Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9 : Сергей Лысак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  127  128  129  132  133

вы читаете книгу




Глава 9

Полет занял довольно много времени, так как Ольга не хотела раскрывать конечной цели маршрута. Пока была возможность, летели над сушей. Три раза приходилось совершать посадку прямо в джунглях, ломая деревья, чтобы укрыться от "Памира", проходившего над этой стороной планеты. И только когда уже можно было лететь по кратчайшему пути над океаном, "Линкс" рванулся вперед с максимальной скоростью, на какую только был способен в атмосфере. До следующего появления "Памира" над ними надо успеть достичь архипелага, так как в океане прятаться негде, и они сразу будут обнаружены. Стрелять крейсер, может быть, и не станет, но вот цель их полета сразу выяснит. Но запас времени есть. Если даже и не удастся сразу обнаружить интересующий их остров до появления "Памира", то можно отсидеться на любом из них, пока крейсер не уйдет на следующий виток, а потом снова продолжить поиски.

Ольга вела машину на высоте тысячи метров. Внизу проносилась синяя гладь океана, подернутая рябью волн. Вот впереди появилась длинная цепочка островов, как будто всплывающая из океанских глубин. Надо было снижать скорость. Ольга убавила тягу двигателям, и начала снижение. Когда "Линкс" прошел на малой скорости над песчаным пляжем ближайшего острова, до появления крейсера над горизонтом еще оставалось время. Можно поискать место для посадки, не занимаясь больше подобным варварством, нанося вред местной растительности. Покружив над островом, она нашла небольшую прогалину в джунглях, и протиснула туда "Линкс". Снова вокруг высились стволы деревьев, а внизу все вокруг покрывал кустарник вперемешку с высокой травой. Здесь ничего не изменилось за семь с лишним лет…

— Все, Анечка, мы прибыли! По сравнению с материком, здесь просто райский уголок.

Острова сравнительно небольшие и хорошо продуваются со всех сторон ветрами, поэтому здесь и нет той удушливой влажности, свойственной джунглям на материке. Крупных животных тут тоже нет, хотя всякой ядовитой гадости хватает. Так написано в справочнике. Поэтому, будем внимательно смотреть под ноги. Далеко от берега тоже заплывать нельзя, в здешних теплых водах водится много разных хищных тварей. В общем, добро пожаловать на Пандору! На побережье материка еще хуже, а вдали от берега и подавно.

— Понятно, мама! Но мне это место нравится гораздо больше, чем космопорт со стоящей там "Кассиопеей". С местными зверушками договориться можно. А вот со зверями в генеральских мундирах — нет.

— Согласна. Поскольку, нам пока надо сидеть тихо до ухода "Памира" на следующий виток, давай перекусим. А то уже и день скоро закончится, а нам надо этот остров с кораблем найти, пока не стемнело. А то ночью тут тоже будет праздник живота, как и на материке, где все пытаются сожрать друг друга.

В процессе ужина обсудили дальнейшие действия. Ольга высказала предположение, что пока "Памир" находится в одиночестве, есть надежда на вмешательство какой-нибудь третьей силы. Вдруг, кому-то придет в голову идея провернуть именно сейчас, на Пандоре, какую-то криминальную негоцию. А против более — менее серьезного противника тяжело поврежденному "полукрейсеру" не выстоять. И если только он начнет ревностно выполнять приказ о полной блокаде Пандоры, то может и нарваться на неприятности. Это будет зависеть от того, кто сюда пожалует. Кого-то он, конечно, сможет уничтожить. А вот если появятся несколько кораблей вроде ее "Барса", то по нему самому можно будет справлять панихиду. Десант на "Кассиопее" можно вообще не принимать в рассчет. Средств передвижения у него нет, а поднимать в воздух поврежденный лайнер — на это господа из аппарата президента никогда не решатся.

А потом с этими "негоциантами" можно будет как-то договориться. Генерала Миллер знают очень многие. В том числе, и в криминальных кругах. Ну, а если мальчики завыпендриваются… Когда-то давно, на планете противника, она захватила в одиночку вражеский штурмовик "Сункар", ставший впоследствии "Барсом". Потом спокойно захватила "Элеонору" прямо в порту. Вчера, вместе с дочерью, она захватила "Линкс"… А что помешает захватить корабль "негоциантов"? Ведь если они откажут им в помощи, то нарушат одну из главных заповедей космофлота. А за это, если кто узнает… Да только, никто не узнает. Ни Ольга, ни Аня никому не расскажут об их безобразном поведении. Да и о самих "негоциантах" тоже… Но это возможно только в том случае, если в окрестностях Пандоры не будет никого, кроме недобитого "Памира". А если появится хоть один серьезный военный корабль, то рассчитывать на этот вариант с залетными "негоциантами" не приходится. Он разом вышвырнет всех незваных визитеров из окру- жающего планету пространства. Ладно. Придется поступать так же, как и раньше. То есть, решать проблемы по мере их возникновения.

"Памир" скрылся за горизонтом, и можно было взлетать. Ольга осторожно подняла машину в воздух, стараясь не задевать лишний раз кроны деревьев, и начала набирать высоту по спирали. Надо прочесать радаром все острова в поисках крупного металлического объекта. Тогда она не запомнила точное местонахождение нужного острова, так как никогда не думала, что вернется сюда.

"Линкс" шел на высоте тысячи метров. Скорость была небольшая, Ольга просматривала все внизу визуально, а Аня вела поиск радаром. Наконец, радар засек крупный металлический объект. Машина пошла на снижение, и очень скоро Ольга убедилась, что они нашли, что искали. Это был тот самый остров. Старый корабль лежал на берегу, зарывшись днищем в песок. Снизившись до сотни метров, Ольга сделала круг над кораблем, и стала заходить на посадку. Благо, места вокруг на пляже было много. Подняв тучу песка, "Линкс" коснулся шасси поверхности острова, и замер. Очередной полет в неизвестность был завершен.

— Все, Анечка, пойдем, пока еще не стемнело. Корабль большой, осмотрим хотя бы рубку. А все остальное можно оставить на завтра. Торопиться нам некуда.

— Как думаешь, мама, что с ним случилось?

— Точно не знаю, но на корпусе следы обстрела. Он дотянул до этого острова и кое-как совершил посадку. Но взлететь уже не смог. Корабль очень старый — балкер типа "Гермес". Их выпуск был прекращен очень давно…

Выйдя из машины, Ольга полной грудью вдохнула свежий морской воздух. В нескольких десятках метров от них волны лениво накатывались на берег, и был слышен только шум прибоя. Диск Денеба уже склонялся к горизонту и скоро должен был коснуться поверхности океана. Надо было поторапливаться. На всякий случай, Ольга прихватила оружие. Воевать с местной живностью вряд ли придется, а вот высадить какой-нибудь проржавевший замок в двери — очень даже возможно. Подойдя вплотную к уходящему ввысь борту, они остановились. Металл был очень сильно изъеден коррозией и покрыт слоем морской соли. Ольга помнила расположение люков на кораблях этого типа, поэтому сразу направилась в сторону носа. Там есть небольшой люк для доступа внутрь экипажа и пассажиров, которым обычно пользуются, если не хотят открывать большую грузовую аппарель в кормовой части. Идти по песку пришлось довольно долго, длина корабля достигала трехсот метров. На всем протяжении корпуса они натыкались то тут, то там на рваные пробоины в обшивке. Были сравнительно небольшие, оставленные снарядами автоматических пушек, а были больших размеров, которые оставляют ракеты малого калибра класса "корабль — корабль". Крупный калибр обычно пробоин не оставляет. Он просто разносит на куски…

Но вот и входной люк. Дверь люка изуродована взрывом и видно, что ее открывали с помощью ионного резака. Она так и осталась в открытом положении. За дверью чернеет темный проем коридора, ведущего на жилую палубу. Освещения, естественно, на корабле никакого нет. Ольга и Аня активировали чувства зверя, и шагнули внутрь древнего корабля…

Вокруг тишина и запустение. Опасности нет. Здесь не водятся крупные животные, и только мелкая живность иногда снует под ногами. Внутри корабля темно, так как реактор давно остановлен. Но зрение зверя позволяет хорошо видеть и в полной темноте. За долгие годы песок проник во все помещения. Морской воздух, богатый ионами соли, привел к интенсивной коррозии металлических предметов. Они идут по жилой палубе в сторону рубки. Все покрыто толстым слоем песка и пыли. Двери некоторых кают распахнуты, а некоторые вообще отвалились. Потом надо будет пройтись по каютам. Может, удастся узнать побольше об этой трагедии, случившейся более ста лет назад. Но вот и вход в рубку. Тяжелая бронированная дверь открыта настежь. Если бы ее оставили закрытой, то проникнуть в рубку было бы не так-то просто. За такое время замки и петли пришли бы в полную негодность. Но им повезло, и через несколько шагов они оказываются в центре управления кораблем. Все та же тишина и запустение. Под ногами скрипит песок, воздух затхлый, а все пульты покрыты толстым слоем пыли. Ольга подошла к стеллажу, на котором обычно держат документацию, и очень удивилась. Стеллаж был пуст. Никаких документов не осталось. После этого подошла к пульту главного бортового компьютера и внимательно его осмотрела. Так и есть. Все блоки памяти изъяты. Кто-то постарался скрыть всякую информацию об этом корабле, совершившего аварийную посадку на этой безлюдной дикой планете на задворках галактики. То ли это сделал экипаж, то ли те, кто напал на него, сейчас это уже не узнать…

— Мама, похоже, тут уже побывали раньше нас. Вся документация и блоки памяти компьютера изъяты. Кто-то очень не хотел, чтобы об этом корабле узнали.

— Похоже на то… Видать, ребята промышляли чем-то незаконным. И то ли что-то не поделили с партнерами по "бизнесу", то ли кто-то посторонний захотел поживиться за их счет. Раньше такое частенько бывало. Это сейчас стараются не доводить дело до крайности, и решить все спорные вопросы мирным путем. И то далеко не всегда получается.

А раньше действовало правило — кто первый выстрелил, тот и прав. Правда, еще попасть надо было…

— Думаю, мы тут ничего не найдем. Все источники информации отсутствуют, аппаратура в сыром затхлом воздухе давно превратилась в металлолом. Продукты, если какие и оставались, испортились за сотню с лишним лет. Никакая консервная банка не пролежит столько в агрессивной среде.

— Пожалуй, что так… Завтра внимательно осмотрим остальные помещения. Может, найдем что интересное. На аппаратуру связи я и не рассчитывала, а вот сменные блоки для аннигиляционных реакторов нам бы очень пригодились. Тогда они уже применялись и вполне могли бы подойти нам. Конечно, размер может не совпасть, но там предусмотрена возможность подгонки. Эти блоки помещены в практически неразрушаемый корпус из титанового сплава и могут храниться сотни лет. А корабль таких размеров имел реакторы колоссальной мощности. И если он смог совершить посадку, значит реакторы оставались в рабочем состоянии. Сейчас, конечно, уже давно ничего не работает. Но блоки с топливом должны были сохраниться, ведь они практически вечные. И если это так, то энергетическая проблема будет у нас решена. Мы сможем летать на "Линксе", сколько угодно.

Назло генералу и его компании.

— Мама, а ракету с аннигиляционным зарядом мы бы не смогли соорудить из этих блоков?

Чтобы всадить ее в борт "Памиру"?

— Нет, доча, не получится. Теоретически можно, а практически нет. Провести реакцию аннигиляции — это не запал в динамитную шашку воткнуть и не самодельную бомбу из запаса взрывчатки соорудить. Да и смысла в этом никакого нет. Даже если мы и склепаем тут какую-то кустарную ракету, то до "Памира" она все равно долететь не сможет.

Он собьет ее еще на подлете. А скоро тут и кроме "Памира" должен кто-то появиться.

В конторе сидят не дураки, и прекрасно понимают, что он держится на последнем издыхании. Да и с пассажирами "Кассиопеи" надо что-то решать. Информация о них уже прошла и теперь предствить их без вести пропавшими не получится. Думаю, скоро пришлют какой нибудь пассажирский лайнер, или войсковой транспорт, чтобы он забрал их. Для стелс-крейсеров, все-таки, нагрузка будет очень большая, они на такое количество народа на борту не рассчитаны. А "Памир" сменят нормальным военным кораблем, а то и не одним. Эта операция — уже секрет Полишинеля. Могут придумать какую-нибудь сказку о необходимости блокирования Пандоры. Опасная эпидемия, к примеру, или еще что-нибудь в этом роде. Хотя, кто их знает… Раз дело дошло до самого верха и его контролирует сам президент Федерации… Вполне могут цепляться до последнего в стремлении сохранить секретность и не допускать к этому военный флот.

— Мама, а если спровоцировать их на посадку, когда они появятся? Захватить их шлюпку, и пожаловать к ним в гости? Одного человека я смогу держать под полным контролем сколько угодно, и он будет говорить по радио все, что нам нужно. Никто ничего не заподозрит. А когда попадем к ним на борт, устроим "пожар в сумасшедшем доме", как ты говорила.

— Будем пробовать все, доча. Я тут сидеть всю жизнь не собираюсь, да и ты тоже. Поэтому, что нибудь обязательно придумаем!

Больше здесь делать было нечего. Вся аппаратура в рубке давно превратилась в ржавую рухлядь. Никакой информации о корабле тоже узнать не удалось. Даже позолоченная табличка с указанием названия корабля, верфи, на которой он был построен, построечного номера и года постройки, которую всегда прикрепляют на переборке рубки, отсутствовала. Кто-то постарался оборвать все ниточки, которые могут привести к владельцам этого старого балкера. При желании, конечно, можно попробовать установить номера крупных механизмов и по ним определить, где и когда он был построен, но кто это будет делать? Время и морская соль давно уже сделали свою разрушительную работу, и теперь тут уже вряд ли что-то можно определить. Название и порт приписки, наносящиеся на борта, скорее всего, тоже отсутствуют. Пора было возвращаться. Завтра они обследуют реакторный отсек. Может быть, удастся обнаружить блоки с топливом. Больше тут Ольга ни на что и не рассчитывала.

Обратный путь много времени не занял. Они шли по темным коридорам, нигде не задерживаясь, и только их шаги, приглушенные нанесенным песком, раздавались в этом царстве тьмы и безмолвия. Когда-то, давным давно, этот корабль совершил свою последнюю службу людям. Он спас им жизнь, дотянув с трудом до этого острова, а не рухнул в океан. Хотя, кто знает… Возможно, этим он только обрек их на еще большие и длительные страдания…

Выйдя наконец-то наружу, Ольга и Аня с удовольствием вдыхали свежий морской воздух. После затхлого воздуха рубки это было настоящее блаженство. Аня аж закрыла глаза от удовольствия, подставив лицо освежающему бризу.

— Господи, как хорошо… Как я теперь понимаю подводников… Мама, как вы только дышали под водой, ума не приложу. Ведь тогда подводные лодки не имели систем регенерации воздуха. В самолете, по крайней мере, всегда свежий воздух.

— А вот так и дышали этой гадостью. Периодически всплывали, чтобы провентилировать лодку. Больше на тот момент ничего не придумали.

Решив, что на сегодня поисковых работ хватит, Ольга, тем не менее, все же собралась обследовать местность вокруг старого корабля. Много времени это не займет, а на чтонибудь интересное наткнуться можно. Продолжив свой путь вокруг корпуса, Ольга и Аня дошли до самого носа, и перешли на другой борт. Тот же песок вокруг и ржавый металл, местами покореженный взрывами и покрытый налетом морской соли. Когда они дошли уже до середины корпуса, где находились грузовые трюма, взгляд Ольги зацепился за непривычную деталь, которой здесь просто не должно было быть. На корпусе что-то выступало, хотя она знала, что ничего здесь быть не должно. Подойдя ближе, она с удивлением обнаружила крышку люка. Причем было видно, что этот люк никакого отношения к кораблю не имеет и был сделан сравнительно недавно. Хоть его и постарались искусственно состарить, покрыв ржавчиной, но опытный взгляд профессионала это обмануть не могло.

— Вот так номер, доча! Получается, мы тут не единственные робинзоны. И кто же это сюда повадился?

— Скорее всего, контрабандисты, мама. Идеальное убежище для хранения товара, никто не сунется. Да и от местных зверушек и непогоды хорошая защита. Зайдем, посмотрим?

— Конечно, зайдем. Только я первая, а ты меня прикрываешь. Если кого увидишь, не убивай. Потолкуем, может, будем полезны друг другу.

Ольга подошла к люку, активировав чувства зверя. Опасности нет. Люди были здесь сравнительно недавно, но уже покинули это место. Запаха взрывчатки тоже не чувствуется.

Значит, дверь люка не заминирована. Осторожно провернув маховик в углублении двери, Ольга толкнула ее. Дверь пошла на удивление легко, бесшумно уйдя внутрь корпуса, открыв темный проем трюма. Сразу в нос ударил еле уловимый знакомый запах. Все понятно, они случайно наткнулись на хранилище наркоторговцев. Очевидно, это их перевалочная база. Ольга внимательно осмотрелась. Помещение трюма было чисто убрано, под переборкой стоял небольшой передвижной реактор армейского типа, который обычно используют военные в полевых условиях. Штука не очень мощная, но может работать долго, и для обеспечения энергией систем освещения, вентиляции, радиосвязи и прочих бытовых удобств его хватает с избытком. Внутри чувствовался свежий воздух. Значит, естественная вентиляция тут налажена. Тут же стоял стол, несколько стульев, куча каких-то ящиков и, что обрадовало Ольгу больше всего, армейский полевой терминал гиперсвязи. Довольно дорогая и тяжелая штука ранцевого типа, весит килограммов восемь. Кому-то из десантников приходится таскать эту бандуру на себе. Она простейшего типа и может обеспечивать связь только в режиме передачи текста, выводимого на дисплей. Голосовая передача данных невозможна. Но зато эта штука работает в е з д е! И можно практически в режиме реального времени осуществлять двустороннюю передачу информации на любое расстояние. Вещь для десанта на вражеской территории, да и вообще в полевых усло- виях незаменимая. Ольга включила терминал, и он мигнул зеленым огоньком готовности.

— Доча, живем!!! Теперь у нас есть связь! И можно будет общаться с нашими! Хоть на этом терминале мы домой и не улетим, но можно координировать совместные действия.

— Мама, а хозяева не обидятся? Если мы эту штуку умыкнем?

— Пусть обижаются, это их проблемы. В крайнем случае, договоримся о материальной компенсации. Этих ребят интересуют, в первую очередь, деньги. Вот деньги они и получат.

Купят себе новый. Давай-ка, тут тщательную инспекцию проведем.

Ольга и Аня осмотрели все самым тщательнейшим образом, но больше ничего интересного не нешли. В ящиках были консервы и вода. Реактор стоял в режиме консервации, но был готов к работе в любой момент. Видать, ребята обустроили свое хранилище неплохо.

Груза наркотиков не было, остался только их запах. Очевидно, "товар" забрали совсем недавно, не больше двух недель назад. И сюда они обязательно вернутся, иначе не бросили бы здесь дорогостоящую мобильную аппаратуру. Но вот когда это будет, никто не знает.

Да и как это получится, тоже непонятно. Если начнется блокада планеты по всем правилам, то сюда и мышь не проскочит с орбиты. И тем более не выскочит обратно. Ясно, что эта база функционирует уже давно. Место для хранения и перевалки просто идеальное. Завтра надо будет осмотреть корабль и окрестности самым тщательнейшим образом.

Вдруг, найдется еще что-нибудь интересное и представляющее ценность. А на сегодня хватит. До следующего утра все военные действия и поисковые мероприятия прекращаются. За сегодняшний день их партизанский отряд и так сделал очень много, пора и отдохнуть. Решив забрать пока только терминал гиперсвязи, Ольга и Аня покинули убежище контрабандистов, задраили за собой люк и направились к ставшему уже родным "Линксу". Машина стояла на том же месте, где они ее и оставили. Небо в восточной части уже потемнело, и диск Денеба коснулся линии горизонта, медленно утопая в океане. Вскоре он скрылся совсем, окрасив небо алыми лучами заката, быстро гасшими, и уступающими место разливающейся черноте, усыпанной яркими звездами. Сумерки в тропиках очень короткие. Ольга стояла и смотрела на завораживающую картину. Несколько минут, и весь небосвод был усыпан мириадами звезд, мерцающих в вышине. Погода стояла тихая и ясная, облачность полностью отсутствовала, и они стояли сейчас под огромным куполом вселенной, окружавшей их. Только вот так, глядя на звезды в тихую ясную ночь, можно оценить ничтожные масштабы крохотного и хрупкого мира — планеты, на которой есть жизнь. Самой удивительной вещи, которая встречается во вселенной. Даже такой дикой, необузданной, хищной и неразумной, как на Пандоре. Но это тоже жизнь. Это тоже венец творения природы. И если ей не мешать, пытаясь переделывать на свой лад, то кто знает…

От мыслей о прекрасном Ольгу оторвала Аня.

— Ну что, мама, искупаемся перед сном? Погода тихая, вода теплая, а хищников возле берега нет, если верить справочникам. А если и появятся, попробуем их взять под контроль.

Надо же выяснить наши возможности. Неизвестно, насколько мы тут застряли.

— Давай, искупаемся. Но только, Аня, без ненужных экспериментов! Купаемся возле берега и далеко не заплываем! Договорились?

— Договорились!

Аня радостно бросилась к воде и стала сбрасывать одежду. Раздевшись, с радостным визгом бросилась в теплую прозрачную воду, которая небольшими волнами накатывалась на песчаный берег. Ольга подошла и тоже стала сбрасывать форму. Оставшись в одних трусиках и лифчике, замялась. Ну, Анютка!!! Если еще раз что-нибудь себе позволишь… Тут, на острове, розог тоже хватает! Теперь не отвертишься! Но Аня поняла все правильно.

— Мамочка, да что ты стесняешься? Я ведь, все-таки, твоя дочь. Прости меня за мой язык, больше так не буду. А какие могут быть условности между матерью и дочерью? Иди сюда, вода очень теплая!

Ольга улыбнулась. В конце концов, действительно! Аня ее родная дочь и даже если и посмотрит на нее глазами взрослого мужчины, то что, мир от этого перевернется? Это жизнь. И нечего искусственно создавать самим себе сложности. Человечество, за все время своей истории, нагородило столько условностей и искусственных преград, что до сих пор пожинает их плоды… Тряхнув своей роскошной черной гривой волос, Ольга сбросила на песок остатки одежды, и бросилась в набежавшую волну, скользнув по ней своим сильным, гибким и грациозным телом.

Они плавали и ныряли под звездами, которые отражались в прозрачной теплой воде.

Океан был спокоен. Они снова были одни в громадной вселенной, которая раскинулась у них над головами. Мерно шумел прибой, накатываясь на песчаный берег. Ольга откинулась на спину и растянулась на воде, глянув вверх. Сверху на них ярко светила полоска Млечного Пути, наискось пересекающая ночное небо. Совсем, как дома… Только, где ее дом? На Земле? На Швейцарии? Или, еще где? Она уже и сама не может ответить на этот вопрос. Выброшеная из привычной жизни, оказавшаяся не по своей вине за чертой закона, и вынужденная скрываться под чужим именем, она в итоге долгого пути оказалась здесь, на дикой безлюдной планете. И в данный момент у нее нет возможности ее покинуть.

Ее противники сделают все возможное и невозможное, только бы запереть ее здесь навсегда. Пойдут на любые расходы, на любые жертвы, только бы ненавистная Ведьма с "Летающей ведьмы", из которой так и не удалось сделать Хризантему, не смогла вырваться из этой западни. Да только они просчитались снова. Ведьма с "Летающей ведьмы" осталась в прошлом. Сейчас на Пандоре, в теплой морской воде, лежит и смотрит на звезды генерал Миллер. Иначе ее уже и не называют. А там, где появляется генерал Миллер, другим двуногим хищникам делать нечего. Она не ищет ни с кем войны. Но если нападают на нее, хладнокровно и безжалостно уничтожает врага. Генерал Миллер не придерживается христианских заповедей "не убий" и "возлюби врага своего". Она нена- видит своих врагов и без колебаний расправляется с ними. И это знают все. А тот, кто все-таки надеется "любой ценой" взять ее "хотя бы полудохлой", пополняет длинный список жертв из предыдущих претендентов. Вот и сейчас они попытались взять реванш… Пока сохраняется хрупкое равновесие. Враги не имеют больше сил и возможностей вести полномасштабную войну. Но это сегодня. А что будет завтра, неизвестно. И совершенно непонятно, из-за чего все это началось. Мерзавец экс-министр, который явился виновником всех этих событий, даже с того света умудрился создать ей проблемы. Какие документы он украл? И зачем, если ему надо было банально спасать свою шкуру? Очень много непонятного в этом деле. То, что документы пропали, не вызывает сомнений. Иначе, не было бы такого ажиотажа. А вот дальше начинаются непонятки. Как с самими документами, так и с тем, кто их украл. Что же за информация там содержится, что пошли на такие крайние меры? Возможно, экс-министр хотел шантажировать с помощью этих документов кого-то, кто сейчас находится у власти? Пожалуй, это единственное наиболее разумное объяснение всем этим событиям. И совершенно естественно, что этот кто-то, кого хотят шантажировать, пойдет на все, только бы расправиться с шантажистом и вернуть компромат. Тем более, если он обладает реальной властью. Но зачем этот бывший министр приплел сюда Ольгу? В отместку за то, что нагнала на него страху во время их единственного разговора? Маловероятно. Противники такого уровня не опускаются до такой мелочной подставы. Они играют по крупному. И раз он сказал, что передал документы Ольге, значит, преследовал этим какую-то цель. Но какую? Наиболее вероятно, чтобы отвести подозрение от того, у кого эти документы находятся в данный момент. И пока контора будет расшибать лоб, пытаясь отобрать у Ольги то, чего у нее нет и никогда не было, хранитель компромата сможет благополучно скрыться. Такая версия вполне имеет право на существование. Более умного все равно ничего в голову не приходит. И если это действительно так, то план господина Стрельникова удался блестяще.

Контора у в е р е н а, что документы находятся у Ольги. И в этой уверенности они зашли слишком далеко. И теперь у них просто нет пути назад. Потому, что если признать, что они затеяли все это, купившись на грамотно подброшеную "дезу", то это будет стоить головы очень многим. Подобных проколов никому не прощают. Мишутка, как всегда, оказался умнее всех, вместе взятых. И его, как всегда, опять не послушали…

— Мама, знаешь, что я думаю… А не была ли тут замешана Юмико?

Возглас Ани, плавающей рядом, отвлек Ольгу от размышлений.

— В каком смысле, доча?

— В самом прямом. Ведь она была доверенным лицом этого самого экс-министра. Я много думала о причинах всех этих событий. Мама, понимаешь, человек такого уровня не занимается банальным киднеппингом. Тем более, он не пойдет на мелочную месть из-за личных обид. Это не уголовник, живущий по своим людоедским законам. Это политик высшего ранга, который впал в немилость и проиграл своим политическим противникам.

Все действия таких людей подчиняются здравому смыслу и рациональному расчету. Он никогда не будет осуществлять необдуманных действий в порыве эмоций. И мое похищение — это часть какого-то продуманного плана, о котором мы не знаем. О нем могла знать Юмико. Митугу Доихара — простой уголовник, выполняющий грязную работу.

И он даже не знал, на кого работает. Юмико должна была быть ключевой фигурой в этой истории. Кроме нее, ни у кого не было выхода на генерала. Во всяком случае, из тех, кого мы знаем. Генерал тоже не мог светиться, общаясь со всякими одиозными личностями.

А Юмико идеально подходила на роль доверенного лица и связующего звена между генералом и всеми остальными. Она — родственница Доихары и никаких подозрений не вызовет. И очень может быть, что документы генерал передал ей. Лучшей кандидатуры просто не найти. Возможно, он предвидел грядущие неприятности, и подстраховался, избавившись от опасного компромата. А для того, чтобы пустить ищеек по ложному следу, была придумана и запущена дезинформация, что документы у нас. Генерал прекрасно знал, что там сразу заглотят наживку. На роль врага государства трудно найти более подходящую кандидатуру, чем опальная Ведьма с "Летающей ведьмы". И пока они будут пытаться любой ценой расправиться с нами, чтобы вернуть пропажу, Юмико сможет спокойно выполнять свою задачу. Когда выяснится, что документов у нас нет, будет слишком поздно. Единственное, что он не учел, это гибель Юмико. Он слишком понадеялся на ее способности ведьмы. А когда ты ему сказала, что отрубила ей голову, то для него все рухнуло. Скорее всего, он не знал, где Юмико прячет документы, а "деза" по нам была уже запущена. Контора узнала, что это он похитил документы. И ему ничего не оставалось делать, как только попытаться сбежать. Но у него ничего не вышло. И теперь никто не знает, где находятся эти бумаги. Юмико унесла эту тайну с собой на тот свет.

— Да, Анечка, очень похоже на правду… Если это так, то мы никогда не узнаем, что же стояло за всем этим. Как бы то ни было, они все равно не успокоятся. Даже если сейчас и выяснится, что документы были у Юмико, или еще у кого-то, то им придется все равно продолжать эту войну. Для тех, кто это затеял, просто нет другого выхода. Если признать, что все эти действия, приведшие к таким страшным потерям и колоссальным материальным затратам, были изначально ошибочными, основанными на полученной непроверенной "дезе", это будет стоить головы очень многим. Им будет гораздо в ы г о д н е е скрыть этот факт и продолжать войну против нас.

— Увы, мама… И хотела бы поспорить, да не могу. Человеческая натура не изменилась за четыре века. И карьеристы с большими звездами на погонах никуда не исчезли. Также, как и карьеристы с политического Олимпа. Недаром на "Кассиопее" сидят эти "темные лошадки" из аппарата президента. Похоже, слишком большие фигуры задеты этим делом.

— Пожалуй… Ладно, доча, поздно уже. Пошли спать, на сегодня война закончена. Посмотрим, что принесет нам день грядущий.

Развернувшись, Ольга и Аня поплыли к берегу. Ольга внимательно следила за обстановкой и чувствовала, что невдалеке от берега, в глубине скрывалась опасность. Морские хищники уже вышли на охоту, но пока не приближались. Остановившись, она дала волю своему зверю. Зверь рыкнул, и все хищники бросились наутек, спасаясь от такого страшного неведомого противника. Ольга улыбнулась. Значит, они могут управлять здесь и подводным миром. Теперь только они двое — настоящие хозяева Пандоры.

— Что, мама, решила их шугануть? — голос Ани снова вернул Ольгу к действительности.

— Анечка, ты это поняла? Надо же было проверить, срабатывают ли наши способности в здешнем царстве Нептуна.

— Мама, так я уже давно проверила. Пока ты предавалась размышлениям, любуясь звездным небом, я взяла этих морских тварей под контроль и управляла ими. Они послушно выполняли все мои команды. Можешь быть спокойна, подводный мир нас тоже здесь в обиду не даст!

— Анечка!!! Мы же договорились!

— Мама, а что я сделала? Мы были возле самого берега, близко их я не подпускала, удерживая на расстоянии. Если бы что-то пошло не так, я бы тебя сразу предупредила и мы бы выбрались на берег. Никакой опасности не было.

— Ох, доча… Не жалеешь ты свою мамочку…

— Мамочка, да ты что?! Наоборот жалею и очень люблю! Ты отдыхала, лежа на воде, а я охраняла твой покой. Как верный самурай своего господина. Я все время была настороже и сразу бы подняла тревогу, если бы только появилась опасность, с которой я не могу справиться. Но пока мы здесь справляемся со в с е м!

Возразить было нечего. Зеленоглазый чертенок опять переиграл ее. Что же, пора признать.

Аня на много с и л ь н е е ее. Она знала об этом изначально, но не думала, что это проявится так быстро и так явственно. Но это только к лучшему. Ей будет проще в этой жизни. Ее дочь смогла обуздать в себе хищного зверя, рвущегося наружу. Смогла уже в таком раннем возрасте. Еще одна ведьма, Рожденная нарушившей Запрет, вступила в этот мир. И с первых мгновений, как только осознала, кто она есть, громко заявила о себе…

Выйдя на берег и отряхнув волосы, Ольга с дочерью отправились к своему верному "Линксу", ставшему здесь их домом. Ветерок обдувал тело, и даже было немного прох- ладно. Одеваться не стали, все равно сейчас уже надо ложиться спать. Две хозяйки этого мира шагали по песку, подставив обнаженные тела легкому бризу и свету далеких звезд, льющемуся с неба. Они пришли сюда с этих звезд. И они уйдут обратно. Но они знают, что будут снова и снова возвращаться в этот удивительный мир, пытающийся доказать всем пришельцам свое право на независимость. Но они не оспаривают это право.

Они его признают, и только требуют к себе соответствующего уважения. Две ведьмы, мать и дочь, шагали по дикой планете, впервые признавшей пришельцев…

Машина стояла на берегу возле самых деревьев, и заметить ее сверху было довольно трудно. Оказавшись внутри, задраили люк. Нечего пускать сюда всякую местную живность. Ольга включила свет и приготовила место для ночлега. Снова соорудили большую лежанку из ящиков, уложив на них матрацы. Ложе получилось почти что королевское.

Все-таки, спать в такой надежной, просторной и теплой машине гораздо приятнее, чем в палатке на берегу, или в лесу. Когда не надо беспокоиться, что заползет змея, или еще какая-нибудь ядовитая тварь. Не залетят полчища москитов, не будет капать вода сверху, и спать можно на чистых простынях, под одеялом, и в своей удобной ночнушке, а не на ворохе тряпья, не снимая на ночь обмундирования "волкодава". Что ни говори, а избалованы мы цивилизацией…

Ольга с удовольствием растянулась на импровизированной постели, натянув на себя одеяло. Получилось очень даже удобно, не хуже, чем в каюте "Кассиопеи". Хорошо, что они запаслись там всем необходимым. Господи, хорошо-то как! Автоматика поддерживала заданную температуру внутри отсека. До утра можно спокойно спать, сюда ночью никто не сунется. Генерал со своей бандой головорезов надежно заперт на лайнере, от "Памира" тоже особого толку нет. А завтра с утра что-нибудь придумаем. Первым делом установим двустороннюю связь со своими через трофейный терминал. То-то будет фунт изюму для конторы! Но это — завтра. А сейчас — спать…

— Мамочка… А ты говорила, что мне с тобой можно прямо и открыто говорить…

— Говорила, доча. Так, вроде бы, команда "Отбой!" была.

— Мама, я все думаю, да спросить не решалась… А дефлорация — это очень больно?

Ольга улыбнулась, и погладила дочь по голове. Надо же… Идет война, их пытаются убить, а дочку такие вопросы интересуют…

— Не знаю, Анечка. Мне этого испытать не довелось. Когда я оказалась в теле Оли Шереметьевой, она была уже давно не девочкой… Спроси лучше у тети Насти. Тем более, она врач, и более толково объяснит.

— А будет она со мной говорить? Скажет, что я еще маленькая для таких вещей.

— Не скажет. Тетя Настя знает о тебе все. Но вот Саше мы решили ничего пока не говорить.

— И правильно. Он еще ребенок, и ничего не поймет. А месячные — это очень неприятно?

— Доча, вот тебя такие вопросы на ночь глядя интересуют! Приятного, конечно, мало. Но сейчас есть препараты, снимающие болезненное состояние. Так что, кроме повышенных требований по части гигиены, никаких проблем нет.

— А рожать, значит, сейчас уже не больно?

— Нет, уже не больно. Роды полностью обезболиваются в течение всего процесса. Здесь нам с тобой повезло. В то наше время ни о чем таком и речи не было. А что это тебя так интересует?

— Мама, а как же! Ведь я — женщина в этой жизни. А все мои жизненные установки остались из прошлого. Мне такого раньше и в страшном сне присниться не могло. Да и вспомни себя, когда ты первый раз очнулась, выйдя из комы.

— О-о-о, Анечка, это было что-то! Я очень долго в себя приходила от таких новостей.

Только что умирала от удушья в затонувшей подводной лодке, и вдруг оказалась в постели в клинике. Подумала, что нас спасли. А когда себя первый раз в зеркале увидела…

— Мама, а гинеколог что, тоже обязательно?

— Обязательно, доча. Вот это обязательно. Я сама каждые три месяца на осмотр хожу.

И тетя Настя тоже. Не бойся, ничего страшного и болезненного в этом нет.

— Непривычно просто… Как это в меня что-то засовывать будут…

— Ничего, Анечка! Где наша не пропадала! Как мне медсестра в клинике сказала, та, что искусству любви обучала, уж такая наша бабья доля, чтобы нам в наши дырки постоянно что-нибудь вставляли!

Ночь вступила в свои права. Аня, уставшая за день, наконец-то угомонилась. Ольга полежала еще немного, обдумывая услышанное, и тоже задремала. Прошел еще один день войны. Бесконечной войны, которая идет для нее уже много лет. Идет с того самого дня, когда из Ведьмы захотели сделать Хризантему. Которая не прекращается, а только затихает иногда на время, когда ее противники осознают бесполезность своих усилий.

Но вскоре война вспыхивает вновь. Открываются новые обстоятельства, обосновывается необходимость и целесообразность подобных действий, и снова гибнут люди, которые, в своем подавляющем большинстве, не сделали ей ничего плохого. А истинные виновники всего этого, те, которые отдают преступные приказы и отправляют других на верную смерть, остаются недосягаемыми, чувствуя свою полную неуязвимость и безнаказанность. И теперь эта война добралась уже и до ее дочери. Но стратеги от шпионажа вновь просчитались. Вместо безобидного ребенка они столкнулись со страшным противником.

На много более сильным и опасным, чем его мать, которую они когда-то, по неосмотрительности, захотели сделать своим послушным орудием, беспрекословно выполняющим приказы хозяина. Они уже давно прокляли тот день, когда собственными стараниями создали сами себе смертельного врага. А теперь таких врагов стало двое. И скоро чаши весов могут качнуться в другую сторону…

Шумел прибой, накатываясь на берег. Ветер шевелил кроны деревьев, создавая причудливый шепот, разносящийся вокруг. В местных джунглях тоже закипела жизнь, но здешние обитатели не обращали особого внимания на странный угловатый предмет с непонятным и незнакомым запахом, непонятно, каким образом появившийся на полоске песчаного берега возле самого леса. Предмет, совершенно чуждый этому дикому миру… "Линкс" стоял неподвижно, охраняя покой и сон своих новых хозяев. Воинов прошлого, которым пришлось стать воинами и в настоящем. Кто знает, что принесет им следующий день, который придет после этой ночи. Ночи, которая развела противников и прекратила до утра их кровавую вражду. Их третьей ночи на Пандоре…

На утро Ольге очень не хотелось вставать. Десантный отсек не имел иллюминаторов и был погружен во тьму, так хотелось еще понежиться в постели, да и спешить то особо некуда. Старый балкер пролежал здесь больше сотни лет, полежит спокойно и еще пару часов, никуда не денется. Но привычка брала свое. Поворочавшись с боку на бок, поняла, что больше все равно не заснет. Да и зверь что-то неспокоен, что-то его тревожит. Хоть явной опасности пока и не чувствует, но это неспроста. Неужели, к десанту уже подходит помощь, и скоро на них устроят сафари, как на диких зверей когда-то в Африке? Если это так, то надо срочно убираться с этого острова. Поймать их здесь несложно. Но так быстро помощь прийти не может, если только не ожидала здесь же, поблизости. Если десант сообщил о провале операции позавчера, сразу после разгрома в джунглях, то нужно время, чтобы добраться сюда из Солнечной системы. С учетом всех накладок, даже, если там уже сидели и ждали команды на вылет, не меньше двух суток. Это значит, что сегодня к вечеру они уже могут быть здесь. Время еще есть. Часа три уйдет на то, чтобы обследовать старый балкер и окрестности, экспроприировать все запасы контрабандистов и установить связь с домом. А после этого надо срочно сматываться на материк и сидеть там. Ольга была уверена, что их не бросят. Железное правило "Своих не бросать!" неукоснительно действовало и в "Экспедиционном корпусе", сотрудником которого она имела честь быть. Да и Эльза, по своей линии, тоже поставит всех на уши. Нападение террористов, или пиратов (по другому и не скажешь!) на пассажирский лайнер, большая часть пассажиров которого — швейцарские граждане, это как раз и относится к сфере деятельности государственной тайной полиции Швейцарской республики. Аня еще спит, и поднять ее в такую рань — это проблематично, да и незачем.

Поэтому, пусть спит, сегодня тоже будет хлопотный день. А пока можно сходить искупаться. Если рядом шикарный пляж, то грех упускать такую возможность!

Осторожно встав, чтобы не потревожить дочь, Ольга сбросила ночную рубашку и прошла к люку. Аня спит, и просыпаться, похоже, не собирается. Ну и пусть спит! Отдраив люк, шагнула на песок. Сразу в отсек хлынул свежий утренний воздух. Уже рассвело, ослепительный диск Денеба ярко сиял в небе, и новый день вставал над планетой. Погода радовала. По-прежнему тихо и ясно, океан спокен, и только утренний прохладный ветерок обдувает обнаженное тело. Пройдя по еще не нагревшемуся песку к воде, Ольга бросилась в набежавшую волну.

Снова теплая, как парное молоко, вода охватила тело. Проплыв с десяток метров, Ольга нырнула. Снова вокруг, во всем многообразии, засверкали краски подводного мира. Глубина возле берега увеличивалась плавно, и песчаное дно ярко освещалось дневным светом. Стайки мелких ярких рыбок бросились в разные стороны. Более крупных особей пока не наблюдается. Да и зверь близкой опасности не чувствует. Очевидно, днем хищники не приближаются близко к берегу. Нырнув чуть глубже, Ольга прошла над какими-то разноцетными кустами водорослей, внутри которых суетилась рыбная мелочь. Здесь все подчинено своим законам. И человек, даже ведьма, лишь гость в подводном царстве. Потому, что ему надо дышать атмосферным воздухом. И именно это Ольга и собралась сделать, оторвавшись от созерцания красоты подводного мира. Все же, нырять без аква- ланга, это не то. Потом, когда все образуется, можно будет вернуться сюда с легководо- лазным оборудованием и внимательно обследовать эти места. Как знать, может, кроме отдыха, удастся обнаружить что-нибудь интересное. Вдоволь поплавав и поныряв, Ольга легла на спину, распластавшись на воде и закинув голову в небо…

Реакция пилота сработала быстрее, чем разум успел осмыслить увиденное. Прямо над ней, на большой высоте и на большой скорости, строем шла группа машин. На первый взгляд, не меньше полусотни. С такого расстояния было невозможно определить их тип и национальную принадлежность, но один факт был неоспорим. Их господство в небе Пандоры закончилось. Нет никаких сомнений, что это истребители и штурмовики палубной авиации, поднятые с прибывшего сюда авианосца. Если это помощь десанту, то дело плохо. В случае обнаружения их "Линкс" будет легко уничтожен. А поймать их на этом острове несложно. Достаточно поджечь джунгли напалмом, и им некуда будет спрятаться.

Придется выходить на открытый песчаный берег. А там с ними уже можно "не церемониться"… Поэтому, как только предполагаемый противник уйдет, надо будет срочно вылетать на материк. До него не так уж далеко. И даже если "Линкс" будет обнаружен, они успеют добраться до берега и совершить посадку прежде, чем их перехватят. А оставаться на острове — это сидеть в западне и ждать, когда она захлопнется. На материке же поймать их невозможно. Тем более, там у них будет подавляющее превосходство в "сухопутных войсках"…

Все это пронеслось в уме Ольги за секунду. В следующую секунду она уже плыла к берегу. Выбравшись на песок пляжа, бросилась к своей машине. Ворвавшись внутрь, сразу подняла Аню громкой командой по — японски. Церемониться некогда.

— Тревога!!! Самолеты противника в воздухе!

Аня мгновенно подскочила, уставившись на мать и хватая одежду. По внешнему виду Ольги было ясно, что она не шутит.

— Мама, что случилось?

— Большая группа машин проследовала над нами в направлении материка. Похоже, одни истребители и штурмовики. Крупных кораблей нет. Но не факт, что их нет на орбите.

И такая орава могла прибыть сюда только на авианосце, а авианосец никогда не ходит в одиночку без эскорта. Следовательно, как минимум, пара крейсеров и десяток фрегатов крутятся поблизости. Плюс этот недобиток "Памир", будь он неладен… Ладно, доча. Сейчас послушаем радио. Может, что интересное услышим…

Быстро кое-как вытеревшись полотенцем и набросив халат, Ольга направилась в каби- ну. Аня поспешила следом. Плохо то, что нельзя включить радар. Его работа будет сразу обнаружена. Поэтому, остается только перехват радиопереговоров. Но особо искать и не пришлось. Переговоры шли на международных частотах, и едва Ольга добавила громкость, в динамиках сразу зазвучало.

— "Памир", предупреждаю. При любой попытке противодействия открываю огонь. Мне наплевать, какой там у вас приказ. У меня свой приказ. И в случае оказания сопротивления буду считать вас пособниками террористов, захвативших лайнер. Со всеми вытекающими для вас последствиями.

— "Граф Цеппелин", не дурите. Я же вам говорю, что на лайнере находится группа спецназначения, выполняющая задание по задержанию опасного преступника. Если вы не верите моим словам, запросите Министерство госбезопасности Федерации.

— Я верю своим глазам. И вижу, что за трое суток с момента аварии вы не сделали ничего для оказания помощи экипажу и пассажирам "Кассиопеи", которые до сих пор находятся в шлюпках рядом с вами. Что для военного корабля, удивительнейшим образом оказавшегося именно в этом месте и именно в это время, когда произошла авария пассажирского лайнера, очень и очень странно. У меня есть информация, что это ваши люди открыли огонь по безоружному пассажирскому лайнеру. И вы хотите, чтобы я поверил в ваш бред, что для задержания одного преступника надо было эвакуировать всех людей с "Кассиопеи", подвергнув их огромному риску, обстрелять лайнер и загнать его на эту богом забытую планету?! Последний раз предупреждаю. При попытке помешать проведению спасательной операции будете немедленно уничтожены, как террористы…

Ольга облегченно вздохнула и с улыбкой посмотрела на Аню.

— Анечка, я знаю только один "Граф Цеппелин" — авианосец швейцарского космофлота. Значит, наши радиограммы дошли по назначению, и Эльзе удалось поставить всех на уши. Контора опоздала. Генерал слишком поздно запросил помощь и даже если она придет сейчас, то скрыть эти события не удастся. Ребята слишком заигрались в стремлении сохранить секретность.

— И что теперь будем делать?

— Напоследок еще потреплем им нервы…

Ольга надела шлем и подключила его к радиостанции "Линкса". Перед тем, как выйти в эфир, включила систему АИС и убедилась, что все машины, только что прошедшие над ними, принадлежат космофлоту Швейцарии.

— "Граф Цеппелин", говорит пассажир лайнера "Кассиопея" Ольга Миллер. Имею для вас важную информацию. Как меня слышите?

— Ольга Миллер, слышу Вас хорошо. Говорите.

— Я располагаю неопровержимыми доказательствами нападения стелс-крейсера "Памир" на пассажирский лайнер "Кассиопея". Помощи людям, покинувшим лайнер, он так и не оказал и у меня большие подозрения, что если бы не поданный мной сигнал бедствия, он от них бы уже давно избавился, как от опасных свидетелей. Лайнер был захвачен группой террористов, но мне удалось их уничтожить и совершить вынужденную посадку на планету в старом космопорту. Характер действий террористов очень напоминает попытку захвата лайнера "Афродита" шесть лет назад. После посадки лайнера крейсер остался на орбите и высадил десант, захвативший "Кассиопею". Мне удалось скрыться и захватить один из десантных ботов крейсера, которые обстреливали лайнер, а затем высадили десант.

— Кого вы слушаете?! Я вам еще раз повторяю, здесь проводится спецоперация! И люди на борту лайнера — никакие не террористы, а спецназ МГБ Федерации, выполняющий свою задачу!

— Заткнитесь, "Памир"!!! Я видел результат вашей спецоперации! Это, случайно, не аналог спецоперации "Лузитания", с помощью которой вы хотели втянуть нас в вашу войну? И которая благополучно провалилась? Вы думаете, мы забыли эту историю с попыткой захвата и уничтожения "Афродиты"? Продолжайте, мадам, слушаю Вас!

— На борту "Кассиопеи" сейчас около трехсот человек. Оружие только легкое стрелковое, плюс противотанковые гранатометы. Насчет переносных зенитных ракетных комплексов не знаю. Лайнер полностью разгерметизирован в результате обстрела. Гипердвигатели не могут работать из-за нехватки энергии. Основная группа аннигиляционных реакторов выведена из строя в результате диверсии. Маршевые двигатели и группа аварийных реакторов исправны, так что лайнер способен совершать полеты в атмосфере планеты.

Покинуть борт лайнера десант не может, так как рискует подвергнуться нападению местных хищников. Вам тоже нужно соблюдать осторожность и не соваться в джунгли. Это основное. При встрече расскажу более подробно.

— Благодарю Вас, мадам! Это случайно не Вы — генерал Миллер, в одиночку перебивший банду террористов, захвативших "Афродиту" и предотвративший ее взрыв?

— Да, это я.

— В таком случае, у меня больше нет вопросов, все предельно ясно. Если Вы находитесь на борту десантного бота, включите радар, мы его сразу обнаружим. Если нет, скажите, где Вы находитесь. Спасательная команда скоро будет на месте. Вам нужна медицинская помощь?

— Спасибо, не нужно. Да, я на борту десантного бота. Включаю радар.

Ольга прекратила передачу в эфир и включила радар. Аня восторженно смотрела на мать.

— Мама, браво! Ты не сказала ни слова лжи, но представила все так, как будто здесь засела банда террористов! Из тебя получился бы великолепный дипломат!

— Знаю, доча. Но я пилот — истребитель, а дипломатические выкрутасы — это часть моей нынешней работы. Зачем нагло врать? Как говорят дипломаты, надо говорить правду, но не всю. Результат будет тот же самый! А пока давай быстренько пообчистим перышки.

А то дорогие гости пожалуют, а мы в таком непотребном виде…

Следующие полчаса ушли на приведение себя и десантного отсека в порядок. Неизвестно, кто сейчас пожалует. Попутно Ольга отнесла назад в хранилище трофейный терминал гиперсвязи. Раз не понадобился, так нечего ребятам подлянку делать. А то, как знать…. Может, еще не раз сюда наведаться придется. Незачем наживать врагов, когда можно сделать их своими друзьями.

Когда все было готово к приему гостей, высоко в небе появились пять темных точек.

Четыре небольших и одна покрупнее. Скорее всего, небольшое гражданское судно в сопровождении истребителей. Они быстро снижались, и Ольга с Аней стояли возле люка, задрав головы. Ольге показалось, что очертания более крупной цели знакомы, но Аня опередила ее догадку.

— Мама, да это же наш "Титан"!!!

Ольга уже и сама это поняла. Мощный буксир — спасатель ее компании, зачастую долгие недели простаивающий без дела на постоянном дежурстве в космопорту Шварцвальда, снова доказал свою полезность и необходимость. Когда припрет, кроме него никто не поможет. Машины снизились и убавили скорость до минимума. Истребители остались в воздухе, барражируя на малой скорости и на высоте порядка пятисот метров, а "Титан" пошел на посадку. Вскоре его короткий массивный корпус, подняв тучи песка, коснулся поверхности пляжа в сотне метров от них и замер. В борту открылся люк, выдвинулся трап и из люка показалась… Настя. Увидев их, она сразу бросилась навстречу.

Объятия, поцелуи, слезы радости… Обычная встреча двух близких подруг, одна из которых избежала смертельной опасности. Из люка "Титана" вышли еще несколько человек с оружием, сразу окинув взглядом открывшуюся картину и оценив вероятную опасность.

Ольга узнала начальника службы безопасности Макса и его подчиненных. Значит, в "Экспресс шиппинг" время даром не теряли. Следом за ними выскочил Саша и, увидев сестренку, с радостным воплем бросился к ней.

— Анька, я же говорил маме, что мы вас обязательно спасем! Тетя Оля, а вот и мы!

Аня тут же с радостным визгом бросилась навстречу, снова изображая беззаботного ребенка. Не нужно посторонним знать лишнее. Саша тут же обратил внимание на необычную экипировку сестры и его сильно заинтересовали вакидзаси и большой десантный нож. Настя и Ольга даже забеспокоились. Но Аня снова проявила свою самурайскую хитрость. Сказав брату, что у нее есть для него подарок получше, утащила внутрь "Линкса".

Откуда они вскоре выскочили, к ужасу обеих мам, размахивая пистолетами.

— Мама, тетя Оля, смотрите, что у меня есть!!! Настоящий "Глок"!

Настя не на шутку перепугалась, а Ольга уже собралась было обезоружить новоявленного воина, но Аня тихо шепнула, остановившись возле них.

— Мама, тетя Настя, не бойтесь. Я бойки и магазины с патронами вынула. Самое большее, чем он рискует, это себе по пальцу стукнуть. Пусть поиграет. А то уже начал к холодному оружию подбираться. Я пока его отвлеку, поиграю с ним, да и прослежу, чтобы никуда не залез.

У Ольги отлегло от сердца, а Настя шумно перевела дух.

— Уф-ф-ф!!! Оля, все не могу привыкнуть, что наша Анечка — уже не совсем Анечка. Как ты с ней общий язык находишь? Больше не хулиганит?

— Нет, Настюша. Аня — взрослый человек в теле семилетнего ребенка. И мы общаемся соответсвенно. И ты знаешь, это намного проще. Сабуро Токугава был умным и порядочным человеком, строго соблюдающим свой кодекс чести самурая. Так что, никаких проблем с ней не возникнет. И она очень помогла мне…

Ольга рассказала подробно события последних дней. Настя слушала, раскрыв рот. В конце подвела итог.

— Так что, теперь у Ани пятьдесят один подтвержеднный сбитый. Не бойся, больше хулиганить она не будет. И то, что могу я, не идет ни в какое сравнение с тем, что может она.

И Аня осознает это. Понимает, какая страшная сила подвластна ей, но, тем не менее, уверенно ее контролирует. Она сразу смогла обуздать в себе зверя. Опыт офицера Императорского флота, полученный ранее, помог ей. А наша задача — помочь ей адаптироваться в этой жизни. И сохранить ее тайну. Кроме нас, этого не знает никто.

— Да, Оля, понимаю… Бывают, все же, чудеса на свете… А я уже что только не передумала, когда от тебя вестей не было. Спасибо Эльзе, держала меня в курсе событий. Кстати, она сейчас на авианосце и жаждет с тобой пообщаться. Похоже, что-то интересное у нее для тебя есть.

— Обязательно пообщаемся. А как там поживает наша Верочка? Ничего не пронюхала?

Стучит исправно?

— А что ей станется. Стучит, как дятел. Чуть ли не каждый день к нам повадилась в гости.

Все пытается о тебе побольше узнать. А я, как ты и говорила, изображаю дурочку, которая ничего не понимает, но и информацией не владеет. Оленька… Ты уж меня прости…

Сама не знаю, как это получилось. Может, она подмешала мне что… В общем, мы с ней вдвоем, без тебя попробовали…

Ольга рассмеялась, и глаза задорно блеснули. Ай да Верочка!

— Ладно, Настюша, не тушуйся! Будем считать, что это была разведоперация по изучению противника. А вот я тебя сегодня точно никуда не отпущу. Уложим детей спать в другой каюте. Настюша, а я за тобой очень соскучилась!

За разговором подруги не заметили, как к ним подошла Анна Лют — бессменный капитан "Титана" в течение многих лет и Макс — шеф службы безопасности компании "Экспресс Шиппинг". Люди свои и проверенные в деле неоднократно.

— Здравствуйте, мадам! Заставили Вы нас поволноваться. Извините, что прерываем ваш разговор, но генерал Кумметц ждет вас на борту авианосца. Она уже вызывала нас и торопит, чтобы срочно получить информацию из первых рук.

— Все, сейчас вылетаем. Скажите, Анна, сможет "Титан" взять на внешнюю подвеску вот этот десантный бот и перебросить его через гиперпространство, до самого космопорта в Щварцвальде?

— Конечно, сможет. "Титан" способен выполнять буксировку значительно более массивных и крупногабаритных объектов. А он Вам так нужен?

— Нужен. Есть там одна интересная вещица, которая пригодится в н а ш е й работе. Да и сама машинка тоже ничего.

— Поняла, сделаем. А с "Кассиопеей" что? Ведь мы вылетели для оказания ей помощи. Всех людей с нее сейчас берет на борт госпитальный транспорт швейцарского космофлота, прибывший вместе с эскадрой. А нас взяли специально для оказания технической помощи лайнеру. После истории с "Афродитой" наш авторитет в этой области непререкаем.

— А вот здесь вряд ли что получится. На "Кассиопее" сейчас спецназ МГБ Федерации и так просто они не уйдут. Мы получили подтверждение от судоходной компании, которой принадлежит лайнер, что они согласны подписать контракт о спасении?

— Нет. Мы сразу вышли на них с этим предложением, но они молчат до сих пор.

— Тогда, наша совесть чиста. Люди будут спасены, а спасать сам лайнер мы не обязаны.

Все, леди и джентльмены. Берем на внешнюю подвеску "Линкс", и вперед!

Погрузка десантного бота не заняла много времени, и вскоре "Титан" взмыл в небо, быстро набирая высоту. Ольга смотрела на удаляющийся внизу архипелаг островов, покрытых буйной тропической зеленью и обрамленных синевой океана. Все таки, какой бы своенравной и негостеприимной не была Пандора, но она в который раз помогла ей.

Сейчас, на какое-то время, они получат передышку. Очередная операция конторы с треском провалилась. Но это только выигранное сражение, и далеко не победа в войне.

Войне, идущей уже много лет… Здесь, в присутствии военного флота, контора побоится что-либо предпринимать. Но по возвращении домой надо ждать новых неприятностей. От них все равно не отстанут. А кто находится ближе всех к Хризантеме и не вызы- вает у нее никаких подозрений? Сильва… Значит, с Верочкой придется держать ухо востро… Однако, с другой стороны, если знаешь, где стоит капкан, никогда не попадешь в него. Вот и "побеседуем" с Верочкой. Во время очередного "показа неба в алмазах"…

Как оказалось, Настя думала о том же самом.

— Оля, я думаю, что Верочка сейчас будет землю копытом рыть. Ведь больше у них никого нет, кто был бы вхож в наш дом.

— Да, Настюша… Как это ни прискорбно… Вот и посмотрим, как далеко она зайдет в своем служебном рвении. В крайнем случае, теперь с помощью Ани можем любую "дезу" отправить. Пускай поломают головы…

"Титан" быстро прошивал атмосферу, все дальше и дальше удаляясь от поверхности планеты. Ольга находилась в рубке и внимательно наблюдала за обстановкой. Где-то далеко внизу осталась "Кассиопея" с засевшими в ней "волкодавами". Генерал и группа "сугубо штатских лиц" из аппарата президента сейчас в шоке. Задание с треском провалено, и Хризантема все-таки вырвалась из ловушки, куда ценой огромных потерь ее удалось все же загнать. Это значит, что сейчас последуют "оргвыводы" и очень многим не поздоро- вится. Мишутка оказался прав в очередной раз. Интересно, сколько же еще контора будет наступать на одни и те же грабли? Впрочем, скоро узнаем…

Плотные слои атмосферы остались позади и "Титан" вышел на орбиту, приближаясь к большой группе кораблей, застывших в пространстве. Особняком стоял крупный корабль в окружении большого количества спасательных шлюпок. Очевидно, это и есть госпита- льный транспорт космофлота, принимающий на борт пассажиров и экипаж "Кассиопеи". Недалеко от него лежали в дрейфе два фрегата, прикрывая спасательную операцию.

В отдалении четко угадывался силуэт "Памира", над которым зависло не менее сотни штурмовиков, поднятых с авианосца. А между госпитальным транспортом и "Памиром" стояли два линейных крейсера, держа его на прицеле и готовые в любой момент открыть огонь. Но на "Памире" сидели здравомыслящие люди, которые прекрасно понимали, что любая попытка сопротивления равнозначна самоубийству. Стелс-крейсер ничего не сможет сделать этим закованным в броню гигантам. Это не считая готовой к атаке палубной авиации. А в стороне, на большом удалении от планеты, лежал в дрейфе громадный авианосец в окружении двух легких крейсеров и десятка фрегатов. Вся пространственная сфера вокруг него патрулировалась поднятыми истребителями. И если даже сейчас появится помощь, запрошенная генералом, то вступать в вооруженный конфликт она не будет. В правительстве Федерации сидят далеко не идиоты, и прекрасно понимают, когда надо остановиться. И вот именно к этому авианосцу и направлялся в данный момент "Титан", сопровождаемый четырьмя истребителями. Получив разрешение на швартовку, буксир начал маневр сближения. Ольга не вмешивалась и только внимательно слушала радиопереговоры. Аня же прильнула к экрану, с огромным интересом разглядывая открывшуюся перед ней картину. Ольга прекрасно понимала, в чем дело. Ане еще ни разу не приходилось видеть в развернутом виде авианосное соединение.

— Что, Анечка, похоже на "Кидо Бутаи"?

— Мама, какое "Кидо Бутаи"… Это… Это… Даже не знаю, как сказать! Но тактика очень похожа. Авианосец в отдалении от предполагаемого места боевого столкновения в окружении кораблей эскорта. Вся палубная авиация поднята и выдвинута вперед. Плюс впереди два тяжелых корабля, прикрываемых авиацией. Что мы, что янки применяли такую схему.

— Так все же позаимствовано из истории. Когда военный флот перестал ходить только по морям старушки Земли и вышел на просторы галактики, то старые методы его применения оказались актуальны и в космосе. То, что мы сейчас видим, это обычная поисково ударная авианосная группа, которая задействуется в случаях, подобных нашему. Когда наблюдается тявканье из кустов типами вроде "Памира", и надо навести порядок заведомо превосходящими силами, чтобы отбить охоту тявкать дальше. Иными словами, надрать задницу всяким проходимцам. В случае военных конфликтов задействуются на много более крупные авианосные соединения.

— Да, мама, очень интересно… Вот уж действительно, новое — это хорошо забытое старое.

— Анечка, сейчас мы подойдем к авианосцу и встретимся с Эльзой. Мы не раз бывали у нее в гостях и она продолжает считать тебя маленькой девочкой. Хотя и знает, что ты — Рожденная нарушившей Запрет. О твоем прошлом я ей не рассказывала. Не захотела, чтобы слишком много людей знало об этом.

— И правильно, мама. Хватит того, что это знаем мы и тетя Настя. Но не забывай, что Эльза — тоже Рожденная нарушившей Запрет. И провести ее будет трудно…

"Титан" осторожно приблизился к стыковочному узлу авианосца и плавно провел стыковку. Клацнули электромагнитные захваты, и небольшой кораблик замер, прижавшись к борту гиганта. Сразу же был оборудован шлюзовой переход, и через несколько минут перед Ольгой возник майор государственной тайной полиции, как оказалось, адъютант ее начальника — генерала Эльзы Кумметц. Поздоровавшись и поинтересовавшись, все ли у них в порядке, он попросил следвать за ним. И Ольга вместе с Аней, в своем живопис- ном одеянии, ступили на борт авианосца. Только оружие оставили на "Титане". А то, в форме "волкодава", с автоматом в руках, да еще и с катаной за спиной… Вид будет уж очень экзотический. Эдакий современный ниндзя. Аня тоже оставила свой вакидзаси и десантный нож, спрятав их в каюте, чтобы шаловливые ручки братика до них не добрались. Есть у него "Глок" без бойка и патронов, вот и пусть играет в войнушку…

Ольга и Аня шли по просторным палубам и обе с интересом осматривалсь вокруг. Ольга уже давно не была на военных кораблях и сейчас смотрела с чисто профессиональным интересом боевого офицера. Аня же вертела головой, впитывая информацию, как губка. Ольга прекрасно понимала причину — ее дочь снова попала на а в и а н о с е ц. Один раз даже спросила.

— Что, доча, сравниваешь с "Кага"?

— Эх, мама, не трави душу…А на ангарную палубу мы попадем? Очень хочется на современные истребители посмотреть…

Пока они дошли до места, им встретилось очень много людей и все, даже капитаны первого ранга и полковники, отдавали честь Ольге, что ее вначале смутило. Кто она такая для них? Но майор объяснил.

— Мадам, Вы для нас всех — генерал Миллер. И мы помним, благодаря кому живем сейчас в мире, а не оказались втянуты в чужую войну.

В конце концов, они добрались до жилой палубы и остановились возле двери каюты.

Майор зашел и доложил о прибытии, после чего пригласил Ольгу с Аней. Ольга вошла и очень удивилась. Она еще ни разу не видела Эльзу в форме, разве только на фотографиях. Сейчас же она стояла возле стола в черном мундире генерала тайной полиции и улыбалась. Взгляд же зеленых глаз, пронизывающий насквозь, уперся в Аню.

— Конници-ва, — неожиданно произнесла Эльза японское приветствие и склонилась в традиционном поклоне. Это было настолько неожиданно, что Аня чисто машинально, следуя вековым традициям, ответила тем же, поклонившись и поздоровавшись на японском языке. Ольга растерялась. Эльза же хитро улыбнулась.

— Так, так… Очень интересно. Вот и наши возмутители спокойствия появились. Здравствуй, Оля. Извини, что так необычно вас встречаю. Просто хотела кое-что проверить.

И тут только до Ольги дошло, что Эльза обо всем догадалась. Сопоставила все имеющиеся сведения и таким простым приемом заставила Аню раскрыть себя. Да уж, настоящий генерал тайной полиции… Эльза, тем временем, стала вести себя, как обычно, снова превратившись в радушную хозяйку. Аня тоже поняла, как просто ее раскололи, и не знала, что говорить дальше. Эльза же приглашала всех за стол.

— Проходите, гости дорогие, присаживайтесь. Оля, рада, что у тебя все получилось. Хоть и заставили вы нас понервничать. Да и Анечка, я знаю, тоже постаралась и помогла маме.

Аня, скажи честно… Ты — пилот японской авиации? Как тебя звали раньше?

Ольга и Аня переглянулись. Врать было бессмысленно, да и незачем. Тем более, Ольга знала, что Эльза умеет хранить тайны.

— Тетя Эльза, что Вы имеете ввиду?

— Анечка, я просто умею анализировать полученную информацию. И сейчас был просто последний штрих. Ты приветствовала меня в традиционном японском стиле и на японском языке совершенно непринужденно, как будто делала это тысячи раз в течение многих лет. Что совершенно нехарактерно для твоих сверстников, зачастую даже не знающих, где находится Япония. Так я права? Кто Вы, Аня — сан? Расскажите о себе.

Мне просто интересно. Обещаю, что никому не скажу.

Аня вздохнула и посмотрела на мать. Ольга улыбнулась и кивнула. Скрывать дальше не было смысла.

— Тетя Эльза, правильно говорить Аня — тян. При обращении к ребенку, или молодой девушке, к имени добавляется суффикс "тян", а не "сан". Да, Вы правы… Когда-то меня звали Сабуро Токугава…

Аня рассказала свою историю. Эльза в течение всего рассказа ни разу не перебила ее, а только внимательно слушала. Под конец уже пошел рассказ о событиях последних дней, и тут уже подключилась Ольга, подробно описав свою одиссею, чем вызвала неподдельный интерес подруги. Дослушав до конца, Эльза добавила кое что от себя о произошедших событиях.

— Ситуация не очень хорошая, Оля. Удалось выйти на след преступников, которые устраивали на тебя покушения, и подстроили аварию шаттла. Все в один голос говорят о женщине азиатской внешности, которая появилась здесь около полугода назад и являлась заказчиком этих преступлений, щедро их оплачивая. Имена называют самые разные, но по фотографии все опознали Юмико Доихара. Она появлялась в Шварцвальде несколько раз, но сама в этих акциях не участвовала и с непосредственными исполнителями не контактировала, общаясь только через посредников. Причем, денег не жалела. Значит, охоту на тебя начали давно. Зачем-то ты была нужна этому экс-министру. И это не банальная месть.

Противники такого ранга не опускаются до уголовной вендетты. Они готовы даже заключить союз со вчерашним смертельным врагом, если это будет им выгодно. Много неясного в этом деле. Но одну вещь удалось выяснить достоверно. Генерал Стрельников д е й ст в и т е л ь н о передал тебе ряд секретных документов. Зачем он это сделал, не известно. Его уже не спросить. Поскольку ты утверждаешь, что никаких документов тебе никто не передавал, напрашивается вывод, что они до тебя просто не дошли. Стрельников был у в е р е н, что "посылка" дошла до адресата. Возможно, что-то случилось с курьером, который должен был ее доставить. По ряду косвенных признаков можно предположить, что передача этих документов должна была произойти на "Кассиопее" во время полета. Очевидно, это и вызвало такой ажиотаж. Но это только версия, неопровержимых доказа- тельств нет. И если это действительно так, то документы до сих пор находятся на "Касси- опее".

— А они уверены, что документы у нас… Но попасть на "Кассиопею" мы сейчас не можем.

Да и найти на ней такие вещи нереально. Ведь лайнер огромный… И если кто-то должен был передать их во время полета, то это не Юмико. Когда "Кассиопея" стартовала из токийского космопорта, Юмико уже не было в живых, и генерал Стрельников знал об этом.

— Вот именно. Значит, есть еще, по меньшей мере, одна фигура, о которой мы ничего не знаем. Доверенное лицо опального генерала, которое смогло ускользнуть ото всех. Либо этот человек не смог передать документы, либо не успел, либо не захотел. Пока мы можем только гадать о причинах. Но твои оппоненты у в е р е н ы в обратном. Это значит, что от вас все равно не отстанут.

— Увы… Значит, когда все успокоится, придется вернуться на "Кассиопею" и перерыть ее сверху до низу. Хотя, вероятность успеха призрачная. Но больше пока ничего на ум не приходит…

— Оля, не дури. Если они не уведут лайнер назад на Землю, то обязательно оставят засаду поблизости именно на этот случай. Зная твой характер, предположить это нетрудно. А там сидят далеко не дураки.

— Но как они уведут лайнер? Ведь основная группа реакторов выведена из строя, а без них гипердвигатели не смогут выйти на режим пространственного прыжка.

— Теоретически это возможно. Да и практически тоже. Я консультировалась со специалистами, в том числе с капитаном и старшим механиком твоего "Титана". Буксир — спасатель, если он имеет энергетическую установку достаточной мощности, может подать ее энергию на гипердвигатели лайнера, предварительно состыковавшись с ним. Масса буксира незначительна по сравнению с массой "Кассиопеи", и ее гипердвигатели без труда справятся с таким дополнительным "довеском", перебросив оба состыковавшихся корабля через гиперпространство. Гипердвигатели самого буксира работать не будут, чтобы не мешать гипердвигателям лайнера. Другой вопрос, что так еще никто не делал. Но экипаж "Титана" горит желанием попробовать. Точно также можно поднять лайнер в космос с поверхности планеты, подав энергию с буксира на маршевые двигатели, поскольку "Кассиопея" полностью разгерметизирована, и находиться на ней во время полета можно только в скафандре.

— Очень интересно… Да только не получится. На лайнере засели "волкодавы" и так просто оттуда не уйдут. Я думаю, они уже связались со своими, и скоро МИД Федерации поднимет вой, что мы вмешиваемся в их внутренние дела, если уже не подняли.

— Вот именно. Поэтому, когда все люди, находящиеся на шлюпках, будут спасены, наша эскадра покинет систему Денеба и вернется домой. Выкуривать этих, как ты говоришь, "волкодавов" с "Кассиопеи" никто не будет. Приличия будут соблюдены. Мы выслали эскадру военного флота, получив сообщение о нападении н е и з в е с т н о г о крейсера и спасли всех людей, покинувших лайнер. Сам лайнер мы спасать не обязаны. Тем более, до сих пор нет согласия от судоходной компании — владельца "Кассиопеи" на проведение спасательных работ. В итоге, наша совесть чиста. Все люди спасены, и ни в чьи внутренние дела мы не вмешивались.

— Все верно. Поэтому, когда все успокоится…

— Оля, не играй с огнем. Ты понимаешь, что если снова сунешь сюда нос, то тебе придется рассчитывать только на себя? Не будет никаких оснований снова посылать сюда эскадру. Я ведь тоже не всемогуща.

— Все прекрасно понимаю. Как понимаю и то, что они от нас все равно не отстанут, даже когда вернемся домой…

Беседа продолжалась долго. Эльза выяснила все подробности этого дела. Между тем, спасательная операция подходила к концу. Пассажиры и экипаж многострадальной "Кассиопеи" были взяты на борт госпитального транспорта. Сама же "Кассиопея" осталась на планете, и забаррикадировавшийся в ней десант заявил, что ни в какой помощи не нуждается. А если будут попытки проникнуть на борт лайнера, то это будет расценено, как нарушение суверенитета Федерации и пресечено силой оружия. И вообще они заняты здесь своими делами в интересах Федерации и никаких спасателей не вызывали. На что им любезно ответили, что коль скоро они отказываются от предлагаемой помощи, то могут и дальше торчать в джунглях Пандоры до второго пришествия в интересах Федерации.

Вдоволь наговорившись и выяснив все детали, подруги договорились встретиться теперь дома. Назад Ольга и Аня вернутся на "Титане", так как не надо, чтобы их видело много посторонних. Ведь экипаж авианосца — больше двух тысяч человек. Ольге совершенно не улыбалась перспектива снова стать звездой криминальной хроники, а все к этому идет.

По возвращению в Шварцвальд от репортеров отбоя не будет. Ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения. В конце концов, общение с газетчиками и телевизионщиками — это не самое страшное в жизни. Общение с "волкодавами" и "аналитиками" было гораздо неприятнее…

Ольга и Аня вернулись на "Титан", и он отошел от борта авианосца. Пройдя в рубку, они с интересом наблюдали, как корабли эскадры снимаются с орбиты и направляются к точке входа в гиперпространство. Спасение людей закончено, больше здесь делать нечего.

Громадный авианосец в окружении эскорта начал удаляться от планеты. Госпитальный транспорт, вместе с сопровождающими его фрегатами, присоединился к остальным. Линейные крейсеры до последего сохраняли позицию, держа "Памир" под прицелом своего оружия. Но вот и они, дав ход, сошли с орбиты и начали удаляться вслед за кораблями эскадры, идя в окружении палубной авиации, барражирующей в космическом про- странстве. Как два громадных медведя, вокруг которых роятся пчелы. "Титан" шел внутри построения, окруженный со всех сторон военными кораблями. Даже если бы "Памир" решился на самоубийственную атаку, попытавшись даже ценой своей гибели выполнить задание и не дать ускользнуть Хризантеме, то у него все равно бы ничего не получилось. Его ракеты просто не долетят до цели и будут заранее перехвачены. Да и неизвестно, на каком именно корабле находится Хризантема. То ли она перешла на авианосец, то ли осталась на "Титане". Во всяком случае, благоразумие взяло верх и геройствовать командир "Памира" не стал.

Ольга стояла в рубке и внимательно смотрела на обзорный экран. Сзади удалялся силуэт "Памира", оставшийся на орбите в полном одиночестве. Очередной раунд с конторой закончился вничью. Да, они смогли вырваться из ловушки, куда их все-таки загнали, но не приблизились к разгадке тайны. Что-то прояснилось, но добавились и новые вопросы.

И теперь надо ждать следующего хода конторы. Правда, теперь у Ольги будет огромное преимущество — она сможет действовать на своей территории и иметь поддержку в лице силовых структур. А вот конторе снова придется действовать нелегально. Теперь, по идее, должна вступить в игру Сильва. У конторы нет больше никого в ближайшем окружении Хризантемы. А информация, похоже, нужна им срочно. Что же такого важного находится в этих документах?

— Семь крупных целей слева по борту, движутся в направлении Пандоры! Скорость сближения большая! Просматриваются визуально!

Возглас вахтенного помощника капитана отвлек Ольгу от размышлений, и она обратила внимание на экран бокового обзора. Действительно, семь довольно крупных целей быстро приближаются. Группа истребителей и штурмовиков отделилась от эскадры, и бросилась навстречу неизвестным визитерам. Очень скоро в эфире прозвучал их доклад.

— Шесть стелс-крейсеров и один транспорт двигаются в направлении Пандоры…

Вот теперь все встало на свои места. Контора подсуетилась и быстро выслала помощь, постаравшись обеспечить подавляющее преимущество в огневой мощи на случай появления посторонних. Чтобы секреты не ушли на сторону. Но снова опоздала и просчиталась. Опять перевесило желание соблюсти секретность и опять посланы эти быстроходные жестянки из своей флотилии вместо полноценных боевых кораблей Военно — Космического Флота. Плюс прихватили какой-то транспорт. Очевидно, чтобы забрать людей из шлюпок. Скрыть факт аварии лайнера уже не удастся, вот и надо поторопиться выступить в роли "спасателей"… Но уже поздно. Все люди спасены, а в качестве "посторонних" — поисково ударная авианосная группа, которая шутя может расправиться с их "крейсерами", если они только попытаются применить оружие. Иными словами, контора опять села в лужу. Вот и пусть сидит там дальше. Аня, тоже наблюдающая эту картину, была того же мнения.

— Что, мама, вовремя мы унесли ноги? Теперь там обязательно начнутся поиски виноватых.

— Нет, доча. Не виноватых, а крайних, которых и сделают виноватыми. Истинные виновники всегда выходят сухими из воды. Если только не перейдут дорогу кому-то из своих.

А крайними сейчас сделают генерала Сухомлинова и полковника Меркулова. Ведь они руководили операцией, каждый на своем этапе. Рикошетом могут зацепить командира "Памира", но он выкрутится. В конце концов, его дело — только доставка десанта, что он и выполнил. А в том, что десант сел в лужу, его вины нет. И уж кому я точно не завидую, так это Эллочке. Вполне могут обвинить в саботаже и сговоре со мной. Ведь она должна была сообщить, что мы сели в шлюпку вместе с ней, как ты ей внушила. Для конторы будет гораздо в ы г о д н е е обвинить ее в преднамеренной дезинформации и саботаже, чем докапываться до истины, в результате чего вылезут на свет божий все их просчеты. Запомни, Аня. Контора никогда не бывает виноватой. Что бы ни случилось. Виноваты всегда конкретные исполнители, которые "допустили", "не предусмотрели", "не обеспечили" и далее по списку. А те, кто посылает исполнителей на верную гибель, всегда остаются в стороне. Зато, в случае успеха, вся слава достается им…

Ольга внимательно рассматривала приближающиеся корабли через оптическую систему.

Да, стелс-крейсеры спутать ни с чем невозможно. Видно, что они обходят эскадру стороной и ждут, когда она удалится. Там уже поняли, что попали к шапочному разбору и теперь главная задача — не обострить обстановку. Пассажиры и экипаж "Кассиопеи" уже рассказали много интересного. И за обстрел лайнера, и за более чем странное поведение "Памира". Бог вам судья, ребята. Играйте в свои шпионские игры дальше. А нам пора домой…

Голубой шар Пандоры удалялся все дальше и дальше. Соединение стелс-крейсеров осталось за кормой, перейдя на замкнутую орбиту вокруг планеты возле "Памира". Возможно, транспорт совершит посадку и заберет на борт десант с "Кассиопеи", так как больше ему спасать некого. А может, и нет. От конторы можно всего ожидать. Скажут, чтобы оставались там и осуществляли охрану. Это уже их дело. Авианосная группа удалилась на безопасное расстояние и прозвучала команда приготовиться ко входу в гиперпространство. Все истребители и штурмовики вернулись на авианосец, эскадра выстроилась в походный ордер и по команде флагмана на всех кораблях одновременно включились гипердвигатели, унеся эскадру к далекому Альтаиру. Крупное соединение мощных боевых кораблей, появившееся несколько часов назад в звездной системе Денеба, исчезло, как будто его и не было.

Когда "Титан" вместе со всей эскадрой вошел в гиперпространство, Ольга почувствовала неимоверную усталость. Закончилось еще одно сражение этой войны. Бесконечной войны на выживание. И надо готовиться к новым. Сейчас у нее просто короткая передышка.

Пока шасси "Титана" не коснутся бетонных плит летного поля космопорта Шварцвальда.

А там надо будет опять быть начеку. Видя ее состояние, Аня и Настя сразу предложили ей пойти в каюту и хорошенько выспаться. Саша крутился рядом, и его очень интересовало, как же тетя Оля победила бандитов, похитивших его сестренку. Аня и тут пришла на помощь, утащив брата в выделенную для них каюту и пообещав рассказать много интересного, оставив Ольгу и Настю в каюте одних. Настя улыбнулась.

— Оля, у тебя очень чуткая и умная дочь. Ведь я понимаю, что она специально увела Сашу, чтобы дать нам возможность побыть вместе.

Ольга обняла и нежно поцеловала подругу, прижав ее к себе. Они снова вместе. Не смотря ни на что…

— Знаю, котенок. Главное, что Аня понимает и не осуждает нас. Она знает о нас все.

И считает, что это касается только нас двоих и никого больше…

Какое блаженство стоять под тугими струями горячей воды, ударяющими в тело… Особенно после партизанской войны в джунглях. Даже такое короткое время. Ольга в который раз вспоминала слова Ани. Сколько вещей в своей жизни мы не ценим и считаем их само собой разумеющимися. И начинаем ценить, только когда попадаем в экстремальные условия. И тогда даже самые незначительные вещи кажутся райским наслаждением…

Выйдя из душа, Ольга сразу нырнула в приготовленную постель. Хоть они и обустроили более — менее свой быт на Пандоре, но все-таки жилая каюта космического корабля это не рабочая шлюпка и не десантный отсек "Линкса".

Свет приглушен и в каюте полумрак. Ласковые руки Насти обнимают ее и их губы встречаются в нежном поцелуе. Настя берет инициативу на себя, Ольга отдается ей и воспаряет ввысь, уходя от обыденного… И очень скоро яркие алмазные россыпи вспыхивают в небе…


Содержание:
 0  Ведьма с "Летающей ведьмы" : Сергей Лысак  1  Глава 1 : Сергей Лысак
 4  Глава 4 : Сергей Лысак  8  Глава 8 : Сергей Лысак
 12  Глава 12 : Сергей Лысак  16  Глава 16 : Сергей Лысак
 20  Глава 3 : Сергей Лысак  24  Глава 7 : Сергей Лысак
 28  Глава 11 : Сергей Лысак  32  Глава 15 : Сергей Лысак
 36  Глава 4 : Сергей Лысак  40  Глава 8 : Сергей Лысак
 44  Глава 12 : Сергей Лысак  48  Книга третья НАРУШИВШАЯ ЗАПРЕТ : Сергей Лысак
 52  Глава 5 : Сергей Лысак  56  Глава 9 : Сергей Лысак
 60  Глава 13 : Сергей Лысак  64  Глава 3 : Сергей Лысак
 68  Глава 7 : Сергей Лысак  72  Глава 11 : Сергей Лысак
 76  Книга четвертая ВЕДЬМА — ВСЕГДА ВЕДЬМА : Сергей Лысак  80  Глава 5 : Сергей Лысак
 84  Глава 9 : Сергей Лысак  88  Глава 13 : Сергей Лысак
 92  Глава 2 : Сергей Лысак  96  Глава 6 : Сергей Лысак
 100  Глава 10 : Сергей Лысак  104  Глава 14 : Сергей Лысак
 108  Глава 3 : Сергей Лысак  112  Глава 7 : Сергей Лысак
 116  Глава 11 : Сергей Лысак  120  Глава 1 : Сергей Лысак
 124  Глава 5 : Сергей Лысак  127  Глава 8 : Сергей Лысак
 128  вы читаете: Глава 9 : Сергей Лысак  129  Глава 10 : Сергей Лысак
 132  Глава 14 : Сергей Лысак  133  Глава 15 : Сергей Лысак



 




sitemap