Фантастика : Космическая фантастика : Глава 1 : Сергей Лысак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120  121  124  128  132  133

вы читаете книгу




Глава 1

Пассажирский лайнер "Кассиопея" пронизывал космическое пространство, пока все еще оставаясь в трехмерном космосе. Точка входа в гиперпространство еще не достиг-нута и все, находящиеся на нем, могут любоваться красотами Солнечной системы.

Недавно пройдена лунная орбита, еще двое суток полета, и, не доходя до орбиты Марса, лайнер совершит гиперпространственный прыжок в систему Альтаира, направляясь дальше к планете Швейцария, в космопорт Шварцвальд, являющийся конечной точкой маршрута. Самый обычный рейс самого обычного пассажирского лайнера, обслуживающегоэту линию, которая существует уже много лет. Пассажиры проводят время в полете каждый по своему. Кто отсыпается, кто беспробудно пьянствует, кто заводит не очень серьезные знакомства, предаваясь любовным утехам, так как делать им в полете абсолютно нечего. Полет из одной звездной системы в другую не бывает короче одной, или нескольких недель, так как опасно выводить огромные махины кораблей из гиперпространства очень близко от планеты назначения. Вот и приходится большую часть времени полета проводить в трехмерном космосе, двигаясь сначала от космопорта взлета к точке входа в гиперпространство где-нибудь у черта на рогах в своей звездной системе, затем совершатьпрыжок через гиперпространство, выходить из него в точке выхода в другой звездной системе, находящейся также у черта на рогах, и дальше снова ползти через трехмерный обычный космос до космопорта назначения. Вот за это время вынужденного бездействия изкаждого человека и вылазит вся дурь, которая в нем сидит, и сидела бы дальше, не попади он в обстановку, когда ему абсолютно нечего делать и от него абсолютно ничего не зависит. Экипажи пассажирских лайнеров к этому привыкли и не удивляются, когда кто-нибудь из подвыпивших пассажиров начинает чудить. Лишь бы это было безопасно для остальных и их самих. Но если кого-то начинает тянуть на подвиги, то тут уже никто церемониться не станет. У службы безопасности лайнера с подобными "героями" разговор короткий и полномочия широчайшие. Космос — это космос, и до сих пор не удалось избавиться от ситуаций, когда действие, или бездействие одного человека ставит под угрозужизнь всех, находящихся на борту.

Очередной рейс "Кассиопеи" — пассажирского лайнера Федерации, не был исключением.

Шли вторые сутки полета, все идет в штатном режиме, пассажиры уже перезнакомилисьдруг с другом и разбились на группы по интересам. Каждый нашел, что хотел. Кто партнеров для игры в карты, кто партнеров для постельных "игр", кто собутыльников. Несколько тысяч мужчин и женщин, вырванных одновременно из привычного образа жизни наопределенный период времени, проводили этот период так, как считали нужным и приятным, раз уж выдалась такая возможность. Иными словами, пассажирский лайнер, этот гу-дящий и сверкающий человеческий муравейник, жил своей обычной жизнью.


Ольга и Аня сидели за столом в ресторане на своей пассажирской палубе и ужинали. В ресторане народу было довольно много, веселье в разгаре и никто внимания на них не обращал. Потенциальных "Дон Жуанов" женщина, пусть даже и красивая, но путешествующая с ребенком, не очень интересует. Вокруг достаточно более перспективных кандидатур, путешествующих в одиночестве. Но пару особенно навязчивых типов Ольге все же пришлось отшить, употребив специфическую терминологию, к немалому веселью Ани. Это было вчера, сразу после посадки в космопорту Спэйс — Сити на Луне, а сегодня их уже никто не трогал. Со стороны могло показаться, что мама обсуждает с дочкой ее обычные детские проблемы, так как обе были увлечены разговором, отрываясь даже время от времени от еды, чтобы нарисовать что-то на салфетке. Но тот, кто услышал бы их разговор, наверняка подумал, что у мамы с дочкой точно "поехала крыша"…


— Аня, но как обеспечить отсутствие сноса при заходе на посадку при сильном боковом ветре?! Ведь палуба очень узкая, да и длина не очень большая. А бортовая качка?

— Мама, так это же очень просто! Авианосец при взлете и посадке самолетов разворачивается против ветра и идет полным ходом. Бортовая качка при этом практически отсутствует, а бокового сноса нет вообще. Хотя, конечно, длина палубы оставляет желать лучшего. Это, все-таки, не береговой аэродром. Но нас этому специально обучали, и мы летали в любых условиях. Начинали с самых легких, потом все сложнее и сложнее. Пилотморской авиации должен был уметь выполнять посадку на авианосец в сложных погод-ных условиях, в любое время дня и ночи, с почти пустыми баками, и на поврежденной вбою машине. И эту науку нам приходилось постигать, если хотели остаться в живых. Этим мы в корне отличались от пилотов "инвалидной", то есть армейской авиации, какмы их прозвали. Там всегда можно совершить вынужденную посадку, пусть даже на брюхо, если местность позволяет. А нам садиться было некуда. Именно поэтому наш флот лишился всего самолетного парка и почти всего летного состава при сражении у Мидуэя. После гибели четырех наших авианосцев тем машинам, которые вернулись из полета, просто некуда было садиться и они все утонули в океане после выработки топлива. Хорошо, что меня там в этот момент уже не было, я была в группе берегового базирования в Сингапуре. А ведь начало войны на Тихом океане я встретила именно там — в авианосном соединении "Кидо Бутаи" адмирала Нагумо. На авианосце "Кага".

— Действительно, какое простое решение… Просто держать курс строго против ветра и идти полным ходом! Так можно и на посадку заходить с большей скоростью. Ведь порядка тридцати узлов ваши авианосцы того времени могли дать? В мою бытность лейтенантом Российского Флота, в 1916 году, быстрее тридцати узлов ходили только эсминцы и торпедные катера. Авианосцев еще и в помине не было. А сама авиация была экзотикой. Поначалу иначе, как для разведки, ее даже и не знали, для чего применять. Думали, что ни на что другое эти летающие "этажерки" не способны. Но в ходе войны выяснилось, что это далеко не так.

— Вот именно! Но уже в ходе той войны было успешно опробовано бомбометание и борьба самолетов с себе подобными путем установки бортового вооружения. Стало ясно, чтоуниверсального летательного аппарата не существует и уже к концу войны начало четкопрослеживаться деление военной авиации на разные типы — истребители, бомбардировщики, разведчики. Я тогда была еще ребенком, но тоже помню эти неуклюжие "этажерки". Но, мама, если бы не было этих "этажерок", не сидели бы мы с тобой сейчас здесь, на борту этого шикарного космического лайнера, способного совершать гиперпространственные прыжки из одной звездной системы в другую, что в то время наша наука считала невозможным в принципе. Так что с этих хрупких деревянно-тряпичных конструкций все и началось. Ведь всего за пару десятков лет, прошедших после первой мировой войны, самолеты было уже не узнать. От тех "этажерок" не осталось и следа. По сравнениюс тем "Фарманом", на котором ты летала пассажиром, мой "Рейзен" уже выглядел, как паровой броненосец рядом с каравеллой Колумба.

— Да, я с интересом изучала все материалы по истории авиации и космонавтики. Особенно, как узнала про тебя, тщательнейшим образом проштудировала все, что есть о войне на Тихом океане. Но ведь ты пришла на службу еще раньше?


— Раньше. Я закончила летное училище в 1936 году по мировому летоисчислению. Летоисчисление в Японии тогда отличалось от общепринятого. И вскоре попала на войну в Китай. Все части морской авиации обкатывались в условиях боевых действий на суше, таккак войны на море еще не было. У китайцев практически отсутствовал флот и наш флотбезраздельно господствовал на море. Вот и помогали "инвалидной" авиации. Но это былахорошая школа. Когда был нанесен удар по Пёрл-Харбор на Гаваях в декабре 1941 года, наша морская авиация была самой подготовленной в мире и дальнейшие события это хорошо подтвердили.

— Ты тоже принимала участие в том налете?

— Да, я была уже капитан-лейтенантом, командиром эскадрильи истребителей. Мы прикрывали бомбардировщики и торпедоносцы первой волны. Янки были захвачены врасплох.

Без того боевого опыта, полученного в Китае, вряд ли бы так все удалось.

— А хорошо помнишь свой первый боевой вылет? Первый сбитый?

— Этого забыть невозможно, мама. Помню, как будто это было вчера. Мы тогда отражали атаку китайских бомбардировщиков на наши позиции. Хотя, какие они китайские… Это были русские бомбардировщики СБ с китайскими опознавательными знаками, и сиделив них русские экипажи. Мы им здорово помешали. Они сбросили бомбы, куда попало, и бросились наутек. Я погналась за одним и преследовала его очень долго, залетев далеко вглубь территории противника. Там сидел опытный пилот, и он умело уходил от моих атак, хотя все-таки я его достала. Правда, для этого мне пришлось расстрелять весь боезапас. Бомбардировщик был сильно поврежден и совершил вынужденную посадку набрюхо. На свой аэродром я вернулась с почти пустыми баками, и меня просто распиралоот гордости за свою первую победу в воздушном бою. Но командир "приземлил" меня очень быстро, когда я явилась с докладом на командный пункт. Выгнав наружу всех, устроил мне такую головомойку, что я не знала, куда себя деть. Если убрать за скобки все непарламентские выражения, то суть была в том, что мне, самонадеянному молодому идиоту, просто сказочно повезло, что в воздухе за все время полета не оказалось ни одного истребителя противника, бортстрелки бомбардировщика все время стреляли мимо и ни разу в меня не попали, и вообще мне хватило бензина на обратный полет. Что богиня Аматерасу иногда оказывает помощь подобным идиотам, посылая им неслыханную удачу, но ее терпение не беспредельно. И если я и дальше буду рассчитывать исключительно на ее помощь, то недолго задержусь на этом свете. Вот такой, мама, у меня был первый сбитый. Совсем не то, что у тебя. Я как вспомню твой первый бой с четырьмя "Хамсинами" — на незнакомой машине, не имея никакого опыта, со стартом в космос прямо из грузового трюма почти разрушенного корабля… Мама, тебе не говорили, что ты гений? Что ты рождена пилотом — истребителем?

— Доча, да какой я гений… У самой была душа в пятках. Просто, у меня не было выбора.

Либо я их, либо они меня. Они расстреляли мой "Фомальгаут" совершенно безнаказанно.

Ведь это был гражданский контейнеровоз, не имеющий абсолютно никакого вооружения. Тот истребитель, который я вывела в космос, находился на корабле в качестве груза. Мне удалось выйти победителем из этого боя, только использовав в полной мере фактор внеза- пности. Они совершенно расслабились и не ожидали сопротивления. Если бы после этого рядом появился хоть один истребитель сепаратистов с опытным пилотом, то у меня не было бы никаких шансов.

— И это говорит сама Ведьма с "Летающей ведьмы", живая легенда космофлота?

— А тогда я еще не была Ведьмой с "Летающей ведьмы". Я стала ей гораздо позже. После того, как великий пилот-истребитель, капитан первого ранга Арцеулов, согласился взять на авианосец под свою ответственность в авиагруппу, командиром которой он являлся, девчонку из торгового флота, пилота транспортного корабля. Настолько далекой от военного флота вообще и аэрокосмического истребителя в частности, на котором она прилетела на авианосец после боя с четырьмя штурмовиками и гибели своего "Фомальгаута", что это даже трудно представить. Это он разглядел во мне талант пилота — истребителя. Учил меня воевать и в атмосфере, и в космосе. И то, что я до сих пор жива, это его заслуга.

— Это случайно не адмирал Арцеулов, командующий палубной авиацией Военно — Космического Флота Федерации? И не является ли он прямым потомком поручика русской армии Арцеулова, который первым разработал методику выхода из штопора на своем самолете? Нам рассказывали про него. До этого штопор был бичом авиации и многие пилоты погибли, не сумев вывести машину из неконтролируемого вращения. Арцеулов был первым, кто сумел преднамеренно войти в штопор и успешно выйти из него благодаря разработанной им оригинальной методике.

— Да, он самый. А вот является ли он потомком поручика Арцеулова, не знаю. Он об этом никогда не рассказывал. Может, просто однофамилец…


Ольга внимательно осмотрела зал ресторана. Зверь внутри начал проявлять признаки беспокойства. Хоть явной опасности пока нет, но что-то здесь не то… Аня тоже стала зыркать по сторонам.


— Мама, ты тоже чувствуешь?

— Да, что-то тут не чисто… Видать, рано мы успокоились. А нам еще лететь довольно долго, и тут их территория… Ладно, доча, не первый раз. Будем решать проблемы по мере их возникновения. Все, переводим разговор на тему о тряпках. О нашем, а тем более о твоем прошлом, им знать совершенно не обязательно. Не удивлюсь, если нас будут прослушивать микрофоном направленного действия. Послушают наши разговоры и точно решат, что у мамы с дочкой на почве нервного стресса крыша поехала. Причем, у обеих одинако-во, и в одну сторону. Сенсационный случай в медицине… На активные действия они пока вряд ли пойдут, если умеют делать правильные выводы. А вот пасти нас могут. Только, не понятно кто. Якудза, или к о н т о р а? И непонятно, что же им еще надо…

— Мама, а зачем о тряпках? Ведь есть гораздо более интересные темы. Ну, например о… сексе! То-то будет им фунт изюму! Пусть послушают, о чем мама с дочкой разговаривают! У нас в Японии это, кстати, было в порядке вещей. Мать учила дочь искусству любви…

— Вот, маленькая негодница, так и норовишь свою мамочку снова в краску вогнать! Мы то сейчас не в Японии. Хотя… чего уж там. Ты и так обо всех моих похождениях знаешь…

В отличие от меня. Я то о твоих могу только догадываться… Уж рассказали бы, мой дорогой господин капитан первого ранга, Сабуро-сан, как Вы там, в своей прошлой жизни чудили! А то как-то не честно получается. Ты обо мне абсолютно все знаешь, а я — нет.


Аня только хохотнула и лукаво посмотрела на мать. Видать, ей было что вспомнить…

Но со стороны это выглядело, как милая беседа мамы с дочкой.


— Ой, мама, и не говори! Уж что только мы не вытворяли… Да и ты, мамочка, что в этой, что в прошлой жизни, тоже от меня не отставала. Уж в этом господа офицеры русского и японского флота были совершенно единодушны. Да и сейчас ничего не изменилось. Это, мама, вечно! Любовь будет царствовать над миром, пока существует род человеческий! А что я творила раньше, обязательно расскажу. Тебе будет интересно. Только попозже… Посмотри вправо в конец зала. Мне вон те два типа, что в углу сидят, очень не нравятся…


Ольга посмотрела в указанном направлении и сходу вычислила двух мужчин за столи-ком, старательно делающих вид, что заняты разговорами "за жизнь" за стаканчиком горячительного, но внимательно наблюдающих за ними. Сразу стало ясно, что это не якудза. Оба были европейцы. Хотя, и японская мафия тоже может ошиваться поблизости, ведя свою игру. По их представлениям они полностью "потеряют лицо", если позволят безнаказано ускользнуть противнику, нанесшему им такое поражение. Так что одно другогоне исключает… И совершенно непонятно, к какой компании принадлежит эта сладкая парочка. С к о н т о р о й, вроде бы, все вопросы уладили. Мишутка бы врать не стал. Другой вопрос, что он мог не знать всего… Кто же вы есть, ребятки? По внешнему виду и повадкам чувствуются п р о ф е с с и о н а л ы… Только непонятно, где же вы зарплату получаете. А может — г о н о р а р? А что, очень даже может быть… Ольга прислушалась к своим ощущениям, активировав чувства зверя…


— Так, кися, дело опять грозит обернуться серьезной дракой. Похоже, без "мур-мур" необойдется. Тем более, эта гнида, экс-министр, подсказал вам способ, как можно меня одолеть. То есть найти еще одну ведьму, которая сможет помешать мне в применении моих паранормальных способностей. И под ее прикрытием вы сможете спокойно наш пиговать меня и Аню пулями. Девочку вы тоже не пощадите, так как считаете ее очень опасной. Вы смотрели запись в особняке Доихары и знаете, как Аня расправилась с целой сворой бандитов. И хорошо знаете, что ее сила даже превышает мою. Из нас двоих именно она — Рожденная нарушившей Запрет, и наиболее опасная для вас… Ладно, пока еще ничего не случилось. Ясно, что здесь не только эти двое, есть и другие, но пока противник ограничивается только наблюдением. И на весь лайнер, вроде бы, только две ведьмы. Я и Аня. Возможно, контора действительно решила просто понаблюдать за нами, дабы две ведьмы, мама с дочкой, не задумали на прощание сделать вам какую-нибудь бяку. Ведь с нас вполне станется, мы обе на вас злые…


— Мама, еще двое. Только что вошли…


Ольга тоже обратила внимание на вошедших в зал. Никаких сомнений, из той же компа-нии… Значит, кольцо сжимается. Скорее всего, они сели на Луне, в Спэйс — Сити. И сколько их всего, неизвестно. Как неизвестны и намерения… Ольга отвернулась и тихо обратилась к дочери на японском.


— Аня-тян, продолжаем нашу трапезу. Здесь, при большом скоплении людей, они ничего делать не будут. Дальше говорим по — русски, и только на нейтральные темы. Если надо сказать что-то важное в их присутствии, переходим на японский. Вряд ли они его знают.

Но это в самом крайнем случае. Не надо без нужды раскрывать наше знание японскогоязыка.


Аня понимающе кивнула и тут же увлеченно стала обсуждать кулинарные достоинства представленных блюд. Двое вошедших оперативников (или киллеров?) сели за соседний столик и вполне могли слышать их разговор. Но кроме гастрономических особенностей здешней кухни, и навевающих скуку на любого мужика тряпочно — косметических тем, никаких других сведений за весь вечер они так и не узнали.


Ужин закончился без происшествий. Ольга и Аня пошли прогуляться по пассажирским палубам перед сном, благо, тут было куда пойти. Этим они преследовали еще одну цель — проверить наличие слежки и выявить наибольшее количество топтунов. Вряд ли их здесь очень много, вот и надо срисовать их физиономии. Топтуны не заставили себя долго ждать, и очень скоро Ольга вычислила шестерых. Это кроме тех, что были в ресторане.

Ребятки работают очень профессионально, но куда им тягаться с ведьмой. Тем более, с двумя. Это значит, что-то пошло не так. Если бы просто хотели держать их под наблюдением до Шварцвальда на все время полета, то не пригнали бы такую толпу. Это уже больше похоже на подготовку операции по задержанию, или ликвидации, что более вероятно.

Там не дураки, и прекрасно понимают, что пытаться их задержать, это все равно, что пытаться дернуть за усы тигра. Результат будет примерно тот же самый. Поэтому, надо ждать какого-то нестандартного хода с вашей стороны, ибо все стандартные схемы, разработанные на все случаи жизни, не срабатывают, когда они направлены против ведьмы.

Тем более, когда их двое. Хоть одна из них всего лишь семилетняя девчонка, но эта девчонка — ведьма. Причем, ведьма — Рожденная нарушившей Запрет. Обладательница высшего титула в негласной иерархии ведьм. И вы об этом прекрасно знаете…


— Мама, что будем делать? Может, возьмем кого-нибудь из них за хобот и тряхнем? А то до сих пор не знаем, что им надо.

— А как ты хочешь это сделать? Ведь мы не сможем умыкнуть никого надолго, остальные сразу поднимут тревогу. Мне, чтобы войти в контакт с подсознанием, нужно время и определенная подготовка. А чего нибудь вроде "жасмина", или "Стикса", чтобы развязатьим язык, у нас тоже нет. Действовать методами святой инквизиции? Так для этого нуж-но время. И это сразу подтолкнет их к активным действиям, как мы кого-то умыкнем…

— Мама, ничего этого делать не надо. Они нужны мне всего-то на пару минут. Ты меня подстрахуешь, отведешь всем глаза, а я войду в память кого-нибудь из них и узнаю абсолютно все. Точно так же, как сделала это с Цезарем и с тобой. Но ты была в бессознательном состоянии, время у меня было неограниченно и я вошла в твою память очень осторожно, одновременно оказывая помощь. все-таки, здорово я тебя тогда приложила спросонья, ты уж на меня не сердись… И больше так не делай…А вот с Цезарем нисколько нецеремонилась. В полном сознании вломилась ему в память, пробив напрочь всю его ментальную защиту. Это очень пагубно сказывается на здоровье того, кому это делают. Но на войне — как на войне. Я все равно не собиралась оставлять этого подонка в живых…

— Да уж, доча, как вспомню… Мне от твоих самурайских традиций аж не по себе стало… Зрелище не для слабонервных…

— Ну-у-у, мамочка, кто бы говорил! Я то знаю, как ты у Мишутки, как ты его называешь, искусству развязывать языки научилась и даже иногда это успешно применяла. Да и когда снесла голову Юмико мечом в поединке, особых отрицательных эмоций я что-то у тебя тоже не заметила!

— Скажешь, тоже! Я то уже взрослая женщина, да и никакого удовольствия мне это недоставляет. Как раз наоборот. А ты еще ребенок, с неокрепшей психикой.

— Мама, снова старые песни на новый лад? Еще раз повторяю тебе — я уже не ребенок.

Я — капитан первого ранга Императорского флота Сабуро Токугава, а Аня Миллер я только последние семь лет. Тебя смущает мое детское тело? Так я вырасту со временем.

— Да, доча… Все никак не могу отделаться от мысли, что ты семилетняя девочка…

— Вот именно, мама! Внешность бывает очень обманчива. Так вот, прикроешь нас на паруминут, а я выверну их наизнанку. А после этого отключу их ударом в голову и заблокирую память на несколько больший предыдущий период — минут на десять. Потом мы уйдем, а они ничего не вспомнят. Даже, если у них крыша поедет, мы то тут при чем?


6

— А может, сделаем по другому? Сначала усыпим их, а потом ты войдешь в их память? Ведь так будет для них безопаснее? А нам потребуется только на несколько минут больше времени.

— Гм-м… Пожалуй, так тоже можно. Да, для них это будет безопаснее. А откуда это у тебя приступ человеколюбия? Уж поверь, они с нами церемониться не будут.

— Знаю. Но только наследить не хочется. Никаких сомнений у меня нет, это к о н т о р а.

Но ссориться с конторой на данном этапе в наши планы не входит. И есть у меня еще одно предположение. Если мы незаметно и совершенно безвредно для топтунов узнаем отних информацию, то они могут это скрыть от начальства. Просто подумают, что заснули на посту. А ни один топтун в этом не признается, это грозит ему крупными неприятностями.

— Да-а-а, мама… В тебе действительно потеряли великого разведчика. Я больше привыкладействовать чисто военными методами. Если перед тобой враг, и он не сдается, то его уничтожают. Ладно, когда начнем?

— Сегодня, когда народ по каютам рассосется. Выберем пару подопытных кроликов…

И чует мое сердце, Анечка, что надо нам торопиться. Что-то контора задумала в отношении нас. А что они могут задумать, кроме пакости…


Время шло. Ольга и Аня бродили по палубам этого летающего дворца, не делая никаких попыток избавиться от слежки. Их вели очень тонко и грамотно. Видно, что люди делознали. Народ вокруг радовался жизни, отрываясь по полной программе, и мама с дочкой старались соответствовать окружающей обстановке. Посетив район магазинов и кое-чтоприкупив, Ольга уже собиралась возвращаться назад, время было довольно позднее. Всетаки, Ане лучше спать ложиться вовремя. Кто бы она ни была в душе, а организм у неевсе же семилетней девочки. Как неожиданно Аня потянула ее за руку.

— Мама, смотри, секс-шоп! Давай зайдем?


Ольга смутилась. Ну, Анютка… И все тебе надо… Могла бы и не конфузить мамочку лишний раз. Аня мгновенно все поняла и постаралась сгладить ситуацию.

— Мамочка, но что тут такого? Ведь это совершенно естественно. Все меня стесняешься?

— Анечка, прости, но все не могу привыкнуть, что ты уже не ребенок… Душой понимаю, но…

— Ну и ничего страшного! Ведь тебе, в конце концов, надо заниматься воспитанием своей дочери и в этой области! И гораздо лучше, если дети узнают обо всем дома от родителей, а не неизвестно где и от кого. Правда, я в этой области побольше тебя знаю, и еще научить могу кое-чему, но кто об этом, кроме нас знает? А мне просто интересно. Ведь я там еще не была.

— Ох, доча… На все у тебя ответ есть… Ладно. В конце концов, не наркотой же там торгу-ют…


Магазин был очень большой и с богатым ассортиментом товара, Аня вела себя очень прилично, только глазея вокруг, и чувство неловкости у Ольги прошло. В конце концов, все они живые люди. Она осмелела настолько, что даже прикупила кое-что из новых "игру-шек". Опробуют с Настей при встрече. Аня воспринимала все, как должное, и не задавалаглупых вопросов. Когда они уже выходили из магазина, разминулись со стайкой молодежи, весело ввалившейся внутрь. Некоторые девушки были очень даже ничего и Ольга скользнула по ним оценивающим взглядом.


— Что, мама, понравились?

Ольга удивленно оглянулась на дочь. Аня опять хитро улыбалась.

— Анечка, ты о чем?

— Да все о том же, мама. Думаешь, я ничего не понимаю? Мама, я говорю совершенно серьезно. Если тебе хочется здесь с кем-то познакомиться и хорошо провести время, я тете Насте ничего не скажу. Я умею хранить тайны и никогда тебя не выдам.

— Фу, Аня, как ты можешь… Что это вдруг на тебя нашло?

— Ладно, ладно… Можно подумать, это мне официанточка в токийском ресторане понравилась… Я просто хотела сказать, что ничего против иметь не буду и тайну сохраню…


Сердиться на дочь Ольга уже не могла, ее начал разбирать смех. все-таки, лучше сво-дить все к шутке, чем делать из этого запретный плод…


— Ох, доча, с тобой не соскучишься! Как ты мне меня в юности напоминаешь. Вот уж, дей-ствительно, вся в маму! Ну, понравилась мне официанточка, и что? Ничего такого ведь ясебе не позволила?

— Ага, не позволила… Потому, что в логово Доихары собиралась и все прочее было несущественно. Но нет, так нет. Я же не настаиваю…


Ольга прыснула со смеху. все-таки, лучше общаться с дочерью, как с подругой, а не маленьким ребенком. Пора это признать. Сразу снимается куча проблем. Возможно, и правы были японки, что учили своих дочерей всем аспектам взрослой жизни дома и с ранних лет.


— Ладно, Анечка, идем в каюту. Отнесем покупки, а потом выйдем на охоту. Каких — нибудь клоунов надо выловить обязательно. Время работает не на нас. А потом баиньки.

Хоть ты у меня и капитан первого ранга, но организм у тебя пока еще детский. И спать тебе надо ложиться вовремя!


Непринужденно переговариваясь, Ольга шла с дочерью в сторону трапа на свою п алубу, не прекращая, тем не менее, наблюдения за обстановкой. От нее не укрылось, что едва они направились в сторону своей каюты, как топтуны забеспокоились. Похоже, что в каюте сейчас кто-то есть. Значит, ищут самым тщательным образом и еще не закончили.

Вот только что ищут? Если бы просто устроили засаду, так не было бы такого ажиотажа.

Вот и поглядим, кого черти принесли…


Еще только подходя к двери, Ольга определила, что в каюте посторонние. Зверь рычал, чувствуя близкую опасность. Специально задержавшись перед дверью и громко разгова-ривая, Ольга вошла в каюту, предусмотрительно держа Аню за спиной. Так и есть. В каюте стюардесса в форме старательно делает вид, что занимается приборкой.

— Ой, простите, мадам, я уже заканчиваю. Ваша каюта у меня последняя, вот и задержалась.

— Ну, что Вы, девушка, никаких проблем! Мы сейчас оставим вещи и уйдем.


Ольга окинула цепким взглядом незваную гостью. Девица лет тридцати. Тело тренированное и видно, что это не фитнесс. Туфли на низком каблуке, и юбка хоть и форменная, но сделана с запахом… Такие носят телохранительницы, оперативницы и киллерши. Такую юбку можно сорвать одним движением за долю секунды и работать ногами… Вот ты, подруга, и прокололась…


"Взгляд змеи" пригвоздил "стюардессу" к полу. Никакого сигнала она подать не успела.

Аня, тем временем, тоже включилась в работу и стала усыплять женщину. Через пару минут она уже спала крепким сном и безвольно рухнула прямо в руки Ольги. Аня продолжала работать на публику. И она, и Ольга подозревали, что в каюте уже полно "жучков".

— Ой, мамочка, что это с тетей?! Ей плохо?

— Анечка, не знаю. Сейчас посмотрим. Давай тетю на кровать уложим.


Активировав чувства зверя, Ольга с его чудовищной силой подхватила женщину, как пушинку, и бережно положила на кровать. Зверь рычал, но она его удержала, всячески успо-каивая.

— Тихо, кися, тихо… "Мур-мур" пока делать нельзя, нам тут лишние трупы не нужны.

Сейчас мы эту "добычу" как следует расспросим. Живая она нам гораздо полезнее…

А теперь и нам надо на публику поработать…


— Аня, у нее, похоже, обморок. Ничего, сейчас пройдет. Помоги мне, поддержи ей голову.


Аня склонилась над стюардессой и положила ей руки на голову. Ольга, тем временем, расстегнула на ней блузку и пояс юбки, делая вид, что оказывает помощь. Взгляд невольноскользнул по красивому телу… Хороша, чертовка…


— Мама, вот это удача!!! Ни одного "жучка" нет! Они решили не рисковать. Теперь можно такое шоу устроить! Быстро раздевайся и давай эту куклу разденем!

— Аня, ты что задумала?! Это контора?

— Контора, но долго рассказывать. Быстро раздевайся и в койку! И эту куклу туда же!

— Аня, да ты объяснишь, наконец?


Аня, тем временем, метнулась к пакетам с покупками, достала все "игрушки" из секс-шопа и вывалила их на кровать. Ольга вообще ничего не понимала.


— Объясню, объясню. Эта подруга проводила тут тщательный обыск и если ее застукают, как сейчас, представилась бы стюардессой, делающей приборку. Ясное дело, что мы бы не поверили, но приличия были бы соблюдены. Там понимают, что не в наших интересах поднимать шум. И теперь мы представим все так, как будто ничего этого не было и мыничего не заподозрили!

— Но как? Просто заблокируем память?

— Не совсем. Я не только заблокировала ей память… Мама, только не сердись на меня…

Ведь они прекрасно знают, что ты любишь женщин. Вот я и внушила этой кукле, что как только мы сюда вошли, ты отправила меня спать в соседнюю комнату, а сама ее соблазнила и уложила в постель. И вы провели страстный вечер любви…


Ольга аж задохнулась от неожиданности, не зная, что ей делать. Негодовать, или смеять- ся. А маленькая зеленоглазая бестия, тем временем, быстро разбирала постель. Закончив, начала проворно раздевать "стюардессу". Ольга прикинула все за и против и согласилась, что Аня, все-таки, права. Это замечательный способ замести следы, чтобы эта кукла ниче-го не заподозрила и не настучала своему начальству. Ольга глянула на полураздетую девицу, возле которой суетилась дочь.

— Все, Анечка. Дальше я сама справлюсь. А ты сейчас будешь хорошей девочкой, пойдешьв соседнюю комнату и будешь там сидеть, пока я тебя не позову. А потом расскажешь, что у нее узнала.


Аня не стала спорить, а хитро улыбнувшись, направилась в другую комнату, бросив находу.

— Ее Эллой зовут.


Ольга освободила Эллу от остатков одежды и разделась сама… Да-а-а, девочка, что надо!

Прости, Настюша, но это для пользы дела. Мы с Аней тебе все равно не скажем. Тут, какговориться, на войне — как на войне. Это у нас такая боевая операция по обезвреживанию противника…

Пьянящий аромат молодого, сильного, женского тела… Зверь тоже возбужден, чувствуязапах самки… Ольга склонилась над женщиной и стала нежно целовать ее. Тело, хоть и вспящем состоянии, реагировало на ласки и распалялось все больше… Ничего, подруга…

Посмотрим, что с тобой будет, когда проснешься! Неожиданно Ольга почувствовала насебе чужой взгляд. Оглянулась украдкой — так и есть. Эта бестия специально оставила дверь приоткрытой и не только все прекрасно слышит, но и видит, лежа на диване в другой комнате. Ох, Анютка!!! Или, Сабуро-сан!!! Ремень по тебе плачет!


— А ну закрой дверь, бесстыдница! Мало тебе, что мамочку под танк бросила, не спросивее мнения, так еще и подглядываешь?

— Мама, не подглядываю, а контролирую ситуацию! Мало ли, что может случиться, и тебе помощь понадобится!

— Вот, нахалка! Прямо, как…я! Закрой дверь, я тут и сама все проконтролирую!


Аня захихикала, но дверь закрыла. Все же, умная девочка. Знает, когда надо остановиться.

Ольга продолжила прерванное занятие…

Когда тело Эллочки было уже распалено до предела и до кульминации оставалось совсемчуть чуть, Ольга вывела ее из транса. Бедная оперативница не успела ничего понять, когдамощнейший оргазм просто захлестнул ее, лишив способности адекватно воспринимать окружающее. Ольга же продолжала нежно ласкать и целовать это красивое, тренированное и очень опасное тело… Наконец, способность соображать вернулась к ней.

— Что это было?!

— Эллочка, у тебя было помутнение сознания? Такое иногда бывает при сильном оргазме.

Сейчас ты хорошо себя чувствуешь? Расслабься, я тебе сейчас помогу. Так легче?


Женщина удивленно хлопала ресницами. Разобранная постель, на которой явно не просто спали, приглушенный верхний свет, сброшенная одежда на креслах, обнаженная Ольга, нежно обнимающая и целующая ее, разложенные на постели "игрушки", явно побывавшие в деле… И она сама, лежащая, в чем мать родила рядом с Ольгой, и только что испытавшая ярчайший оргазм, какой она раньше никогда не испытывала, и отголоски которогоеще шелестят волнами блаженства по всему телу, как ласковая морская волна, в тихую по-году лениво накатывающаяся на берег… Все это не допускало двоякого толкования…


— Оля? Оля, я не понимаю, что это на меня нашло…Я ведь ни разу…

— Ну, что ты, Эллочка, не бойся… Ведь нам хорошо было, правда? Ну их, этих мужиков…

Они ведь только о себе и думают… Какая ты у меня красивая… Иди ко мне…

— Оля… Оленька…Прости, но мне надо идти… Я ведь на работе!

— А ты приходи, как закончишь! Я тебя ждать буду. Дочка уже спит и нам не помешает!

— Да, да… Конечно… Я сейчас… Потом… Обязательно…


Элла подхватилась, быстро оделась и пулей вылетела из каюты. Ольга плотоядно улыбнулась. Интересно, придет ли еще, или нет? Все, теперь надо звать Аню. Пусть выкладываетвсе, что узнала. Встала, набросив халат на голое тело.


— Занавес! Аня, можешь выходить на сцену. Спектакль окончен!


Аня появилась из соседней комнаты, давясь от хохота. Было видно, что она очень довольна проведенной "боевой операцией". Ох, Сабуро-сан… Подкинете Вы еще сюрпризов своей мамочке… Наконец, Аня успокоилась и смогла внятно говорить.


— Мама, ты не только великий пилот — истребитель. Ты еще и гениальная актриса! Ведь она все приняла за чистую монету!

— Аня, лирика потом. Давай сначала о деле. Что ты узнала?

— А дела очень хреновые, мама. Эта девица — майор Элла Клименко, аналитический отдел Министерства госбезопасности. За этим непонятным аналитическим названием скрывается внутренняя контрразведка. Своеобразная к о н т о р а внутри к о н т о р ы. Самая секретная ее часть. Их на борту, в общей сложности, тридцать два человека. Случай беспрецедентный, таким количеством они никогда не работают и сами здорово удивлены. Их спешным порядком отправили с Земли на Луну на быстроходном военном корабле вскорепосле нашего вылета из Токио. Помнишь, мы задержались на пару часов сверх положенного в Спэйс — Сити? Оказывается, мы ждали их. Им дано задание — постоянно держать нас под наблюдением, стараясь себя не обнаруживать, и любой ценой изъять у нас какието секретные документы. Какие именно, они и сами не знают. Знают только, что часть изних на компьютерных кассетах, а часть на бумаге. Эта Элла сегодня проникла в нашу каюту, все здесь обыскала, но так ничего и не нашла. Зная о твоих способностях, ее предупредили, чтобы ни в коем случае не пыталась геройствовать и не имела при себе ничегокомпрометирующего — вроде оружия, средств связи, и прочего. Именно поэтому решили не устанавливать в каюту "жучки". Пока их ближайшая задача — найти и изъять эти документы, стараясь сделать это без шума. Если документы не будут обнаружены, или будут, но изъять их не удастся, сообщить начальству и ждать дальнейших указаний. Сейчас она побежала докладывать, что ничего не нашла, а мы вернулись и сорвали дальнейшие поис-ки. Расскажет ли она о своем любовном приключении — не знаю. Она убежденная гетеро-сексуалка и занималась сексом только с мужчинами. Ты у нее первая и она сама сейчас неможет понять, что же на нее нашло, почему она согласилась. Но, похоже, ей очень понравилось! Вот это вкратце основное, мама.

— Да-а, доча… Хреновей некуда… Тут возможны два варианта. Либо нашего Мишутку держат самого за болвана и не говорят всего, хоть он и генерал госбезопасности… Хотя, нет. Тогда бы нас так легко не выпустили из Токио. Ведь они рады были избавиться от нас поскорее и никаких препятствий не чинили. Значит, причина одна. Вскоре после нашего отлета произошло что-то такое, что в корне поменяло их планы. "Кассиопею" возвращать не стали, а просто придержали в Спэйс — Сити на Луне, пока не прибудет опергруппа этих самых "аналитиков". И нас опять кто-то тонко и со знанием дела подставил.

Только зачем? Какие секретные документы? Подозреваю, что это очередной блеф конторы. "Аналитики" все принимают за чистую монету, они действительно получили такойприказ и они его выполняют. Только что же контора хочет этим добиться? Ну, помотаютнам нервы до посадки в Шварцвальде… Ну и что? Ликвидировать они нас не могут, ина-че мы отправим на тот свет всю эту гоп-компанию "аналитиков", и они об этом прекраснознают… Насчет задержания — чистая фантастика, а они реалисты. Что же им надо?


— А может, эта история с документами — просто отвлекающий маневр? И цель этой возни совсем другая? И тут есть еще одна группа, о которой "аналитики" ничего не знают, и выполняет свою задачу? Вспомни операцию "Лузитания", которую ты им с блеском сорвала.

Ведь ты тогда до последнего момента не подозревала об их истинных намерениях.

— Возможно… А кто у них тут главный? Может, стоит его потрясти…Глядишь, чего и звякнет…

— Полковник Иван Меркулов. Да только вряд ли он знает на много больше. Элла — его заместитель. Остальные — простые оперативники.

— М-м-да… Ладно, подождем развития событий. Пока они вредить нам не собираются, а там посмотрим. Может, что еще вылезет… Все, Анечка. На сегодня хватит военных действий. Сейчас в душ и спать. А утром видно будет…


Когда Ольга вышла из душа, то увидела Аню, сидящую на ее кровати и с интересом разглядывающую "игрушки", которые она забыла убрать. Решив не создавать искусственно запретного плода, который, как известно, очень сладок, спросила дочь совершенно спокойно.

— Что, Аня, интересно?

— Конечно, интересно, мама! Ну надо же, до чего додумались! В то мое время хоть и былипохожие "игрушки" у женщин, но материал! Ведь совсем, как настоящий!


Ольга вовремя удержала язык, чтобы не ляпнуть, где это Аня видела настоящий. А дочь, тем временем, продолжала свою исследовательскую деятельность.

— Ну надо же, даже подогрев есть до естественной температуры тела для полноты ощуще-ний! Интересно будет попробовать…

— Доча, а ремня для полноты ощущений не надо? — Ольга не на шутку забеспокоилась.

— Чего? Ремня? Нет, ремня не надо… Садо-мазо меня никогда не интересовало…А вот такими двумя, если одновременно…

— Аня, ты что задумала?! Эти "игрушки" еще не для тебя! Ты говорила, что там тебе можно? "Порхание бабочки над цветком"? Вот и пусть "порхает"! Понимаю, что запрещать и наказывать за это глупо. А это для тебя еще рановато!

— Мама, да не пугайся так. Ты что меня, вообще за дуру держишь? Я прекрасно понимаю, что у меня тело семилетнего ребенка и до подобных вещей я еще не доросла. "Бабочка",конечно, "порхает", и причем регулярно… Что уж это от тебя скрывать, все равно не поверишь, даже если отрицать буду… А все равно интересно… Лет так… через шесть-семь можно будет попробовать…

— Анютка!!! Я на первый прием к гинекологу в четырнадцать лет с тобой вместе пойду!

Если узнаю, что не девственница, выпорю так, что на всю жизнь запомнишь! Вот подрастешь, выйдешь замуж, и будет тогда тебе и настоящий, и куча подобных "игрушек"!!!

И с мальчиками раньше времени гулять не вздумай!!!

— Ну-у-у, мамочка… Чуть что, так сразу "выпорю"! Этим же ты просто расписываешьсяв своем полном бессилии в решении возникшей проблемы. И если бы я тебя хорошо незнала, то подумала бы, что в тебе говорит пресловутая женская логика. То есть, отсутствие всякой логики. Посуди сама — если уж тебе так хочется меня выпороть для предотвращения ранней потери девственности, так меня надо пороть "до", а не "после". Ибо "после" пороть уже бесполезно, так как девственность от этого не восстановится, и в следующий визит к гинекологу вместе с тобой я девственницей опять не стану. Что, опять меня выпорешь? Так девственность опять таки не восстановится. Ты знаешь, ведь эта особенность женского организма не подлежит регенерации, и слава богу… Спроси у тети Насти, если мне не веришь, а она все-таки врач. Далее. Если ты захочешь меня выпороть "до того как…". А когда именно? Ведь надо четко определить момент, когда я соберусь совершить задуманное, а как ты его узнаешь? Я тебе не скажу. Будешь пороть меня каждый день, чтобы не ошибиться? Ты сама понимаешь, что это верх глупости. Так что вариант споркой давай снимем с вооружения, как совершенно неэффективный. Далее. Насчет заму-жества. Мама, я похожа на дуру, которая мечтает выскочить в восемнадцать лет замуж, чтобы потрахаться? Этим можно заниматься и до замужества. Не будем показывать пальцами, но вспомни себя в юности. Хотя, тогда это была и не ты, а Оля Шереметьева, а тыоказалась в ее теле только в возрасте пятнадцати лет и взяла себе ее имя, но тем не менее.

Да и ты, мамочка, став Олей Шереметьевой, тоже сразу начала давать жизни. Правда, тебе нравились девушки, так как в душе ты осталась мужчиной, и ты успешно занималась с ними любовью, но все-таки…Да и повзрослев, не изменила своих привычек, укладывая в свою постель пачками понравившихся девиц. До того, как встретила тетю Настю, тебя ведь называли Казановой в юбке. Далее. О той самой девственности, за которую ты так боишься. Мамочка, ни тебе, ни тем более мне не надо рассказывать, что в сексе существует огромная масса приемов, как им заниматься в свое удовольствие и оставаться при этом формально девственницей. Я могу творить удивительные вещи в постели, но на осмотре десяток гинекологов признают меня невинной девственницей. И последнее. Насчет мальчиков. Тут, мама, можешь быть спокойна. Мне самой не интересно заниматься вопросами предохранения от беременности в юном возрасте, рискуя залететь от какого-нибудь сопляка, у которого избыточное давление в яйцах и гормоны выплески Ваются через край. И который больше, чем на несколько минут "активной деятельности", совершенно не способен. У подростков это обычное явление. Хотя, может много раз…

Да и волновать его будут не мои ощущения, а его собственные. У меня, мама, ситуация очень похожа на твою, когда ты поняла, что ты больше не лейтенант Российского ФлотаНиколай Верещагин. Что теперь ты — пятнадцатилетняя девчонка и живешь спустя четыреста лет. И твое сексуальное поведение должно измениться на сто восемьдесят градусов.

Ты не смогла переступить через себя и правильно сделала. Не надо ломать свое собственное Я. Уж очень резко произошел у тебя переход из одной ипостаси в другую. У меня си-туация несколько проще. Я родилась в этой жизни девчонкой и с самого раннего детства, как только стала все понимать, считала это в порядке вещей. То, что произошло со мной недавно, когда в результате того злосчастного полета на шаттле у меня открылась памятьо прошлой жизни, конечно, внесло коррективы в мое мироощущение, но не настолько, чтобы разрушить мое осознание того, что я — женщина в этой жизни. И отношения с мужчинами меня не пугают так, как тебя. Хотя, если до конца быть честной… То немного не по себе… Раньше я имела женщин, как хотела и куда хотела, а теперь бу-дут иметь меня…Как я захочу и куда я захочу… Но это — позже. Надо сначала подрасти. А пока, в подростковом возрасте, я тоже хочу сначала попробовать с девушками. Как ты. Ведь две девушки не допускают грубостей и бережно относятся друг к другу, да и лучше знают, как доставить друг другу удовольствие. И никакого риска залететь. Разве не так? Лет с девятнадцати можно будет попробовать и с парнями. А замуж только после акаде- мии космофлота… Мама, что с тобой?


Ольга упала в кресло и сидела там, держась руками за голову и готовая завыть, как волчица на Луну. Нет никаких сомнений, что этот джинн, вырвавшийся из лампы, будет творить, что хочет, где хочет и когда хочет. И она н и ч е г о не может сделать! Ремень — невыход. Это она уже поняла. Слава богу, что мозги у этого джинна на месте. Такую теоретическую базу под все дочурка подвела… И у нее, как у матери, остается единственный разумный выход. Не давить на Аню и не пытаться сломать сложившуюся ситуацию. А стать терпеливым наставником и мудрым советником для своей так рано повзрослевшей дочери. Хотя, в последнее время, она только этим и занималась… Аня же истолковала затянувшуюся паузу по — своему.

— Мама, я догадываюсь, о чем ты думаешь. Не бойся, у тебя обязательно будут внуки.

И обязательно хотя бы одна внучка. И я обещаю, что выращу из нее настоящую ведьму, достойную наследницу нашего великого рода. Когда-то ты дала эту клятву своей бабушке после того, как она выяснила, кто ты есть на самом деле. Теперь я даю эту клятву тебе…


Ольга с грустной улыбкой смотрела на дочь. История повторялась… Как Аня напоминала ей ее саму… Когда она не была еще ни "генералом Миллер", ни Хризантемой, ни Ведьмой с "Летающей ведьмы", ни Пантерой… А была простой школьницей, хулиганистой девчонкой Олей Шереметьевой… Вернее, девчонкой, носящей это имя. Новое имя, которое получил офицер Российского Императорского Флота Николай Верещагин вместе с удивительнейшим подарком — новой жизнью…


— Ладно, мамочка. Я тебя не сильно шокировала? Ты уж прости, но сказала то, что думала и то, что собираюсь делать. Не хочу тебя обманывать. Но, повторяю, не волнуйся, всему свое время. Обещаю тебе, что проблем со мной не будет. А пока давай спать. Думаю, наша Эллочка, по крайней мере, сегодня, больше не вернется. А завтра… Как знать! Ничего, устрою вам в очередной раз романтическую встречу…

— Аня!!!

— Мама, а что тут такого? Я же вижу, что девица в твоем вкусе и тебе, да и ей очень понравилось. Вот я и помогу ей в начале раскрепоститься, чтобы была посмелее. А дальше тебе карты в руки…

— Аня, но что ты говоришь такое?!

— Как что? Развитие успеха боевой операции по обезвреживанию противника. Ведь она сейчас встретится со своим полковником, доложит о полученных результатах и получит от него новые инструкции, которые преподнесет нам на блюдечке. Правда, с моей помощью. Об этом ты не подумала? Ведь это великолепный канал получения информации опланах противника!


Ольга удивленно подняла брови. А ведь действительно! И как она сама об этом не подумала? Ведь если "подружиться" с этой Эллой, то она, сама того не ведая, будет поставлятьим самую свежую и достоверную информацию. Ай да Аня! Вернее, Сабуро-сан!


— Да, Анечка, я как-то и не подумала! Ты настоящий капитан первого ранга! Посмотрим, может, что путное из этой затеи и получится. Но это, если только она придет…

— Думаю, мама, придет. Она уверена, что никаких подозрений не вызвала. А подсылатьк нам новую "стюардессу" никто не будет. Обычно, каюты закреплены за определеннымистюардессами и приходят постоянно одни и те же.

— Ладно, доча, попробуем… Но только, чтобы тете Насте — ни сном, ни духом!

— Мама, да за кого ты меня принимаешь? Не бойся, я умею хранить чужие тайны. А сейчас я в душ, а ты ложись спать. Я там задержусь не менее, чем на полчасика, поплескаюсь…

— Не поняла… Это ты к чему?


— Мама… Все тебе объяснять надо…Тебя не хочу смущать! Ведь ты только этой Эллой занималась, а сама ни с чем осталась. Я же прекрасно чувствую, у тебя весь организм навзводе. Не забывай, что мой зверь хоть еще и маленький, но посильнее твоего будет. И чутье у него более тонкое. А остаться без ничего — это вредно для организма. "Игрушки" — вот они. Знаю ведь, что при мне стесняться будешь. Все, спокойной ночи, мамочка!


И маленькая зеленоглазая бестия упорхнула в душ, чмокнув маму в щечку, оставив еев одиночестве переваривать услышанное…

Ольга сидела на кровати, все никак не придя в себя. Возмущение боролось с безудержнымхохотом. И что же эта чертовка себе позволяет?! Хотя, с другой стороны… Она абсолют-но права! Просто высказала вслух то, что в нашем обществе как-то говорить не принято.

Сама ведь думала об этом, просто хотела подождать, пока Аня уснет… Чего уж саму себя — то обманывать… Да-а-а, Оля… У тебя очень умная и чуткая дочь, которая заботится о твоем здоровье, а ты задаешь глупые вопросы, нарываясь на неудобные ответы… Все, теперь будем относиться к этому с положенной долей юмора! Возьмем на вооружение опыт японских женщин. Ведь Аня права, в Японии действительно было так принято. Мать обучала дочь всему. Вот и будем теперь "учиться"! Правда, только неизвестно, ктоу кого… Эта маленькая бестия, похоже, в "этом" гораздо лучше нее вместе с Настей разбирается… Ольга бросила взгляд на "игрушки"… Ладно, время то идет… Дочурка, скорее всего, тоже сейчас время в душе зря не теряет. И чего только не понапридумывают… "Порхание бабочки над цветком"!!! Умеют же цветисто выражаться эти японцы…

Скажешь кому-нибудь, ведь и не поймут, кто не знает… Ладно, доча. Пусть там "бабочка" порхает над твоим "цветком", а мы сейчас выпустим в "полет" одного "дракона"!

Выпустить двух не получится. Времени маловато, да и не готовилась. Это мы дома на пару с Настюшей проделаем. С чувством, с толком, с расстановкой! И этот древний трактат об искусстве любви внимательно вместе проштудируем и будем на практике применять! Интересно, что там еще эдакого есть… А что будет непонятно, можно и у Анюткиспросить. В конце концов, все мы живые люди…


Сбросив банный халат, Ольга с удовольствием растянулась на широкой постели. Эх, Настюшу бы сюда сейчас! А Анютку — спать в соседнюю комнату. Нечего этой бесстыднице" ситуацию контролировать"! Да и эта Эллочка… Очень даже ничего! Интересно, придет еще, или нет? Вот уж, действительно, ситуация… В постели с врагом… Хорошая, все-таки, штука — жизнь! Не смотря на то, что бывают в ней неприятные моменты. Но бывают и очень приятные! Так, где тут наши "дракончики"?..


Содержание:
 0  Ведьма с "Летающей ведьмы" : Сергей Лысак  1  Глава 1 : Сергей Лысак
 4  Глава 4 : Сергей Лысак  8  Глава 8 : Сергей Лысак
 12  Глава 12 : Сергей Лысак  16  Глава 16 : Сергей Лысак
 20  Глава 3 : Сергей Лысак  24  Глава 7 : Сергей Лысак
 28  Глава 11 : Сергей Лысак  32  Глава 15 : Сергей Лысак
 36  Глава 4 : Сергей Лысак  40  Глава 8 : Сергей Лысак
 44  Глава 12 : Сергей Лысак  48  Книга третья НАРУШИВШАЯ ЗАПРЕТ : Сергей Лысак
 52  Глава 5 : Сергей Лысак  56  Глава 9 : Сергей Лысак
 60  Глава 13 : Сергей Лысак  64  Глава 3 : Сергей Лысак
 68  Глава 7 : Сергей Лысак  72  Глава 11 : Сергей Лысак
 76  Книга четвертая ВЕДЬМА — ВСЕГДА ВЕДЬМА : Сергей Лысак  80  Глава 5 : Сергей Лысак
 84  Глава 9 : Сергей Лысак  88  Глава 13 : Сергей Лысак
 92  Глава 2 : Сергей Лысак  96  Глава 6 : Сергей Лысак
 100  Глава 10 : Сергей Лысак  104  Глава 14 : Сергей Лысак
 108  Глава 3 : Сергей Лысак  112  Глава 7 : Сергей Лысак
 116  Глава 11 : Сергей Лысак  119  Глава 15 : Сергей Лысак
 120  вы читаете: Глава 1 : Сергей Лысак  121  Глава 2 : Сергей Лысак
 124  Глава 5 : Сергей Лысак  128  Глава 9 : Сергей Лысак
 132  Глава 14 : Сергей Лысак  133  Глава 15 : Сергей Лысак



 




sitemap