Фантастика : Космическая фантастика : Глава 5 : Сергей Лысак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  123  124  125  128  132  133

вы читаете книгу




Глава 5

Ольга села в пилотское кресло, и стала внимательно рассматривать быстро приближающийся корабль. Теперь он уже хорошо просматривался визуально через оптическую систему обзора. Такие корабли она видела и раньше, во время службы. Хоть они уже и устарели по современным меркам, да и сама концепция, согласно которой они создавались, была признана неудачной, но против безоружного пассажирского лайнера хватит с избытком. "Кассиопея" легла в дрейф, выключив маршевые двигатели, и сейчас неслась по инерции в точку встречи с орбитой Пандоры. Бортовой компьютер показывает, что если ничего не предпринимать, то лайнер пройдет на расстоянии порядка тысячи километров от планеты и понесется дальше, став искусственным спутником Денеба. А если совсем немного подкорректировать курс, то он войдет в атмосферу планеты, что собственно и нужно. В открытом космосе у них нет шансов противостоять крейсеру. Зато на планете шансы появляются, и очень неплохие. Только, надо сначала до нее добраться…

По мере приближения и выполняемым маневрам Ольга поняла, что "Памир" намеревается совершить стыковку. От него отошли в стороны четыре десантных бота и стали охватывать "Кассиопею" с четырех сторон. Значит, ребята не хотят заморачиваться с прорезанием обшивки лайнера, чтобы попасть внутрь, а хотят войти через парадный вход, то есть через стыковочный узел правого борта. Если бы расстояние до планеты было больше, то они бы не рисковали. А так можно не успеть провести абордаж. Ведь если "Кассиопея" даст ход, наплевав на угрозу применения оружия, то она вскоре войдет в атмосферу Пандоры, где присосавшиеся к ее корпусу десантные боты будут просто сметены встречным воздушным потоком, да еще и могут получить при этом серьезные повреждения. А так придется рисковать самим крейсером, проводя стыковку с неизвестно что способным выкинуть лайнером, который по своим размерам и массе на много превосходит "Памир". Но так результата можно добиться гораздо быстрее и увести лайнер подальше от планеты. И если, как говорит Аня, в дело пойдут штурмовые роботы, то дело очень худо. Пока время позволяет, надо одеть скафандры. В рубке они всегда есть для вахтенных…

"Памир" приближался. Вот уже четко просматриваются его угловатые формы, которые ни с чем нельзя спутать. Десантные боты взяли в каре "Кассиопею", уравняли с ней свою скорость и держат под прицелом своего оружия. Хоть ничего серьезного у них нет — одни артавтоматы и легкие ракеты, но дырок в корпусе они могут наделать запросто…

Ольга внимательно смотрела, как крейсер разворачивается, становится параллельно корпусу лайнера и уравнивает скорость. Еще немного, и он подойдет вплотную, состыковавшись стыковочными узлами. А дальше внутрь "Кассиопеи" хлынет толпа "волкодавов", прикрываясь штурмовыми роботами. Игра пошла уже по — крупному.

— Странно, Анечка. Что же такого важного находится на "Кассиопее", что контора пошла на этот шаг? Беспрецедентные меры по предотвращению утечки информации. Выбрано это гиблое место возле Пандоры. Не считаются ни с какими потерями. Послали ради сохранения секретности свой "Памир", хотя вполне могли привлечь не один современный боевой корабль из военного флота, мотивируя это интересами обеспечения госбезопасности. Ведь если дело дойдет до боя, то толку от него никакого. Вместо этого предпочли задействовать одну из своих старых быстроходных консервных банок, совершенно бесполезную в боевом отношении, лишь бы только информация не ушла на сторону. Ведь если сейчас вблизи появится хотя бы легкий крейсер…, да что там крейсер! Хотя бы фрегат сепаратистов, то "Памиру" надо будет удирать, пока не поздно. Одно — два попадания, и он полностью потеряет боеспособность.

— Думаю, мама, если мы это и узнаем, то не сейчас и не здесь. Те, которые работали против нас, сами ничего не знали. А те, которые сейчас полезут, тоже вряд ли знают больше… Кстати, ведь сейчас полезут! "Памир" уже рядом!

— Нет, доча, не успеют. Я же тебе сказала, что сделаю им небольшую пакость…

Ольга наблюдала за маневрами "Памира", чтобы не пропустить момент, когда стыковочные узлы обоих кораблей окажутся рядом. Когда-то она хотела провести такой маневр, чтобы не допустить абордажа "Афродиты" крейсером сепаратистов "Танжер", но тогда обошлось. У врагов оказалось достаточно здравого смысла. А вот сейчас, похоже, не обойдется. У своих здравый смысл, очевидно, отсутствует полностью…

Стелс-крейсер "Памир" подошел почти вплотную к пассажирскому лайнеру и завис в космическом пространстве параллельно его корпусу. Расстояние между стыковочными узлами обоих кораблей неумолимо сокращается. "Кассиопея" висит в пространстве неподвижно. Ее двигатели не работают и никаких радиосигналов она больше не подает.

Создается впечатление, что она прекратила всякие попытки сопротивления в присутствии военного корабля. Ольга выжидала. Все, теперь пора!

Яркие вспышки маршевых двигателей и двигателей боковой коррекции на "Кассиопее" застали подходящий "Памир" врасплох и он не успел сманеврировать. Огромный корпус лайнера, превосходящий его по массе раз в пять, быстро двинулся ему навстречу. В следующую секунду стыковочные узлы обоих кораблей на большой скорости ударились друг о друга, сминая и уродуя металл. Корма "Кассиопеи" движется в сторону кормы "Памира" и наносит удар огромной силы, проламывая его облегченный, небронированный корпус. Значительно более легкий по массе крейсер отлетает развороченной кормой в сторону, и тут же получает сильный удар в носовую часть носом лайнера. Мало того, лайнер не пытается отойти, а наоборот дает импульс двигателями боковой коррекции, который прижимает его к борту крейсера вплотную, и тут же дает форсаж маршевым двигателям, давя всей своей массой и снося с борта "Памира" поврежденные листы обшивки, поглощающие радиоизлучение панели, антенны, пусковые установки, артавтоматы и все, что только встречается на пути. Пройдя по борту "Памира", как гигантский утюг, "Кассиопея" стала быстро наращивать скорость, оставив за кормой потерявший ход, сильно поврежденный крейсер. Ольга прекрасно понимала, что экипажу "Памира" сейчас не до открытия огня. Разница в массе кораблей огромная и "Памир" получил удар такой силы, что у него запросто могли сдвинуться двигатели и реакторы с фундаментов. Плюс многочисленные рваные пробоины в тонкостенном облегченном корпусе, разгерметизация отсеков, нарушение энергоснабжения и прочие прелести. Вот где в полной мере сказалась порочная идея создания максимально облегченного, супербыстроходного корабля, не обладающего достаточным запасом живучести.

Ольга бросила взгляд на панель, указывающую повреждения. Повреждения есть, но не очень значительные. Выведен из строя ряд внешних датчиков, есть вмятины в обшивке, изуродован стыковочный узел правого борта, но пробоин нет. все-таки, корпус у нового пассажирского лайнера, где безопасность прежде всего, гораздо крепче, чем у этой старой жестянки, где все принесено в жертву скорости и невидимости, и которая по недоразу- мению имеет статус военного корабля.

Четыре десантных бота, зависших в пространстве вокруг "Кассиопеи", наконец-то очнулись. То, что произошло, они явно не ожидали, и теперь понеслись вдогонку за лайнером, обрушив на его корпус ураганный огонь из артавтоматов. Одновременно выпустили две ракеты. Промахнуться по такой махине с близкого расстояния невозможно. Ракеты попали в среднюю часть корпуса, разворотив две пробоины в борту, но калибр их был небольшой, и смертельных повреждений "Кассиопея" не получила. Многочисленные снаряды малокалиберных скорострельных пушек дырявили корпус, но пока не натворили ничего серьезного. Если не считать, что лайнер почти полностью разгерметизирован. Однако, долго так продолжаться не может. Ольга форсировала маршевые двигатели и лайнер несся к планете, все больше увеличивая скорость. Ситуация не очень приятная, так как чем выше скорость входа в атмосферу, тем сильнее нагрев корпуса. Но тут уж выбирать не приходится. Выполнять маневры уклонения нереально, так как маневрен- ность этих космических блох не идет ни в какое сравнение с маневренностью громад- ного пассажирского лайнера.

Неожиданно обстрел со стороны ботов прекратился, и они ринулись на сближение. Все понятно… Поступил приказ не уродовать больше свою собственность, а взять ее на абордаж, пока не поздно. Хотя, уже поздно. Ольга прикинула расстояние до планеты и подправила курс, чтобы войти в атмосферу по более крутой траектории. Спалим десяток самых чувствительных внешних датчиков, которые при обстреле уцелели, но зато гарантированно стряхнем с корпуса этих "прилипал". И вообще-то, ребята сами себе свинью подложили. Зачем было стрелять по "Кассиопее"? Понаделали в ней огромное количество дырок, и теперь почти все отсеки разгерметизированы, воздух улетучивается в открытый космос, и скоро его внутри лайнера вообще не останется. И придется вам, если даже и захватите лайнер, продолжать дальнейший полет в скафандрах, а это еще то удовольствие. Они же с Аней тоже облачились в скафандры заранее. Привычка, оставшаяся со времени службы в военном флоте. Хоть Аня и выглядит комично в скафандре, созданном для взрослого человека, но он надежно защищает ее от космического вакуума. И сделали они это очень вовремя, так как приборы показывают, что давление воздуха в рубке упало уже почти до нуля. Это значит, что не смотря на задраенный люк в переборке, где-то есть утечка, так как обшивка корпуса — и наружная, и внутренняя, пробита во многих местах. Судя по той интенсивности, с какой велся обстрел, "Кассиопея" имеет сейчас больше тысячи мелких пробоин от малокалиберных снарядов по всей длине корпуса. Не считая двух крупных от ракет. Хорошо, хоть основные агрегаты — двигатели, реакторы, навигационные системы и управление работают. Без этого посадку не совершить, корабль просто войдет в атмосферу планеты по баллистической кривой и грохнется об ее поверхность.

И тогда ничего не останется, как только попытаться покинуть его, после входа в атмосферу, на рабочей шлюпке, используя свой последний шанс. Но до этого пока не дошло. "Кассиопея", быстро теряя воздух через пробоины в обшивке, тем не менее, стремительно неслась навстречу планете. Реакторы работали с полной нагрузкой, маршевые двигатели выжимали все, что можно и голубой шар Пандоры быстро приближался.

Но также очень быстро приближались и четыре десантных бота. Если бы у них было хотя бы двадцать минут в запасе, то пришлось бы устраивать бой внутри лайнера. За это время абордажные группы вскроют обшивку "Кассиопеи" и ворвутся внутрь корпуса. Но этих двадцати минут у них как раз и не хватает…

Ольга внимательно наблюдала за быстро приближающимся противником. Не смотря на несопоставимую разницу в размерах, эти четыре небольших кораблика, каждый размером немногим больше спасательной шлюпки "Кассиопеи", были смертельно опасны. Десантный бот может нести абордажную группу до ста человек с полным вооружением в штурмовых бронескафандрах, а также двух штурмовых роботов, этих своеобразных мини — танков без экипажа. Которые могут действовать как дистанционно, управляемые оператором из укрытия, так и автономно, подчиняясь заложенной в них программе. Искусственный интеллект, будь он неладен… Бот может на полном ходу "прилипнуть" к корпусу атакуемого корабля и проделать дыру в обшивке, через которую проникнет абордажная группа вместе с роботами. А дальше — как повезет… Кроме этого, сам бот тоже вооружен скорострельными артавтоматами малого калибра и может нести несколько небольших ракет на внешней подвеске. Хотя, обычно, пускать в ход это оружие ему и не требуется, так как у него совсем другая задача. Это не закованный в броню штурмовик, "летающий танк", который наносит удар по цели своей огневой мощью, а просто быстроходный десантный транспорт. Своего рода — "летающий бронетранспортер". Однако, полностью игнорировать такой кусачий "бронетранспортер" тоже нельзя. И этих "летающих бронетранспортеров" сейчас было не один, а четыре, что Ольгу совсем не радовало. По возможности, она старалась затруднить им подход к лайнеру, создавая беспорядочное, хаотическое вращение вокруг продольной оси, но долго так продолжаться не могло и, в конечном итоге, все четыре десантных бота все-таки "прилипли" в центральной части корпуса, пустив в ход свои электромагнитные захваты…

Но первые предвестники близкой атмосферы планеты уже дали о себе знать. Хотя до плотных слоев еще далеко, но на такой скорости и на очень большой высоте начинается заметный нагрев обшивки. Ольга бросила взгляд на радиовысотомер и улыбнулась. Все, ребятки. Вы опоздали. Корпус "Кассиопеи", даже в таком поврежденном состоянии, рассчитан на грубое торможение трением об атмосферу при вхождении в нее на очень высокой скорости. Вдруг, в аварийной ситуации, ее не удастся снизить. Это, все-таки, пассажирский лайнер, где безопасность прежде всего. А вот ваши "летающие бронетранспортеры" — нет. Даже если металл корпуса и выдержит, то температура внутри машин поднимется настолько, что вы рискуете поджариться прямо внутри своих бронескафандров, так как достаточной теплозащиты ваши жестянки не имеют. И сейчас мы постараемся "согреть" вас побыстрее…

Ольга изменила траекторию входа в атмосферу, и сделала ее еще более крутой. Раскаленная плазма окутала корпус лайнера. Все десантные боты были быстро сметены с бортов.

То ли их сорвало набегающим потоком, так как их электромагнитные захваты не были рассчитаны на такие усилия, то ли они сделали это сами, во избежание излишнего перегрева своих корпусов. Как бы то ни было, "Кассиопея" вовремя избавилась от таких опасных "прилипал" и сейчас продолжала полет в атмосфере в полном одиночестве, быстро теряя высоту. Возможно, какие-то дыры в борту они прорезать успели, но какая теперь разница. Дыркой больше, дыркой меньше… При тысяче пробоин в корпусе четыре лишних дырки погоды не сделают…

Скорость падала довольно быстро. Ольга уменьшила тягу двигателей и сделала вход в атмосферу более плавным. Десантные боты отстали и, в ближайшее время, докучать пока не будут. Уже ясно, что уничтожать "Кассиопею" не собираются. Во всяком случае, пока. На абордаж в атмосфере ее тоже не возьмут, так как это технически невозможно. Из этого ясно, что они будут идти следом, отслеживая лайнер своими радарами, пока он не совершит посадку. Так как для других целей входить в атмосферу планеты ему было незачем.

А вот после этого можно ожидать вторую часть "марлезонского балета". И что в эту вторую часть войдет, можно только догадываться.

— Все, мама! Вроде, оторвались! Сейчас быстро вниз и ищи грозовой фронт. В грозу они, следом за нами, не полезут. Нам — то удар молнии не особо опасен, хотя и неприятен, а вот для этих малюток может плохо кончиться. Сейчас они идут по пятам и не дадут нам спокойно уйти после посадки. А в грозовых облаках они нас потеряют на какое-то время. Лучше всего найти старый заброшенный город на побережье. Там будет легче спрятать шлюпку среди старого металлического хлама, да и климат гораздо лучше, чем в центральной части материка, где одни джунгли вокруг. А я пойду, соберу вещи, как давление воздуха в корабле нормализуется. Нам придется быстро уходить отсюда. А после посадки похозяйничаем в провизионных кладовых, запасемся провиантом и водой на первое время.

— Аня, но там же…

— Мама, что говорили Джон Сильвер и Билли Бонс в твоей любимой книге "Остров сокровищ"? Мертвые не кусаются! Вот и эти кусаться не будут. Бояться надо живых…

Аня замолчала и уставилась на датчик воздушного давления, который показывал давление воздуха внутри кабины. "Кассиопея" быстро снижалась, и давление приближалось к норме. Ольга направила лайнер сторону побережья, и действительно вскоре обнаружила грозу. Десантные боты маячили на экране радара, но не подходили близко, опасаясь новых фокусов со стороны этого упрямого лайнера. Резко пойдя на снижение, "Кассиопея" вошла в грозовые облака…

Сразу ощутимо тряхнуло, и грозовые разряды заполнили все окружающее пространство.

Несмотря на свои огромные размеры и массу, лайнер испытывал чувствительные толчки.

Несколько молний ударило в корпус, но не причинили вреда. все-таки, от сил стихии это творение человеческого разума было надежно защищено. В отличие от других его творений, которые уже наделали в нем достаточно дыр…

Ольга вывела на экран карту Пандоры. Хорошо, что на судах стараются иметь как можно более полную коллекцию карт. Даже тех мест, куда полет не предвидится. Мало ли, что может в жизни случиться. Вот и пригодилось. На карте были нанесены старые, покинутые города и поселки, хотя и было их по всей планете сравнительно немного. И подавляющее большинство находилось на побережье, внутрь материка никто особо забираться не хотел.

Если верить карте, то прямо по курсу вскоре должен быть небольшой заброшенный город.

Ольга пробила облачность и вывела "Кассиопею" в горизонтальный полет на высоте в восемьсот метров. По корпусу хлестали струи дождя, сверкали молнии, но лайнер неумолимо несся вперед. Преследователи отстали, не рискнув войти в грозу. Надо было спешить воспользоваться этой неожиданной форой, предоставленной силами природы. Когда гроза закончится, их снова легко обнаружат и погоня продолжится. Ольга снизила скорость до смехотворной величины семьсот километров в час. А то еще не хватало проскочить мимо цели. Аня же стала деловито освобождаться от скафандра.

— Все, мама, я пошла. Давление воздуха в норме, сейчас мы уже будем дышать воздухом Пандоры. Атмосфера тут несильно отличается от земной, а мы до четырех тысяч метров поднимались без кислородных масок. Так что, можешь снимать скафандр тоже. Они нам еще пригодятся. А я пойду, пока похозяйничаю…

Выбравшись из скафандра, Аня исчезла из рубки до того, как Ольга успела открыть рот.

Она только покачала головой. Да уж, господин капитан первого ранга… Вы на все имеете свое мнение, и даже не спрашиваете свою мамочку, а просто ставите ее в известность…

Но, черт побери, мамочке даже возразить нечего! Она сама бы лучше не придумала!

Ну, хоть предупреждаете мамочку о своих планах, и на том спасибо…

Ольга вела "Кассиопею" чуть ниже кромки облаков над береговой линией, чтобы не ошибиться. Ничего, похожего на город, впереди не было. Она уже сбросила скорость до вообще несерьезных четырехсот километров в час и постоянно сверяла местность с картой, но внизу проплывал только зеленый ковер джунглей, подступающий почти к самому берегу. Поняв, что визуально обнаружить вряд ли что удастся, Ольга стала проводить поиск бортовым радаром, настроив его на металлические объекты, и почти сразу же обнаружила впереди значительные скопления металла. Ориентируясь по радару, она подлетела к обнаруженной цели и зависла в воздухе. И только внимательно рассмотрев через оптическую систему обзора то, что было внизу, поняла, что прибыла на место. Город полностью поглотили джунгли. Разрушенные постройки скрывались среди деревьев и кустарников. Брошеные механизмы давно превратились в груду ржавого металлолома, и тоже были скрыты под зеленым ковром буйной тропической растительности. Люди давно ушли отсюда, и вряд ли когда — нибудь вернутся…

Надо было искать место для посадки. Увеличив масштаб карты, Ольга нашла, что искала. На таких безлюдных колонизируемых планетах, возле каждого города, должен быть хотя бы небольшой космопорт, так как на первых порах — это единственный доступный вид транспорта. И здесь космопорт тоже был, всего лишь в паре километров от городских построек, куда Ольга и направила "Кассиопею".

Сверху это место выглядело, как большая проплешина в джунглях, неподалеку от береговой черты. И только когда высота уже уменьшилась до сотни метров, стали заметны старые бетонные плиты, выстилающие некогда летное поле, а теперь почти полностью скрытые под слоем зеленой травы. Древний бетон потрескался, пропуская рвущуюся вверх жизнь планеты, несогласной с таким бесцеремонным вторжением чужаков. Ольга начала маневр захода на посадку, снизившись до сотни метров и полностью погасив горизонтальную скорость. Команда на выпуск шасси, и гигантский лайнер начинает плавно снижаться. Несколько минут, и "Кассиопея" замерла, опустившись на летное поле древнего космопорта. Ольга выключила двигатели и заглушила все реакторы, кроме одного, подающего энергию системам корабля. Все, полет завершен. "Кассиопея" совершила очередную, а скорее всего — последнюю посадку на планету. Да, у нее работают маршевые двигатели, и она сможет снова подняться в космос, но без возможности запустить гипердвигатели эта затея не имеет смысла. Кроме этого, обшивка корпуса имеет многочисленные пробоины, заделать которые своими силами не удастся. И это значит, что корабль полностью разгерметизирован, и не может покинуть атмосферу планеты. Иными словами, полет на нем возможен только при постоянном нахождении в скафандре, что нереально. Ольга грустно улыбнулась. Похоже, она привела "Кассиопею" к ее последнему пристанищу. Во всяком случае, это гораздо лучше, чем если бы ее разнес на куски "Памир", всадив несколько тяжелых противокорабельных ракет…

Но долго задерживаться тут нельзя. Гроза рано, или поздно прекратится, и преследователи очень скоро их обнаружат. Скрыть корпус огромного лайнера просто невозможно и его легко обнаружить радаром с орбиты. Бросив еще раз взгляд на окружающий пейзаж, подернутый пеленой тропического ливня, Ольга встала из кресла и выбралась из скафандра.

Теперь надо срочно покинуть "Кассиопею". Одно из правил полетной инструкции. В случае вынужденной посадки на территории противника постараться уйти как можно дальше от своей машины. Так как поиски пилота начнутся именно с нее. Хоть здесь и не территория противника, и для преследователей она тоже будет совсем не дружественной, но, тем не менее, это правило не теряет своей актуальности. Первым делом "волкодавы" сунутся именно сюда. Поэтому, пока бушует гроза и льет тропический ливень, надо подготовить рабочую шлюпку к полету и покинуть лайнер.

Ольга добралась до палубы, где находилась их каюта, и в ужасе замерла. Все "волкодавы", которых они оставили лежать после короткого боя, в котором у них не было ни одного шанса на спасение, лежали с перерезанным горлом, и со многих было сорвано обмундирование с защитными доспехами. Не было никаких сомнений, что в Ане снова взыграли самурайские замашки. Но зачем?! Ольга решительно направилась в каюту, желая услышать объяснения. Едва войдя, она открыла рот, чтобы спросить, что все это значит, да так и осталась стоять, забыв его закрыть. Перед ней стоял маленький солдат Императорской армии. В костюме защитного цвета, крепких ботинках на толстой подошве, шапочке с козырьком и наброшенным под нее темным платком. Талию перехватывал пояс, снятый с одного из "волкодавов", за который был заткнут вакидзаси в ножнах, а рядом в штатных ножнах находился большой десантный нож — тоже из арсенала "волкодавов". Аня кивнула на лежавший в кресле комплект "волкодавского" обмундирования, доспехов и обуви.

— Одевайся, мама. Постаралась подобрать тебе по размеру. Хоть они все и здоровенные бугаи, но лучше что-то, чем ничего. Обувь, вроде бы, удалось подобрать. Сравнила с твоими туфлями, но все равно примерь…

— Аня, что все это значит?!!

— Это война, мама. И не мы ее начали. И если мы хотим победить в этой войне, то должны выполнять ее неписаные законы…

— Какие законы?! Сдирать одежду с трупов и резать им горло?! И ты хочешь, чтобы я это теперь надела?!

— Не волнуйся, я сначала сняла с них форму, а потом перерезала горло. Слава богу, давление в этом отсеке не упало до нуля, и тела не разорвало от резкого перепада. Нам не надо оставлять здесь "неправильные" трупы, вот я и пустила в ход свой вакидзаси. А то, что подобрала тебе комплект обмундирования… Мама, твои любимые юбки с разрезом почти до попы и прозрачные чулочки с кружевной резинкой, или тоненькие колготки для войны в джунглях не годятся. Так же, как не годятся твои туфельки и платья. Больше у тебя ничего подходящего нет. Даже тот твой брючный наряд, в котором ты пожаловала в гости к Доихаре, годится, в лучшем случае, для разборок на городской свалке, но не для войны в джунглях. А эта экипировка "волкодавов" — лучшее полевое обмундирование, которое я когда — либо встречала. Была бы постарше, себе бы тоже взяла комплект. А так пришлось помародерствовать в каютах. Я помню, где были дети моего возраста. Вот, кое-что удалось найти. Так что, мама, давай без ненужной брезгливости. Тебе просто нечего больше надеть. Если обувь не подойдет, поищем еще. Для войны на суше это очень важная деталь экипировки. И нам надо поторапливаться. Как закончится гроза, они скоро будут здесь. А мне, вместо того, чтобы заняться сбором нужных вещей, приходится тебя уговаривать и объяснять азбучные истины войны…

Ольга только вздохнула. Эх, Анютка… Вернее, Сабуро — сан… Опять ты кругом абсолютно прав… Но до чего же их вынудили дойти, что ее дочь решилась пойти на такое… Хотя… Аня права. Это война. И не они ее начали.

— Да, доча… Разумом соглашаюсь, но… Никогда не приходилось докатываться до такого.

Не могла раньше даже допустить мысли, что моя дочь будет раздевать убитых врагов, чтобы меня одеть. Так как воевать мне действительно не в чем… И тебе было не противно? В смысле — стаскивать одежду с убитых?

— Мама, еще раз повторяю тебе — это война. А война — это боль, грязь и кровь. И то, что я сделала, это обычное явление на войне. Мертвым уже все равно, а тебе их форма поможет.

Живые должны жить. И поверь мне, снять форму с убитого врага — это гораздо менее неприятное занятие, чем доставать из кабин разбившихся самолетов своих товарищей по частям. Когда они смогли дотянуть на сильно поврежденной машине до своего аэродрома, но не смогли совершить посадку потому, что были ранены. Впрочем, что я тебе рассказываю. Тебе и самой приходилось проделывать такое… Мы с тобой солдаты, мама.

Были ими, и остались. И перед нами снова жестокая правда войны, хотим мы этого, или нет…

— Понимаю… Хотела бы возразить, да не могу… Ладно. Но зачем надо было резать им всем горло? Ведь в коридоре полно оружия? Могла бы всадить в каждого по пуле. Да и грамотный человек поймет, что перед этим они уже были мертвы какое-то время.

— Поймет, но экспертизы здесь никто проводить не будет. Ну, а по части "всадить пулю"…

Их здесь сорок восемь, я всех посчитала. Это сорок восемь выстрелов впустую. Непозволительная роскошь в нашей ситуации. Патронов нам больше взять негде. Только вот эти, что лежат здесь, в этом коридоре. Заберем все магазины из их оружия.

Ольга поняла, что все ее аргументы разбиты полностью. Делать нечего, снова приходится признать, что Аня во всем права. Поэтому, хватит кочевряжиться. Сбросив платье и туфли, начала примерять "обнову". Размер был, конечно, великоват, но носить можно. Хорошо, хоть ботинки подошли. Неожиданно среди "волкодавов" оказался один с небольшим размером обуви. Вскоре в каюте стоял настоящий "волкодав". В полном обмундировании и в штурмовой броне. Аня восхищенно покачала головой.

— Мама, а тебе идет!

— Ладно, доча. Комплименты потом. Сейчас собираем все наши вещи и сносим в шлюпку.

— Я уже все собрала. У нас то вещей всего на один чемодан, все поместилось. Прихватим трофейное оружие, оно нам пригодится. Когда пойдем в джунгли, обязательно возьми с собой меч. В джунглях хороший клинок — необходимая вещь. Хотя, конечно, это святотатство — использовать катану в качестве мачете, но у нас нет выбора. Забираем штук шесть автоматов, несколько пистолетов и ножей и все боеприпасы, сколько есть.

— Аня, ты собралась вести полномасштабную войну? Нам оружие, вроде бы, и ни к чему.

— Против людей — да. Но вдруг тут есть какие-то опасные животные, против которых наши способности бессильны? В джунглях никогда нельзя сбрасывать это со счетов. Тем более, в т а к и х джунглях.

Ольга в который раз убедилась, что Аня снова права. Следующие полчаса были заняты перетаскиванием в рабочую шлюпку всего необходимого — своих вещей, оружия, боеприпасов, провизии, воды и прочего. Аня даже настояла, чтобы Ольга захватила пару матрацев с подушками и одеялами. Спать ведь тоже где-то придется, а шлюпка для этих целей никак не предусмотрена. Попутно прошерстили судовой госпиталь, изъяв кое-как ие медикаменты и камбуз, прихватив ложки — вилки и прочее. Было видно, что Аня имеет солидный опыт обустройства на новом месте в полевых уловиях. Это не авианосец, или обустроенная береговая авиабаза, где все эти бытовые мелочи — как бы само собой разумеющееся. Ольга вспоминала свой авианосец "Адмирал Ушаков" и военную базу на Амальтее, где прошло время ее службы. Да, они шли в бой, как в огненный ад, откуда возвращались не все. Но по возвращению из рейда ее ждала комфортабельная каюта на авианосце, или коттедж на базе, регулярное качественное питание, необходимая медицинская помощь и прочие блага, которые не замечаешь и не ценишь, так как считаешь это в порядке вещей. И начинаешь ценить только тогда, когда попадаешь на полевой аэродром, где с обеих сторон, с огромным трудом расчищенной взлетной полосы, расположены тропические джунгли с их обитателями. Зачастую, далеко не безобидными. Вокруг тебя полчища москитов. Жить приходится в палатках, питание зависит от подвоза снабжения, которое не отличается регулярностью, и иногда приходится заниматься этим самому, охотясь в джунглях на дичь. Рискуя при этом самому стать дичью для здешних хищников, или партизан. И что возможность помыться в душе теплой водой с мылом воспринимаешь, как райское блаженство. Все это Аня, между делом, рассказала Ольге, и та прикусила язык, безропотно стаскивая в шлюпку все, что говорила дочь. Она понимала, что теперь они, на какое-то время, будут оторваны от цивилизации. Если бы не было этой погони, то можно было бы спокойно дождаться помощи в очень комфортных условиях, даже не покидая борт "Кассиопеи". Воздух планеты пригоден для дыхания, так что разгермемети- зация не опасна. Местная живность сюда не заберется, так что можно спать спокойно. А провизией, водой и энергией они обеспечены на долгие годы, если бы вдруг пришлось прождать столько…

Но столько ждать не придется. Через сутки, или даже меньше, гроза пройдет, и лайнер будет обнаружен почти сразу же. Примерный район им известен, а с орбиты уточнить координаты не составит труда. Места на этом древнем летном поле достаточно, и "Памир" запросто совершит здесь посадку, чтобы не утруждать себя высадкой десанта из космоса на десантных ботах. Нет никаких сомнений, что он уже торчит на орбите и просто ждет улучшения погоды. Совершить взлет незамеченой "Кассиопея" не сможет, да и на "Памире" знают, что после такого обстрела выход в космос для нее проблематичен. Правда, не известно, в каком состоянии сам "Памир". Очень может быть, что его дела еще хуже и совершить посадку он не сможет. Но это все из области догадок. А реальность такова, что скоро эти четыре бота с десантом будут здесь, и помешать этому нет никакой возможно- сти. А это значит, что "Кассиопея" в качестве базы для них потеряна. Они не смогут оборонять ее в случае применения противником тяжелого вооружения, и их просто прих- лопнут, как в мышеловке. И единственным оплотом цивилизации для них станет теперь маленькая рабочая шлюпка, которую надо увести подальше от лайнера. В ней, по крайней мере, можно жить, спасаясь от непогоды и диких зверей. Но для этого надо укомплекто- вать ее как можно лучше запасами, так как изначально в ней ничего нет. У нее совсем другое назначение. А партизанские действия придется вести на своих двоих, укрыв шлюпку в надежном месте. Для боя она совершенно не годится… Все эти мысли роились в уме Ольги, когда она курсировала между шлюпкой и помещениями лайнера, перетаскивая все, что Аня сочла необходимым. Аня пыталась помочь в меру сил, но Ольга не позволяла ей таскать тяжести, разрешая только всякие мелочи. Наконец, изрядно нагруженная шлюпка была готова к полету. Ольга запустила реактор и стала ждать доклада компьютера о готовности всех систем. Пока шла подготовка к старту, загрузила в компьютер шлюпки из главного навигационного компьютера лайнера подробную карту Пандоры и все сведения, какие только были о ней, а также остальных планетах системы Денеба. Кто знает, сколько времени им здесь придется провести. Дала автоматический сигнал бедствия, и напоследок набрала подробнейшую радиограмму с описанием нападения на "Кассиопею", отправив ее сразу в несколько адресов на Швейцарию и на Землю. Указала только, что нападение осуществлено н е и з в е с т н ы м стелс-крейсером. Грамотные люди поймут. Никто не проводил подобные эксперименты, кроме Федерации. Но это хорошая зацепка, чтобы вмешался военный флот, посчитав это обычным пиратским нападением. А присутствие здесь военного флота, даже своего собственного, в планы конторы никак не входит. Тайное сразу станет явным, а вот этого рыцари плаща и кинжала боятся больше всего!

Приборная панель мигнула зелеными огоньками, и компьютер шлюпки доложил о готовности к старту. Стартовой катапульты рабочая шлюпка не имела и выходила из специальной ниши в верхней части корпуса просто за счет тяги своих двигателей. Подав команду на рассоединение крепежных замков, Ольга запустила двигатели и начала медленно поднимать шлюпку. Едва только маленькое суденышко вышло за габариты корпуса лайнера, как его покачнул сильный порыв ветра. Потоки воды низвергались с неба, сверкали молнии и полет в таких условиях был настоящим безумием. Но выбора не было.

Сейчас гроза надежно укрывает их от вражеских радаров и десантные боты, даже если и находятся в этом районе, патрулируя выше грозовых облаков, не смогут их обнаружить.

Автоматика парировала резкие порывы ветра, меняя тягу двигателей, и Ольга полностью сосредоточилась на управлении. Необходимо найти место, где можно надежно укрыть шлюпку, чтобы ее нельзя было обнаружить с воздуха. Ни визуально, ни с помощью радара. Визуально проблем нет — в этой тропической чаще даже их "Барс" легко прятался.

А вот по части радиолокации — тут придется искать место с большим количеством старого железного хлама, чтобы отраженный сигнал от корпуса шлюпки терялся на фоне сигнала от этого древнего металлолома. Вокруг города располагался когда-то ряд промыш- ленных объектов, в сторону одного из которых они сейчас и направлялись.

Ольга вела шлюпку очень медленно, скорость не превышала пятидесяти километров в час. При желании она может выжать в атмосфере и двести, но сейчас это не нужно. Надо внимательно вести наблюдение за окружающей обстановкой и не пропустить что-нибудь важное внизу. Полет проходил на пару десятков метров выше крон деревьев, видимость из-за сильного дождя была неважная, и Ольга больше полагалась на показания радара. Наконец, радар показал впереди скопление металла на поверхности. Приблизившись к этому району и сверив его с картой, Ольга поняла, что нашла то, что искала. Внизу был какой-то древний комбинат. То ли по переработке древесины, то ли по добыче полезных ископаемых, уже это нельзя было определить. Все постройки были наполовину разрушены, и их поглотили джунгли. Но здесь оставалось также большое количество металлического оборудования, создающего сплошной фон на экране радара. И именно здесь Ольга стала искать место для посадки. Вскоре одна лазейка была найдена, и она аккуратно загнала шлюпку между почти развалившимся корпусом какого-то здания и большой металлической цистерной, полностью опутанных лианами и еще какой то растительностью.

Кроны близлежащих деревьев смыкались над этой площадкой и без подробной карты местности найти ее было невозможно. Не очень быстроходная шлюпка обладала великолепной маневренностью, и сейчас Ольга воспользовалась этим в полной мере, аккуратно затолкав свое крохотное суденышко под зеленую крышу тропических деревьев. Еще несколько секунд, и шлюпка замерла, коснувшись посадочными опорами поверхности планеты. Ольга сразу остановила двигатели и перевела реактор на минимальную мощность.

Этого достаточно для работы системы вентиляции, освещения, приборов, бортового компьютера и аппаратуры связи. Но недостаточно для обнаружения шлюпки. Металический корпус надежно экранирует слабое электромагнитное излучение. А пробивающееся тепловое излучение, в условиях теплого тропического климата Пандоры, полностью забивается естественным фоном. Как и тогда, когда они прилетали с Настей сюда на "Барсе", обнаружить их можно, только свалившись прямо на голову. Кто же тогда знал, что история повторится с такой пугающей точностью в том же месте. С той лишь только разницей, что сейчас в ее руках не бронированный, вооруженный до зубов штурмовик, а маленькая рабочая шлюпка, ни на что не годная в боевом отношении. И противостоит им с Аней не банда вооруженных уголовников, а профессиональные бойцы элитного спецподразделения, не испытывающие недостатка в вооружении, и имеющие поддержку с воздуха в лице десантных ботов и стелс-крейсера. А возможно, и штурмовых роботов, которых они пустят впереди себя. Да только и Ольга теперь д р у г а я…

— Все, доча, мы на месте. До точки, где стоит "Кассиопея", по прямой километра три.

Но это по диким джунглям. Просто так они в них не сунутся. Через эту чащу штурмовые роботы не пройдут, и им придется рассчитывать только на себя. Сейчас ужинаем и ложимся спать. Если кто-то поблизости будет крутиться, детекторы движения это сразу обнару- жат. Ближайшие дни будут довольно жаркие.

— Как ты думаешь, что они предпримут?

— Это зависит от того, какие приоритетные задачи у них поставлены. Ясно, что мы нужны им живые, по крайней мере — я. Иначе бы они сразу уничтожили "Кассиопею", ничто этому не мешало. Вместо этого они предприняли попытку захвата. А из этого следует, что либо я им так нужна до зарезу, либо что-то, находящееся на "Кассиопее", о чем мы не знаем. Из этого возможны тоже два варианта. Либо они убедятся, что на "Кассиопее" нас нет, уведут ее подальше, где мы не сможем им помешать, и будут там обшаривать, либо сделают попытку нас отыскать, если сам лайнер их особо не интересует. Они понимают, что далеко уйти мы не могли. И будут обшаривать именно такие места — с большим скоплением металла, где можно спрятать шлюпку. Ведь когда они обследуют лайнер и поймут, что рабочей шлюпки нет на месте, то нетрудно сделать вывод, куда она подевалась. Рано, или поздно, они сюда доберутся. Обследуют все окрестные свалки металлолома и в конце концов найдут это место. Но сделать это можно только пешим десантом, доставленным с воздуха. Роботы через джунгли не пройдут, да и здесь рискуют застрять. Поэтому, наша задача — пакостить им регулярно и эффективно, чтобы у них побыстрее пропало желание вести свою "охоту на ведьм" и они убрались отсюда. Тогда они либо уничтожат "Кассиопею", чтобы лишить нас такой хорошей базы, либо просто бросят ее, выведя из строя, чтобы мы не могли взлететь. Минировать ее вряд ли будут, если мы нужны им живые. А сами уберутся на орбиту, и будут ждать там, не проявим ли мы какую — либо активность. Ведь они прекрасно понимают, что выбраться отсюда без помощи извне мы не можем. Но до этого будут проявлять неуемный охотничий азарт, пытаясь поймать нас. Все предыдущие события говорят в пользу такого сценария. Причем, мы не знаем, какими средствами они располагают и какова их численность. Поэтому, наша задача — делать им постоянную бяку, чтобы этот охотничий азарт сменился страстным желанием унести отсюда ноги, и поскорее. Как это лучше сделать, я хотела у тебя спросить. Ты у нас специалист по партизанской войне в джунглях.

— Завтра утром, если закончится гроза, проведем разведку местности. Да и шлюпку надо хорошенько замаскировать. Когда обшарим окрестности этого завода, прогуляемся по джунглям к "Кассиопее", наметим маршрут. Думаю, к тому времени они уже будут там.

Какое-то время у них уйдет на то, чтобы выяснить, что на борту нас нет. При наличии большой численности людей они смогут сразу начать прочесывать местность вокруг летного поля. Надо будет взять кого — нибудь за хобот и вытряхнуть из него информацию. Нам необходимо узнать, сколько их, в каком состоянии "Памир", каким снаряжением они обладают и какой приказ в отношении нас и "Кассиопеи" они получили. Десантных ботов у них, похоже, всего четыре. Иначе они бы вывели в космос и остальные при попытке абордажа. Правда, остаются еще спасательные шлюпки "Памира". Они хоть и не вооружены, но для высадки десанта и воздушной разведки их вполне можно использовать.

Иными словами, проведем разведку, добудем максимум информации, и в зависимости от этого разработаем дальнейшую тактику. Как знать, может, они побоятся лезть в джунгли, и уберутся сразу отсюда. Хотя, я в это не очень верю…

— Я тоже… Ладно, доча. Перекусим и спать. Утро вечера мудренее. Сейчас хоть отоспимся спокойно. Не надо ждать, что незваные гости среди ночи нагрянут. Тут хоть и не наша шикарная каюта, но все же гораздо лучше, чем в палатке на аэродроме в джунглях…


Содержание:
 0  Ведьма с "Летающей ведьмы" : Сергей Лысак  1  Глава 1 : Сергей Лысак
 4  Глава 4 : Сергей Лысак  8  Глава 8 : Сергей Лысак
 12  Глава 12 : Сергей Лысак  16  Глава 16 : Сергей Лысак
 20  Глава 3 : Сергей Лысак  24  Глава 7 : Сергей Лысак
 28  Глава 11 : Сергей Лысак  32  Глава 15 : Сергей Лысак
 36  Глава 4 : Сергей Лысак  40  Глава 8 : Сергей Лысак
 44  Глава 12 : Сергей Лысак  48  Книга третья НАРУШИВШАЯ ЗАПРЕТ : Сергей Лысак
 52  Глава 5 : Сергей Лысак  56  Глава 9 : Сергей Лысак
 60  Глава 13 : Сергей Лысак  64  Глава 3 : Сергей Лысак
 68  Глава 7 : Сергей Лысак  72  Глава 11 : Сергей Лысак
 76  Книга четвертая ВЕДЬМА — ВСЕГДА ВЕДЬМА : Сергей Лысак  80  Глава 5 : Сергей Лысак
 84  Глава 9 : Сергей Лысак  88  Глава 13 : Сергей Лысак
 92  Глава 2 : Сергей Лысак  96  Глава 6 : Сергей Лысак
 100  Глава 10 : Сергей Лысак  104  Глава 14 : Сергей Лысак
 108  Глава 3 : Сергей Лысак  112  Глава 7 : Сергей Лысак
 116  Глава 11 : Сергей Лысак  120  Глава 1 : Сергей Лысак
 123  Глава 4 : Сергей Лысак  124  вы читаете: Глава 5 : Сергей Лысак
 125  Глава 6 : Сергей Лысак  128  Глава 9 : Сергей Лысак
 132  Глава 14 : Сергей Лысак  133  Глава 15 : Сергей Лысак



 




sitemap