Фантастика : Космическая фантастика : 9 : Джек Макдевит

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




9

В мире не наберется и десятка человек, чья смерть испортила бы мне аппетит, но есть один или двое, чья смерть разбила бы мне сердце.

Томас Бебингтон Макоули. Письмо к Анне М. Макоули. 31 июля 1833

На детекторы массы нельзя было полагаться безоговорочно — никакой гарантии, что корабль не подойдет чересчур близко и не «вынырнет», скажем, внутри планеты, они не давали. «Прыжок» обратно в субсветовое пространство всегда был до некоторой степени связан с напряженным ожиданием.

Следовательно, для «прыжков» в глубоком космосе предпочтение отдавали сверхсветовым кораблям и, разумеется, этого требовал закон. Суда, привязанные к Земле, возвращаясь, совершали «прыжки» за пределы орбиты Марса, а затем несколько дней путешествия почти целиком тратили на полет по инерции.

Хатч нужно было прибыть в зону нахождения «Кондора» как можно раньше, а потому не могла позволить себе такую роскошь. Она прочертила около двойной планеты окружность радиусом в полмиллиона километров и дала указание Биллу выйти на эту дугу.

В ее представлении возможность катастрофы была так мала, что она не стала сообщать пассажирам о своих намерениях. Чтобы получить дополнительное ускорение, она использовала нейтронную звезду, и поэтому «Мемфис» прыгнул в гиперпространство через сорок минут после того, как Пастор попросил о помощи.

Все это время «Кондор» молчал.

Когда Хатч отправила сообщение на станцию «Аутпост» и уверила себя, что ближе «Мемфиса» рядом нет никого, она отправилась в свою каюту. Время соответствовало раннему утру. Она сняла комбинезон, легла и выключила свет. Но лежала без сна, уставившись в темноту, где ей виделось лицо Пастора.

Аварии сверхсветовых кораблей были большой редкостью. Несколько случаев отказа двигателей и неисправностей ИИ. Воспомнилось об исчезновении в гиперпространстве корабля «Вентура» на заре эры межзвездных полетов. Катастрофу потерпел «Ганновер», когда его системы предупреждения необъяснимым образом ошиблись, не заметив прямо по курсу астероид. Была еще пара случаев. Но если сравнить число полетов и пройденные расстояния с числом неудач, то вероятность катастрофы оказывалась исчезающей величиной.

С какими бы проблемами ни столкнулся «Кондор», на корабле был исправный посадочный модуль. В нем было бы тесновато, но он позволил бы всем «кондорцам» продержаться ту пару дней, которая была ей необходима, чтобы прибыть на место происшествия.

Они провели в пути всю ночь. В шесть утра на корабле зажегся свет, знаменуя начало нового дня. Все с раннего утра потянулись на завтрак, и при входе каждый спрашивал, не было ли новостей в течение ночи и приходилось ли Хатч сталкиваться с подобным раньше.

Нет, не приходилось. Как раз в ее практике не было случаев исчезновения кораблей, но порой пропадала связь — когда выходило из строя оборудование или когда судно попадало в радиационный «шторм».

— Этот спутник — ловушка, — предположил Ник.

Если судить по лицам, все они так думали. Разумеется, такая возможность приходила в голову и Хатч, но казалась абсолютной бессмыслицей. Ловушка? Зачем?

— По чистейшей злобе, — заявил Джордж. — Мы склонны предполагать, что любой, с кем мы здесь столкнемся, будет вести себя разумно и благородно. Такое представление может быть ошибочным.

Хатч всегда полагала, что для полетов к звездам непременно требуется благоразумие. За пределами планеты не было места варварам. Там не было нужды прибегать к услугам дикарей. Может быть, она ошибалась.

Кроме того, до сих пор материальные свидетельства подкрепляли эту точку зрения. Давно ушедшие в небытие создатели Монументов пытались защитить от гибельных воздействий Омега-облаков по меньшей мере две древние культуры. И еще была раса «ястребов», которая пару тысяч лет назад совершила на Малейве-3 героическую попытку спасения местной цивилизации, обреченной погибнуть в предстоящем столкновении.

Покончив с завтраком, пассажиры «Мемфиса» остались за столом. Обеспокоенные, испуганные, они уже начинали сожалеть о том, что отправились в эту экспедицию, когда Билл сообщил, что станция «Аутпост» отозвалась.

На связи был Джерри Хупер, который возглавлял оперативную часть так давно, что Хатч едва могла вспомнить, с каких именно пор. Он был крайне серьезен, никогда не улыбался и всегда выглядел так, будто никогда в жизни не веселился. Но он был профессионалом высочайшего класса.

— Хатч, — сказал он, — мы тоже потеряли контакт с «Кондором». Они пропустили очередной предусмотренный расписанием сеанс связи. Мы уже собираем спасательный отряд. А пока отправляем Биллу их последние приблизительные координаты. Академия уже поставлена в известность. Пожалуйста, оставайся на связи и будь осторожна, пока мы не определим, что именно случилось .

— Так они тоже ничего не слышали? — поинтересовалась Аликс.

— Очевидно, никак не больше нас.

— А разве система ИИ не могла сама послать сигнал бедствия?

— Если бы, — вздохнула Хатч.

Она всячески пыталась успокоить пассажиров. Какая бы ни возникла проблема, их друзья были там с лучшим из капитанов космических транспортных предприятий. Никого более достойного они бы не нашли. Собственно, все они слышали о Броули. Даже Аликс, которая заявила, что подумывала о том, как бы приспособить отдельные его подвиги к своим шоу.

Хатч отметила, что в уголках глаз Аликс залегли морщинки, и поняла: актриса думает о чем-то другом, очень беспокоящем ее.

— Если бы они пересели в посадочный модуль, — спросила та, — разве не дали бы о себе знать?

— Этот модуль не имеет средств гиперсвязи. Челноки не вырабатывают необходимой для этого энергии.

Пассажиры как будто бы успокоились — по крайней мере, на данный момент.

Все собрались в отсеке управления экспедицией. Молчание «Кондора», о котором никто не хотел говорить, разрасталось, затопляя границы помещение. — Может быть, они все еще там, — наконец, не выдержав, произнес Герман.

— Кто еще там?

— Те, кто построил лунную базу. Кто запустил спутники. Может быть, на «Кондор» напали местные обитатели.

— А у нас есть оружие? — спросила Аликс. — Просто на всякий случай.

— Нет, — сказала Хатч.

— Ничего такого, что стреляет, на тот случай, если нас атакуют? — промолвил Ник. Вид у него был скептический.

Джордж откашлялся.

— Мне никогда не приходило в голову, что нам может понадобиться оружие. И не думаю, что кто-нибудь хоть раз пытался взять оружие на борт. — Он взглянул на Хатч, ища поддержки.

— Здесь никогда не было никого, с кем пришлось бы сражаться, — заявила она.

Герман потягивал вино. Он допил, поставил стакан и посмотрел на нее.

— Может быть, до сих пор, — проронил он.

Есть никто не хотел, так что ужин они пропустили. По просьбе Джорджа Хатч вывела на главный экран вид окружающего корабль пространства. Зрелище было малопривлекательное, потому что снаружи все заполнял медленно плывущий туман. В нем сами корабли казались почти неподвижными, а окружающая темнота неизбежно выглядела зловещей, мрачной и гибельной. Но Хатч выполнила просьбу, и теперь все созерцали зависшую перед ними туманную дымку как будто с борта парусного судна, идущего со скоростью десять узлов. К вечеру контактеров одолел фатализм. К одиннадцати, когда большинство пассажиров начинает расходиться ко сну, они уверились, что надежды больше нет.

И только Ник старался быть оптимистом.

— Все будет хорошо. Я кое-что читал про этого парня, Броули.

Почти в полночь Билл сообщил, что приближается момент «прыжка». Хатч велела всем пристегнуться и отправилась на мостик. Тор пошел за ней, но нерешительно остановился у входа.

— Я подумал, компания тебе не помешает.

Она улыбнулась и махнула рукой, указывая на кресло второго пилота.

Билл начал шестиминутный отсчет времени.

— Решающий момент, — сказала Хатч.

На консоли вспыхнули шесть зеленых огней: пятеро пассажиров и второй пилот пристегнулись.

— Что ты думаешь? — осторожно спросил Тор, как будто она наконец-то освободилась от забот и могла говорить.

— Если они перебрались в посадочный модуль, то все в порядке.

По внутренней связи раздался голос Пита:

— Пожалуйста, ради бога

Все датчики на индикаторе «прыжка» вспыхнули ярким янтарным светом.

— Три минуты, — сообщил Билл.

Хатч отвела дополнительную энергию с термоядерной установки. Системные индикаторы вспыхнули зеленым. Энергетические уровни Хейзелтайна начали расти. Детектор масс стоял на нуле.

— Я не такой оптимист, — заметил Тор.

Вспыхнул красный огонек. В отсеке управления экспедицией что-то упало.

— Это мой портативный компьютер, — сообщил по внутренней связи Джордж.

— Можешь его закрепить?

— Как раз это я и делаю .

— Давай скорее.

Они продолжали движение вперед.

Красный свет погас. Консоль вновь показывала, что все ремни безопасности в порядке.

Освещение померкло.

Системы навигации в субсветовой зоне, работавшие в экономичном режиме, ожили. Термоядерная установка вышла в режим готовности. Подключились внешние датчики. Защитные поля повысили расход мощности.

В отдалении кто-то произнес:

— Ну, удачи .

И они гладко скользнули в темноту. Замерцали звезды, и слева поднялось сжавшееся солнце. Рядом с Хатч глубоко вздохнул Тор.

— Ты в порядке? — спросила она.

— Легкое головокружение.

— Так всегда бывает. Закрой глаза и подожди.

— Хорошо.

— И не делай резких движений. — Она уже внимательно осматривала панель на предмет наличия радиосигналов. Если бы Пастор и его люди были в посадочном модуле, они бы вели передачу на радиочастоте.

— Слышно что-нибудь? — осведомился Тор.

— Нет. — Ее настроение упало. — Ни звука. — Уровни Хейзелтайна снизились. — Ладно, друзья, — сказала Хатч. — Можете вставать. В ближайшее время все должно проясниться. — Она налила себе кофе и достала чашку для Тора. — Билл, где мы?

— Как раз выясняю .

— Ты выявил что-нибудь?

— Ответ отрицательный. Датчики ничего не обнаружили .

Скверно . Хатч уставилась на свой кофе и поставила его, так и не попробовав.

Навигация в незнакомой системе при выходе из «прыжка» всегда предполагала сложные расчеты. На расстоянии шестнадцати световых лет разброс между требуемым пунктом назначения и реальной точкой прибытия мог достигать двух астрономических единиц. К этому следовало добавить трудность поиска планет, которые, как правило, были единственными отличными от солнца телами, способными послужить подспорьем в определении точной позиции корабля.

— Я нашел один из газовых гигантов, — сообщил Билл. — Сравниваю с данными, полученными со станции «Аутпост» .

Ну же, поторопись, Билл .

— Хатч, расстояние от солнца почти совпадает. Мы находимся вблизи орбиты Тихой Гавани .

— Отлично! — Тор поднял сжатые кулаки.

— Придержи восторги, — предупредила Хатч. — Это может быть по другую сторону солнца.

— Но на самом деле ты так не думаешь?

— Но это возможно.

Начали поступать вопросы и от пассажиров. Удалось ли уже увидеть «Кондор»? Почему ничего не происходит?

— Идем туда, поговорим с ними, — предложила Хатч.

Как только она вошла в отсек управления, все взгляды обратились к ней — испуганные взгляды.

— Мы, практически, не знаем, где находимся? — спросил Джордж.

— Ориентирование займет еще некоторое время, — ответила Хатч. — Мы делаем все, что можем.

Герман нахмурился.

— А разве нельзя определить, где мы, исходя из расположения звезд?

— Они очень далеко, — пояснила Хатч. — И выглядят почти точно так же из пространства вне этой системы. — Пассажиры смотрели на нее так, будто она завела их на темную проселочную дорогу. — И карты этой системы у нас нет, — добавила она. — Планеты — это как дорожные указатели. Но нужно время, чтобы найти их.

Пит кивнул.

— Вот что я все время пытался втолковать вам, — заметил он. — Мы даже не знаем, где планеты находятся относительно Тихой Гавани. По крайней мере, я полагаю, что не знаем. — Он посмотрел на Хатч.

— Верно, Пит, — подтвердила она. — Мы как раз стараемся установить наше местоположение и выработать курс. Будьте терпеливы.

Ей хотелось бы сказать: «Не беспокойтесь, если они еще живы, мы доберемся до них». Но у нее было мрачное предчувствие, что это уже неважно.

Было уже три часа пополудни, когда Билл объявил, что зафиксировал их положение в пространстве.

— Прошло девять часов, — сообщил он.

Все сенсоры были направлены на Тихую Гавань, «Мемфис» развернулся, лег на новый курс и начал набирать ускорение.

Все провели ночь в гостиной, в противоперегрузочных ложах, пока Билл, не щадя топлива, осуществлял наиболее быстрое сближение с планетой. В полдень они очутились в непосредственной близости от Тихой Гавани, утомленные, вымотанные и потрясенные. Существовала очень слабая надежда, что экипаж «Кондора» с бездействующим радио все еще дрейфует по какой-то орбите, но сейчас уже никто не верил в это. Хатч отправила на «Аутпост» очередное сообщение и вернулась на мостик ждать плохих новостей.

«Мемфис» вышел с темной стороны планеты, рядом с ее непомерно крупной луной, так что первым делом пассажиры увидели серповидные короны солнечного света, а затем и мерцающие атмосферы обеих планет.

— Расширь зону сканирования, Билл, — велела Хатч.

Она не отвергала возможность присутствия где-то рядом враждебных сил. Угроза в этом секторе вселенной была для нее новостью, потому что за минувшие сорок с лишним лет сверхсветовых полетов, ставших реальностью, никто не отмечал случаев противостояния в космосе. Это казалось абсурдом. Но если бы здесь все-таки обнаружилось нечто подобное, единственным средством защиты стало бы бегство, а ей требовался почти час, чтобы набрать ускорение для «прыжка».

— Следи за всем неорбитальным.

— Прошу прощения, я не понял .

— За всем, что движется не по орбите.

— Я понимаю значение этих слов. Но это район планет. Здесь всегда возможно присутствие дрейфующих обломков и тому подобного мусора .

— Черт возьми, Билл. Если ты увидишь, что кто-то идет следом за нами, дай мне знать.

— Извини, Хатч. Я не хотел разозлить тебя .

— Все в порядке, я вовсе не сержусь. Просто смотри в оба… Во все глаза.

— Да, хорошо .

Хатч скорее ощутила, чем увидела, как Билл материализовался рядом с ней. Но он молчал.

— Со мной все нормально, — сказала она. — Извини.

Черт возьми. Извиняться перед набором кибернетических программ .

— И все-таки шанс, что они живы, Хатч, существует .

— Я знаю.

Планета и ее луна увеличивались в размерах, пока не заполнили все экраны.

— Есть несколько искусственных спутников. Без системы невидимости. Предварительное сканирование подсказывает, что они очень примитивны .

— Таким же было и заключение Мэтта. — Хатч пришлось сделать паузу между словами, чтобы голос звучал ровно.

Результаты поисков оказались отрицательными. Ни «Кондора», ни нападавших, ни посадочного модуля с выжившими пассажирами.

— Мне очень жаль. Я постарался сделать все возможное .

— Я знаю, Билл. Спасибо.

— Не переживай .

Хатч кивнула, пытаясь показать, что с ней все в порядке. Но тут по ее щекам покатились слезы.

— С этим уже все равно ничего не поделать .

Человек сказал бы: «Все будет хорошо» .

Она услышала, что в переходе кто-то стоит, и привела себя в порядок. На мостик вошел Тор.

— По-прежнему ничего? — осведомился он.

Не доверяя голосу, Хатч лишь покачала головой.

— А я думал, что найти их будет не трудно.

— Только в том случае, если они не пострадали.

— О-хо-хо. — Он запнулся. — Мне следовало догадаться.

— А что насчет «невидимки»? — спросила Хатч Билла. — Нам известно, где он? Тогда мы смогли бы обнаружить и «Кондор».

— Легкий способ найти его мне неизвестен. Имей в виду, что отыскать такой спутник — очень сложная задача .

— А как же Мэтт нашел его? — не успокаивалась она.

— Это мне неизвестно .

Тор беспокойно переминался с ноги на ногу, не зная, уйти или остаться. Хатч указала ему на кресло. Он послушно сел и вновь уставился на «картину» второго плана.

Минутой позже появился Джордж.

— Никаких сведений пока нет? — спросил он.

— По-прежнему ищем.

Его взгляд задержался на одном из экранов. Туда транслировалось изображение с поверхности планеты: сильно пересеченная местность и неимоверно буйная растительность. Как будто появление Джорджа было своего рода предвестьем, телескопические камеры показали береговую линию и развалины по всем трем сторонам залива.

Затем берег исчез, уступив место открытому водному пространству.

— Хатч… — Голос Билла упал на октаву. — Впереди «мусор» .

Странное спокойствие охватило ее. Будто она покинула собственное тело и наблюдает за происходящим с некоего безопасного расстояния.

— Выведи на экран.

Это были обломки звездолета. Она увидела систему воздухообеспечения и ее блок управления, не слишком отличающийся от того, что на «Мемфисе», у Хатч над головой. Кусок корабля достигал примерно шести метров в длину и был изломан с обоих концов. И подпален.

Джордж спросил, что это такое. Она едва не ответила, что это «Кондор», но сдержалась и объяснила. И добавила, что вероятнее всего произошел взрыв.

Пришли и остальные, понаблюдать за изображением. И Аликс, и Пит, и Ник.

— А вот еще . — Билл показал фрагмент помещения, где размещалась установка Хейзелтайна, и кусок рамы, в которой крепился «прыжковый» двигательный механизм. На них тоже виднелись следы огня.

— И еще .

Хатч смотрела на все это и дрожащим голосом докладывала на «Аутпост», что на месте найдены обломки.

— Подробности будут позже, — проговорила она официальным тоном.

— Это взрыв, — произнес Пит.

Все ждали, что скажет Хатч. Она была специалистом. Но она не могла им дать никакой надежды.

— Да, — буркнула она, — именно так.

Кто-то зашмыгал носом. Затем шумно высморкался.

— Как это могло случиться? — спросил Ник. Он обшаривал взглядом мостик. — Ведь считается, что эти штуки очень надежны, разве не так?

— Надежны, — подтвердила Хатч.

— Часть корпуса .

Это была часть носовой секции. Тогда как установка Хейзелтайна размещалась на корме. Что однозначно свидетельствовало: корабль уничтожен полностью.

Хатч повернулась и взглянула на Ника.

— Насколько мне известно, подобного никогда раньше не случалось.

Но возможность этого нельзя исключить. Группа двигателей, или установка Хейзелтайна, или термоядерная установка могли пойти вразнос, если кто-то допустил оплошность и был невнимательным. Или невезучим.

— Может быть, это был метеор? — заметила Аликс. — Или они столкнулись со спутником.

— Обломки свидетельствуют о внутреннем взрыве, — заметил Билл.

Хатч была согласна.

— Запускай буй, — приказала она.

— Исполняю .

— А что это? — поинтересовалась Аликс.

— Мы поставим радиомаяк. Кто бы ни прибыл сюда проводить исследования, он сможет найти это место.

— Вижу еще кое-что, — сказал Билл. — Уверен, что это органика .

Хатч услышала дружный вопль. Она не сводила глаз с консоли и больше ни на что не реагировала.

— Сейчас мы начнем небольшие маневры, так что вам, друзья, лучше пойти пристегнуться. Билл, подведи нас ближе. — Она встала с кресла.


— Вам нужна помощь? — вызвался Ник.

Самый подходящий человек для такой работы .

— Да, пожалуйста.

Все ждали у открытого воздушного шлюза, пока Билл маневрировал. На фоне испещренного звездами неба плыл предмет, похожий в свете местной луны на призрак. Огни корабля осветили его, и Хатч собрала все свое мужество. Это была конечность . Нога. Отрубленная выше колена, где-то посреди бедра. Обожженная и переломанная. Она была слегка согнута в колене, как будто его обладателя застигли на бегу. Никто не произнес ни слова. Ник вздохнул, но Хатч чувствовала, что он наблюдает за ней .

— С вами все в порядке? — спросил он.

Какое там! Хатч душили слезы, а защитный костюм оставлял очень малый слой воздуха, не позволяя глубоко дышать. Зато избавлял ее от необходимости вытирать глаза.

— Дистанция тридцать метров, — сообщил Билл.

Вполне достаточно, чтобы вернуться.

— Остановись тут.

Они расстелили на палубе одеяло. Хатч взглянула на ногу, бросила взгляд на Тора и задумалась, выдержит ли она. Пастор погиб. Они все погибли. А она должна действовать спокойно и уравновешенно. Сначала работа, плакать можно потом.

Она взяла ранцевый двигатель.

— Куда мы ее денем? — осведомился Ник.

— В холодильный шкаф, — ответила Хатч. — Там. — Она указала в сторону грузового отсека, служившего хранилищем и для их посадочного модуля.

Ник начал что-то говорить и умолк.

— Что? — поторопила она.

— Это не там мы держим продукты?

— Мы все уберем оттуда. Места у нас достаточно. — Хатч вошла в воздушный шлюз. — Вернусь через минуту.

— Желаю удачи. — Ник говорил так, будто ей предстояло опасное мероприятие.

Хатч вышла из корабля и «толкнула» себя в сторону ноги, используя для корректировки курса короткие импульсы маневровых двигателей.

— Будь осторожна, — произнес Ник.

Тихая Гавань, закутанная в белые облака и укрытая обширными голубыми океанами, мерцала внизу, прямо под ней. Даже без телескопических камер Хатч видела, что там нет никаких признаков бойни.

— Это еще одна Земля, — сказала она Нику.

— Хатч, я нашел посадочный модуль «Кондора». Он не поврежден, но тепловое излучение отсутствует .

— Ладно.

Главное, что внутри .

— На нем следы огня. Он явно горел. Сомневаюсь, что внутри него кто-то мог выжить .

— Я поняла. — Она выбросила это известие из головы. Сейчас невозможно было думать об этом.

Нога медленно вращалась, совершая один оборот за другим. Хатч в очередной раз полыхнула двигателем, по инерции достигла «объекта» и взяла его в руки. Затем развернулась так, чтобы два сопла ранцевого двигателя смотрели в противоположную от корабля сторону, и, еще раз полыхнув реактивной струей, вернулась в воздушный шлюз.

Нога на ощупь напоминала кусок льда.

«Мемфис» казался теплым и надежным, как дом в лесу зимней ночью. Из иллюминаторов лился свет, и Хатч заметила, как к одному из них подошла Аликс.

— Хатч, — сообщил Билл, — впереди еще тела .

— Допускаю. — Она взглянула на стоявшего в воздушном шлюзе Ника.

Поговори со мной, Ник. Сделай то, что ты делал всю свою жизнь. Скажи мне, что все в порядке .

Но Ник лишь сказал, что она вернулась слишком быстро. И что ей стоило бы там хоть немного оглядеться. Хатч заглянула ему в глаза и больше не сомневалась: он потрясен до глубины души, как и она. Ник справился с голосом и, когда Хатч окончательно вошла на борт, протянул руку за ногой. Хатч отдала.

— Билл, ты по-прежнему наблюдаешь за возможными необычными передвижениями вокруг нас? — Она знала, что это несомненно так, но вопрос успокоил ее.

— Очень внимательно наблюдаю, но пока ничего нет .

Они вошли внутрь и направились к холодильнику.

— По-твоему на них напали? — спросил Ник.

— Непонятно, откуда здесь могли бы взяться нападавшие, — откликнулась Хатч.

— А Билл доложил, что взрыв произошел внутри .

— Это всего лишь анализ, а не факт .

Они выгрузили продукты и перенесли их в соседний холодильник. Хатч уложила конечность и с облегчением захлопнула дверь.

Это было подобием кошмара. Они курсировали по району, подбирая части тел. Только один труп был найден более или менее неповрежденным — Гарри Брубейкера. Но и в этом случае, опознание должен был проводить адвокат Гарри. Как объяснил Джордж, он вряд ли так просто мог попасть сюда: не захочет надолго покидать семью. Им удалось опознать двух других. Епископа. И Тома Айсако.

Хатч так и не нашла ничего от Пастора.

Когда наконец все завершилось, она отправилась в душ и тщательно отмывалась, но так и не смогла смыть липкие ощущения сегодняшней работы. Не в силах оставаться одна, она переоделась, вернулась на мостик и погрузилась в свое кресло. Постепенно Хатч начала различать тысячи звуков, порожденных работой корабля, шипение воздуха в разводящих каналах, повороты дверей и далекие голоса.

На одном из экранов, как непрошеный гость, появилось изображение Пастора. Это Билл пытался помочь ей.

Пастор выглядел так же, как во время последнего сеанса связи: озабоченный, полный ожидания. «Заметьте, что это скорее технология „невидимости“, чем светомаскировки» .

— Думаешь, на спутнике была бомба? — спросил ИИ.

— У меня нет никаких других объяснений. А у тебя?

— У меня тоже. Однако мысль о том, что кто-то приготовил смертельную ловушку для неведомых существ, мне кажется беспочвенной .

— Билл, местные воевали друг с другом. Может быть, Пастору просто не повезло.

В отсеке управления экспедицией под руководством Джорджа прошла поминальная служба. У каждого на «Кондоре» был по меньшей мере один близкий друг. Лились слезы, голоса звучали неестественно. Затем перешли в кают-компанию, чтобы в последний раз поднять бокалы в память о жертвах и решить, что делать дальше. — Домой, — сказала Аликс.

Пит кивнул.

— Согласен. — Он стоял, сунув руки в карманы комбинезона; взгляд его был полон сожаления. — Экспедиция потерпела неудачу. Мы нашли еще одну жившую среди звезд расу, но все они погибли. Аликс права. Надо заканчивать с этим и возвращаться.

Джордж взглянул туда, где, поставив локти на стол и подперев ладонями голову, сидел Тор.

— Тор?

Он не шелохнулся.

— Мы потеряли множество наших людей. Я думаю, наш долг выяснить, что убило их.

— Да ведь мы безоружны, — напомнила Аликс.

Джордж перевел взгляд на Германа.

Тот сидел тихо, уставившись на свои ладони.

— Мы проделали долгий путь, — произнес он после минутной паузы. — Я согласен с Тором. Давайте хотя бы попытаемся выяснить, что случилось. В противном случае бегство домой будет трусостью.

— Ник?

— Я повидал много смертей. Я бы поскорее выяснил причины.

Джордж завел глаза к потолку. «Бог простит их, ибо не ведают, что творят», — утверждал весь его облик.

— «Кондор» уничтожен, — проговорил он, стараясь быть терпеливым. — Несчастные случаи бывают. — Он взглянул в иллюминатор, на мирное небо. (Там еще виднелись луна и кусочек солнца. На самом деле это было щемяще красиво.) — Я голосую за то, чтобы остаться. Оглянитесь вокруг. — Он сложил руки. — Вот это и привязывает нас. — Он взглянул на Хатч. — Ваш выбор?

— Нет. — Она покачала головой. — Я не вправе. Вы, друзья, должны решить это сами.

— Тогда остаемся, — сказал Пит.

— Ты меняешь мнение? — спросил Джордж.

— Да.

— Почему?

— Потому что, если мы улетим домой, даже не попытавшись ничего сделать, я буду сожалеть об этом. Думаю, все мы будем сожалеть.

— Хорошо. — Джордж откинулся в кресле, чтобы видеть всех. — Тогда решено. Хатч, когда придет вспомогательный корабль?

— Через несколько дней.

— Хорошо. Пока мы дожидаемся его, давайте воспользуемся преимуществами нашего положения. — Их взгляды встретились. — Можем мы спуститься, чтобы осмотреть поверхность?

— Не самая лучшая мысль.

— Почему?

— Внизу очень сильная радиация. Вторгаться в среду такого типа нам запрещают правила Академии. И здравый смысл тоже.

— Почему? Ведь я считал, что спецкостюм замечательно защищает от всякого излучения.

— Верно. Но у нас нет приемлемого способа «вычистить» посадочный модуль после такого путешествия. Если вы всерьез настроены на спуск, то получите разрешение Академии.

— Хатч, я владелец корабля.

— Это не имеет значения. Мне платят они, а не вы. Что делает правила Академии вполне применимыми.

— Тогда давайте запросим разрешение.

— Делайте, что хотите.

— Ответ мы получим только через три или четыре дня, — заметил Пит. — Уйма времени пропадет зря.

Джордж сморщил губы.

— У тебя есть другое предложение?

— На луне есть база. Что нам мешает взглянуть на нее? Увидеть, что она собой представляет. А тогда мы сможем обсудить, стоит ли садиться на планету.

Весь его вид показывал, что не стоит. Но вслух он этого не сказал.

Джордж опять повернулся к Хатч.

— Что ты думаешь об этом?

— Не очень хорошая мысль.

— Почему нет?

— Пока мы не знаем, что случилось на «Кондоре», мы должны проявлять благоразумие и держать всех людей на борту.

Джордж вздохнул.

— Не думал, что вы так осторожны, Хатч. — В его голосе прозвучала нотка разочарования. — Но ведь это замечательная возможность. А если ждать до тех пор, пока мы не убедимся в отсутствии внешней угрозы, можно вообще никогда не спуститься туда.

— Поступайте как знаете, — заявила Хатч. — Но не забывайте, что в любом случае вы каждую спускаемую группу подвергаете риску.

— Ну что ты, Хатч, — сказал Герман. — Вряд ли все так плохо. Ведь здесь погибло столько людей. Наш моральный долг перед ними — хотя бы взглянуть, что там.

Она удалилась в голографическую камеру и провела несколько часов, сидя на скале с видом на очень-очень земной лес, купавшийся в лунном свете. Вдалеке поблескивала молния, и небо становилось свинцовым. Но когда появились тучи, она разогнала их. — Это не твоя вина, Хатч, — произнес Билл.

— Я знаю.

— Тогда почему ты не закроешь камеру и не пойдешь к остальным?

— Когда мы нуждались в нем, Билл, он появился.

— У него был шанс добраться до тебя. У тебя не было шанса добраться до него .

— Я знаю и это.

— Тогда прекрати казнить себя. И отправляйся к пассажирам. Сейчас трудное время, и ты им нужна .


Содержание:
 0  Чинди : Джек Макдевит  1  Пролог 2220, июнь : Джек Макдевит
 2  1 : Джек Макдевит  3  2 : Джек Макдевит
 4  3 : Джек Макдевит  5  4 : Джек Макдевит
 6  5 : Джек Макдевит  7  6 : Джек Макдевит
 8  7 : Джек Макдевит  9  8 : Джек Макдевит
 10  вы читаете: 9 : Джек Макдевит  11  10 : Джек Макдевит
 12  11 : Джек Макдевит  13  12 : Джек Макдевит
 14  13 : Джек Макдевит  15  14 : Джек Макдевит
 16  15 : Джек Макдевит  17  16 : Джек Макдевит
 18  17 : Джек Макдевит  19  18 : Джек Макдевит
 20  19 : Джек Макдевит  21  20 : Джек Макдевит
 22  21 : Джек Макдевит  23  22 : Джек Макдевит
 24  23 : Джек Макдевит  25  24 : Джек Макдевит
 26  25 : Джек Макдевит  27  26 : Джек Макдевит
 28  27 : Джек Макдевит  29  28 : Джек Макдевит
 30  29 : Джек Макдевит  31  30 : Джек Макдевит
 32  31 : Джек Макдевит  33  32 : Джек Макдевит
 34  33 : Джек Макдевит  35  34 : Джек Макдевит
 36  35 : Джек Макдевит  37  36 : Джек Макдевит
 38  37 : Джек Макдевит  39  38 : Джек Макдевит
 40  Эпилог 2228, апрель : Джек Макдевит  41  Использовалась литература : Чинди



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap