Фантастика : Космическая фантастика : Глава 10 : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 10

Система Новой Земли…

Андрей проснулся от позабытого уже чувства безмятежного покоя.

Он не вскочил, не вздрогнул, как частенько бывало прежде, его пробуждение не спровоцировала внезапная дрожь переборок или резкий, неприятный, чужой запах, прорвавшийся в отсек по системе вентиляции, — так нередко случалось на станции «Н-болг», чьи помещения приспособлены для кого угодно, но только не для человека.

Нет. Я дома…

Кошмары ушли, истончились, он на борту «Первопроходца», но главное — рядом с ним люди…

Логинов открыл глаза.

Чистый, пахнущий травами воздух вливался в отсек через незримые отверстия, его тепло дарило ощущение покоя, но не расслабленности.

Вставать не хотелось. Так хорошо, спокойно на душе.

Не важно, что их мало, — важно, что они верят друг другу. Каждый прошел свое неимоверное испытание. Взять, к примеру Сапова и Негоду. Они прошли через созданную силовыми установками «Витязей» аномалию, так же как и Логинов оказавшись в чуждом мире, в ином времени, среди обломков великих битв, но не растерялись же, не пали духом, не оставили надежды отыскать командира, выполнить задачу по поиску «Первопроходца».

Им не посчастливилось, как Андрею отыскать целый космический корабль, да еще и с колонией Алгитов на борту. Но оба понимали, что рано или поздно они встретят представителей иных рас, демонстрировать которым «Витязи» опасно и преждевременно.

Тогда они пошли другим путем. Изучая обломки, воссоздавая при помощи бортовых компьютеров прежний облик участвовавших в битве космических кораблей, лейтенанты выбрали образ слабо вооруженного, внешне безобидного, но достаточно вместительного транспортного корабля, и, состыковав между собой два «Витязя», собрали на основе получившегося тандема силовых установок, не функциональный, но способный ввести в заблуждение системы сканирования корпус, надежно замаскировавший уникальные истребители.

Затем серией коротких прыжков им удалось выйти в первую обитаемую систему, и там, разобравшись в ситуации, они начали свое долгое путешествие по узловым станциям сохранившегося фрагмента транспортной сети Армохонтов.

Однажды от Ц'Остов они услышали о странном Хомо, путешествующем на боевом фрегате исчезнувшей цивилизации, и обоим пришла в голову одна мысль: это командир.

Саша и Павел не потеряли мужества, они действовали как диверсионно-разведывательная группа, оказавшаяся в глубоком тылу потенциального противника. Двигаясь по цепи станций «Н-болг» они устанавливали прослушивающие устройства, снимали информацию с систем внешнего наблюдения, пока не напали на след загадочного фрегата и его владельца.

Так им удалось перехватить разговор Олга и Гепретиона, в результате оказавшись в критический момент на борту станции системы Эшр.

Мы выстояли, выжили — думалось Андрею, — нашли «Первопроходец» и вывели его при помощи «Витязей» в систему Новой Земли.

Он встал, умылся и начал одеваться.

Теперь предстояло решить, как действовать дальше, ведь ресурс колониального транспорта таял с каждым днем.

* * *Колония Новой Земли. Сутки спустя…

Ветер выл, врываясь в пустые помещения, через выбитые проемы окон.

— Грустно, — сказала Лада, поднимая перевернутое кресло.

Смахнув с него пыль, она присела, осматривая погашенные терминалы кибернетической системы диспетчерского пункта.

Эрг фыркнул, потом чихнул, отойдя в сторону. Пыль ему не нравилась. Он вообще, как выяснилось, был чистюлей, да и многими повадками походил на огромного доброго, порой игривого котенка. Сложившийся образ восприятия плохо увязывался в сознании Логинова с мудрыми, емкими фразами Умра, его отвагой в бою.

Дурацкая все же у нас, людей, привычка судить по внешности. — Подумал он, подойдя к окну. Эрг был для него сейчас одним из самых близких существ. Но Андрей не мог не признать, что в отношении Умра огромную роль сыграла его подсознательная симпатия к представителям семейства кошачьих.

Вряд ли я бы так легко и искренне привязался бы к Ц'Осту или Хонди. — Подумал он, рассматривая с высоты четвертого этажа панораму заброшенного, частично разрушенного временем космодрома.

Люди покинули Новую Землю. Несколько суток терпеливой орбитальной разведки со всей очевидностью доказали факт эвакуации колонии. Миссия «Варяга» была успешно выполнена, и сейчас Логинов, пытливо вглядываясь в подступившие к бетонным лентам взлетно-посадочных полос кустарниковые заросли, думал про себя.

Мы вернулись.

Вернулись, но опоздали…

Выгнать боль и не пускать тщетных надежд на порог души, — нелегкая задача, с которой приходилось справляться изо дня в день.

Логинов более не мнил себя одиночкой, способным перевернуть мир. Жизнь преподала ему жестокий и наглядный урок. Распрощавшись с иллюзиями, он стал сильнее, но чувствовал, что порой начинает терять что-то важное. Вот взять, к примеру, Эрга: он не жил одной только ненавистью, вспоминая о ней лишь в нужные минуты , или Ладу с ее едва заметной мимолетной, но теплой и грустной улыбкой…

— Что будем делать? — она словно прочитала его мысли.

— Все исследования завершены, — Логинов отошел от окна. — Вот только легче от этого не становиться. Анализ почв и атмосферы обнаружил присутствие неизвестных ранее экзовирусов.

Лада в своей манере пожала плечами.

— Дело рук Эшрангов. Они заразили планету. Низкие, подлые существа.

— Зато тут сохранилось достаточно планетопреобразующей техники, — произнес Андрей.

— Нам не хватит времени на вторичное терраформирование планеты. — Ответила Лада. — Технику нужно доставить на борт «Первопроходца». Нам придется искать новую родину.

— А как же остальные планеты сектора? — спросил Логинов. — Так и оставим их под контролем Эшрангов, дадим цивилизациям, записанных птицами в разряд «младших рас» окончательно деградировать?

— Ты хочешь войны? — взгляд Лады потемнел.

— Я хочу справедливости.

— Андрей прав, — неожиданно поддержал Логинова Эрг. — Взять сектор под свой контроль — задача нашей жизни.

— С двумя-то кораблями? — Лада не хотела сейчас даже думать о войне.

— Не будем спорить, — Логинов решил, что разговор о перспективных планах несколько преждевременен. — Станем действовать поэтапно. Эшранги до нас не доберутся, по крайней мере, в обозримом будущем. Конечно возродить две цивилизации будет нелегкой задачей.

— Не хотелось бы возрождать цивилизации ради войны, — тихо произнесла Лада.

— Вряд ли нас оставят в покое, — ответил Андрей. — Но не будем спорить сейчас. Давайте обсуждать конкретные шаги, их последовательность, а уж потом, станем думать о перспективных планах.

Нелегко ему дались последние слова. Вновь в душе всколыхнулась скопившаяся там за месяцы одиночества муть, опять засосало под ложечкой от острого приступа ненависти к существам, ложью и предательством насаждающим собственное господство, присвоившим достижения древней цивилизации и теперь лживо именующим себя «старшей расой».

Умр, тонко почувствовав его настроение, повернул голову, сверкнув на Андрея глазами.

— Не усложняй ситуацию. Я тоже не питаю любви к Эшрангам, но мы же договорились — всему свое время.

Андрей кивнул.

Он чувствовал, что Лада и Эрг сохранили в душе некие качества, потерянные им в период безысходного одиночества. Он подчинялся их решению, неимоверным усилием разрывая окольцевавшую его ненависть, требующую немедленного возмездия.

— Считаю нам нужно собраться всем вместе, подытожить имеющуюся информацию и принять решение, как действовать дальше, — произнесла Лада. — Пошли к челноку, машины тут управятся и без нас.

* * *Борт фрегата Армохонтов

— Итак, что нам известно? — Логинов прохаживался по отсеку главного поста управления фрегата.

— Достоверных фактов не так уж и много, — первым отреагировал на заданный вопрос Гепретион. — Эшранги сумели запутать и извратить историю, но мы твердо знаем: существует раса Армохонтов, создавшая общегалактическую транспортную сеть. Наш сектор пространства отрезан от нее в результате бунта, поднятого Эшрангами.

— Мне непонятны их цели, — произнес Саша Сапов. — Гепретион, ты служил Эшрангам. Действительно ли они боятся возвращения Армохонтов? Неужели все происходившее на протяжении последних трех столетий направлено исключительно на глобальную фальсификацию событий? Зачем им Земля?

— Земля нужна Эшрангам, как научно производственный центр, — ответил Гепретион. — Я не настолько хорошо осведомлен о намерениях моих бывших хозяев, но не думаю, что для современного поколения Эшрангов определяющее значение имеет древний бунт и возможное возвращение Армохонтов. Фактически цивилизация Эшрангов распалась на отдельные кланы, ведущие ожесточенную борьбу друг с другом. Поначалу они использовали технику Армохонтов, но ее ресурс не вечен, — усмехнулся наемник. — Не знаю, что именно произошло на Земле, но два века назад людей оттуда вывезли. Основные поселения сейчас базируются в пяти звездных системах. Из числа людей отбирают наемников, которых кланы Эшрангов используют наравне с Хонди и Циритами в междоусобных войнах.

— О событиях на Земле известно мне, — произнесла Лада, когда Гепретион остановился, чтобы перевести дух. Длинные речи явно давались ему с трудом. — Эшранги давно наблюдали за нашей цивилизацией. Нам известно, что по законам, введенным Армохонтами, с молодыми, еще не вышедшими за пределы собственных звездных систем расами, запрещены всяческие контакты. Я правильно излагаю?

Она обернулась к Умру.

— Правильно, — ответил тот. — События последних дней многое расставили на свои места.

Грациозно потянувшись, Эрг сел, обвив хвостом лапы.

— Я просмотрел информацию, добытую на астроиде, а так же кое-что почерпнул из данных, сохранившихся в запоминающих устройствах фрегата Армохонтов. Бунт Эшрангов был неизбежен. Он стал следствием нарушения закона о безусловной изоляции молодых космических рас. Эшранги, наблюдавшие за развитием Земной цивилизации, поняли, что люди, по темпам своего научно-технического прогресса, экспансивности, а главное — по создаваемым образцам космической и планетарной техники, вполне могут составить конкуренцию Армохонтам. Учитывая, что сами Эшранги пользовались исключительно заимствованными технологиями, у них появился соблазн выйти из-под влияния «старшей расы». Они решились на явное нарушение древних законов, вступив в тайные переговоры с некоторыми группировками, существовавшими в то время в рамках человеческой цивилизации.

— Эшранги выступали единым фронтом? — задал уточняющий вопрос Андрей.

— Нет. Ко времени начала событий они уже не являлись единым обществом. Здесь роковую роль сыграла ошибка политики Армохонтов, считавших Эшрангов существами безвредными. Казалось, что их лояльность проверена временем.

— А на самом деле? Не понимаю, что побудило их к нарушению закона и последующему бунту? — вновь спросил Андрей.

— Эшранги населяли два десятка звездных систем сектора. Большинство планетных цивилизаций не помышляли о бунте, но длительное развитие в условиях различных планет разделило само понятие «Эшранг», расслоило его на десятки составляющих. Некоторые, подчеркиваю — некоторые, представители отдельных планетных цивилизаций, имели собственные амбиции, им казался унизительным существующий статус «младшей расы». В итоге они решились на нарушение закона, считая, что сумеют осуществлять импорт человеческой техники и технологий, и, накопив достаточный потенциал, гарантирующий им независимость, вступить в политическую борьбу с Армохонтами.

— Политическую?! — удивленно переспросил Гепретион.

— А как же иначе? — усмехнулся Умр. — Разве ты хотя бы однажды видел Эшранга, лично управляющего истребителем, или взявшего оружие? Они не воины . Их оружие — хитрость, интриги, но если влиять на умы Хонди, Циритов, Ц'Остов и Звенгов им удавалось без особого труда, то с Армохонтами такое уже не проходило. Древняя раса, умудренная опытом сотен тысяч лет освоения галактических просторов, обладала иммунитетом к различного рода психологическому давлению. Закон единого космоса по убеждению Армохонтов должен оставаться незыблем при любых обстоятельствах. Только его жесточайшее соблюдение позволило им создать единое общегалактическое пространство Обитаемых Миров, удержать сотни различных цивилизаций от взаимных фобий, неизбежно перетекающих в бессмысленные войны.

— То есть Эшранги не собирались уничтожать планеты Армохонтов, разрушать единую транспортную сеть?

— Естественно. Они не самоубийцы. Вероятнее всего присвоение чисто номинального статуса «старшей расы» вполне удовлетворило бы текущие амбиции Эшрангов, но они совершили ошибку: привлекли на свою сторону в качестве исполнителей Циритов и Хонди. С первыми они сыграли на их искусственном происхождении и якобы рабской зависимости от расы создателей, которые за сотни тысяч лет так и не выделили им собственной звездной системы, где Цириты могли бы обосноваться, создав самостоятельную цивилизацию. С Хонди они использовали схожий прием психологического давления, указывая на малое количество планет, выделенных данной расе, что существенно ограничивало, сковывало цивилизацию разумных насекомых в развитии. В обоих случаях Эшранги использовали придуманные ими термины «старшая и младшая расы», — на самом деле Армохонты никогда не использовали дискриминирующих, унижающих понятий.

— Они действительно не давали Циритам возможности к образованию собственной цивилизации и ограничивали рождаемость в семьях Хонди? — спросил Негода.

— На все существовали объективные причины. Цириты — искусственно созданные существа. Они не обладают естественной способностью к продолжению рода. К тому же их психологическая ориентация смещена в сторону войны, ведь эти существа создавались как боевая сила. Я не знаю, что думали сами Армохонты по этому поводу, но создавать самостоятельную цивилизацию Циритов было крайне опасно. Наверное, они знали о настроениях, царящих в среде созданных ими существ, и потому стали привлекать нас, расу Умров, к выполнению заданий по поддержанию законности и порядка в секторе. Возможно они вообще планировали не возобновлять репликацию Циритов, а заменить искусственно созданных существ на представителей проверенных, доказавших свою лояльность и приверженность галактическим законам цивилизаций.

— А Хонди? — спросил Андрей.

— С Хонди вопрос более сложный. Разумные насекомые жестко «привязаны» к определенному типу планет. Найти для них мир с походящими условиями далеко не просто.

— Ну, существуют ведь способы планетного преобразования, — напомнил Логинов.

— Армохонты — противники коренного изменения исконных биосфер существующих миров, — ответил Эрг. — За редкими исключениями они стараются избегать уничтожения или смешения биологических форм. Конечно, существуют планеты, где жизнь находиться на самой низшей эволюционной ступени, но подобные условия экстремальны для Хонди. Поэтому я считаю, что ограничение экспансивных устремлений разумных насекомых не искусственно созданный Армохонтами барьер, а данность, порожденная скудостью миров с подходящей биосферой.

— Мы отвлеклись, — произнесла Лада. — Давайте вернемся к событиям, предшествующим бунту Эшрангов.

Эрг охотно согласился.

— Как глава рода Умров, я хорошо знаком с историей. Представители моей цивилизации в то время уже активно привлекались Армохонтами к патрулированию некоторых наиболее проблемных секторов пространства. Нам доверяли боевую технику, и вот однажды в Солнечной системе были замечены транспортные корабли, продвигавшиеся к Земле под прикрытием тяжелых штурмовых модулей, с экипажем состоявшим из Циритов.

— А кто управлял транспортными кораблями?

— Хонди.

— Не понимаю, в чем же заключалась ошибка Эшрангов? Они подставляли другие расы, сами оставаясь, насколько возможно, в стороне от событий, верно?

— Никто бы не обратил внимания на одиночный транспортный, либо исследовательский корабль, — пояснил Эрг. — Эшранги могли, не возбуждая подозрений, посещать Солнечную систему, ведь наблюдение за цивилизацией никому не возбранялось. Лишь несанкционированное появление боевых единиц флота Армохонтов в границах Солнечной системы привлекли внимание. Мои предки проявили терпение и мудрость, они не стали обнаруживать своего присутствия, а лишь проследили за конвоем, который благополучно получил груз в труднодоступных горных районах планеты, и доставил его в одну из систем Эшрангов. Именно так была выявлена их руководящая роль в осуществлении противозаконных контактов с отдельными представителями земной цивилизации.

— А следующий рейс решено было перехватить? — мрачно спросил Логинов.

— Да, — ответил Умр. — Армохонтам нужны были живые участники событий, образцы незаконно вывозимых с Земли кибернетических механизмов, чтобы начать предметное разбирательство. Однако все случилось не так, как предполагал план операции. В зоне посадки транспортных кораблей, куда люди караванами доставляли груз, неожиданно появилось подразделение военно-космических сил одного из государств Земли, на территории которого и осуществлялась передача груза. Караван был остановлен, и Цириты, сопровождавшие транспортные корабли, получили от Эшрангов приказ: уничтожить всех свидетелей поставок, оставить лишь выжженное дотла пространство, где невозможно собрать улики. Цириты не знали о присутствии патруля Умров в Солнечной системе и приступили к зачистке, в то время как транспортные корабли Циритов повернули обратно.

— Мы были участниками того боя, — произнес Логинов, бросив взгляд на Сапова и Негоду.

— Помню. Мы с тобой уже говорили на эту тему.

— Выходит, не ввяжись мы в бой, все могло завершиться иначе? — спросил Александр, внимательно глядя на Умра.

— Иначе, для нескольких моих предков, управлявших истребителями. Но не для всего сектора, — спокойно ответил Эрг.

— А что произошло дальше? — спросил Гепретион, для которого события трехсотлетней давности являлись откровением.

— Эшранги поняли, что их план раскрыт. Они осознавали, сколь тяжки будут последствия. Страх окончательно помутил их рассудок, и руководители заговора, используя свое влияние на Циритов и Хонди, приказали последним атаковать планеты Армохонтов.

— На что ни надеялись? — Лада недоуменно и презрительно передернула плечами.

— Они надеялись отсидеться. Думали, что столкновения между Хонди, Циритами и Армохонтами поднимут смуту среди других рас, вспыхнет всеобщая война, за последствиями которой их роль и их вина окажутся совершенно незначительными.

— Эшранги просчитались?

— Буквально во всем, — кивком подтвердил Эрг. — Во-первых, Звенги и Ц'Осты не поддались на провокации, во-вторых, Умры встали на сторону Армохонтов, и, в-третьих, большинство планетных цивилизаций Хонди не поддержали бунтовщиков.

— Но разрушения, которые я видел своими глазами, говорят о масштабных столкновениях в космосе. Сотни уничтоженных космических кораблей, сожженные плазменными ударами планеты, разрушенная транспортная сеть… — высказался Логинов.

— Да, действительно, боевые действия приняли глобальный характер в основном из-за мятежа среди Циритов. Эшранги сумели внушить им, что искусственно созданные бойцы будут уничтожены Армохонтами, как «ненадежная техника».

— Планеты Армохонтов подверглись атаке со стороны Циритов? — уточнил Гепретион.

— В большинстве случаев. Но удары не достигли цели. Пострадала инфраструктура и биосферы колоний, сами же Армохонты, предвидя развитие ситуации, организованно отступили, организовав плотное прикрытие звездных систем, не принимавших участия в мятеже.

— Не понимаю. Они бежали?

— Нет. Армохонты решили пожертвовать своими опорными планетами в секторе, чтобы не допустить всеобщей войны . Ответный удар пришелся по системам Эшрангов, в космосе произошло два крупных сражения между Циритами и Армохонтами, часть транспортной сети оказалась разрушена, пострадали и главные врата, соединяющие сектор с основной сетью Обитаемой Галактики.

— Неужели столь важная узловая станция была плохо защищена и не дублировалась? — высказал сомнение Логинов.

— Дублировалась, причем трижды, — ответил Эрг. — Однако в узлах «Н-болг», соединяющих между собой сектора, основной персонал составляли Цириты. Они взорвали станции и присоединились к мятежу, прежде чем Армохонты успели что-либо предпринять. Сектор оказался отрезан, для восстановления связи путем путешествия через обычное пространство требовалось очень много времени, — я лично слышал цифру, выраженную в семистах с лишним световых годах.

— А что случилось с Армохонтами, запертыми в секторе? Они погибли?

— Не знаю, — покачал головой Умр. — Никто не знает. Их флот продолжал атаковать планеты Эшрангов, в то время как мои предки защищали мирные системы сектора. Мятеж Циритов и Хонди удалось подавить, но немногие корабли Армохонтов, уцелевшие в схватках, оказались покинуты экипажами.

— Не понимаю. Они все же скрылись? — попробовала уточнить Лада.

— Мне ничего не известно о дальнейшей судьбе Армохонтов. Ни на одном из десятка уцелевших кораблей не было найдено тел. Вообще никто и никогда не видел мертвого Армохонта, — Эрг привстал, разминая затекшие лапы. — Я родился намного позже изложенных событий, и не могу ничего добавить.

— На борту найденного мной фрегата так же не оказалось ни одного тела, — произнес Андрей. — Хотя вакуум, царивший в большинстве отсеков, должен был их сохранить.

— Это загадка, которую не сумели решить поколения моих предков. Даже Алгиты, находившиеся на борту кораблей, ничего не могут прояснить.

В разговоре наступила пауза.

— А как развивались события дальше? — наконец нарушила молчание Лада, задав новый вопрос.

Умр, прохаживавшийся по отсеку управления, ответил:

— Некоторые кланы Эшрангов уцелели. Вспыхнула новая война — они дрались между собой, и преследовали мою цивилизацию. Мы защищались на протяжении двух веков, но затем сопротивление было сломлено.

— Эшранги оказались сильнее? — недоверчиво спросил Андрей.

— Около столетия мы боролись почти на равных, — ответил Эрг. — Но затем у наших врагов появилось новое оружие и новые союзники, вернее — наемники.

Он выразительно повернул голову в сторону Гепретиона.

— Да, это так, — кивнул тот. — Я служил Эшрангам.

— Почему?! — гневно спросил Андрей.

— Потому что у меня не оставалось никакого выбора! — так же резко с вызовом ответил Гепретион. — Ты знаешь историю, помнишь своих родителей, капитан, я же не знал ничего. Меня воспитывали Звенги, после я попал к Эшрангам, прошел курс подготовки, и начал выполнять смертельно-опасные задания.

— Почему ты согласился?

— Мне была обещана награда.

— Какая, позволь спросить?

— Снова обрести семью. Увидеть людей . Этого мало?

— Извини, — Логинов понял, что погорячился.

— Ты говоришь, прошло около столетия, прежде чем у Эшрангов появилось новое оружие и люди в качестве наемников? — обратилась Лада к Эргу.

— Да, — лаконично подтвердил тот.

— В таком случае я могу кое-что прояснить, — неожиданно произнесла Лада. — Эшранги не утратили связь с Землей. Они сохранили как минимум один канал внепространственной транспортировки, открывающий Солнечную систему для доступа космических кораблей. Но они не были готовы к новой войне, не имели сил, для силового решения вопросов обладания нашими человеческими технологиями. Тогда они пошли на ухищрение. Одной из корпораций, осуществляющей разработки полезных ископаемых на Луне, была передана технология глубинного бурения. Я не могу с точностью сказать, исказили ли Эшранги ее намерено, или роковую роль сыграла алчность небольшой группы людей, но спутник Земли не выдержал первого же включения установки глубинного бурения. Луна раскололась на семь неравных фрагментов, что вызвало катастрофические разрушения и цепь техногенных катастроф на поверхности Земли. Цивилизация была охвачена паникой, когда на орбитах появились транспортные корабли Эшрангов, предложившие помощь в эвакуации и переселению людей на иные миры.

— Угроза гибели была реальна? — уточнил Логинов.

— Вполне, — ответила Лада. — У меня нет сомнений, что Эшранги спровоцировали ситуацию. Подумай сам, — она сейчас обращалась именно к Андрею, — планета охвачена техногенными катастрофами, которые не идут на убыль, а ширяться с каждым днем. Среди населения царит паника, над головой — обломки Луны, которые, как казалось многим, неизбежно рухнут на Землю.

— И тут появляются «братья по разуму»?

— Именно. Они сумели войти в контакт с кибернетическими системами, управляющими мегаполисами и ответственными за жизни людей. Убедить машины в необходимости эвакуации населения оказалось проще, чем договориться непосредственно с людьми.

— Наши машины приняли сторону Эшрангов? — ужаснулся Логинов.

— А что им оставалось? Ответить отказом они не могли — ведь для большинства кибернетических систем приоритетной задачей является сохранение человеческих жизней. Машины восприимчивы к логике, а логика убеждения у Эшрангов была железной — они предлагали людям спасение.

— Состоялась массовая депортация? Но зачем? Не проще ли было оставить все, как есть, и дождаться пока люди погибнут?

— Эшранги очень хитры, — вставил реплику Эрг.

Заметив, что его не понимают, он пустился в пояснения:

— Они готовились извлечь максимальную выгоду из спровоцированной ситуации. Переселив людей, Эшранги, спустя время, вернулись вновь. Машины к этому времени сумели остановить цепную реакцию техногенных катастроф, но жить на Земле в тот период было нельзя, о возвращении хотя бы части населения в течение ближайших ста-ста пятидесяти лет не могло быть и речи. К тому же большинство машин, наделенных модулями искусственного интеллекта, справившись с текущими задачами, потеряли цель существования.

— И Эшранги вернули им смысл бытия, — грустно подхватила Лада. — Эшранги убедительно доказали, что люди нуждаются в помощи, — им необходимо оружие, и боевые сервомеханизмы, для борьбы с кровожадными Умрами, которые терроризируют население многих планет. К тому же они сумели договориться не только с машинами, но и с людьми.

— Это произошло после того, как мою Семью спровоцировали на атаку планет, куда Эшранги переселили людей, — подтвердил ее слова Эрг. — Земным управляющим кибернетическим системам были предоставлены необходимые документальные доказательства, подтвержденные людьми, совершившими короткий визит на Землю. Кибернетическим механизмам была поставлена задача: самоорганизоваться, и, используя обломки Луны в качестве сырьевой базы, начать выпуск необходимой техники и вооружений.

— Как глупо! Мне не вериться что такое возможно!..

— Процесс на самом деле был сложен и занял, вероятно, не один год, — ответила Лада. — Я была на Земле и видела обломки Луны, — поверь — это жуткое зрелище, подействовавшее на меня очень сильно. Будь я на Земле во время тех событий, тоже, наверное, согласилась бы на эвакуацию. К тому же, во время короткого путешествия, я при помощи наномашин сканировала восстановленный мегаполис, и везде видела одно и тоже — царство кибернетических механизмов.

— Они подчинены воле Эшрангов? — спросил Андрей.

— Нет, — покачала головой Лада. — Теперь, столетия спустя после катастрофы, они уже не подчинены никому. Некоторые задачи все еще важны для них, но машины сотрудничают с Эшрангами лишь до поры. Вскоре они окончательно сформируют новое самосознание, и машинный разум пойдет собственным путем развития. Я наблюдала за стычками между машинами — они уже начали борьбу за ресурсы. К чему приведет такое развитие — даже боюсь гадать.

— Значит, у нас стало еще одной проблемой больше… — задумчиво произнес Андрей.

— Давайте, хотя бы озвучим весь комплекс предстоящих к решению задач, — вскинул взгляд Гепретион.

Подвести итог взялся Логинов:

— Первое и наиболее важное — «Первопроходец». Корабль необходимо вывести в систему, где мы сможем пробудить его экипаж и пассажиров. Лада, что ты скажешь относительно ЭКАЛа?

— Кибернетический мозг «Первопроходца» сейчас такой же заложник ситуации, как и люди.

— Я спрашиваю об его адекватности.

— Как управляющая система он вполне надежен, — категорично произнесла Лада. — А в его «моральных исканиях» едва не погубивших корабль и экипаж, по большому счету повинны сами люди.

— Сколько еще «Первопроходец» в состоянии поддерживать режим низкотемпературного сна колонистов и экипажа? — спросил Гепретион.

— Автономии хватит еще на три месяца, не больше, — ответила Лада.

— Нужно ускорить загрузку планетарной техники, законсервированной в период эвакуации колонии на борт «Первопроходца». И продолжать анализ навигационных баз данных в поисках подходящей планеты для колонизации. Уничтожение экзовируса, которым заражена биосфера Новой Земли, может занять несколько лет. У нас попросту нет этого времени.

— Согласна, — кивнула Лада. — Было бы неплохо интегрировать в системы управления «Первопроходца» колонию Алгитов. Я категорически против отключения ЭКАЛа, для него это станет равносильно смерти.

— Ничего подобного, — возразил Андрей. — Временное отключение не нанесет ему вреда. Как потеря сознания у человека.

— А кто ему объяснит причину отключения?

— Зачем вообще что-то объяснять? — резко спросил Гепретион.

— ЭКАЛ вполне осознает себя мозгом корабля. «Первопроходец» для него — физическое тело. Мы не сможем отключить его, не нанеся вред кораблю, — терпеливо пояснила Лада.

— Ну, ты ведь сумела ограничить его функции? — напомнил Андрей.

— Мы договорились с ним. Я обещала, что его не отключат. Если сейчас он опять почувствует ложь, я не берусь предсказывать последствия.

— Как же быть? — Гепретион хмуро взглянул на Ладу.

— Придерживаться данных мною гарантий. Снять с него бремя непосильной моральной ноши, и показать, что наше сотрудничество может выстраиваться на взаимном доверии.

— Хорошо, — Логинов сцепил пальцы рук в замок. — Две проблемы мы обозначили, в общих чертах ситуация теперь понятна. Следующий вопрос: что делать с Землей? И как нам выручить потомков тех, кто был депортирован из Солнечной системы?

— Это разные проблемы, не нужно их объединять, — заметила Лада. — Землю необходимо изолировать от глобальной транспортной сети. Саморазвитие машин представляет реальную угрозу в ближайшей перспективе. Самим нам не справиться. Сдержать ситуацию, ограничить их выход в глубокий космос, прервать поставки сервомеханизмов — вот тот минимум, что необходимо сделать.

— Опять поиск и уничтожение врат?

— Тут без вариантов. Иного способа нет. В нашем распоряжении теперь имеется точная информация по всем навигационным точкам древней транспортной сети, в том числе и резервным, не найденным в двадцать первом веке. Если бы их обнаружили тогда — не произошло бы катастрофы с Луной и расселения человечества.

— Предлагаю действовать, разделившись на группы, — высказал свое мнение Александр. — Мы с Павлом тут продумали небольшой план.

— Ну-ка поподробнее, — попросил Андрей.

— Сейчас в пределах сектора действуют две потенциально опасные силы. Это саморазвивающиеся на земле кибернетические системы и кланы Эшрангов, способные втянуть другие цивилизации сектора в новую войну. Мы предлагаем совершить ряд операций, чтобы устранить угрозу хотя бы на ближайшее время.

— Как ты это себе представляешь?

— Нельзя забывать, что цивилизация Армохонтов вернется рано или поздно. Не думаю, что дальнейшее разрушение врат будет приветствоваться, но сейчас действительно нет иного выхода. Эшранги могут начать мстить всем людям без разбора, саморазвивающиеся кибернетические системы вполне в состоянии сами выйти на простор дальнего космоса. Но я предлагаю не уничтожать врата, а изъять из их конструкции ключевые блоки, такие как генераторы пробоя метрики. После войны с Армохонтами Эшранги лишись своих планет, кланы по нашим данным базируются на станциях, в известных звездных системах. Там же дислоцируются их боевые флоты. Действуя с борта «Витязей», внезапно появляясь подле врат, мы сумеем быстро изъять из конструкций ключевые элементы, и уйти в прыжок раньше, чем будет организована погоня. Наш козырь — мобильность. Изолировав основные силы Эршангов, мы предотвратим новую уже назревающую войну.

— Хороший план, — одобрил Логинов. — Изоляция Эшрангов автоматически устранит опасность не только для людей, но и для Умров.

— А как мы станем действовать дальше? Захватим власть в секторе? Объявим себя ответственными за огромный участок космического пространства? — спросила Лада.

— Время покажет, — ответил Андрей. — Прежде нужно сохранить мир, решить проблему «Первопроходца», понять, что стало с людьми, депортированными на иные миры.

— В общем, ты прав, — согласилась Лада. — Будем действовать последовательно. Пока на борт «Первопроходца» загружается планетопреобразующая техника, а ЭКАЛ вместе с Алгитами анализирует глобальную навигационную базу данных сектора в поисках свободной планеты, подходящей для создания колонии, мы займемся ключевыми вратами древней сети.

— А я? Спросил Эрг.

— Думаю, тебе сейчас нужно отправиться к своему народу, — мягко ответила Лада. — Мы будем держать тебя в курсе событий. Здесь, в системе Новой Земли останется Гепретион. Надеюсь, ты не возражаешь?

— Ты еще спрашиваешь? — он поднял на Ладу взгляд полный благодарности. — Не беспокойтесь, к вашему возвращению колониальный транспорт будет заново укомплектован техникой и готов к дальнейшему полету.

* * *Планета Алгот. Месяцем позже

Лада и Андрей, не спеша, шли по улице города.

Никто не обращал на них внимания. В воздухе благоухали непривычные ароматы, сотни разных существ спешили по своим делам.

— Пятая по счету звездная система, — заметила Лада, бросая внимательные, изучающие взгляды по сторонам.

Андрей кивнул. Он понимал, о чем идет речь: они ожидали встретить господство одних рас над другими, заранее готовились к ничтожному количеству людей, что встретятся на пути, и их рабскому, зависимому положению.

На самом деле все оказалось не так. Представители различных цивилизаций встречались им примерно в одинаковом соотношении, города, которые они видели, несли отпечатки различных культур.

Люди по большинству занимали достойное положение в смешанных обществах. Оказавшись вне Земли новые поколения быстро адаптировались, — после краха транспортной сети, построенной Армохонтами, и таинственного исчезновения последних, космическая торговля за одно столетие пришла в полный упадок, потоки пассажиров и грузов, перемещающихся между мирами, сократились в миллионы раз, и существам, оказавшимся запертыми на планетах, волей или неволей пришлось искать точки соприкосновения, чтобы выжить.

Так на протяжении трехсот с лишим лет формировались уникальные конгломераты, состоящие из представителей семи наиболее развитых цивилизаций изолированного от Обитаемой Галактики сектора пространства.

— На самом деле все действительно, не так уж и плохо.

Лада взяла Андрея под руку, и они свернули по дорожке, обсаженной невысокой экзотической живой изгородью к обширному, ухоженному парку, где соседствовали хвойные породы деревьев, явно вывезенных с Земли и иные, причудливые, непривычные для глаза формы растительной жизни, собранные с различных планет.

— Я не понимаю, почему обстановка в космосе так резко отличается от жизни на планетах? — Логинов действительно не переставал удивляться той разнице, что открывалась ему и Ладе в течение последнего месяца.

— А ты не задумывался над тем, почему вдруг исчезли Армохонты?

— Бежали, — пожал плечами Логинов. — Узнали о готовящемся мятеже Эшрангов и бежали.

— Но ведь они могли его подавить, — возразила Лада. — Да, по сути, так и произошло: оставленные ими автоматические эскадры, при поддержке флота Умров, прошли огнем и мечом по мятежным планетам. Я говорю о другом: почему они позволили разгореться противостоянию, зачем дали Эшрангам время на отчаянное сопротивление, в результате которого большинство космической техники оказалось уничтоженной, серьезно пострадала транспортная сеть, и как результат — практически на всех обитаемых планетах возникли вот такие смешанные анклавы? Тебе не кажется, что все произошедшее — не просто цепь роковых случайностей, а часть тонко продуманного плана?

— И чего же, по-твоему, добивались Армохонты? — хмыкнув, недоверчиво уточнил Андрей.

— Мне думается они таким образом поставили целый сектор пространства на карантин, покарав Эшрангов, показавшихся им неисправимыми,  — Лада особенно подчеркнула последнее слово, — и дав остальным цивилизациям шанс преодолеть фобии, соприкоснуться по-настоящему, в сотрудничестве ради выживания.

— Жестокая мудрость?

— Возможно. Я, конечно, не исключаю рецидивов, и наверняка не везде сосуществование представителей различных цивилизаций пошло по пути сотрудничества. Но мы ведь с тобой специально не выбирали звездные системы, верно?

— Да, — кивком согласился Андрей, — разведка получилась неожиданная, я бы сказал — непредсказуемая. Разве можно было предположить, глядя на обитателей космических станций, что на планетах по большинству царит мир?

— Нет, конечно. Но теперь мы с тобой знаем правду.

Они присели на скамью в тени огромного дерева. Напротив располагалась зона отдыха с детской площадкой. Удивительно и даже немного жутковато поначалу было наблюдать как Ц'Осты, Звенги, Хонди, и люди спокойно общаются друг с другом, а их дети играют вместе, свободно разговаривая на универсальном языке межрасового общения.

Лада некоторое время молча наблюдала за детьми и взрослыми, а затем, повернувшись к Андрею, взяла его руку и спросила:

— Андрюша, что мы принесем им со своей «справедливостью»? От чего станем их освобождать и на какие муки обречем? Вновь посеем ненависть и вражду?

— Трудный вопрос.

Логинов не пытался уйти от ответа, просто еще не решил, по крайней мере, для себя, как следует поступить дальше, исходя из реальности, открывшейся им.

— Мы измеряем время отрезками собственных жизней, — ответила Лада. — Чем больше я думаю, тем сильнее убеждаюсь — Армохонты предвидели развитие событий. Они живут иными понятиями времени, не земного, не планетного, но галактического. Что создали Эшранги своими руками, силой своей мысли, интеллекта?

— Ничего.

— Вот именно. Пройдет еще немного времени и станции «Н-болг» окончательно придут в упадок, а Эшранги, изолированные в границах собственных систем, потеряют остатки захваченного могущества. Вряд ли они сумеют и далее причинять вред обитаемым мирам. Их, как ты сам мог увидеть, больше занимает внутриклановая борьба, они как змея, кусающая свой же хвост, скоро, очень скоро сойдут со сцены истории. Эшранги — потребители, они будут эксплуатировать технику Армохонтов пока та не придет в окончательную негодность и после…

Лада замолчала, подбирая слово, но ее мысль подхватил Андрей:

— После наступит пауза, быть может, в столетие или более, а затем планетные цивилизации вновь выйдут в космос, восстанавливая утраченные связи.

— Да. Я именно об этом хотела сказать, — Лада благодарно взглянула на него. — Но то будет совершенно иной мир, Андрюша. Мир, которого мы не создадим новой войной, ведь в космос выйдут те, кто сумеет преодолеть неизбежный период регресса, и могу поспорить на что угодно — самыми успешными станут смешанные цивилизации, где уже не будет кричащих противоречий, недоверия и фобий между человеком и Ц'Остом, Хонди и Умром, Циритом и Звенгом. Вспомни, как на Земле начинали стираться границы государств и наций, как постепенно нивелировались различия между коренными обитателями разных континентов. Жаль мы не успели пройти этот путь до конца…

— Хочешь сказать, что расселение человечества по различным мирам так же входило в планы Армохонтов?

— Я не знаю ничего определенного, — ответила Лада, по-прежнему глядя на играющих детей. — Об истинных замыслах Армохонтов мы можем лишь догадываться, но результат вот он, — она кивком указала на площадку для отдыха. — Они играют вместе, не страшась друг друга, значит и вырастут без ненависти… Поверь я вижу совершенно иной мир, — повторила она. — И чем больше я узнаю, тем меньше мое желание вступать на тропу войны, восстанавливая «независимость» Человечества.

— Во многом я согласен с тобой. Во многом, но не во всем.

Лада подняла взгляд.

— В чем же я не права?

— Остается проблема «Первопроходца». Люди, спящие на борту колониального транспорта — основа новой уникальной цивилизации, ведь в крови каждого колониста обращаются микромашины. Да и психологически они не готовы принять реальность. Они ведь не прошли нашим путем, для них после пробуждения многие сделанные тобой или мной выводы могут оказаться не очевидными. Ты не опасаешься, что именно они станут инициаторами «освобождения» Человечества?

— У нас есть «Витязи», — напомнила Лада. — К тому же колония Алгитов, освобожденных на астероиде, содержит полную базу данных по звездной навигации. Используя навигационную информацию, мы сможем осуществить прыжок на любое расстояние в рамках нашей Галактики.

— И куда ты предлагаешь лететь?

— К Армохонтам. В зону их центральных систем, туда, где сосредоточены планеты самой древней цивилизации нашего мира.

— В принципе такой прыжок осуществим… — подумав, согласился Андрей.

От слов Лады у него понемногу начинала кружиться голова. Она обладала непостижимой для него магией убеждения, — разве кто-то другой смог бы в течение получаса так скупо и емко обрисовать ситуацию, увести мысли в сторону от противостояния, от боли одиночества, накопленной во время скитаний?

Она предлагала вместо войны удивительное, дразнящее разум путешествие, она дарила надежду не только ему, но всем колонистам, что ждали пробуждения в криогенных камерах колониального транспорта «Первопроходец».

Мысль, упав на казалось бы бесплодную почву, иссушенную одиночеством, потрескавшуюся от ненависти и боли, внезапно дала робкий побег мечты.

Необъятные просторы космоса, встреча с самой древней цивилизацией обозримой Вселенной, не бегство, но разумный шаг, с обязательным обещанием вернуться, увидеть, как начнет возрождаться тот самый обновленный мир, о котором она только что говорила.

Все, что он узнал о Армохонтах, не оставляло сомнений, — они найдут что предложить людям, ведь экипаж и пассажиры «Первопроходца» были и остаются зародышем новой, уникальной для Галактики цивилизации.

— Любовь и надежда лучше, чем война и ненависть, — задумчиво произнесла Лада, машинально сжав его руку. — Ты согласен со мной?

— Согласен, — ответил Андрей.


Содержание:
 0  Смертельный контакт [= Соприкосновение] : Андрей Ливадный  1  Часть 1. Соприкосновение : Андрей Ливадный
 2  Глава 2 : Андрей Ливадный  3  Глава 3 : Андрей Ливадный
 4  Глава 1 : Андрей Ливадный  5  Глава 2 : Андрей Ливадный
 6  Глава 3 : Андрей Ливадный  7  Часть 2. Чужие : Андрей Ливадный
 8  Глава 5 : Андрей Ливадный  9  Глава 4 : Андрей Ливадный
 10  Глава 5 : Андрей Ливадный  11  Часть 3. Первопроходец : Андрей Ливадный
 12  Глава 7 : Андрей Ливадный  13  Глава 6 : Андрей Ливадный
 14  Глава 7 : Андрей Ливадный  15  Часть 4. Армохонты : Андрей Ливадный
 16  Глава 9 : Андрей Ливадный  17  Глава 10 : Андрей Ливадный
 18  Глава 8 : Андрей Ливадный  19  Глава 9 : Андрей Ливадный
 20  вы читаете: Глава 10 : Андрей Ливадный  21  Эпилог : Андрей Ливадный
 22  Использовалась литература : Смертельный контакт [= Соприкосновение]    



 




sitemap