Фантастика : Космическая фантастика : 11 : Сергей Лукьяненко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  144  145  146  150  155  160  163  164

вы читаете книгу




11

Дорога недолго была грунтовой, она растворилась в каменистых холмах, где колеса джипа выбивали фонтаны мелкой белой пыли. Артур вел машину до рассвета, потом, остановившись, разбудил Кея и Томми. Они поели копченого мяса, запаянного в грубые пластиковые пакеты, потом Артур уснул, а Кей сел за руль. Он проехал еще десяток километров, болтая о всякой ерунде с Томми и слушая радио. На Граале, похоже, было лишь два канала – планетарный и имперский. В полдень трансляция музыки по планетарному прервалась, и они услышали выступление Императора. Грей сказал лишь то, что Кей ждал последние десять дней, – началась война с Дарлоком. Поводом был взрыв в имперском посольстве на Нардии, центральной планете Дарлокского Единения, но Дач лишь усмехнулся, вспоминая Вячеслава из спецгруппы «Щит». Он не ждал от этой войны особых потрясений – единственный союзник Дарлока, Союз Алкари, имел достаточно собственных проблем. Тройственный Альянс, основанный на Имперском флоте, десантных отрядах булрати и меклонской технике, был сейчас однозначно сильнейшим в Галактике. Возможно, ставь Император задачу полного уничтожения древней расы, в игру вступили бы силикоиды, зашевелилась бы Конфедерация Псилон, и пламя новой войны захлестнуло бы мир. Но на этот раз все ограничится уничтожением вражеского флота и оккупацией десятка планет – Кей был почти уверен в этом. Каль, кружившая во флаере в сотне километров от них – рок заставил ее проверить вначале другую дорогу, – тоже услышала речь Императора. Скорее всего она поняла, что эсминец Лемака уже давно идет через гипер на соединение с эскадрой. Но поручиться было трудно – сознание Каль, которому всегда не хватало твердости, стремительно погружалось в собственный искаженный мир. В этом мире не было больше ни Императора, ни Лемака, ни планеты Инцедиос, где ее пост уже объявили вакантным. Существовал лишь Грааль – изумрудно-зеленый в низинах, бесплодно-каменистый в горах, существовали редкие поселения, где можно было расспрашивать о старом джипе с тремя пассажирами, существовал Кей Альтос и Артур, раздвоившийся каким-то чудовищным образом.


Машина служила им до вечера, пока холмы не сменились плоскогорьем, усыпанным огромными валунами. Кею невольно пришла мысль о леднике, но в камнях не было и следа обточенности, сплошные острые углы и рваные грани. Он заглушил моторы, и тишина обволокла древний джип погребальной пеленой.

– На карте это место названо Злой Землей, – сказал Артур. – А местные жители предпочитают нецензурное слово.

– Почему? – полюбопытствовал Кей.

– Очень много несчастных случаев с теми, кто здесь бывает. Почти сто процентов. Обострения хронических болезней, неосторожное обращение с оружием, падения со скал. Еще пять-шесть лет, и местные власти занялись бы этим местом всерьез. Мы поэтому так спешили.

– А как бы ты назвал Злую Землю?

– Порогом. Не бойся, Кей, у тебя есть ключ. Даже два. Ты сам это знал, иначе не рвался бы за Томми. – Артур выбрался из машины, отошел за ближайший валун и крикнул: – Но постарайся быть рядом с кем-то из нас, хорошо?

Они оставили джип и пошли на юг по безжизненной пустыне, перебираясь через мелкие валуны и огибая большие. Кей разделил груз продуктов на три части, и мальчишки молча распихали пакеты по карманам курток. На разговор не хватало ни сил, ни желания, и Дач заметил, что стал путать Артура и Томми. Идентичность их тел и одежды подкреплялась пугающим сходством поведения. То ли Томми непроизвольно подстраивался под Артура, то ли, как ни странно это было, наоборот.

Вечером Томми, скатившись с шаткого валуна, оцарапал щеку. Кей почувствовал при этом странное облегчение. Уже темнело, и они остановились на ночлег, расстелив на камнях содранные с кресел джипа чехлы. Полимерный «бархат» почти не пропускал тепло, и Кей мгновенно уснул.

Утром он обнаружил, что подсохшие царапины на щеке украшают обоих мальчишек.

– Отошел ночью отлить и налетел на камень, – разъяснил Артур.

– Очевидно, перед зеркалом? – только и сказал Кей.

Они поели и продолжили путь. Вел Артур, дорога была знакома ему так, словно он шел по ней в сотый раз. Два раза пришлось сворачивать в стороны, чтобы наполнить фляги водой из маленьких холодных ключей.

Кей почти все время молчал. Первый раз за последний месяц он почувствовал себя бесполезным – ощущение, привычное в конце работы, но неожиданно ставшее до боли резким.

– Дач, а твой корабль и вправду был разумным? – спросил его Томми на одном из коротких привалов.

– Я программировал псевдосвободу поведения.

– И что это значит?

– Он старался выглядеть личностью. Любой священник или программист докажет тебе, что это не имеет никакого отношения к разуму. Просто неотличимая имитация.

– И какая тогда разница?

– Да никакой…

На маленькую ровную площадку между скал они вышли к вечеру, когда начало темнеть. Артур остановился и глянул на Кея с легкой иронией, которую тот видел в его взгляде лишь на Терре.

– Стоит здесь заночевать, Дач?

Кей смотрел на камни под ногами. Они были чуть темнее, чем следовало, и казались обкатанными водой, или ветром… или огнем.

– Не стоит, я думаю. Одиночные корветы имели очень грязный движок. Спорю, что камень фонит.

– Понял, – констатировал Артур.

– Кертис садился здесь, – продолжал Кей. – Он выбирал именно такие ничейные планеты, где не было риска напороться на врага. С компьютерами он всегда был на «ты», и его бортовой журнал не вызывал претензий. Вольные охотники не признавали приказов и ни перед кем толком не отчитывались – очень удобно.

– Прекрати.

Дач продолжал разглядывать оплавленные камни.

– Плазменная торпеда – чтобы всадить ее во вражеский транспорт, два нейтринника – отбиться от истребителей, три грамма антигелия в магнитной ловушке – вывалить на чужую планету. Очень удачные корабли, они оказались полезнее линкоров. Тысячи кораблей, тысячи пилотов, среди них было немало трусов. Не комплексуй, Арти.

– Что он хочет сказать? – Томми взял Артура за руку. Они стояли перед Кеем, словно отражения в невидимом зеркале.

– Что отец – трус.

– Артур, Кертис Ван Кертис – не твой отец. Это ты сам, лишь проживший другую жизнь. Тогда Ван Кертису было лишь девятнадцать лет. У него не было аТана, денег и власти. А он не хотел умирать.

Артур криво улыбнулся. Не по-детски. И сказал:

– Наверное, ты хочешь. Пойдемте дальше, там роща у реки.

Река была тихой, не похожей на горную, с заросшими колючим кустарником берегами. Обещанная роща оказалась десятком деревьев – приземистых, усыпанных сочными оранжевыми стручками.

– Отрава, – сообщил Артур. – А колючки можно есть, но они невкусные.

Из обломанных сухих веток Кей развел костер. Они поужинали мясом и черствыми лепешками, посыпанными горьковатой пряностью. Томми почти сразу уснул, не задавая вопросов, не интересуясь завтрашним днем, и Дач мимолетно подумал, что мальчик начал свою собственную игру.

– У нас был уговор, – сказал он Артуру.

Кертис-младший смотрел на него сквозь пламя костра.

– Ты и впрямь хочешь меня убить?

– Если не будет иного выхода. Я хочу правды.

– До утра подождешь?

– А зачем?

– Ночью даже у слов другой цвет.

– Меньше надо ими играть.

– Расскажи мне сказку, Кей. Напоследок.

Дач кинул на землю чехол, лег на тонкую ткань. Небо Грааля плыло над ним – холодный сверкающий полог. Артур пристроился рядом.

– Давным-давно, – сказал Кей, – мальчик, который боялся умереть, нашел Бога. Бог был очень стар, и ему было очень скучно. Когда-то он создал мир, и в этом мире Богу не стало места. Он спросил мальчика, чего тот хочет, и мальчик ответил. Он хотел быть хозяином жизни и смерти.

– Я знаю эту сказку, – сказал Артур. – В ней нет ничего интересного.

– Самое смешное, – продолжал Кей, – что мальчик не верил в Бога. Он верил только в машины, которые были ему послушны. И поэтому его Бог был машиной, и даже жизнь и смерть, отданные ему во власть, оказались машинами.

– А почему Бог сделал этот подарок?

– Потому что бесконечная власть и знание не оставляют места желаниям. И желания мальчика стали желаниями Бога. Он ушел с кремниевыми скрижалями, на которых были чертежи жизни и схемы смерти. Он постарел, прежде чем воплотил их в железо… Спи, Артур. Я подожду до утра.

– С чего вдруг?

– С того, что у этой ночи есть свой цвет и я хочу его запомнить. Завтра один из нас умрет, верно?

– Да, – согласился Артур.

– Обидно. Я успел к тебе привязаться.

– Взаимно. Лучше уходи, Кей. Возьми Томми и уходите.

– Я за тебя в ответе.


Содержание:
 0  Линия Грез : Сергей Лукьяненко  1  1 : Сергей Лукьяненко
 5  5 : Сергей Лукьяненко  10  10 : Сергей Лукьяненко
 15  3 : Сергей Лукьяненко  20  8 : Сергей Лукьяненко
 25  1 : Сергей Лукьяненко  30  6 : Сергей Лукьяненко
 35  11 : Сергей Лукьяненко  40  4 : Сергей Лукьяненко
 45  9 : Сергей Лукьяненко  50  Часть четвертая Каменные гости : Сергей Лукьяненко
 55  5 : Сергей Лукьяненко  60  10 : Сергей Лукьяненко
 65  3 : Сергей Лукьяненко  70  8 : Сергей Лукьяненко
 75  13 : Сергей Лукьяненко  80  4 : Сергей Лукьяненко
 85  9 : Сергей Лукьяненко  90  2 : Сергей Лукьяненко
 95  7 : Сергей Лукьяненко  100  1 : Сергей Лукьяненко
 105  6 : Сергей Лукьяненко  110  11 : Сергей Лукьяненко
 115  5 : Сергей Лукьяненко  120  10 : Сергей Лукьяненко
 125  3 : Сергей Лукьяненко  130  8 : Сергей Лукьяненко
 135  Часть седьмая Логово Бога : Сергей Лукьяненко  140  6 : Сергей Лукьяненко
 144  10 : Сергей Лукьяненко  145  вы читаете: 11 : Сергей Лукьяненко
 146  12 : Сергей Лукьяненко  150  2 : Сергей Лукьяненко
 155  7 : Сергей Лукьяненко  160  12 : Сергей Лукьяненко
 163  Приложение : Сергей Лукьяненко  164  Использовалась литература : Линия Грез



 




sitemap