Фантастика : Космическая фантастика : Глава 5 : Андрей Ливадный

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 5

Неизвестная точка пространства

Какая из планет не пила нашей крови?

Тоскливое, отдающее безысходностью чувство приходит каждый раз с медленным, вязким возвращением сознания.

Действие препаратов Хонди особым образом влияет на мозг. Поначалу от них тепло, нет мыслей, но появляются образы. Истертые временем пожелтевшие фрагменты прошлого, принадлежащие, как будто не тебе, не несущие связной, доступной для понимания информации.

Затем ледяной холод давящими кольцами охватывает голову, грудь, возвращает ощущение тела, а вместе с ним приходят яркие, свежие, связные воспоминания, возвращается способность мыслить, осознавать себя в конкретных рамках событий.

Вчера был бой.

Сегодня — глухая апатия, пульсирующее в висках одиночество.

Замкнутый круг повторяющейся без конца предопределенности , разнящейся в частностях, но неизменной, по сути.

Сломать существующий порядок вещей? Стать кем-то другим? Не исполнителем чуждой воли, а самостоятельным существом? Но что я могу, что умею, кроме исполнения приказов? Ничего…Душевный порыв утихал едва окрепнув.

Так глупо, бездарно разменять свою жизнь — еще ведь умудриться нужно.

Заботливые руки поправляют одеяло, что-то переключают на сенсорной панели комплексного аппарата жизнеобеспечения. Чужие, холодные, руки.

Жизнь профессионального наемника цениться очень высоко.

Он не сомневался — его вытащат. Вырвут из ледяных объятий смерти, но хотел ли того он сам?

Никто не спрашивает мнения Хомо. Психология людей достаточно изучена. С первым самостоятельным ударом сердца он вернет себе неистребимую жажду наслаждаться каждым вдохом, каждой секундой бытия, потом заскучать, опротиветь себе самому и…

Тогда они предложат очередную акцию. И он согласиться, потому что непонятная тоска начнет к тому времени выползать из подсознания, отравляя душу.

Когда-то я жил иначе. Был кем-то другим. Не опасным, едва прирученным зверем, а… кем-то другим.

На этот раз он ошибся. Все случилось иначе, гораздо быстрее, чем предполагал уже привычный распорядок.

Сознание прояснялось быстро и болезненно. Раны еще не зажили до конца, а к нему уже требовательно рвался важный посетитель.

Что-то проскрежетал своими жвалами Хонди. В ответ раздался раздраженный ответ на универсальном языке. Слова он почти не воспринимал, но интонации улавливал четко. Раздраженную надменность в этом мире могли позволить себе лишь некоторые из существ.

С трудом приоткрыв глаза, он действительно увидел одного из них.

— Очнулся, Хомо?

Риторический вопрос.

— Не хочешь отвечать? Ладно. Тогда просто слушай. На ноги тебя поставят быстро, не сомневайся. Есть задание. Очень важное, не терпящее отлагательств.

Еще одна волна неприятного, обжигающего тепла прокатилась по телу, иглами впилась в мозг. Препараты Хонди всегда действуют безотказно. На ноги действительно поставят, но заплатить за такое «лечение» придется ох как дорого. Он знал, что потом будут внезапные приступы слабости, дурнота, дезориентация.

— Ты — сука… — едва шевельнув губами, сипло выдохнул он.

— Так понимаю, меня сейчас оскорбили? — все так же раздраженно и нетерпеливо осведомился Олг — неизменный «работодатель» Гепретиона. — Не утруждай себя. Я понимаю, — скверное самочувствие, прочие мелочи. Не повод для трений между нами, особенно сейчас. Через пару минут тебе станет лучше. Кстати, позволь спросить: откуда ты берешь новые слова, которых я не знаю?

— Из… памяти…

Олг сделал отрицающий жест.

— Невозможно. Слово, по звучанию, принадлежит языку Хомо. Но ты вырос среди Звенгов. Я вообще не понимаю, откуда тебе известен другой язык.

— Спроси у Хонди, — уже тверже ответил Гепретион. — Они всему способны придумать объяснение.

Олг, наконец, перестал расхаживать подле реанимационного аппарата.

— Ты много дерзишь в последнее время.

Гепретион лишь пожал плечами в ответ. Силы действительно возвращались к нему.

— У меня нервная работа. Убивай сам — тоже научишься дерзить.

— Никто не заставляет тебя убивать лично , — парировал обвинение Олг. — Тебе достаточно отдавать приказы, а не лезть самому в гущу событий. Рано или поздно тебя покалечат так, что ни один Хонди не сумеет помочь.

— Мои проблемы.

— Согласен, — охотно поддержал его Олг. — Ты уже в состоянии слушать?

— К сожалению, — нехотя признал Гепретион. — Что на этот раз?

— Задание несложное. Но крайне ответственное. Поручить его кому-то иному я не могу.

— Помниться ты как-то говорил мне, что незаменимых существ нет.

— И не отказываюсь от своих слов, — раздраженно отмахнулся Олг, совершенно не склонный сейчас к полемике. — Ладно, к делу. На станции «Н-болг» в системе Нерг появился твой сородич.

— Человек?!

— Да. Человек, Хомо, называй как угодно.

— В чем же проблема? Нет, я, конечно, понимаю, если он не наемник, значит, нарушен запрет, верно?

— Дело не в запретах на межзвездную торговлю и перемещение между мирами. Все значительно сложнее. Проверка показала: он не принадлежит ни к одному из подконтрольных нам анклавов людей. Его биометрических данных нет ни в одной базе. Более того, он прибыл на собственном корабле.

— Класс корабля? — машинально переспросил Гепретион, хотя сейчас его больше волновало другое — человек, не принадлежащий ни к одному из контролируемых анклавов — свободный — вытолкнуло подсознание.

— Боевой фрегат Армохонтов, — голос Олга дрогнул, что не ускользнуло от внимания наемника.

Он испуган. Испуган до такой степени, что теряет контроль над собой.

Впервые за многие годы в душе Гепретиона возродились давно позабытые, казалось утраченные навсегда чувства, порожденные ярким, вспышечным воспоминанием: он и отец стоят на берегу оранжевого моря, тусклый фиолетовый шар звезды стекает за горизонт, ветра нет, но пологие волны с тихим шелестом набегают на галечный пляж…

Когда-нибудь мы сумеем вырваться. Кто-то из нас вновь станет свободным. Я надеюсь, что ошибки прошлого больше не повторяться.

Они стерли это воспоминание из моей памяти.

Гепретион вздрогнул.

Словосочетание «свободный человек» разбудило надежду — нечто неосязаемое, трепетное, — чувство, которому не должно найтись места в душе хладнокровного наемника.

Взглянув на Олга, он все же сумел обуздать вспышку эмоций. Ни один мускул не дрогнул на бледном, осунувшемся после ранения лице Гепретиона.

— В чем заключается мое задание?

— Ты должен выяснить, откуда явился Хомо? Где он сумел раздобыть боевой фрегат Армохонтов, каким образом разобрался в управлении?! Будет идеально, если ты, не стесняясь в средствах, достигнешь цели — под любым предлогом заставишь человека добровольно, — Олг подчеркнул последнее слово интонацией, — рассказать тебе все. Войди к нему в доверие, как змея вползи в его разум, провоцируй любые ситуации, но добейся выполнения задачи!

— А если он откажется общаться? — Гепретион уже достаточно пришел в себя, чтобы мыслить здраво, полагая, какие именно трудности способны возникнуть на пути достижения цели. — Например, элементарно не станет говорить со мной, или будет избегать определенных тем?

— У меня нет ни плана действий, ни инструкций, — признался Олг. — Все произошло неожиданно. Я получил информацию лишь сегодня утром. У нас нет времени на раскачку или наблюдение. Некогда подбирать ключики.

— Не понимаю, — Гепретион действительно был сбит с толка. — К чему такая спешка? Куда он денется? Большинство систем контролируются Ц'Остами. Ему некуда лететь, везде ведь твои агенты, Олг! Или ты что-то недоговариваешь?

Олг вновь принялся нервно расхаживать по медицинскому отсеку.

— Есть одно обстоятельство, заставляющее торопиться, — наконец признал он. — Человек привел фрегат в систему Нерг через нефункционирующие врата. Ты понимаешь?

— Теперь — понимаю, — кивнул Гепретион, уже едва сдерживая захлестнувшие рассудок эмоции. — Это означает, что тайна технологии Армохонтов раскрыта свободным человеком, — уточнил он, с мстительным удовольствием наблюдая, как Олг вновь теряет контроль над собой.

Как же ему страшно сейчас.

Гепретион многое видел на своем веку, за его плечами был опыт многолетней, затянувшейся борьбы, что вели между собой различные группировки, пытаясь обрести полный контроль над обитаемыми звездными системами, и сейчас он абсолютно ясно понимал: начинается большая, жестокая игра без правил. Олг наверняка не единственный, кто этим утром получил информацию от Ц'Остов. Метаморфы двурушничали, заискивали перед сильными мира сего, не считая такое поведение зазорным. Гепретион не осуждал их. У каждой космической расы свой менталитет. То, что постыдно, к примеру, для человека или Хонди, вполне приемлемо и даже естественно для Ц'Оста или Звенга.

— Я сделаю все, что ты скажешь, — он нашел в себе силы сесть и склонить голову, демонстрируя покорность.

— Тогда собирайся немедленно. Транспортный корабль уже ждет тебя.

— Один вопрос.

— Да. Говори.

— Почему ты не применишь силу? Не захватишь корабль и человека?

— Нет! Только в крайнем случае! — нервно запротестовал Олг. — Мы не знаем, откуда он появился. Где гарантия, что там, — он сделал жест, означающий некую неопределенность, — что там нет других свободных людей , умеющих обращаться с боевой техникой Армохонтов?

— Я тоже умею обращаться с боевой техникой Армохонтов, — резонно напомнил ему Гепретион. — Все расы в большей или меньшей степени зависимы от технологий строителей сети.

— Да, но еще никто не демонстрировал способность активировать утраченные навсегда элементы транспортной системы. А он сумел.

Олг пристально посмотрел на наемника и добавил:

— Выполни мое задание, и я исполню твою мечту.

— Какую? — с недоброй усмешкой переспросил Гепретион.

— Я отпущу тебя. Верну стертую память. Ты сможешь поселиться на одном из миров, в анклаве людей, и жить счастливо, по меркам своей расы, конечно.

Отпустить наемника? Да он с ума сошел от страха. Или не сошел… Но тогда он лжет. Что, в общем-то, не странно. Они убьют меня, как только я выполню задачу. И получат власть как минимум над сотней изолированных в данный момент звездных систем сектора.

Играть придется тонко, и жестоко, на грани фола, а может и за гранью.

Откуда в разуме наемника вдруг появились явно не присущие ему, крамольные мысли? Почему он вдруг решил, что будет действовать по обстоятельствам?

Надежда. Она ожила в груди, встрепенулась как птица, принесла смятение чувств, и одновременно мобилизовала волю, помогая сохранять внешнее хладнокровие.

— Я готов лететь, — произнес Гепретион. — Пусть Хонди сделают еще одну инъекцию стимулятора.

Олг кивнул. Ему было все равно: загнется его лучший наемник от слишком сильной дозы стимулирующих веществ, или выживет. Последствия наступят не ранее чем через трое-четверо суток, а к тому времени он уже справиться с заданием. Должен, обязан справиться, иначе…

О последствиях провала намеченной операции Олг старался даже не думать.

Однажды его предкам удалось в корне изменить историю целого сектора Обитаемой Галактики, и вот теперь, когда оставалось приложить небольшие усилия, чтобы завершить начатое, вдруг появляется этот Хомо…

Олг без преувеличения представил, как «колесо истории» застыло в шатком равновесии — не то, скрипнув, совершит очередной оборот, не то, застыв в «мертвой точке», вдруг начнет обратное движение.

* * *Станция «Н-болг» системы Керг. Год спустя…

Человек, путешествующий на борту боевого фрегата Армохонтов, быстро превратился в живую легенду.

Большинство слухов о загадочном Хомо и его корабле, были, конечно, сильно преувеличены, искажены, приукрашены, но в основном (опуская красочные подробности) они отражали правду: Андрий-скиталец, как прозвали его на станциях «Н-болг», был неуловим. За ним гонялись наемники Эшрангов, с ним жаждали встретиться многие представители иных рас, но Логинов всегда появлялся внезапно, нигде не задерживался более нескольких часов, требующихся для меновой торговли с Ц'Остами, и снова исчезал, уводя грозный боевой фрегат в очередной смертельно-опасный прыжок через разрушенные врата, к мирам, где вот уже сотни лет никто не жил, да и не бывал там.

Одни говорили, что он потерял родину и обезумел.

Другие утверждали, что он прибыл от Армохонтов, и производит разведку, собирает данные, чтобы обеспечить возвращение древней расы, которая восстановит былой порядок и справедливость.

Третьи называли его просто авантюристом, поставщиком древней техники на службе у Ц'Остов.

Короче, правды не знал никто.

Логинова действительно нетрудно было признать за безумца.

Он столько повидал за истекший год, что хватило бы на сотню человеческих жизней, что не могло не отразиться на его облике и поведении.

В систему Керг Андрея привела лишь необходимость: три последовавших один за другим прыжка оказались весьма неудачны, вопреки обыкновению он посетил системы, лишенные даже остатков существовавших там колоний, и как следствие — попусту истратил ресурс фрегата, не получив новой информации и не сумев пополнить запасы активного вещества.

На станции «Н-болг» ему пришлось задержаться, ожидая, пока Ц'Ост, к которому он обратился сразу по прилету, выяснял, смогут ли сородичи-метаморфы снабдить гостя необходимым расходным материалом для маневровых двигателей.

* * *

Его появление в баре центрального сегмента станции не прошло незамеченным.

Система Керг находилась под негласным контролем одного из влиятельных кланов цивилизации Эшранг и неудивительно, что на борту огромного древнего комплекса оказалось сразу несколько представителей «старшей расы» …Ролг проследил взглядом за вошедшим в бар человеком и тут же, словно прочитав мысли представителя древней космической расы, у кресла за спинкой, внезапно появился Ц'Ост.

— Опасный Хомо… — едва слышно пробормотал он на универсальном языке. — Появился у нас два часа назад.

Метаморф по непонятной причине решил выступить в роли добровольного осведомителя, что само по себе насторожило Эшранга.

— Прилетел на корабле Армохонтов — боевом корабле, смею заметить, — тем временем продолжал нашептывать Ц'Ост.

Ролг, проследив взглядом за Логиновым, спросил:

— Что тебе еще известно о нем? Он раньше появлялся в системе Керг?

— О, да, появлялся. Дважды, — охотно ответил Ц'Ост. — Сначала Хомо был слабым. Он тосковал, шел на очень большой риск, пытаясь найти свою планету, которой уже, наверное, давно не существует. Он потерялся. Его обмануло время.

— И что изменилось? Теперь он стал сильным?

— О, Андрий, — Ц'Ост невольно исказил звучание человеческого имени, произнеся его на свой лад, — он никого не боится. Хомо летает к мирам, куда уже давно не ведут надежные, проложенные Армохонтами пути. Его тоска сильнее страха и здравого смысла. Я слышал, в системе Зирт Звенги хотели отнять его корабль, — метаморф хихикнул. — Зря хотели. Андрий их прогнал.

— Прогнал или убил? — с некоторым раздражением уточнил Эшранг.

— Прогнал, прогнал, — с готовностью ответил Ц'Ост, так и не показавшись из-за спинки кресла. — Метаморфы благодарны Хомо. Звенги были плохими. Они грабили торговцев, присваивая себе товары. Хотели даже захватить «Н-болг», но Андрий не дал им своего корабля.

— Он так плохо относиться к существам иных рас?

— О нет, нет, он тоскует, думает о своей родине, к другим расам относиться спокойно, но то были совсем плохие Звенги. Они хотели только убивать, грабить и захватывать «Н-болг», — продолжал наушничать Ц'Ост.

— Ты повторяешься, — раздраженно ответил Эшранг.

— Больше ничего не могу сказать. Он скрытный. Но у меня есть интересная запись камер наружного наблюдения. За отдельную плату разумеется.

— Сначала я должен посмотреть, — ответил Эшранг.

— О, запись интересная, очень интересная, — еще более оживился Ц'Ост.

— Я сказал: сначала нужно посмотреть. Или ты сомневаешься в моей платежеспособности?

— Как можно? — Метаморф рефлекторно принял защитный окрас, полностью слившись с окружающими предметами. — Эшранги — уважаемая раса, и я…

— Ну, хватит. Пойдем, покажешь, что у тебя есть на этого Хомо.

* * *

Ц'Ост не солгал Эшрангу, — капитана Логинова действительно снедала тоска.

Его вера в возможность отыскать путь к Земле не исчезала, но тускнела.

Сколько рискованных, но бесплодных попыток отыскать Солнечную систему он предпринял за истекший год? Не сосчитать…

…Перед ним на столе стояли два незамысловато украшенных геометрическими орнаментами сосуда. Напиток забвения, предлагаемый Ц'Остами, давно уже не приносил покоя и умиротворения.

Капитан все чаще начинал задумываться, а что я стану делать, если пропадет последняя надежда?

Напряженный поиск, постоянно проходящий на грани смертельного риска, измотал не только его — фрегат после года скитаний по опасным звездным системам, давно нуждался в ремонте, все труднее стало доставать топливо для реактивных двигателей систем ориентации и активное вещество для силовых установок «Витязей», надежно спрятанных в трюмах исполинского корабля, но на самом деле являвшихся главным элементом его модернизированной силовой установки.

Положение можно исправить, если сделать паузу, на время прервать поиски, согласиться на одно из часто поступающих к нему предложений, в основном исходящих от Ц'Остов. Действительно, что ему стоило перевезти для метаморфов сотню-другую тонн грузов? Пустяк по сравнению с любой из его опаснейших вылазок.

На той же станции системы Нерг, он вполне мог бы произвести необходимый ремонт корпуса фрегата…

Мысли хоть и верные с точки зрения текущей необходимости, но воспринимались они тяжело, как предательство по отношению к Земле, к людям, которые возможно находятся в плотном кольце блокады «братьев по разуму» или того хуже — ведут борьбу за выживание цивилизации.

Я знаю, что путь к Земле существует,  — в который раз мысленно повторял себе Андрей.

Знаю и сижу тут, подумывая, что надо бы поработать на «братьев по разуму».

Мысль вызвала глухую злобу, хотя Андрей прекрасно понимал, что ни одна из «младших рас» напрямую не причастна к событиям, потрясшим Землю и первую внесистемную колонию Человечества. Да собственно и их «наставники» тут не при чем, — если верить официально распространяемой версии событий, то они сами пали жертвой нашествия загадочных механоформ. Если ранее Логинов мог испытывать граничащую с ненавистью неприязнь хотя бы к Эшрангам, то теперь даже для таких чувств уже не существовало объективного, справедливого повода.

Наверное, поэтому, увидев, что к его столику неторопливо, вразвалку идет нелетающая птица, он подавил рефлекторное желание схватиться за оружие.

— Приветствую тебя, Хомо, — Эшранг дождался пока «умное» кресло трансформируется, и неуклюже взгромоздился на специальный валик, выдвинувшийся вместо подголовника. Его когти глубоко впились в податливый материал.

Логинов, уже достаточно поднаторевший в языке универсального межрасового общения, прекрасно обходился без посредства автоматической системы перевода.

— Птица, — он злонамеренно не использовал слово «Эшранг», — если желаешь говорить со мной, советую выучить термин «Человек».

— Лучше я стану называть тебя по имени, Андрий, — спокойно, даже дружелюбно отреагировал тот. — Можешь называть меня «птицей», «Эшрангом» или как-то еще, я не обижусь.

Логинова насторожил подобный ответ. Обычно Эшранги болезненно реагировали на непочтительное обращение. Значит, ему что-то действительно нужно от меня,  — мысленно рассудил Андрей.

— Тогда назови свое имя, и станем говорить, как равные. Я не признаю деления на «старшие» и «младшие» расы, — Логинов намеренно провоцировал Эшранга, потому как терять, по большому счету, ему было нечего.

— Можешь называть меня Ролг.

— Прекрасно, Ролг, и что тебе нужно?

— Немного твоего терпения, Андрий, — Эшранг крепче впился когтями в «насест». — Я слышал о тебе много… странного.

— Например? — нахмурился Логинов.

— Ты храбр, но твоя храбрость граничит с безрассудством. И не спорь. Прыжки с использованием сломанных врат, говорят именно об отчаянном безрассудстве. Ты что-то ищешь, но не можешь найти. Нечто столь важное для тебя, настолько важное, что смертельный риск не выглядит чрезмерной платой за информацию, верно?

Витиеватая, а местами не совсем понятная речь Ролга пришлась Логинову не по душе. Одно он понял со всей очевидностью: Эшранг знает намного больше, чем предлагают местные слухи.

— Ты ошибаешься. Неисправные врата лишены энергии, — справившись с секундным смятением мыслей, ответил Андрей. — Они не функциональны, и совершить прыжок с их помощью невозможно.

— Тогда почему твой корабль, проходя сквозь неработающие устройства, вдруг исчезает?

— Ты это видел? — невозмутимо парировал Логинов.

— Я видел запись, — лениво отозвался Ролг. — Запись камер наружного наблюдения станции. Ц'Осты не брезгуют торговать информацией, тебе это должно быть хорошо известно. Они перенастроили системы слежения так, чтобы те держали твой корабль под постоянным наблюдением. Пару месяцев назад ты уже появлялся в системе Керг, верно?

Логинов не стал отрицать очевидного факта.

— Да, я уже не в первый раз прилетаю на станцию.

— И в последний раз ты появился вот отсюда.

Ролг неуловимым для глаза движением активировал миниатюрный прибор. Над поверхностью стола возникла небольшая, но подробная голографическая проекция. На записи, сделанной системами слежения станции «Н-болг», был запечатлен момент прыжка фрегата Армохонтов из «нормального космоса» в пространство аномалии.

— Странно, правда? — Ролг указал на парящие в космосе обломки. — Часть Врат не работает, к ним даже не подается питание, а твой корабль, Андрий, немыслимым образом переходит в аномалию. Забавно, но как тебе это удается?

Логинов, слушая Ролга, одновременно решал весьма непростую дилемму — убить Эшранга немедленно, или все же побеседовать с ним?

С одной стороны птица знает слишком много. Цена вопроса не соизмерялась в эквиваленте материальных благ — Логинов был абсолютно уверен, что устройства гипердрайва, разработанные на Земле и смонтированные на опытных образцах машин класса «Витязь», не имеют аналогов среди технологий иных цивилизаций.

И опять, так некстати, с особой болезненной остротой вставал вопрос: кто я? Изгой, пылинка, оставшаяся от погибшего либо деградировавшего Человечества или все-таки — представитель могучей цивилизации, волею рока оторванный от нее?

Множество мыслей вихрем пронеслись в рассудке капитана Логинова, за неполную минуту, отпущенную ему для принятия решения.

Он четко понимал — убийство Эшранга не устранит возникшей проблемы, а лишь убедит Ц'Остов в чрезвычайной ценности информации, относительно странного Хомо и его корабля.

Прикидывая свои шансы, Андрей не сумел составить сколь либо оптимистичного прогноза. Устранять любопытного Эшранга непосредственно на борту станции нельзя. Даже прорвавшись с боем к кораблю, и успешно покинув вакуум-док «Н-болга», он совершит непоправимый поступок, лишит себя возможности проводить планомерные исследования, поставит крест на поисках пути к возвращению на Землю.

Плодом недолгих, но глубоких размышлений стал его ответ:

— Ролг, ты зря доверяешь Ц'Остам. Их познания неглубоки, а наблюдения поверхностны. Наши цивилизации контактировали в прошлом, и ты должен быть прекрасно осведомлен, что технологии людей радикально отличаются от всего, что было создано Армохонтами.

— Выражайся яснее, Андрий! — едва ли не в ультимативной форме потребовал Эшранг, и тут же, будто спохватившись, добавил, склонив покрытую редким пухом голову: — Иначе мы будем очень долго играть словами, ссылаясь на семантическую пропасть и прочую ерунду.

— А какое тебе дело до того, куда и каким способом я перемещаюсь? — все же Логинов не был настолько наивен, чтобы поверить в миролюбивые намерения Ролга.

— Я представляю «старшую расу» и вправе задавать любые вопросы. Советую поучиться у Ц'Остов покладистости и повиновению. Я хочу знать, каким образом твой корабль переходит в иное пространственное измерение, при помощи заведомо негодных устройств?

Логинова не нужно было специально злить. Он и так постоянно находился на грани срыва. Чудовищная пустота, дыхание которой он ощущал с той минуты, как понял, что вокруг на сотни, а, быть может, и на тысячи световых лет нет ни одного человека, день за днем медленно, но верно уничтожала его рассудок.

Несильным толчком ноги Андрей отпихнул кресло с Эшрангом от стола, произнеся при этом:

— Посмотри на мою руку, птица. И не забывай: мне плевать на «старшие» и «младшие» расы. Я человек.

Ролг повел зрачками.

Правая рука Логинова сжимала какое-то оружие, неизвестной Эшрангу конструкции.

Ролг ответил надменно-раздраженным шипением. Прибор, закрепленный на его шее, в виде поблескивающего кольца, заискрился индикацией.

Логинов усмехнулся.

— Искажающее поле тебе не поможет. Оружие в моих руках не энергетической природы.

— Ты угрожаешь мне, потому что ненавидишь Эшрангов?

Пустота внутри.

Сосущая пустота, лишь звуки Лунной сонаты Бетховена тоскливо бьются в изможденном рассудке, да еще чернь пространства, разлившаяся на экранах обзора станции, да холод и вес пистолета в руке…

Безумие одиночества.

Не жизнь — наработка на отказ.

Что у меня осталось от прошлого? Подаренная Юрановым горошина цифрового плеера в ухе, именной металлопластиковый «АПС» с последней неизрасходованной обоймой, да смертельная, неизбывная тоска, уже практически пожравшая разум?

— Ничего личного, Ролг, — пересилив себя, хрипловато ответил Логинов. — Хочешь иметь со мной дело — усвой несколько правил.

— У человека есть свои правила? — искренне удивился Эшранг.

Лунная соната угасла тихими, едва слышными аккордами, чтобы вновь зазвучать «по кругу».

— Не иронизируй, — хмуро предупредил Андрей. — Должно быть ты в курсе, что я прошел через аномалию и потерял путь назад к Земле. Его и ищу. И потому…

— Достаточно, — осмелился прервать его Эшранг. — К сожалению, путь к Земле я тебе указать не могу, хотя и слышал о такой планете. К Солнечной системе не ведет действующих гиперпространственных тоннелей, иначе наши отношения заметно бы упростились.

Последние фразы Ролга болезненным эхом отдались в рассудке Логинова.

Нет действующих тоннелей.

Он подозревал, что Эшранги знают точный навигационный путь, ведущий к Солнечной системе, но контактировать с ними Андрей опасался. Ему до сих пор оставалась непонятна роль Эшрангов в событиях, предшествующих его роковому прыжку, да и их действительное положение в современном мире было как-то смазано, завуалировано.

Что ж. Они претендуют на звание «старшей расы», их господство в большинстве звездных систем неоспоримо, и подобная встреча рано или поздно должна была произойти. Конечно, начиная рискованные поиски, Логинов всерьез надеялся, что ему удастся избежать контактов с Эшрангами, отыскать путь к Земле раньше, чем молва о его «подвигах» заставит серьезно обеспокоиться существ, явно претендующих на абсолютную власть в пространстве обозримого космоса.

Убить Эшранга и уйти в прыжок,  — злобно нашептывало подсознание.

— Ты говорил о правилах, Андрий. Я готов их выслушать, — нарушил его мысли голос Ролга.

Логинов поднял взгляд.

— Они просты, — ответил капитан, стряхивая оцепенение внезапных мыслей. — Любое сотрудничество должно быть взаимовыгодным. Я не склонен подчиняться приказам, но готов выслушать предложения и участвовать в совместном проекте, если он хоть в чем-то совпадает с направлением моих поисков.

— Это все?

— В общих чертах, — ответил Логинов, сознательно оставляя себе небольшую возможность для маневра.

Эшранг издал несколько щелчков, подзывая обслуживающий механизм, затем клювом набрал на его панели заказ.

— Я угощаю. Убери оружие, Андрий. Система анализа показывает, что выстрел не только способен убить меня, но и может повредить обшивку станции. Удивительно, почему Ц'Осты позволяют тебе разгуливать с таким вооружением по отсекам «Н-болга»?

— Они не настолько умны, как пытаются показать.

— Но маневры твоего корабля метаморфы не только разглядели, но и сделали из информации соответственные выводы.

— Они строят догадки не более того, — спокойно парировал выпад Эшранга Андрей. — Если тебя так сильно заботят неработающие врата, скажу, что это… не совсем верно. Некоторые элементы конструкции действительно разрушены, либо лишены энергии, однако до меня никто не пытался реально выяснить их функциональность. Пилоты транспортных кораблей не склонны рисковать своими шкурами.

— А тебе уже нечего терять, верно? — Ролг погрузил клюв в сосуд с напитком, принесенный обслуживающим механизмом.

Андрей к своей порции дарующего эйфорическое состояние зелья даже не притронулся.

— Каждому живому существу есть что терять. Для торговцев рискованные эксперименты весьма сомнительны в плане их дальнейшей окупаемости, — пояснил он. — Что они найдут, совершив прыжок в неизвестность? Разоренные планеты? А смогут ли их корабли вернуться назад? Нет, им нет смысла рисковать.

— А у тебя такой смысл есть?

— Естественно. Я знаю, что к Земле раньше вели гипертоннели, — ответил Логинов. — Меня не интересуют планеты по ту сторону, моя цель — древние узловые станции.

Эшранг ответил не сразу. Он вновь погрузил клюв в напиток, сделал несколько судорожных (в восприятии человека) глотков, и только затем произнес:

— Я начинаю понимать тебя, Андрий. И все же, устройства врат по моим сведениям действительно нефункциональны.

— Это не так. Основные системы в большинстве случаев не пострадали. Они находятся в ужасном техническом состоянии — согласен. Но ведь никто не пытался исследовать их, устранить неисправности, верно?

Выдержав паузу, но, не дождавшись ответа, он завершил мысль:

— Я всего лишь проявил одно из качеств, присущее людям, а именно — смекалку.

Глаза Эшранга подернулись тонкой мутной пленкой. Он задумался, очевидно, выясняя значение только что произнесенного Логиновым термина.

— Изобретательность? — наконец выдвинул он свою версию.

— Да, — кивнул Андрей.

— И в чем же секрет?

— Секрета не существует. Повторяю: многие из древних устройств действительно пострадали, но не настолько, чтобы их нельзя было реанимировать.

— Каким образом?

— Я оснастил фрегат устройствами излучателей, настроив их на параметры, позволяющие осуществлять дистанционную накачку накопителей древних систем внепространственной транспортировки. Кроме того, в моем распоряжении оказались запасные части, которые перевозил найденный мной корабль Армохонтов. Иногда достаточно нескольких минут, чтобы заменить поврежденный блок. Камеры станции «Н-болг» не в состоянии зафиксировать подобную операцию. Расстояние слишком велико.

— Ты подаешь энергию на устройства пробоя метрики прямо с борта своего корабля?

— Да. А что в этом сверхъестественного? Все подсистемы, созданные Армохонтами, могут подзаряжаться извне, особенно аварийные накопители.

— Да, действительно… — Ролг испытал некоторое замешательство от столь простого и очевидного ответа.

— Далее, после накопления достаточного заряда аварийные подсистемы автоматически реактивируются, а Алгиты, через каналы связи получают доступ к навигационной информации, хранящейся в запоминающих устройствах. Это ведь элементарная операция, верно?

Эшрангу не оставалось ничего иного, кроме как утвердительно кивнуть.

— Твои слова многое объясняют, — с нотками уважения произнес он. — Итак, Врата, которые мы считали нефункциональными, на самом деле можно использовать?

— Не все, но многие, — уклончиво ответил Андрей.

Он не собирался открывать Эшрангу истины, и в то же время, вспоминая стычку с Хондийским торговцем, понимал — пока не найден путь к Земле, а он находиться в окружении иных рас, оружие — не лучший способ решения проблем.

В действительности для прыжка с использованием древних устройств требовалось колоссальное количество энергии. Ему бы пришлось затратить годы, чтобы привести в рабочее состояние хотя бы один из бездействующих древних транспортных порталов. Логинов поступал проще — через Алгитов он снимал точные значения параметров, необходимых для пробоя метрики пространства и прыжка с выходом в заданной точке реального космоса, затем вводил данные в бортовые компьютеры «Витязей», осуществляя гиперпереход посредством силовых установок трех истребителей, интегрированных в схему фрегата… но Эшрангу знать об этом совершенно незачем.

— Я недооценивал тебя, Андрий, — произнес Ролг.

Логинов лишь пожал плечами.

Ситуация по-прежнему оставалась напряженной и неопределенной.

— Твоя очередь, Ролг, — капитан, наконец, сделал небольшой глоток «напитка забвения». — Или теперь, зная как активировать древние устройства, ты более не нуждаешься в сотрудничестве?

Эшранг нервно заерзал на своем «насесте».

— Напротив, Андрий, теперь я готов заключить с тобой договор.

— О чем пойдет речь? Что осторожный Эшранг позабыл по ту сторону бездны, среди уничтоженных механоформами миров?

Ролг приподнял крыло, указав на экран обзора, где как раз возникло изображение целой секции полуразрушенных врат.

— Там, — он сделал неопределенный жест, обозначающий очень большое расстояние, — там моя родина. Планета, утраченная моей расой.

— Ностальгия? Экстремальный туризм?

Эшранг не принял прозвучавшего в голосе Логинова горького вызова.

— Ты ищешь Землю. Я ищу Эшр. Здесь наши планы совпадают, и этого на первое время достаточно, верно?

Логинов кивнул.

— Давай говорить предметно, Ролг, — Андрей мысленно взвешивал все «за» и «против».

— Не совсем понимаю тебя Андрий. О каких предметах ты желаешь говорить?

— Извини. Неправильно сформулировал. Я хочу иметь четкие гарантии личной безопасности. Боевой фрегат Армохонтов, как я успел убедиться, представляет огромную ценность и завладеть им хотели бы многие. Как видишь, я говорю прямо, и надеюсь, что моя прямота не будет воспринята как оскорбление.

Эшранг издал щелкающий звук.

— Моя раса господствует в космосе. Величие Эшрангов ни у кого не вызывает сомнений.

Величие или мания величия?  — подумал Андрей, но вслух ничего комментировать не стал.

— Мой клан обладает космическим флотом, насчитывающим сотни кораблей. Такая мелочь, как фрегат нас не интересует и не беспокоит.

— Хорошо, что ты не обиделся, — не удержавшись, поддел его Логинов. — Ладно, продолжим. Допустим, что я соглашусь принять тебя на борт. Что дальше?

— Я увижу свой мир. Узнаю, остался ли там очаг цивилизации после нашествия механоформ.

— Расскажи мне о механоформах. Откуда они появились? Почему они стали разрушать?

— Я мало знаю о механоформах Андрий. Они принесли неисчислимые беды, разрушили транспортную сеть, уничтожили жизнь на десятках развитых планет. Все что ты видишь — это лишь обломки былого величия.

— Величия Эшрангов?

— Нет. Не мы создали «Н-болги». Станции — творение Армохонтов.

— Я часто слышу об этой загадочной расе. Но ни разу не видел, ни одного ее представителя.

— И не увидишь. Армохонты погибли в схватке с механоформами. Все их планеты сожжены дотла. Быть может, в отрезанных от нас глухих уголках космоса кто-то и уцелел, но мы об этом не узнаем. В пределах действующей сети Армохонтов нет. К сожалению.

Не странно ли? Целая раса, уничтоженная под корень.

— Кто-то должен был уцелеть. Хотя бы на станциях.

— Мне неизвестны все подробности тех событий. Они происходили давно, — ушел от ответа Ролг. — Я не отрицаю, что часть Армохонтов могла спастись, но в таком случае они покинули наше пространство. Галактика велика. Когда мои предки вновь вышли в космос, транспортная сеть уже была разрушена. Станции «Н-болг» захвачены разными расами, восстановившими межзвездную торговлю, но ни одного Армохонта я никогда не видел. Как и ты, я лишь слышал о них.

Слова Ролга если не развеяли сомнения Андрея, то, по крайней мере, притупили их.

Действительно, что прицепился к птице? Желание Ролга попасть на родину предков вполне понятно. Разве я сам не использовал бы малейшую, пусть самую призрачную возможность вернуться на Землю, узнать, что произошло с цивилизацией за истекшие триста лет?

— Два условия, Ролг.

— Готов слушать, — кивнул Эшранг.

— Ты летишь один. Это первое условие. Второе — ты заплатишь мне.

— Чем?

— Информацией. В прошлом наши цивилизации контактировали между собой. К Земле вели каналы внепространственной транспортировки. Возможно, ты и вправду ничего не знаешь, я даже допускаю, что у твоего клана нет нужных сведений, но, если желаешь попасть в систему Эшр, ты достанешь требующиеся мне навигационные данные.

Эшранг ответил не сразу.

После некоторых раздумий он все же кивнул, и без особого энтузиазма произнес:

— Мне потребуется некоторое время для отправки запроса.

Андрей кивнул.

— Я понимаю. Итак, о чем мы договариваемся?

— Врата, ведущие в Эшр, расположены подле станции «Н-болг» системы Айби. Я буду там через сутки. Если тебе удастся реактивировать врата и доставить меня в систему Эшр, я в обмен предоставлю все данные о Земле, которые моя раса сумела сохранить в период смутных времен, наступивших после удара механоформ.

Андрей сомневался в искренности Эшранга. Заманчивая, но небезопасная сделка.

Впрочем, риск уже давно стал частью его жизни.

— Ты летишь один, — напомнил он о первом условии.

— Да.

— В таком случае, я согласен. Через сутки встречаемся в системе Айби.

* * *Борт фрегата Армохонтов. Сутки спустя…

Соглашаясь на рискованное предложение, Андрей действовал отнюдь не бездумно.

Во-первых, он понимал, что, двигаясь от одной звездной системы к другой, он постепенно входит в зону тотального господства расы Эшрангов. Если на станции «Н-болг» системы Нерг их влияния практически не ощущалось, то Керг и Айби плотно контролировались птицами.

Во-вторых, шила в мешке не утаишь. Слухи о фрегате Армохонтов и странном Хомо, распространялись быстрее, чем продвигался он сам. Оставить без внимания неконтролируемую силу, которую, несомненно, представлял собой боевой корабль, находящийся в руках человека, Эшранги попросту не могли.

Андрей собирался приложить все усилия, чтобы Ролг поверил в его версию о частичном ремонте древних устройств. Тогда он успокоиться, вопрос относительно способа перемещения фрегата между мирами будет снят.

«Я доставлю его в систему Эшр, получу информацию и скроюсь, — рассуждал Логинов. — Вряд ли Эшранг станет привлекать флот, он слишком самонадеян, ну а если подле станции Айби меня будет ожидать нежелательная встреча, я всегда смогу уйти в аномалию. Никто ведь не знает, что в грузовых отсеках фрегата смонтирован мобильный гиперпривод».

Андрею казалось, что он тщательно взвесил все «за» и «против», предусмотрел вероятные осложнения и выработал четкий план выхода из нежелательных ситуаций. На всякий случай он заблокировал отсеки, где были запаркованы «Витязи» и установил устройства самоликвидации, которые сработают лишь в том случае, если кто-то, не знающий кодов доступа, попытается проникнуть в запретные зоны на борту фрегата.

Он предупредил Алгитов о возможных осложнениях, приказав им в случае неприятностей, немедленно покидать корабль на спасательной капсуле.

Как говорили древние: «к опасности все готово».

В системе Айби неприятных сюрпризов не случилось.

Ролг прибыл на борт фрегата один, как они и уславливались. Челнок, отправленный со станции «Н-болг», высадил пассажира и тут же ушел обратно.

— Приятно видеть тебя, Андрий. Ты не изменил решения.

— Ставка для меня велика, — не покривив душой, ответил Логинов. — Ты достал координаты Земли в системе транспортной сети Армохонтов?

— Да. Все данные тут, — Ролг коснулся кончиком крыла своей головы. — Я передам тебе информацию, когда мы высадимся на поверхность Эшра.

— Мы?

— Конечно. А разве ты не станешь меня сопровождать?

— Высадка на планету не входит в мои планы, — нахмурился Логинов.

— Я буду просить тебе об этой услуге. Мне одному… страшно, — признался Эшранг.

— Кого ты опасаешься?

— Механоформ. Мы мало знаем о них. Тебе встречались враждебные механизмы на разоренных мирах, Андрий?

— Нет.

— Это вселяет надежду. Но все равно я буду настаивать, чтобы ты сопровождал меня.

— Посмотрим по обстановке.

Андрей не собирался давать Эшрангу твердых обещаний. Речь шла лишь о его доставке в систему Эшр, не более.

— Ладно, обсудим это по прибытии, — не стал настаивать Ролг.

* * *

Три часа ушло у Логинова, чтобы сблизиться с указанными Ролгом разрушенными вратами, и выслать к поврежденной конструкции группу ремонтных механизмов. Андрей не препятствовал Эшрангу наблюдать за их работой; технические боты, оснащенные гибкими манипуляторами, действительно сменили в пострадавшей от воздействия энергетического оружия конструкции полтора десятка блоков, затем начался достаточно длительный процесс накачки аварийных накопителей древнего устройства, после чего Алгиты смогли установить связь с навигационными модулями врат, получив от них необходимую информацию.

— Через тридцать минут я буду готов начать попытку входа в аномалию, — наконец объявил Логинов. — Тебе лучше занять кресло и пристегнуться.

— Я не смогу, — Эшранг критически осмотрел место пилота, оборудованное под анатомию человека.

— Не проблема. Я специально для тебя позаимствовал универсальное кресло, — ответил Андрей, указав на дальнюю часть отсека управления. — Пристегнись и жди.

Кресло для Эшранга было установлено с таким расчетом, чтобы он не мог детально рассмотреть всех осуществляемых вручную манипуляций.

Ролгу не оставалось ничего иного, как последовать указаниям Логинова.

* * *

Как и рассчитывал Андрей, процесс инициации гиперпространственного перехода выглядел для Эшранга эффектно, но абсолютно непонятно.

Призрачное сияние, неизменно сопровождающее возникновение пространственно-временной аномалии, озарило обшивку фрегата, сполохами пронеслось по конструкции древних устройств, — в серии холодных, брызжущих вспышек было невозможно разобрать, где расположен источник, генерирующий визуальные эффекты.

Логинов добился своего, Эшранг при всем желании не сумел бы понять, что устройства, сформировавшие аномальное пространство, базируются на борту фрегата.

Он лишь потрясенно наблюдал, как разлилась на экранах чернильная тьма, а затем, спустя краткий промежуток времени обшивку озарила еще одна вспышка, в секторах обзора тягучими росчерками света мелькнули звезды, зрение на секунду дало сбой, как будто имело место потеря сознания, а когда пелена мгновенного беспамятства отступила, прокатившись по телу волной дурноты, он увидел усеянную холодными немигающими блесками чернь космоса, подсвеченные призрачными сполохами света практически не пострадавшие устройства древней транспортной сети и… серо-голубой полумесяц планеты…

— Эшр…

— Ну, тебе виднее, — произнес Логинов.

К своему удивлению он, взглянув на показания сканеров, не обнаружил на орбитах родной планеты Эшрангов крупных скоплений обломков, так всякий мусор.

— Похоже, твоя родина не пострадала от нашествия механоформ. Нет следов космических сражений.

— Эшр оказался беззащитен… — севшим голосом ответил Эшранг. — Все боевые единицы были посланы на защиту иных систем.

— А орбитальные станции? Спутники? Внутрисистемные корабли?

— Ты мало знаешь о нашей цивилизации, Андрий. Мы не строили орбитальных комплексов, не создавали внутрисистемных колоний. На Эшре не базировалось промышленности.

— Почему?

— Мы жили иначе. Ты все увидишь сам.

— По-прежнему настаиваешь на сопровождении?

— Прошу, — голос Эшранга обрел несвойственную ему мягкость. — Мне… жутко. Я никогда не бывал на родной планете.

— Ладно, — подумав, согласился Логинов. — Все равно кто-то должен доставить тебя обратно, а ожидание для меня всегда утомительно.

Ролг не ответил. Его взгляд был прикован к экранам внешнего обзора.

* * *

Спустя час, сблизившись с планетой, Логинов передал последние инструкции Алгитам.

— Посадочный модуль готов, — сообщил он своему пассажиру.

— Вот, возьми, — Эшранг протянул ему кристаллодиск. — Тут навигационная информация, о которой ты просил. Пока мы находимся внизу, Алгиты смогут проанализировать ее.

Андрей не ответил. Взяв диск, он взглянул на невзрачный носитель информации, веря и не веря, что годичный поиск завершится вот так просто, банально…

— Мы идем?

Логинов кивнул. Он страстно хотел просмотреть содержимое переданного ему кристаллодиска, но не стал опрометчиво вставлять его в гнездо считывающего устройства.

Нельзя проявлять беспечность. Мало ли какие данные содержит носитель? А если на нем, кроме навигационной информации записаны вредоносные данные?

Он не был склонен слепо доверять Эшрангу, и подвергать риску колонию Алгитов.

— Идем, — он решил, что просмотрит данные по возвращении, с использованием отдельного, изолированного от сети корабля терминала.

* * *

Высадка на Эшр проходила без осложнений.

Логинов вывел спускаемый модуль на орбитальный виток, обратив внимание на странные сигналы, пятнами расположившиеся в зоне эффективного сканирования.

— Что это? — спросил он у Эшранга.

Тот взглянул на показания сканирующих комплексов и ответил:

— Летающие города моего народа. Удивительно, что они до сих пор находятся в воздухе, а не рухнули на поверхность.

— Вы овладели тайнами гравитации? — спросил Андрей, попытавшись представить, что за сила способна удерживать в воздухе целые города.

— Это технология Армохонтов, — ответил Ролг. — Величие моей расы в древности и мудрости. Мы не шли по пути технического прогресса, оставаясь мыслителями.

Через некоторое время модуль начал плавный вход в атмосферу.

Андрей внимательно, напряженно следивший за показаниями сканирующих комплексов, пока что не находил подтверждения угнездившейся в душе смутной тревоге.

Планета, покрытая растительностью, хранила уродливые шрамы от ударов плазмы, над горами, океанами и равнинами действительно парило полтора десятка крупных платформ, на поверхности которых четко различались руины строений необычной для человека архитектуры.

Никаких признаков сохранившейся цивилизации, — следов современной жизни не наблюдалось, в эфире царила тишина, атмосфера, пригодная для дыхания человека, не содержала частиц смога, выдававших бы скрытые производства.

— Где осуществлять посадку? — спросил Андрей, просматривая характеристики парящих в небе платформ.

— На поверхности планеты тоже есть города. Сейчас они, наверное, скрыты растительностью. Попробуй отыскать их и найти удобную площадку для приземления.

— Ладно. Сейчас посмотрим.

Логинов углубился в работу, и действительно, вскоре сканерам удалось зафиксировать руины огромного города, расположенного, как и предполагал Ролг, под сенью растительности.

По всей площади материка ясно просматривалось несколько широких просветов. Видимо следы ударов плазмы , — решил про себя Андрей.

— Есть подходящая прогалина на северной окраине города, — он позволил Ролгу заглянуть себе через плечо. — Будем садиться?

Эшранг кивнул.

Похоже, он сильно нервничал.

Андрей повел модуль на снижение.

* * *

Воздух Эшра нес терпкие, незнакомые ароматы.

Экспресс-анализ состава атмосферы показал, что человек на поверхности этой планеты вполне может обойтись без скафандра и дыхательных фильтров, вполне достаточно стандартного метаболического импланта.

Прогалина, куда совершил посадку спускаемый модуль, на самом деле кода-то являлась городской площадью, вокруг под сенью высоких деревьев скрывались руины зданий. Ничего похожего на небоскребы — строения не поднимались выше двух-трех этажей, в архитектуре преобладали устремленные ввысь спиралевидные формы, часто встречались усеченные конусы, полусферы, — Логинов осматривался, удивляясь все больше и больше: город Эшрангов с точки зрения человека был совершенно непохож на мегаполис. В качестве строительного материала для большинства домов использовались каменные блоки.

На улицах среди руин Андрей не заметил даже намека на существовавшую в далеком прошлом технику, а вот что сразу бросилось в глаза, — это следы от глобального воздействия высоких температур. Похоже, плазменный вихрь, пронесшийся через атмосферу Эшра, сжег все на своем пути, и лишь столетия, прошедшие со времени катастрофы, позволили растительности полностью затянуть уродливые свидетельства губительного катаклизма.

Андрей обернулся.

— Ролг, ответь мне на один вопрос: какую цель преследовали пресловутые механоформы, атакуя планеты?

Вопрос остался без ответа.

Эшранг куда-то исчез, его не оказалось поблизости. Возможно, он скрылся в ближайших руинах, пока Логинов осматривал окрестности.

— Ролг!

Тишина.

Лишь слабый ветерок шелестит листвой, да на фоне невнятного шума чудятся чьи-то осторожные, почти невесомые, вкрадчивые шаги.

Запоздалое чувство опасности обожгло, резануло по нервам, мгновенно активируя микромашинную сеть.

Зрение, перейдя в иной режим восприятия, словно сорвало вуаль сонного покоя с окружающих руин, стены зданий, листва и стволы деревьев стали как будто полупрозрачными, а движущиеся под их прикрытием фигуры вооруженных наемников-хонди, напротив обрели угрожающую материальность.

Ловушка…

Несколько сот экипированных, вооруженных насекомоподобных существ, уже взяли в плотное кольцо древнюю городскую площадь, отрезав Андрея от посадочного модуля.

Действуя машинально, он выхватил «АПС», метнулся к руинам, но что он мог поделать один против сонмища?

Последняя остававшаяся в «АПС» обойма опустела за считанные секунды, но в ответ не раздалось ни единого выстрела, видимо Хонди получили строгий приказ брать его живым.

Прорвусь…

Мысль гулко билась в рассудке, нервное напряжение ускоряло обмен веществ, он был готов любой ценой вырваться из ловушки, но Эшранг видимо и не рассчитывал, что человек сдастся без боя.

Он предусмотрел все варианты развития событий, перестраховался, и оказался прав.

У Логинова еще был шанс, используя уникальные способности организма, прорваться сквозь плотное оцепление, если бы не целая туча игл, выпущенная в него со всех сторон.

От большей части Андрей увернулся, немало тонких десятисантиметровых дротиков приняли на себя стены полуразрушенной постройки, но с десяток игл все же попали в него, глубоко впившись под кожу.

Яд…

Несмотря на противодействие микромашин спустя секунду сознание вдруг начало меркнуть.

Оступившись, Андрей упал, ощущая, как новая порция игл впивается в тело.

Хонди выскакивали из-за укрытий, неслись к нему, и, добежав, били куда придется, потому что Логинов, совершив неимоверное усилие, вновь начал вставать, пытаясь оказать сопротивление.

Его сбили с ног, но Андрей еще раз сумел подняться, и только третья порция отравленных игл окончательно повалила его наземь.

Мышцы уже не слушались, они одеревенели, но сознание еще удерживало расплывчатые зрительные образы.

Вот из-за спин Хонди появился Ролг.

Подойдя к человеку, он сверху вниз посмотрел на него и, заметив слабое движение зрачков, произнес:

— Тебе следовало лучше изучить навигацию сектора, Андрий, — долетел до сознания Логинова его голос. — Система Эшр соединялась с транспортной системой Армохонтов десятью внепространственными тоннелями, лишь пять из которых были разрушены. Остальные действуют вполне исправно и по сей день. Так что и ты и твой корабль теперь полностью в моих руках.

Логинов пытался ответить, но не смог. Последнее усилие отняло остаток жизненных сил, и все поглотил мрак.



Содержание:
 0  Смертельный контакт [= Соприкосновение] : Андрей Ливадный  1  Часть 1. Соприкосновение : Андрей Ливадный
 2  Глава 2 : Андрей Ливадный  3  Глава 3 : Андрей Ливадный
 4  Глава 1 : Андрей Ливадный  5  Глава 2 : Андрей Ливадный
 6  Глава 3 : Андрей Ливадный  7  Часть 2. Чужие : Андрей Ливадный
 8  вы читаете: Глава 5 : Андрей Ливадный  9  Глава 4 : Андрей Ливадный
 10  Глава 5 : Андрей Ливадный  11  Часть 3. Первопроходец : Андрей Ливадный
 12  Глава 7 : Андрей Ливадный  13  Глава 6 : Андрей Ливадный
 14  Глава 7 : Андрей Ливадный  15  Часть 4. Армохонты : Андрей Ливадный
 16  Глава 9 : Андрей Ливадный  17  Глава 10 : Андрей Ливадный
 18  Глава 8 : Андрей Ливадный  19  Глава 9 : Андрей Ливадный
 20  Глава 10 : Андрей Ливадный  21  Эпилог : Андрей Ливадный
 22  Использовалась литература : Смертельный контакт [= Соприкосновение]    



 




sitemap