Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9 : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 9

Система Эшр…

Старый, порядком потрепанный превратностями космических путешествий грузовой корабль Армохонтов, медленно сближался с искусственной оболочкой, закрывающей девяносто процентов поверхности астероида.

Временами корабль входил в плотное окружение различных надстроек, причальных штанг, вынесенных далеко в космос элементов космической верфи, где производился текущий ремонт крупных боевых кораблей.

Гепретион занятый сложными процедурами полуавтоматического управления, коснулся сенсора, подавая предупреждающий сигнал двум наемникам, затаившимся в шлюзе.

Через мгновенье внешний люк переходной камеры, откуда был заранее откачан воздух, начал открываться.

Две фигурки в боевых скафандрах (такую экипировку в прошлом носили Армохонты) выскользнули из шлюза, и, совершив несколько точно рассчитанных движений, достигли одной из надстроек, прочно закрепившись на ней.

Оставалось лишь удивляться хладнокровию и сноровке двух наемников. Гепретион, облети он весь сектор, не смог бы найти себе лучших помощников для предстоящей операции.

— Я закрепился, — короткий укол передатчика лазерной связи передал по коммуникационному каналу голос Барса. — Хорошую технику делали Армохонты. Жаль показаний половины приборов не понимаю.

Его напарник ответил не сразу.

Проследив, как транспортный корабль Гепретиона входит в открывшиеся створы вакуумного дока, он взглянул на схему коммуникаций астероида, выведенную в оперативное окно на проекционном забрале гермошлема и коротко приказал:

— Вперед по маршруту. Пока действуем скрытно, без шума.

Две фигуры в скафандрах оттолкнулись от поверхности надстройки и, ловко огибая препятствия, начали сближаться с поверхностью астероида.

Им предстояло проникнуть внутрь коммуникаций, оставшихся от существовавшего тут некогда рудника и удалиться на минимально безопасное расстояние от вакуум-дока, прежде чем там прогремит взрыв.

* * *

Гепретион заметно нервничал.

Казалось бы его задача в предстоящей операции предельно проста. Захватить один из множества состыкованных с астероидом транспортных кораблей, для опытного наемника не составляло особого труда, но что-то постоянно не давало ему покоя, давило на уровне подсознания…

Легкость, с которой ему удалось найти исполнителей наиболее рискованной части операции?

Их несомненная профессиональная подготовка?

Или тот факт, что они оказались людьми?

Аккуратно причалив к свободной штанге вакуумного дока, Гепретион, заранее облачившийся в скафандр, быстро передал данные по грузу, и, не теряя ни секунды, запустил программу, которая спустя четверть часа включит маршевые двигатели транспорта, заставив тот протаранить емкости с компонентами топлива для жидкореактивных двигателей, расположенных в ваккум-доке.

Захватив небольшую капсулу с колонией Алгитов, он поспешил покинуть обреченный корабль, зная, что в суете разгрузки на него вряд ли обратят внимание, тем более, что скафандр, которым он воспользовался, был оснащен специальными маскирующими накладками, имитирующими строение тела Хонди.

У открытого причала царила обычная для грузовых доков суета.

Разгружалось сразу около десятка кораблей, так что Гепретиона действительно никто не обратил внимания. Теперь его задачей было перебраться в соседний док, куда не достанут последствия взрывов.

Единственной трудностью на пути был открытый арочный переход между двумя грузовыми секциями, который, если верить переданной Олгом схеме охраняли Цириты.

По мнению Гепретиона, Цириты, — отличные бойцы, непревзойденные пилоты, во всем остальном являлись несколько неразвитыми, что ли? Их достаточно легко было обмануть самым незатейливым способом.

За зоной причалов располагались технически службы, вот туда, якобы, и направлялся Гепретион, для ремонта мелкой неисправности, возникшей в механизмах индивидуальной капсулы Алгитов. Он не сомневался, что охранники-цириты пропустят его.

Выйдя на изгибающийся над бездной мост, он еще издали почуял неладное.

Вместо Циритов путь преграждали странные существа, но отступать уже оказалось поздно: они заметили одинокого «Хонди» и двинулись навстречу.

* * *

— Барс, все чисто…

— Поход есть?

— Да, старый бездействующий шлюз. Внешний люк открыт, внутренний выжжем лазером. Со стороны никто не увидит. Что за организация обороны? Заходи — не хочу.

— Не говори «гоп», пока не перепрыгнул.

— Ты о датчиках? Нет их тут. Просканировал уже все.

— Тогда за дело. Болтаешь много. Работаем.

Преодолев преграду, они ненадолго задержались в пустом, темном, лишенном воздуха тоннеле.

— Смотрим, — Пурга включил миниатюрный, встроенный в систему скафандра проектор, и во тьме возникла миниатюрная трехмерная модель астероида. — Считаем взрыв.

— А что считать? Вот тут точно снесет ворота, пойдет удар декомпрессии, сработает система защиты, видишь, на схеме обозначена глухая плита, полностью перекрывающая вакуум-док?

— Ну. Дальше?

— После тарана ворот взрыв самого корабля произойдет в замкнутом, загерметизированном аварийной переборкой пространстве. Помещения складов и ангаров быстро наполняться газовой смесью продуктов горения. Вот тут, согласно данным, расположены емкости с компонентами реактивного топлива. Утечка из них произойдет наверняка, задержка взрыва — три-пять минут. Ударная волна пройдет вот по этим тоннелям, — световое стило обозначило вероятную зону поражения, уходящую вглубь астероида на полтора километра.

— Ты уверен во взрыве емкостей?

— Уверен, — ответил Барс, погасив голограмму. — Я видел подобные танки на станциях «Н-болг».

— И?

— Отсканировал толщину стенок, так на всякий случай. Мало ли понадобилось бы? — Барс коротким включением фонаря обозначил перекресток тоннелей, и направление, куда следовало двигаться, чтобы избежать катастрофических последствий взрыва. — Три-пять минут требуются для смешения компонентов топлива в достаточном объеме и пропорции. Затем неизбежно произойдет самовозгорание смеси.

— Пятерка по взрывотехнике, наверное, была?

— Ага. И по разведывательно-диверсионной работе тоже. Я вообще учился прилежно…

* * *

Андрею не спаслось. Что-то тревожило в душу. Рассудок так же протестовал против сна, — не шел из головы образ женщины, мельком увиденный в тоннельном переходе.

Почему ее лицо показалось мне знакомым?

Ответ на мысленный вопрос пришел внезапно: сеть микромашин, приняв многократно повторяемый мысленный образ за алгоритм поиска, начала его, достав необходимые данные из глубин подсознания капитана Логинова.

Он даже ничего не почувствовал, просто внезапно вспомнился последний разговор с генералом Юрановым:

— Задача перед твоей группой стоит нелегкая. Вот, — Николай Арсеньевич положил на стол перед Андреем несколько обыкновенных фотографических снимков. — Запомни имена и лица. Мужчины — командиры сменных экипажей «Первопроходца».

Логинов кивнул.

— А женщина?

— Лада Дмитриевна Колвина, офицер военно-космических сил России.

Память у Андрея была отменная.

— Та самая Колвина, что принимала участие в операции на Ганимеде? Она в экипаже «Первопроходца»?!

— Да. И хочу, чтобы ты знал: я лично зачислял ее в экипаж. Действовать твоя группа будет в полном отрыве от цивилизации. Может возникнуть ситуация, когда тебе трудно будет принять решение, не с кем посоветоваться. Рекомендую, — он коснулся фотографии. — Ей ты можешь доверять, как мне.

Андрея будто обдало жаром.

Воспоминание оказалось столь четким, явственным, что у него не возникло и тени сомнения — в тоннельном переходе он видел именно ее — Ладу Колвину!..

На миг помутился рассудок, потом пришло сонмище противоречивых, раздирающих разум мыслей.

Она тут? Что это значит? «Первопроходец» в руках Эшрангов?!

— Эрг!

Он бросился к противоположной стене камеры, растолкал дремавшего Умра, заставив того от неожиданности вздыбиться и зашипеть.

— Эрг мы должны действовать немедленно!

Взаимный обмен данным между двумя микромашинными сетями произошел спонтанно и мгновенно, Логинов еще тряс Эрга, когда тот неожиданно спросил:

Ты с ума сошел из-за своей самки?

Логинов не стал ничего объяснять. Пусть думает, что пожелает.

Метнувшись к дверям камеры, он отчаянно замолотил в них.

Со стороны могло показаться, что Логинов действительно обезумел, но на самом деле с момента своего рокового пленения он еще ни разу не действовал столь уверенно, как сейчас.

— Я хочу видеть Ролга! Мне необходимо срочно поговорить с ним!

Очевидно охранникам, дежурившим в тюремном блоке, потребовалось несколько минут, чтобы связаться по инстанции, затем подле камеры раздались вкрадчивые шаги, с головой выдававшие Хонди, замок двери открылся, и из коридора раздался предупреждающий окрик, из-за жуткого акцента больше похожий на хрип:

— Отойти к дальней стене камеры. Умр, шевельнешься — убью. Хомо, выходи медленно. Ролг согласился тебя принять.

Андрей обернулся, взглядом дав знать Эргу — действуем.

Нужно отдать должное, — тот не стал более задавать вопросов.

— Выхожу.

Голос Логинова уже звучал ровно. Дыхание успокоилось, хотя внутри он ощущал себя абсолютно иначе: организм как сжатая пружина, вставшая на боевой взвод, был готов к моментальному физическому действию, мышление вдруг стало кристально — ясным, словно именно сейчас наступил тот самый миг, ради которого была прожита целая жизнь.

Не ради убийства, но ради свободы.

Он шагнул вперед, оказавшись в тесном узком коридоре.

Слева метрах в трех от дверей камеры стояли двое Хонди, направив на него лазерные излучатели, слева, выстроившись в шахматном порядке в небольшом расширении коридора, выстроилась группа из пяти сервомеханизмов.

Присутствие последних оказалось для Андрея полнейшей неожиданностью.

Нужно было срочно решать, что делать, потому что Эрг уже изготовился к прыжку, Логинов чувствовал его напряжение, и…

Эрг осторожно, слева сервы. Бери на себя Хонди. Я займусь механизмами.

Логинов сделал шаг влево по коридору, что собственно и ожидали от него конвоиры. Сервы не шелохнулись, а Хонди двинулись следом, по ходу намереваясь закрыть дверь камеры.

Два метра… Полтора…Сервы очень продуманные, эргономичные, — корпуса сферические, системы вооружений встроенные, сенсоры по всей площади, манипуляторов восемь, — им незачем разворачиваться, чтобы начать движение, все у них под контролем и под прицелом, одна недоработка — сканирование при посредничестве микромашинных комплексов четко определило — броня у них тонкая, рассчитанная на отражение ударов энергетического оружия.

Дверь камеры открывалась наружу, налево.

Андрей, столкнувшись с неожиданным противником, за доли секунды просчитал его слабые места и свои шансы, успев мысленно передать Эргу:

Не высовывайся.

Молниеносным прыжком он ушел назад, в полете оттолкнувшись от стены, успев прикрыть себя дверью, одновременно перевернувшись в воздухе и двумя ногами проломив хитин на груди обоих конвоиров-Хонди.

Сервы отреагировали огнем на поражение, но массивная дверь лишь нагрелась от попаданий лазерных разрядов.

Фактор внезапности умер, сейчас тюремный блок запрут, и прощай внезапность…

Андрей сам плохо понял, что произошло в следующий момент.

В голове полыхнула нестерпимая боль, над плечом промелькнула стремительная антрацитово-черная тень, затем в левом отрезке коридора раздался лязг и скрежет раздираемого металла.

Логинов едва не потерял сознание, ему казалось, что удар незримой силы попросту вышиб из него всю жизненную энергию.

Пошатнувшись, он машинально ухватился за дверь, успев заметить, как Умр, в неистовой ярости буквально разорвал своими мощными мускулистыми лапами последнего, пятого по счету серва.

Остановившись, Эрг не сразу пришел в себя, его тело дрожало, под лоснящейся шерстью перекатывались мускулы, хвост машинально бил по полу, шерсть на загривке стояла дыбом.

— Как ты это сделал? — хрипло выдохнул Умр.

— Что я сделал? — Андрей едва стоял на ногах, чувствуя, как медленно отпускает непомерная слабость.

— Ты приказал мне, — прыгай, а сам ударил по ним…

— Веришь — ничего не помню, — Логинов подобрал лазерный излучатель, выпавший из лап Хонди. — Я ощущал только боль, даже думать не мог.

— По мне ни разу не выстрелили, — Умр повернул голову, пристально посмотрев на Андрея горящими желтыми глазами. — Ты их выключил. Они даже тревогу поднять не успели.

— Серва может парализовать только электромагнитный импульс, — Логинов уже пришел в себя, боль исчезла, как будто ее и не было. — Похоже, я генерировал его при помощи микромашин.

Эрг немного успокоился.

— Нужно двигаться. Ролга ведь оповестили о твоем желании встретиться с ним. Он ждет. Тревога поднимется, так или иначе.

— Дай мне минуту.

Андрей склонился над разорванным, смятым сферическим корпусом сервомеханизма, извлекая изнутри блок запоминающего устройства.

— Это механизм земного производства… — спустя некоторое время с плохо скрытым волнением сообщил он.

— А я тебе что говорил? Они получают механизмы с твоей планеты.

— Передатчик не поврежден. Пробую считать данные.

— Нам нужна схема коммуникаций.

— Да. И список заключенных. Есть. Нашел. Второй тюремный блок расположен на уровень ниже. Приготовься, передаю схему коммуникаций.

Умр на некоторое время замер, затем, приняв данные, произнес:

— Поблизости расположен арсенал. Нам нужны скафандры и тяжелое вооружение. Без них не выберемся.

— Согласен, — коротко ответил Логинов, отбросив в сторону ненужный теперь носитель информации. — А теперь действуем, в темпе!

* * *

Гепретион даже не пытался сопротивляться, пока его тащили по запутанной схеме коммуникаций вглубь астероида.

Помещение, куда его силой втолкнули сервы, не походило на камеру для заключенных, скорее тут обитал Эшранг.

Он не ошибся.

— Можешь снять гермошлем, — раздался голос из смежного помещения. — И Алгитов не держи в руках, положи куда-нибудь, а то уронишь, жалко будет, если капсула разобьется.

Ролг, появившийся на пороге помещения, явно издевался, не скрывая получаемого удовольствия.

— Одного не могу понять, зачем бы клану Непримиримых посылать ко мне намника-Хомо? — Эшранг неуклюже взгромоздился на конструкцию, напоминающую насест.

— Я не обсуждаю полученные приказы, — ответил Гепретион.

— Похвальная преданность. У меня в последнее время собралась целая коллекция различных Хомо. К чему бы это, не знаешь?

Гепретион пожал плечами, незаметно осматриваясь.

Сдали его наверняка Ц'Осты. Больше некому. Впрочем, стоит ли сейчас ломать голову, кто и по каким побуждениям сообщил Ролгу о его попытке проникновения на хорошо укрепленную станцию, считающуюся оплотом клана Независимых? Если Ролг сейчас упомянет о предотвращенном взрыве корабля, значит предатели — те двое наемников. Если нет, то информация исходила от метаморфов.

— Молчишь?

Ролг не стал ходить вокруг да около, решив сразу перейти к делу:

— Ты прекрасно понимаешь всю незавидность своего положения. Я предлагаю тебе сделку. Есть один упрямый Хомо, владеющий некоей тайной, он сейчас сидит в камере тюремного блока. Если хочешь жить, сыграй для меня одну роль. Ты ведь наемник, и тебе все равно от кого и как получать вознаграждение, верно?

Гепретион, уже убедился, что бежать весьма проблематично. За спиной, не шелохнувшись, стояли сервы, неизвестной ему конструкции. Их хватку и реакцию он уже успел испытать на себе. В одиночку с тремя механизмами ему не справиться.

О взрыве пока речи не идет.

Нужно тянуть время.

— Что я должен буду сделать? — спросил он, глядя на Эшранга.

— Тебя немного побьют, для правдоподобности. Затем поместят в камеру, к интересующему меня Хомо. Ты должен подружиться с ним, изображая несчастного пленника. Можешь сказать ему правду, что был послан выручить его отсюда. Видишь, тебе даже не придется лгать. Будет идеально, если вы вместе разработаете план бегства. Твоя задача — узнать, как проникнуть на борт его корабля и отключить устройства, преграждающие доступ к трюмам, ходовой рубке и силовым отсекам его корабля.

— Это все?

— Все.

— И что станет со мной после?

— Я отпущу тебя.

— Заманчивое предложение, — Гепретион взглядом попросил разрешения сесть.

Ролг не возражал. Сидящий человек, по его мнению, представлял меньшую опасность.

Гепретион хоть и разгерметизировал шлем, подняв забрало, но снимать его не стал. Теперь, когда он грузно опустился в универсальное кресло, высокая спинка блокировала его от огня лазерных излучателей сервов. Зашита не бог весть какая, но первые разряды выдержит…

— Мне нужны гарантии, — твердо произнес он.

— Какие еще гарантии? — Ролг нервно переступил лапами.

Их диалог внезапно был прерван сигналом внутренней связи. Эшранг что-то выслушал, затем издал серию щелкающих звуков, отвечая на языке Хонди.

— Возможно, ты мне не понадобишься, — он презрительно взглянул на Гепретиона. — Хомо, похоже, сломался, и готов сам все рассказать. Сейчас его приведут. Сиди смирно, не дергайся и слушай. Постарайся определить: лжет он или нет.

Гепретион кивнул. Ситуация развивалась по совершенно непонятному, непредсказуемому сценарию, но одно радовало — Ролг похоже понятия не имел, что с минуты на минуту в вакуум-доке грянет взрыв.

Незримые нити многих судеб сошлись сейчас, сплетаясь в единый клубок, в недрах изрытого древними выработками астероида.

* * *

— Вниз и налево!

Логинов первым спрыгнул в вертикальный колодец, мягко приземлился (благо низкое значение гравитации позволяло совершать рискованные в других условиях действия) и тут же метнулся за выступ стены, укрываясь от шквального огня отреагировавших на его появление охранников.

Опять сервы и несколько Хонди.

Эрг замешкался наверху. Плотный лазерный огонь не давал ему ни единого шанса последовать за Андреем.

Умр размышлял недолго. С нечеловеческой силой он полоснул когтями по корпусу энергоблока, расположенного сбоку от излучающей трубки ручного лазера.

Как он и рассчитывал на крохотной индикационной панели тут же зардел пунцовый сигнал, свидетельствующий о перегрузке и сбое в работе энергоносителя.

— Андрей берегись!

Он прыгнул в вертикальную штольню, но не выскочил на низлежащий уровень, — затормозил, едва не лишившись когтей на задних лапах, — лишь на секунду его голова показались из отверстия под потолком, и сломанный ручной лазер, превращенный в энергетическую гранату, полетел в сервов.

Нестерпима вспышка, полыхнувшая в узком пространстве, рванула в двух направлениях волной жара, и тут же, Андрей и Эрг, не сговариваясь, покинули укрытия, ринувшись к позиции сервов.

Лазерный луч полоснул Логинова по плечу, одежда на нем затлела, не легче пришлось и Умру, но Эрг, не обращая внимания на жар, опередил Андрея — удары его когтистых лап с чудовищной силой обрушились на охранные механизмы, разбивая их сферические корпуса о стены тоннеля.

Узкий коридор, стены которого источали жар, был расчищен за несколько секунд.

— Двери! — Андрей, не обращая внимания на ожоги, уже резал замки при помощи ручного лазера.

Удар ногой, разлетающиеся по сторонам брызги расплавленного металла и массивная дверь приоткрылась.

Сумрак камеры после ярко освещенного коридора показался полнейшим мраком, но тут же в работу включились наномашины, мгла перед глазами рассеялась, принимая зеленоватый оттенок, и Логинов ясно различил женскую фигуру, вжавшуюся в простенок за дверью.

— Лада Дмитриевна?

Он действовал интуитивно, как подсказывало шестое чувство, в ответ она молча ударила, но реакция не подвела Андрея, он перехватил ее руку за запястье и, стараясь не причинять боли, повторил:

— Лада Дмитриевна Колвина? Мы за вами!

Она попыталась вырваться, но тщетно.

— Кто вы такие? — вырвалось у нее, когда проем открытых дверей заслонила фигура Умра.

— Друзья. Я человек, он — Умр. Зовут Эрг. Мы пришли за вами. У нас очень мало времени!

— Почему я должна верить?

Она так и не прекратила попыток вырваться.

Как же ей доказать что мы не враги?!

И тут Андрея осенило.

— Вы помните Юранова? Николая Арсеньевича Юранова? Он уговорил вас принять участие в проекте «Первопроходец»! Ну, Лада Дмитриевна, давайте, напрягите память, у нас действительно нет времени. Я был послан во главе группы, на поиск колониального транспорта!

Она прекратила сопротивляться, холодно взглянула на Андрея.

— Ложь. Он не мог послать группу. Прошло триста лет…

У Логинова не оставалось времени на убеждения.

— Сеть микромашин. Включите ее. Читайте данные из моей сети. Только прошу — быстрее!

Эрг куда-то исчез.

Лада вдруг вскрикнула, с неподдельным ужасом взглянула в глаза Андрея, затем на ее глазах вдруг выступили слезы.

Безраздельное одиночество вдруг треснуло, как стекло, два микромашинных комплекса, имплантированные в нервные системы Андрея и Лады с невероятной скоростью обменивались данными, не оставляя места для сомнений в правдивости получаемой информации.

Она беззвучно, порывисто прижалась к нему.

Инстинктивное движение, не контролируемое разумом, порыв осиротевшей, вкусившей гибельного осознания своего полнейшего одиночества души, — все слилось, выразилось в простом движении, Лада лишь на миг прижалась к нему, почувствовав тепло человеческого тела, поверив, что он не призрак и не машина…

…В камеру шумно ввалился Эрг.

— Я вскрыл арсенал, — он свалил на пол груду экипировки и оружия. — У нас нет времени. Через минуту здесь будет полно сервов!

* * *

— Что — то происходит на уровне тюремных блоков!

— Вижу, — ответил Барс, так же заметивший сигнатуру взрыва. — Неужели Гепретион сунулся туда в одиночку?!

— Вряд ли. Скорее это ОН.

— В любом случае — нам пора включаться. До взрыва меньше минуты.

— Поехали.

Две фигуры в бронескафандрах, уже не скрываясь, выскочили из укрытия, попав в магистральный коридор уровня.

— Работаем, — Барс, резко развернувшись, полоснул длинной очередью вдоль тоннеля, по которому в направлении тюремных блоков стремительно продвигалась группа сервомеханизмов.

Окажись рядом Гепретион, он был бы крайне удивлен, увидев в руках наемника странное оружие: массивное, не похожее на ручные лазерные излучатели, но производящее куда более разрушительный эффект. ИПК в руках Барса вибрировал, будто живой, утяжеленные пули, разгоняемые в стволе электромагнитным полем, одинаково хорошо крошили камень, пластиковую облицовку стен, и корпуса сервомеханизмов, рассчитанные для противодействия энергетическим видам вооружений.

— Справа чисто!

В коридоре клубилась пыль.

— Влево на двести метров, затем поворот и зона тюремных блоков. Работаем!

* * *

Первый взрыв потряс астероид, когда Андрей, Лада и Эрг уже облачились в скафандры. Умр дольше всего возился с хвостом, укладывая его в специальный герметичный клапан.

За секунду до взрыва Логинову почудилось, что он слышит звук работы ИПК, отдавшийся эхом, будто наваждение далекого, навсегда утраченного прошлого.

Затем все задрожало, вибрация была столь сильной, что со свода камеры посыпались мелкие камни, а массивную дверь перекосило в раме.

— Что происходит? — Лада с тревогой взглянула на Андрея.

— Веришь — понятия не имею, — ответил Логинов. — Может какие-то неполадки, случайный взрыв? Все-таки станция огромная, всякое может случиться.

— Любая суматоха нам только на руку, — включился в разговор Эрг. — Единственная положительная черта у Эшрангов — это жадность, — добавил он.

— Ты о чем? — не понял Андрей.

— Они тащат на свои базы и бережно складируют все, что удается захватить. Откуда по твоему тут взяться скафандру, адаптированному под анатомию Умров?

— А там, в арсенале нет ничего посущественнее этих лазерных указок? — Лада повертела в руках излучатель.

— Там полно всего, — порадовал ее Эрг. — Но я брал только то, чем умею пользоваться.

— Давай, к арсеналу!

Андрею тоже хотелось иметь в руках что-то посущественнее слабеньких лазерных излучателей, пригодных разве что против не обремененных броней Хонди.

Они выскочили из камеры, на бегу герметизируя шлемы. Скафандры Армохонтов хоть и подходили людям по строению, но поначалу казались неудобными и непривычными.

Слева по коридору внезапно вновь взъярилась стрельба, и опять Андрею, успевшему при помощи микромашин активировать систему сканеров, почудилось, что он различает сиплые, короткие очереди ИПК.

— Арсенал, — Эрг жестом указал на распахнутую дверь, подле которой валялись двое располосованных когтями Умра охранников-Хонди.

Они вбежали внутрь, когда еще один, намного более мощный взрыв потряс астероид.

* * *

Гепретион уже не надеялся выбраться живым из передряги, в которую попал.

События развивались стремительно, но какая-то непонятная сила вторглась в импровизированный план освобождения Хомо, — Ролг, минуту назад демонстрировавший спокойствие и самодовольство, вдруг занервничал, по всему было видно, что в недрах астероида происходит нечто, выходящее из ряда вон.

Неужели наемники начали действовать до взрыва?

Не похоже на них. По крайней мере, у Гепретиона сложилось впечатление, что они станут придерживаться плана, не нарушая заранее оговоренной последовательности действий.

Эшранг соскочил со своего «насеста», и в это мгновенье грянул первый взрыв: зародившись далеким гулом и серией мелких вибраций, он, секунду спустя, вдруг потряс весь астероид; удар неожиданный и мощный прошелся тяжкой судорогой, заставляя листы декоративной облицовки стен коробиться, лопаться, осветительные приборы вспыхивали и гасли, разлетаясь брызгами осколков, вся незакрепленная мебель вдруг пришла в движение, добавляя хаоса и неразберихи…

Улучив момент, Гепретион, морально готовый к подобному обороту событий, просто выскользнул из помещения через автоматически открывшиеся двери.

Сервы даже не дернулись в его сторону, похоже у них в связи со взрывом активировались иные программы, — они кинулись к Ролгу, которого завалило обломками мебели и декоративной облицовки.

Все…

Так везет только раз в жизни.

Гепретион понимал, что находиться слишком близко к эпицентру второго взрыва, который вот-вот должен пронестись огненным вихрем по доброй трети коммуникаций астероида.

Что делать?

Бежать к терминалам причальных доков и пытаться, как было оговорено, захватить транспортный корабль, или прорываться вглубь астероида, к тюремному блоку на соединение с группой?

Он выбрал второй вариант. Паника, не паника, а появившиеся на станции сервы уже показали, насколько сильно они отличаются от Хонди или Циритов. Механизмам все равно, что твориться вокруг, для них главное — исполнение поставленной задачи, значит, к докам придется прорываться с боем, а делать это в одиночку как минимум неразумно.

Сверившись со схемой, выведенной в оперативное окно проекционного забрала гермошлема, он, подхватив оброненный кем-то из охранников лазерный излучатель, повернул в сторону тюремных блоков.

* * *

Ролг, которого сервы вытащили из-под образовавшегося завала обломков, неистовствовал.

Теперь у него уже не возникало никаких сомнений, станция подверглась масштабной атаке, целью которой было освобождение Хомо.

Другие кланы пытались силой вырвать у него человека, обладающего информацией, способной открыть путь к абсолютному господству над десятками недоступных сейчас звездных систем.

Нужно сказать, что Эшранг достаточно быстро пришел в себя.

Он не сомневался, что системы противокосмической обороны в состоянии отразить нападение полноценного флота, но в данный момент его более всего беспокоил наемник, или скорее группа наемников, действующая изнутри, сумевшая пробраться на астроид.

Где выход?

В конце концов, у меня есть модернизированный человеком корабль Армохонтов. Неважно сколько времени придется потратить на разминирование и изучение бортовых систем.

Человек не должен попасть в руки конкурирующих кланов.

Он включил устройство связи.

— Всем силам, не задействованным на отражении внешней атаки, выдвигаться к тюремному блоку! Уничтожить всех заключенных расы Хомо!

Он хотел дать распоряжение относительно усиления охраны фрегата, но не успел — второй еще более мощный и разрушительный взрыв потряс астероид, ударная волна пронеслась по коридорам, сметая на своем пути все препятствия, выбивая древние межуровневые люки, врываясь обжигающим, сокрушительным дыханием в каждое помещение…

Последнее, что успел заметить Ролг, была дверь, летящая в него, словно огромный металлический бумеранг.

* * *

Взрыв емкостей с компонентами жидкореактивного топлива оказался в разы сильнее, чем предполагалось планом операции.

Удар пронесся по тоннелям, горизонтам, уровням астероида, полностью уничтожил грузовой вакуум-док, оторвал часть конструкций стапелей космической верфи, отправив в неуправляемый дрейф два пришвартованных к станции крейсера.

На коммуникационных каналах воцарился хаос.

Волнами накатывали помехи, десятки абонентов пытались связаться друг с другом, но среди воцарившейся паники продолжали целеустремленно действовать сервы, которым по приказу Ролга была поставлена вполне конкретная задача.

Андрей, Лада и Эрг в момент взрыва находились в помещении арсенала.

Они ничего не понимали в происходящем.

— Либо на станцию совершено нападение, либо произошла серьезная техногенная катастрофа, — произнес Эрг, когда ослабевшая ударная волна пронеслась по коридору, мимо заглубленного в полость естественной пещеры арсенала.

— Нам на руку любые проблемы, возникшие у Эшрангов, — ответил Андрей.

— Пробиваемся к фрегату?

— Нет.

Логинов к своему изумлению обнаружил среди различных, по большинству незнакомых ему систем вооружения вполне понятные образцы, принадлежащие к разным эпохам технического развития человеческой цивилизации.

— Лада, ты как?

Он взял в руки импульсный пулемет системы Кердябина, с таким чувством, будто внезапно встретил старого надежного друга.

— Нормально, — она проигнорировала ИПК, взяв последнюю модернизированную модель «Абакана», адаптированную для стрельбы в условиях низкой гравитации. — Что надо, — Лада со знанием дела осмотрела оружие, быстро отыскала запасные боекомплекты, попутно загрузив клапана скафандра светотермическими гранатами. — Андрей, наши дальнейшие действия?

— Пробиваемся вглубь астероида. Дорогу я знаю.

— Зачем?! — протестующее поинтересовался Эрг.

— Колония Алгитов, — скупо пояснил Логинов. — Во-первых, я обещал им помощь, во-вторых, кристаллы содержат всю навигационную информацию сектора. Понимаешь? ВСЮ, — повторил он, — включая навигационные данные с ныне не работающих врат.

— Ладно, попытаемся, — нехотя согласился Умр.

Лада лишь кивнула.

Мгновенный обмен данными между микромашинными сетями прояснил для нее многое, если не все. Андрей прав, полная навигационная информация сектора в сочетании с уникальным гиперприводом «Витязей» даст им абсолютную свободу действий и перемещения. Ради этого стоило рискнуть.

— Так, перенастраиваем коммуникаторы. Даю частоту для связи, — предупредил Логинов.

Андрей машинально выставил значения, которые накрепко сохранила его память.

Частота связи его взвода.

Коммуникатор сухо щелкнул, из эфира мгновенно исчезли суматошные выкрики и вдруг…

Логинов не поверил своему рассудку.

— Барс меня зажали… Не могу высунуться… Прикрой!..

* * *

Голос из прошлого, как удар грома…

На миг все поплыло перед глазами, потом… потом, он вдруг понял, что сейчас сойдет с ума.

Губы сами шевельнулись, выталкивая привычную фразу:

— Здесь первый… Барс, Пурга, обозначить позиции!..

— Командир?!.. — голос лейтенанта Сапова заметно дрогнул. — Командир, я…

Он на секунду осекся, пытаясь справиться с тем же чувством, которое только что испытал Логинов, а затем на коммуникационном канале вдруг пошел поток данных.

Логинов уже выскочил из помещения арсенала.

На проекционном забрале гермошлема одно за другим открывались оперативные окна тактической системы, — техника Армохонтов в части боевых модулей работала просто блестяще, — данные, поступающие от Сапова и Негоды, вдруг обрели четкий смысл: оба офицера оказались в ловушке, около сотни сервомеханизмов сумели обойти их, взяв в плотное кольцо на перекрестке двух магистральных тоннелей уровня.

— Держитесь! Мы на подходе!..

Информация автоматически транслировалась Эргу и Ладе, так что Андрею не пришлось тратить время на пояснение ситуации.

Лада, после всего, что случилось с ней, грешным делом, уже не верила в чудеса, но сегодня они происходили.

Ее ощущение глобального одиночества, родившееся на Земле, было разрушено, а теперь она, невольно впитав потрясение Андрея, когда частота связи внезапно откликнулась голосами его боевых товарищей, как и Логинов отправленных три века назад на поиски «Первопроходца», вдруг поняла, что произошло не чудо — просто они, каждый по отдельности, оказавшись вне своего мира, вне эпохи, вне времени, продолжали выполнять долг, стремились к единственной цели и вот — неизбежно, неотвратимо встретились, сошлись в одной точке пространства…на беду лживым, зарвавшимся в цинизме и гордыне существам, возомнившим себя «старшей расой».

* * *

Впереди на перекрестке тоннелей бушевал бой.

В то время как живые существа спасались со станции, сервомеханизмы, получив приказ, методично приступили к его исполнению.

Они со всех направлений устремились к двум, расположенным на разных уровнях тюремным блокам, но внезапно задержались, объединив свои действия: лейтенанты Сапов и Негода, пробиравшиеся туда же, были идентифицированы сервами как цель.

Их окружили в просторном зале, посреди которого высились два строения, — бывший компьютерный центр рудодобывающего комплекса, в современности приспособленный под помещение охраны.

Людей спасло лишь то, что стены сооружения были выполнены из прочного металлопластика, плохо поддающегося лазерной резке.

Двухэтажные строения с несколькими входами и десятком окон, лишь на первый взгляд выглядели укрытием, на самом деле, учитывая количество участвующих в штурме сервов, здания, подпиравшие свод пещеры, стали ловушкой.

Логинову не пригрезился звук очередей ИПК, — вытесненные на второй этаж соединяющихся между собой крытой галереей зданий, Саша и Павел отчаянно отбивались от наседающих механизмов.

— Барс, Пурга, осторожнее, мы у цели. Видим здания.

— Сервы заняли первый этаж! Сбейте тех, что карабкаются по стенам. Мы пока держим лестницы!

— Понял, — Логинов обернулся. — Нужно рассредоточиться, Лада, сбивай сервов со стен. Не давай им проникнуть в оконные проемы. Мы с Эргом прорываемся к противоположным тоннелям, чтобы окружить постройки.

Умр, по настоятельному совету Логинова, вооружившийся ИПК, увидев массу сервоприводных исчадий, сипло зарычал.

Лада молча протянула Андрею две светотермические гранаты.

— Я прикрою.

Он понял ее замысел, и крикнув:

— Глаза! — резко швырнул гранаты под стены зданий.

— Эрг, прорывайся по левой стороне!

Две вспышки ослепительного пламени на миг парализовали сервомеханизмы, несколько из них, не удержавшись, сорвались со стен, остальные, определив появление нового противника, прекратили штурм, переключившись на более активные, по их мнению, цели.

Андрей и Эрг, стреляя на ходу, продвигались вдоль стен пещеры, чтобы, достигнув устья вливающихся в пещеру тоннелей, контролировать подступы к зданиям со всех сторон; Лада осталась на месте, воспользовавшись сорвавшейся во время взрывов каменной глыбой, она, заняв удобную позицию, открыла огонь короткими прицельными очередями.

Андрей и Эрг бежали изо всех сил. Звук частых отрывистых очередей «Абакана», глухие удары пуль, навылет прошибающих корпуса сервомеханизмов, редкий ноющий звук рикошета, подстегивали их, заставляя уворачиваться от плотного лазерного огня, падать, используя каждое укрытие, огрызаться в ответ, и снова бежать, открывая себе сектора обстрела по другую сторону зданий.

Сервов было несчетное количество. Хуже того, они прибывали, по тем самым тоннелям, к которым пробивались Андрей и Эрг.

Ситуация становилась критической не смотря на то, что Сапов и Негода, отбив попытку механизмов проникнуть на второй этаж, появились в окнах зданий, ведя непрерывный отсекающий огонь.

Температура в пещере стремительно росла, сотни раскаленных язв от лазерных попаданий грозили новыми обвалами породы, к тому же среди сервов четко обозначила себя группа необычных моделей, вооруженная более мощными установками, чьи разряды были способны прожечь не только стены зданий, но и броню боевых скафандров.

Обстановка накалялась с каждой секундой, Андрей наконец достиг намеченного укрытия, Эрг, перекатившись по полу, ударами лап сшиб двух сервов и затих, укрывшись за рухнувшей опорой, перезаряжая ИПК, Лада по прежнему вела огонь, фактически расчистив пространство у входа в ближайшее здание от атакующих машин. Глыба камня, за которой она укрывалась, светилась малиновым сиянием от множества попаданий лазерных разрядов, по ней со зловещим звуком пробегали трещины, грозя вот — вот разрушить единственное укрытие.

В этот момент, Негода, воспользовавшись тем, что лазерный огонь значительно поредел, высунулся в окно. Мгновенно оценив обстановку, он выкрикнул в коммуникатор:

— Укрыться всем, не высовываться!

По полу пещеры, подскакивая на неровностях, покатились шарики осколочных гранат.

Сапов, действовал с другой стороны построек, и через секунду тугая стена разрывов окольцевала здания, сметая шквалом осколков, все, что попадалось на пути.

Пещеру мгновенно заволокло дымом и пылью.

Лазерные разряды почти прекратились, сервы, по большей части покалеченные осколками, пытались сопротивляться, но густая пыль мешала работе лазеров, люди и Умр, покинув укрытия, добивали их, пользуясь внезапно полученным преимуществом, — сканирующие комплексы продолжали работать, не смотря на задымление, и сигнатуры активных сервов по-прежнему были хорошо различимы в наступившей мгле.

— Все, уходим! — раздался по связи приказ Логинова. — Прорываемся к западному тоннелю!

* * *

Они бежали вглубь астероида, лишь изредка встречая на пути разрозненные, малочисленные группы сервомеханизмов.

Разговаривать было некогда, все внимание сейчас сосредотачивалось на контроле окружающей обстановки.

Чем ближе к управляющим залам, тем более серьезные разрушения встречались на пути малочисленной группы. Кроме удара декомпрессии здесь прошла взрывная волна, возникшая при разрушении емкостей с топливом.

Андрей ориентировался по памяти, пока, наконец, в его рассудке не зазвучал слабый призыв колонии Алгитов.

— Мы почти у цели.

Он снова перешел с шага на бег, но предупреждающий возглас Сапова заставил его остановиться.

— В чем дело?!

— Командир, это Гепретион! — Александр с трудом приподнял массивный обломок рухнувшей от свода решетчатой конструкции. — Точно он. Наемник, которого послали освободить тебя.

— Несите. Осталось немного.

В залах контроля и управления царил мрак. Большинство приборов не работало, массивные двери помещения были выбиты ударной волной.

В темноте контейнер с Алгитами нашли быстро.

— Это и есть навигационное устройство?

Лада с удивлением посмотрела на продолговатый полупрозрачный цилиндр, внутри которого среди вихрящегося газа виднелись причудливые скопления кристаллов.

— Они — мыслящие существа, — ответил Андрей, взваливая контейнер на плечо.

Сапов с Негодой несли потерявшего сознание Гепретиона, Лада и Эрг прикрывали группу.

Алги, указывайте направление, — мысленно попросил Андрей, — мы должны выйти к резервному вакуум-доку космоверфи.

* * *

Через двадцать минут, связавшись с Алгитами, оставшимися на борту фрегата Армохонтов, Логинов понял, — они спасены.

Внезапное, дерзкое нападение, превратило отлично укрепленную космическую базу Эшрангов в затухающий вулкан, — из множества взломанных взрывами отверстий по-прежнему вырывалась атмосфера, будто в космос извергались сотни газовых гейзеров, кое-где происходили взрывы, сопровождаемые быстро гаснущими языками пламени.

Фрегат Армохонтов отчалил от астероида при полном молчании со стороны средств противокосмической обороны, а еще через четверть часа, пройдя через поле обломков, ушел в гиперпрыжок к системе, где дрейфовал колониальный транспорт «Первопроходец».

Теперь, когда на борту фрегата параллельно работали две колонии Алгитов, осуществить необходимые расчеты оказалось несложно, ведь система, изначально оборудованная Армохонтами для контакта с человеческой цивилизацией, имела свои координаты, входящие в глобальную базу данных.


Содержание:
 0  Смертельный контакт [= Соприкосновение] : Андрей Ливадный  1  Часть 1. Соприкосновение : Андрей Ливадный
 2  Глава 2 : Андрей Ливадный  3  Глава 3 : Андрей Ливадный
 4  Глава 1 : Андрей Ливадный  5  Глава 2 : Андрей Ливадный
 6  Глава 3 : Андрей Ливадный  7  Часть 2. Чужие : Андрей Ливадный
 8  Глава 5 : Андрей Ливадный  9  Глава 4 : Андрей Ливадный
 10  Глава 5 : Андрей Ливадный  11  Часть 3. Первопроходец : Андрей Ливадный
 12  Глава 7 : Андрей Ливадный  13  Глава 6 : Андрей Ливадный
 14  Глава 7 : Андрей Ливадный  15  Часть 4. Армохонты : Андрей Ливадный
 16  Глава 9 : Андрей Ливадный  17  Глава 10 : Андрей Ливадный
 18  Глава 8 : Андрей Ливадный  19  вы читаете: Глава 9 : Андрей Ливадный
 20  Глава 10 : Андрей Ливадный  21  Эпилог : Андрей Ливадный
 22  Использовалась литература : Смертельный контакт [= Соприкосновение]    



 




sitemap