой костюм… Поначалу, пока не были различимы черты лица, Крис и Дана видели только бледное пятно да мокрую, поблескивающую лысину незнакомца, но, когда тот подошел ближе, стало ясно, что его лицо – это синюшная маска мертвеца…

Руки человека сжимали собственное горло, но Крис почему-то подумал, что этот низкорослый мертвец не покончил жизнь самоубийством, – то был инстинктивный жест умирающего от удушья, и тут Раули внезапно осенило: это одна из жертв Генриха Саймона, осужденного на пожизненное старение в криогенной камере за то, что, взламывая компьютерную систему одного из банков планеты Дион, он случайно запер в подземных хранилищах, полностью изолированных от внешнего мира, несколько десятков человек, которые умерли от удушья, прежде чем компьютерные техники сумели восстановить систему, выведенную из строя Саймоном ради получения двух или трех миллионов галактических кредитов!..

Теперь, обратив внимание на низвергающийся с небес грохот, Крис мгновенно вспомнил и название того крейсера Конфедерации, который пытался угнать Доминик Фрост, – это был именно «Интерпрайз», половина экипажа которого погибла от декомпрессии в момент взлома бортового кибермозга, управляющего в том числе и всеми шлюзовыми системами космического корабля…

Здесь действительно сошлись два ада воспоминаний, но что выйдет из такого невольного совмещения душ в едином виртуальном пространстве, а главное, что сейчас делают Саймон и Фрост?

Ответ на данный вопрос они получили спустя несколько секунд.

Толстый, лысый мертвец поравнялся с ними и внезапно спросил сдавленным голосом, не отрывая рук от посиневшего горла:

– Вы не знаете, где здесь аварийный выход?

Крис молча покачал головой в отрицательном жесте, в то время как Дана с ужасом смотрела на мертвеца.

– Вы все умрете… – обронил тот, собираясь идти дальше, и вдруг…

Из-за царящего вокруг грохота не было слышно выстрела, но фигура задохнувшегося банковского служащего вдруг пошатнулась, и на его спине начало расплываться алое пятно…

Еще секунда, и мертвец исчез, растаяв на глазах.

…Генрих Саймон опустил импульсную винтовку. Он стоял в нескольких метрах от Криса и Даны, не замечая их… Лицо Саймона было перекошено, его трясло от злобы, а губы шептали одно и то же:

– Пятнадцатый… Пятнадцатый, мать вашу, я всех выловлю, всех…

– Что он делает? – тихо спросила Дана, прильнув к Крису. Она дрожала, и он ответил:

– Генрих охотится на призраков… Он пытается вычеркнуть их из своей памяти, убить, стереть с носителей Логра.

– Но ведь это…

– Они безумцы. Они думают, что уничтожают ненужные воспоминания, но убивают при этом самих себя. Чтобы выжить в Логре, нужно пройти сквозь этот ад, вспомнить все, не утратив ни капли, только тогда, возможно, уляжется эта буря и наступит примирение, осознание самого себя в новой ипостаси…

Слова Криса заглушил остервенелый вой.

Медленно разрывая полог проливного дождя, на залитую водой кьюиганскую равнину опускался призрак «Интерпрайза», а сверху на него пикировало звено тяжелых орбитальных машин класса «Гепард»…

Несложно было понять, что в кабине головного штурмовика сидел не кто иной, как сам Фрост…

Крис не двинулся с места, пораженный этой картиной.

Они вообразили себя богами, а на самом деле были всего лишь неумелыми портными, пытающимися заново перекроить собственную судьбу, оставив только те воспоминания о прошлом, которые комфортны и приятны.

Глупцы…

Он вспомнил призраков, что влачились за ним по просторам кьюиганской степи, вспомнил их каждого в лицо, и, вспоминая, забрал с собой, освобождая из уз черного смерча, вновь и вновь болезненно переживая сотни смертей, без скидки на то, что все убитые Скармом являлись негодяями, не меньшими, чем он сам…

Он миллион раз прожил их смерти, чтобы понять – настоящей ценностью является только жизнь, иначе по ту сторону черты будет вечно гнездиться этот распоротый неистовством молний мрак…

«Как мы жестоки и глупы… – думал Крис, глядя на пикирующее звено тяжелых орбитальных штурмовиков. – Всю жизнь мы рвемся идти по чьим-то головам, карабкаясь наверх, к недостижимой вершине позолоченного счастья, а ведь оно рядом с нами, стоит только оглянуться и понять, что есть иные моральные ценности…»

Есть безумие любви…

Есть радость растить детей…

Есть необыкновенная магия жизни, которая оставляет в душе такой же неизгладимый след, только белый, а не черный, но эта наука столь сложна, что дается от рождения лишь единицам, остальных прозрение настигает в старости, как пуля на излете…

Фрост и Саймон так и не поняли ничего.

– Двадцатый… – шептали сжатые в жесткую линию побелевшие губы Генриха. – Последний, мать вашу, последний!!!

В рубке орбитального штурмовика Доминик Фрост с ненавистью и удовлетворением сжал гашетку, выпуская свору управляемых ракет по ненавистному кораблю-призраку…

Вселенная взорвалась.

Тяжким кружевом завило свинцовые тучи, дождь, вопреки всем законам природы, полоснул параллельно иззябшей земле, на миг просветлело вокруг, и стали видны два гротескных уродливых замка, что беззвучно рассыпались, оседая невесомой пылью разрозненных байт, таяла, истончаясь, одинокая фигура Генриха Саймона с импульсной винтовкой в руках, и падал, сорвавшись в штопор, неуправляемый более орбитальный штурмовик…

* * *

Когда они очнулись от страшного наваждения последних секунд крушения виртуальной Вселенной, дождь уже прекратился.

Вокруг не было ничего, лишь простиралась ровная как стол кьюиганская степь – последняя декорация вновь опустевшего пространства, пережившая уже трех хозяев, обретя при этом странную устойчивость.

Мгла рассеялась, и Крис с Даной увидели, что заветный мостик, столь необдуманно перекинутый при «доработке» данного Логра через сияющую реку Интерстар, изгибается совсем рядом с ними, до него, по обычным меркам было метров тридцать-сорок, не больше.

Увидев его, Дана обернулась к Крису, собираясь спросить, каким образом он сможет разрушить эту связь?.. Но он, угадав вопрос, лишь покачал головой в отрицающем жесте.

– Этого не стоит делать, – произнес Крис.

– Почему?

– Вселенная Логра пуста, и она еще послужит нам, – лаконично ответил он. – Побежали!

Они бегом преодолели небольшое расстояние до радужной реки, потом пересекли мост и вошли в виртуальное пространство компьютерного центра колонии планеты Гефест.

Крис уже бывал тут и ориентировался меж потоков данных почти как дома. Он быстро отыскал нужный канал, по которому можно было управлять всеми бытовыми машинами комплекса, и ввел одну-единственную команду: «Отключение».

В спальне Вениамина Раули последний, прорвавшийся таки к двум неподвижным человеческим телам робот-андроид испустил затухающий звук останавливающихся сервоприводов и с грохотом осел на исковерканный пулями пол.


Содержание:
 0  Грань реальности : Андрей Ливадный  1  Часть I. ГОРДИЕВ УЗЕЛ : Андрей Ливадный
 2  Глава 2. : Андрей Ливадный  3  Глава 3. : Андрей Ливадный
 4  Глава 4. : Андрей Ливадный  5  Глава 1. : Андрей Ливадный
 6  Глава 2. : Андрей Ливадный  7  Глава 3. : Андрей Ливадный
 8  Глава 4. : Андрей Ливадный  9  Часть II. ВЗЛОМ СИСТЕМЫ : Андрей Ливадный
 10  Глава 6. : Андрей Ливадный  11  Глава 7. : Андрей Ливадный
 12  Глава 8. : Андрей Ливадный  13  Глава 10. : Андрей Ливадный
 14  Глава 5. : Андрей Ливадный  15  Глава 6. : Андрей Ливадный
 16  Глава 7. : Андрей Ливадный  17  Глава 8. : Андрей Ливадный
 18  Глава 10. : Андрей Ливадный  19  Часть III. ГРАНЬ РЕАЛЬНОСТИ : Андрей Ливадный
 20  Глава 12. : Андрей Ливадный  21  вы читаете: Глава 13. : Андрей Ливадный
 22  Глава 11. : Андрей Ливадный  23  Глава 12. : Андрей Ливадный
 24  Глава 13. : Андрей Ливадный  25  Эпилог : Андрей Ливадный



 




sitemap